FB2 Режим чтения

ЧАРОДЕЙ ИЗ ЗАБРОШЕННОЙ ШКОЛЫ: В погоне за дьяволом

Другое / Детектив, Мистика, Фантастика, Фэнтези, Хоррор
Дело о Культе вылилось в неприятное продолжение. Вместо облегчения от окончания расследования, Реду с командой предстоит ненадолго покинуть поле боя и переместиться в новые обстоятельства, которыми будут управлять заклятые враги. Но сможет ли колдун, которому верит почти весь город, противостоять тем, кто играет не с ним, а с его учениками? Хватит ли ему терпения, чтобы вынести все испытания, и окажется ли враг коварнее самого Реда Блейка, в чьих жилах течет не только человеческая кровь...
Объем: 6.296 а.л.
незавершенное произведение

ГЛАВА 1 Дьявол носит маску обходительности

ЧАРОДЕЙ ИЗ ЗАБРОШЕННОЙ ШКОЛЫ  

В ПОГОНЕ ЗА ДЬЯВОЛОМ  

 

ГЛАВА №1  

Дьявол носит маску обходительности  

 

Больничные коридоры были не самым приятным местом, куда хотелось бы попасть в день рождения, однако Стасу было абсолютно плевать на собственный праздник. Он готов был сидеть около дверей палаты сутки и больше, если бы после этой пытки он вновь увидел Реда здоровым.  

Саша и Гарри были рядом, несмотря на поздний час, а Маркус отправился домой с Розой, так как на нервной почве у девочки вновь появился кашель и подскочила температура.  

Дербь мерил шагами длинный персиковый коридор, иногда оглядываясь на выходящих и входящих в палаты врачей, а Саша, прислонившись к стене, стояла рядом со Стасом.  

Владислав почти час колдовал что – то с препаратами в капельнице, чтобы привести Реда в чувство, однако по лицу доктора было видно: дело плохо.  

И когда Соколов вышел из палаты Реда, плотно прикрыв дверь, на его лице не было и толики какого – то привычного всем воодушевления.  

Стас вскочил с корточек, посмотрев выжидающе на врача, а Саша и Гарри, оба положив руки на плечи мальчика, приготовились к любому вердикту.  

– Влад?..  

– Это приступ, – выдал сквозь зубы Владислав, – но у меня есть подозрения на отравление.  

– Что? – не поверила Саша.  

– Мне нужен полный список того, что вы ели за этот день. И если можно – с составом. Максимально точным.  

Гарри и Саша переглянулись, после чего стали вспоминать.  

Дома маг ничего не ел, только утром чая глотнул перед приемом атрибутов праздника, однако Саша дала бы голову на отсечение, что Ред не ошибся бы с граммовкой. Он сам собирал эти отвары и фасовал, так как знал как положительные свойства трав, так и отрицательные при их переизбытке в организме.  

– Дома – ничего, – подтвердил Гарри. – Мы утром выпили по чашке чая, после чего он начал принимать поставку. Потом поехали в торговый центр, но там он ничего не съел.  

– Стол накрыли как раз пред лазерными боями, – вспомнила Саша. – Нам принесли лимонады только.  

– Что за лимонады? – сразу спросил Владислав. – Я интересуюсь не из праздного любопытства. Мне нужен состав этих лимонадов, так как я обнаружил в крови Реда гликозид. Причем – в лошадиной дозе.  

– Что? – испугался Гарри. – Ред не принимает ничего от сердца. Оно у него никогда не шалило.  

– Да и я не думаю, что он стал бы так перебарщивать, – согласился Влад. – Но в нем как минимум три таблетки. А такой вкус замаскировать можно только чем – то очень сладким.  

– «Лайм – ваниль», – сорвалось с языка у Саши. – Черт…  

– Что? – не понял Влад.  

– Нам принесли «подарок» от заведения. Лимонад «Лайм – ваниль». Он был очень сладким. Даже его запах перебивал аромат ситро.  

– Ого, – Владислав посмотрел в свои бумаги. – Сам по себе ванилин содержит гликозид, а тут еще и таблетки или порошок… Похоже, у Реда появился очень опасный недоброжелатель.  

– Что ты имеешь в виду?  

– То и имею, – Влад слегка понурил голову, глубоко вздохнув. – Его, конечно, откачали, однако ближайшие пару дней ему придется провести тут.  

– Ты же знаешь Реда, – вздохнул Гарри. – Он удерет как придет в себя.  

– Это вряд ли, – Владислав помрачнел еще больше. – Приступ был достаточно сильный еще и за счет корицы в составе отравленного напитка. А на нее у вашего гения сильная аллергия. У него чуть не случился анафилактический шок.  

– Выходит, нужно наведаться в торговый и выяснять, что они намешивают в этот лимонад, – подытожила Саша. – Хорошо. Гарри, – она посмотрела на вампира. – Я съезжу и все узнаю, а ты вези Стаса домой.  

– Нет! – рявкнул вампиреныш. – Я останусь с Редом.  

– Это ему ничего не даст, – жестко отказал Владислав. – Сейчас он все равно отдыхает. А ты будешь ему лишним внешним раздражителем.  

– Влад…  

– Нет. Сейчас я буду категоричен. С сердцем не шутят. Пусть отдохнет в тишине. Как только он придет в себя – я позвоню.  

На этом они распрощались.  

Гарри чуть ли не силком вывел Стаса из офиса, а Саша, полная решимости, набрала Вихрову и, получив от него удовлетворительный ответ, направилась на парковку.  

Где стоял джип Охотника Саша знала, поэтому, спустившись на нижний ярус, дождалась Адольфа и, вкратце ему все рассказав, заметила некоторую печаль в глазах духа.  

– Ну что же, дело возбудить легко, – заметил парень, заводя машину. – Но как Ред мог не почувствовать корицу? Он же ее чует за версту.  

– Не знаю. Но в любом случае в лимонаде было намешано невесть что.  

– Да. Это основание для проверки в любом случае.  

– Замечательно.  

Они выехали в вечерний город, добрались до торгового центра и, поднявшись на темный этаж, зашли за ограждение. После случившегося территорию временно оцепили, так как Натан отдал четкий приказ: разобраться с произошедшим.  

И Саша, впервые в жизни, была благодарна оперативности оборотня. Его забота о Реде сыграла как нельзя на руку ей, ибо всех сотрудников забрали на допрос и навести уборку, чтобы скрыть следы, было попросту некому.  

И Адольф, включив фонарик, так как все аттракционы и игровые зоны были выключены, начал пробираться сквозь автоматы к тому самому столику в кафе, где до сих пор стояли еда и напитки.  

– Где он сидел? – утончил дух.  

– Тут, – Саша указала на стул.  

И Вихров, подойдя, достал из кармана бархатный черный платок и, отодвинув стул, осмотрел сначала его, а затем уже приступил к разглядыванию опустошенного бокала из – под лимонада.  

– Как Ред мог столько выпить? – удивился Вихров, принюхавшись и тут же скривился. – Тут даже аромат такой сладкий, что подташнивает. А Ред такое не любит.  

– Я тоже удивилась. Но он выпил почти сразу, а потом мы пошли на лазеры.  

– Это прекрасно, только почему такая приторность только в его лимонаде?  

– О чем ты?  

– Понюхай остальные.  

Саша прошлась по всем бокалам, которые стояли на столике, а тот, что предназначался ей, даже немного попробовала. И чуть не села: действительно, из бокала Реда даже запах шел приторный и жесткий, отдающий ванилью, а ее лимонад был похож на ситро, только приправленный банановой отдушкой.  

Саша с удивлением посмотрела на Вихрова, и парень, подтолкнув к себе небольшой черный кейс, достал из него специальный пакетик на застежке, куда и запаковал бокал.  

– Отдам Владиславу, пусть смотрит. Может, в той гадости был еще какой – то яд.  

– Черт… слушай, я помню в лицо того официанта, что нам принес эту бурду.  

– Я тоже знаю его в лицо, – поморщился Вихров. – Я его час назад допрашивал сидел. До чего же мерзкий тип.  

– Это почему?  

– Да у него глаза бегают, как у перепуганного кролика. Видно, что брешет как дышит, но все равно упирается: мол, ничего не знает. Приказ был от управляющей, а дальше – непробиваемая стена, – Адольф демонстративно стукнул костяшками по столу. – Ну ничего, расколем. Камеры, отравление сотрудника офиса – ха, да тут попахивает от семи до десяти.  

– Ничего себе.  

– Ага. Осталось только понять, что искать, – Вихров взял в руки смартфон и набрал Влада. И тут же поставил на громкую связь, когда доктор взял:  

– Чего? – раздался гробовой тон врача.  

– Скажи мне, что искать. Мы на месте. Это какой – то порошок или что?  

– Гликозид содержится в ванили. Ищите либо ее палочки, либо сахар, в составе коего есть ванилин. Также привези мне все сиропы и добавки, куда идет банан. Анализ содержимого желудка показал высокую концентрацию этого чертового гликозида. Но это очень специфическое лекарство. В чистом виде оно может горчить.  

– Но ведь они могли уже выкинуть его, – заметила Саша.  

– Была бы проблема, – тихо сказал Вихров, махнув рукой. – Благодарю.  

Вихров отключился, спрятал смартфон в карман джинсов, после чего двинулся к барной стойке. И, зайдя за нее, начал поиски, перерывая все шейкеры, пробуя каждый сироп, а также перебирая каждый порошок и краситель.  

Саша еще раз осмотрела стол и, уже хотела присоединиться, как вдруг ее взгляд упал на ковровое покрытие. Под столом, в тени, где его не сразу можно было увидеть, лежала какая – то белая обертка.  

Девушка бы не стала ее поднимать, если бы не помнила: любая мелочь может оказаться уликой.  

И, получив от Адольфа тальковые перчатки, подобрала фантик, развернула – и чуть не ахнула. Она как почувствовала, что это не мусор.  

– Ад! – крикнула Саша.  

– Чего?  

Саша поднесла к стойке белую обертку, развернула – и Адольф тоже ахнул. Остатки белого порошка. Это точно не было чье – то из ребят, даже у Реда его «энергетик» был в жидком виде и находился в специальном флакончике.  

– Похоже, нам фартит, – усмехнулся Адольф, запаковывая улику. – Кстати, а ты…  

– Пригнись!  

Саша толкнула Адольфа, чтобы он оперся на столик за стойкой, а сама юркнула вниз. Пуля врезалась прямо в деревянный бортик, оставив на ребре засечку. На пол упала деревянная стружка, а в воздухе запахло паленым.  

Причем хлопок выстрела был слышен как раз из темноты: оттуда, где стояли выключенные автоматы и почти не было источников освещения. А включенные технические лампы напротив лазерного боя не могли полностью выхватить из сумрака пространство. Света от кафе тоже не хватало, поэтому Адольф, достав из кейса небольшой шарик красного цвета с ниточкой, поджег фитиль и бросил во тьму.  

Уже в воздухе бомбочка разорвалась с оглушающим хлопком и на мгновение между игровыми автоматами Саша увидела юркнувшую еще дальше фигуру. Адольф тоже ее заметил, поэтому, достав пистолет и сняв его с предохранителя, ринулся к преступнику.  

Саша пошла следом, пустив в зону автоматов золотую сферу. И уже она, взметнувшись над территорией, выхватила пространство из мрака и не оставила шанса притаившемуся около детской комнаты преступнику.  

– Стоять! – рявкнул Адольф.  

Он бросился за фигурой, а Саша, вдруг услышав шорох со стороны боулинга, с ужасом поняла: убийц несколько. По дорожкам, словно заяц, проскакало нечто ростом с десятилетнего ребенка, а потом скрылось в одной из ниш под кегли.  

Со стороны детской комнаты раздалось три выстрела из разных оружий, но Саша поняла: игра не в их пользу. Фигура в черном вынырнула с другой стороны детской комнаты, и девушка тут же ринулась за ней, так как перехватить ее на выходе было легко.  

Но, стоило только Александре преградить путь преступнику, как на нее оказалось направлено дуло пистолета. Причем, как успела рассмотреть Саша, на убийце не было ни одной раны, значит… Адольф…  

– Беги! – рявкнули за спиной преступника.  

И Саша, уйдя в сторону, вдруг увидела, как Вихров, запустив в беглеца обычный шарик, прихваченный из детской комнаты, заставил его обернуться – и таки поймать пулю в ногу.  

При этом еще один выстрел прошелся по ноге Адольфа, однако парень, словно и не почувствовав, поймал киллера за ворот черной толстовки и толкнул к барной стойке. Убийца ударился головой о ребро столешницы, потерял концентрацию – и тут же сполз на пол.  

– Научились, блин, бегать, – тяжело дыша, рыкнул Адольф.  

– Да ты вроде худой… чего так выдохся быстро? – удивилась Саша.  

– Ну извините, и так он меня протащил по всем этим баррикадам, – Вихров кивнул на детскую комнату, где болтались набитые поролоном груши. – А такую полосу препятствий я давно не проходил. Черт…  

Парень убрал прижатую ладонь от раненого бедра. Пуля прошлась по касательной, просто разрезав кожу и ткань джинсов, однако Адольфу и того хватило, чтобы плюнуть в сторону пойманного преступника и выругаться.  

– Еще и новые, скотина, – промычал дух, сев на стул и вызвав наскоро охрану снизу. – Ну берегись, впаяю по полной!  

Саша лишь усмехнулась, хоть ей и было жалко духа.  

Вихров поехал ради нее, и в итоге получил. Однако по лицу духа Саша не могла сказать, что он злиться конкретно из – за этого. Больше парня волновали его порванные джинсы, чем кожа и чудом не тронутая мышца.  

– Это зарастет, – вырвалось с обидой у парня, – а вот джинсы нужны будут новые!  

– Идти можешь?  

– Конечно. Неси кейс. Сейчас замотаю, а Влад в офисе зашьет.  

Саша зашла за браную стойку, чтобы забрать чемоданчик, но вдруг с ужасом поняла: улики им сегодня не привезти.  

Она вышла к Адольфу с такой кислой и ошарашенной миной, что у Вихрова невольно дернулись плечи. Он встал и, обнаружив Сашу с пустыми руками, сам заглянул за стойку и ахнул.  

– Какого черта?! Где он?! Там же реагенты! Да мне Натан такого впаяет за потерю…  

– И улики, – вырвалось обреченно у Саши.  

Адольф тут же схватил телефон и отдал приказ оцепившим зону некромантам и колдунам отыскать его кейс любой ценой. А Саша вдруг поняла, как легко их провели: один увел опытного Охотника подальше от стойки, а еще один – отвлек недоучку, чтобы, скорее всего, третий забрал кейс и скрылся.  

И у Саши все больше крепла уверенность, что нынешняя ситуация напрямую как – то связана с самим Редом и тем, что он ей говорил до лазерного боя. Неужели мамаша Стаса как – то причастна к такому ужасу?  

Но тогда ей ни Стаса, ни свободы не видать. И Саша, сжав кулаки до боли в ладонях, рыкнула что – то неразборчивое даже для самой себя в полумрак, а после – обернулась к испуганному и злому Адольфу.  

– Ну что, поехали… на ковер.  

– Куда?  

– К Натану, блин, куда, – Адольф поковылял к выходу. – Этого сейчас заберут. Допрошу, когда приведут в чувство.  

– Хорошо…  

 

 

 

 

 

 

Хорошо?! – рявкнул Натан, стукнув кулаком по столу и бросив в сторону Адольфа папку с отчетом. – Ты придурок?! Совсем с башкой не дружишь?! Мало того, что поплелся без группы экспертов и магов в этот торговый, так еще и эту куклу с собой потащил! Ну ладно Ред, он всегда был с придурью, но ты!..  

– А я беру пример с лучшего Карателя отдела, – вырвалось у Вихрва.  

Его язва не могла долго копиться на языке, как поняла Саша.  

После того, как Адольф предоставил краткий первый отчет о проделанной работе на месте преступления, Натан лишь зарычал и, схватившись за голову, вдруг жестом приказал и Вихрову, и Германовой сесть.  

Ребята пристроились на диване, а Натан, выдохнув и ослабив удавку галстука под шеей, заметил:  

– Адольф, напомни мне, сколько есть времени у офиса, чтобы передать воспитанника из рук опекуна законному родителю?  

– Чего? – не понял Вихров, нахмурившись. – Тебе по какому кодексу сказать?  

– По гражданскому, но нашему.  

– Ну… если я правильно помню, то на все у нас есть неделя.  

– Вот отсюда и ваш срок доказать, что отравление Реда и объявление мамаши Стаса – связаны, – заметил строго Натан.  

– Чего?! – еще громче крикнул Адольф, вскочив и сразу поморщившись от боли в ноге. – Натан, почему я?! Спихни Реду, ему это нужнее!  

– Тебе известен диагноз? – уточнил строго оборотень, буравя Охотника взглядом.  

– Нет, но… Натан, как я должен доказывать? Это ты все время скрывал от Реда, что та полоумная девка носится с документами и намерена забрать Стаса.  

– Скрывал? – удивилась Саша.  

– А что ты предлагаешь? – отвечая больше девушке, чем Адольфу, заметил Натан обреченно. – У Реда и так проблем по голову, а тут еще это. Я был в полной уверенности, что ДНК она не пройдет.  

– Прошла? – испугалась Саша.  

– Да, – тише сказал Натан, откинувшись на стуле. – Но Реду пока не говорите. За неделю нам нужно отвадить ее от Стаса. И тем более этому мальчишке – ни слова. Саша, – он взглянул на Германову, – я дам путевку, Гарри уедет со Стасом в лагерь для детей офисных. Туда никого кроме меня и Реда не пустят. Маркус будет вам помогать. Влада я также освобожу от комиссий, и он сфокусируется на нашем расследовании.  

– Тогда поклянись, что обеспечишь нам любую поддержку, – заявил строго Адольф. – Только будучи уверенным в крепком тыле, я возьмусь.  

– Я могу тебе дать письменное согласие с любым твоим условием, – заявил строго Натан, встав и посмотрев грозно на духа. – Только убери эту сволочь от нас подальше.  

– Мое единственное условие – это полный доступ к личному делу Стаса, – высказал Адольф, и у Натана побелело лицо.  

Саша сначала даже не поняла, что так напугало оборотня, однако потом вспомнила: Вихров работает на «Герц». Они его до сих пор держат при себе, как информатора, а помимо этого – только и ждут, чтобы схватить Стаса и создать с помощью его ДНК и крови копии для своей армии.  

Натан, конечно, это понимал, но выбирать между братом и возможными последствиями в виде утечки информации не стал. Как послушный щенок, которого дернули за поводок, оборотень протянул Адольфу руку, и Вихров, нехотя, но пожал ее.  

– Не обессудь, – тихо проговорил Адольф, словно извиняясь.  

– Не стоит любезничать. Попадешься – пойдем вместе под трибунал.  

– Я этого не желаю.  

Саша наблюдала за этим действом как за плохим спектаклем. Вроде все всё понимают, однако продолжают носить маски. Это было мерзко, однако Саша не стала вмешиваться. У парней свои порядки и моральные устои. Им не нужно указывать на очевидную фальшь их сделки.  

– Вот дело, – Натан положил перед Вихровым папку. – Анализы и экспертизы возьмешь у Влада. Я предупрежу. Саша, – он посмотрел на девушку, – это твое последнее дело перед комиссией. Если вывезешь – залетишь в лицей как пуля.  

– Я не ради выгоды вклинилась, – заметила девушка, но определенно – предложение Натана ей было интересно.  

– И тем не менее. На кону наше спокойствие. И твое – в частности, – Натан указал в сторону Вихрова. – Выложитесь на полную. Но Реду – ни слова.  

После этого они покинули кабинет Натана и устроились в кафетерии на тридцать шестом. Настроение было крайне паршивое, но его ухудшил звонок Гарри: Стас, узнав о «ссылке» в лагерь с заместителем сразу запротестовал и в трубку высказал и Саше, и Адольфу все, что думает.  

При этом лично Сашу огорчил и Маркус: Роза слегла с жаром и по дороге домой надо было с собой прихватить Владислава. За определенную плату, конечно, но вампир заверил, что с доктором рассчитается лично, отчего у девушки закислило во рту и свело скулы от раздражения.  

– Нужно сосредоточиться, дело легкое, – заметил Вихров. – Итак, что у нас: отравление Реда, пока предположительное.  

– В каком смысле?  

– Скажи мне, что Ред принимает. Он же на таблетках сидит, я прав?  

– Да, но…  

– Я точно знаю, что у него год назад был острый панкреатит. Лежал тут в отделении, покоя от него не было. А еще что?  

– Ну… то, что у меня в списке, это…  

Она быстро прошлась в памяти по названиям лекарств и их функционалу.  

– От печени, поджелудочной и там по мелочи – витамины. Он их сам выбирает.  

– То есть с сердцем не было проблем?  

– Ну… как не было… Он много работает, нервничает сильно и часто после ритуалов у него обмороки. Но я читала в теории некромантии, что такое состояние нормально даже для сильных магов. Они тратят собственные ресурсы.  

– Это да, однако в той же теории сказано четко: со временем организм изнашивается и становится тяжелее держать себя в форме. Колдун обязан предвидеть это и ограничить ритуалы.  

– Но Ред не такой, – Саша поняла, к чему клонит Вихров.  

– Да. То, что в крови Влад нашел повышенную дозу гликозида, ни о чем не говорит. Да, это очень сильное вещество, но поверь – Карателей таким не взять. Возможно, отравленный лимонад был коронным в голову, так сказать, – Адольф посмотрел результаты, подписанные Владиславом. – Тем более, что совсем недавно Ред лежал с пониженным давлением. А до этого – получил пулю в живот и отказался от лечения. Как думаешь, адвокаты той мамаши нас раздавят?  

– Да. Они сразу скажут, что приступ – последствия такого отношения Реда к себе. И потом заведут так, что якобы маг, не заботящийся о себе, не может воспитывать ребенка.  

– Вау, тебе бы мой препод по юриспруденции поставил пять, – похвалил Адольф. – Но сейчас не об этом. Далее – нападение на нас и кража кейса с уликами. Это априори косвенно доказывает наличие факта отравления или какого – либо подлога. И тот пакетик, который…  

– Кстати об этом, – Саша достала из кармана обертку, и Адольф выпучил на девушку глаза. – Когда в тебя стреляли, я выхватила пакетик. Рефлекторно.  

– А я и не заметил… Ничего себе… Далеко пойдешь, Германова, – усмехнулся парень, забирая улику. – Отдам Владу. Пусть копошится.  

– Мы имеем доступ к этой «маме»? – уточнила Саша.  

– Да, Натан отдал мне ее карточку.  

– Тогда нужно увидеться с ней.  

Адольф наскоро просмотрел дело и с трудом подавил вздох отчаяния. Он застучал пальцами по деревянной поверхности столика, а после, взглянув на Сашу, заметил:  

– Сложно будет выйти на нее.  

– Это как?  

– Наша мамочка не так проста. – Адольф развернул дело девушки к Саше, – Она – дочка директора концерна «Ильда».  

– Того самого?! – изумилась Саша. – Погоди… «Ильда» – это тот фарфоровый завод, который в прошлом году заключил контракт с фабрикой «Викторианского стекла»?!  

– Да. А ты читаешь такие новости?  

– Отец часто говорил о делах. У него какие – то свои вопросы к стеклодувам были. Вот я и знаю… немного…  

– Умница. Значит, нам надо к ней наведаться.  

– Но ты же сам сказал…  

– Подобраться к ней лично будет тяжело, но к ее дому – нет, – он закрыл папку с делом. – Поскольку, тест ДНК показал стопроцентное родство, а помимо этого – сама Стелла Регде заявила свое желание сотрудничать со структурами, мы устроим рейд.  

– Регде… Эдгер, – Саша лишь цокнула языком.  

Ред действительно знал, кто настоящая мать Стаса. Девушка даже не сомневалась, что маг нашел ее еще до того, как вампиреныш сказал первые слова. Но не отдал… Тогда почему она так долго не объявлялась? Да, возможно, Ред сменил номер и местожительства, но ведь для дочери такого гиганта нет преград: она бы с легкостью нашла мага – целителя в городе, узнала новый адрес – и приехала.  

Нет, Натан прав – дело пахнет керосином. Девять лет Стас был нужен лишь Реду, а тут вдруг здравствуйте – нарисовалась и желает забрать ребенка.  

– В общем, завтра найди что – нибудь поприличнее. Вроде униформы, – посоветовал Вихров. – И принарядись как бухгалтерша, чтобы все было строго. Якобы мы – проверка, чтобы убедиться, что к приезду ребенка все готово. Ты отвлечёшь ее болтовней, а я быстро осмотрюсь. Может, что и наскребу.  

– Хорошо. На этом пока все?  

– Угу. – Адольф отпил свой уже остывший кофе. – Я просмотрю все еще раз, а ты – отдыхай. Тебе сегодня достаточно.  

– Это точно. Спасибо. До завтра.  

– Давай.  

Саша покинула кафетерий в районе девяти вечера и, помня про обещание, спустилась в медпункт. И вновь на свое счастье застала Влада около стойки регистратуры. Он был в халате, и Саша сразу сделала вывод: парень только что вернулся с вечернего обхода.  

И девушка, хоть и стеснялась просить парня, все – таки подошла. Влад взглянул на нее холодно, при этом улыбнулся. В этом невероятном симбиозе равнодушия и радости была особенность духов: они не умели прятать истинные чувства за ледяной стеной радужек. Их выдавали мимика, жесты и даже некоторые движения тела. Да и Влад по своей натуре был альтруистом, так что его суровость была скорее для неопытных интернов и практикующихся студентов, нежели для коллег и друзей.  

– Дай угадаю: к Реду? – уточнил доктор сходу.  

– Ты же сказал, что нельзя.  

– Ну тут такая ситуация…  

– Что случилось? Ему хуже?  

– Нет, ты чего, – Влад вновь улыбнулся, провожая Сашу как раз к палате Реда. – Просто он пару раз приходил в себя.  

– И?  

– И кое – кого звал.  

– Агнессу? – уточнила с надеждой Саша.  

– А вот и нет, – несколько игриво, словно заговорщик, пролепетал Влад. – Сандра у нас ты пока что? Или есть еще одна?  

– Надеюсь, что у меня нет раздвоения личности, – усмехнулась девушка.  

– Ну вот и решили.  

Саша подошла к дверям палаты вместе с Владом, однако в душе у девушки поселилось волнение. Она бы хотела поговорить с Редом, но тогда невольно придется раскрыть детали дела, а Натан просил обойтись без треволнений.  

Да и Александре очень хотелось, чтобы маг сначала окреп, а потом уже лез вновь на рожон.  

Владислав открыл дверь палаты, после чего сначала вошел сам, а потом поманил рукой девушку.  

Опять одиночная комната, но на сей раз с персиковыми стенами, большим трёхстворчатым окном, выходящим как раз на центр города, а также – огромная кровать, которая больше была похожа на гостиничную двуспальную.  

Вокруг не стояло приборов и аппаратов, только одна капельница, внутри пакетов которой был какой – то оранжевые раствор. Ред лежал в той же рубашке, в какой его доставили по скорой, и Саше показалось, что с магом все в порядке: он просто устал и уснул.  

Владислав склонился над парнем, притронулся к руке, в которую была воткнута игла капельницы, после чего кивнул Саше: можно подойти.  

Саша присела на край постели, притронулась теплой рукой к ледяным пальцам Реда и увидела, как ресницы мага дрогнули. Парень приоткрыл глаза – и очень медленно повернул голову, чтобы увидеть пришедшую гостью.  

– Ред, – Саша невольно улыбнулась. – Как ты?  

– Хорошо, – хрипя, прошептал Ред, несильно сжав руку девушки.  

– Главное – не волнуйся. Тебе сейчас нельзя.  

– Она права, – поддержал Владислав. – Ты где так понервничал?  

Соколов уже был предупрежден Натаном и введен в курс дела. Ни слова про отравление, ни звука про мать Стаса.  

– Не знаю, – протянул устало Ред, закрывая глаза.  

– В общем, теперь – самый жесткий контроль. Никакого курения, ни грамма алкоголя. Про энергетические усилители забудь навсегда. Пока я не увижу идеальную, – Владислав протянул это слово, – повторюсь – идеальную! – ЭКГ, ты не получишь никаких «витаминов». И Натан меня поддержит.  

– Ради бога…  

– Ну – ну, – Владислав наскоро просканировал тело мага, – было бы сказано. Саша, надеюсь, ты поможешь мне?  

– Да, – уверенно произнесла девушка.  

– Ну что ж, – Владислав направился к двери. – Ночью зайду, если спать не будешь. Но пока – отдыхай. И набирайся сил.  

Владислав улыбнулся и, кивнув Саше, вышел из палаты.  

Тишина больничной палаты почти сразу была прервана самим Редом. Словно искусный притворщик, парень приподнялся на локтях и, приняв положение полусидя, протер глаза. Саша сразу отметила, что ей жалко мага, так как вид у него был крайне замученный. Словно Ред не спал несколько недель.  

Хотя, по сути, так оно и было.  

– Ред, ты чего? – испугалась девушка, не выпуская его руку.  

Но в этот момент маг сам отпустил пальцы Саши и, положив ладонь на коленку, посмотрел на девушку несколько исподлобья.  

– Говори.  

– О чем? – удивилась Саша, но тут же поймала себя на мысли, что сжалась, как перед ударом.  

– Не юли, – строго приказал Ред, прокашлявшись. – Что показал анализ крови? Что было в том лимонаде?  

– Как…  

– Неважно как, главное – знаю. И не пытайся обмануть. Твои глаза уже покрылись серой дымкой.  

Саша отвернулась, посмотрев на стенку. Однако губы Реда изогнулись в издевательской улыбке. Девушке даже на мгновение показалось, что с ней говорит дьявол. Но тон мага был настоящим, значит, Ред как – то все узнал.  

– Что ты хочешь? – уточнила обреченно Саша.  

– Во – первых, что за отраву мне подсунули. А во – вторых – что опять от меня утаил Натан.  

– Ред…  

– Сандра, я предупредил тебя.  

В итоге девушке пришлось вкратце все выложить своему начальнику. И каково же было удивление Германовой, когда она поняла, что Ред внимает ее рассказу с некоторой… усмешкой. Словно все, что она ему рассказывала, совпадало с ранее услышанной историей неизвестного шпиона.  

– Стелла, значит…  

– Ред, скажи, ты же знал ее еще с детства Стаса? – уточнила Саша.  

– Разумеется. А ты думала что, я взял ребенка и ничего не нарыл на биологических родителей?  

– Мало ли.  

– Нет, – Ред окончательно сел на кровати, подложив под спину подушку. – В таких вопросах я руководствуюсь лишь рациональностью. Брать малыша – и ничего не знать о его вероятных дефектах в плане психики или болезней, это все равно что подписать себе и ему смертный приговор.  

– И как ты вышел на Регде?  

– Да просто, в принципе, – пожал плечами маг, – я бросил в районы информацию о найденыше и попросил найти родителей. За вознаграждение, конечно же. И вот, спустя полгода, пришел ответ.  

– И?  

– Стелла Регде связалась с заместителем Вольфа.  

– Чего?!  

– Да, – Ред поморщился от крика девушки, но не стал акцентировать на этом внимания. – Давид Игнатьев – заместитель Вольва с шестого года. Хорошо подготовленный боец с задатками убийцы. Я знал его еще с Академии, но не думал, что такой принципиальный тип пойдет в услужение к бандиту.  

– И как его свела судьба со Стеллой? – уточнила Саша вкрадчиво.  

Она не заметила, как придвинулась к магу ближе, чтобы он не напрягал голос. Ей было до безумия интересно, а потому останавливать парня она не желала.  

– Она сама пришла к нему, по сути. Если верить ее словам, в те года ее отец очень хотел жениться на женщине, которую Стелла не переносила. И тогда юная наследница потребовала киллеров от группировки в обмен на покровительство со стороны Регде.  

– Ничего себе…  

– Да. Вольф согласился, а Стелла, пока они готовились к убийству будущей мачехи, взяла, как говорится, быка за рога.  

– Вольф стал ее парнем?  

– Любовником и гипотетическим женихом.  

– И что не сложилось?  

– Ну как что, – усмехнулся Ред, вдруг склонив голову и запустив пятерню в волосы. – Незапланированная беременность.  

– Но Ред, это же естественно… Разве Стелла настолько тупая?  

– Ты еще достаточно молодая, – вдруг протянул стало маг, не смотря на Сашу. – И многого не понимаешь.  

– Не понимаю, ты прав, – сурово заметила Саша. – Мне кажется, откуда берутся дети, знают все со школы. И когда говорят «незапланированная» беременность, мне хочется сказать…  

– Но должна молчать, – вдруг оборвал ее Ред. – Сандра, человеческая жизнь очень извилистая и непредсказуемая. Сегодня ты – звезда, а завтра – грязь под ногами. И поверь мне, дети появляются не только в качестве благословения, но и как кара.  

– Но у тебя же не появилось. Я имею в виду биологически родных.  

– Мне Стаса хватает. И не забывай – постулаты Карателей.  

– Да помню я, помню.  

Саше нравился кодекс одиночек, который был прописан Карателями для всех остальных каст служащих, однако ее поражало, сколько же в офисных структурах не придерживались правил. Не раз видя в телепередачах о семьях нечисти и наблюдая счастливые лица жен, мужей и детей, Саша задавалась вопросом: а настолько ли нужны кому – то постулаты, если кровь людей и тех же духов уже стала обыденностью и даже некоторым… пренебрежением в кастовом отношении.  

– Расскажи, что случилось после того, как Стелла родила Стаса. Ты же знаешь.  

Ред лишь поднял голову и посмотрел на Сашу тоскующим взглядом. Словно у него уже отняли нечто дорогое, и ему было отнюдь не историй. Но все – таки маг слегка подался вперед и, шикнув на побеспокоившую его иглу в вене, тихо начал:  

– Это случилось в феврале…  

 

 

 

 

 

 

(9 лет назад)  

 

Зима в тот год разыгралась ни на шутку. Метели погребли почти весь город под своими белоснежными хлопьями, на дорогах был гололед, из – за чего машину, на тот момент старенький хендай, пришлось оставить на парковке дома и отправиться на встречу с помощью метро.  

Благо, Регде назначила встречу в центре города, в «Паласе» – лучшем отеле для туристов. Роскошь отполированного дерева, запах люксовых духов, снующие туда – сюда работники в отглаженной до идеала форме, а также – симпатичные молодые администраторши, у которых Ред и выведал, где остановилась Стелла.  

Точнее, где она его ждала. Номер она ему сообщать сразу не стала – могли выследить цепные псы Регде – старшего. Да и магу не составило бы труда узнать, где находится девушка. На тот момент некоторые связи в высших слоях их городка парень уже приобрел.  

Поднявшись в номер на пятом этаже и пройдя до комнаты, Ред приложил карту к двери. Индикатор загорелся синим и парень, войдя в номер, закрыл дверь за ключ, заблокировав замок. Теперь им никто не помешает.  

Стеллу Регде он запомнил статной молодой девушкой, с золотисто – пшеничными волосами, как у Стаса, а также глубокими зелеными глазами. Ее взгляд был наполнен страхом и отчаянием, да и сама девушка выглядела как напуганная ворона, которой подбили крылья.  

Даже после родов, которые, как помнил Ред, прошли семь месяцев назад, Стелла уже вернула себе утонченные формы, но при этом поверх платья ее талию и часть бедер сковывал корсет.  

И в тот момент, когда Ред увидел Стеллу, картинка в голове сложилась. Он сразу припомнил Давида, которого видел несколько раз на стычках, и про себя отметил: Стас пошел в мать. Только эти рубиновые глаза взял у отца, как напоминание о родстве. Но даже с ними вампиреныш всегда смотрел с глубиной Стеллы – и как будто бы ее тоской.  

– Так вот вы какой, – улыбнулась Стелла, когда маг вошел. – А я думала постарше…  

– Извините, что не состарился, – усмехнулся маг.  

Он тряхнул головой, чтобы косая челка ушла в сторону. Тогда он еще носил относительно короткую стрижку на затылке, а спереди оставлял челку, так как считал это стильным. В бою закалывал, а перед тяжёлыми миссиями – состригал.  

– Вы хотели меня видеть, Стелла, – напомнил Ред, положив на столик черный конверт с красной печатью. – Зачем?  

– Я знаю, что Давид подкинул вам моего сына.  

– О каком сыне вы говорите? – наигранно удивился маг. – Я нашел на крыльце новорожденного малыша, приютил и оформил как найденыша.  

– И забрали себе. Я все знаю.  

– Я рад, однако – зачем эта встреча?  

– Давид сказал, что готов забрать ребенка в группировку – и воспитывать, – сходу сказала девушка, сжав пальцы в замок на уровне живота. – Пожалуйста, отдайте его. Родион Яковлевич, я наслышана о вас и ваших талантах. Не сомневаюсь, вы разбогатеете очень скоро. Но чужой ребенок вам точно ни к чему.  

На это Ред лишь рассмеялся.  

Стелла была старше его на пять лет, однако в ее голове, как показалось магу, витал ветер. Она не соображала, что говорила. Если бы ей встретился не он, а какой – то другой начинающий детектив и Каратель офиса, жаждущий наживы, ее ребенок стал настоящим заложником для выкачивания денег из мамаши.  

И Стелла, как понял Ред, этого даже не понимает, раз так открыто просит вернуть ребенка.  

– Что вас рассмешило? – несколько наивно удивилась девушка.  

Она старалась строить из себя серьезную деловую даму, однако не выходило. Опыта и сноровки не хватало.  

Ред снял перчатки и, бросив их на стол, подпер одной рукой голову, продолжая с интересом смотреть на Регде.  

– Ваша наивность, – выдохнул маг. – Вы серьезно думали, что я соглашусь?  

– Нет, конечно.  

Стелла подошла к столу и, выудив из – под него кейс, поставила на стол перед магом. Не медля, она открыла его – и показала Реду пачки долларов.  

– И? – утончил маг.  

– Этого достаточно, чтобы вы молчали? Или надо больше?  

– Мое молчание вам не купить.  

– Сколько? – выдохнула обреченно девушка.  

– Дайте договорить, – потребовал маг уже более серьезно. – Мое молчание вам не купить, ибо говорить мне не о чем. Документов на ребенка у вас нет, следовательно – он не ваш. Где вы рожали?  

– Это неважно.  

– Значит, неофициально.  

– Разумеется.  

– Давид был при этом?  

– Да. Он первым увидел нашего Эдгара.  

– Станислава.  

– Что?  

Если бы глаза имели свойство выпадать из орбит, то маг бы с легкостью смог запечатлеть этот процесс в тот момент. Девушка подняла голов – и на кончиках ресниц затрепетали прозрачные капли.  

– Вы… вы дали ему имя? – изумилась Стелла.  

– Разумеется. Мне же нужно как – то обращаться к ребенку.  

– А фамилия? Ваша?  

– Да, моя.  

И вдруг Стелла, растеряв всякое самообладание, бросилась магу в колени. Она прижалась к его ногам и зарыдала, да так громко, что парень вскочил от неожиданности и сам растерялся.  

– Я заплачу… заплачу вам! Отдайте нам ребенка, умоляю вас! Мы наглупили, но мой отец готов принять внука! Готов! Обещаю, он никуда не отправится! Только отдайте ребенка!..  

– Прекратите немедленно, – приказал Ред, подняв девушку на ноги и усадив на свое место. – Послушайте, Стелла… я не совсем вас понимаю, если честно. Однако сразу скажу: Стаса я вам не верну. Повторюсь: я нашел младенца на крыльце без записок и документов. Он был новорожденным, холодным, простывшим – и одиноким.  

– Вы!..  

– Подождите. Вы – молодая девушка. Плюс – у вас есть любимый человек. Вы наглупили. Но поверьте – ваш сын не будет платить по счетам. – он всмотрелся в зареванные глаза и слегка улыбнулся. – Стас – теперь мой ребенок. Я выращу его. Обещаю, я сделаю для него все.  

– Но он же… не ваш… вы не отец…  

– И не могу требовать этого звания для себя.  

– Прошу вас…  

– Я разрешу вам увидеться со Стасом.  

– Правда?! – ее глаза засияли.  

– Да. Когда ему исполнится восемнадцать.  

И в следующую секунду Ред даже не увидел, а почувствовал, как позади его тела коснулась волна тепла. Это была явно энергия, направленная на него, однако особого вреда она не причинила. Маг уклонился и, встав спиной к окну, увидел еще одну фигуру.  

Она вынырнула из ванной, и Ред усмехнулся. Он не ошибся: Стелла не так глупа, как хотела показаться. Она продумала вариант отказа, поэтому притащила за собой и любовника.  

Ред приготовил клинок, тогда еще совсем дешевый, с серебристым, а не обсидиановым, лезвием.  

Давид же, на тот момент еще с чистым лицом, не усыпанным шрамами, выудил из – под кожаной куртки обычный пистолет. Предохранитель был спущен немедленно, и Стелла, изменившись в лице, улыбнулась с привычной женщинам коварностью.  

– Убьешь меня – и ребенка тебе точно не видать, – усмехнулся Ред.  

– Поверь, у Вольфа есть связи, – спокойно процедил сквозь зубы парень. – Отдай немедленно документы на Стаса.  

– Отказываюсь.  

Рука Давида дрогнула, однако Стелла, одной рукой остановив парня, вышла вперед.  

На ее темном брючном костюме отразилась красная точка снайперского прицела. Давид, тут же все поняв, зарычал, оскалившись. А Ред, уведя лезвие рапиры немного влево, направил дуло Призрака чуть выше.  

Такие знаки были выработаны ребятами ровно за три дня до встречи. И Гарри, и Маркус понимали, что Стелла – не девочка с улицы. Она может выложиться на полную. Значит, им надо предотвратить самый страшный вариант – смерть опекуна Стаса.  

– Подонок…  

– Такой же, как и ты, – заметил спокойно маг. – Ну что, поговорим? Или мне продырявить вас по очереди?  

Несколько минут царило молчание, сквозь которое слышались шорохи из соседних номеров, а также монотонный гул улицы. Ред ощущал, как вокруг Давида собирается мощный сгусток негатива, но тогда еще только начинающий Каратель, даже не дослужившийся до капитана, не смог предугадать ход действий киллера.  

Давида вырастили убийцы, поэтому не стоило ждать благоразумия от преступника. И Ред это понял только в ту секунду, когда пуля, вырвавшись из дула с глушителем, вонзилась ему выше груди справа, а Стелла, вскрикнув, упала на пол от удара в шею.  

Тут же дверь в номер с грохотом отлетела в сторону и в помещение ворвался Гарри.  

Тогда вампир просто повалил Давида на пол и дал Реду несколько секунд, чтобы приблизиться к ним двоим, взять пистолет и нацелить дуло на голову убийцы.  

– Стреляй! – рявкнул Гарри.  

Ред прекрасно запомнил то мгновение. Боль в теле обжигала, в голове уже начинало туманиться, а сил не было даже на то, чтобы поднять руку с оружием и прицелиться четко в лоб Давиду.  

Однако в тот момент в сознании еще всплыл голос разума – и Ред, прикинув, сколько ему дадут за убийство в отеле, опустил руку.  

На удивленный взгляд Гарри и немой вопрос Давида, Ред просто бросил оружие под диван и, присев на одно колено перед оппонентом, заметил:  

– Если хотите забрать Стаса, так найдите его и отнимите. В схватке. Один на один.  

– Ред…  

– Но главное условие – найдите.  

После этого рука парня с окровавленными пальцами коснулась лба Давида – и парень, вскрикнув от боли в голове, отключился, обмякнув под Гарри.  

 

 

 

 

 

 

 

– А потом? – у Саши чуть не перехватило дыхание, но она старалась сохранять спокойствие.  

– Я сменил Стасу фамилию – и мы уехали. Сначала в Дубное, это тут недалеко, примерно сорок километров. Потом в Этелле, – лицо мага стало более чем спокойным. – Пока Стасу не надо было ходить в школу, я мог спокойно менять место проживания раз в полгода. Да и скажу тебе так: от Гарри я слышал, что Давид ищет меня в крупных городах. Он и подумать, наверное, не мог, что я спрячусь так близко к городу.  

– Ну не близко.  

– Но и не в Москве, – усмехнулся маг. – Кстати, – Ред вновь попытался сесть ровно, но боль в груди не позволила. – Я тут подумал… Почем бы нам не отдохнуть за городом?  

– Ты о чем?  

– Со всей этой суматохой и делами я не подумал о тебе.  

У Саши екнуло сердце. Она не хотела думать лишнего, но и голос, и тон Реда говорили сами за себя. Маг явно хотел сделать что – то именно для нее.  

– Ты и так увидела слишком многое для новичка. Поверь, на твоей психике это потом скажется. Поэтому, нужно совместить потрясения с отдыхом.  

– И каким образом?  

– Я предлагаю уехать к нам на дачу.  

– Дачу? У тебя еще есть дом? – удивилась Саша.  

– Нет. У отца в Лесино есть частный дом. Мы там жили каждое лето, когда мне было около десяти или двенадцати.  

– Но сейчас зима.  

– Он отапливается. И к тому же – там мы со Стасом провели первые свои дни, как скитальцы. Скажу тебе честно: в тот день встреча со Стеллой подкосила меня. И дело было даже не в пуле.  

– Ред, так она больная, – заметила спокойно Саша. – Ты же зафиксировал нападение на тебя?  

– Да. Но пришлось сказать, что стрелял неизвестный. Иначе бы факт того, что у Стаса есть биологические родители, всплыл быстрее, чем мой труп при ином стечении обстоятельств.  

– Но Ред, как тогда они вышли на тебя сейчас? – утончила Саша. – Группировка Вольфа распалась. Значит…  

– Давид покинул группировку сразу после нашей стычки. Вольф тогда ко мне приходил с выяснением, но, узнав правду, сам отрекся от такого заместителя. Не отвоевать свою кровь – это позор для любого вампира. А уж служащего мраку и преступности – тем более.  

– Ред…  

– Давид нашел меня, но не Стаса, – заметил маг. – Значит, моя задача – пропасть из его поля зрения. Поверь, за пять дней, что мы проведем за городом, он выйдет ко мне на встречу.  

– А тебе не кажется, что он только этого и ждет? – уточнила Саша. – Мы будем за городом, без охраны. Ему будет самое раздолье атаковать. А если он не один? Ред, это слишком опасно. Нужно оставаться в городе.  

– Натан поможет с охраной. Ничего страшного не случится.  

– Ред…  

– Поверь, я знаю, что делаю.  

Саша хотела ему верить, но не могла. Ред много хорохорился и кичился своими связями, но по факту все решали его выдержка и сила дьявола. Обладай маг хоть десятью тысячами полезных знакомств, все равно полагался только на себя.  

И Александра боялась, что в глуши, где, скорее всего, даже нет связи, их схватят за задницы быстрее и сильнее, чем в городе. Однако, почему Ред рвется на дачу, она не понимала. Разумом парень вроде бы не тронулся и инсульта не было, тогда откуда этот бред?  

Но додумать ей не дали.  

Дверь палаты распахнулась – и в помещение, словно грозовое облако на чистое небо, ворвалась Агнесса. Она была в сером кителе Охотницы и символикой офиса на рукаве, а на ее поясе сиял эфес элегантной женской рапиры, украшенный золотым орнаментом с цветами.  

Ее рыжие, обычно распущенные, локоны были стянуты в тугой хвост, а на лице было минимум косметики. И в своем естественном цвете она показалась Саше старше и… строже.  

– Ред, – она облегченно выдохнула и, кивнув Саше на выход, цокнула языком. – Выйди. Мне надо поговорить с Редом.  

– Я с ним еще не договорила по своему вопросу, – заметила Саша.  

На самом деле выяснять ей у Реда было нечего, однако появление и хамский тон Агнессы ее порядком разозлил. Ей захотелось позлить девушку, однако не успела: маг, покрыв сжавшиеся в кулак пальцы Александры ледяной ладонью, строго приказал:  

– У нас будет время.  

Он многозначительно посмотрел на Сашу, и девушка сразу поняла: Агнесса не будет приглашена на тайную вылазку за город. Ибо, если Ред прямо не сказал всей информации, значит, никому ничего знать не надо.  

– Хорошо.  

Саша понурила голову и, изобразив покорность, но, как только дверь палаты закрылась, в груди Александры вспыхнуло пламя злобы. В коридоре тут же повысилась температура, а кафель под ногами нагрелся до того, что сквозь подошву это почувствовала сама Саша.  

И тут же угомонилась. Она вдохнула несколько раз, а после долго выдыхала, так как успокаивала ее только такая техника. Ред ее обучил небольшим средствам контроля эмоций, но любой метод давался Саше с трудом.  

Она никогда не глушила свои эмоции, тем более негативные, но ради стараний мага она была готова побороть свои принципы. Не потому, что к парню она испытывала странные чувства, а лишь затем, чтобы хоть так отдать дань уважения стараниям Реда.  

Саше пришлось уехать домой, но и там покоя ей не дали.  

Стас, не успела Саша войти в коридор, засыпал девушку вопросами, на которые у нее был единственный ответ: «хорошо». Гарри не стал трогать Александру, а лишь поинтересовался о самочувствии лидера.  

Маркус же, колдуя над лекарствами для Розы, увидел Сашу только в тот момент, когда девушка вошла в комнату. Роза привстала на кровати и, кашлянув, махнула рукой.  

– Ну что? – сразу спросил Маркус, развернувшись к девушке.  

– Судя по ее лицу, нам готовится к похоронам, – не зная сама к чему, ляпнула Роза.  

– Не говори глупостей, – приказала строго Саша, сев на соседнюю кровать. – Просто приготовьтесь. Судя по всему, в делах замешан бывший убийца группировки Вольфа.  

Лицо Маркуса тут же изменилось, а у Розы нахмурился лоб, а брови сошлись уголком к переносице. Она сделала вид, что вспоминает, кто такой Вольф, в то время как Маркус, тут же отложив пузырьки с сиропами от кашля, встал и поманил Сашу за собой на выход.  

И конечно – не просто так. Вампиру потребовалось всего нескольких минут разговора с Сашей, чтобы осознать опасность предприятия Реда.  

– Он рехнулся, – выдохнул вампир в пустоту, потянувшись в карман за чехлом от мундштука. – Легче просто выйти навстречу Давиду и сдаться.  

– Я ему говорила то же самое. Но он помешался на этой идее.  

– Единственное, что я могу предположить, что Ред устроит за городом засаду.  

– Засаду?  

– Чтобы прихлопнуть Давида без свидетелей. Нет киллера – нет проблем.  

– Расскажи мне об этом вампире. Ред особо не распространился. Чем он опасен?  

– О, много чем, – протянул Маркус, вставив в мундштук белую трубочку и поджигая ее кончик. – Если вкратце: Давид был некогда лучшим убийцей Вольфа. Он в буквальном смысле голыми руками мог положить десятерых. И это без своей вампирской сущности. Обычный беспризорник с перемешанной кровью, выбившийся в некоторую… темную элиту.  

– Но что случилось после связи со Стеллой?  

– Ред тебе все рассказал?  

– Да.  

– После стычки в отеле, мы отвезли Давида в группировку к Вольфу. И отдали его судьбу на откуп лидеру. А Ред, – Маркус вздохнул, посмотрев в окно, – просто сбежал, спрятавшись сначала в округе, а потом переехав в Лесино. После того дня я видел Давида всего раз. И выглядел он крайне неважно.  

– В плане?  

– Явно давно не вкушал крови, – пояснил вампир. – Его изгнали из группировки, и, если честно, я больше не встречал информации о нем. До сегодняшнего дня.  

– Ты сможешь разузнать что – либо? – уточнила Саша.  

– Смогу. Точнее – уже обязан, – усмехнулся Маркус, пустив кольцо в пустоту холла. – Иначе этому идиоту придется несладко. Давид, если преследует цель убить Реда и заполучить Стаса, пойдет на все. Даже на массовую бойню.  

– Но тогда план Реда выглядит еще более безумным.  

– Да уж, – Маркус прикусил золотой наконечник мундштука. – Но посмотрим. Как показывает практика, Ред, придумывая план, сразу планирует несколько вариантов проигрыша и победы. Поэтому – подождем.  

На этом они решили закончить с плохими новостями.  

Во всяком случае Маркус.  

Саша уже хотела спуститься вниз, чтобы сделать себе кофе, как вдруг граф, плавно прикоснувшись к ее жесткой руке с шершавой кожей, буквально приказал в мягкой форме остаться.  

Александра, повинуясь инстинкту, вырвала руку и посмотрела на парня со злобой и недоверием.  

И на этот взгляд Шефнер молча выудил из кармана брюк сложенное вдвое приглашение, на котором была черная восковая печатка с эмблемой офиса.  

– Что это? – Саша взяла конвертик, чтобы осмотреть.  

Пахло от него типографской краской, церковным воском, а помимо этого – дорогим женским парфюмом. Саша прислушалась к запаху – и узнала нотки популярного аромата в золотой упаковке. Такое могли себе позволить единицы.  

И это было знаком: в конверте нечто очень важное.  

– Это приглашение на Рождественский бал, – заявил Маркус, странно выпрямившись в струнку и вскинув голову. – Мне и тебе выпал случай отдохнуть в кругу элиты офиса. Но Рождество – семейный праздник, следовательно – нужна пара.  

– Сразу нет, – прервала Саша, протянув конверт обратно.  

– Причина? – Маркус не изменился в лице, но Саша почувствовала – ему обидно.  

– Не умею танцевать.  

– Научу. Там всего три официальных танца. И выучить их сможет даже заяц.  

– Нечего надеть.  

– Еще проще, – он улыбнулся как дьявол. – Не смеши меня. Ты же знаешь, мои деньги и связи открывают многие двери и позволяют достать все, что пожелаю.  

– Я не умею манерно себя вести.  

– Тут тоже просто. Будешь молчать.  

– Маркус!  

– Не вижу причин для отказа, – настаивал парень, вновь протянув руку для положительного решения. – Или есть еще один козырь?  

Саша не знала, чем крыть.  

Платье она где – нибудь добудет, с прической помогут мастера в салоне, а про макияж можно молчать – визажистов в городе пруд пруди. Однако ей не хотелось всего этого. Саша не могла себе позволить выйти в свет, пока на ее поясе не будет рапира офиса, на погонах – звание капитана и лучшей ученицы Реда, а под одеждой не заживет невидимая рана.  

– Да ладно тебе, – продолжил Маркус, опустив руку и как – то расслабившись. – Сначала бал и официальная часть, а потом – вечеринка. Мы от детей отдельно. Поболтаем, потанцуем – ну что ты, никогда не была в клубах?  

– Нет.  

– Значит, пора начинать.  

Саша закусила губу. Она хотела пойти куда – нибудь с Маркусом, однако ее останавливало все: отсутствие одежды, неумение вести себя рядом с таким человеком, как граф из Альп, а также – ее собственное тело и лицо.  

Зеркало в ванной каждый день напоминало ей нужное место за спинами прекрасных картинок вроде Агнессы и Реда, и было невероятным усилием побороть брезгливость к собственному естеству – и выйти на свет.  

– Ну? – Маркус подошел ближе и положил руку на плечо девушки. – Саш…  

Девушка почувствовала еле уловимое тепло от пальцев Шефнера, ощутила аромат его одеколона, а также присмотрелась к ясным глубоким серо – голубым глазам. Вампир был красив, молод и явно полон энергии, и, как подумала Саша, конечно ему захочется продолжения такого вечера…  

– Если ты боишься за свою чистоту, то могу гарантировать – я не занимаюсь насилием в отношении прекрасного пола, – вкрадчиво произнес Маркус. – Это низость для графа. А свое достоинство дворянина я не променяю ни на что. Даже на плотское удовольствие.  

– Если ты гарантируешь… Хорошо, – Саша взяла конверт и сжала в руках. – Но только…  

– Можем не участвовать в танцах официальной части. Обычно, Танец Огней танцуют только Каратели и их возлюбленные. Ну иногда, очень редко, Охотники. Но это избранные, равные по силам и способностям Карателям.  

– Отлично.  

– Когда поедем за платьем?  

– Это я решу сама, – отрезала Саша.  

Маркус хотел что – то сказать, но девушка тут же зыркнула на него с привычной суровостью. Саша выработала этот взгляд для усмирения детей в агентстве, а теперь это сгодилось и для подобной ситуации.  

– Хорошо, – уступил вампир. – Тогда выбери цвет.  

– Черный, – не задумываясь, произнесла Саша. – Только такой.  

– Черный? – Маркус на мгновение стушевался, что – то обдумывая.  

Но даже, если ему что – то не понравилось, он не подал виду, а просто кивнул и улыбнулся:  

– Согласен. Я подберу что – нибудь.  

– Ну вот и славно. Приглашение тебе отдать?  

– Нет. Впиши в него свое имя – и на входе просто покажешь. А тебе Ред дал твое приглашение?  

– Нет, – настороженно протянула Саша. – Погоди, а у меня было свое?  

– Ну… Ред говорил, что Натан выдал на всех нас. Странно, что он не отдал.  

– Да, странно.  

У Саши в душе екнуло дурное предчувствие, а вот у Маркуса в глазах мелькнула злость. Он усмехнулся, словно что – то понял, но промолчал. Он проводил Александру в комнату, а сам, спустившись в холл и скрывшись на кухне, заперев двери, набрал Реда.  

–Что? – почти покойным тоном спросил маг, взяв трубку с десятого раза.  

– Ты обнаглел? – утончил Маркус, перекручивая в пальцах еще одну сигарету.  

– Чего?  

– Ничего. Ты решил вот так сыграть? Мы же договорились.  

– Ты про приглашение? – понял Ред, но его тон ничуть не изменился. – Я забыл про нее, если честно.  

– Рассказывай кому – то другому. Вписал уже ее?  

– Нет, – голос Реда с каждым словом становился все тише. – Забирай. Я с Агнессой пойду.  

– А она согласна?  

– Да. Или ты ищешь легальный повод зарезать меня на дуэли?  

– Я не дерусь уже пять лет, – заметил Маркус, хотя желание как следует исполосовать лицо мага сгрызало изнутри не хуже яда. – Учти, она меня впишет. И только попробуй влезть…  

И вдруг Маркус понял, что говорит в пустоту. Ред давно отключился от разговора, и только сам смартфон выслушивал угрозы своего владельца в свой динамик.  

Маркус со злости бросил гаджет на стол и, рыкнув в пустоту, посмотрел в окно. Уже стемнело, снег плавно ложился на дорогу и чугунные ворота, закрытые на замок. Было очень тихо, несмотря на будний день, и Маркус, съежившись, ощутил чужое присутствие ровно в километре от агентства.  

Определенно, враг был вампирской расы, иначе бы Маркус его не почувствовал, однако Шефнер не совсем понял, что чужаку нужно. Враждебности неизвестный не испытывал, но при этом каких – то благих намерений не исходило.  

Маркус попытался присмотреться к крышам соседнего здания, но в какой – то момент, пока фокусировался на деталях во тьме, понял, что чужак исчез. Его энергия вскоре рассосалась в пространстве, смешавшись с общим фоном улицы.  

 

***  

Ред ненавидел приходить с повинной головой к кому – то ни было, однако к своим родным – больше всего. Хоть Блейки и вырастили его, дали имя и статус, все – таки он до чертиков ненавидел всех, кроме сводного братца.  

Мать, отец, дедушки и бабушка по материнской линии – все они были для него первыми врагами, от которых он старательно бегал все шесть лет, однако сейчас, когда не ему, а его ребенку грозит опасность, медлить нельзя.  

И на колени упасть придется.  

Директор офиса давно не жил в городе. Пару лет назад, получив повышение и дослужившись до законных выплат пенсии, старик купил в Старом городе дом. Это был не самый роскошный особняк, который бы возвышался шпилями над Волгой, но даже его величия хватало, чтобы у Реда екало внутри.  

А сейчас, когда он увидел кирпичную кладку башен из – за забора под действием успокоительного, фантазия вырисовала неприступную крепость, где его схватят… – и убьют.  

Маг заглушил мотор, вышел из машины и, оставив ее на сигнализации, подошел к чугунным воротам. Наверху, на постаментах, возвышались каменные орлы с позолоченными клювами и лапами, а за решеткой калитки была видна расчищенная плитка тропинки, ведущей к дому.  

Сам особняк украшали снежные линии на периллах, подоконниках и каменных наличниках. На балконе второго этажа мерно дремали оставленные под стеклянным куполом шахматы, а за высокими окнами горел тусклый оранжевый свет.  

Причем, директор явно сидел в гостиной, так как в кабинете был мрак.  

Ворота с скрежетом распахнулись, впуская гостя.  

Ред не боялся ступать на территорию оборотня. Он знал приемного отца: волки чуют опасность за версту. Своих же, даже приемных, они не боятся. Почему? Потому что могут пролить их кровь. Да, это где – то отзовется болью, но не запретом, как в случае с кровными родственниками.  

В коридоре его никто не встретил, так как было поздно и домработницы уже покинули жилище, а жены или других детей отец больше не завел. Как он сам утверждал, ему вполне хватало двух «тупых оболтусов».  

– Проходи.  

Яков Блейк встретил его как обычно – холодно. Его ледяной взгляд зеленых глаз заставлял Реда не то, что молчать, но даже держать голову слегка опущенной. Оборотень не был широк в плечах, не имел какого – то устрашающего вида, но при этом Ред и Натан никогда не смели смотреть на отца как на пушистого песика, который и оближет, и приласкает.  

Только жесткое воспитание, только покорность, только боль.  

Ред повесил пальто в коридоре на крючок, но перчатки предпочел не снимать. Пластырь на ладонях, а также бинты на запястьях ему не хотелось демонстрировать. Тем более своему гипотетическому врагу.  

Сам Яков, расхаживая дома в джинсах и свитере, молча достал из бара виски и, налив себе в бокал, посмотрел на Реда сурово.  

– За Стаса пришел просить? – сразу уточнил строго мужчина.  

– Нет. Попрошу только ключи от дачи, – сразу сказал Ред, смотря не на отца, а в пустоту перед собой.  

Напротив дивана в гостиной раньше стоял шкаф, но теперь там располагался искусственный камин. Дрова в нем не трещали, зато шедшее фальшивое тепло хорошо стимулировало уставшее тело мага: он не ощущал тут настоящего уюта. А где не было искренности, там стоило ждать опасности.  

– И зачем тебе? Поедешь с Агнессой делать мне внуков? – усмехнулся волк.  

– Не дождешься, – усмехнулся Ред. – Пусть тебя осчастливит Натан.  

– От него я их и не жду. Трудоголикам семья противопоказана.  

– А Карателям, которые каждый день под пулей, рекомендована? – уточнил с ехидством Ред. – Дашь ключи?  

– Дать – то дам, если скажешь, что собрался делать.  

– Ты в курсе, что Стелла Регде объявилась?  

– Я обо всем в курсе.  

– Тогда зачем спрашиваешь?  

– Ты хочешь там отсидеться? – удивился оборотень. – Ред, ты что – то априори задумал. Только мне страшно даже подумать, что.  

– Это так важно?  

Голос Ред был безжизненным.  

Яков видел, что сыну плохо, что он еле держится на ногах, однако не мог дать слабину. Натану он не давал поблажек, а уж приемышу не даст их тем более.  

Вместо жалости, Яков осторожно подошел к Реду и, тронув его руку, сразу считал состояние парня. И почувствовал, что демон разрывает сына изнутри. Частое использование запрещённого элемента тела дало свои негативные последствия.  

– Тебе надо отлежаться, я прав? И ты желаешь спрятаться?  

– Нет, – отрезал маг. – Я разберусь с Давидом и Стеллой раз – и навсегда.  

– Ред…  

– Пусть сдохну, пусть Стасу будет тяжело первое время… переживет. С Натаном у нас четкий договор. Охрана у Стаса будет, как и деньги. Уж за столько лет наработал…  

– Причем тут деньги, Ред! – возмутился мужчина, поставив бокал на столик. – Стасу нужен ты. А не твои регалии.  

– Не получается у меня играть роль папочки. Не в тебя я пошел.  

– Ред, хватит.  

Яков отошел от сына, после чего, недолго думая, приказал жестом следовать за ним.  

Ред выдохнул – получилось.  

Маг прошел с отцом в подвал, который скрывался за небольшой дверцей под лестницей на второй этаж, спустился вниз и, как только почувствовал частички серебра и железной стружки, тут же содрогнулся.  

Демон в груди заворочался, потребовав уйти, но Ред, обхватив себя руками, глубоко вздохнул и пошел дальше.  

Они вошли в теплую комнату, где были сплошные ящики с подписями на иностранном и нумерацией серий. Яков любил коллекционировать оружия, но некоторые он периодически использовал, когда приходилось обороняться.  

– Плохо? – сразу спросил оборотень, достав из кармана связку ключей.  

– Нормально.  

Яков лишь прищурился, проверив состояние сына. Да, в таком виде Реда стоило выпроводить на улицу, но инстинкт защиты, а также некоторое уважение к талантам младшего сына, не позволяли оставить мага в беде.  

Блейк открыл один из верхних ящиков справа, и Ред увидел, как Яков выудил из деревянного сейфа бархатную подставку, внутри которой лежал на вид обычный пистолет с продолговатым дулом, глушителем и гравировкой на прикладе. «Магазин» Яков взял с рабочего стола, стоявшего посередине комнаты, быстро зарядил оружие и протянул Реду уже собранный пистолет.  

– Попробуешь?  

– Будет слишком палевно. Модель явно коллекционная.  

– В «магазине» пули двадцать пятого калибра. Такие стоят во многих оружиях.  

– Офис их использует.  

– Тебе же проще. Оправдаешь выстрел самообороной.  

– В чем прикол? – Ред пересилил себя и взял в руки пистолет.  

– Дуло обработано ядом. Внутри пуль – обсидиан с серебром. Такие убьют любую тварь. Но самый «прикол», как ты выразился, в весе.  

Ред прислушался к ощущениям в руке: действительно, пистолет почти ничего не весил, при этом маг не мог сказать, что у него бы дрогнули мышцы. Веса хватало, чтобы держать оружие ровно.  

– Попробуешь?  

Яков кивнул на стоявшие в соседнем зале мишени.  

И Ред не стал отказываться.  

Его трясло, ему хотелось куда – нибудь деть злость на Стеллу и Давида, ненависть к Маркусу и навязчивые мысли, которые вторую неделю крутились в голове и касались только Сандры.  

Надев наушники и приняв удобную стойку, маг выстрелил первый раз. Оружие приятно отдало в локоть, однако парню было плевать. Он и не из такого палил по преступникам.  

– Единица, – заметил Яков похвальным тоном.  

Ред подумал, что был бы рад, если сейчас вместо манекена стояла Стелла. Еще одна пуля врезалась в центральный круг, отчего у Реда заиграла легкая улыбка.  

Дьяволу нравилась забава.  

Вторая пуля полетела в двойку: рука почему – то дрогнула, когда он подумал о Маркусе. Дьявол подсказал, что пустить пулю в сердце коллеге было бы прекрасной идеей хотя бы уже потому, что дорога к желанной девушке освободится.  

Однако третья пуля уже вонзилась четко в центр, когда Ред мысленно приказал демону заткнуться. Оружие отдало в локоть, плечо и кисть так, словно почувствовало ненависть стрелка. И Ред, сняв наушники, положил пистолет на тумбу перед собой.  

– Боишься? – вкрадчиво уточнил Яков, с гордостью смотря на почти чистый лист манекена.  

– Ты знаешь, что не за себя. Сколько ты хочешь? – Ред посмотрел на пистолет со страхом и предвкушением одновременно.  

– Даю попользоваться. Потом вернешь. Эта вещица принадлежала моему прадеду – и, хоть тебе этого не понять, она мне дорога.  

– В качестве оплаты за такую щедрость постараюсь не пускать его в обиход.  

– Не запачкай, главное. И не потеряй, – приказал строго отец.  

Ред лишь оскалился, почувствовав неприятный укол в словах отца.  

Ну да, конечно, Блейк видел в нем лишь выращенную старшим сыном машину для убийств.  

Руки сами вновь потянулись к оружию, а демон внутри начал нашептывать роковые мысли, осуществление которых вызвало бы у любого здравомыслящего человека ужас или гнев, но Ред, прислушавшись к речам дьявола, улыбнулся.  

Отец увидел эту ухмылку – и еле дернулся, так как всегда боялся сына, когда тот просто молчал и смотрел в пустоту, думая о чем – то своем.  

– Ты всегда был не от мира сего. И теперь я понимаю, почему от тебя отказались.  

Очередной болезненный укол ударил в сердце.  

Ред попытался задержать дыхание, чтобы унять бешеный пульс, но лишь сильнее заставил нервную систему активизироваться. Тема появления в семье была для Реда настоящим кошмаром. От этого ему было проще понять Сашу, когда она не желала говорить о своих близких: это мерзко, когда осознаешь, что являешься частью какого – то рода, но при этом находишься вне его.  

– Я даже с такого расстояния чувствую негатив внутри тебя.  

– Я не так давно использовал Бальво. Какое – то время я буду вонять скверной.  

– Ты ею уже пропитан насквозь, – вырвалось с брезгливостью у оборотня.  

– И такое бывает.  

– Ред, тебе нужно лечиться.  

– И это я тоже знаю, – снисходительно выдохнул парень.  

Он спрятал пистолет в предложенную отцом кобуру, взял дополнительный «магазин» с пулями и, уже собираясь уходить, вдруг услышал:  

– Директорат требует, чтобы ты участвовал в «Поединках».  

Руки дрогнули, когда потянулись за пальто на вешалке. Ред замер, услышав такие новости, а после – взглянул на отца исподлобья.  

Но Яков выдержал этот взгляд и, подойдя ближе, вдруг взял двумя пальцами подбородок мага – и поднял его лицо так, чтобы свет от бра попал на глаза.  

Они были темнее чернил, а в зрачках то и дело клубилась тьма, которой демон пытался защититься от света.  

– Никогда.  

– Ред, офис уже третий год проигрывает.  

– Мне плевать. Я не вернусь на эту чертову арену…  

– Но ведь это прекрасный повод показать себя как руководителя новой группы.  

– Чего?  

– Ты думал слухи о твоем агентстве не достигнут ушей верхушки?  

– У меня нет команды.  

– При этом вы работаете сообща.  

– Я их нанимаю.  

– Ред, перестань. Ты из кожи вылез, чтобы твоя девчонка заработала себе безупречную репутацию. Почему бы не закрепить результат победой на соревнованиях?  

– Потому что я не играю с Департаментом и его крысами. Они каждый год жульничают. А учитывая, что судьи куплены, я не сомневаюсь, что и нам будут мешать.  

– А ты докажи, что умнее и хитрее.  

– Я не соревнуюсь со слизняками.  

Ред вырвался из хватки отца, после чего стянул с вешалки пальто и начал застегивать пуговицы. Конечно, на «Поединки» выдвигались только сильные от различных структур, это считалось честью и настоящим величием, признанием от директората силы подчиненного равной их собственным.  

Но Ред согласился три года назад – и обжегся так, что шрам внизу живота до сих пор иногда ныл. Особенно в минуты, когда маг нервничал.  

Этакое напоминание на всю жизнь: не играй с тем, с чем не получается совладать.  

– Ред?  

– Нет, – твердо ответил маг, проведя рукой по мокрому лбу.  

Температура одолела организм, озноб заставлял стискивать зубы, а по спине и шее бегали противные мурашки фальшивого холода. Ред понимал, что в здании тепло и что ему это просто кажется, однако не мог спорить с физиологией.  

– Подумай, – приказал строго Яков. – И дай ответ после бала.  

– Что может повлиять на мое решение?  

– Тот факт, что, если ты выиграешь, Стас получит три года бюджета в лицее. Неплохая перспектива, согласись?  

Ред прикусил язык, чтобы не бросить в отца колкость. Директорат, родня, друзья и враги – все знали единственно слабое место в душе мага. И все им игрались, как мячиком. Словно чувства к вампиренышу – да и он сам, – были какой – то пластмассовой игрушкой, которую легко сломать и заменить похожей.  

Маг зыркнул на отца со злобой, но оборотень только улыбнулся и снисходительно заметил:  

– Полно тебе, Ред. Ты уже оправдался за прошлое. Пора бы возвращать себе статус.  

– Верну, – прохрипел маг. – Но иным способом.  

– Ну давай – давай. Я посмотрю.  

После этого в руке у директора появилась связка с тремя ключами и брелоком в виде бутылочки с искусственной синей жидкостью внутри.  

Ред было потянулся за ключами, но в этот момент Яков, резко дернув руку на себя, заметил:  

– Жду от тебя ответа. И учти – отрицательный я крайне не приемлю.  

Ред утробно зарычал. Демон чуть не рвался изнутри, чтобы разорвать оборотня. Глаза мага на мгновение блеснули золотистым светом, зрачки сузились, а потом так же резко расширились, приняв обычную форму.  

Его разрывало изнутри. Демон будто бы рвал его грудную клетку, ломая кости и поглощая сердце, сжигая его в пламени ненависти.  

– Благодарю за помощь.  

Маг вырвал из рук оборотня ключи, развернулся и, покинув дом, хлопнул дверью.  

На улице уже была кромешная тьма. Фонари вдоль тропинки светили неоном, с неба срывались редкие снежинки, а издалека доносился гул мегаполиса.  

Ред прижался спиной к ледяной поверхности железной двери, заведя руки за спину – и посмотрел на небо. В воздух вырвалось облачко пара, легкие обожгло холодом, а лицо закололо морозцем. Щеки тут же покраснели, нос защипало, а глаза заслезились.  

Демон попытался как – то вывести Реда на эмоции, но у мага не было сил. Он не мог злиться, не хотел устраивать сцен отцу. За долгие годы жизни в семье Блейков он понял, что Якова Денисовича не проймет ничего, даже болезненный стон сына.  

Видя, какую жестокость отец проявлял к старшему, Ред осознавал собственное положение должника. Блейк – старший вывел его в люди, дал образование, работу и возможности, и за все это надо было платить своим повиновением.  

Но как же ему надоело склонять голову перед таким никчемным человеком, как собственный отец.  

Зубы заболели, когда челюсти максимально напряглись, а сердце вновь застучало быстрее, стоило Реду отделиться от двери и пойти гордой походкой к воротам.  

Он знал, что отец смотрит на него. Знал, что некоторая зависть сгрызает его изнутри, и все равно – Ред желал доказать, что стоит куда большего, чем просто быть пешкой в руках директора офиса и его заместителя.  

Маг сел в машину, завел мотор и, положив кобуру с пистолетом и документами на него на водительское, направил машину к мосту через Волгу. Река уже замерзла, по ней было не пробраться на другую сторону, да и пароходы мирно спали не у пристаней, а в доке, который с моста был виден более чем отлично.  

Ред не первый раз проезжал по мосту, который казался ему вечным соблазном, однако именно в эту ночь ему захотелось остановиться в кармане на полпути, оставить машину с включенным двигателем и, подойдя к периллам, взглянуть вниз.  

В середине Волга не замерзла. Ее черные воды куда – то все равно текли, унося с собой нечто важное и недоступное.  

Ред и сам не понял, как оперся спиной на перекладину, опасно развел руки, положив ладони на ледяные перилла, а затем, выдохнув в небо, накренился назад.  

Холодный ветер подхватил его под спину, ударил по оголившейся шее, словно прижатый к коже серп палача, а волосы окончательно растрепались, поддавшись воздушным потокам. Полы пальто колыхнулись, по телу пробежала дрожь от мороза, пробравшегося под рубашку.  

Нога слегка оторвалась от асфальта, но вторая еще стояла на земле, когда парня схватили за полы пальто, оттянули с края – и бросили в сугроб.  

– Ты с ума сошел! Ред!  

Вихров ударил его по щеке, после чего поднял за локоть, как следует тряхнув.  

– Совсем рехнулся?  

– Ад…  

– Ты какого лешего тут творишь? Что ты здесь вообще забыл в такое время? Половина первого ночи…  

– Ночи? – удивился Ред.  

Он взглянул на наручные часы: оказывается, он пробыл у отца почти три часа. Но это время пронеслось так быстро, что маг даже испугался: нет ли в особняке отца какого заклинания на «торможение» времени.  

– Что – то случилось? – вдруг спросил искренно Адольф.  

По лицу Вихрова было тяжело сказать, испытывает ли дух сожаление или же желает выказать поддержку коллеге, однако Ред не почувствовал опасности. Адольф действительно интересовался не с целью выведать секреты.  

– Случилось, – не стал скрывать маг.  

Тон парня подсказал Адольфу, и дух, вместо обычных слов, кивнул на свою машину и заметил:  

– Оставим на парковке. Тебе надо развеяться.  

– Чего?  

– Поехали. Я знаю хорошее место.  

– Адольф… не время…  

– Пошли. Иначе ты с ума сойдешь на самом деле. Давай, поехали.  

– Но куда?  

– Увидишь…  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Саша привыкла не спать до глубокой ночи, но именно в эту полночь ее предчувствие не давало сомкнуть глаз. Неприятное ощущение в груди буквально заставляло просыпаться от накатывающей волны сонного дурмана и ждать, когда ворота откроются, а во двор въедет БМВ.  

Но время тянулось, стрелки часов неумолимо неслись по кругу, а Реда все не было дома. Он обещал приехать после восьми вечера, но ни мобильный, ни брат не могли дать ответ, где находится маг. Натан и сам часто звонил Саше, чтобы понять, куда делся Блейк – младший, однако девушка не могла даже предположить.  

Роза давно уснула, свернувшись клубком под одеялом, Стас также не выдержал пытки и погрузился в царство грез. Гарри предупредил, что заночует в городе, так как завтра ему ехать по делам по приказу Реда, а Маркус странно затих в комнате.  

Агнесса, изначально желая все – таки дождаться мага, не выдержала – и уехала домой, мотивировав это завтрашним дневным дежурством.  

В итоге Саша осталась совсем одна.  

Ни в комнате, ни в кабинете Реда, ни в холле она не могла найти себе места, пока не услышала заветный щелчок ключей в замке.  

Только Саша сразу узнала эти неуверенные тычки в скважине, слабые повороты ключа, а также резкий скрип дверной ручки, на которую человек опирается, чтобы снискать хоть какую – то опору.  

Девушку пробрал мороз страха. Она помнила пьяного отца, прекрасно запечатлела в памяти его побои в таком состоянии и, сделав для себя метку, старалась избегать мужчин и парней в алкогольном опьянении.  

Но куда бежать от Реда?  

Где спрятаться в его собственном доме?  

Саша передвинулась на диване так, чтобы увидеть происходящее в коридоре.  

Маг не стал включать свет, а молча закрыл дверь, не хлопнув ею при этом, и упал на пуфик. Он вытянул устало ноги, уперся спиной и затылком в стену, а виском приложился к ледяной оправе зеркала.  

Просидев так пару минут, Ред так же тихо, словно в обычном своем состоянии, потянулся вниз, чтобы сбросить ботинки, однако в этот момент его пошатнуло.  

Он оперся рукой о пол, после чего Саша еле улыбнулась: в таком состоянии согнутого нечто парень расшнуровал свободной рукой сначала первый ботинок, а затем выудил силой вторую ногу, не став заморачиваться с застежками и бантиками.  

После этого маг встал, оперся одной рукой на стену и стал стягивать пальто. Это у него получилось куда быстрее, после чего парень, пошатываясь и держась за стены, прошествовал в холл.  

Он даже не сразу обратил внимание на сидевшую на диване Сашу.  

Но, уловив периферическим зрением ее фигуру, Ред обернулся и, разведя руки в стороны, жестом поздоровался.  

– Ред?..  

– Тихо, – прошипел маг, смотря наверх. – Дети спят?  

– Конечно. Не тебя же ждут.  

– Отлично, – Ред направился к лестнице.  

Но уже первая попытка подняться на второй этаж привела к падению с громким треском, а также – тихим ругательством со стороны мага, ухватившегося за перилла.  

После этого Саша уже не выдержала, подошла и, увидев, как маг сел на ступеньке и прижав руку к груди, начал тереть ушибленное запястье. При этом девушка увидела рассеченную губу и красное пятно на лбу.  

Она присела напротив мага на корточки, посмотрев Реду в глаза, и увидела в них отчаяние. Оно было оголенным, лежавшим на самом видном месте, словно желавшее быть замеченным.  

Ред молчал, ничего не говорил, смотрел в пустоту и тер ушибленную руку, хотя, как поняла девушка, так болело меньше всего. Просто нужно было хоть что – то делать…  

– Ред, что случилось? – уточнила тихо Саша.  

Маг слегка улыбнулся и, скривившись от боли в рассеченной губе, слизнул выступившую каплю крови.  

– Я случился…  

Эта фраза чуть не вывела Сашу из образа безразличной эгоистки. Эта формулировка была ей знакома так же хорошо, как и вся таблица умножения. Такое не придет в пьяную голову, если в душе при трезвости не творится ад.  

Двигаться Саша не могла. Ей было тяжело подобраться к Реду так, чтобы не задеть уже натянутые до предела струны внутренней тревоги парня.  

Поэтому она тихо продолжила, сидя на корточках:  

– Тебе плохо? Что – то произошло в офисе? Или вы снова поругались с Натаном?  

– Нет, – легко ответил Ред, смотря в пустоту и глубоко дыша, словно пытался сдержать слезы. – Скажи, у тебя было ощущение вакуума?  

– Что?  

– Когда вокруг есть мир, люди и вроде бы близкие, но ты как будто… один? – он задавал вопросы в пустоту, но Саша готова была крикнуть.  

Этот монолог, эти слова, эта невысказанная, спрятанная внутри боль – все это показалось Саше каким – то зеркалом, в которое она смотрелась последние лет пять и не могла добиться ответа. И вдруг отражение заговорило само, выучив реплики.  

– Я жила в таком состоянии почти десять лет, – заметила спокойно Саша. – Ред, вставай. Тебе надо отдохнуть.  

Она поднялась и, осторожно взяв Реда за руку, потянула на себя, чтобы поставить на ноги. Но вместо этого маг поднял голову, пронзил Сашу стеклянными глазами, полными печали и тоски, и вдруг сказал:  

– Ты любишь меня?  

И тут у Саши окончательно опустело внутри.  

Кишки и желудок свернулись в узелки, только что вновь восстановленный хрустальный шар с мечтой запылал изнутри, нагревшись до предела. Каленое стекло, которое Саша самолично укрепила ненавистью и злобой, вмиг покрылось трещинами, приготовившись лопнуть.  

Ее глаза наполнились слезами, а пальцы, которые держали запястье Реда, невольно крепче сжали выступающие косточки. Из – за алкоголя у мага поднялась температура, и его кожа пылала обманчивым теплом, а глаза сияли тем же опьяняющим спокойствием.  

Только Саша слишком хорошо знала эту ловушку.  

Отец тоже, когда приезжал домой выпивший, становился ласковым, просил прощение, валялся в ногах у дочери, умоляя попробовать все сначала… И Саша покупалась на этот трюк ровно до четырнадцати, а потом выучила: алкоголь туманит разум, делает его более гибким, высвобождая из пут рассудка чувства.  

Но и они бывают неверными. Такие же тупые и пустые обманки, которые красивые лишь снаружи. А копнешь – настоящая грязь, слепленная из лести и лжи.  

– Ну же, – потребовал вдруг Ред, сам ухватившись за руку Саши. – Скажи… твои глазки никогда не врут… смотришь на меня, как на солнце, а подойти – боишься.  

– Ты бред несешь, – сурово заметила Александра, резко дернув парня.  

Он встал, оперся одной рукой на перилла, а второй – сильнее ухватился за руку Саши, слегка навалившись на девушку. Но Саша простила такой выпад: Реду было тяжело координировать движения, ибо выпитый алкоголь атрофировал функцию прямой походки и стойки.  

– Что, граф больше нравится? – вдруг вырвалось у Реда со злобой.  

Он слегка отстранился от девушки, посмотрев на нее с негодованием.  

– Ну конечно… деньги, власть, связи… такой и обласкает, и защитит. Не ровня нам… щенкам, без рода и чистой крови… черным магам, кровь которых перемешана с дьявольской…  

– Хватит, – попросила Саша, схватив Реда за плечо. – Прошу тебя, замолчи. Ты просто перебрал, сейчас тебе стоит лечь – и отоспаться. И все. А завтра, как ты и хотел, мы поедем за город. Верно?  

Ред ничего не ответил. Он слегка отстранился от Александры, словно чувствуя фальшь в ее словах, а через секунду, подавшись вперед, схватил девушку за подбородок – и поцеловал.  

Сердце остановилось, дыхание комок встало в глотке, а руки сжали рубашку мага так, что пальцы побелели. Мышцы в спине свело судорогой, а от лица отлила кровь.  

Мысли вмиг улетучились, когда Ред, отпустив Сашу и посмотрев на нее с настоящим желанием, приобнял девушку за плечи и заставил сделать полшага к нему, оказавшись в опасной близости.  

– Понравилось?  

– Нет…  

Саша резко ударила его в грудь, отчего Ред задохнулся, начав кашлять и вновь оседать на ступеньки лестницы. Девушка наскоро вытерла губы и, сбегав на кухню за графином с водой, выплеснула весь на голову Реду.  

– Очнись, идиот! – крикнула Саша, забыв о спавших наверху детях. – Что ты творишь…  

– Что хочу, – заметил маг, вытерев лицо рукавом.  

Его глаза сверкнули в темноте золотом, после чего Саша сразу поняла, что сие творит даже не Ред, а его демон. Губы Блейка исказила дьявольская ухмылка, после чего Саша услышала аромат дорогого виски, который до этого не чувствовала, а потом и вовсе сообразила: Ред был в каком – то борделе.  

Его всегда уложенные волосы растрепаны, как после интима, рубашка расстегнута на две пуговицы, а ремень на брюках затянут слишком сильно – маг так не делал никогда, ведь с такой натугой было практически нереально двигаться в бою.  

Да и от рубашки парня несло не только травами и одеколоном, но и сладким привкусом электронных сигарет, а также – женского парфюма. У Агнессы таких нет, Саша уже выучила все ароматы Моура, значит, парень шлялся по клубам или стриптиз – барам, но не утолил голод демона до конца.  

– Не смотри так, Германова, – прохрипела тварь, оскалившись. – Он тоже живой… слышала бы ты, какие у него мысли были на мосту, когда он хотел прыгать… давно я такого не видел.  

– На мосту? – изумилась Саша, сразу переключившись с ненависти на испуг. – На каком еще мосту?! Что произошло?! Отвечай!  

– Саша, что случилось?  

Александра подняла голову и, присмотревшись ко тьме, увидела на втором этаже Маркуса. Вампир не был заспанным, однако его тело уже было облачено в черные штаны и футболку, в котором парень явно бы не стал щеголять днем при всех.  

– Ред? – глаза вампира сверкнули алым, когда он обратил внимание на сидевшего на ступеньках мага.  

Ред поднял голову и тут же улыбнулся.  

– И ты здесь… Ну что же, не получилось. Но в следующий раз тебе не отвертеться, Германова.  

И в следующую секунду тело Реда обмякло на ступеньках. Глаза мага потемнели, приняв свой карий оттенок, а кожа странно побелела, словно из парня выкачали всю кровь.  

Саша и Маркус тут же подбежали к Реду и, приподняв мага, чтобы голова не запрокидывалась, потрясли. И Блейк, на их удивление, почти сразу отреагировал. Он пару раз моргнул, поморщился, словно ему было больно и вдруг выдал вполне трезво:  

– Вы чего? Все спят давно.  

– Ты обалдел? – Маркус посадил Реда и еще раз тряхнул. – Ты только что сам орал тут так, что слышно было в Альпах.  

– Не неси бред.  

Он встал и, пошатнувшись, удачно приземлился на диван. Саша не стала больше влезать. Маркус сам подошел к Реду и, взяв мага за плечи, попытался посмотреть в глаза. Точнее в их глубину. Туда, где и обосновался демон.  

– Ред…  

– Все хорошо, – сразу сказал маг, убрав руки графа с плеч. – Идите спать.  

– Точно все нормально? У тебя давление понизилось резко.  

– И что?  

– Сердце стучит медленнее… дыхание сбивается. Это признаки…  

– Уходите, – вдруг приказал Ред вяло, смотря в одну точку.  

– Саш, – Маркус сделал три шага назад, – иди к себе. И проследи, чтобы до утра никто к вам не вошел.  

– Что происходит?  

– Делай, как говорю. Потом объясню, – тише произнес вампир, подтолкнув девушку к лестнице.  

И Саша повиновалась. Она скрылась на втором этаже в сумраке, и ровно через две минуты Маркус услышал, как заскрежетал замок ее комнаты. А еще через минуту у горла мага оказался обсидиановый клинок. Гарри не надеялся, но всегда был готов защищать членов группировки от сошедшего с ума лидера.  

– Докажи, что не нападешь, – приказал Маркус сурово. – Или он перережет тебе горло.  

– Ты серьезно? – меланхолично уточнил Ред.  

Он специально наклонился, чтобы кожа все – таки соприкоснулась с лезвием. Гарри сразу отдернул руку, так как на кожу попала капля крови Реда, а на шее появилась тонкая красная линия.  

Глаза Реда не выражали ничего, кроме отчаяния, которого Маркус никогда не видел во взгляде лидера. Блейк никогда не расстраивался, никогда не опускал глаза и ни за что бы не стал огорчаться из – за каких – то неудач.  

Но что могло вывести парня из душевного равновесия?  

– Убивай, – жестко приказал Ред. – И забирай ее себе! – вдруг рявкнул маг, двинувшись на Маркуса. – Граф чертов! Я тебя ненавижу! Приглашение он ей сделал! И что дальше?! Захочу – и ты, и она, и весь офис будет лежать у моих ног!  

– Заткнись, – приказал с шипением Маркус, выпустив когти.  

– Или что? Вонзишь мне свои коготки в глотку? Так давай, – маг откинул воротник, оголив часть ключицы справа. – Что? Слабо? Или ты у нас не питаешься падалью вроде меня?!  

– Хватит!  

Гарри встал между ними, чтобы не допустить кровопролития, но в тот же миг его за плечо схватил Шефнер. Вампир с силой сжал сустав Дербь, и заставил тем самым коллегу отойти в сторону, согнувшись от боли, а сам ринулся на мага.  

Он протянул руку, чтобы схватить мага за горло, но в этот момент Ред сам рухнул ему навстречу, потеряв сознание. Тело Блейка стало легким, как тряпочка, и Маркус, подхватив парня, не ощутил в нем жизни. Словно поймал не живого человека, а труп.  

– Ред… Ред?!...  

– Что с ним?!  

– Черт, – Маркус положил мага на диван и, расстегнув его рубашку на груди, приложил ладонь к ледяной коже парня. – Гарри, тащи из лаборатории глюкозу, срочно. И дуй на кухню. Нужен будет сладкий чай.  

– Хорошо.  

Вампир умчался наверх, а потом, как и приказал Шефнер, на кухню. Маркус же, справившись с уколом, взял Реда за руку и стал считать пульс, так как он не ощутил рядом ни демона, ни сил мага. Шефнер долго не мог понять, в чем дело, пока Ред снова не приоткрыл глаза и не осмотрел с удивлением собственный холл.  

– Что за… Марк?..  

– Очухался? – вампир быстро осмотрел зрачки мага, но почти сразу получил по рукам. – Что, не нравится? А приставать к девушкам в пьяном угаре и орать на все агентство тебе больше по душе?  

– Приставать? – изумился Ред, и в его взгляде вампиры прочитали испуг. – Гарри? – маг повернул голову к пришедшему заместителю с немым вопросом во взгляде. – Я что – то сделал Сандре?  

– Слава богу – нет, – сразу отчеканил Гарри, ставя чай на стол. – Но ты был близок.  

И тут Маркус увидел, как и без того бледное лицо мага побелело. Ред закрыл лицо рукой, словно таким образом желал спрятаться от содеянного. Но граф был воспитан иначе: он схватил руку Реда и, заставив парня смотреть на себя, слегка склонился к нему и заметил:  

– Хоть пальцем ее тронешь – я тебе хребет переломлю. Самолично.  

– Марк…  

– Не играй со мной, – глаза Шефнера засияли алым, а клыки во рту удлинились. – Я хорошо знаю, как вонзить клыки – и не оставить следов.  

– Марк, хватит, – попросил Гарри, но тут же получил в живот болезненный тычок локтем.  

– Не лезь.  

Пальцы Шефнера сжали горло Реда, после чего оба вампира увидели, как глаза мага засияли золотом, а волосы начали белеть. Тело парня содрогнулось от внутренней судороги боли, но Маркусу это и было нужно.  

– Смотри, – приказал граф, обращаясь к Гарри, – вот, какой твари вы подчиняетесь.  

Он швырнул Реда на пол, к камину. И маг, на удивление Гарри, почти сразу поднялся. Точнее – демон заставил тело подчиниться собственной воле. Дьявол обязан был защищать хозяина до последнего, и тот, кого себе выбрал Ред, всегда ощущал тот момент, когда стоило вмешаться.  

Вокруг Реда заклубился черный дым скверны. В помещении запахло гнилью и плесенью. На окнах появилась снежная корка, а на цветах в вазе на общем столе – иней. На трех фотографиях, стоявших на каминной полке, из – за льда не стало видно лиц, а на паркете образовались странные темные полосы, похожие на извилистые ленты.  

Однако это были всего лишь щупальца тьмы, которыми Ред планировал защищаться.  

– Пока он под действием алкоголя, его сознание подчинено дьяволу, – заметил спокойно Маркус, вставая между Гарри и Редом. – Ну что, скажешь что – нибудь? – он обратился к магу. – Или что, эта тварь еще и говорить научилась за своего хозяина?  

Несколько минут в комнате царила гробовая тишина. Где – то тихо тикали часы, за окном выла метель – ее мелодии были слышны в дымоходе. В окна бились снежные хлопья, наверху изредка доносились скрипы половиц, однако Маркус все контролировал.  

Он знал, что Саша ослушается, однако к этому можно было оказаться готовым. Но Шефнер явно недооценил девушку.  

Под потолком разорвалась золотая вспышка, накрыв всю комнату янтарным светом. Канделябры загорелись, лампы замерцали, а в зеве камина появился яркий желтый огонь, который смог тронуть своими языками штанину мага – и тем самым заставить его подскочить, вскрикнув.  

Тут же глаза Реда стали карими, но волосы так и не почернели. Они остались серебристыми.  

Маркус поднял голову – и увидел Сашу, которая взирала на них со второго этажа со злобой. Ее бронзовые волосы были стянуты в тугую косу, тело облачено в форму для тренировок в зале, а на поясе сиял эфес рапиры.  

– Саша?  

– Отойдите от него, – приказала Александра тем самым тоном, которому нельзя было не подчиниться.  

– Ты чего? – удивился Гарри.  

– Ничего. Капитан Блейк, – он повысила тон, и Ред наконец – то взглянул на нее. – Если ты забыл, у нас сегодня дежурство. Утреннее. Взгляните на время.  

В этот момент все обратили внимание на огромные часы с маятником в углу холла. И ту же секунду стрелки, остановившись на двенадцати и пятерке, заставили механизм издать звенящий перезвон, возвещая о времени.  

Пять утра – начало дежурства утренней группы Карателей и Охотников. Ночники закончили обход и потихоньку передавали дела и преступников в руки коллег.  

Саша знала наизусть график Реда. И, хоть ее и возмущало, что магу поставили дежурства даже в праздники и с его – то медицинской картой, все – таки в тот момент, когда она увидела разъяренного Маркуса, девушка готова была благодарить Натана за дежурства.  

Если бы не тот факт, что магу нужно было выходить в Вознесенский район – один и самых спокойных, – Маркус бы точно схватил Реда за шкирку и вытряс дух.  

– Собирайся, – приказал строго маг, не смотря в глаза Саше. – Идем.  

– Куда? В таком состоянии? – изумился искренне Маркус. – Ты себя видел? Никто не допустит тебя до дежурства.  

– Контроль я могу пройти уже после, – заметил строго Ред, посмотрев на графа с ненавистью. – Как раз и проветрюсь.  

Не успел Шефнер бросить ответную колкость, как Ред уже скрылся на втором этаже. А через пару минут, выйдя к ребятам в своей привычной униформе и рапирой на поясе, маг быстро пригладил расческой в коридоре волосы, бросил в рот жвачку и, кивнув Саше, демонстративно бросил на тумбу ключи от машины.  

– Заберешь на Рязанской сорок пять, – сказал Ред, посмотрев на Гарри.  

И Саша заметила, как глаза того широко распахнулись. И тут же поняла: вампир знает, где был Ред. И Саша его об этом обязательно спросит. Но чуть позже, когда заместитель сам отойдет от шока.  

– Гарри!  

Голос Реда настолько внезапно врезался в сознание, что Саша вздрогнула, когда вампир приблизился и, остановившись в паре сантиметров от мага, вопрошающе кивнул.  

– Соберите вещи. Завтра утром мы уезжаем в Лесино.  

– В дом Якова?  

– Да.  

– Это окончательное решение? – уточнил строго Гарри.  

– Более чем.  

Ред развернулся на каблуках сапог – и вышел из дома, оставив и Сашу, и Гарри со смешанными чувствами. С одной стороны, ребята хотели верить магу, но с другой – они осознавали, что парень либо не в себе, либо же у него есть какой – то план, финал которого может быть только отрицательным. Поэтому, собственно, Ред и молчит.  

– Я разберусь, – вдруг пообещал Гарри, повернувшись к Саше. – Отвлеки его.  

– Хорошо.  

Саша покинула дом и обнаружила мага около ворот. Ред выкуривал очередную сигарету, выдыхая в ночную мглу серый дым, пропахший ванилью.  

– Идем?  

– Конечно.  

 

***  

Вознесенский район был одним из самых дальних в городе. Тут не было торговых центров, зато разрослись естественные парки, которые особо и облагораживать было не нужно. Деревья тут были в разы выше, чем в центре, с Волги несло сыростью и дождем, а с близлежащего леса – хвоей.  

Хоть Саша уже почти полгода тут жила в агентстве Реда, все – таки ей было непривычна такая тишина. В пять утра на улицах не то что людей, машин толком не было. Можно было гулять по проезжей части без особых забот.  

И Ред этим тоже пользовался. Он шел неторопливо, вслушиваясь в каждый шорох, но при этом особо не напрягался. Его руки были спрятаны в карманах, но не сжаты в кулаки, а лицо, хоть и имело оттенок мертвенной бледности, все – таки источало умиротворение.  

Маг как будто вырвался из суеты дней и попробовал расслабиться.  

– Можно узнать, где ты был? – спросила осторожно Саша.  

– В стриптиз – баре на Рязанской, – без стеснения ответил Ред. – А что?  

Саша не могла сказать, что как – то разочарована или обижена такой честностью, однако ее все равно кольнуло. Она представляла себе мага несколько… иным.  

Конечно, Ред создал вокруг себя идеальную картинку, а вот реальную свою сущность показывал отнюдь не близким или коллегам.  

– У тебя точно что – то случилось, – заметила Саша. – Только что? Расскажешь?  

– Ничего, – сразу отрезал маг, и его тон изменился на стальной. – За ту выходку с поцелуем – прошу прощение. Постарайся забыть.  

Саша уже хотела съязвить, однако понимала, как убого будет выглядеть ее ложь. Она бы никогда не стала забывать то мгновение, когда губы мага коснулись ее обветренной и обкусанной кожи, а пальцы сжали до побеления плечи.  

Такое могло случится только под алкоголем, следовательно – на большее ей рассчитывать было нельзя. Но Александра ловила себя на мысли, что и этого ей вполне достаточно. Раньше и такого она не испытывала…  

За своими мыслями ни Саша, ни Ред не заметили, как вдвоем дошли до перекрестка с Бульварным кольцом. На улице был мороз, все блестело в свете фонарей. Парк, стоявший в центре круговой дороги, сиял сине – фиолетовыми оттенками в свете полной луны, неприкрытой тучами.  

Метель улеглась, с Волги, на удивление, не дул ветер. Окна окружных домов были темными, а вокруг царила приятная тишина. Даже птицы не кричали, хотя приближался рассвет.  

В этот момент Ред, остановившись перед красным светофором, странно поежился и размял шею. Косточки хрустнули, а глаза мага странно сфокусировались на пустоте справа. Словно парень что – то увидел.  

– Ты чего? – удивилась Саша, всматриваясь в темноту.  

– Оттуда веет могильным холодом, – строго произнес маг, стягивая с рук перчатки. – Назад.  

Он двинул Сашу себе за спину, и через секунду из тьмы прилетел какой – то дротик. Александра уловила острие лезвия, пролетевшее в миллиметре от лица Реда. Оно не поранило мага, однако срезало пару волосинок на виске парня.  

Маг тут же оголил клинок, и уже следующий дротик отразил в сторону, а третий и вовсе – схватил пальцами, не дав острию вонзиться в лицо Александре.  

Глаза Реда загорелись золотом, но зрачки остались круглыми, человеческими. На руках парня показались длинные когти, а губы расплылись в дьявольской улыбке. При этом волосы остались черными, что еще раз доказывало Саше: Ред в сознании, он понимает, что творит и контролирует демона.  

И в этот момент Александра сама почувствовала холодок: он пронесся мимо нее, взметнув в сторону тяжелую косу, а также ударив больно по лицу морозом.  

Ред обернулся и, взмахнув лезвием рапиры, пустил в пустоту фиолетовую молнию. Она врезалась в ограждение парка, раскрошившись белыми искрами, а после, на глазах ребят, все фонари в округе, как по приказу, отключились.  

Улица погрузилась во тьму, а плафоны фонарей резко лопнули, усыпав проезжую часть и тротуары мелкой крошкой стекла.  

Ред взял Сашу за руку и, стиснув ее пальцы, приказал:  

– Не отпускай руку. Ни в коем случае.  

– Ред…  

– Это не бес и не низшая сущность. С нами играет сильный зеркальщик.  

– Как ты понял?  

– Я узнал энергию, – волосы парня побелели, а полы пальто взметнулись, – зря он подошел так близко.  

В темноте засияли янтарем дьявольские глаза с узкими прожилками, а также оголившиеся в ехидной усмешке клыки.  

– Защищай Сандру, – рыкнул маг в пустоту.  

Но Саша поняла – это приказ дьяволу. И невольно в душе снова кольнуло, но уже приятным теплом. Ред печется о ней даже в тот момент, когда самому бы не помешала помощь.  

Подняв клинок и всматриваясь в округу, Ред готов был обороняться от любой твари, а у Александры только сейчас появилось то самое чувство, которое вечно ей подсказывало. Огонек в груди загорелся, волосы замерцали золотом, а глаза полыхнули лазурью.  

Саша вцепилась в руку Реда сама, но в ту же секунду услышала стон парня и его мольбу сквозь рык:  

– Не трогай меня… нет… Горячо! Молчать! – последняя команда была точно от Реда. – Задействуй свою силу и освети мне как можно большую территорию, – приказал маг.  

И Саша подчинилась.  

Как распространять свой свет она научилась еще на самых первых занятиях. Ред сказал, что это просто – и на деле это оказалось так. Стоило только представить, как копошащееся внутри тепло растекается по округе, словно разлитое молоко, как сила подчинилась сама собой. Словно Саша это умела с рождения.  

Золотой круг расползся на пять метров вперед, и Ред тут же увидел ускользнувшую во тьму дымчатую фигуру. Больше у мага сомнений не было – это тот же тип, что и напал на них в офисе.  

– Ред…  

– Тихо, – рыкнул маг.  

Он внимательно следил за кружащей вокруг фигурой, однако никак не мог понять мотива. Сущность явно имела какой – то приказ, но при этом как будто не торопилась исполнять его. Она словно изучала свою жертву, выискивая слабое место.  

– Прочь, – рыкнул Ред в темноту. – Или я закончу то, что начал в офисе.  

Саша чуть не крикнула, но сдержалась, сильнее сжав пальцы Реда. Пусть сейчас говорил и дьявол, который прекрасно видел противника, все – таки он пытался подстроиться под интонации Реда. Демоны могли копировать в идеале и речь, и голос, и внешность своего хозяина.  

Но ведь есть же люди, кто видят сквозь сумрак и морок колдунов. И таких не обмануть дешевым спектаклем.  

Саша выглянула из – за плеча Реда, и почти сразу увидела, как в клубах дыма впереди закопошилось нечто, напоминающее по очертаниям человеческую фигуру. Она была неуклюжей, словно слепленная неумелым ребенком кукла, однако ее безликость и асимметричность конечностей заставляли бежать мурашки по коже.  

– Прочь! – рявкнул Ред.  

Он вновь бросил вперед фиолетовую молнию, но в следующую секунду сущность, прорвавшись сквозь золотой порог, кинулась прямо к магу.  

Саша ослабила хватку, а Ред, на мгновение овладев телом, оттолкнул девушку и принял удар на себя.  

– Ред!..  

Ее крик потонул в каком – то вакууме, который образовался после атаки сущности.  

Дышать стало в разы тяжелее. Саша глотала ртом воздух словно рыба, вброшенная на берег, но при этом чувствовала: кислород присутствует, но только он какой – то густой, похожий на слизь, стекающую из носа в больное горло.  

Вокруг Реда заклубился черный дым, в котором Саша сначала различила фигуру самого мага, а затем и сущности, которая то появлялась, то исчезала. Как из – за плотной стены, до Саши долетали вскрики как самого Реда, так и неведомой твари, которая голосила на высоких частотах.  

Душа екнула, когда Ред, разогнав дым и разведя руки в стороны, собрал все свои силы, накопленные за праздники, и буквально заставил собраться на ладонях сгустки энергии.  

Фиолетовые сферы пульсировали, что означало истощение организма колдуна, однако Саша видела белую сердцевину: истинная сила, которую маги вызывают только в крайнем случае, ибо она тесна связана с жизненными ресурсами.  

Та же регенерация не будет работать так безупречно почти неделю, если колдун согласился использовать, по сути, частицу себя самого в борьбе с нечистью.  

Но Реду было плевать, поэтому Саша, выпрямившись и забыв о проблеме с воздухом, также собрала силы между ладоней и, осветив улицу почти до самого перекрестка янтарным сиянием, пустила сферу в стоявшую неподвижно темную фигуру.  

Разумеется, Саша промахнулась, а ее сфера расползлась золотыми искрами по чугунной ограде парка, зато Ред, пустив сферу с левой руки, попал в цель.  

Сущность, уже унесшаяся в небо, чтобы скрыться, осыпалась клочками пепла, но при этом смогла улизнуть, скрывшись где – то за соседними домами.  

Ред не стал ее преследовать. Во – первых, он не собирался бегать за своим убийцей – если нужно, они еще встретятся, – а во – вторых – сил не осталось вовсе.  

Маг осел на одно колено и, прижав ледяную ладонь к гудящей голове, попытался сосредоточиться, однако Саша, подойдя ближе, увидела, что парня раздирает изнутри дьявол. Он получил хороший шанс выплеснуть энергию и злобу, однако так и не вкусил жертву выигранного боя.  

– Ред…  

– Очень больно, – прохрипел Блейк, потирая грудь. – Он чуть ли не рвет кожу, тварь…  

– Ты о чем? – изумилась Саша, присев напротив парня на корточки.  

Она подумала, что сущность что – то сделала с парнем, но, аккуратно отвернув полы пальто, обнаружила лишь разорванный свитер и четыре новых рубца, легших красными полосами поверх шрама от ритуала на заводе.  

– Заживет, – заверил Ред, запахнув пальто и заткнув пространство шарфом, чтобы кожу не обжигало холодом. – Теперь я уверен, что поступаю верно.  

– Что? Объясни, пожалуйста.  

– Мы уезжаем. Немедленно, – Ред выудил из кармана смартфон и набрал Натана. – Они пытаются убрать меня, чтобы забрать Стаса быстрее. Но этому не бывать. Никогда!  

Тон мага не обещал ничего хорошего. Более того, Саша поймала себя на мысли, что ей самой становится страшно. Ред мог быть поистине ужасающим зрелищем в глазах сослуживцев и даже группировки, но Саша была уверена, что уже видела все. И ее вряд ли можно удивить.  

Но нет, оказалось, она вновь ошиблась.  

И Реда она почти не знает.  

Пока Ред разговаривал с Натаном, а точнее – кричал на всю улицу и что – то требовал от брата в четыре утра, Саша обошла круговой парк, присмотрелась к обочине – и вдруг увидела что – то блестящее.  

Она тут же подошла к сугробу и, убрав снег, обнаружила сорванный амулет. Металлический паук поверх пятиконечной звезды. Саше казалось, что она видела нечто подобное, однако решила сначала показать находку Реду.  

И каково же было ее изумление, когда глаза мага широко распахнулись, а в голосе появился хрип. Парень закончил говорить с Натаном, взял амулет в руки и посмотрел на Сашу одновременно со страхом, и решимостью.  

– Это уже не смахивает на совпадение.  

– О чем ты?  

– Помнишь, я ездил с Адольфом в Лазунское?  

– Да.  

– Когда его ранило осколком, я нашел в снегу такой же амулет. Точная копия.  

– Да? – удивилась Саша. – И что? Ты думаешь, Регде помогает…  

– Очень хочу ошибаться, но похоже, что Культ плотно сел мне на хвост. Рейну очень сильно нужен Стас.  

– Но зачем? Ты мне так и не рассказал тогда.  

– Что ж, настало время раскрыть карты. Хотя бы тебе, – вдруг дополнил маг, но при этом его взгляд потух.  

Они решили не искушать судьбу, и, сдав дежурство патрулю из соседнего района, вернулись домой. Ред сослался на переутомление от схватки с сущностью, а после, направив отчет Дознавателям, сразу вызвал такси – и увез себя и Сашу в безопасное место.  

Агентство в половине шестого утра еще спало, поэтому Ред, сделав себе и Саше чай, уселся в холле на диван и, странно сжавшись, как перед ударом, тихо сказал:  

– Стас является дампиром, а все, кто относится к их числу, считаются особой кастой. Их тела не стареют, они сильны, их возможности даже превышают умения чистокровных. Но! – Ред отхлебнул кипятка, – Есть в них и то, за что их готовы отдать на органы. Кровь, печень и сердца. А также – легкие. Эти четыре компонента их тела самые ценные. На черном рынке их оценивают в миллионы, если не миллиарды.  

– Откуда тебе это все известно?  

– Когда Стасу был год, его в первый раз похитили, – Ред закрыл глаза и сжал сильнее чашку. – Я чудом успел, его чуть не вывезли в Финляндию. Рейн все подстроил так, чтобы выйти сухим из воды, я не смог к нему подойти, его адвокаты просто задавили меня. Да и я скажу тебе честно, – он повернулся к ней почти всем корпусом, – мне важно было в тот момент спасти Стаса, а не воевать с этой тварью.  

– После этого ты начал переезжать?  

– Это было одной из предпосылок, – заметил уклончиво Ред. – Причина агрессии Рейна и такого его желания заполучить Стаса проста, как дневной свет.  

– И?  

– Еще вначале двухтысячных у Рейна отняли дочь. Генерал сошелся с ведьмой, она ему родила девочку, от которой по округе начал распространяться негатив. Болели соседи, близкие супруги Рейна, да и он сам стал жаловаться на самочувствие. Но он прекрасно знал причину, а потому – терпел и молчал.  

– А потом?  

– Девочка подросла, ей вызывали на дом учителей и воспитателей. Но все они заканчивали трагично: один в аварию попал, второй – поскользнулся и голову разбил, а третий и вовсе – сгорел заживо в собственном доме.  

Саша нервно сглотнула. Чай обжег ей слизистую, так как попал не в то горло. Она слушала спокойный тенор Реда и внутренне содрогалась. Хоть маг и не рассказывал страшилку, а просто вводил ее в курс дела, лицо парня было максимально спокойным, а его голос не внушал страха.  

Но слова ведь не переиграешь, и Саше казалось, что ее опутывают странные невидимые нити – и сжимают в свои тугие тиски.  

– Что сделали с девочкой? – уточнила Саша. – Я же правильно понимаю, что ее тело мы видели там, под склепом?  

– Да. Ты права. Это была Инга Рейн – дочь Александра и Анастасии Рейн. Ее ликвидировал офис, так как с ее появлением стало слишком много неприятностей.  

Саша вздрогнула, но промолчала. Она заметила, с каким хладнокровием и, отчасти, ненавистью, произнес каждое слово Ред. Как будто магу было в самом деле так важно, чтобы эта девочка была мертва. Но Саша вдруг осознала, что понимает начальника: когда вопрос стоит между своими и чужими, выбор очевиден.  

– Так зачем Стас Рейну? Не хочет же он воскресить дочь.  

– Именно это и хочет.  

– Но как это возможно? Даже в некромантии ритуал воскрешения – не что иное как прерывание цикла души. Это карается законом, и любой некромант, кто пойдет против, сразу становится к стенке.  

– Да. Только вот у природы есть свои… ухищрения.  

Ред допил чай, поставил чашку на столик и, взглянув на огонь, глубоко вздохнул. Пламя дернулось, словно от порыва ветра, а после разгорелось сильнее, дыхнув на ребят теплом и ароматом углей и сожженной бумаги.  

– Дампиры – это мутация чистокровных и людей. Иными словами, они не должны существовать, однако являются своего рода эволюцией. Им не вредно солнце, они спокойно переносят жару, а также способны к размножению как обычные люди. Новая ветвь развития – и полноценное проклятие для живых.  

– Поясни, – попросила Саша.  

– Органы дампиров ценны на рынке, но почему – знаешь?  

– Нет, конечно.  

– Потому что они способны сохранять свою работоспособность без заморозки почти трое суток. А при необходимом уходе это просто замена для больных людские тел.  

– Ты хочешь сказать…  

– Органы дампира приживутся даже в уже мертвом теле. Они его оживят, заставят функционировать. Но при одном условии.  

– Душа должна остаться в теле до операции?  

– Именно, – Ред щелкнул пальцами, – но если пациент мертв – пересадка будет лишней тратой денег, времени и чьей – то жизни.  

– Инга умерла.  

– Но Рейн уверен, что сможет с помощью Стаса оживить дочь.  

– Сколько лет длится охота?  

– С четырнадцатого года. В тринадцатом Ингу убили.  

– Стас знает? – Саша почувствовала, как по ногам побежали волны мурашек.  

Но Ред промолчал. Он смотрел на огонь, не моргая, и тем самым был похож на статую, без плоти и крови, без сердца и души, без чувств и эмоций. Но Саша знала: все это есть, просто спрятано под толстой оболочкой концентрации и выдержки.  

К тому же, девушка понимала, что маг устал. Его из одного дела бросали в другое, а опасность подкрадывалась в тот самый момент, когда Ред не был готов. Но защищал. Защищал то, что было ему дорого.  

И лишь поэтому Саша до сих пор хотела попытаться поверить парню, понять его стратегию, выяснить, где у него слабые точки. Стас – одна из них, но у Александры еще было достаточно гордости, чтобы не бить по ребенку.  

– Я ему ничего не рассказывал, – заявил наконец – то маг так тихо, что Саше пришлось напрячь слух на максимум. – Но… я не думаю, что, пережив столько покушений и то похищение в «Обсидиан», он не понял сути.  

– Ред…  

– Поэтому я пытаюсь его оградить от своих дел, – вдруг вырвалось со злобой у парня. – Я не хочу, чтобы он засорял себе голову. Не хочу, чтобы он прошел то, чему в свое время подвергся я.  

– Но Ред, если Культ тут правда замешан, тогда уезжать опасно.  

– Не волнуйся. Вокруг дома будут мои люди, плюс, Натану я поручил разузнать обо всех передвижениях и звонках Стеллы. Думаю, если придет она, с ней прибудет и этот черт из группировки Вольфа.  

– Ты так уверен?  

– Да. Ты не могла это почувствовать, ибо еще слишком мало знаешь. Мне же, когда сущность атаковала, на мгновение показалось лицо того, кто был за завесой.  

– Давид.  

– Молодец, – Ред потер переносицу, после чего закрыл глаза. – С ним я покончу быстро. А заодно познакомлюсь с тем, кто натравил этого тупицу на меня.  

– А можно вопрос?  

– Конечно.  

– Почему Давид охотиться за тобой? И почему отраву подсыпали тоже – тебе? Хорошо, если последнее можно объяснить подставой и косвенным желанием твоей смерти, то конкретную охоту – я не понимаю. В случае твоей смерти им будет еще тяжелее подобраться к Стасу, я же права? Ты ведь все предусмотрел.  

– В случае моей кончины до совершеннолетия Стаса, он попадает под опеку семьи Блейк.  

– К Натану?! – изумилась Саша. – Ты чокнутый…  

– К моему приемному отцу, – поправил спокойно Ред, но при этом Саша вновь увидела отчаяние на лице парня. – Он согласился приютить Стаса, если что – то случится. Не просто так, конечно.  

– Ты заплатил?!  

– Ну зачем… после меня что – то же останется. Деньги, дом, регалии, всякие выплаты. Стас не пропадет, это точно.  

– Но из его жизни пропадешь ты.  

– Невелика потеря, – Ред закусил нижнюю губу, начав сгрызать кожицу. – Саша, послушай… Собери до семи утра все вещи. Мы выезжаем в девять. А я пока кое – что закончу.  

Он встал и, поднявшись на второй этаж, скрылся в своем кабинете, а Саша, оставшись в сумраке холла с чашкой в руках, сама не заметила, как допила чай, убрала со стола посуду и оказалась у себя в комнате.  

Роза, как и положено, сопела под одеялом, а в темном небе только – только намечался рассвет. Лазурная полоска уже полыхала на горизонте, но из – за домов был виден лишь тусклый изумрудный отблеск. Фонари еще горели, освещая улицу, а начавшийся снег превратился в бушующую метель, которая уже замела тропинку от ворот к дому.  

Саша глубоко вздохнула и тихо прошептала во тьму:  

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь…  

 

 

***  

В понимании Александры дача была чем – то далеким, старым и даже увядающим. У Сергея был недалеко от города домик с участком, но туда он ездил так же редко, как и на собрания к дочери в школу. Саша была там один раз – и больше не хотела возвращаться, так как в первый же визит подвернула ногу, а до этого – рухнула с березы и чуть не сломала шею.  

Однако, пока Ред вел БМВ за город, периодически останавливаясь на заправках и что – то покупая Стасу и Розе, Саше казалось, что она едет на современных санях в какую – то сказку.  

Метель улеглась ближе к одиннадцати, как раз тогда, когда ребята выезжали из черты города. Лесополоса, укутанная белым и голубым, сияла под слоем мороза и инея. Солнце на лазурном небе сияло белым кружком, а Волга, вновь встав подо льдом, сверкала снежинками и зеркальным отражением силуэта мегаполиса.  

Роза не отрывала глаз от такой красоты, Стас спокойно сидел и играл в приставку, Гарри, сидя на переднем пассажирском, скрестил руки на груди и, казалось, дремал, а Маркус, сидя на заднем рядом с Сашей, изредка сбрасывал один и тот же номер, который пытался до него дозвониться.  

– Заблокируй, – попросила Саша, когда в очередной раз на экране высветились цифры номера.  

– Нельзя. Сейчас на беззвучный поставлю – и пусть звонит хоть сто лет.  

Он исполнил свою угрозу, закинул телефон в куртку и откинул голову назад. Его пепельные пряди также упали вниз, открыв для Саши профиль вампира.  

Истинно графское лицо с правильными и аккуратными чертами, острым подбородком, прямым носом, тонкой линией бледных губ и прекрасным балансом разреза глаз. У Маркуса он граничил между «вороньим» и «воробьиным», при этом взгляд у графа постоянно был как бы исподлобья, с угрозой.  

Но Саша списывала такую манеру смотреть на окружающих с его работой. Киллер не может оставаться до конца равнодушным ко всему: к каким – то своим жертвам он волей – неволей питает слабость.  

– Ну когда уже приедем? – уточнила Роза на втором часе поездки.  

– Через полчаса, – заверил спокойно Ред, гоня машину по трассе. – Уже недалеко, потерпи.  

– А дача в лесу?  

– Да. Она окружена посадкой.  

– Ура! То есть… можно будет погулять?! – глаза девочки засияли.  

– Да, можно. Но под контролем.  

– Разумеется, – наигранно серьезно заметила Роза.  

Машина проехала еще пару километров, после чего Ред сделал очередную остановку.  

Трасса, как таковая, кончилась. Вокруг был только лес, даже ограждений для машин не было. Тут не ходили автобусы, изредка проезжали грузовые фуры, а лес шелестел так громко, что казалось, будто бы некто шепотом о чем – то говорит с путниками.  

Ред дал время на «погулять», и ребята, вывалившись из авто, начали мерить шагами дорогу вокруг машины, а сам маг, отойдя ближе к лесополосе, обхватил себя руками и вновь стал всматриваться в окружающее пространство.  

Саша уже видела такое раз пять, когда они останавливались. Граф ей объяснил сие просто:  

– Он боится. Прислушивается, выслеживает, – Маркус говорил с издевкой, но Саше было не смешно. – Истинная карательская крыса.  

Набравшись в этот раз смелости и получив от Маркуса немое одобрение – граф ей кивнул на мага сам, демонстративно отойдя назад, к машине, – девушка подошла к Реду и, всмотревшись в ту же точку, куда был устремлен взор мага, уточнила:  

– Кого ты хочешь увидеть?  

– Меня не покидает ощущение присутствия кого – то рядом с нами с самого начала пути, – не стал скрывать Ред, сжав рукава пальто сильнее. – Это сущность, но не та, что напала в городе.  

– Сильнее?  

– Намного, если я смог ее почувствовать.  

– А Гарри и Маркус?  

– Скорее всего – тоже. Но они не подадут вида. Они кинутся только в случае уже видимой угрозы.  

– Ред, ехать дальше – опасно.  

– Я знаю, но только так мы выманим убийц на бой. И ликвидируем.  

– На кону стоит не только жизнь Стаса.  

– И это я тоже осознаю, – Ред достал из кармана пачку с сигаретами и взял одну в рот, поднеся к кончику огонек зажигалки. – Но выбора у меня уже нет.  

Саша промолчала. Она не знала, как еще отговорить мага и заставить его повернуть обратно, в город, где есть хотя бы офис и Натан с его связями и возможностями. А тут, в глуши, Ред, по сути, может рассчитывать только на себя и Маркуса с Гарри.  

– Если они не нападают открыто, значит, у них есть определенная цель. И явно – не убийство. Информация? – Ред выдохнул дым в пустоту, после чего снова затянулся. – Но что мы им можем дать?  

– И как это связано с нападением на офис, – напомнила Саша. – Вряд ли бы они полезли только ради Стаса.  

– Соглашусь. Слишком рискованно. Его легче выкрасть даже из моего агентства. При этом, все началось с камеры Вальтек, дело которой мы недавно раскрыли. Не много ли совпадений и случайностей на один квадратный метр одного расследования?  

Саша была абсолютно согласна, но оттого, что знала мало, не могла толком ничего предположить. Лишь Реду была известна хотя бы предположительная причина всего происходящего, но Саша так и не смогла понять, кого именно Ред посвятил в свои подозрения.  

– Я разберусь, – заметил строго маг, бросив окурок в снег. – Пошли. Холодно сегодня.  

Они развернулись и вместе направились к машине. Ребята уже уселись внутри и, включив музыку, завели легкий разговор о современных тенденциях.  

Ред завел авто – и в этот момент радио забарахлило. Оно стало ловить какие – то чужие волны, в салоне закряхтели все динамики разом, раздражая слух вампиров, а Саша, взглянув на сенсорную панель, вдруг увидела, как на экране мелькают цифры каких – то станций.  

Она попыталась запомнить хотя бы одну, но в памяти остались всего три. Они появлялись чаще всего. Девушка почти сразу схватила из рюкзака свою записную книжку и вписала наблюдение, как ее и учил Ред.  

Сам же маг, выключив радио и пару раз перезагрузив систему, с удивлением обнаружил, что радиостанции не поддаются корректировке. Вместо музыки ребята слушали тихий белый шум, в котором иногда проскальзывал какой – то то ли вскрик, то ли стон.  

Роза вцепилась в Стаса, но тот, в свою очередь, впился в Маркуса. Вампир рефлекторно загородил детей, желая спрятать, при этом отгородил Сашу от передних сидений, словно радио могло что – то сделать.  

Гарри зажал уши руками, не в силах слушать этот звук даже на минимальной громкости, а Ред, с трудом борясь с неприятным ощущением в ушах, пытался тоже что – то понять из звуков.  

Маркус же, превозмогая боль в голове и потекшую из ушей кровь, протянул руку к радио и, применив свои силы, смог немного выровнять частоту и волну.  

Белый шум заметно приглушился, а вот крик и стон стали отчетливее. И в них Саша вдруг с ужасом узнала латинские слова, какие она изучала в книге по некромантии.  

Ред тоже их узнал – и тут же выключил радио. Гарри выдохнул, а Маркус, повиснув на его сидении тряпочкой, выдохнул. Саша тряхнула головой, так как в мозгах до сих пор слышались отголоски стона, а Стас и Роза, сблизившись, прижались плечо к плечу, переглянувшись.  

– Что за черт? – вырвалось у Реда тихо.  

Он помассировал уши и виски, а Саша, увидев кровь на шее Маркуса и немного на подбородке, протянула парню салфетки. Конечно, ультразвук был одним из самых эффективных методов по борьбе с вампирами, однако дампиры обладали к нему некоторой устойчивостью.  

– Спасибо, – прошептал от боли Маркус, прижав салфетки к ушам и утерев еще одной присохшую кровь с кожи. – Ред, ты понял, что было сказано?  

– Да, – безжизненно произнес маг.  

– И что? – уточнила Саша, готовая ко всему.  

– Это была часть заговора на смерть, – сказал Ред, посмотрев вперед, на дорогу. – Но я ее оборвал на середине.  

– И что теперь? – уточнил Гарри. – Мы прокляты?  

– Отчасти, – заметил строго маг. – Сейчас у нас может проколоть шину или, на крайний случай, внезапно кончится бензин.  

– Но мы взяли канистру на последней заправке, – спокойно сказал Маркус, морщась от боли. – К тому же, вряд ли у тебя нет запаски в багажнике.  

– Есть, конечно.  

– Ну и все.  

– Гарри, – Ред посмотрел на друга, – ты сможешь доехать?  

– Да. Все хорошо.  

– Тогда делаем рокировку – и едем. До вечера надо добраться.  

Гарри и Ред поменялись местами, после чего машина вновь продолжила путь.  

 

 

 

 

 

Солнце уже было в зените, когда ребята добрались до так называемой дачи. Конечно, Ред слегка преуменьшил, когда сказал, что загородный особняк Блейков служит семейству только летом.  

Белокаменное строение с тремя квадратными башнями и черепичной серой крышей возвышалось своими черными шпилями в форме волков, воздевшими морды к луне ночью и к солнцу – днем, над лесом как настоящий сказочной замок. Вокруг дом окружал высокий кирпичный забор с чугунными кованными воротами для заезда машин, а внутри все было засажено елями и пихтой, дубами и тополями. Участок был поистине огромный: тут была баня, мангальная зона, а также множество беседок в окружении искусственных прудов. Дорожки, несмотря на безлюдность, были относительно чистыми и по ним можно было спокойно ходить между всеми красотами сада Блейков, а крыльцо самого особняка так и вовсе было вычищено.  

Ред перебрал связку ключей и, открыв дверь, впустил ребят в теплое помещение. И уже с порога стало понятно, кого Яков Денисович прислал на помощь младшему сыну.  

В прихожей Ред сразу обнаружил знакомый пуховик, около тумбы – белоснежные кроссовки с черными шнурками, а на столике – валяющиеся ключи с брелоком от ауди.  

– Натан! – рявкнул Ред.  

И тут же из первой двери высунулся брат Реда.  

Оборотень был в обычной толстовке и джинсах, подчеркивающих рельеф его натренированных ног. Волосы Натан зачесал назад и скрепил заколкой, а в левое ухо вставил серьгу с лазурной каплей, внутри коей плескалась какая – то жидкость.  

Увидев ребят, Натан тут же улыбнулся и приветливо поднял руки:  

– Ну а ты что думал, он отпустит тебя одного?  

– Натан…  

– Клянусь, я не буду влезать, – сразу сказал брат. – Делай, как считаешь нужным.  

Но вместо криков Ред лишь кивнул и, улыбнувшись, прошел мимо брата, странно толкнув его плечом. Оборотень тут же обернулся, посмотрел магу в лицо – и почти сразу все понял.  

Его вызывали на разговор, поэтому вслух сказал, посмотрев на ребят:  

– Располагайтесь. Гостевых тут немного, но почти в каждой кровать и диван. Думаю, все уместимся. Гарри, – Натан обратился к вампиру, и Дербь тут же встрепенулся, словно до этого пребывал в коматозе. – Ты же был тут раньше, верно?  

– Да, – тихо сказал парень, отведя взгляд.  

– Тогда – покажи все ребятам. А мы ненадолго отлучимся поговорить.  

– Верно, – согласился Ред, уходя на второй этаж.  

Гарри же, как и просил Натан, быстро показал коллегам дом, а после, вызвав похожим жестом Маркуса на диалог, удалился с вампиром куда – то вглубь особняка.  

А Саша, оставив Розу на Стаса, который тоже был не впервые на даче Блейков, решила осмотреться.  

Хоть снаружи и казалось, что дом сделан из белого камня, внутри все было отделано деревом: от лестницы до дверей и части стен. Пахло во всех комнатах дубом и кленовым сиропом, а в самой большой комнате внизу витал аромат трав и глинтвейна.  

Помимо запаха Саша отметила и приятный интерьер: никакого вычурного великолепия и фальшивых блистаний металла. Вся мебель была либо деревянной, либо обитой чугунными и железными резными узорами цветов и животных. В одной из комнат, похожей на рабочий кабинет, и вовсе величественно стоял дубовый отполированный стол, из – за которого выглядывал высокий стул с мордой льва наверху.  

В каждой комнате стояло по шкафу для одежды, по паре располагались стеллажи с книгами, а в двух гостевых, в одной из которых Саше и Розе предстояло провести пару ночей, и вовсе обнаружился личный туалет и ванная.  

Дом не сиял золотом, но источал аромат богатства. При этом в нем было куда уютнее и приятнее, чем в особняке Германова.  

И уже вечером Саша поняла, почему.  

За разбором вещей и какой – то легкой суматохой никто не заметил, как на землю опустились сумерки. Небо запылало алым и оранжевым, снег пожелтел, став похожим на песок, а в саду появились огромные горы снега из – за расчищенных дорожек.  

Роза и Стас, отпросившись погулять, ныряли в снег и играли в снежки, а Гарри и Маркус, следя за каждым движением детей, невольно сами вклинились в игру.  

Саша, следящая за этим всем из окна холла, аккуратно отодвинув занавеску, смотрела только на Маркуса.  

Несмотря на ультразвук, который к ним применили и жалобу вампира на подъезде к даче на головную боль, парень смеялся, активно играл с ребятней и, казалось, даже не заботился о своем имидже убийцы. Он выглядел как заботливый старший брат, которого вывезли поиграть с младшими за город, а не как самый опасный киллер, за чью голову многие готовили целые состояния.  

Огонь в камине холла разгорелся сильнее, когда в помещение вошел Ред.  

Саша уже даже не удивлялась. Странным образом пламя реагировало только на мага, а скорее всего, как думала девушка, на того, кто сидел внутри Реда.  

Хоть демон больше себя никак не проявлял, Саша ловила себя на мысли, что ей становится тяжелее общаться с Редом. Она знает его тайну, понимает, какую боль терпит парень ради себя и своих близких, но все равно не могла спокойно осознавать вероятность, что гордость всего города, его спасение – это одержимый дьяволом колдун.  

– Не бойся, – словно прочитав ее мысли, тихо произнес Ред. – Я принял лекарство. Ломка прошла.  

– Ломка? – испугалась девушка, посмотрев на парня. – Ред, ты не думал о том, чтобы…  

– Чтобы избавиться от него? Нет, – отрезал строго маг, подойдя к Саше и посмотрев в окно сквозь тюль. – Как же тут тихо… и спокойно.  

– Почему ты тут не живешь?  

– Далеко ездить каждый день до города, – легко ответил Ред. – Да и Стасу нужен социум. А тут что: вороны и воробьи ему друзьями будут?  

Саша невольно усмехнулась, и Ред, улыбнувшись уголками губ, скрестил руки на груди. Его до сих пор знобило, но парень держался.  

– Нервы на пределе? – уточнила Александра.  

– Да уж. Впервые я в таком состоянии, если честно.  

– Ты терпишь слишком многое. И ничего не говоришь. От этого твоя главная проблема.  

– Поживешь с мое – и сама перестанешь верить людям.  

– Ты ненамного меня старше.  

– Двадцать шесть и семнадцать – ну такое «ненамного».  

Саша в очередной раз изумилась, насколько же хорошо выглядит Ред. Чистое лицо, не тронутое ни прыщами, ни морщинами, идеальные черты скул и подбородка, а также эти глубокие выразительные глаза вороньего типа. Ред источал своим видом тайную ауру, которая, как одеяло, укрывало, заворачивало поплотнее – и согревало.  

– Кстати, – маг вдруг залез в карман брюк и выудил оттуда небольшой конвертик, на котором была печать знакомого бренда. – Не знал, что тебе подарить, но мне Гарри сказал, что ты часто слушаешь Белянского. Поэтому – вот.  

Саша с ужасом посмотрела на конверт. Она с дрожью в руках приняла его, открыла – и так и упала на софу, не в силах удержаться на ногах. Билет в особую зону на грядущий масштабный концерт с пропуском к самому артисту после шоу.  

– Что, не угадал? – удивился искренне парень.  

– Нет… ты что… это… это… Ред! Спасибо!  

Саша вскочила и, обняв Реда, прижалась к нему, как ребенок, которому всучили долгожданный подарок. Маг был теплым, в его груди бешено колотилось сердце, а легкие стали быстрее раскрываться и сжиматься, когда руки парня также овили фигуру девушки и прижали к телу.  

– Ред, ты даже не представляешь, как я рада.  

– Я вижу, – усмехнулся маг.  

– Но как, Ред? Это же безумно дорого.  

– Белянский – мой должник. Своей карьерой он во многом обязан офису и, в частности, мне. Поэтому, когда я запросил такой пустяк, он, конечно, согласился с тобой познакомиться.  

Саша подумала, что вот – вот задохнется. Родион Белянский был одним из тех желаний девушки, на которое она даже не могла позволить замахнуться собственному «хочу». Она считала себя недостойной даже присутствовать на его концерте, не то что говорить с парнем после шоу.  

А тут Ред вот так запросто исполнил ее мечту. Да ей будет уже достаточно одного взгляда вживую.  

– Ред…  

– Ты заслужила.  

– Тогда, – Саша мельком посмотрела наверх, в сторону лестницы, – у меня тоже есть кое – что для тебя.  

– Да ладно? – Ред не переставал улыбаться.  

– Я не успела подарить, извини. То одно, то второе. Жди тут!  

Саша рванула к лестнице, но как только вспорхнула наверх и приблизилась к своей комнате, услышала детский крик с улицы.  

Она сразу дернулась, подбежала к окнам, выходившим во двор – и с ужасом увидела, как Маркус, странно согнувшись, словно от боли в животе, держит в руке карманный ножик.  

А Гарри, заслонив собой Розу и Стаса, которые прижались друг к другу, словно родные брат и сестра, выпростал вперед руку. Между вампирами возникла стена из острых ледяных шипов, которые, собственно, и остановили Маркуса от нападения.  

Саша в мгновение ока спустилась вниз, выбежала на крыльцо – и обнаружила рядом с Маркусом Реда.  

Маг не подошел близко, так как Шефнер вытянул к нему руку с оружием. Волосы вампира странно потускнели, словно у старика, а кожа пожелтела, покрывшись еле заметными серыми пятнами в области скул и шеи.  

– Маркус…  

– Брось оружие, – приказал стальным тоном Ред.  

Но Маркус не реагировал. Он смотрел в упор на мага, но, очевидно, не понимал, что творится вокруг. Его клыки уже выглядывали из – под губ, готовые вонзиться в плоть, а глаза запылали в мгновение алым, отчего даже Ред вздрогнул.  

Маркус слишком быстро сорвался с места, его рука с ножом ушла вниз, чтобы поразить противника, но Гарри успел.  

Он кинулся наперерез и, повалив Шефнера в сугроб, прижал руку с ножом к земле. Ред подбежал к парням, при этом почти сразу осмотрел лицо Маркуса, чтобы понять причину агрессии, и в следующую секунду получил удар.  

Лезвие ножа полоснуло Реда по линии ключицы, разрезав водолазку. На снегу появилась алая полоска из капель, а Гарри, увидев, как губы Маркуса расплылись в блаженной улыбке, вдруг сам вскрикнул.  

Дербь прижал одну руку к виску, словно услышал что – то неприятное, сморщился, а потом и вовсе – рухнув в снег рядом с Маркусом, начал мычать что – то нечленораздельное.  

Ред посмотрел на Сашу – и почти сразу крикнул:  

– Прячь детей!  

Девушка ринулась к Стасу и Розе, замершим от ужаса посреди двора, и в тот же миг из дома показался Натан.  

Увидев картину, он первым делом бросился к Реду, но потом обратил внимание и на валявшихся в сугробе вампиров. Маркус просто тихо лежал и улыбался, смотря остекленевшими глазами на Реда, а Гарри, держась за голову, тихо ругался и сжимался в комок.  

– Да что тут творится! – рявкнул оборотень. – Ред! Саша! Гарри!..  

– Натан, выключи…  

– Что?  

– Выключи… эту… адскую… мелодию…  

– Мелодию? – изумился Натан.  

А Ред, изменившись в лице, тут же подскочил к Гарри и, помогая ему встать, посмотрел другу в глаза и спросил суровым тоном:  

– Ультразвук? Откуда?  

– Ред…  

– Попытайся, Гарри, – он заставил вампира смотреть себе в глаза, – прошу тебя. От этого зависят ваши жизни.  

Гарри не сказал ни слова. Он закрыл глаза, опершись на Реда, но почти сразу сказал:  

– Юг… километр… может, два…  

Тело вампира затряслось, как в лихорадке. Его колени подогнулись, но помог Натан. Он подхватил Гарри, заставив стоять и концентрироваться на объекте, запрошенном Редом.  

– Два человека… теплые… живые… один дампир точно… кровь циркулирует медленнее, чем у второго… Ай!  

Гарри вновь схватился за голову, утробно зарычав. Натан крепче сжал его плечи, чтобы не рванул как Маркус на Реда, но сам маг искоса взглянул в указанном направлении.  

Южная часть окраины города уходила к реке. Там была плотина, глубокое озеро, к которому они со Стасом часто ездили летом, а также… много голых опушек, на которых не росли деревья и на которых можно было спокойно если не разбить лагерь, так оставить машину и работать из нее.  

И от южного шоссе недалеко. Каких – то шесть километров.  

– Ред, пожалуйста… прекрати… мелодию…  

– Натан, ты слышишь хоть что – то? – спросил Ред, взяв Гарри за руку.  

– Я бы сказал, если бы почувствовал.  

– Гарри…  

– Хватит! Умоляю! Больно! – заорал вдруг Дербь не своим голосом.  

Саша вздрогнула, прижав Розу к себе.  

Стас зажал уши руками и уткнулся девушке в плечо.  

– Он здесь…  

Натан и Ред со страхом взглянули на вздрогнувшего Маркуса. Его взгляд немного прояснился, но застывшая дьявольская улыбка мертвеца не внушала доверия. Шефнер был как будто околдован, но при этом на нем никто не видел негатива или пут.  

– Марк? – Ред осторожно приблизился, а Натан выудил из ножен клинок, готовый броситься. – Марк, кто здесь?  

– Тот, кто напал… напал на нас… на нас… с Гарри… тогда… на крыше…  

– Марк…  

– Я слышу его, – прошептал Маркус, повернувшись на спину и посмотрев в закатное небо. – Слышу… его… голос…  

– Марк!  

Шефнер закрыл глаза и, казалось, перестал дышать. Однако и Ред, и Натан не волновались: Призрак умел контролировать сердце и дыхание, когда был ранен. Это помогало киллеру доживать до приезда врачей.  

Гарри же, окончательно сжавшись от боли, вдруг заорал. Причем именно так, как кричат люди от невыносимой боли. Ред никогда раньше не слышал, чтобы друг издавал такие звуки. Для него Дербь всегда был непобедимой машиной для убийств, которой можно поручить все.  

И в следующую секунду Маркус, поднявшись, посмотрел в указанном Гарри направлении, поднял руку с длинными острыми когтями – и что – то прошептал.  

Его запястье овил белый браслет из электрических искр, который вскоре соскользнул вверх – и стал расти. С ростом кольца и увеличением невидимого барьера, который почувствовала отчетливо лишь Саша, крик Гарри сходил на нет. С каждой секундой вампир все больше обмякал в руках Натана и начинал замолкать.  

– Я перекрыл радиоволну, – пояснил более трезвым голосом Маркус. – Но Гарри нужно срочно оградить от этой дряни. Если волны так воздействуют на его головной мозг, значит, они используют очень низкую частоту.  

– Либо перекрывают их друг другом, – выдал подошедший с Сашей и Розой Стас.  

Ред с удивлением посмотрел на ученика, а Стас, наблюдая за успокаивающимся Гарри, заявил:  

– Ред, я читал в твоей книжке по биоэнергетике, что вампиры восприимчивы к радиоволнам низкой частоты. Но что, если на мозг будут воздействовать сразу две такие волны?  

– Это вскипятит все содержимое черепушки, – изумился Натан. – Но такое бы я точно услышал!  

– Отнюдь.  

Маркус упал на колени, так как силы его покинули окончательно, и посмотрел на Натана мученическим взглядом:  

– Департамент давно разработал вышки, которые блокируют такие сигналы. Поэтому вампирам так легко стало жить. Их мозги не перегружаются.  

– Здесь лес, и вышек нет, – понял Ред. – Но Натан прав: оборотни так же восприимчивы к ультразвуку, как и вампиры. Значит, у Давида появилось что – то еще.  

– И это что – то ему дал Рейн, – согласился Натан. – В дом, быстро. И чтобы никто не выходил.  

Ребята исполнили приказ. Ред помог дотащиться Маркусу, а Натан отволок Гарри в одну из комнат, которую выделил для вампиров.  

После этого Ред удалился в ванную, чтобы никто не увидел, как его рана на ключице затягивается. А процесс был максимально неприятный ни с точки зрения лицезрения, ни с со стороны восприятия самим магом того факта, что демон активирует ускоренную регенерацию.  

Выбросив в корзину порванную водолазку, Ред подошел к зеркалу, чтобы осторожно промыть рану, но в этот момент он даже не увидел, а скорее почувствовал, что около территории дома появился чужак. И он не принадлежал к числу знакомых, так как барьер и начерченные Натаном руны отреагировали на прибывшего как на врага.  

В ту же секунду, как маг взялся за ручку ванной, он ощутил легкое покалывание в руке и только потом обнаружил на рукоятке лед. Окна покрыл иней, металлические краны побелели и на них образовалась путная пленка, а кафель странно заскрипел, словно его что – то продавливало.  

Ред сразу почувствовал чужеродную силу – это явно не баловался не Гарри. Да и зачем ему замораживать собственного лидера. Было, конечно, за что, но Ред был уверен: Дербь не предаст его. Слишком много тот достиг благодаря деньгам и связям мага.  

–Натан! – рявкнул Ред, пытаясь открыть дверь.  

Он начал бить по дереву, и в этот момент его с силой ударило в голову и живот, а после – отбросило к ванне. Ред крякнув, когда стукнулся плечом и раненой ключицей о бортик, а после, подняв голову, обнаружил в коридоре дым.  

Дверь накренилась, слетев с верхних петель, а в ванную комнату начал проникать могильный холод. Ни сущности, ни колдуна, ни даже сферы, в которую были бы заключены заклятия – пустота. Тусклый свет с первого этажа, привычные обои с фотографиями и где – то в отдалении голоса ребят – вот и все, что услышал Ред.  

Он поднялся и, чувствуя, как трусятся ноги, севшим голосом приказал:  

– Проверь.  

Тут же его тело содрогнулось, а затем в зеркале на мгновение мелькнул темный силуэт. Демон покинул мага, исполняя приказ, однако Ред в ту же секунду просмаковал весь спектр боли: ключица заныла, а волны жара и холода стали сменять друг друга слишком быстро.  

Голова закружилась, а в груди закололо. Без сил дьявола было тяжело поддерживать человеческое тело, однако Ред, собрав волю в кулак и поняв, что сам маг – или кто бы то ни был, – не проник на территорию, а лишь кинул «приветствие», быстро перевязал бинтом ключицу и вышел в коридор.  

Он быстро оценил неизменившуюся обстановку остального дома, а затем нашел взглядом и вышедшую из комнаты фигуру Александры.  

Девушка сразу обратила на него внимание, а потом со страхом взглянула на покосившуюся дверь и уже подтаявший слой льда, идущий по всему косяку.  

– Нам обозначили присутствие, – пояснил Ред. – Как и показали несколько способов, какими будут нас бить.  

– И что дальше? – уточнила Саша. – Ты все еще думаешь, что вариант уехать из города был верным?  

– Да. Они нас запугивают. Демонстрируют свое «превосходство», – это слово Ред буквально выплюнул и дьявольски улыбнулся, посмотрев на девушку. – Только этим они лишь сдают себя. Зная оружие врага можно обратить его силу против него же.  

Александра не стала перечить. Она не верила в успех дела, поэтому пыталась лишь плыть по течению. Эта ее черта иногда раздражала Реда: если есть, что возразить – говори, а коли нет – так и не затевайся и не вставай в позу «обиженной». Ред всегда так думал, пока не увидел железной выдержки Александры: девушка буквально подчинялась слову своего начальника подобно какой – то кукле, однако сам маг этого не требовал.  

Он приблизился к Саше и, осторожно тронув ее под локоть, так как знал, что девушка не любит прикосновений к ладоням и пальцам, уточнил:  

– Поможешь мне?  

– Чем? – голос был безжизненным, но каким – то суровым.  

Словно у королевы, которой министр пытался внушить какую – то мысль, с коей она хоть и смирилась, но увы – не согласилась.  

– Вот с этим, – Ред кивнул на бинты. – Я выпустил дьявола, – сразу сказал парень, когда Саша раскрыла рот, чтобы возразить или отказать. Он так и не понял.  

– Зачем?  

– Он будет нашей временной защитой. Но сама понимаешь, с раной я долго не смогу его держать рядом.  

Саша несколько минут молча смотрела в темно – карие оболочки зрачков. Она все пыталась выискать негатив или какую – то мутность, чтобы категорически заявить о лживых намерениях Реда. Но маг не врал: и знал, что его глаза остались чистыми.  

А Александра, поскольку была не приучена отказывать, все – таки вздохнула и кивнула, давая негласное согласие на дальнейшие действия.  

– Пошли, – приказала она, кивнув вперед.  

Они быстро переместились в комнату Реда, так как посчитали, что туда вряд ли кто – то сунется без разрешения хозяина. Все – таки маг и дома не позволял, чтобы кто – то, кроме Саши, беспокоил его без предварительного стука.  

Александра бегло осмотрела комнату, когда вошла, и нашла ее более чем приличной: вещи аккуратно собраны на полках, одежда – в шкафу за закрытой дверцей, а на кровати ни складочки, словно на ней никогда не спали.  

Сумерки плавно переросли в ночную мглу, поэтому Ред включил на прикроватной тумбе лампу. В комнате сразу стало уютнее: желтый свет выхватил из мрака персиковые обои и белоснежный потолок со свисающей черной люстрой в виде канделябра.  

Ничего лишнего. Даже камина, которые Ред так любил, здесь не было. Письменный стол также отсутствовал, зато было два кресла, в одно из которых Саша и уселась, придвинув почти вплотную к кровати.  

– Мышцы не задеты? – уточнила сразу Саша.  

И Ред сделал негласный вывод: начала читать теорию по медицине для целителей. Раньше могла сразу кинуться помогать, а сейчас хотя бы уточнила такую деталь, ибо, чтобы сращивать мышцы и кости нужно было пройти обучение и, желательно, практику.  

– Промыл?  

– Да.  

– Тогда будет немного жечь.  

– Потерплю.  

Ред улегся поудобнее, приготовившись к пытке, но вместо жжения, как обещала Саша, почувствовал, как по коже забегали приятные мурашки. Тепло, которое девушка послала в сторону мага, коснулось тела, обнаружило брешь – и принялось латать поврежденную оболочку, мягко впитываясь в края раны.  

Реду даже на мгновение показалось, что Саша не колдует, а просто мажет ему ключицу теплым кремом или растопленным воском. Ощущения были более чем терпимые, если не сказать приятные.  

– Не больно? – обеспокоенно шепнула Саша, продолжая наблюдать за срастающейся кожей.  

– Вообще нет.  

Саша кивнула, продолжая.  

Ред же поймал себя на мысли, что начинает кайфовать от тепла, разливающегося по всему организму приятной субстанцией. Помимо этого, маг заметил, что в комнате запахло полынью и медом, а от волос Александры понесло какой – то цветочной отдушкой.  

Что – то среднее между ароматом роз в спиртовом растворе и стойким запахом диких лилий. Но вдруг Реду в сознание врезалась картинка леса, затянувшегося тучами неба, которое уже пахло грозой, и шуршащей листвы под порывами ураганного ветра.  

Несмотря на такую галлюцинацию, которую Ред вполне осознавал, ему нравилось. Он как будто бы перенесся из одного мира в другой, проникнул из зимы в лето, ощутил не тревогу, а спокойствие…  

– Ред!  

Маг резко открыл глаза, быстро заморгав. Саша сидела в кресле, покорно опустив руки на подлокотники. Ее волосы прилипли к вискам, а несколько прядок упали на мокрый лоб. Девушка дышала ровно, но в тишине комнаты Ред слышал, как колотится ее сердце.  

– Сандра…  

Он встал – и с ужасом обнаружил, что боли нет. Кожа на ключице целая, даже шрама не осталось. Ред осторожно поднял руку, но и тогда организм никак не отреагировал.  

Он взглянул с испугом на Сашу, а потом переменился в лице – Александра увидела привычное недоверие. Такое же она видела на лице Сергея, когда в десятилетнем возрасте срастила ему поломанную руку за десять минут.  

Ред поднялся и, наскоро отыскав в шкафу водолазку, оделся, так как вдруг застыдился. Он не желал, чтобы девушка видела его в таком состоянии слишком долго. Парень считал, что и так позволил ей слишком многое: видеть его в состоянии беспомощности.  

Если бы он не знал, что Германова будет молчать, ни за что бы не попросил о помощи. Но Ред уже понял: Саша полностью в его власти, пока не наладит свою жизнь вдали от дома. Следовательно, эксплуатировать ее силы не то что можно, а нужно.  

– Ты можешь мне объяснить, чего ты ждешь? – тихо спросила Саша, когда дыхание выровнялось.  

Ред сел напротив девушки на кровати, уперся руками в коленки, чтобы хотя бы как – то успокоиться, а после, немного подумав, поднял на Сашу взгляд.  

– Ред?..  

– Мне надо больше доказательств, – пояснил строго парень. – Она хотела выставить меня слабаком: мол, не гожусь в опекуны, не слежу за своим здоровьем. Но если сейчас она силой попытается забрать Стаса – и навредит ему, то это автоматически лишит ее всех прав.  

– Ты готов подставить Стаса? Точнее – подвести его под удар?! – изумилась Саша.  

– Она его пальцем не тронет. Гарри и Маркус – официальная охрана, которую дал Натан, исходя из факта множественных покушений на Стаса.  

– И если они пострадают…  

– Это будет считаться причиной не допускать Стеллу к Стасу.  

Саша с изумлением посмотрела сначала на Реда, потом на приоткрывшуюся дверь. В проем проникла блеклая фигура Розы, которую послали к ребятам с поручением.  

– Там это… Марку… плохо. Сказали, чтобы позвала вас.  

Ред и Саша как по команде подорвались – и бросились в комнату к вампирам.  

На удивление, в ней не было света. Ни лампы, ни свечи не горели. Шторы оказались плотно задернуты, а Маркус, набросив на тело пуховое одеяло, завернулся в него, как в кокон, чтобы спрятаться от света.  

Саша сразу же подошла к парню и, тронув за плечо, попыталась посмотреть ему в лицо, но увидела, что Шефнер, дабы скрыть глаза, приложил ледяную ладонь ко лбу.  

– Марк…  

– Уйди, – прошипел тихо вампир с такой злостью, что Саша невольно распахнула глаза от удивления. – И этих забери… шумят…  

Ред сделал несколько шагов к вампиру, сел на край кровати и, отвернув край одеяла, увидел бледное лицо графа. Маркус и не пытался скрывать своего состояния, однако не позволял притронуться к шее или лицу.  

– Я помогу, – шепотом произнесла Саша, взяв Маркуса за руку, выглядывающую из – под подушки. – Позволишь?  

– Уйдите, – повторил обреченно вампир.  

Он вдруг перевернулся на спину и, повернув голову к стене так, чтобы его лицо полностью скрыла тьма, слегка сжал ослабевшими пальцами ладонь девушки.  

Это был для Александры знак. Маркус ей доверяет, поэтому нужно просто поддержать его.  

Девушка кивнула магу на выход, на что получила возмущенный взгляд черных глаз. Однако суровость, проскользнувшая в радужках Александры, а также загоревшийся на ее руках янтарный свет, заставили Реда покинуть комнату.  

Он закрыл дверь, и Саша, сразу пересев на его место, активировала свои силы. Золотой поток хлынул с волос Александры во мрак, разрезав его невидимым лезвием. Фитильки свеч на столе запылали оранжевыми огненными кисточками, а вспорхнувшие вверх золотые искры, стукнувшись о потолок, начали медленно опадать на кровать Маркуса.  

Саша прекрасно видела, что негатив скопился вокруг шеи графа, а также внутри черепной коробки. Но она знала причину: неизвестный звук, который слышали только вампиры. Но почему тогда только Маркус реагировал? Почему Гарри до сих пор был спокойным и, если не полностью здоровым, то уж точно более живым, чем его коллега.  

– Горячо, – спокойно, но уже тверже, заметил Маркус.  

Саша тут же положила руку вампира на одеяло, тем самым позволяя коже отдохнуть от воздействия, а Маркус, приоткрыв глаза, сделал один глубокий вдох, а потом медленно привстал на локтях.  

– Лежи, – попросила Саша, приложив руку к его груди. – Марк…  

– Мой барьер… нужно его немного подлатать.  

– О чем ты? То кольцо… ты поставил барьер?! – изумилась Саша. – Ты с ума сошел?  

– Нет. Это радиоволны, – вдруг сказал трезво вампир, свесив ноги с кровати. – И они очень низкочастотные. Только вот посылаются они издалека, поэтому Натану не наносят вреда. Гарри – дитя человека и полукровки – вампира, он имеет иммунитет на эту дрянь… А я… Черт! – он вновь приложил руку к виску, – Сигнал усиливается.  

– Ты можешь указать на источник?  

– А толку? – Маркус тряхнул головой, посмотрев в пустоту. Он попытался сфокусировать взгляд. – Если они травят нас магией и волнами на расстоянии, значит, кто – то за нами следит. И, только мы рыпнемся в их сторону, они уйдут. Мы потратим зря время и силы.  

– А то есть страдать – лучше?  

– Я справлюсь, – сурово заметил Маркус, встав с кровати и пошатнувшись.  

Он схватился за стол, после чего посмотрел в занавешенное окно. Уже была ночь. Солнце давно село, на дороге за лесополосой загорелись фонари, а ледяной ветер с реки усилился. Вновь началась метель, о которой не предупреждал гидрометцентр.  

– Марк, – Саша взяла его под руку и, хоть ей и было неловко, приобняла. – Отлежись. Твой барьер подлатает Ред, он свою порцию исцеления получил. А тебе стоит больше отдыхать.  

– Ред им останется на горячее, – как – то небрежно бросил Маркус в пустоту. – Он – последний рубеж. Если эти твари решат атаковать нас, то ни я, ни Гарри их не остановим. Нас они уже знают, чем бить. Остались Натан, ты и Ред.  

– За меня можно не волноваться. Я – Трилистник. И Ред говорит, что это – мощно.  

– Но ты не используешь и десятую часть своих сил, – заметил Маркус, слегка наклонив к девушке голову и улыбнувшись. – Тебе еще учиться и учиться.  

После этого Маркус поднял с пола сумку с ноутбуком, который взял с собой в дорогу, и, открыв гаджет, начал что – то смотреть. Саша краем глаза увидела какие – то файлы и формулы, но не стала вдаваться в подробности.  

Она вдруг вспомнила об их уговоре и, посмотрев на Маркуса с нетерпением, уточнила:  

– Твой отец что – то узнал?  

– Ты о нем? – Маркус сделал верную интонацию, и Саша кивнула. – Узнал. Но должен тебя огорчить. Времени у нас до пятнадцатого числа, а потом Неккер улетает в Германию. И, если верить информаторам отца, не собирается больше посещать Россию.  

– Причина?  

– Рассорился с коллегами в каких – то там медицинских вопросах, – отмахнулся Маркус. – А что, ты готова приступить?  

– Да. Я кое – что придумала.  

– Я весь во внимании, – он подался слегка вперед к Саше, но вдруг, словно что – то почувствовав или услышав, вновь вернулся на место, поставив ноутбук на коленки. – Точнее, буду готов выслушать по возвращении домой.  

– Хорошо, – Саша все поняла и закрыла рот.  

Она встала и, оставив Маркуса одного в комнате, вышла в коридор.  

Мельком взглянув за окно, выходившее на задний двор, Саша увидела сидевшего в беседке Реда. Маг закутался в плед, закинув ногу на ногу, а стоявший рядом Натан активно жестикулировал, отчего у младшего брата на лице виднелась злоба, граничащая с обидой.  

Маг курил одну за одной белые трубочки, доставая их из незнакомой Саше чёрной пачки. Раньше она видела у Реда другие сигареты, и они пахли иначе. Те имели привкус ванили и лимона, а эти… пахли… шоколадом?  

Она невольно прокралась мимо кухни, где хозяйничали Стас и Гарри, выбралась на улицу и, обогнув дом и притаившись за высоким дубом, раскинувшим свои могучие ветви на несколько метров, прислушалась.  

– Ред, ты совсем обезумел, – вырвалось у Натана с отчаянием. – Делать вылазку ночью и оставлять все на Маркуса – это равноценно убийству Стаса и Саши с Розой. Они не смогут сами себя защитить, а ты будешь далеко, чтобы контролировать барьер и свои руны.  

– Натан, что – то вы стали часто во мне сомневаться.  

– Да потому что твои идеи уже вышли боком всем, – заметил строго Натан. – На кону стоит жизнь Стаса, под удар попали Маркус и Гарри, и неизвестно, что Культ еще приготовил для Саши с Розой.  

Маг промолчал, смотря вдаль. Он выдыхал в воздух кольца серого дыма, и Саша еле сдерживалась, чтобы не чихать. Новая вредная привычка Реда ей крайне не нравилась: было в ней что – то жесткое, абсолютно не подходящее характеру мага.  

– Ред, прошу, одумайся. Давай уедем, – Натан сел рядом с братом и положил руку ему на плечо. – Я помогу с охраной. Помогу изловить и Давида, и Стеллу… Да хоть весь Культ тебе приведу на коленях.  

– Если бы ты мог – уже бы привел, – заметил Ред, встав и убрав руку Натана с плеча. – Нет. Это моя война. Стас – мой ученик и воспитанник. И за него, ты сам знаешь, я порву глотку всем.  

В этот момент подул морозный ветер. Он колыхнул черные пряди мага, скрыв от Саши его глаза, а вот лицо Натана наоборот – оказалось видно слишком хорошо. Александра присмотрелась и вздохнула: Натан выглядел крайне плохо.  

У него под глазами залегли тени, изумрудные зрачки обрели оттенок болотной тины, а кожа и вовсе – пожелтела. Огненно – рыжие волосы посерели и приобрели цвет пожухлой соломы.  

Ред выкачал из старшего брата все ресурсы – и продолжал играть на чувствах Натана к члену своей семьи в полной мере.  

Саша уже хотела спускаться, как вдруг услышала со стороны хруст снега и рев мотора. Она обернулась и, схватившись за ствол, чуть не оступилась на скольких корнях: за воротами проехался внедорожник, остановившийся около ворот.  

– А вот и они, – вырвалось с ехидством у Реда.  

Как он и Натан оказались около нее, Саша так и не успела понять. Однако парни были напряжены максимально: Натан даже схватился за клинок, который носил на поясе даже в доме, а Ред, проверив пистолет, заткнутый за пояс, пошел первым к дорожке, ведущей к воротам.  

– Осторожней, – тихо попросил Натан, последовав за магом.  

Саша хвостиком поплелась следом, при этом успев подать сигнал Гарри. Она запустила в окно кухни снежок, Дербь сразу оглянулся и, обнаружив за воротами гостей, заставил Стаса сесть в кухне так, чтобы ребенка было не видно.  

В окне второго этажа мелькнула фигура Маркуса. Саша даже представить не могла, что собрался делать Шефнер, однако ее душа странно екнула, сжавшись в тугой комок и провалившись в желудок.  

Она проследовала в ночной мгле за Редом, остановилась за Натаном и посмотрела на вышедших их автомобиля девушку и молодого человека.  

Стелла была одета в норковую шубу, из – под которой выглядывал строгий черный брючной костюм, ноги украшали кожаные сапожки, а на руках, поверх перчаток, сияли три кольца с драгоценными камнями.  

Сама по себе девушка была удивительно похожа на Стаса: те же огромные глаза, те же черты. Только ее глаза сияли не алым, а бирюзой. Этот взгляд был одновременно и потухшим, словно девушка недавно перехоронила родню, и в то же время в черных зрачках плескался огонек решимости.  

Ее спутник выглядел не менее уверенным в себе. От Давида Стас взял, как поняла Саша, алые глаза и выразительные скулы, а также – овал лица, который украшали ниспадающие черные пряди густых волнистых волос. Одет отец Стаса был проще своей возлюбленной: в обычное черное пальто, поверх которого лежал белоснежный шарф.  

Они смотрели лишь на стоявшего впереди ребят Реда.  

Маг тоже не отрывал взгляда от парочки. Саша увидела, как напряглись плечи и спина парня, поэтому также приготовилась к драке, однако Стелла, сделав шаг вперед, заявила:  

– Я пришла поговорить с сыном.  

– Покажите разрешение и заключение комиссии, – приказал спокойно Ред.  

Натан прищурился, словно заметил что – то. Саша лихорадочно стала искать эту деталь, однако ее взор не мог уйти надолго от рассматривания Давида.  

Она все пыталась отыскать в нем черты той сущности, что напала на нее и Реда во время дежурства. Если это на самом деле он, то получается, его силы велики настолько, что он может скрываться под приличной личиной человека.  

– Ред, – тон Стеллы не сулил ничего хорошего, – мы с тобой уже встречались, и я не хочу повторения. Девять лет назад ты сделал все, чтобы мой мальчик лишился семьи. Но справедливость восторжествовала – ты больше не властен над Эдгаром.  

– Стасом, – поправил спокойно Ред.  

Но этого хватило, что Стелла буквально загорелась. Ее глаза полыхнули ненавистью, но ее порыв остановил Давид. Вместо любимой подошел к воротам он сам и, протянув к ребятам руку, заметил:  

– Если вы не боитесь, так выйдите к нам. Прятаться за барьером – это низко. Особенно для тебя, Блейк.  

– Ред, это провокация, – прошипел Натан. – Они не получили еще документы.  

– Я знаю, – продолжал хладнокровно маг. – Только моя смерть вам ничего не даст, – он обращался уже к парочке за чугунной решеткой. – У Стаса есть еще опекуны. А моя кончина лишь осложнит ваш путь.  

– Мы не хотим твоей смерти, – как можно нейтральнее произнес Давид.  

И маг с удивлением отметил, что парень не врал. Его глаза не потускнели. Однако полностью верить ему было нельзя. Зеркальщики хорошо управляли сознанием и тем более – собственными чувствами. Они могли подменить в моменте одну эмоцию другой, тем самым не дав негативу проявиться.  

– Нож, – вдруг шепнул Гарри Маркусу.  

Ред услышал, так как демон внутри напрягся – и этим активировал свои силы, подарив магу способности не только слышать на расстоянии, но и видеть то, чего не могут даже вампиры и духи своим аурным зрением.  

Вокруг Давида заклубилась тьма, которую Ред уже видел утром на дежурстве. Зеркальщик и не пытался скрыть свою истинную сущность, однако Стелла, явно почувствовав гнев позади себя, обернулась к парню. Ее суровый взгляд заставил молодого человека спрятать тьму внутрь себя и посмотреть на Реда с той злобой, с какой смотрит на вожака стаи соперник, претендующий на место лидера.  

– Позволь хотя бы увидеть Стаса, – попросила Стелла, попытавшись в очередной раз убедить Реда.  

– Документы и разрешение, – стоял на своем Ред. – Или валите отсюда к чертовой матери.  

– Ред…  

– Вправо! – рявкнул вдруг Маркус, появившись словно из ниоткуда.  

И Ред, полагаясь на зрение Шефнера, подчинился, резко отскочив в сторону. Вампир же, перегруппировавшись за секунду и приняв боевую стойку, слегка выступил вперед и поймал голой рукой полетевший между прутьев решетки ворот клинок.  

Саша вскрикнула, а Натан, вмиг обернувшись волком, перемахнул через ворота и, встав между Давидом и Редом, оскалился. Его шерсть на затылке встала дыбом, а уши прижались так сильно, что даже Ред на мгновение вздрогнул.  

Давид сделал три шага назад, так как явно не ожидал такого напора, а вот Стелла наоборот – выступила вперед. Она посмотрела в зеленые глаза волка и прошипела:  

– Я – гражданская. Тронешь меня – и лишишься своего кресла в офисе.  

От этого оборотень еще громче зарычал, но в этот Ред, остановив брата одной рукой, вышел к Стелле и тихо сказал:  

– Играть с законами можно по – разному. Вы думали, что переиграете меня на официальном поле боя, но ошибаетесь: сейчас именно ваша парочка будет плясать под мою дудку.  

– Что? – возмутилась Стелла, задохнувшись.  

– Стаса я никогда вам не отдам. Чтобы получить его, вам придется убить всех нас. А это, поверьте, проклятая дорожка.  

Маркус выронил клинок – и он со звоном рухнул на обледеневший камень дорожки. Вместе с оружием на снег упали и несколько багровых капель, которые заставили Давида еще больше напрячься. Реду и это подсказало: демон находится в своеобразной ломке. Он израсходовал не так давно слишком много сил, следовательно – ему нужно чем – то восстановиться.  

И Шефнер, явно продумав этот шаг, достал здоровой рукой телефон и заметил:  

– Одно движение – и я зафиксирую все на камеру, – заметил вампир. – И поверь, Ред хорошо мне заплатит, чтобы ты и твоя девка исчезли из поля зрения Стаса еще лет на сто.  

И в этот момент Саша почувствовала, как под кожу забрался холодок. Это было похоже на то, как будто в мясо проникло множество тонких щупалец и начали двигаться к груди по кровеносным сосудам и нервным окончаниям.  

Спина заныла, как и все раны. Саша ощутила панику, какой еще не испытывала, а ее ноги странно подкосились, когда девушка увидела, как вокруг Давида появились темные клубы, а в воздухе запахло горелым мясом и гнилью.  

– Защитите детей! – крикнул Ред вампирам.  

Натан вновь загородил брата, выгнув спину и приготовившись к прыжку, а Саша, пожалев, что оставила в комнате рапиру, поднялась на ноги и зажгла на ладонях золотые сферы.  

– Прячешься за своими людьми? – уточнил с ехидством Давид.  

Полы его пальто начали развеваться от порыва ледяного ветра, словно огромные перепончатые крылья летучей мыши. Его волосы вмиг посерели, а глаза запылали бардовым. Зрачок сузился, а на руках проявились острые когти.  

– Как низко, – продолжал демон, протянув к магу руку.  

Однако он не ударил.  

Маркус вскрикнул, когда его по руке полоснуло лезвие, вернувшееся в ладонь хозяина. Дым стал более густым, а падалью завоняло еще сильнее, отчего у Саши подступил ко рту рвотный комок.  

– Убей, – вдруг приказала Стелла леденящим кровь голосом хладнокровного убийцы. – Убей их всех, кроме моего Эдгара!  

Давид, как завороженный, бросился к Реду.  

Натан тут же кинулся навстречу, но Блейку – младшему удалось в последнюю секунду ударить по брату шаровой сферой, а затем скрестить клинки с Давидом.  

Волк со скулежом отлетел в сторону, ударившись о кирпичную кладку забора, а Саша, уже хотевшая пустить сферы по Давиду, вдруг поняла: она не видит в дыму тело Реда. Следовательно – удар может прийтись не по врагу, а как раз по начальнику.  

Маркус же, внимательно смотря за дымом, не сразу обратил внимание на Стеллу, которая, стоя в сторону, нацелила миниатюрный пистолет прямо в гущу дыма. Ее глаза оставались человеческими, однако не нужно было залезать Регде в голову, чтобы понять: она прекрасно ориентируется во мраке Давида.  

И Маркусу ничего не оставалось, кроме как перемахнуть через калитку – и броситься наперекор пуле.  

Оглушающую тишину разрезал грохот выстрела.  

Натан, увидев случившееся, вновь бросился к Стелле, но не раскрыл челюсти, а применил стандартный прием: он боднул девушку в бок, тем самым откинув Регде к машине, а после, схватив зубами выпавший из ее рук пистолет, выкинул в сторону.  

Маркус же, взмахнув рукой, создал вокруг девушки электрический круг. И Стелла, только увидев ловушку, ужаснулась: явно раньше не видела ничего подобного.  

Саша же, решив наконец – то действовать, швырнула золотую сферу в черный дым. Как и следовало ожидать: тьма Давида поглотила шарик, но ровно через секунду изнутри клубы дыма словно разорвало взрывом.  

Ред и Давид отлетели друг от друга на приличное расстояние, а на снеге осталась опалина. Но если любовник Стеллы поднялся достаточно быстро, готовый продолжать, то Ред, поморщившись от боли и поняв, что проиграет, внезапно для всех отвернул воротник кофты – и стянул с шеи крест с шепотом:  

– Свободен…  

 

 

 

 

 

 

– Нет!!!  

Натан уже в образе человека подскочил к Реду и, схватив со снега крест, набросил магу на шею золотую цепочку. А после – обнял, сжав так крепко, как позволяли силы. Ред зарычал, словно сам был волком, но вовремя услышал слова старшего брата:  

– Нельзя. Они подадут в суд, и ты не увидишь уже Стаса… никогда…  

Ред странно выгнулся, словно желая выпутаться из объятий, но потом просто закрыл глаза и выдохнул. Маркус убрал электрическое кольцо, увидев эту сцену, а после подошел к Натану и магу, при этом обернувшись не к ним, а к Давиду и Стелле.  

– Убирайтесь, – приказал с шипением Маркус. – Иначе вам же хуже.  

Его глаза полыхнули алым, и Стелла спряталась за Давида. Парень же никак не отреагировал, покосившись на Реда, который уже поднялся на ноги и спрятал крест под кофту.  

Глаза демона полыхнули злобой и радостью победы, после чего он ткнул пальцем в Реда и произнес шипящим голосом:  

– Ты такой же, как и я. Мы равны. Поэтому, – его рука ушла вверх, ткнув острым когтем в небо, – как только небо рассеется, жду тебя на Чертовой пустоши. Ты знаешь, где это.  

– Ты о чем? – испугалась Стелла.  

– В машину, – приказал Давид тоном повелителя. – Скоро все это закончится.  

Он заставил девушку сесть на переднее пассажирское, а сам, упав на сидение и положив руки на руль, вдавил педаль газа в пол – и заставил машину, вздымая комья снега вверх, сманеврировать между елей и заиндевевших деревьев и выехать на трасу.  

Они умчались, оставив после себя лишь две колеи от шин, и ребята, немного придя в себя, вернулись в дом.  

Натан дотащил на себе Реда, а Саша, мельком поглядывая на Маркуса, уже на крыльце протянула парню руку, от которой тот благополучно отказался.  

Он доковылял до комнаты – и рухнул на кровать, тяжело выдохнув в пустоту. По его лбу и шее катились бисеринки пота, дыхание было прерывистым, со свистом, словно вампир болел, а пепельные волосы побелели окончательно, почти слившись с оттенком кожи.  

– Марк…  

– Яд, – только и прошипел Маркус, посмотрев на припекшуюся кровь на ладони и пальцах. – Что ж, я выбываю…  

– Марк!  

 

***  

Несмотря на то что январь считался одним из самых холодных месяцев в году, все – таки снежных бурь в нем было куда меньше, чем, например, в том же декабре. Но даже они иногда случались, и это отнюдь не радовала ни тех, кто жил на левом берегу, ни «правобережных» жителей города.  

Натану, например, не импонировал ни мороз, ни вьюга. Ему в нос постоянно залетали снежинки, а слизистую щекотал неприятный морозец.  

В такие дни Натан старался отсидеться дома или же все – таки в офисе, так как бегать за преступниками в патрулях ему не хотелось. Однако бывали и такие дни, когда оба лучших его Карателя по тем или иным причинам не могли выйти в дежурство, и приходилось перекрываться самим собой.  

Обычно, Натан выбирал район Вихрова, так как духу доставались самые тихие и безжизненные переулки, где преступления происходили в лучшем случае раз в квартал. Но сегодня пришлось забраться в Вознесенский район, так как Ред уехал, взяв официальный больничный после инцидента со Стасом в торговом комплексе.  

Натан бродил один по ночным улочкам иногда натыкаясь на пьяных и наркоманов, но особо не проявлял к ним интерес. В обязанности Карателя входило гонять нечисть, но никак не людей.  

Поэтому Натан шатался от дома к дому чисто из идеи, что нужно отдежурить без происшествий, чего его брату никогда не удавалось. То ли у Реда была способность попадать в тяжелые ситуации, то ли его «удача» настолько въелась в клеточки тела.  

На очередном перекрестке Натан остановился, чтобы купить в небольшой кафешке кофе. По опыту оборотень знал, где лучше брать, чтобы не отравиться, поэтому обрадовался, когда увидел табличку «открыто», а также обнаружил за панорамным окном одинокую фигурку.  

Сердце предательски застучало, а ноги стали ватными, когда Натан присмотрелся и узнал под пологом теплого света Елену Измайлову.  

Девушка давно работала в его отделе Карателей, была на хорошем счету и метила в будущие помощники Натана. Да и сам парень не был против.  

Он приметил Елену с первого дня, ибо понял, что девушка – его типаж. Спокойная, рассудительная, не лишенная юмора, но, самое главное – проницательная. Для Натана всегда было важно, чтобы люди умели считывать эмоции других без слов. Ибо Карателю тяжело сказать, что у него на душе, и знание жестов и сигналов тела помогло бы многим офисным семьям прожить без скандалов.  

– Натан!  

Парень еле успел отойти от стойки с кофе, как Елена, встав и склонив голову, улыбнулась. Натану пришлось выдавить самую непринужденную улыбку, чтобы не обидеть девушку, но в тот же миг по спине пробежал холодок. Он почувствовал, как горят щеки, как сердце начинает колотиться на пределе возможного, а пальцы перестают ощущать кипяток под картоном…  

– Натан, ты чего? – удивилась Елена. – Что – то с Редом случилось? Или ты столкнулся с какой – то нечистью?  

– Нет, ты что, – оборотень еле ворочал языком, – просто… не ожидал…  

– Встретить меня тут? – усмехнулась Измайлова.  

Натан кивнул, понурив голову.  

Он пытался собрать мысли в кучу, но не получалось.  

Они сели за столик, и только тогда Натан вдруг вспомнил, что он просил именно Елену добыть ему сведения о чете Регде и, в частности, о главе рода – Роберте Регде, который в свое время и заварил всю эту кашу, которую Натан разгребает по сей день.  

Елена его поняла без слов.  

И вместо хождений вокруг да около, выложила все данные:  

– Роберт Регде уже отошел от дел как бизнеса, так и самого семейства, – начала Елена, пересказывая по памяти. – Всем заправляет его старший сын, Даниил.  

– Даже не Стелла? – удивился Натан. – Погоди, а разве она – не единственная дочь? Я вроде не слышал раньше о сыне…  

– Правильно. Даниил взошел на престол бизнеса Регде из – за событий со Стеллой. Служанка из их дома доложила мне, что Роберт был очень зол, когда узнал, что Стелла снова связалась с Давидом. Плюс, он не имеет дел с Культом, а потому был крайне недоволен связями дочери с ведьмами организации.  

– Даже так, – протянул Натан. – Ничего себе.  

– Это лишь верхушка айсберга. Смотри, что я нашла еще.  

Она выудила из – под куртки пару листков с копиями документов. И Натан, только глянув на названия и увидев официальные «шапки» с подписями, чуть не задохнулся. А Елена далеко пойдет с такими данными. Девчонка могла достать любую информацию. Иногда Натану казалось, что Измайлова и из мертвого вытянет признание.  

– Завещание?  

– Да. Это, – она указала на первый листок, – изначальное. А вот это – второе, переписанное.  

– Стелла лишилась большей части акций компании отца, – изумился Натан. – И все перешло Даниилу.  

– Да. Мне не удалось раздобыть документы на восстановления титула нагулянного сына, однако это вопрос времени.  

– Даниил – внебрачный ребенок?  

– Да. Его родила одна из проституток из клуба на Рязанском.  

– «Берли»?! – Натан чуть не подавился кофе. – Самый элитный клуб города? Как Роберт в него угодил? Конечно, ценники там не низкие, но для такого человека это как – то… мелочно.  

– Все мы не без греха, – промурлыкала Елена, но даже не посмотрела в сторону Натана.  

Оборотень просмотрел два завещания, и убедился в подлинности. Он видел пару документов, которые подписал в свое время Роберт в офисе. Его подпись в конце каждого текста являлась исключительной. И точно принадлежала мужчине, так как Натан с содроганием вспоминал свои три дня за оформлением Стаса к Реду и на всю жизнь запомнил момент подписания отказной Регде – старшего от внука.  

– Ты сильно занят? – уточнила вдруг Елена.  

– Дежурство до двух ночи, потом сдаюсь ночникам. А что?  

– Может, отдежурим вместе?  

Натан готов был провалиться под землю. Елена была не робкой девушкой, однако даже такой смелости он не ожидал. Они общались уже больше пяти лет, знали друг о друге все, что можно, однако заходить дальше не желали.  

Или боялись… В отделе Натану сватали почти всех девчонок после двадцати пяти, и не могли предположить, что сердце начальника давно занято.  

Но Натан был благодарен Елене: она никогда не выдавала ни словом, ни делом об их связи. Да, втайне, некоторые знали, что Натан изредка пьет с Еленой кофе или приглашает к себе в кабинет на «серьезный разговор с докладом», но то были доверенные люди. В числе коих числился и Ред, отчего Натану иногда было неспокойно. Однако при этом оборотень всегда чувствовал в младшем брате поддержку.  

Ред имел статус «развратника» и «казановы», а потому не был привыкшим осуждать кого – то за романы и измены. В отличие от многих коллег, он видел в своем глазу соринку, а потому не искал ее же в чужих слизистых.  

– Эй, ты чего? – испугалась Елена. – Я тебя чем – то обидела?  

– А? Что? Нет! – Натан махнул рукой и только чудом удержал пошатнувшийся от удара стаканчик с кофе.  

Елена рассмеялась, и в этот момент Натан почувствовал, как его лицо окончательно краснеет. Взгляд зеленых глаз заискрился радостью и страхом, словно у подростка, увидевшего свою первую любовь.  

– Насчет Германовой, – помогла Елена, переведя разговор на еще одну тему, – я почти ничего не могу найти. Как только ниточки начинают подводить к ее отъезду в Германию, так данные или засекречены, или стерты в принципе.  

– Она была зарегистрирована хотя бы когда – то?  

– Да. До четырнадцати. А потом все – словно исчезла с радаров офиса.  

– Какой тебе нужен доступ? – Натан достал из внутреннего кармана кителя записную книжку и ручку. – Я могу открыть тебе дорогу, но нужны коды дел.  

Елена без проблем назвала, так как склерозом не страдала, а цифры запоминала с филигранной точностью. Натан записал и пообещал сам себе, что обязательно завтра запросит прошение у отца.  

А пока, смотря на тишину за окном и изредка – на Елену, которая допивала свой раф, подумал о надвигающемся конце дежурства. Уже было в районе полуночи, а следовательно – у них было всего два часа. И дом Реда, как назло, был рядом и стоял пустой.  

Маг попросил присматривать за особняком, пока его не будет, но Натану в подкорку девственно чистого сознания прокралась страшная мысль: привести туда Елену и остаться до утра.  

Реду, конечно, будет все равно – он сам нередко грешил в квартире Натана с девушками, – но как к этому отнесется сама Елена…  

– К тому же, – продолжала девушка, – странно, что именно Неккер делал Саше операцию.  

– Почему?  

– Неккер был лишен лицензии за год до поездки Саши в Германию.  

Натан широко распахнул глаза. Ред уже обсуждал с ним эту информацию, но тогда Натан подумал, что брат ошибся. Но увы – правда начинала всплывать наружу.  

– То есть, он оперировал ее подпольно?  

– Да. И я так думаю, это является причиной отсутствия информации о последствиях и предпосылкой к столь крутой перемене Сергея по отношению к дочери.  

– Я получил недавно заключение психологов, которые работали с Сашей при выдаче удостоверения офиса, – вспомнил Натан, – там нет особых отклонений, если не считать тотальный страх перед мужчинами, а также поразительные реакции на движения.  

– В смысле? Ее избивали?  

– Да. И очень сильно, – неохотно сказал парень, скрестив руки. – На ее теле врачи зафиксировали шрамы от серебряных цепей, а также – обсидиановых наручников. Саша никогда не ходит с коротким рукавом или оголенной спиной, и это многое подтверждает.  

– Но она сейчас живет в доме твоего брата, – вспомнила Елена. – А там почти весь коллектив – парни. Причем, некоторые – в самом расцвете сил.  

– Да. И это еще больше меня поражает. Они хорошо взаимодействуют. У них не бывает стычек и конфликтов. Но я замечаю, что при общении она держит дистанцию и проявляет агрессию. Это защитная реакция, я знаю, но такая появляется только при очень травматических событиях.  

– Выходит, ее насильно заволокли в Германию, отдали на откуп какому – то чокнутому хирургу, а потом, зачем – то, жестоко поиздевались тут, в России. Но смысл?  

– Вот и мне хотелось бы узнать. Это поможет избежать смерти Неккера.  

– О чем ты?  

– Птичка на хвостике принесла информацию, что Саша готовит покушение на этого докторишку. А ее недавний знакомый выманивает врача из заграницы и пасет, как волк добычу.  

Елена явно была впечатлена: ее ресницы дрогнули, как и бровки. Но девушка быстро взяла себя в руки.  

– Я займусь этим, – заявила Елена. – Саша, конечно, права, но… закону это не объяснишь. Ред в курсе?  

– Да. Он тоже как на иголках сидит. Его люди следят за Неккером так же активно, как и Призрак.  

– Он вернулся?  

– Да. Только уже легальным путем.  

– И он помогает Саше? – изумилась Елена.  

– Да. Что им движет – непонятно. Но предположу, что его интересуют документы Сергея, в которых значится препарат, позволяющий усыплять мозг вампиров на непродолжительное время.  

– Такое существуют? И откуда ты знаешь?  

– Германов сам выложил все, когда мы оформляли Сашу. Он потребовал, чтобы его дочь никогда не узнала о теневом бизнесе и о том, что стала объектом испытаний транквилизатора.  

И тут у Елены окончательно кончилось самообладание. Она схватилась за волосы и, упершись локтями в стол и склонив голову, обдумала то, что Натан смаковал больше полугода.  

После чего обреченно взглянула на парня и уточнила:  

– Что делать будете?  

– Пока – наблюдаем. Я недавно связался с аэропортами, дал им ориентировку на Неккера и приказал сообщить об его прилете лично мне.  

– Думаешь, получится?  

– Не думаю, что Неккер что – либо заподозрил. Прошло пять лет тишины. А обычно, если месть и настигает, то в течение ближайшего года. Это правило. Но…  

– Но у каждого правила есть исключение, – довершила Елена.  

Они еще немного помолчали, а потом Натану резко пришел сигнал из дома через квартал от кофейни. Диспетчер доложил о выбитых стеклах и вспышке магнитного поля, что говорило либо о выплеске энергии, либо же об открытии щели в Навь.  

И оба варианта грозили жертвами гражданских.  

Елена и Натан тут же ринулись по указанному адресу, приготовив рапиры и пистолеты, но как только они прибыли к указному зданию, то удивились до глубины души.  

Это был закрытый и охраняемый недострой. Год назад тут хотели сделать офисный корпус, но в итоге финансирование кончилось – и заброшенный гигант остался стоять в одиночестве среди жилых массивов.  

Натан включил маленький фонарик, хотя и без него прекрасно видел во тьме, а Елена, сняв пистолет с предохранителя, последовала ха начальником внутрь.  

Внутри было сухо и даже не пахло сыростью и плесенью. За помещением явно следили, предварительно затянув проемы окон первого и второго этажей пленкой, а на будущих балконах натянув прочную сетку и заколотив дверные ходы досками.  

Натан ступил на бетонный пол первого этажа и прислушался. Вокруг было подозрительно тихо, хотя энергетический след витал в воздухе достаточно четким красно – оранжевым фантомом.  

Елена подключила свои ощущения и, присев на одно колено, притронулась пальцами к полу. Тут же в ее голове появилась картинка недавних событий: запах гари и прожженного бетона, странное зловоние, идущее сверху, а также – негатив, который распространился от выплеска энергии – все подсказало девушке о классификации врага.  

Натану же не нужно было производить такие манипуляции. Достаточно было обнаружить на полу знакомый амулет с пауком в пентаграмме.  

На шнурке остались несколько темных волосков, явно женских, по которым оборотень и прочитал информацию.  

– Праска…  

– Берегись!  

Елена прыгнула на Натана, повалив парня вправо, и тут же над их телами пронеслось черное облако, ударившееся об одну из колонн.  

По бетону пошла мелькая сетка трещин, а с потолка упала штукатурка.  

– Порядок, – заверил Натан, спихнув с себя девушку и встав в боевую стойку.  

Дымка материализовалась и стала осязаемым человеком: девушкой с тонкой фигуркой, вытянутым овальным лицом и черными, как уголь, волосами. Зеленые глаза Праски сияли ярче любых изумрудов, а узкие зрачки буквально полыхали злобой.  

Она обернулась к Натану и, усмехнувшись, признав старшего брата Реда, оскалилась:  

– Так и знала, что сработает…  

– О чем она? – испугалась Елена.  

И в следующую секунду в помещении возник настоящий ураган из ветра и песка. Мелкие песчинки начали резать по рукам и лицу, ветер заставлял отступать назад и трепал волосы, мешая сосредоточиться на фигуре впереди.  

Натану было некомфортно в совей человеческой форме противостоять подобным преступникам, а потому, быстро скинув китель и нагрудную кобуру с пистолетом, обратился.  

Елена увидела, как из вихря пыли и песка на ведьму ринулся черный волк, клацая зубами и шаркая острыми, как бритва, когтями по полу.  

Праска словно ждала этого.  

Выхватив из ножен два острых игловидных клинка, ведьма ринулась на оборотня, а Елена, наконец – то взглянув на великую грозу офиса, с трудом поверила, что эта хрупкая девушка заставила бояться весь директорат.  

Натан вонзил клыки в руку ведьме, однако она замахнулась свободной и занесла клинок.  

Елена ринулась в бой, отклонив удар иглой своим клинком. Праска явно была удивлена – ее брови взметнулись вверх, но всего лишь на мгновение.  

А потом ее тело перекувыркнулось два раза в воздухе под действием силы Натана и оказалось отшвырнуто в сторону, к ближайшей колонне. Натан сразу подошел к ведьме и, отбросив в стороны клинки, приблизил морду с оскалом и утробным рычанием к лицу ведьмы.  

Праска подняла глаза на волка и поморщилась, отвернув голову:  

– От тебя так воняет, псина.  

Натан еще громче зарычал, оголив клыки и напрягая все мышцы в холке. Елена стояла и не вмешивалась, так как о Праске она слышала лишь коротко в рассказах Вихрова или самого Блейка – старшего, а потому не лезла на рожон без приказа.  

– Ты хорошо дерешься. Только вот мозги не включаешь…  

Волк прижал уши, вдруг учуяв еще одного противника.  

Но было поздно. Его отшвырнул энергетический импульс, который возник между ним и ведьмой. Ударившись о колонну, волк тут же поднялся и приготовился защищаться, но вдруг перед глазами резко помутилось. Голова стала тяжелой, как после пьянки, в горле пересохло – и волк стал кашлять, словно пытаясь что – то выплюнуть.  

– Не дорос ты еще, песик, играть с нами. А твоя девка – и подавно.  

Натан взглянул вправо – и увидел лежавшую без сознания на полу Елену. В ее руке был зажат клинок для обороны, но девушка явно не успела его применить.  

Натан попытался стряхнуть дурман, постоянно трусясь, как после дождя, однако становилось хуже. Реакции притупились – и против двух воинов Культа оборотень уже был не в состоянии не то, что противостоять, а даже выстоять, защищая себя.  

На его морду был наброшен намордник с обсидиановыми обручами, а лапы со всей силы подкосили четыре поочерёдные удара по суставам. Скулеж невольно вырвался, и Натан был готов убить себя за это, однако в тот же миг ощутил, как его в холку вонзилась острая игла, а кровь стала как будто остывать, отливая от головы.  

Оборотень почувствовал, как его мышцы парализует. Тело стало похоже на замороженный кусок мясо, неспособный пошевелиться. Во взгляде волка появился туман, зрачки расширились и вскоре скрылись под опустившимися веками.  

Наступила ненавистная тьма, в которую Натан погрузился против воли, но, на сове удивление, почти безболезненно. В последние секунды сознание он вдруг вспомнил Реде – и невольно взбрыкнул последний раз, прежде чем погрузиться во мрак небытия.  

 

***  

Дурной сон пронзил в самое сердце, заставив разум включиться и резко выдернуть организм из дурмана.  

Ред подскочил на кровати и, тяжело дыша, взглянул на экран телефона. Было два часа ночи. За окном выла метель, покачивались фонари, изредка мелькали силуэты птиц. Маг долго смотрел в одну точку за окном, но потом снова лег, почувствовав мокрое на подушке.  

Ощупав лицо и волосы, он понял, что это он так вспотел во сне. Дьявол молчал, но неприятно ерзал за грудиной, предупреждая об опасности. Натан уехал четыре часа назад на дежурство, но до сих пор не вернулся, хотя, по идее, уже должен был отзвониться.  

Ред перевернул подушку и, уткнувшись в черную ткань носом, попытался вновь уснуть, но нехорошее предчувствие не позволило сомкнуть глаза. Оно заставило парня встать, завернуться в бархатный халат и, затянув потуже пояс на талии, выйти в коридор.  

Немного постояв в приятной прохладе и успокоившись, Ред тряхнул головой и уже собирался зайти обратно, как вдруг увидел вышедшую из комнаты Маркуса Сашу.  

Они уже не первый раз вот так сталкивались, однако глубокой ночью встречаться еще не доводилось.  

На Александре не было лица, ее глаза были потухшими, а в теле не осталось ни капли энергии. Она все потратила на то, чтобы вывести основную часть яда из крови Маркуса.  

Ред сразу развернулся к Саше полным корпусом, однако Германова даже не посмотрела в сторону мага. Она молча подошла и, остановившись в пяти сантиметрах от парня, обреченно взглянула на колдуна.  

И вновь в душе Реда что – то екнуло.  

Он почувствовал к Александре странную жалость.  

Ему захотелось обнять ее, придать к себе и просто вкусить ее золотой свет, чтобы навсегда избавиться от той тьмы, в которую он сам себя погрузил, словно бесполезное тело в формалин.  

– Ты как? – вырвалось у него. – Бледная вся…  

– Главное – Маркусу лучше. Он наконец – то уснул.  

– Не стоит так трудиться ради убийцы. Он тебе не отплатит.  

– А я делаю это не за награду.  

– Правда? – Ред изогнул демонстративно бровь.  

И тут же увидел, как взгляд Саши вспыхнул подозрением. Нет, нельзя, чтобы она узнала о его сведениях насчет Неккера и готовящейся с ее стороны подставы доктору.  

Они долго буравили друг друга взглядами, пока вдруг девушку не пошатнуло. Она оперлась руками на перилла, но Ред, подхватив тело, придержал Сашу за плечо.  

Кожу обожгло, а подушечки пальцев получили странный разряд током, как будто на девушке была защита. Он отстранился, но сразу понял: надо вмешаться. Иначе Германова надолго сляжет со слабостью.  

– Идем со мной.  

– Куда? – удивилась Саша.  

– Помогу.  

– Чем?  

– Восстановить силы. Покажу одну технику.  

Саша безвольно проследовала за магом. Она уже перестала задаваться вопросами, а просто следовала за начальником. И, хотя ей до сих пор было страшно оставаться с магом наедине, все – таки внутреннее предчувствие всегда молчало рядом с чародеем.  

Как будто сама душа сигнализировала: рядом с ним безопасно, не бойся.  

Маг провел ее в зал, где они виделись накануне, выудил из серванта пару свечей и упаковок с благовониями. Несколько палочек он положил на специальные подставки на столе, а еще пять – распределил по всему залу, положив в блюдца.  

После чего спокойно сбросил халат и, устроившись на теплом кофре около камина, щелкнул пальцами, на мгновение сжал пальцы в кулак, а потом, разжав, сдул с ладони огненные искры. Упав в зев камина, искры затрещали, как настоящее пламя, а вскоре, схватившись за положенные Стасом дрова, родили настоящий огонь.  

– Научи меня управляться также со стихией, – попросила Саша, сев напротив.  

– Научу. Когда закончишь два курса академии, – улыбнулся Ред.  

Он скрестил ноги в форму лотоса, положил на колени запястья и, соединив кольцом первый и указательный палец каждой руки, выпрямил спину.  

– Прими такую же позу – и расслабься. Вдыхай благовония, а сама про себя думай о чем – то хорошем.  

– Вряд ли получится. Хорошего нет.  

Саша повторила позу мага и, выгнув спину стрункой, почувствовала неприятное ощущение в затекших плечах. Она редко их распрямляла, оттого кости не были привычны держаться так долго в одном положении.  

В комнате давно витал аромат ладана и сирени, из камина слышался запах горелого дерева и угля, а за окном бушевала метель. Выл ветер, было видно, как белые хлопья ударяются о стекло. Саша ощущала себя настолько спокойно, что сначала испугалась: затишье перед бурей?  

Ред сидел неподвижно и, как показалось Саше, даже не дышал. Его глаза были закрыты, мышцы лица – расслаблены, а разум – чистым. Саша не сразу, но различила бегающие вокруг парня фантомы.  

У всех магов и колдунов была способность материализовать свои воспоминания или ощущения в кратковременные сгустки энергии, с формой и даже обликом некоторых живых людей. Звуки фантомы были не в состоянии воспроизвести, однако некоторые движения – вполне.  

И Саша, смотря на фантомы мага, с радостью признала в сущностях его самого и Стаса. Маг вспомнил ту сцену с подарком, когда Стас его обнял и поблагодарил. Видимо, для Реда это было одним из самых теплых воспоминаний.  

Но и оно вскоре вменилось другим.  

В рыжеватом полупрозрачном фантоме Саша узнала Агнессу. Она была в длинном платье, на голове у нее был венок из роз, а за ее спиной стоял Ред. Его фантом был более тусклым и неясным, однако Саше и того хватило, чтобы закусить губу от отчаяния.  

Фантом Реда поцеловал Агнессу, и она, обняв парня, ответила на поцелуй.  

Саша закрыла глаза, решив вспомнить что – то свое, но невольно в памяти всплывали то побои отца, то побег из дома, то «Обсидиан», то и вовсе бред – ранение Реда. Та роковая ночь, когда Саша сидела рядом с магом и отдавала свои силы, чтобы он жил.  

– Только плохое в голову лезет, – вырвалось тихо у Саши. – Извини, видимо, практика не для меня.  

– Ты просто боишься, – не открывая глаз, заметил Ред. – Ты боишься расслабиться, боишься показаться слабой. Поверь, я знаком с этим, – он открыл глаза и посмотрел на нее, – но поверь, пока ты учишься, пока у тебя нет титула величайшей колдуньи, тебе можно все.  

– Мне просто нечего вспомнить.  

– Разве? – удивился Ред. – Давай, я тебе помогу.  

– Каким образом?  

– Ты же видишь фантомы, так?  

– И что?  

– Тогда я тебе кое о чем напомню.  

Он вдруг протянул к Саше руку, словно приглашая куда – то. И девушка, хоть и сидела далековато, тоже потянулась к магу. Но стоило их рукам соприкоснуться, как в сознание Саши проникло странное тепло, которое включило одно воспоминание.  

Детство. Ей пять лет. Мама и папа рядом, они счастливые и молодые, они всей семьей выбрались на природу, к реке. Отец не был рыбаком, но иногда любил посидеть в компании супруги у берега. Жанна же, обожая лес, резвилась с маленькой дочкой в воде.  

Аромат тополиного пуха, меда, полыни и маминых духов – все это нахлынуло на Сашу так неожиданно, что она вскрикнула и дернулась. Воспоминание и правда было при ней, но Саша старалась не бередить те фрагменты жизни, где была мама.  

– Сандра?.. Что случилось? – с тревогой уточнил Ред.  

И в этот момент Саша очнулась.  

Картинка исчезла, а перед ней, совсем рядом, меньше чем на расстоянии вытянутой руки, сидел Ред. Его тепла рука с тонкими пальцами прижалась к ее щеке, по которой поползла горячая капля.  

– Откуда у тебя это воспоминание? – удивилась девушка.  

– Ниоткуда. Я извлек его из твоего сознания.  

– Но оно было глубоко.  

– Иногда глубинные воспоминания сливаются с сердечной энергией, и достать его проще. Вопрос мастерства и сноровки.  

– Но зачем ты мне это показал?  

– Разве воспоминания о матери не приятны?  

– Ты дурак?!  

Саша ударила его по руке, вскочила на ноги и, утирая катившиеся сами собой слезы, посмотрела на Реда со злобой.  

– Ред, воспоминания о маме… они… сокровенные… Я не хочу их трогать. И не хочу ничего вспоминать! – это вырвалось с криком отчаяния, и маг, поняв свою ошибку, встал на ноги. – Я многое желала бы забыть… многое…  

Она обхватила себя руками, отвернувшись от Реда. Она не хотела, чтобы он видел ее слезы, но сдерживать их не могла. Мама была единственно близким ей человеком. Даже не родная по крови, она любила Сашу как дочь.  

– Прости.  

Теплые руки легли на плечи девушки, после чего Саша вздрогнула. Быстро вытерев рукавом кофты слезы, она искусала все губы, чтобы не отстраниться от мага и не ударить. Прикосновения были ей противны, как и тот факт, что Реду было подвластно все ее естество. Вплоть до воспоминаний.  

Она убрала его пальцы и сделала два шага в сторону. Она не хотела находиться меж двух огней, так как осознавала: ее собственная сила воли уже на грани истощения.  

Сбежать пока некуда было, а искушение и власть накатывающей страсти заставляли подчиняться. Но Саша верила, что Германия дала ей хорошую закалку: быть настороже, опасаться мужчин, не поддаваться на их речи о помощи…  

Это фальшь… бред… ложь!..  

Благовония распылились по всему залу, стало труднее вдыхать незатуманенный чистый воздух. Саша не могло вдохнуть полной грудью, в горле запершило, нервный комок застрял где – то в середине трахеи, отдавая болью в спину.  

Девушка ощущала на себе взгляд мага, его ожидание. И не могла предсказать реакцию. Не могла понять, как бы ей тактичнее покинуть его общество.  

– Не пытайся помочь тому, кто не просит, – вырвалась у Саши фраза, вычитанная в какой – то книге.  

– Я и не пытаюсь. А просто делаю.  

Саша обогнула в полумраке обеденный стол и, оказавшись разделенной им с Редом, посмотрела на освещенную каминным огнем фигуру мага.  

Он был теплый. Его кожа отливала цветом топленого молока, карие глаза светились шоколадными нотками, а на губах готовилась расцвести фирменная снисходительная улыбка. Такой он одаривал лишь Стаса, но Саша видела не раз ее предвестники.  

Но не была готова принять. Не за что было. Да и зачем? Жалость он к ней и так проявляет, учитывая, в какой ситуации оказалась девушка, это было вполне нормально.  

Она отвернулась и, вновь не видя фигуру мага, почувствовала на себе его пристальный взгляд.  

– Я все равно убью его, – тихо прошептала Саша в пустоту.  

Ред уже хотел что – то сказать, но в этот момент раздался хруст и звон стекла. Окно с треском раскрошилось в нижней части – и в комнату влетела птица.  

Саша тут же приготовила клинок, но Ред, схватив ворону за лапку, спустил каркающую бестию на стол. И почти сразу заприметил на ее ноге прикрепленную вещицу.  

Но стоило ему попробовать отстегнуть объект, как ворона, извернувшись и вывернув голову под невероятным углом, со всей силы клюнула мага в запястье, а после, издав хрип, словно ей прокололи горло, обмякла на столе.  

На деревянную столешницу стекла багровая капля, но маг на нее не обратил внимания. Молчал оторвал от птицы привязанную вещь – и бросил труп в камин.  

И Саша с ужасом увидела, как тело вороны через пять минут обратилось прахом. В комнате сквозь благовония стал проклевываться зловонный аромат сгнившей плоти и сожженной бумаги.  

– Ред…  

– Не подходи, – приказал строго маг, держа раненную руку подальше от Саши. – Ворона – искусственно созданный объект с определенной программой. У нее было две функции.  

– Доставить вещь и клюнуть тебя? – последнее Саша невольно сказала с ухмылкой.  

– Да. Только иллюзия – не настоящая птица. Она неспособна контролировать свое тело вдали от создателя. А потому, – Ред взглянул на раненое запястье, – она не попала в вену.  

– А это принципиально?  

– Когда хочешь, чтобы объект, на которого наведено проклятье, подох, то да, важно. Вены, как и артерии, связаны напрямую с сердцем. Если что – то с ними сделать, то можно легко добраться до одного из четырех жизненно важных органов колдуна.  

– Ред, ты уверен? – Саша напряглась, увидев вокруг парня тьму. – Ты покрылся негативом.  

– Проклятие покинуло иллюзию, перейдя на меня. Однако демон быстро с этим справится. Максимум – поболит пару дней спина, – его лицо стало бледнее, но блеск азарта в глазах разгорелся лишь сильнее. – Но затравка хорошая, признаю.  

Ред развернул одной рукой бумажку, в которую оказалась завернута обычная флешка на небольшое количество памяти. На такую даже фильм толком нельзя было закачать.  

– Видео? – удивился Ред. – Или фото?  

– Это послание Культа?  

– Да. Ну что же, давай посмотрим. Надеюсь, страшилки ты любишь.  

Саша лишь недовольно фыркнула.  

Они прошли в комнату Реда, так как в остальных спади ребята – и тревожить их не хотелось, особенно Маркуса, – и маг, сев на кровать и взяв со столика ноутбук, быстро вставил накопитель в порт.  

Открыв единственную видеозапись на флешке, Ред побелел быстрее, чем Саша успела признать на экране фигуры Натана и какой – то девушки, прикованных к стене. Ребята висели как потрепанные куклы, подвешенные за руки и закованные в обсидиановые наручники.  

А между ними стоял человек в плаще и с белой маской на лице, в которой были всего две прорези – для красных глаз с узкими прожилками.  

– Ред, спокойно, – Саша схватила парня за плечи, приобняв.  

Маг замер, даже перестал моргать. Его дыхание сбилось, сердце застучало с бешеной скоростью, а его громкие удары Саша слышала в оглушающей тишине комнаты.  

Незнакомец на записи поднял руку с острым клинком, приставил лезвие к горлу Натана и вдруг сказал искаженным заниженным тембром с хрипотцой:  

– Пока он под действием обычного морфина, но что случится, если в кровь проникнет что похуже?  

Ред увидел, как неизвестный смазал на его глазах лезвие какой – то салфеткой, после чего вновь поднес клинок к горлу Натана. В этот же момент оборотень дернулся, поведя носом в сторону.  

Он приоткрыл глаза, и Ред, дернувшись вперед, словно правда мог помочь, увидел, как лезвие порезало Натана по груди. На черной водолазке проступили капли крови, а иссеченная кожа покрылась синевой вблизи раны.  

– В составе раствора частицы обсидиана и серебра, – прошипел незнакомец, – а я – любитель поиздеваться и помучить. Особенно – своих врагов. И если ты хочешь справедливости, что ж, отдай то, что по праву тебе не принадлежит. И увидишь, как весь этот кошмар закончится.  

Очередной порез остался на животе оборотня, отчего Натан застонал, но стиснул зубы. Даже в таком состоянии брат терпел, и Саша, остановив запись, опустила крышку ноутбука.  

Она чувствовала, как окаменели мышцы Реда, как его спина выгнулась под неестественным углом, а от лица отлила кровь. Парень был белее снега, его зрачки сузились, а пальцы впились в одеяло с такой силой, что костяшки побелели.  

– Ред, пожалуйста, успокойся, – Саша прижалась к его спине и уткнулась лбом в затылок. – Включи разум. Прошу тебя.  

Но в этот момент ее как будто бы ударило током.  

По рукам укололо, а в груди неприятно что – то сжалось.  

Она ощутила прикосновение чужого негатива как ледяной ткани, по которой еще пустили разряд. Для Саши это было крайне неприятно, однако она все равно не выпустила мага.  

А вместо этого ударила в ответ.  

Золото пронзило комнату, разрезав как лезвием сумрак. Кожа Александры засияла янтарем, а волосы налились огненным блеском. Глаза девушки загорелись лазурью, а за спиной появился странный белоснежный шлейф, которого Ред раньше не видел.  

Его волосы мгновенно побелели, а черты лица – заострились. Взгляд и без того злых, наполненных жаждой мести, глаз устремился в самую душу Саше – и пронзил сердце холодной иглой равнодушия.  

Дьявол сопротивлялся.  

Он питался энергией и эмоциями парня, и не мог позволить какому – то обманчивому теплу вот так просто отобрать у него желанную пищу.  

– Ред! – Саша сама не заметила, как крикнула ему в лицо. – Приди в себя! Ну же! Не поддавайся демону! Слышишь?!  

– Прочь!  

Ред с такой силой отшвырнул Сашу, что она даже не осознала в первые секунды полета от мага к стене. Но когда боль отрезвила ее, а золотое сияние стало оседать на пол мелкими частицами, Александра вдруг поняла: дьявол сильнее.  

Ред обогнул тело девушки, вышел в коридор – и в ту же секунду послышался звон стекла, а за ним – лютый грохот.  

Саша вскочила на ноги и, выбежав за магом, с ужасом увидела, как Ред, прижав к полу Давида, оскалился.  

Его лицо вытянулось еще сильнее, став похожим на морду зверя, а глаза и вовсе загорелись нездоровым огнем. Зрачки человека сменились узкими щелками, а боковые резцы, которые у Реда и так были длиннее от природы, и вовсе начали выступать из – под верхней губы.  

Ногти парня преобразовались в черные когти, плечи расширились, из – за чего слышался треск рубашки, а спина выгнулась, как у дикого кота, увидевшего чужака на своей территории.  

Н и Давид был не так прост.  

Используя свои способности, он овил черными дымчатыми щупальцами тело Реда и попытался придушить, но тело, контролируемое дьяволом, было выносливее человеческого.  

Ред сильнее стиснул пальцы на горле Давида, после чего Саша услышала хрип:  

– Отдай Стаса… иди твой брат… умрет…  

– Ты смеешь мне угрожать?!  

Голос Реда сменился хрипотцой дьявола.  

Демон поднял Давида одной рукой и, оторвав от пола, швырнул на первый этаж.  

Тело вампира приземлилось в коридоре, задев при этом несколько статуэток, стоявших как декор на тумбе. Удар вышел основательный: на паркете остались следы от когтей, а на коврике уже начало растекаться багровое пятно.  

При падении Давиду рассекло осколком от статуэтки висок.  

Ред спустился вниз прыжком, забыв, видимо, о существовании лестницы.  

Подойдя к Давиду и схватив с пола длинный осколок черного стекла, парень сжал его. Теплая кровь заструилась по лезвию, разрезав ладонь и пальцы, и Давид, услышав запах, тут же подорвался, словно наркоман, увидевший заветный конвертик.  

Его зрачки запульсировали, то сужаясь, то расширяясь. Ноздри затрепетали, руки задрожали, а пальцы сжались в кулаки. Взгляд Давида не выражал ничего, кроме отчаяния и некоторой… зависти.  

Ред уже был совсем близко – и Саша не сомневалась, что маг собирался просто убить вампира, – однако в этот момент весь дом пронзил звонкий тенор мальчика:  

– Стой!  

Ред встал как вкопанный.  

Саша не видела его лица, но считывала по энергетике, что внутри парня борются два страшных чувства: ненависть и любовь. Он не желал отдавать вампиреныша, не хотел расставаться с тем единственным существом, которое его по – настоящему любило, но именно во имя спокойствия этой жизни он не позволил руке дрогнуть.  

Осколок медленно опустился, хотя и был уже занесен для удара, после чего Ред выронил стекло. Его рука уже вся покраснела от крови и ожогов: статуэтка была из обсидиана…  

Стас спустился к магу вниз, приблизился – и вдруг посмотрел на Давида не как на врага.  

Он изучающе прошелся взглядом по вампиру, после чего, словно в трансе, поднял глаза – и изучил свое отражение в стоявшем напротив зеркале.  

Саша тоже посмотрела – и с ужасом поняла, что Стас похож на Давида. Уже подросший, с правильными чертами лица и выразительным взглядом, Стас был просто идентичной копией отца, если бы не светлые волосы, доставшиеся от матери и немного иная форма носа.  

Ред не смотрел.  

Он сверлил взглядом Давида, но при этом не предпринимал попыток убить. Вокруг Реда Саша увидела столько негатива, что можно было задохнуться, но парень тихо стоял и ждал.  

– Похож, – только и сказал Стас, взглянув на Давида. – Так ты и есть мой папа?  

Аура мага вспыхнула красным и фиолетовым. Ненависть и злость захлестнула парня, но в ту же секунду утихла, как только взгляд рубиновых глаз обратился к опекуну.  

– Ред, это – мой папа?  

– Да.  

– Но ты говорил, что он и мама – погибли.  

– Погибли? – изумился Давид.  

– В авиакатастрофе…  

– Чего?! – возмутился Давид, медленно поднимаясь. – Ред, что за шутки?! Ты обещал не скрывать от Эдгара…  

– Стаса! – рыкнул Ред.  

– Хорошо, Стаса… ты обещал не скрывать от него ничего.  

– Ты обманул меня? – удивился Стас, но больше из вежливости.  

Он уже все давно понял, но не желал травмировать Реда, ведь знал: маг его до безумия любит – и не отдаст.  

– Пришлось, – только и смог выдавить из себя Ред.  

В этот момент Саша увидела боковым зрением движение, а затем, как две тени, скользнув в сумраке холла к Давиду, схватили вампира за волосы и завернули ему обе руки за спину.  

Наемник вскрикнул, выдохнув, а Ред, загородив собой Стаса, приказал Маркусу и Гарри:  

– В подвал его. Завтра я решу, что с ним делать.  

– Ты хочешь, чтобы твой брат умер?  

Тон Давида заставил Реда зло зыркнуть на киллера, но все – таки дать жестом команду вампирам остановиться.  

– Поверь, из группировки Вольфа я ушел не с пустыми руками, – на лице наемника появилась кривая усмешка. – Со мной ее покинули и десяток других убийц. И сейчас они пытают твоего брата, пока ты вцепился в то, что тебе по праву не принадлежит.  

– Заткнись!  

Ред схватил снова с пола осколок, но уже поменьше, и полоснул со злостью по лицу Давида.  

На пол и брюки мага брызнула темная жидкость, заменяющая вампирам кровь. Она растеклась по паркету, попала на бежевый ковер в коридоре, а также осталась тремя каплями на щеке Реда.  

– Если эта тварь хоть что – то сделает с Натаном…  

– То что ты сделаешь? – вновь оскалился вампир. – Сейчас ты играешь на наших условиях. Либо отдаешь Стаса – и мы отпускаем Натана, либо уже завтра ты проводишь братца в последний путь!  

В этот момент не выдержал Гарри.  

Он схватил вампира за шею и вывернул так, что послышался хруст костей. Давид не испустил ни звука, однако по его лицу было видно, насколько ему неприятен удар со спины.  

Но вдруг Саша увидела, как Стас, обогнув фигуру Реда, вышел вперед.  

– Стас!  

– Подожди.  

Тон мальчика впервые был таким. Серьезный, взрослый, осознающий всю трагичность положения. Стас приблизился к Давиду, посмотрел в лицо отцу – и, присев на корточки, осторожно приложил руку к его окровавленной щеке, по которой как раз прошлось лезвие осколка.  

Давид странно вздрогнул, словно к нему прикоснулось чудовище, а не собственный сын. Но в следующую секунду его взгляд странно смягчился.  

Саша даже смогла разглядеть в выражении лица вампира некоторую… тоску. Но потом это все сменилось тупой радостью: Давид улыбнулся мальчику, но, стоило ему попытаться пошевелить рукой, чтобы также притронуться к сыну, как запястья до хруста вывернул Маркус.  

– Стас…  

– Отпустите его! – приказал вдруг мальчик.  

– Стас, иди сюда, – тем же тоном попросил Ред.  

– Нет.  

Стас обернулся к магу и, смерив того презрительным взглядом, заметил:  

– Ты столько лет скрывал, что у меня есть родители… Столько лет обманывал, убеждая, что никого, кроме тебя, у меня нет… Зачем?!  

Крик ребенка заставил даже бывалых наемников вздрогнуть. Никогда они не слышали, чтобы Стас повышал в таком ключе на Реда голос. И хотя сам маг понимал, что находится на грани истерики, постарался сохранить хладнокровие и обманчивое милосердие, чтобы не отпугнуть Стаса.  

– Послушай меня, – попросил спокойно Ред, не смотря на мальчика, а опустив взгляд в пол. – Я не хотел тебя потерять… Понимаешь? Ты первый, кто был со мной… искренним. Говорил и…  

– Ред, – тон Стаса не изменился, – не дави на жалость. Ты сам меня учил: в любой ситуации смотреть на факты, а не слушать оправдания. Так вот, – мальчик приблизился к магу и вдруг взял его подбородок, подняв глаза на себя, – я хочу, чтобы ты познакомил меня с родителями. Они же оба у меня есть?  

И тут в Реде что – то изменилось.  

Саша увидела, как все его тело окутал невидимый остальным черный дым. Аура парня скрылась под густым туманом, осев на теле Реда как одежда, а после все узрели странную трансформацию во взгляде мага.  

Черты лица Реда стали мягче, волосы обрели свой черный оттенок, а кожа приобрела естественный цвет. До этого золотые глаза дьявола заволокло шоколадной тьмой, в которой растворился и округлившийся черный зрачок.  

Ред выронил осколок, после чего посмотрел на Гарри и Маркуса.  

– Отпустите его.  

– Ред, не дури! – приказал строго Гарри. – Давид работает с Культом! Он убьет Стаса!  

– Я отдал приказ. Выполняй! – рявкнул на вампира маг.  

И Гарри ничего не оставалось, кроме как подчиниться.  

Маркус же, поняв все без слов, также расслабил хватку пальцев – и Давид свободно рухнул на паркет, прижав к лицу ледяную ладонь. Обсидиановое стекло несло не меньший вред, чем серебро или черные пули.  

Стас же не прекращал смотреть Реду в глаза. Казалось, между ними шел неслышимый никем диалог.  

– Ты расскажешь мне правду? – уточнил Стас.  

– Да.  

– И не соврешь?  

– Клянусь. Пойдем.  

Он протянул к мальчику руку, но Стас отверг ее. Он увильнул от ладони мага, и это еще раз ударило по Реду. Саша увидела в его глазах истинное страдание, которое люди испытывают при потере близкого человека.  

Ред удалился вместе со Стасом наверх, в одну из гостевых комнат, после чего Давид, высвободившись из хватки вампиров и поднявшись на ноги, посмотрел на Александру с превосходством человека, который только что уличил соперника в использовании допинга.  

– Не смотри на меня так, дьявол, – приказал вдруг Давид Саше. – Ред получит по заслугам.  

– Не смей с ней говорить! – рыкнул Маркус, схватившись за собственный игловидный клинок.  

Давид лениво взглянул через плечо – и, увидев силуэт Призрака, цокнул языком и упер руки в бока.  

– Более дорогие девушки стали не по карману, раз кидаешься на такую мелочь?  

– Что ты сказал?!  

Маркус приставил лезвие к горлу вампира, Гарри сделал шаг в сторону, давая понять, что мешать не будет. А вот Александра, смотря на Давида с равнодушием и даже с некоторым цинизмом, зацепила этим даже повидавшего все Шефнера.  

– Ты – низшая тварь, к мнению коей я прислушаюсь в последнюю очередь, – заметила спокойно Саша, сделав шаг к Давиду. – И то, что вы сотворили, не вписывается ни в какие рамки.  

– Кроме как в законные.  

– Нет! – вырвалось у Саши.  

– Я пришел за тем, что по праву мое, – повторил спокойнее Давид. – Ред стал прекрасным посредником между младенчеством моего сына и его отрочеством, однако всему есть конец.  

– Тварь, – шикнул Гарри.  

– Тебе ли такое говорить, убийца…  

В этот момент Маркус, схватив Давида, выволок его в коридор, а затем – швырнул с крыльца.  

Вампир приземлился лицом в сугроб у подножия лестницы, после чего поднялся и отполз на четвереньках подальше. Затем он встал и, отряхнувшись от снега, поплелся к распахнутым настежь воротам.  

Ред уже никого не боялся, поэтому снял барьер. Вампир мог спокойно покинуть обитель Блейков, однако Саша, когда наблюдала за уходом Давида, пожалела, что не умеет проклинать.  

Она пожелала парню сгинуть во мраке – и уже не появиться в завтрашнем утре.  

Маркус спрятал в ножны клинок, поправил волосы и, скрестив руки на груди, что – то тихо прошептал, а Гарри, проследив путь Давида, пока того не скрыла метель, заметил:  

– Предлагаю посидеть в зале. Реду сейчас нужно быть в тишине.  

– Поддержу, – согласилась Саша. – Я не представляю, каково ему сейчас.  

– Переживет, – сухо заметил Маркус. – Поиграл в папочку – и хватит. К этому все шло с самого начала, но этот идиот сам загнал себя в ловушку собственных иллюзий.  

Метель в ту ночь усилилась до того, что на дорогу повалило несколько сухих деревьев. В трубе от камина завывало настолько, что Саша иногда вздрагивала, когда слышала вой неизвестного ей монстра, а в окна без конца стучались крупные хлопья снега.  

Казалось, сама стихия не принимала случившегося и пыталась достучаться до хозяина особняка.  

Саша почти всю ночь не спала.  

Периодически проваливаясь в сонный омут, она видела кошмары. И в них постоянно кто – то умирал: то она увидела Натана в цепях на отвесной скале, то Маркуса, которому мажут лоб зеленкой в подвалах офиса, то Гарри предстал ей в образе темной сущности…  

Ужасы шли один за другим, и в итоге Саша перестала хотеть спать вовсе.  

Роза крепко сопела на соседней кровати, выбившись из сил, поэтому Саша, укрыв ее плотнее одеялом, вышла из комнаты и, уже собираясь прибегнуть к отварам Реда, спустилась в холл и обнаружила, что в кухне горит свет.  

Само проведение, как подумала Саша, привело ее в этот поздний час вниз.  

Тихо встав рядом с лестницей, чтобы ее не выхватывали луч света, девушка стала невольным свидетелем ночного разговора взрослого и ребенка.  

– Стас, прости меня… я правда не желал, чтобы так все обернулось.  

– Ред, не ври мне, – сурово протянул Стас. – Ты не желал говорить мне о родителях, чтобы я остался с тобой навсегда. Я прав?  

– Прав, но…  

– Ред, ты отпустишь меня к ним?  

Этот вопрос даже Сашу поставил в ступор.  

Она не представляла, что случится, если разлучить Реда и Стаса. Нет, конечно, она понимала, что вампиреныш, возможно, будет счастлив в родительском доме, в более дорогой обстановке, однако с магом случится беда.  

И Саша даже не хотела думать, какая именно.  

Ред был нестабильным человеком в плане психики, и от него можно было ожидать всего.  

– Отпущу…  

– Я обещаю, что буду приезжать к тебе.  

– Не разрешат. Наверняка Давид и Стелла ограничат наше общение.  

– Я знаю тайные каналы, как с тобой связаться, – заверил с легкостью Стас. – Ред, прошу тебя… поверь мне. Я хочу домой. Я хочу к родителям.  

– С чего вдруг? Стас, мы с тобой прекрасно жили девять лет… или… ты…  

В этот момент Стас не нашелся с ответом.  

А вот Саша поняла: Стасу было хорошо и плохо одновременно. Он понимал свое положение с детства, а также, наверняка, запомнил и отношение Натана к себе… Плюс недавняя ссора с Розой и Гарри оставила свой отпечаток на сознании мальчика.  

Ред встал из – за стола, обошел его и, присев рядом со Стасом на одно колено, положил руку на плечо мальчику. Он желал увидеть лишь его глаза и понять, в чем дело, но Стас, отвернув голову, вдруг заметил:  

– Ты действительно эгоист. Самый настоящий… И я тебе был нужен, чтобы развлекать и тешить.  

– Что ты несешь…  

– Ред, да не нужен я был тебе! – рявкнул вдруг мальчик, и по его щеке покатилась слеза. – Ты всегда учил меня, что наша жизнь – это череда случайностей… так вот, я понял: мое существование в твоей судьбе – всего лишь тупое стечение обстоятельств!  

– Даже, если и так, я рад этому обстоятельству, – не меняя тона, проговорил Ред, все – таки взяв двумя руками лицо мальчика. – Стас, я согласен, что изначально я взял тебя из тупой человеческой жалости: не смог оставить беззащитного на морозе…  

– Вот!  

– Но, – Ред вздохнул и сел рядом с мальчиком на диван и приобнял за плечи, – Стас, я клянусь тебе: я искренне полюбил тебя и привязался… по – человечески. Ты был моим самым терпеливым и преданным учеником, ты пытался, учился, добивался… Я горжусь тобой…  

– Почему ты раньше не сказал мне эти слова? – уточнил с тоской мальчик, глотая слезы.  

Он оттолкнул Реда, и связь, которую маг построил на физиологическом уровне, разорвалась. Ред не стал больше настаивать, он склонил голову, словно перед мечом палача, и вдруг услышал:  

– Я ненавижу тебя.  

И это стало последней каплей.  

Ред сорвался с места – и, вырвавшись в коридор, направился к выходу.  

Он не взял ни пальто, ни переодел домашней обуви на уличную. А просто выскочил на крыльцо в чем был: в рубашке и брюках, в которых можно было легко подхватить в лучшем случае пневмонию.  

Саша ринулась за ним, но, когда открыла входную дверь и получила удар мороза в лицо, не нашла даже следов мага на тропинке. Ред исчез в ночной мгле, слившись с ней и, как подумала Саша, пожелав утопиться в сумраке предрассветной тишины…  

 

 

 

(спустя 2 дня)  

 

Саша в очередной раз уснула – и проснулась на руках у Маркуса, который полдня не отходил от девушки. Она не находила себе места из – за исчезновения Реда, а Гарри, пытавшийся дозвониться до мага вторые сутки, готов был на стенку лезть.  

Давно Ред ничего такого не выкидывал…  

– Не волнуйся, эта гнида не пропадет, – Маркус провел рукой по соломистым волосам Саши, остановившись у основания шеи. – Все будет хорошо, отдохни. Ты вторые сутки не спишь.  

– Я чувствую: что – то случилось.  

– Это не твоя проблема.  

– Но…  

– Прошу, отдохни. Забудь уже об этом идиоте.  

– Не могу.  

Маркус лишь закатил глаза и цокнул языком. Саша могла понять, насколько жалко выглядит, но при этом все ее мысли были о Реде: где он, что с ним, почему он исчез? К тому же история с похищением Натана добила как ее саму, так и Гарри, на которого упала ответственность как за детей, так и за сложившийся конфликт.  

И вампир всеми силами пытался хоть как – то контролировать ситуацию и раздавать указы.  

– Маркус, ты отследил, откуда была прислана запись?  

– Флешка не новая, – сразу ответил парень, вновь посмотрев на пластик, лежавший на столе. – На ней уже были файлы. Часть даже удалось восстановить. Это флешка использовалась в какой – то компании, так как я нашел остатки данных программ для офисов.  

– Но они стандартные, да?  

– Да, абсолютно. Зацепиться тяжело.  

– Хорошо, а что по модели флешки? Есть особенности?  

– Увы, но нет. Стандартная «Сан», каких у всех по три штуки. Единственное, что удалось узнать – это год выпуска. Ей пять лет.  

– Ну хоть что – то, – выдохнул Гарри, сев напротив ребят на стул.  

Они собрались уже в сумерки в комнате вампиров, где Маркус вторые сутки держал Сашу, чтобы девушка не натворила глупостей из – за беспокойства. Роза также проводила с ними время, так как случившееся накануне сильно разобщило детей.  

И даже Гарри, который знал Стаса с пеленок, не мог понять такую перемену. Обычно жизнерадостный, ходящий хвостом за магом мальчик ощетинился, как здоровой пес и стал на всех кидаться.  

– Кстати, вы заметили? – уточнил Гарри. – Звуковые атаки прекратились после исчезновения Реда.  

– Ты думаешь, это связано?  

– Ну… на простое совпадение не тянет.  

– Согласен, – Маркус выглянул в окно, словно барьер, выставленный им самим, можно было увидеть как нечто материальное. – Но лучше пока все равно не убирать защиту. Тут дети.  

– Поддерживаю, – вторил его манере Гарри. – Однако времени у нас не так много. Стоит выдвигаться на поиски. Если Редом завладели эмоции, это могло вызвать активацию его дьявола. А что Ред может в таком состоянии, думаю, объяснять не нужно.  

Все кивнули, так как знали секрет мага.  

Роза просто понурила голову, явно не до конца осознав смысл сказанного, однако по ее удрученному взгляду было видно: девочке и страшно, и грустно. Картинка доброго и понимающего Реда начала расплываться слишком быстро, обнажая истинную сущность опекуна.  

– Еще часик – и двинемся, – сказал Гарри, глянув на часы. – Пойдем все вместе.  

– Но Стас и Роза…  

– Мы будем их защитой, – заверил Гарри. – Не думаю, что кто – то пойдет напролом против киллера Культа, Трилистника и личного убийцы Реда. К тому же, поскольку я контролирую воду и лед, я могу попробовать напасть на след.  

– Ты уже вторые сутки это пытаешься сделать.  

– Вторые сутки метет, – поправил Маркуса вампир. – Следы теряются, а аура становится все более тонкой. Да и у Реда она почти не ощущается, ибо он находился под контролем дьявола, когда убегал.  

Саша наконец – то нашла в себе силы подняться и сесть. Маркус осторожно убрал ее волосы от лица, чтобы увидеть поникшую голову девушки, а после уточнил:  

– Все точно хорошо?  

– Да.  

Они выбрались из особняка ровно в девять вечера.  

Метель улеглась, словно давая шанс ребятам найти коллегу, однако, стоило Гарри и Маркусу покинуть пределы барьера, как на их сознание вновь обрушилась ультразвуковая волна.  

И если Шефнер еще как – то терпел, так как имел смешанную кровь, то Гарри, почти чистокровный вампир, сразу осел на дорогу и схватился за голову.  

– Гарри!  

– Не могу, – рыкнул вампир, морщась от боли. – Он очень громкий…  

В этот момент Саша, оглядевшись, постаралась вслушаться в звенящую тишину леса.  

Слышался слабый шорох качающихся елей, скрип сухих веток, а также легкое завывание среди стволов морозного ветра. Никаких колебаний Саша не чувствовала, хотя всегда считала себя очень восприимчивой к ультразвуку.  

– Ты чего? – уточнил Маркус.  

– Скажи, ты управляешь электричеством только в городе?  

– Мне подвластно все, в чем я ощущаю нейроны или ток, – заметил Маркус. – Я могу контролировать человеческий разум, так как в мозгу протекают похожие процессы, как и в линии электропередач.  

– А ты можешь почувствовать устройство?  

– Электрическое? Думаю, что да, но оно должно быть одно.  

– Звук не берется из ниоткуда, – заметила Саша. – Значит, рядом должен быть источник.  

– Волну можно пустить по вышкам, они спрячут источник за помехами.  

– И тем не менее. Ты и Гарри – не чистокровные. Значит, вы можете терпеть ультразвук. Следовательно, чтобы вы его услышали, нужно приблизить источник.  

– Ай! – Гарри еще больше осел в снегу, не в силах просто стоять на коленях. – Источник точно идет оттуда! – рявкнул вампир, указывая дрожащей рукой вправо. – Волны равномерные…  

Маркус посмотрел в указанном направлении, после чего прищурился. Его голубые радужки налились алым, а зрачки сузились. Вампир стал меньше дышать, а после и вовсе – опустился на одно колено и приложил руку к земле.  

Саша тоже посмотрела в указанную Гарри сторону – и почему – то ее взор привлек странный энергетический след. Он был золотистого оттенка, покрывал другой, ядовито – зеленый, а в самом конце переплетался в единую цепочку, опутывая какой – то объект.  

Саша уже собралась идти, как вдруг все услышали странный треск, а затем увидели, как вдалеке что – то сверкнуло белым, а затем – взмыло вверх с громким хлопком.  

На лице Маркуса появилась дьявольская ухмылка, однако ненадолго.  

Гарри вскрикнул, повалившись на землю, и, пока Стас осматривал его и приводил в чувство, Саша и Маркус пробежали метро пятьсот – и увидели лежавший на земле обугленный металлический ящик с искрящимися проводами и меткой Культа.  

– Ничего себе, – вампир прикоснулся к ящику и отвернул крышку.  

Изнутри вырвалось облако черного дыма, после чего Маркус, сфотографировав на телефон находку, подобрал из лесополосы хворостинку – и стал ворошить остатки былой роскоши.  

Устройство не подлежало восстановлению, как и несколько проводов на вышке электропередачи, с которой, судя по всему, они и сбили транслятор.  

– Ну в принципе классика, – заметил Маркус, поднимаясь с корточек. – Они прикрепили эту гадость к электропередаче, а точнее – к вышке с ее трансляторами, и послали звук в нашу сторону. Есть вероятность, что вокруг дома есть еще, но послабее.  

– Значит, мы движемся в верном направлении, – заметила Саша. – Если ретранслятор тут, значит, за ним прячутся инициаторы. И значит…  

– Нам надо просто идти по ним. И найдем логово, где, возможно, схватим за задницы парочку марионеток Культа. А если уж пофорсит, то и Давида прижмем.  

После этого, приведя Гарри в чувство и рассказав ему о плане, ребята двинулись дальше.  

Ночь окончательно опустилась на лес, отчего и Роза, и Стас в силу возраста старались держаться поближе к взрослым, которые шли как ни в чем не бывало. Они знали, что есть вещи пострашнее обычной темноты.  

Ближе к десяти поднялся ветер.  

С земли начали вздыматься вихри, в лицо ударяли комья падающего с деревьев снега, ноги по колено утопали в снегу, а фонарики периодически отключались из – за температуры. Вампирам свет был не нужен, как и Саше, однако дети сразу начинали верещать, списывая все на духов леса.  

Гарри и Саша шли первыми, за их спинами двигались, подгоняемые Маркусом, Стас и Роза. Дети вслушивались в ночь и контролировали опасность по сторонам, даже не подозревая, что сию задачу на себя взял Шефнер.  

Призрак замыкал процессию не просто так.  

Аура мага, по которой Маркус иногда ориентировался в бою, почему – то сразу растворялась, стоило мимо пройти их процессии. Словно некто специально оставил след, чтобы ребята шли по нему как по ниточке.  

Но такое мог соткать только…  

В этот момент Роза заверещала, а Стас, кинувшись вперед, выставил клинок.  

Над головами ребят пронеслось нечто черное с широкими крыльями и громко ухнув. Эхом звук прокатился по всему лесу и стал похож на чей – то тяжелый вздох, а Гарри, пальнув один раз в воздух, заставил сову врезаться в одно из деревьев и рухнуть в сугроб.  

– Твою мать, – шикнул вампир, проверяя обойму. – Тупые птицы!  

– Птичка, – вырвалось у Розы.  

– Напугала, зараза! – выругался Стас, спрятав клинок в ножны.  

Однако лишь Маркус остался безучастным к перепалке, как и Саша.  

Они переглянулись, словно подумали об одном и том же. Александра взглянула на деревья, со стороны которых спорхнула сова – и двинулась в глубокие сугробы, почти по пояс в них утопая.  

Маркус двинулся следом, давая знак Гарри.  

Ребята двинулись следом за Сашей, которая шла вглубь леса как завороженная. Ей не нужна была дорога. Она видела энергетический след, который буквально вел ее к нужному объекту, и Саша в кои – то веки решила прислушаться к собственным силам.  

Ее волосы вспыхнули на полпути золотом, кожа засияла янтарем, а голубые глаза стали лазурными, как освещенный солнцем океан. Ее одежда нагрелась, отчего по лицу и шее Александры потек пот, а на руках ногти удлинились, заострившись до когтей.  

Гарри сначала вздрогнул, загородив собой детей, но Маркус лишь улыбнулся и представил, какую мощь должен упрятать от Культа. Если такое оружие попадет не в те руки, то всему миру не поздоровится.  

Свет Александры озарил все деревья, покрыв их золотыми частицами. Роза и Стас ощутили, что им уже не холодно по пояс в сугробах, а Гарри почувствовал, как его тело словно бы исцелили. Голова после ультразвука перестала гудеть, а в спине не ломило как после воздействия оружием.  

Маркус также обнаружил, что стало легче дышать и двигаться. Воистину, сила Трилистника была могущественна, но кому как ни ему, потомку древнего рода, знать, какую цену приносят во имя этого дара носители.  

– Я слышу его, – вдруг выдохнула Саша, указывая вперед.  

Гарри и Маркус тут же подбежали ближе, а за ними – и Роза со Стасом. И тут же все увидели еле различимую дорожку от протекторов шин, а также обнаружили вдалеке освещенную луной поляну.  

Ребята тут же ринулись туда, и, как только достигли цели, ужаснулись.  

Оголенная поляна, в центре которой висело тело.  

Израненное, истекающее кровью, с привязанными к деревьям руками и ногами, оно было прикреплено серебряной цепью к возвышающейся вышке электропередач. Звенья впивались в кожу под рубашкой и давили на опоясанные негативом органы парня, доставляя при этом жуткую боль.  

И при этом сознание не покинуло мага.  

Он по – прежнему смотрел на мир – и что – то шептал себе под нос, опустив голову.  

– Ред!!!  

Маркус и Гарри быстро обрубили веревки, державшие руки и ноги, а после Саша, подсаженная повыше Шефнером, опалила сомкнутые в узел звенья за спиной мага – и заставила цепи опасть в снег, шипя от накала.  

– Ред…  

Гарри стянул парня на землю, осторожно положил на снег и, приподняв голову мага, смог увидеть в ни отчаяние граничащее с тихим безумием.  

На губе Реда присохла кровь, на правой скуле Саша увидела глубокий порез, который не затягивался, а на обеих руках – раны, из – за которых вся серая рубашка парня окрасилась в алый.  

– Ред, – Гарри слегка потряс друга, но маг отреагировал слабым вздрагиванием ресниц. – Ред, ты слышишь?  

Маркус скинул пальто и, подложив под спину парня, наскоро его осмотрел. И нашел состояние критическим, поэтому, стянув и свой, и Сашин шарфы перетянул самые глубокие раны на груди и животе, после чего обернулся к девушке и уточнил:  

– Я возмещу.  

– Не стоит. Спаси его, – попросила устало Саша.  

Она отвернулась, чтобы вытереть слезы, после чего обернулась к вампиру – и поймала на себе его сконцентрированный суровый взгляд голубых глаз.  

Гарри подхватил Реда на руки и потащил прочь с поляны, а Маркус, взяв лицо девушки, осторожно коснулся ледяными пальцами горячих слез, катившихся по щекам.  

– Я помогу, – заверил вампир строго, – но не смей плакать. Слезы не слабость, но они – главный показатель ее наличия.  

– Ты прав.  

Саша быстро утерла рукавом куртки мокрые щеки, после чего направилась за Маркусом обратно к дому.  

 

 

***  

Просыпаться после транквилизатора было не впервой, однако каждый раз это пробуждение было все болезненнее. Ноги сводило противной судорогой, а рук и вовсе какое – то время не чувствовалось. Язык становился бесполезной мышечной тканью во рту, отказывающейся шевелиться, а перед глазами мелькали то белые, то красные звездочки.  

– Натан… Натан…  

Голос Елены смог его немного отрезвить – и заставил повернуть голову на звук.  

Силуэт девушки рядом размазывался, однако обоняние, на удивление самого оборотня, работало на полную. Он слышал аромат ее духов, водолазки, которая пропиталась запахом тела девушки, но помимо этого – слышал стук именно ее сердца.  

Оборотни могли ослепнуть, их конечности могли прийти в негодность, но обоняние и слух оставались с обладателями до последнего вздоха. Зачастую, старики в кланах волков так и идентифицировали своих и чужих.  

Как не бывает для людей одинаковых отпечатков пальцев, так для оборотней не было идентичных запахов и сердцебиений.  

– Натан…  

– Я в порядке, – тряхнул головой парень, осмотревшись вокруг.  

Смазанные контуры пространства напомнили Натану подвал, в потолок которого вкручена одинокая лампочка, которая в их случае отбрасывала болезненные желтые блики на сырые стены.  

Вокруг пахло плесенью и почему – то Натан уловил отдаленный аромат кринолина, каким обрабатывались рельсы в метро.  

Но, прислушавшись, он с ужасом услышал отдалённый грохот колес и гудки составов.  

– Натан!  

– Тихо.  

Парень продолжил вслушиваться, и точно уже мог сказать, что они находятся рядом с каким – то перегоном, так как вагоны двигались достаточно медленно, а составы проезжали не так часто, чтобы говорить о конечной станции или какой – то определенной на линии.  

– Скажи, а рядом с Лесино есть же перегоны? – уточнил вяло Натан, заставив язык ворочаться.  

– Вроде бы да, – муторно протянула Елена. – Они что, под поезд нас решили кинуть?  

– Нет, мы точно нужны им живыми…  

В этот момент Натан вдруг начал чувствовать боль во всем теле – и осторожно двинулся, чтобы понять, где конкретно. Живот пронзила резь, как при обострении панкреатита, однако Натан точно знал: с пищеварением проблем быть не могло. Значит, рана…  

– Не двигайся, – приказала Елена. – Он тебя полоснул чем – то… Когда записывал видео…  

– Видео? – не понял Натан, повернув голову.  

И только сейчас увидел, что пристегнут к стене обсидиановыми кандалами. Его ноги сковывают браслеты из серебра, а водолазка на животе порвана, как и кожа. Порез уже высох и затягивался, однако от этого было только больнее.  

– Что за черт?..  

– Прости, я не уследила за третьим, – вдруг протянула Елена. – Не подумала посмотреть влево…  

– Извинения лишние. Это мне надо просить прощение. Не уследил за подчиненной, сам угодил в западню, а теперь мы попали, – заметил Натан, выдохнув, – видимо, по – крупному…  

Он посмотрел вновь на Елену, и увидел, что ее также приковали цепями и кандалами к стене. При этом тело девушки вытянулось до того, что все ее прелести и черты заставили сердце Натана колотиться чаще.  

Он тут же отвернулся, чтобы вдохнуть сырого воздуха с плесенью, а Елена, усмехнувшись, попыталась слегка опустить руки, чтобы скрыть выступающую грудь в обтягивающей водолазке.  

Натан тряхнул головой, прогоняя тупые мысли, как вдруг и он, и Елена услышали стук колес поезда совсем рядом с собой. Сначала ребята подумали, что громадина проносится над ними, но по ударившему по ним потоку ледяного воздуха со вкусом химии, поняли: поезд справа от них, а воздух пошел из высокой двери – сетки на одной из стен.  

– Пассажирский?  

– Скорее всего – да. Но получается…  

– В Лесино есть всего три подземных станции, остальные – открытые, – вспомнила Елена. – Натан, а у вас же в Лесино дача, да?! – воодушевилась девушка.  

– Да, – выдохнул парень. – И похоже, мы – приманка для Реда.  

– Либо – обменный материал. Я слышала, как та тварь, что ранила тебя, говорила об обмене нас на Стаса.  

У Натан вновь помутнело в глазах.  

Если Елена говорила правду, и ей сие не привиделось, то выходит, что Реду ничего не останется, кроме как вступить в схватку. Натан слишком хорошо знал брата: он не отдаст своего, сам умрет, но родных спасет.  

И от этого стало еще хуже.  

К горлу подступил рвотный комок, который Натан сглотнул обратно. Рана на животе заболела сильнее, а кишки внутри свернулись узлом, что и подсказало Натану – яд.  

Времени было крайне мало.  

Оборотень потянулся рукой к волосам, чтобы найти на затылке, в ворохе растрепанных рыжих прядей, заветное спасение.  

Раньше Натан бы устыдился такой вещи в своем арсенале, но, работа с Редом в патруле и различные передряги, научили его прислушиваться к магу, который прожил почти пять лет на улице и выживал благодаря своей смекалке.  

Елену, понятное дело, обыскали. Из ее волос вытащили все невидимки и заколки, которые девушки носили в качестве отмычек. Каждому первокурснику сразу объясняли, как из заколочки скрутить себе ключ к свободе, поэтому девушки закупались безделушками при любой возможности.  

Однако парни всегда стыдились таких аксессуаров в своем стиле. Да и не многие могли себе позволить выйти в свет с невидимками в волосах. Это Натан и Ред, отрастив волосы, постоянно их закалывали, мотивируя это удобством при ведении боя. Но на самом деле маленькие невидимки на затылке, которых было вообще не видно, неоднократно спасали им жизни.  

Натан выудил одну из невидимок – и протянул Елене.  

– Натан?  

– Открывай – и беги отсюда, к нашему дому, – приказал сухо Натан. – Елена, сейчас не спорь со мной. Если тебя они не тронули, значит, ты для них неважна. Сбежишь – поахают и стихнут, а удеру я – тебя замучают до смерти. А я этого не желаю.  

– Натан, но ведь… ты…  

– Оборотни живучее духов, не обессудь.  

Елена взяла невидимку и, наскоро согнув ее в нужный узор для замка, начала ковырять в скважине. Натан в это время смотрел то на девушку, то на дверь. Периодически он давал знак остановиться, однако не прошло и пяти минут, как девушка полностью освободилась от кандалов на руках и ногах.  

Она тут же подошла к Натану и все – таки начала ковырять отмычкой в нижних кандалах.  

– Я же сказал…  

– Я только ноги расслаблю, – заметила Елена. – Уверена, ты сможешь отстрочить свою смерть, если хотя бы нижние лапы будут свободны.  

– Попрошу соблюдать субординацию, – усмехнулся Натан.  

Ему было непривычно видеть Елену у своих ног, поэтому он, еле сдерживая улыбку, схватился за цепи своих обсидиановых наручников – и покрепче их сжал, чтобы ожоги заглушили другие чувства.  

Замок внизу щелкнул, но кандалы остались в прежнем положении. Натан мог их в любой момент сбросить и заехать мучителю по паху, однако у Блейка возникла другая идея. Но для этого придется встретиться со своим мучителем лично.  

Елена закончила и, осмотрев сетчатую дверь, обнаружила, что та открыта.  

Обернувшись к Натану, девушка коротко вздохнула и, вновь подойдя к начальнику, коснулась рукой его горячей щеки.  

Блейк тут же посмотрел на Елену с возмущением, но не успел он и слова сказать, как его губ коснулись мягкие губы девушки. Натан сильнее стиснул цепи, чтобы утихомирить взорвавшееся тахикардией сердце. Боль в животе на время заглушили другие чувства: чуть выше желудка разлилось странное тепло, а легкие обожгло, словно в них залили раскаленного железа.  

– Лена…  

– Не смей умирать, – попросила девушка, посмотрев Натану в глаза.  

– Обещаю, – улыбнулся парень. – Иди давай…  

Она кивнула – и скрылась в темном туннеле, после чего Натан, невольно облизав пересохшие губы, обнаружил на языке сладкий привкус вишневого бальзама.  

Невольно вспомнив взгляд Елены, он тут же зажмурился и попытался сосредоточиться на прикрытии девушки. Поскольку он мог какое – то время слышать ее быстрые шаги в туннеле – благо, акустика позволяла, – парень мог рассчитать сколько у него есть времени.  

Елена двигалась довольно – таки быстро, успевала пробежать приличное расстояние между проходками поездов, поэтому Натан, когда стал хуже слышать ее шаги, приступил к своей части работы.  

– Как ты там учил…  

Натан скрестил указательный и средний палец на правой руке, после чего в деталях вспомнил, во что была одета Елена, а также каждый мускул ее милого лица. Зеленые огромные глаза, соломенные волнистые волосы, длинные пушистые ресницы, а также тонкая линия губ…  

Натан все это представил, почувствовал, как начинает в груди жечь, но не остановился.  

В воздухе запахло электричеством, после чего мелкие частички стали компоноваться и собираться в единый силуэт рядом с Натаном. Колдовать с обсидиановыми наручниками на запястьях было тяжеловато, однако на то он и носил звание заместителя директора северного офиса.  

Такое звание было непросто заслужить даже будучи сыном первого исполняющего обманности директората. Однако Натан и весь офис знали: эта должность словно была подготовлена для него. Ребенок, родившийся со способностями обращаться в волка, при этом сохранять человеческий разум и колдовать вопреки обсидиану и серебру – такие рождались раз в сотни лет.  

И похитители явно знали об этом, раз заковали руки в обсидиан, а ноги – в серебро. Однако не учли одного факта: стоит лишь одному материалу исчезнуть, как сила, пусть и не в полном объеме, возвращается.  

Да и Ред был хорошим братцем – научил использовать материю даже с оковами на руках.  

Наконец – то частицы соединились в единое тело, похожее на Елену. Оно было немного недоделано под одеждой, однако Натану и не нужна была точная иллюзия. Пока, во всяком случае.  

Натан «поставил» подделку к стене, заставил силой ее руки подняться и скользнуть в кандалы. После чего довершил образ мороком, придав иллюзии тон кожи, немного загрязнений одежде, а после, коснувшись скрещенными пальцами к тонкой материи руки подделки, произнес:  

– Surgere …  

После этого Натан почувствовал некоторую слабость, словно из него выкачали все силы. Конечно, иллюзии были тяжелым искусством, к которому колдуны прибегали крайне редко, особенно, если копировали живых людей, однако Натану было странно чувствовать себя как в лихорадке.  

Тело затрясло, ноги подкосились и не держали, благо руки до сих пор были пристегнуты кандалами к стенке. В горле пересохло, в ушах появился мерзкий звон, а на губы скатилась капля крови из носа.  

– Что за…  

И вдруг в замке двери напротив заскрежетал ключ, и Натан, стиснув зубы, опустил голову, чтобы не увидели его состояния.  

В комнату вошли двое. Оба в черных плащах до пола и белых масках. В разрезах для глаз не было видно ни зрачков, ни радужек, а запаха от новоприбывших и вовсе не исходило. И это насторожило Натана: похитители не потрудились спрятать пленника так, чтобы не услышал окружающей среды, но так замаскировали свои личности.  

Либо же…  

Догадка пронзила мозг вместе с болью в животе, отчего Натан все – таки согнулся, простонав ругательства.  

– Что, не нравится? – усмехнулся мужской голос. – А это мы еще тебе серебряной пудрой не обработали порез. Мог бы и спасибо сказать.  

– В ноги готов падать, – прошипел оборотень.  

Второй человек, который молчал, подошел к Натану и, взяв ледяными перчатками лицо оборотня, поднял глаза парня на себя. Блейк посмотрел в черные глазницы маски – и вдруг увидел алый блеск и узкий зрачок.  

Но помимо этого – золотую кайму на алом фоне, что говорило лишь об одном: чистокровный, но проклятый вампир. Потомок какого – то древнего рода, который будет обладать сильной магией.  

– Понял? – второй голос тоже был мужским, но немного выше. Как будто с Натаном говорил подросток. – Не советую тебе что – либо делать, если не хочешь выйти отсюда в черных мешках и по кусочкам.  

– Что вам надо?  

Натан понимал, что задает тупые вопросы, но время для Елены он должен потянуть. По его расчетам она уже должна была выбраться на улицу, так как ее шагов уже было неслышно в туннеле.  

– Нас просто наняли, чтобы мы с тобой поигрались, – усмехнулся вампир. – Однако теперь позиция заказчиков изменилась. Твой брат причинил боль нашему нанимателю, а потому ты отплатишь за кровь.  

И в следующую секунду Натан ощутил на своем животе новый порез. Первая рана была нанесена, когда Блейк не понимал, где находится, и потому боль не так сильно ударила по мозгу. Теперь же мышцы пресса, рассеченные серебром, отозвались мощной резью.  

Натан замычал, так как не мог позволить крику вырваться.  

Прислушавшись к туннелю, Натан услышал лишь приближающийся поезд. Елены он больше не слышал. Ее сердцебиение исчезло, запах смешался с кринолином и сыростью.  

– Что, уже отключаешься?! – его схватили за горло, заставляя смотреть мучителю в глаза. – Слабовато для заместителя… Неужто папаша не научил терпеть?  

– Отец?..  

– Интересно, сколько бы он дал за свое чадо? М? – хватка ледяных пальцев сжала еще сильнее шею, и Натан почувствовал, что не может вдохнуть. – И дал бы вообще…  

Натан начал отключаться, но на напоследок он посмотрел на свою иллюзию. Он молился, чтобы магия не кончилась – и чтобы ему хватило сил удержать сгустки энергии вместе до того, как эти дурни догадаются, что один из пленников удрал.  

– Готовься, – прошипел первый, – на рассвете его нужно будет передать обратно.  

– Черта с два! – рявкнул вампир. – Такой шанс выпал… неужто мы вот так просто отдадим его?!  

– Конечно – нет.  

Друг красноглазого подошел ближе, дернул на себя лицо Натана, но не затем, чтобы посмотреть в глаза, а лишь за тем, чтобы вонзить в натянувшуюся кожу слева иглу.  

Натан уже не почувствовал этого укола, так как сознание начало резко затуманиваться после удушья. Он был почти в полудреме, когда ощутил внутри себя настоящее пекло.  

– Оборотням надо поддерживать терморегуляцию, как и вампирам, на нужном уровне. Что ж, посмотрим, сколько этот песик протянет… И согласиться ли Ред на наши условия, чтобы спасти своего ненаглядного старшего братика…  

 

 

***  

– Натан!..  

Тело пронзила резкая боль, отчего Ред, схватившись за живот, где резануло сильнее всего, сморщился и проклял несколько раз и себя, и ребят, и Культ.  

Перед глазами какое – то время плыло, однако вскоре прояснилось – и маг с удивлением увидел не заснеженный лес и двух личностей в плащах, а как раз уснувшую в кресле у окна Сашу, сидевшего у шкафа Гарри и расположившегося на краю постели Маркуса.  

Вампиры тут же окружили мага и, осторожно уложив его обратно на подушки, сурово взглянули друг на друга, словно о чем – то переговариваясь на невербальном уровне.  

– Вы чего? – удивился Ред, прокашлявшись.  

– Сколько пальцев я показываю? – Маркус выставил перед магом три пальца.  

– Три.  

– Хорошо. В ушах звенит?  

– Нет… Что происходит?  

– Дышать тяжело?  

– Хватит, это я! – зло рыкнул Ред, поняв, по каким симптомам пытается определить наличие дьявола Маркус.  

Шефнер же, не меняя выражения лица, молча взял небольшой фонарик из кейса мага и посветил парню в оба глаза. Зрачок реагировал как нужно, хоть и немного заторможенно, словно Реда накачали снотворным или успокоительным.  

– Ну в целом – неплохо, – заметил Маркус. – Крови хочешь?  

Ред зарычал от отчаяния и закрыл лицо рукой. Вампиры и те, кто не столкнулись лично с контрактными дьяволами, не могли себе представить, как легко порой контролировать жажду крови. Но в ответ маг лишь произнес:  

– Я пить очень хочу.  

– Гарри, сгоняй за водой, – приказал Маркус, не отрывая взгляда от мага.  

Дербь тут же вышел из комнаты, а Шефнер, скрестив руки на груди, с подозрением стал разглядывать Реда.  

– Да что тебе? – не выдержал маг, все – таки сев и упершись спиной в подушки.  

– Почему ты проиграл? Мог же разорвать одним ударом нападавших.  

– Это мое дело.  

– Нет. Нужен внятный ответ. Иначе складывается впечатление…  

– Что я все сам подстроил? – уточнил сразу Ред, ухмыльнувшись. – Я бы такое не выдумал. И вообще – допрашивать могу только я. Тебя, насколько я помню, лишили ордена Охотника.  

Маркус стушевался, но тут же подобрался, и Ред понял, что попал в цель: гордость Шефнера была его самым слабым местом. Граф, лишившийся хотя бы какого – то титула, а уж тем более служебного, считался чуть ли не опорочившим свой род.  

– Так вот, – продолжил Ред, – я не знаю, кто напал на меня, но точно могу сказать: против нас играют дух и чистокровный.  

И тут Маркус резко поднял на мага глаза в удивлении.  

– Чистокровный? – изумился вампир. – Откуда он тут? В России их почти не осталось, а те, что выжили, не лезут к офисным.  

Маркус подсел ближе на кровати и продолжил допрос, но уже без агрессии:  

– Скажи, какие у него глаза?  

– Кровавые… с золотом у зрачка.  

– А волосы?  

– Не увидел. Он был полностью закрыт.  

– Это очень плохо. – Маркус посмотрел в окно, а потом вновь обратил свой взор к Реду, но только глаза графа вспыхнули золотом. – Если чистокровный тут, то моя защита может не выдержать. Значит, надо уезжать.  

– Без Натана я уже не сбегу, ты прекрасно это понимаешь.  

– Тогда позволь мне спрятать Сашу, – вдруг попросил Маркус. – Она ничего не понимает, но рвется в бой. Хоть она и Трилистник, но если начнется бойня с чистокровным, ее порвут на кусочки.  

– Что работает против них?  

– Ты меня вообще слышишь?!  

Шефнер крикнул – и в тот же миг в кресле заелозила Саша. Ее ресницы дрогнули, а глаза приоткрылись. Она быстро оценила обстановку, увидела проснувшегося Реда – и тут же встала, расправив рубашку и помявшиеся брюки.  

– О чем опять спорите? – беззаботно уточнила девушка.  

– О том, с кем на этот раз придется сражаться.  

– И с кем же?  

– С чистокровным, – протянул обреченно Маркус.  

Он отошел в полумрак комнаты, упал в кресло, где до этого спала Саша, и уронил голову на руки.  

Александра впервые увидела вампира в таком состоянии, и ей невольно стало его жалко. Однако ей не терпелось узнать, что а этот раз ей предстоит увидеть.  

– Чистокровный, – Саша на мгновение задумалась, но потом щелкнула пальцами, вспомнив заметки. – Вид вампиров, которые получились от прямой передачи генотипа и крови от сородичей. То бишь, такие появляются только при укусе, либо обмене кровью, а также… при…  

– Ну, давай, – подбодрил Ред, невольно обрадовавшись.  

– Не помню, как называется процесс, но суть такова: желающий стать вампиром отказывается добровольно от души – и отдает ее некроманту, чтобы тот, погрузив ее в желаемое тело, впоследствии его оживил. Этот ритуал подойдет тем, кто не смог убедить высших вампиров передать им свою генетику, а также тем, кто боится боли.  

– Молодец, – тускло, но явно без язвинки, похвалил Ред.  

– Есть нюанс.  

Саша и Ред одновременно посмотрели на Маркуса, но тот даже головы не поднял. Он по – прежнему сидел в сжавшемся состоянии, словно у него болело все тело.  

– Чистокровные опаснее Осквернённых, но ни один учебник это не упоминает.  

– Почему? – удивилась Саша.  

– Потому что «чистые» вампиры помешаны на крови. Они ей живут, им она нужна как людям кислород, – он наконец – то поднял потухшие глаза на ребят. – Такие, как я, не питаемся людьми. Мы можем контролировать свою жажду и научились заменять натуральный продукт химией и вином, а вот они…  

Вдруг Маркус обхватил себя руками – его пробрала дрожь. Саша впервые видела, чтобы вампиру было страшно, однако она не могла остаться в стороне. Подойдя к парню и приобняв его за плечи, Саша уточнила:  

– Чего ты так боишься?  

– Эти твари загрызают всех на своем пути, – заметил Маркус. – И почему Ред до сих пор жив, а не опустошен – для меня главная загадка.  

– Потому что я пока им нужен живым, – ответил спокойно Ред. – Пока Стас находится под моей опекой, они ничего не могут делать со мной лично. Иначе ребенка им не видать.  

– Но Натан…  

– Да, – Ред сжал одеяло в кулаке, – они решили сыграть на моих родных. А то шоу в лесу, которое вы видели, всего лишь еще один спектакль для устрашения нас.  

– Но какой в этом смысл? – уточнила Саша. – Если документы вот – вот будут вместе со Стасом переданы Стелле и Давиду.  

– Нужно доказать их причастность к похищению Натана, и моему – тоже. Тогда им впаяют статью – и ничего не случится.  

– Легко сказать…  

В этот момент Маркус, резко вскочив на ноги, выпрямил спину и странно уставился взглядом в темноту коридора.  

Александра также почувствовала больной укол в грудь – сигнал опасности. Она схватилась за рапиру, но в следующую секунду оба ощутили, как что – то холодное прикоснулось к коже, а затем, овив изнутри душу, заставило сделать шаг назад.  

Ред встал с кровати и, взявшись за свой ритуальный нож, вышел вперед, готовый к любой атаке. Но в тот момент, когда маг сделал еще один шаг к двери, темная сущность, вырвавшись из сумрака, бросилась на Реда с разинутой пастью и жутким криком.  

Этот истошный вопль заставил Сашу закричать, а Маркуса – закрыть тело девушки собой. Вампир выпростал вперед руку, готовый защищать, однако в следующую секунду за спиной ребят треснуло окно – и внутрь, помимо ледяного ветра, ворвались трое.  

Повалив Сашу и Маркуса на пол, двое неизвестных приставили к горлу каждого клинки, а третий, достав пистолет, проверил «магазин» – и нацелил дуло прямо на Реда.  

Маг был занят сражением с сущностью и не уследил за еще одним противником. Демон оказался слишком далеко и не успел в тот самый момент, когда пуля, просвистев с грохотом в воздухе, врезалась в плоть и пустила кровь.  

Темная сущность вмиг опутала тело Реда, повалила на паркет – и стала душить, заканчивая дело своего хозяина.  

Маркусу, который одним ударом оглушил противника и освободился, также прилетело. Стрелявший в Реда направил дуло на Шефнера, но Призрак оказался быстрее.  

Он увернулся от первой пули, но вот вторая, пущенная державшим Александру, прошла навылет. Послышался еще один хруст стекла – разбилась ваза, стоявшая на письменном столе. Маркус крякнул что – то невнятное, после чего опустился на колени, схватившись за раненый бок.  

Стрелок же, сделав шаг к раненому вампиру, взял двумя пальцами его подбородок – и поднял глаза графа на себя.  

– Смотри на меня, дрянь…  

Саша подумала, что сошла с ума. Она не могла поверить в услышанное. Вернее, она не хотела верить, что узнала голос стрелка.  

Она подняла сама голову и, увидев мелькнувшие в отблесках уличных фонарей зеленые пряди, крикнула:  

– Ты!..  

– Заткнись!  

Вампир направил дуло на Сашу, но в следующую секунду Маркус, из последних сил бросившись на противника, увел руку к потолку.  

Пуля врезалась в белую побелку, проделав в ней черную дырку, а Маркус, действуя по наитию, захотел повалить стрелка на спину, чтобы придушить, однако ему не дали.  

Державший его до этого нападавший пришел в себя после удара в переносицу и двинулся на вампира сзади.  

Призрак это заметил, схватился за осколок вазы – и крутанулся на месте, порезав идущего на него сзади противника. Брызнула кровь, на стену и мебель попали мелкие коралловые капли, однако в следующую секунду Маркус сам вскрикнул.  

Осколок выпал из пальцев, звякнув о паркет, а на водолазке, чуть ниже груди, растеклось красное пятно.  

– Вот так – то… второй удар обсидианом ты уже не вытерпишь…  

Вампир повалил Призрака на бок, после чего пнул под ребра. Маркус сплюнул кровью, сжался от боли в животе, но потом, посмотрев еще раз под капюшон нападавшего, вдруг усмехнулся и, оскалившись, прошипел полушепотом:  

– Ранил… но… не… убил…  

И в следующую секунду вампир вспыхнул, словно спичка. Однако его кожу не обожгло, а просто сковало льдом. Гарри, появившись как нельзя вовремя, заставил стихию с улицы подчиниться – и заточить недоброжелателя в снежные сосульки.  

– Витиум! – визгнул тот, что держал Сашу.  

– И не только он…  

Саша вывернулся и, крутанувшись, ударила ногой в живот своего мучителя, после чего отскочила к Гарри. Вампир, уклонившись от пущенной в него пули, еще раз ударил льдом – и второй стрелок, державший до этого Маркуса, стал ледышкой.  

В этот момент третий, выудив из – под плаща пистолет, оказался отброшен золотой молнией на улицу через распахнутое окно. Саша больше могла терпеть, ее силе требовался выплеск, поэтому девушка решила, что лучшим решением будет освободить помещение от мусора.  

Гарри лишь кивнул ей, словно поддерживая ее решение, но в этот момент сущность, занимавшаяся Редом, резко сгустилась, обретая черты человеческого тела.  

Гарри загородил собой Александру, но уже через мгновение сам вытаращил глаза на возвышающуюся над Редом фигуру.  

Это был не человек.  

Тело вытянутое, непропорциональное, словно у персонажа мультфильма. Руки тонкие, как палки, зато пальцы острые и длинные, сжимающие горло тисками, плечи широкие, а талия и бедра настолько тонкие, что из – за клубящегося вокруг дыма невозможно было их отличить от слова совсем.  

Но даже не это пугало Гарри и Сашу.  

Основной страх вызывала безликая голова яйцевидной формы. Ни рта, ни носа, ни глаз. Словно на человека надели клейкую маску и растянули до шеи, не оставив возможности ни дышать, ни говорить, ни видеть.  

Существо сжало когтями горло Реда, таким образом заставляя раненого мага стоять на ногах и быстро вдыхать спертый воздух. Блейк жмурился от боли, при этом уже хрипел и глотал ртом холодный ветер, словно выброшенная на берег рыба.  

– Еще одно движение – и он переломит ему позвонки.  

Ледяная глыба стрелка разлетелась в стороны.  

Осколки задели кожу и одежду ребят, но ни Саша, ни Гарри не пискнули. Они смотрели только на сущность, чтобы она не убила Реда.  

Тем временем вампир, высвободившись из ледяного плена, сбросил с головы капюшон, чтобы не мешал, и, выхватив из ножен рапиру с черным лезвием, приставил к горлу Маркуса, лежавшего у его ног.  

– Да что за… Ты! – у Гарри не было слов, а материться он не мог. Мешало присутствие Александры.  

– Ты слишком долго был собачонкой, чтобы тягаться со мной, – усмехнулся Японец, приложив вплотную лезвие к горлу Маркуса.  

Шефнер поморщился, а Саша глубоко вдохнула. Она пыталась сдерживаться, чтобы не кричать и не ругаться, так как осознавала: Кирито сейчас легко спровоцировать на любую глупость.  

– Чего ты хочешь? – рыкнула Саша, сжав пальцы в кулаки.  

– Не говори с шавками, – приказал твердым голосом Маркус.  

– Тебе слова не давали!  

Японец еще раз заехал по ребрам Шефнеру, после чего граф сжался от боли и зашипел.  

– Не трогай его! – крикнула Саша. – Что ты хочешь?  

Кирито лишь криво усмехнулся и, убрав клинок от горла Шефнера, направил его уже к Гарри, давая ему знак отойти.  

Но Саша сделала это вместо Дербь.  

Она шагнула к Кирито и, оказавшись к нему непозволительно близко, вдруг почувствовала его ледяные пальцы на своей щеке. От рук вампира пахло тиной и спиртом, и Сашу чуть не вырвало от этого сочетания.  

Она скривилась, и вдруг получила по лицу удар.  

Японец схватил Сашу за лицо и, развернув к себе Сашу так, чтобы она смотрела ему в глаза, приказал с нескрываемым самодовольством:  

– Кусаться будешь в койке Реда, у меня же в постели будь покладистой девочкой…  

– Хватит! – приказал Гарри сурово.  

– Иначе что? – Кирито ухмыльнулся и приставил лезвие к горлу Дербь сильнее. – Одно слово – и твоя башка отлетит во двор. Не волнуйся, тебя я мучить не собираюсь, щенок.  

– Не называй его так, – прохрипела Саша.  

И вновь удар по лицу.  

– Я уже сказал: условия будешь ставить Реду. У меня же – только подчиняться и говорить «да».  

– Нет…  

Саша забрыкалась в его хватке – и в этот момент сзади Кирито Маркус, подобрав еще один крупный осколок вазы, применил удушающий прием – и полоснул вампира по горлу.  

Саша тут же подхватила графа, помогая ему устоять на ногах, но в этот момент Кирито, лишь покачнувшись и откашлявшись, обернулся и рявкнул:  

– Давай!..  

– Свободен!..  

Ред успел в последний момент прохрипеть разрешающее слово своему дьяволу – и тот, ворвавшись в помещение и вселившись в тело хозяина, смог разомкнуть хватку монстра на горле, а после – рвануть мимо Гарри и Саши к врагу.  

Ред вцепился в горло Кирито, прижал его к стене, но демон Японца только этого и ждал.  

Существо, что до этого держало мага, вдруг метнулось к Гарри, схватило вампира за шиворот – и швырнуло на улицу. После этого, обернувшись к Саше, протянуло костлявую руку к лицу девушки, но Германова оказалась сильнее.  

Одним ударом золотой молнии, сорвавшейся с подобранной рапиры, Саша обезвредила дьявола, заставив его заверещать от боли, а самого Кирито рявкнуть на мага:  

– Сейчас же… отпусти!..  

– Ты тронул моих людей, – зашипел демон голосом Реда, – а я такого не люблю…  

Маг замахнулся рукой, чтобы нанести выросшими вместо ногтей когтями удар, но в следующую же секунду Японец, схватив руку Реда и быстро остановив ее движение, вывернул парню запястье. Блейк не проронил ни слова, но на его лице все увидели боль.  

Но этого Кирито было крайне мало.  

Молниеносным движением вампир схватил Реда за горло, повалил на кровать и, как следует придушив, посмотрел широко распахнутыми глазами в лицо магу.  

И вот тут – то для Саши и Маркуса начался настоящий кошмар.  

Ред закричал, но при этом комнату наполнил ни его вопль от боли, а хрипотца, как у умирающего от туберкулеза человека. Тело мага задергалось в конвульсиях, как в припадке, а глаза засияли золотом. Зрачки Реда сузились, на руках удлинились когти, но при этом парень не мог пошевелиться.  

Нечто, спрятанное во взгляде Кирито, заставляло даже демона подчиняться и… как будто бы…  

– Черт…  

Из последних сил поднявшись, Маркус схватил с пола рапиру мага, оголил обсидиановое лезвие и, превозмогая боль от запекающейся кожи, вонзил клинок в тело Кирито.  

Японец вскрикнул, но при этом не отпустил Реда и не ослабил хватку ледяных пальцев. Скорее наоборот – нечто, сидевшее внутри вампира, разозлилось только сильнее.  

Черты лица вампира исказились, клыки выступили сильнее и порвали кожу на подбородке и нижней губе, а когти царапнули Реда по шее, пустив кровь.  

Маркус, сжимая клинок, смотрел на происходящее с тихим ужасом в глазах, однако ничего не мог с собой поделать. Силы покинули его. Больше бороться он был не в состоянии.  

– Когда же ты сдохнешь…  

Кирито схватился за выступающий из груди кончик лезвия – и отломил. После чего, подняв голову и посмотрев в пустоту, вонзил осколок рапиры в бок Маркусу.  

– Нет!  

Саша подбежала к вампиру и, не думая ни о себе, ни о Реде, схватила Кирито за горло, сжала – и отшвырнула в сторону.  

Ее организм словно излечился. Силы, которые девушка долго прятала и тем самым копила, вновь нашли выплеск. Волосы засияли янтарем, кожа загорелась золотом, а глаза засверкал лазурью, словно освещенное солнцем озеро с мелкими белыми бликами.  

В комнате стало теплее, сияние укрыло своим блестящим шлейфом и тело Реда, и упавшего на ледяной паркет Маркуса. Ледяной ветер больше не представлял угрозы, так как против силы Александры он был бессилен.  

Девушка взялась за сломанную рапиру, которую Маркус по инерции вытащил из тела Кирито при падении, подошла к Японцу и, не дав ему подняться, приставила к горлу обрубок оружия.  

– Какая же ты все – таки глупышка, – вдруг протянул елейно Кирито.  

– Заткнись…  

И в следующую секунду по всему телу Кирито пробежали ряды золотистых молний. Саша вновь использовала лезвие как проводник и направляющий элемент для более точного удара.  

И в ту же секунду за спиной Кирито возникла отделившаяся от тела хозяина тень. Она имела свои очертания, во мраке и в клубах черного дыма Саша увидела красные зауженные глаза и вытянутое лицо того, кто обладал разумом и душой Кирито.  

Это нечто смотрело на Сашу непроницаемым взглядом. Но в нем девушка увидела интерес, какой проявляют маньяки к будущим жертвам.  

– Прочь, – рыкнула девушка.  

Она направила руку к тени, чтобы ударить молнией, но в этот момент ее голову пронзила адская боль. В самую первую секунду она локализовалась, как взрыв, в области виска, а затем растеклась по всему организму.  

Ноги сами подкосились, рапира выпала из ослабевшей руки, а тело рухнуло на паркет рядом с Маркусом.  

Саша не запомнила, когда отключилась, но отчетливо смогла услышать перед наступлением темноты вой мотора и хлопок от открывшейся и потом закрывшейся дверцы автомобиля…  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 28 | 5 / 5 (голосов: 2) | 23:53 01.06.2024

Комментарии

Newvodoley201915:17 07.06.2024
dersa3672, это продолжение. Просто отдельное дело, которое не уместиться с другими в одной книге
Dersa367200:19 02.06.2024
Это продолжение цикла или какое-то ответвление?

Книги автора

Чародей из заброшенной школы: Искра Безумия II
Автор: Newvodoley2019
Другое / Детектив Любовный роман Мистика Оккультизм Эзотерика
Работа Александры Германовой и Реда Блейка в их новом детективном агентстве продолжается. Для Саши каждое новое дело - лишний повод задуматься о собственной значимости и нужности в агентстве, о своем ... (открыть аннотацию)будущем, как Карателя офиса, а также о собственной будущей жизни в новом лицее после Нового года. Ее жизнь меняется в бешеном ритме, как и отношения с командой Реда Блейка и его семьей, а также как и желание новых группировок города захватить теневую власть над районами и офисом в целом. Новая вспышка инфекции, странные звуки в переулках, бродящие по улочкам результаты таинственных экспериментов Культа и "Герц", очередные похищения детей - все это свалится на Александру и Реда в самый канун Нового года и Рождества, когда весь город будет жить в тишине праздников, а ребята - в погоне за спокойствием и мирной жизнью...
Объем: 35.843 а.л.
23:52 01.06.2024 | 5 / 5 (голосов: 6)

ЧАРОДЕЙ ИЗ ЗАБРОШЕННОЙ ШКОЛЫ 8 Последний Дух Хаоса
Автор: Newvodoley2019
Другое / Детектив Мистика Приключения Фэнтези Другое
То, чего все так боялись, свершилось - между Столицей и Черными эльфами началась уже Седьмая по счету война на территорию и ресурсы. На трон взошел новоявленный король из рода Верри, который, однако, ... (открыть аннотацию)оказался не готов управлять целой страной, а пошедший против целого мира Лесков оказался заперт Редом в Безвременье... И это лишь начало тех испытаний, которое предстоит как новому Правителю, так и его старым друзьям и родным. Для Реда и Александры война станет очередным испытанием на прочность, как, впрочем, и для всего их окружения, однако ни он, ни она даже представить не могут, какую страшную тайну им придется узнать и на какие действия решиться, чтобы не только отстоять собственную землю, но и спасти близких от Тьмы Кройза и слепой ненависти Лескова...
Объем: 15.849 а.л.
23:57 22.08.2023 | 5 / 5 (голосов: 9)

ЧАРОДЕЙ ИЗ ЗАБРОШЕННОЙ ШКОЛЫ 9 Последний дух Хаоса (2 часть)
Автор: Newvodoley2019
Роман / Детектив Мистика Приключения Фантастика Фэнтези Эзотерика
То, чего все так боялись, свершилось - между Столицей и Черными эльфами началась уже Седьмая по счету война за территорию и ресурсы. На трон взошел новоявленный король из рода Верри, который, однако, ... (открыть аннотацию)оказался не готов управлять целой страной, а пошедший против целого мира Лесков оказался заперт Редом в Безвременье... И это лишь начало тех испытаний, которое предстоит как новому Правителю, так и его старым друзьям и родным. Для Реда и Александры война станет очередным испытанием на прочность, как, впрочем, и для всего их окружения, однако ни он, ни она даже представить не могут, какую страшную тайну им придется узнать и на какие действия решиться, чтобы не только отстоять собственную землю, но и спасти близких от Тьмы Кройза и слепой ненависти Лескова...
Объем: 14.399 а.л.
21:44 27.05.2023 | 5 / 5 (голосов: 4)

Иллюзия Жизни: Затерянная душа
Автор: Newvodoley2019
Роман / Альтернатива Мистика Фэнтези Хоррор Чёрный юмор
Что произойдет, если в загробном мире образуется Квартет Смерти: Охотница за душами, Секретарь Темной Канцелярии, Каратель душ и обычный дух, порожденный тьмой? Именно в такую компанию и умудрилась уг ... (открыть аннотацию)одить Каролина, совершившая самый отчаянный шаг в своей жизни. Однако, если она думала о спокойствии после шага в небытие, то сильно поторопилась, ибо теперь ей нужно не то, что не погибнуть, но и попытаться возродиться, дабы вернуться хотя бы светлыми воспоминаниями, а не ночным ужасом к своей семье и друзьям.
Объем: 6.01 а.л.
22:45 14.04.2023 | 4.8 / 5 (голосов: 5)

ЧАРОДЕЙ ИЗ ЗАБРОШЕННОЙ ШКОЛЫ 7 Великая Тайна Феникса
Автор: Newvodoley2019
Другое / Мистика Оккультизм Фэнтези Эзотерика Другое
Свадьба и обретение счастья и домашнего тепла - это, конечно, все здорово и красиво, но никто не отменял очередное задание, которое возникает само по себе у команды Реда Блейка. Кукловоды и "Герц" ник ... (открыть аннотацию)уда не пропали, а скорее просто затаились и набираются сил, чтобы нанести сокрушающий удар не только по новому Владыке Тьмы, но и его большой семье. И хотя Реду стало известно и подвластно многое, единственная область, которая для него так и осталась скрытой, это он сам. Его силы растут, магия, дарованная Хранителями, крепчает, а Тьма все глубже впивается в его душу - и это лишь малая часть того, с чем предстоит иметь дело не только самому Блейку, но и его близким. А ведь зло не дремлет - и выжидает, подготавливая для команды чародея их последние часы...
Объем: 38.169 а.л.
13:55 18.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 13)

Чародей из заброшенной школы: Искра Безумия
Автор: Newvodoley2019
Другое / Детектив Любовный роман Мистика Оккультизм Фэнтези Эзотерика
История о приключениях в большом городе юной девушки Александры, сбежавшей из дома под давлением обстоятельств, и ее непосредственного начальника – молодого детектива Реда Блейка. Они с командой сущес ... (открыть аннотацию)твуют в провинциальном городке, где бок о бок с нечистой силой уживаются обычные люди. Вампиры, оборотни, маги, некроманты и духи – все они служат в офисе, Департаменте и Министерстве, которые контролируют их службу и расценивают компетентность существования каждого индивида в отдельном порядке. Законы нечистой силы сплелись с законами людей, у них появились права и обязанности, но также и наказания за преступления, которые не каждый представитель потустороннего мира готов понести. На фоне всех этих событий в городе появляется опаснейшая группировка, готовая на все, лишь бы разорвать "порочные" отношения высшей расы и людей. Загадочные убийства, похищение детей и странные отравления сотрудников офиса - все эти тайны Александре и Реду Блейку только предстоит разгадать, чтобы на одну ступеньку приблизиться к секретам подпольного мира нечистой силы - и задуматься: на чьей же стороне стоят они сами? За кого они будут играть впоследствии - за нечисть или все - таки за тех, кто не признает их, но нуждается в охране собственных жизней?
Объем: 41.607 а.л.
13:55 18.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 7)

ЧАРОДЕЙ ИЗ ЗАБРОШЕННОЙ ШКОЛЫ 6 Четвертый Гримуар: Легенда о Кройзе
Автор: Newvodoley2019
Другое / Детектив Мистика Оккультизм Фантастика Хоррор Эзотерика
Мгла вновь начала сгущаться над отрядом Реда Блейка. Пережив войну, попробовав противостоять нескольким агентам Кукловодов и людей Виктора Дербь, они даже представить не могут, во что именно влезают н ... (открыть аннотацию)а сей раз: козни тьмы, силы, которые крепчают с каждым днем, сумрак, наступающий из темных лесов и древних легенд - все это еще в далеком будущем, когда они только поймут, с кем именно воюют и за что. А пока ребята пытаются хотя бы немного прийти в себя после случившегося с их лидером, сам чародей всеми силами старается скрыть от коллег свое прошлое и то, что один персонаж, с которым так и не удалось покончить шесть лет назад, снова вышел на охоту и жаждет только одного - мести. Только вот это отмщение будет касаться только их двоих или же все - таки кого - то еще ждет неминуемая смерть?..
Объем: 34.993 а.л.
00:31 09.03.2021 | 5 / 5 (голосов: 14)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.