Раритет Флеминга

Рассказ / Пародия
Праздники и будни бойца невидимого фронта

Приветствую всех тех, кто когда либо читал мои сочинялки. Особенно приветствую тех, кто никогда их не читал. Горячо и с благодарностью приветствую тех, кто никогда читать не будет, – они сделали правильный выбор. Ибо нечего расточать драгоценное время, вкупе с великим даром грамотности, на всякую ерунду.  

Совет вам да любовь, плодитесь и размножайтесь.  

 

Необходимое предисловие  

 

Предлагаемую Вашему вниманию сочинялку, я написал под впечатлением, навеянным рассказом Яна Флеминга «Раритет Гильдебранда».  

А точнее, о полном отсутствии впечатления. Ибо рассказ этот никак и ничем не выделяет подвиги своего главного героя – Джеймса Бонда. Даже удивительно, что 007 в этом рассказе ничем себя не проявил. То есть абсолютно! В этом рассказе на его месте с тем же успехом могла фигурировать, например инфузория-туфелька, или египетская мумия. Или даже Антон Семёнович Шпак.  

Если сравнить похождения литературного Бонда и его киноаналога, то вполне однозначно можно придти к выводу, что в оригинальном, – книжном повествовании, 007 регулярно и систематически отгребает по полной программе. Его бьют, травят, режут, взрывают, топят, поджаривают и замораживают. Но в силу совершенно идиотских случайностей, он всегда выходит из переделок победителем. В Рассказе «Раритет Гильдебранда» с Бондом не происходит ничего. И поскольку, сей парадокс вносит определённый диссонанс в канву классических приключений агента 007, то я в силу своих скромных деструктивных сил решил исправить эту несправедливость.  

В своём произведении я осмелился несколько отойти от того образа Джеймса Бонда, которым его наградил Ян Флеминг. В представленной вашему вниманию сочинялке, приключения агента Её величества выходят на совершенно новый уровень, и читатель познакомится с неизвестными доселе чертами характера суперагента.  

Оригинальный рассказ был мною прочитан ещё под новый год, и тогда же была написана предлагаемая вашему вниманию сочинялка. Посему она и носит отголоски этого праздника. Вероятно, это не совсем уместно, – публиковать зимнее приключение весной, но вопреки сезонной тенденции, я решил ничего не менять.  

Самонадеянно посчитав, что моя версия приключений агента Её Величества никому не повредит, я упустил из виду Сэра Яна Ланкастера Флеминга. В тот самый момент, когда вы начинаете читать, в Англии, на кладбище деревушки Севенхемптон начинается переполох – это переворачиваются в своей могиле останки Автора и прародителя 007. Да не будет он строг к моему повествованию!  

 

 

 

 

 

ПРОЛОГ, НИЧЕГО НЕ ПРОЛАГАЮЩИЙ  

 

 

 

– …Вот поэтому дорогая, я и выбрал для встречи нового года это чудесное, полное волшебно-романтических настроений место! Подальше от остального мира, поближе к сказке праздника! – мужчина средних лет в белоснежной сорочке, с кружевным воротом и свободных брюках шоколадного цвета, поднял на уровень глаз бокал шампанского, и сквозь его призму с аппетитом посмотрел на расположившуюся на диване соблазнительную девушку в костюме снежной королевы.  

– О, Джеймс, ты не прогадал! – как это чудесно, – оказаться в этот период всемирного психоза, на краю земли, в заснеженной канадской Арктике. Только этот уютный домик, ты, я и шампанское! – снежная королева также подняла бокал, и кокетливо закинула ногу на ногу, давая понять, что гимнастические упражнения выполнимы даже в королевской мантии. Благо, разрез, идущий от лодыжки до талии, позволял подобную вольность.  

– Только ты, я и шампанское! – повторила девушка и обвила шею присевшего к ней кавалера, одновременно лишая своего визави свободы действия.  

Бум-бум. Тук-тук-тук – входная дверь домика очень не по-новогоднему загромыхала от ударов.  

– Удивительно, кто бы это мог быть – томно спросил мужчина названный Джеймсом. Обнимая талию королевы, он с вожделением всматривался в глубину зелёных глаз, в которых вспыхнули вдруг необычные искорки. Но к вящей своей досаде, мужчина совершенно точно определил их не как соблазнительные огоньки озорства, а как проблески коварства.  

– Наверное, белый медведь? – иронично ответил он сам себе, ставя шампанское на пол другой рукой, которая, оказавшись свободной, тут же устремилась в интимное пространство между подушками, в поисках спрятанного там до поры до времени самого надёжного средства предохранения.  

«Вальтер ПП» между подушками отсутствовал.  

– «Какая досада» – подумал Джеймс Бонд – ибо это был именно он, – уходящий год раскрыл ещё не все плохие сюрпризы. «Придётся отбиваться салатом оливье». – Это русское блюдо, не раз выручало его в критических ситуациях.  

Снежная королева, выскользнувшая между тем из объятий любвеобильного агента 007,  

проскользнула к двери, и отпирая замок, произнесла: хотела сделать тебе сюрприз милый, – пригласила дедушку Санту… с подарками!  

Её елейный до последней секунды голос стал вдруг холодным и зловещим как ледяные торосы, что впрочем, вполне соответствовало её одеянию.  

Она толкнула дверь, и через проём, из черноты ночи в комнату ввалились трое здоровяков, без церемоний направив на Джеймса стволы пистолетов.  

– Каролина, дорогая, что это значит? – Попытался прикинуться дурачком Бонд, понимая, почему «вальтера» не оказалось на положенном месте.  

– Прекрати, агент 007! – сорвалась на крик снежная королева, – ты думал бесконечно скрываться от возмездия? Думал, что «спектр» уничтожен?  

– Генри – обратилась девушка к одному из верзил – представьте меня мистеру Бонду.  

– Баронесса Кароль Блофельд, сэр!  

– Да, Джеймс, я – внучка основателя «спектра». Ваше увлечение экспертом-нумизматом Каролиной Корр – как вы думали, подошло к логическому завершению. Без ложной скромности должна сказать, что свою роль специалиста по монетам я сыграла лучше вашей имитации арктического зоолога.  

– Но Ваши мочки, – недоумённо произнёс Бонд, – ведь Вы носите серьги!  

– Только мужчины семейства Блофельд рождаются без мочек, – это обусловлено генетически. У женщин Блофельд особая роль.  

– Какова же ваша? – деланно спросил 007 сознавая, что на четверых противников салата оливье не хватит. К тому же, к даме столь радикальное средство нейтрализации не могло быть применено из моральных соображений. После всего, Бонд оставался всё-таки джентльменом.  

– Ничего нового, я продолжу дела предков, но иначе. Мне не нужно абсолютное мировое господство, это скучно. Я предпочитаю постоянно шантажировать мировое сообщество, мне нравится быть всесильной и неминуемой угрозой, я введу Планету в состояние перманентной лихорадки. В состояние подавляющего волю страха. Вот истинное наслаждение. Какая ирония Джеймс, ты не находишь? Нас – членов «спектра», осталось всего четверо из многих тысяч. Но с нас начнётся небывалая эпоха. Скоро наступит новый год, но тебе Джеймс в этом году не будет места!  

– Не спеши Каролина, – старый год ещё не сказал своего последнего слова. Уверен, он приготовил плохие сюрпризы не только для меня.  

– Твой оптимизм бесподобен Джеймс, вот почему ты мне всегда нравился, если не принимать во внимание пятикратную потенцию.  

– Шести – поправил девушку 007, и продолжил – дорогая баронесса, предлагаю остаться друзьями, если вы согласитесь, обещаю не причинять вам боли.  

– Оставьте, ненавистный шпион! Мне не терпится покончить с вами… – Генри, Марк приступайте к делу.  

…А готовить глинтвейн она совсем не умеет – подумал Бонд.  

 

ГЛАВА 1  

 

– Мисс Вазелиндер, пригласите всех начальников отделов на совещание в три часа пополудни в синем кабинете.  

– Прикажете иметь при себе чайные приборы?  

– Это ещё зачем?  

– Последний раз совещание затянулось, и его пришлось прерывать ради традиционного пятичасового чаепития. В результате мы потеряли Гонконг. Если приглашённые будут иметь при себе всё необходимое, можно будет избежать перерывов, и связанных с ними неприятностей… сэр!  

– А что, есть ещё один Гонконг?  

– Пока нет, но может появиться, ведь этот мир так непостоянен.  

– Да вы правы Мисс Вазелиндер… Решено! Пусть прибудут на совещание с чайными приборами… И с крекерами… И прочей закуской … И виски пожалуй не помешает… И девочек было бы неплохо…  

– Сэр?  

– …Ах извините Мисс Вазелиндер, я отвлёкся… Стало быть, совещание немедленно! В розовом кабинете! И без чайных приборов, – ибо Британия ждёт, что каждый исполнит свой долг, не размениваясь на мещанские прихоти!  

 

– Господа, прежде чем начать совещание, я бы хотел объявить о важнейшем научном открытии, совершённом нашими британскими учёными! Они неопровержимо доказали, что гибель динозавров была результатом сталинских репрессий! Кровавый диктатор не потерпел их свободомыслия и стремления к западным ценностям жизни! Воистину у этих русских нет ничего святого, только цель истребить любое проявление демократии!  

– Прошу прощения господин министр, динозавры жили миллионы лет назад…  

– Что вы говорите?! Это ещё отвратительнее, чем я думал, – выходит Сталин не погнушался отправить своих палачей в прошлое, лишь бы осуществить это чудовищное преступление! Пусть это послужит вам всем уроком! Теперь поговорим собственно о ситуации в шестом управлении, куратором которого я и являюсь. Отмечая наши неоспоримые успехи, не могу не упомянуть о существенных недостатках. К сожалению, отдельные неудачи последнего времени, бросают пятно на нашу компетентность и профессионализм.  

Достаточно упомянуть провал по дестабилизации и саботажу космодрома «Восточный» в России. Вы все знаете, какое значение придаёт правительство развитию нашей собственной космической программы, а для этого необходимо подорвать возможности конкурентов. В частности русских… И что же? Все наши усилия по воспрепятствованию строительства сибирской стартовой площадки, завершились катастрофой! Русские разворовали бюджет космодрома до того, как мы успели что либо предпринять!  

Они поставили нас в идиотское положение. Теперь весь шпионский мир над нами насмехается. Вполне вероятно, что среди наших сотрудников есть «крот»! Тот, кто предупредил их о готовящейся операции по саботажу строительства.  

– Но сэр. Цель достигнута – космодром же не действует!  

– Но не такой ценой. – Был нанесён непоправимый ущерб нашей репутации!  

– А если предположить, что русские разворовали бюджет сами по себе – не зная о готовящихся с нашей стороны действиях?  

– Эх молодёжь, молодёжь… Многому вам ещё надо учиться! Запомните, – всё взаимосвязано в этом мире. Ничего «само по себе» не происходит. Короче русские нас переиграли в этом деле. Но сейчас у нас есть возможность реабилитироваться!  

Итак! Час назад я вернулся с доклада у Её Величества. Обстоятельства последнего дела развиваются с непредсказуемой скоростью. В сочетании с остальными мировыми событиями это представляет угрозу могуществу Великой Британии. А раз так, то и весь остальной мир в опасности. Я бы не стал размениваться по мелочам, если бы кризис, о котором я уполномочен вас известить, затрагивал бы только Африку, Америку, Азию, Австралию и другие населённые пункты, включая постоянно зудящую под боком Европу. Но, так сложилось, что данная ситуация касается непосредственно нашего любимого королевства. Посему, сидеть сложа руки взирая, как будет погибать весь остальной мир (будь он неладен) по меньшей мере непрактично!  

– Господин министр, и если мы перейдём к делу?  

– Да-да… Так вот, вчера поздно вечером, секретариат министерства иностранных дел получил сообщение в виде классического письма от некоего субъекта, который именует себя «Гротескусом».  

В сообщении, выдержанном в лирическом литературном стиле, заявлено, что господин Гротескус требует немедленного признания его верховным правителем планеты с неограниченными полномочиями. В случае отказа он угрожает уничтожить цивилизацию путём разрушения всех водопроводных, отопительных и канализационных систем…  

Идентичные угрозы получили правительства всех развитых государств. В неразвитых странах вопрос не стоит так остро, по причине отсутствия канализации, водопровода и отопления как таковых. Из выясненных нами данных можно утверждать, что Гротескус располагает необходимыми средствами для осуществления своих угроз.  

– Господин министр, есть ли информация, кто скрывается под этим псевдонимом?  

– Да, за ночь мы проделали результативную работу. Его настоящее имя – Арчибальд Фекалис, – магистр тайной ложи свободных сантехников. В противовес свободным каменщикам – франкмасонам, и свободным ткачам – чёрт знает, как их там величают, франксантехники реально располагают силой, способной отравить нам жизнь.  

Учитывая особую опасность ситуации, я имею полномочия от Её Величества на осуществление самых решительных действий, но ещё не знаю каких. В любом случае, с этой минуты все службы и отделы находятся в состоянии повышенной готовности. В туалет ходить только парами. Это ограничение касается высших должностных лиц, как наиболее ценных. Я вас больше не задерживаю господа, идите и подумайте, праведно ли вы использовали водопровод последние двадцать лет. Все свободны, кроме руководителя МИ-6, – Эм, дружище, задержитесь. Нам нужно обсудить планирование операции.  

Когда прочие члены совета удалились, министр закрыл дверь, и обратившись к руководителю шпионов Её Величества произнёс:  

– Наконец то мы вдвоём любезный Эм, и можем предаваться нашей любимой с детства страсти.  

– Сгораю от нетерпения дорогой друг, давай же начнём!  

Подойдя к висящему на стене портрету королевы, министр сдвинул его в сторону. За портретом открылась потайная дверца. Открыв её, министр извлёк из секретной ниши две тарелки с поднимающимся над ними паром.  

– Овсянка! – что ещё сочетает в себе британскую патриотичность и улучшение мозговой деятельности! – произнёс министр, и верные слуги короны с жадностью набросились на серую жижу, повизгивая и похрюкивая от удовольствия.  

Когда с овсянкой было покончено, старые товарищи приступили к менее значимой части совещания.  

– Кого вы думаете привлечь к выполнению этого задания? – вытирая салфеткой лицо спросил министр.  

– Считаю, что агент 007 вполне справится.  

– Кстати, как он? Где встретил новый год?  

– Пережил нападение «Спектра», сейчас отдыхает. Знаменательно, что на него покушалась внучка Эрнста Блофельда.  

– Да, действительно знаменательно… кстати о девушках, – 007 понадобится партнёр в будущем деле. Точнее партнёрша.  

– Это действительно необходимо?  

– Разумеется. У 007 в каждом фильме есть девушка!  

– А если мы обойдёмся без неё?  

– Ни в коем случае. Тогда про нас перестанут снимать кино. Мы не можем этого допустить. Есть ли у вас подходящая кандидатура?  

– Пожалуй да. Но она не совсем из «семьи».  

– Кто же она?  

– Дочь моего старого друга из 16-го управления. Её имя – Эльвира Чопорли.  

– А что же он сам не похлопочет?  

– Трагически погиб.  

– Вот оно что… на службе?  

– Можно сказать и так. Он работал над анализом полученного нами «новичка». И в силу специфики работы, ему пришлось употребить вещество внутрь. Немного… Всего грамм 30… Растягивая так сказать…  

– Какая ужасная смерть!  

– Да сэр согласен с вами. Ужасная… Но погиб он не от этого. «Новичок» так ему понравился, что он принял ещё 30 грамм, затем ещё 50. В заключении, и для чистоты эксперимента, – сразу 100. В итоге, состояние полученной эйфории повело его прямиком в Лондонский зоопарк. Там он забрался в вольер ко льву, и воодушевлённый, попытался надеть на животное корону и жилетку с «юнион джеком». Дело объясняется просто – у моего друга в кабинете всегда висел гобелен с изображением коронованного британского льва на фоне союзного флага. К сожалению, лев принял инициативу этого истинного патриота без энтузиазма. Друга успели привезти в военный госпиталь, и я, поспешив, принял просьбу умирающего позаботиться о его дочери.  

– Да, настоящий патриот ваш друг… был. Нам есть чему у него поучиться, Побольше бы таких! А мы с вами погрязли в кабинетах. Кстати, ваша история лишний раз говорит о коварстве и жестокости русских. – Вместо того, чтобы просто честно и откровенно убить жертву, «новичок» манипулирует им, используя благородные позывы ему на погибель. Воистину, вероломство русских не знает границ…Так говорите девушка подходящая кандидатура?  

– Вся в отца!  

– Физически развита?  

– Папа научил её кикбоксингу, самбо, дайвингу и «камень, ножницы, бумага».  

– Это замечательно… но… Вы ведь знаете Эм, как я отношусь к протекционизму. Этот феномен зачастую бывал причиной многих наших провалов.  

– Позвольте возразить вам сэр, что на протекции зиждется британское могущество. Большинство министров и лордов стали таковыми благодаря протекции. И поговаривают, что даже ОНА…  

– Не может быть  

– Да-да! Это не официально, но есть основания думать…впрочем, я считал, что вы обо всём этом знаете.  

– Вы ошибаетесь ЭМ. Дело в том, что у меня высший – особо секретный уровень допуска до «не знания». Или если хотите, «не допуска до знания»  

– Как это понимать сэр?  

– Видите ли, Эм, мой пост должен занимать человек, не отягощённый излишней информацией, только тогда он может принимать наиболее рациональные решения.  

Как говорил Байроновский Манфред: « наука есть лишь смена одного незнанья на другое». Не многие в мире удостаиваются чести быть допущенными до уровня «не знания».  

– Потрясающе сэр! Хотя Манфред имел ввиду обратное… Словом, я восхищён, и тоже хотел когда-нибудь войти в круг избранных!  

– Это не так просто, Эм. Нужно долго учиться ничего не знать. Развивать в себе амнезию и другие качества. Но! – мы поговорим об этом позже. После того, как поставите 007 в курс дела, оба направляйтесь в ресторан «Сентиментальный динамит». Я разыщу и приглашу к этому времени Мисс Чопорли. Заодно и пообедаем.  

 

Вернувшись к себе в кабинет, Эм первым делом открыл замаскированный под бюст Черчилля мини-бар, и, схватив бутылку рома, начал заглушать содержимым появившуюся после овсянки изжогу. Затем, благородно икнув, нажал кнопку внутренней связи.  

– Мисс Манипенни, вызовите агента 007, – ему предстоит новое задание. Кстати, где он сейчас?  

– Судя по маячку, вживлённому в его правый носок, 007 находится в Британском музее.  

– А вам не приходило в голову, что 007 может менять носки?  

– Исключено сэр – это особая пара нижнего белья. Так сказать фетишевая. Благодаря использованию именно этого носка в качестве бумеранга, 007 выиграл состязания с австралийским шаманом за право обладания самой красивой девушкой племени.  

– Вот, что, мисс Манипенни, – отмените вызов. Я пожалуй встречусь с Бондом там, где он находится. Мне не помешает немного развеяться. Если позвонит министр, я – в Британском музее.  

– Будет сделано, Сэр!  

 

ГЛАВА 2  

 

– Я не знал, что вы любите музеи Джеймс.  

– О да, приобщённость к искусству у меня в крови. Наследственное так сказать.  

– Если вы только начали осмотр, позвольте быть вашим гидом 007. Заодно поговорим о вашем следующем задании.  

– Не возражаю Эм. Тем более, что я никогда здесь раньше не бывал.  

– Это хорошо, что для расширения кругозора Вы выбрали именно это место. Британский музей – один из богатейших в мире, его уникальная атмосфера настроит нас на рабочий лад. Начнём пожалуй с зала античной Греции, затем осмотрим экспозиции Египта, Месопотамии, Древнего Рима, Афганистана, Индии. Закончим Мезоамерикой.  

– А как же сама Британия? Вы хотите сказать, что в Британском музее она никак не представлена?  

– Ну как же 007, в дальнем зале, у автомата с шоколадками есть витрина, где выставлены лук Робина Гуда и трубка Шерлока Холмса.  

– Удивительно! А разве это не мифические персонажи?  

– Вы с ума сошли Джеймс – говорите тише!! Вы что, хотите, что бы мы лишились наших единственных национальных реликвий? Кстати, может быть Вас интересует что то конкретное?  

– Как сказать…видите ли, недавно – на последнем задании по нейтрализации синдиката реставраторов, – наткнулся на репродукцию картины «Музы». Меня крайне заинтриговало изображение неодетых дам, играющих в настольный футбол. И всё это на маленьком облаке. Вы ведь знаете, как я отношусь к неодетым дамам. Поэтому я счёл вполне логичным, что здание именуемое «музей» будет содержать невиданное количество «муз». То бишь, обнажённых фемин, увлечённых кикер-футболом. Но ума не приложу, где её искать.  

– Ах, Джеймс, Вы поспешили с выводами. Касательно самой картины, то она находится не здесь, а в Кенсингтонском дворце. Скажите, 007, вы считаете себя продвинутым в вопросах истории культуры и искусства?  

– Разумеется, я например способен отличить кордебалет от арбалета, и на глаз определить качество бренди!  

– Тут я могу составить вам конкуренцию. Кстати, вы упомянули о наследственной приобщённости к искусству. В вашем личном деле нет никакого упоминания о причастности ваших родителей к этой сфере деятельности.  

– Личное дело отражает лишь очень поверхностную информацию. Необходимо копать глубже. Среди моих предков были Геракл, Чингиз-Хан, Карл Иероним фон Мюнхгаузен. Но больше всего я ценю свои русские корни!  

– Что вы говорите!  

– Да, моим предком – а именно пра-пра-дедушкой был не кто иной, как поручик Ржевский!  

– Никогда не слышал…  

– Знаменитая личность… Эталон культуры и просвещения можно сказать. Взял Париж в 1814 году с войсками Блюхера, Где и соблазнил мою пра-пра-бабушку – местную аристократку, младшую дочь шестого герцога д’Омон, о существовании которой Герцог никогда не упоминал, готовя претензии на трон.  

– Так это от него Вы унаследовали все качества вашего характера?  

– Не все, но основные – ум, благородство, и великолепный белый рояль! Семейная культурная ценность, – передаётся из поколения в поколение.  

– Так вы ещё и музицируете?  

– Это ещё зачем? Нет конечно!  

– А как же Вы используете рояль?  

-Удивительно Вы неосведомлённый человек, Эм, – не знаете элементарных вещей. Разумеется, рояль используется для щелканья орехов. Его длинная крышка специально сконструирована для регулировки давления.  

– Однако… А какое применение Вы нашли клавишам?  

– Каким ещё клавишам?  

– Ну, такие чередующиеся чёрно-белые полосы, при нажатии которых появляется звук.  

– Ах, вот Вы о чём. Это же сигнализация, Эм! Если кто-то захочет украсть мой рояль, он наступит на «клавиши», как Вы их назвали. Раздастся шум, и дежурный полисмен тут же прибежит и задержит злоумышленника.  

– Но, чтобы наступить на клавиши, они должны располагаться достаточно низко. А это не тот случай, – рояль инструмент достаточно высокий  

– Перестаньте, Эм. Вы меня совсем за дурака держите. Разумеется, мне пришлось отпилить ножки. Не понимаю, что за болван их вообще придумал.  

– Ну что же, 007, учитывая уровень вашего ментального и физического развития, уверен, что задание, которое нам предстоит обсудить, не представит для Вас сложности. Если коротко: некто Гротескус, угрожает всему прогрессивному человечеству хорошей порцией дерьма. В прямом смысле. Сейчас отправляйтесь в лабораторию. Там Кью снабдит Вас соответствующей заданию техникой. Затем поезжайте в ресторан «Сентиментальный динамит» на набережной. Это хорошее место для проведения конспиративного брифинга. Там за нами точно не будут следить. В ресторане, где к нам присоединятся министр, и ваш будущий напарник в этом деле, мы наметим основные детали следующей операции.  

– Я не ослышался, У меня будет напарник?  

– Да, 007, и это не обсуждается! Иначе, «кина не будет». Но вы не переживайте, Джеймс, я уверен, напарник Вам понравится! Только без глупостей, 007! Да, вот ещё что, – Вы знаете, каким русофобом является министр. Поэтому прошу Вас, ни в коем случае не упоминайте, даже не намекайте, что у вас русские предки! Иначе решение нашей задачи может столкнуться с новыми проблемами,  

– Признаться, я был уверен, что министр и так в курсе моей родословной.  

– Совсем нет! Ведь у него особый, – высший уровень допуска до незнаний… Не стоит менять статус-кво.  

 

 

ГЛАВА 3  

 

 

– Добро пожаловать, 007! Давно Вы не проведывали старика.  

– Добрый день, Кью, рад вас видеть.  

– Как встретили новый год?  

– Ярко и горячо!  

– Рад за вас.  

– Кстати, Кью, Санта Клаус, пришедший меня поздравить с новым годом, передал подарок и для вас.  

– Любопытно.  

– Вот взгляните… прошу прощения, что не завернул в красивую упаковку.  

– Что это?  

– Шапка-ушанка со встроенным генератором полимерных волн. При включении заставляет менять поведение. Действует только на белых медведей.  

– Где вы это взяли?  

– Завещал один хороший знакомый, – Кевин. Ему она больше не нужна.  

– Спасибо, Джеймс, что подумали обо мне. С удовольствием покопаюсь в устройстве.  

У меня тоже есть для вас кое-что.  

– Знаю, Кью, поэтому и пришёл. Эм раскрыл мне характер нового задания, но технические детали операции я должен получить от Вас.  

– Итак, 007, следующая миссия подобной которой ещё не было – по крайней мере на моей памяти, потребует максимальной концентрации ваших сил и внимания. Принимая во внимание чудовищные планы Гротескуса по подрыву функционирования мировой системы канализации, наш отдел разработал сложнейшую комбинацию по нейтрализации угрозы. Со своей стороны я постарался обеспечить Вас самыми важными в таком щепетильном задании предметами.  

Первое – это разводной ключ! Помните каждую секунду, 007, наш противник Гротескус – безжалостный, коварный и осторожный враг. Чтобы его победить, потребуется необычная техника. Разводной ключ я помещу в подошву вашей левой туфли. Для этого, находящийся там в данный момент фотонный двигатель придётся удалить. Перейдём к основному оружию. Учитывая специфику ситуации, и возможную необходимость быстрого и радикального устранения Гротескуса, это будет крайне опасная штука. А именно – усовершенствованное детище Луи Антуана! Благодаря нанотехнологиям, нам удалось создать супер-компактный механизм. Узнав о потере Вами в событиях новогодней ночи нижнего коренного зуба, я установил оружие в коронку, которая комфортно займёт пустующее место в вашей челюсти. Механизм возвратно-поступательного действия активируется, если нажать языком на нёбо. Поэтому, в силу возможного несанкционированного включения во время жевания, будьте осторожны в повседневной жизни, – мало ли что. Действие прибора неотразимо, но ограничено дистанцией в два метра.  

– Прекрасная работа, Кью! – произнёс Бонд фиксируя у себя во рту новую белоснежную коронку. – Я становлюсь поистине смертоносным человеком!  

– Рад, что вам нравится. Наконец, – автомобиль. Как всегда бронированный «Астон-Мартин» Стандартный набор оружия и защиты. И… – Кью выдержал театральную паузу, сдёргивая серый чехол со стоявшей на эстакаде машины, – вуаля!  

Перед Бондом предстал мощный, хищного вида аппарат оранжевого цвета.  

– Немного броская палитра – произнёс 007 с хорошо скрываемым восхищением. А что это за резервуар в задней части? Напалм пятого поколения? Запас нервно-паралитического газа с распылителем?  

– Вы живёте вчерашним днём 007. Как раз не распылитель, а поглотитель! Это установка ассенизации!  

– Чтоооо!!!!?? Я буду перевозить экскременты? Вы издеваетесь, Кью!!  

– Не кричите, Джеймс. В этот раз, вам придётся унять гордость и высокомерие. Возможно, что это единственное, что поможет сдержать агрессию Гротескуса. Не забывайте, – он повелитель стихии канализации. Посмотрите на ситуацию более патриотично – цель оправдывает средства. К тому же, – всё-таки «Астон-Мартин»!..  

– Тогда я требую «Роллс-Ройс»!  

– Тут вы попали пальцем в небо, 007, – в основном в «Роллс-Ройсах» и возят настоящее дерьмо… Кстати, Джеймс, – Кью решил уйти от щепетильной темы, – я сгораю от нетерпения узнать, как вам удалось вырваться из ловушки «спектра»?  

– Не поверите, Кью, всё произошло без моего участия. Моих пленителей погубила страсть к дешёвым эффектам. Меня, связанного, усадили на своеобразный трон, сложенный из приготовленных мною же коробок с фейерверками, ракетами и петардами. И я совсем уже было приготовился лично поприветствовать Санта-Клауса. Четвёрка моих новых друзей, выстроившись в пяти метрах от меня, с упоением размахивала искрящимися бенгальскими огнями. Неприятное ощущение, когда ворвавшиеся к тебе без приглашения люди, бесцеремонно пользуются твоими же вещами. Один из них, тот, которого Каролина Блофельд назвала Генри, поджёг фитиль самой большой – граммов на триста пороха, петарды и направился к моему месту, с явным намерением поместить эту бомбу под мой «трон». После этого я думаю, они намеревались преспокойно покинуть домик. Благо, шнур петарды был рассчитан на 15 секунд горения, как было указано в инструкции, которую я предварительно изучил.  

Благородные бандиты не учли того факта, что петарда, как и вся остальная пиротехника были произведены в Китае, по китайским критериям времени и пространства. Это означает, что 15 секунд горения в нашем понятии, равняются двум секундам в китайской традиции. В результате, не успел Генри сделать и шага в моём направлении, как петарда рванула со всей своей китайской непосредственностью. Взрывной волной меня скинуло с трона и вышвырнуло в окно, попутно лишив меня вашего Кью подарка – зуба со встроенным перфоратором. Четвёрка же моих мучителей оказалась на полу, среди тлеющих остатков петарды. Полученные ранения не позволили им покинуть опасное место до того как сдетонировал остальной запас фейерверков.  

Лёжа навзничь в сугробе, я наблюдал через выбитое окно за феерией весёлых огней, мечущихся по ещё недавно такой уютной и спокойной комнате. К сожалению, последние члены «спектра» не могли оценить по достоинству этот великолепный огненный спектакль, поскольку являлись его непосредственными участниками. Сквозь потрескивание петард и свист ракет, я слышал их радостные вопли. Когда всё затихло, я, поискав мой выбитый зуб, и не найдя его, вернулся на пепелище за своими «вальтером ПП» и пуленепробиваемым тренчем. Увы, последний оказался безнадёжно испорчен. Нет, огонь не причинил ему вреда, но вот салат оливье, опрокинутый на тренч взрывом, прожёг в кевларе значительные дыры… Эти солёные огурцы знаете ли…  

Поэтому я, как был – в сорочке, сел на снегоход, и покинул неприветливую Арктику, оставив её Санта-Клаусу.  

Мой первый тост новом году я поднял за «протяжённость секунды в китайском понимании». Вот, Кью, и вся история… В докладе для Эм я изложил её более подробно.  

 

 

ГЛАВА 4  

 

Министр и мисс Чопорли прибыли в ресторан первыми. Министр, проявляя к новоиспечённой шпионке отеческую заботу, подарил ей старенькие, но стильные туфли своей супруги – с согласия последней. Традиционно, эта часть элемента одежды передавалась от поколения к поколению и содержала какой-либо секрет. Что за устройство было в этих туфлях, мисс Чопорли пока не знала. Министр обещал рассказать позднее. Итак, заняв столик в отдельном уютном алькове, в ожидании Бонда и Эм, Министр и мисс Чопорли обсуждали насущные мировые проблемы.  

– Следует помнить, мисс Чопорли, – говорил министр, – что помимо Гротескуса, есть и другие противники. К тому же, весьма коварные. Например, русские! Все до единого! Учитывая, что Вы отныне входите в круг посвящённых, считаю целесообразным поделиться с вами последней – особо секретной информацией. Наши британские археологи, неопровержимо доказали, что пустыня Сахара появилась в результате агрессивных действий советов! Отряды НКВД посланные лично Сталиным, вырубили в северной Африке все финиковые пальмы. Им нужно было топливо для паровозов! Дикари! Поэтому, Будьте всегда начеку, дорогуша! К слову, в миссии с агентом 007, ваша роль будет не столько помогать ему, сколько охранять его тылы от всяких неожиданностей! Вы понимаете? Бонд защищает мир, Вы защищаете Бонда! Я на Вас рассчитываю!  

Министр едва успел закончить своё поучение, как появились Бонд и Эм.  

Расположившись за столиком и сделав заказ, боевая четвёрка приступила к планированию операции.  

– Эм, дружище, удалось ли узнать что-нибудь ещё о Гротескусе? – спросил министр.  

– Гротескус находится на созданном им самим искусственном острове посреди тихого океана. Острова нет на картах, поэтому Вам сперва необходимо выяснить его местонахождение. Остров напоминает огромный, утопающий в буйной цветущей растительности унитаз, и соответственно называется…  

– vernantium cultus! – с гордостью за свою латынь перевёл Бонд  

– Я бы сказала cloaca fleuri- парировала мисс Чопорли.  

– Вот и замечательно! Благодаря вашим совместным познаниям в унитазах, я не сомневаюсь, что Вам не составит труда быстро обнаружить этот таинственный остров.  

Но, давайте условимся, в оперативных донесениях упоминать его просто как «цветущий унитаз». Продолжаем. Может быть полезной и даже поучительной информация, о том, как Гротескус докатился до такой жизни. Я имею в виду, причину, по которой он стал на путь терроризма.  

Итак, новоиспечённый магистр сантехников в бытность свою ещё студентом, публиковал на многих литературных сайтах свои суицидальные вирши. Но особого одобрения не сыскал. Про восхищение я даже не говорю. Не довольствуясь таким результатом, он, обозвав читателей гнусной, низменной, бесчувственной толпой, отказался от развития самоубийственных тенденций. Этому также способствовала не вовремя проявившийся геморрой, – видимо от чрезмерной натуги при создании стихов. Удивительно, как порой примитивные и вульгарные физические болезни излечивают в тоже время от заболеваний психологических. Кстати, – вот к примеру одно из созданным им произведений, – Эм достал из кармана USB флешку, и, вставив её в свой смартфон, прочёл появившийся текст:  

«Выхолощенная нитростатикой тень моего разума будоражит бытовой снобизм посредственных космополитов. Потрясая грандиозной морковкой, идут на приступ виселицы недостойные…» – считается примером изысканного совершенства у его поклонников.  

– Так у него и поклонники есть?  

– Обязательно! Кто же ему помогает в его деятельности? Не имея оснований для того, чтобы заподозрить этих людей в здравомыслии, этот парадокс нужно рассматривать как побочный продукт образования. В отрочестве Гротескус, и подобные ему, открывают в себе способность докапываться до сути вещей своими собственными рассуждениями. Игнорируя, что это уже было сделано до них вполне классическими методами, – их раздражает чужая правота.  

Восхищённые собой, упиваясь своей проницательностью, они развивают своё искусство рассуждать, и претендуют на единственно верную трактовку мироздания. Они настойчиво пытаются перекроить мир по своему усмотрению. Они познают – как им кажется – смысл жизни, и посему авторитетно рассуждают о смерти, громогласно-поэтично заявляя о своей готовности к самоубийству. Ожидая, что все вокруг будут восхищаться их трагическим величием. Но, когда они осознают, что окружающим глубоко наплевать на их душевные терзания, и никто ни во что не ставит их гениальность, уязвлённые они превращаются в сантехников, готовых затопить весь, не оценивший их по достоинству свет, испражнениями своей неисправной канализации.  

– Ну что же. Всё понятно. Спасибо за исчерпывающую информацию, Эм, – произнёс Бонд, – на этом уже можно основывать тактику и стратегию наших действий. Кстати, не одолжите флешку с перлами Гротескуса?  

– Конечно, 007, берите, если нужно.  

– Благодарю, Эм. Думаю, что из неё можно будет извлечь определённую пользу.  

 

ГЛАВА 5  

 

После обеда, на котором Бонд и мисс Чопорли были представлены друг другу, Эм и Кью отправились в штаб-квартиру, оставив агентов разрабатывать план предстоящей операции. Чем они немедленно и со всей ответственностью и занялись.  

– Что Вы пьёте, Джеймс? Впрочем, знаю…водка – мартини. Взболтать, но не смешивать…  

– Это киноштамп мисс Чопорли. На самом деле всё зависит от сезона и времени суток. В новогодние праздники только флип.  

– А как же шампанское?  

– Н-нет, – замялся 007, вспомнив последний тост госпожи Блофельд. – шампанское чрезмерно игристо. А что предпочитаете Вы?  

– Кальвадос коктейль!  

– А у вас крепкий желудок – произнёс Бонд, судорожно передёрнувшись – кальвадос с детства вызывал у него отвращение. Но спохватившись, тут же решил сделать комплимент своей спутнице, одновременно переведя разговор на другую тему. – Должен признать, что это напиток творческих людей. Его ценили Ремарк и Хемингуэй…  

– Хемингуэй? Да, знаю! Великий китайский поэт! -  

– Почему же китайский? – оторопел Бонд.  

– А вы разве не в курсе? – в свою очередь удивилась миссис Чопорли – это известная истина, взять хотя бы имя – Хе-Мин-Гуэй – чисто китайское имя.  

– Вы, вероятно, ошибаетесь, – повышая голос, Бонд тоже решил продемонстрировать свою подкованность в сфере литературы. – Вы путаете его с Маяковским – кричал 007, размахивая фужером с оливками, – вот кто был действительно великим китайским поэтом! Только истинный китаец мог написать такие строки: «…от солнца Китай пожелтел и высох. Родина чая, родина риса…»  

– Ну уж нет, – вспыхнула миссис Чопорли, оскорблённая критикой в свой адрес – любой уважающий себя школьник знает, что Маяковский был испанским модельером, моя бабушка носила созданные им корсеты! – следя мутнеющим взглядом за разлетающимися по залу оливками голосила миссис Чопорли.  

– Да что Вы такое говорите!? Сами подумайте, корсеты делались из китового уса, а у Маяковского была аллергия на морепродукты! Это указано в британской энциклопедии!  

– При чём здесь китовые усы? – пережевывая извлечённую из декольте оливку вспылила мисс Чопорли, британские учёные доказали, что киты носили бакенбарды!  

– Какие ещё барды? Это самый настоящий шансон! – парировал Бонд.  

– Ставлю два шиллинга, что Вы не отличите какофонию от катетера – выдохнула мисс Чопорли.  

Что тут сказать, Бонд действительно не знал разницы в этих двух понятиях. Но упускать победу в этой дискуссии, было ниже его достоинства. Поэтому, Джеймс поднялся, и, извинившись, гордо сообщил, что ему нужно отлучиться на пять минут. Отойдя от занимаемого ими столика, и убедившись, что мисс Чопорли больше его не видит, 007 опрометью бросился из ресторана в ближайшую библиотеку, – проигрывать два шиллинга ему не хотелось. Найдя подходящий отдел, Бонд погрузился в поиск необходимой информации.  

Резонно полагая, что 007, вследствие значительного объёма поглощённых напитков, принуждён был удалиться в туалет, мисс Чопорли стала ждать его возвращения, попутно заказав ещё один коктейль.  

Пока тот готовился, новый сотрудник разведки осматривала зал и видимую через витрину часть улицы. Что-то показалось ей подозрительным. Будучи обычным человеком, она бы никогда не обратила внимания на привычные вещи, – официант носил пояс со взрывчаткой. Бармен остервенело кромсал ледорубом что-то, скрытое стойкой, – летели кровавые ошмётки. На улице, дама с бородой выгуливала на поводке тираннозавра. Тираннозавр остановился у фонарного столба и, сделав своё дело, посмотрел на мисс Чопорли. Прямо в глаза! Да, обычный человек на такие вещи внимания не обращает. Но с сегодняшнего утра мисс Чопорли не была больше обычным человеком. Она была агентом на службе Её Величества!  

Что-то было не так во всём происходящем… И тут мисс Чопорли вспомнила, – Бонд!! Его нет уже десять минут! Что говорил ей министр? – защищать Бонда! Какая непростительная оплошность! Что же она сидит!? Мисс Чопорли вскочила быстрее молнии, оттолкнула несущего коктейль официанта, и устремилась в мужской туалет спасать подопечного агента.  

В тот момент в туалете действительно был один мужчина. И он действительно был агентом, но только не секретным агентом 007.  

В самой дальней кабинке расположился безобидный страховой агент Соломон-ибн-Лимпопо. Он, по страшному недоразумению, отведал в этом же ресторане некошерное пиво, и теперь страдал жуткими коликами. Тихонько постанывая, Соломон просил у Творца прощения и облегчения мук. Он даже вообразить не мог, что муки прекратятся быстрее, чем он мог надеяться, и притом самым неожиданным путём.  

Мисс Чопорли, ведомая священным долгом спасения, не стала размениваться на предрассудки касательно того, что путь в мужскую половину туалета женщинам, а тем более девушкам и старушкам категорически воспрещён.  

Она, саданув хрупким плечом ведущую в отделение с кабинками дверь, осторожно вошла.  

– Джеймс ты здесь?.. – Не дожидаясь ответа, Мисс Чопорли плавно вынула из-за полы сюртука пистолет: – где ты, Джеймс?  

Осмотрев уборную, миссис Чопорли пришла к выводу, что 007 мог находиться только в единственной закрытой кабинке. А тот факт, что он не отвечает, говорил об одном – ему препятствуют! Без сомнения он – захваченный террористом, – за этой дверкой, и скорее всего – в опасности! Спасти Бонда – вот её задача! Тот самый момент, которого она ждала! – проявить то, чему её обучали!  

Увлечённый собственными коликами, Соломон не обратил сначала внимания на то, что в туалет ещё кто-то ещё вошёл. Но, услышав в непосредственной близости женский голос, он подумал было, что это пришла уборщица, и уже хотел было попросить её удалиться. Однако очередной приступ колик свёл на нет все его старания, произнести уместную в данной ситуации фразу. Вместо слов Соломон только надрывно и с присвистом застонал. Далее события развивались не по его сценарию. Секундное недоумение происходящим заставило бравого страхового агента позабыть про болезнь желудка. Он мог только безропотно вслушиваться в неотвратимо приближающееся цоканье каблуков: – «если бы не колики, меня бы это возбудило» – успел подумать Соломон…  

Миссис Чопорли энергично размахнувшись, лягнула что есть сил левой ногой закрытую дверь на высоте замочка. Содержимое кабинки в виде страхового агента, заорало от ужаса. Находившиеся у него в желудке колики сразу притихли, опасаясь, что их будут изгонять.  

Острый каблучок без труда пронзил ламинированную фанеру, да и был таков. То есть обратно выходить не захотел. Краса и гордость британской разведки оказалась в неприглядной позе. – Балансируя руками чтобы не упасть, она стояла на правой ноге, пытаясь выдернуть из двери левую. Каблучок упрямо не желал вытаскиваться. Соломон продолжал визжать, переходя с баритона сразу на меццо-сопрано. Колики, осознав, что их существованию угрожает неизвестная, но судя по всему реальная и неотвратимая опасность, сразу дали дёру из всех отверстий одновременно.  

Проанализировав несущиеся из-за дверки вопли и сопровождающий их запах, Мисс Чопорли поняла, что допустила небольшую осечку в своих действиях, – в кабинке был не Бонд.  

Как истинная леди она обязана была извиниться перед неизвестным, и с достоинством удалиться. Самое время было отстегнуть туфельку, и скрыться подобно золушке, но миссис Чопорли отвергнула подобный вариант для лузеров. Туфелька скрывала в себе скомпрессованый дирижабль, – это она успела узнать от Бонда – знатока в таких вещах. При потере туфли министр сдерёт с Мисс Чопорли семь шкур и бюстгальтер.  

Необходимо было освободить застрявшую ногу. «Клин клином вышибают» – как говорит народная мудрость. Провернув в голове всю имеющуюся информацию по спецподготовке, она решила довести задуманное до конца. Шаолиньская техника «вертушки», подошла как нельзя кстати.  

Сделав упор на застрявшую туфельку, Миссис Чопорли подалась вперёд, подпрыгнула что есть силы на правой ноге, и ею же резво лягнула дверь.  

Народная мудрость в этот раз дала сбой. Правая туфля застряла рядом с левой, Миссис Чопорли оказалась лежащей на спине с упёртыми в дверь кабинки ногами. В этой позе и застал её Бонд прибежавший на нечеловеческие вопли Соломона.  

– Я знаю, что такое катетер, – гордо заявил он мисс Чопорли!  

В этот момент включился компрессор по накачке спрятанного в каблучке дирижабля. Оболочка аппарата начала раздуваться, отодвигая мисс Чопорли в одну сторону дверки, а с другой стороны выдавливая из Соломона последние колики.  

 

Уладив конфликт с Соломоном – его увезли в клинику, Бонд отправил мисс Чопорли в лабораторию к Кью – починить повреждённые туфли. Ему самому необходимо было навестить знакомого редактора одного большого издания, и заехать на центральный почтамт – в кармане лежала квитанция на получение посылки от старого друга.  

Друга…  

Мисс Чопорли ещё спросила: а что, Джеймс, этот генерал Гоголь – действительно Ваш друг?  

– Ещё бы! Очень близкий! Он восемь раз пытался убить меня!  

– Какой ужас! И Вы называете его другом?  

– Конечно, я ведь до сих пор живой. К тому же, я сам пытался убить Гоголя одиннадцать раз. Так, что тоже могу считаться его другом!  

– Странные у вас понятия о дружбе!  

– Привыкните… Кстати Вы составили завещание?  

– Какое завещание?  

– Придите в себя, мисс Чопорли! Вы отныне в обойме шпионов, подлежащих уничтожению. Это наша работа. Вы что, этого до сих пор не осознали?  

– Нет…  

– Грустно… остаётся надеяться, что Автор проявит к вам снисхождение.  

– Что за «Автор»?  

– Это я Вам объясню позже…  

 

ГЛАВА 6  

 

– Дорогой Джеймс, министр ждёт нас. В данный момент он не один. Дело в том, что из Америки к нам прибыл основатель и руководитель организации «black lives matter», борющейся за права негров… Дела обстоят таким образом, что многие из наших информаторов, – чернокожие. Сутенёры, дилеры, и прочая гадость. Но они существенно нам помогают во всех операциях, И вот их руководитель прибыл, чтобы заручиться поддержкой так сказать… К чему я всё это говорю? – руководитель этот, – кстати его зовут Саксофонер, так вот, он терпеть не может слова «чёрный» во всех падежах и лицах. Просто до одури. Будь любезен Джеймс – не произноси при нём этого слова. Заменяй его постоянно на термин «афроамериканский». Например не угнетение «чёрных», а угнетение «афроамериканцев». Музыка – не «чёрная» а «афроамериканская». Даже если встанет вопрос о ночи, – сделай одолжение, – скажи «афроамериканская ночь». Тебе – мелочь, а гостю будет приятно! Приём неофициальный, дружеский можно сказать. С сопутствующим вечерним коктейлем.  

– Это замечательно, – у меня как раз есть, что преподнести в качестве неоспоримого деликатеса! После наших посиделок в ресторане, я получил посылку от генерала Гоголя – небольшой новогодний подарок из России. Кроме всего прочего, там была фотография генерала с трофеем его осенней рыбалки – огромным осетром. И прилагалась баночка чёрной икры высочайшего качества – добытой из этого самого осетра.  

– Имя Гоголя упоминать необязательно, – Вы ведь знаете, какой министр русофоб. Но с икрой можно не церемониться – он любит вкусно перекусить, невзирая на политическую принадлежность продукта.  

Когда они вошли в зал, приём уже перешёл в раскрепощённую стадию. Поднимались бокалы, и министр с господином Саксофонером энергично тискали прибывших с шефом «black lives matter», стройных мулаток. Бонд ещё в приёмной передал мисс Манипенни баночку икры, и через 5 минут прекрасно сервированное блюдо было водружено на стол.  

– Что это, Эм? – спросил министр у руководителя службы.  

Русский деликатес, – учтиво объяснил Эм, кивая на Бонда, – 007 добыл, рискуя жизнью.  

– Браво капитан – расплылся в улыбке министр – утёрли нос русским!! Все они мерзавцы, но гастрономия у них бывает очень недурна.  

Министр взял пару тостов и столько же протянул Саксофонеру.  

Пока они жевали, выпучивая от удовольствия глаза, у Бонда зазвонил телефон.  

– Слушаю…  

– Это Кью. Не хотелось отрывать вас от банкета, 007, но вы мне срочно нужны. Требуется подогнать под вас мой новый прибор.  

Извинившись перед присутствующими, Джеймс попрощался и с облегчением удалился – он любил банкеты только с собой и девушками. Впрочем, одну бутылку мартини ему удалось прихватить с собой.  

Проглотив очередную порцию сдобренных икрой тостов, к руководителю разведки обратился сам Саксофонер.  

– Послушайте, Эм, – изумительно вкусная вещь… никогда такого раньше не пробовал – мы, – афроамериканцы, народ не избалованный… как это называется?  

– Очень просто господин Саксофонер, это русское блюдо «чёр…. «Афроамериканская икра»!  

– О! Как величественно звучит! Вы не находите министр?  

– Да, мой друг, – ответствовал министр, заливая в себя шампанское.  

– А из чего же делается эта самая икра, если она родом из России?  

– Ну… – не спеша отхлёбывая виски, размышлял захмелевший Эм, – если лососевая икра добывается из лосося…щучья икра из щуки…тресковая – из трески… Кабачковая – из кабачков…афроамериканская, – из…  

Мисс Манипенни обладала крепкими нервами, но и она для успокоения опрокинула рюмашку бренди, когда из кабинета, где проходила вечеринка, раздался жуткий вопль министра иностранных дел:  

– Русские изверги! Подставили!!!  

 

 

ТАЙМ-АУТ 1  

 

(Нет, это не очередная глава, а тайм-аут в повествовании, вызванный наглым вмешательством персонажей, в творческий процесс автора)  

 

Действующие лица и исполнители:  

Джеймс Бонд – Джеймс Бонд.  

Мисс Чопорли – эпизодическая подруга Бонда, с не совсем пустой головой.  

Автор – Я.  

 

Завершив очередной абзац, я – автор предлагаемого Вам, уважаемые читатели творения, отлучился на кухню, заварить себе чашку чая. Вернувшись через минуту, я стал свидетелем вот такого, едва слышимого из динамиков компьютера диалога.  

 

– Джеймс, почему мы всё время куда-то спешим, но ни на йоту не приближаемся к нашей цели? Ведь задание получено, нам необходимо как можно скорее отправиться на «цветущий унитаз». Вместо этого ты постоянно отвлекаешься на сомнительные мероприятия. – поездка на почтамт, участие в коктейльной вечеринке с министром, наш поход в ресторан…Насчёт последнего – я конечно не против. Более того – мне приятно… Но, Джеймс – Британия ждёт от нас своего спасения!  

– Я тут ни причём, дорогая. Это всё виноват автор этого пасквиля, где мы с тобой фигурируем.  

– А что, есть автор? Тот самый «автор», о котором ты мне говорил?  

– Разумеется. Так называемый «писатель». Мы просто литературные персонажи. И он нами манипулирует…Мерзавец малограмотный… Хоть бы запятые правильно ставил… Сидит себе дома, в тепле… Строчит свои извращённые фантазии… Ладно ещё с тобой – ты плод его воображения. Но Я!! Я намного старше его самого, а он, поправ всякое уважение ко мне и к моему прародителю, всячески измывается. Плагиатор несчастный.  

– А знаешь, – я довольна! И благодарна ему. Он ведь соединил меня с тобой! В один длинный рассказ.  

– Ты бы изменила своё отношению к нему, и поубавила оптимизма, узнав, что изначально он хотел сделать тебя тупой блондинкой…  

– О боже!!! Как это жестоко… какой… какой гнусный подлец!!  

– Да не он один такой. Все эти литературные авторы – настоящие изверги. Никакого сострадания к своим созданиям. Они нас мучают физически и морально, наделяют идиотскими именами и облачают в скверную одежду. Влюбляют и убивают, кормят всякой гадостью, принуждают к бесполезной работе. Короче, выплёскивают на нас все свои комплексы неполноценности. Что касается твоего вопроса о затянутости сюжета, – он насыщает рассказ самыми бестолковыми задумками.  

– Но для чего?  

– Чтобы заинтриговать читателей.  

– А это ещё кто?  

– О! Это настоящие чудовища, намного опаснее автора. Пытаясь угодить ИХ запросам,  

желая привлечь ИХ внимание, и сыскать ИХ благосклонность, писатель и подвергает нас – литературных персонажей, всем мыслимым и немыслимым опасностям.  

Тут уже я – автор, не сдержался:  

– Я всё слышу! Это что за мятеж на корабле? Ты, 007, вообще должен быть мне признателен, что я тебя вытащил из заплесневелого забытья. Даю тебе возможность проявить себя. Ведь есть ещё порох в пороховницах! Или уже нет?  

– А ты поинтересовался, хочу ли я этого? Ты принял во внимание МОИ чаяния и надежды? Ты жесток и несправедлив! В поисках дешёвой славы готов унизить и уничтожить любого, кто не может дать сдачи!  

– Я честно говоря не задумывался о такой постановке вопроса. – Энергичная речь Бонда меня немного смутила. А он всё продолжал:  

– Ты думаешь, что тебе это сойдёт с рук? У нас – литературных героев, тоже есть свой профсоюз, есть свой книжный бог. И молитвы наши будут услышаны. Берегись, как бы тебе самому однажды не стать героем унылых и вульгарных россказней.  

– Да ты мне угрожаешь? Вот возьму и приделаю тебе усы Сальвадора Дали…или… или бороду Карла Маркса… Вот, получай…  

Я пробежался по клавишам, и агент 007, отныне усатый и бородатый, надсадно заскрипел в своём костюме от Армани – заодно и одежду я сделал на два размера меньше.  

– Вот ты и показал, кто ты есть…ты просто смешон…жалкий злобный клоун…не забывай, у меня есть возможность изгнать твоё вдохновение. Больше ни строчки не напишешь…  

– Ну, это же не вечно. – Сказал я самоуверенно, но сомнения всё же остались.  

– Не вечно, но долго. Пока ты будешь терять время в поисках музы, меня задействуют в другом произведении. Писателей на свете как... шпионов нерезаных! И тогда, твоя неоконченная писанина, гроша ломанного стоить не будет.  

– Ну, ладно-ладно… – я подумал, что действительно перегнул палку. – Чего же ты хочешь?  

– Во-первых, – убери усы и бороду. Во-вторых, – измени начало рассказа: я не хочу ехать на снегоходе два часа в одной сорочке! – Я же чуть гениталии не отморозил. А мои гениталии – это половина меня.  

– Ладно, замётано… что ещё?  

– Количество виски в коктейлях должно быть увеличено…  

– Ну нет, на это не рассчитывай! Я не хочу стать автором, который превратил Бонда в алкоголика!  

Тут вмешалась мисс Чопорли:  

– Джеймс, с кем это ты разговариваешь? Неужели с НИМ?  

– Да, дорогая. Он здесь… снизошёл так сказать.  

– Но я ничего не чувствую!  

– Это от неопытности. Если и дальше продолжишь гулять по страницам литературных произведений, – научишься находить контакт со своим автором.  

– А можно я с ним поздороваюсь?  

– Разумеется! Вежливость, – это неотъемлемая черта английских леди!  

Услышав последнюю реплику Бонда, я злорадно усмехнулся, и до того, как Мисс Чопорли обратилась ко мне, успел пробежаться по клавиатуре: «мисс Чопорли с детства увлекалась субкультурой гопников».  

– Салют парниша! Ты с какого района? Держи пятюню, чувак!! – подбоченясь гаркнула подруга Бонда.  

– Лего – скотина!!! – Завопил 007, – верни мне прежнюю Чопорли!!!  

– Да ладно, я пошутил – смиренно произнёс я, и очередным набором текста восстановил мисс Чопорли в её благородных правах, заодно подсунув Бонду одеяло для его поездки по Арктике.  

– Кстати, 007, – я не мог не упрекнуть его в заносчивости, – Мефистофель тоже был недоволен тем, что Гёте о нём написал. А Одиссей у Гомера и вовсе ни за что пережил все напасти. Но никто в профсоюз не жаловался…  

– Тогда не было профсоюзов! И последнее, – Бонд перешёл на шёпот – смени мне машину, иначе меня засмеют!  

– Не забывай, с кем тебе предстоит сражаться, – с сантехником! – едва сдерживая иронию, принялся я отстаивать свой выбор транспортного средства. – Ассенизатор может быть очень полезен. Неизвестно какую гадость замыслил Гротескус… Точнее, что я задумаю, чтобы он задумал.  

– Требую заменить!!! – сорвался на крик 007, я всё-таки с дамой!  

– Ладно, получай. – Я вновь пробежал по клавишам, и «Астон-Мартин» с интегрированной в салон оранжевой бочкой, в одно мгновение превратился в «Horch 12». – Отвечаешь головой – добавил я агенту её величества, лично сдашь в музей Вольфсбурга!  

– Это другое дело – произнёс Бонд, любуясь кабриолетом. Кстати, а как ты собирался доставить меня на «цветущий унитаз»? Ассенизатор, насколько я успел его изучить, не летал и не плавал.  

– Эту проблему я бы решил в своё время. В любом случае, поскольку ты отказался от замечательного «Астон-Мартина», то и на «хорьхе» тебе далеко не уехать. Покатай девушку по Лондону, а потом я вас обоих переброшу к месту назначения по воздуху. (Тут я злорадно усмехнулся про себя, – задумка подколоть Бонда за дерзость получит воплощение.  

Усадив мисс Чопорли в кабриолет, 007 уже совсем было собрался занять место водителя. Но не смог поднять ногу на ступеньку кузова.  

– Лего!! (Паяц убогий) – Я вынужден настаивать на придании моему костюму должного размера! (я с тобой ещё поквитаюсь) Надеюсь, моя просьба не поставит Вас в затруднение, Сэр??  

И зловеще сверкнув на меня глазами, Бонд деланно улыбнулся мисс Чопорли.  

– О, Джеймс, – ты обворожителен! – Ответила ему взглядом спутница.  

Я потерял интерес к дискуссии, и позёвывая, вернул Бонду его «Армани» приличного размера. Не забыв подсыпать в карман жареных семечек.  

 

ГЛАВА 7  

 

И вот, чтобы не тянуть с развязкой, автор – то есть я, поместил парочку наших героев в чрево летящего над океаном С-130.  

– Джеймс, куда мы летим? – спросила сидящая на контейнере с противогазами мисс Чопорли.  

– Наш разведывательный спутник, снабжённый детектором унитазов, засёк остров Гротескуса. К нему и направляемся. Десантирование через двадцать минут.  

– Какая высота?  

– Прыгнем с четырёх тысяч…  

Чтобы остаться незамеченными часовыми Гротескуса, Бонд и мисс Чопорли раскрыли парашюты практически у самой земли. Впрочем, 007 так долго проявлял учтивость, позволяя даме сделать это первой, что справедливости ради стоить уточнить, – свой парашют он раскрыл уже будучи на земле.  

С удовольствием отметив, что не разбился, агент Её Величества встал с мисс Чопорли, на которую упал, и, проверив исправность снаряжения, принялся тормошить пребывающую в обмороке спутницу. – «Наверное, кислородное голодание сказалось» – подумал Бонд  

Мисс Чопорли необходимо было привести в чувство. Сначала Джеймс решил прибегнуть к испытанному средству – подорвать динамит в декольте. Но едва он начал расстёгивать пуговицы на груди у прекрасной шпионки, как та незамедлительно влепила ему пощёчину, всё также оставаясь без сознания.  

– Надо придумать другой метод – поглаживая синеющую скулу подумал Бонд.  

Проверив рюкзак в поисках подходящего средства, 007 вынул оттуда баллон акваланга и, открыв редуктор, приложил загубник к носу Мисс Чопорли, интенсивно похлёстывая девушку ластами по щекам. Ласты ему всучил Кью перед самым вылетом.  

– Мудрый старик – подумал Бонд – знал наверняка, что пригодятся.  

После того, как Миссис Чопорли очнулась, они с Джеймсом выпили по чашке традиционного утреннего чая, сваренного на костре из парашютов. К чаю Бонд поймал в окрестных джунглях пару диких кабанов. Ибо, что это за чаепитие без жареной кабанятины? Перевод продукта просто! Беседуя с Эм в Британском музее, 007 забыл упомянуть, что среди его предков фигурировал небезызвестный Галльский герой и любитель кабанчиков Обеликс. За чаепитием вновь заговорили о деталях задания, – как будто больше не о чем им было говорить, да? Даже я – автор и то не одобряю со стороны Бонда такое пренебрежение к мисс Чопорли, как к женщине. Видимо кабанятина негативно влияет на либидо.  

Ну, в общем, во время их платонической беседы мисс Чопорли затронула тему специальных устройств борьбы:  

– Скажи Джеймс, что ты намереваешься использовать против Гротескуса, если это не секрет?  

– Ну, какие секреты могут быть между нами дорогая? Кью вставил мне в рот коронку с раскрывающимся детищем Луи Антуана – как он сам выразился. Проще говоря, с гильотиной! Сколько лет знаю Кью, но сам не думал, что он так радикально жесток.  

– А разве гильотина не изобретение Гильотена?  

– Нет, чертежи конструкции создал именно Луи Антуан, а Гильотен просто популяризировал уже готовый продукт. Так сказать внедрил технику в массы. До революции во Франции головы рубили только дворянам, а обычных людей вешали. Что вызывало справедливое возмущение, вылившееся в революцию.  

Гильотен уравнял в правах тех и других, – головы стали рубить всем подряд. Он так сказать, первым в мире уничтожил социальное неравенство. За что французы стали ему безумно благодарны, и, завершив революцию, разошлись по домам. Но, довольно разговоров! – Пять минут отдыха, и будем выдвигаться.  

 

Таким образом, плотно почаёвничав, и поболтав на лирические темы, наши герои отправились в путь. Сориентировавшись на местности, отважные агенты начали подниматься к цели своего задания, – белоснежному с ржавыми подтёками замку. Продираясь через заросли, то и дело цепляясь гранатомётами за лианы, Бонд и мисс Чопорли неожиданно вышли на широкое асфальтированное шоссе. Дорога вела прямо к замку.  

– Джеймс, давай продолжим по асфальту – воскликнула Чопорли.  

– Так мы обнаружим себя – возразил 007, – нам необходимо оставаться незамеченными.  

– Ну и чёрт с тобой! – стаскивая с себя прыгнувшую на неё незадолго до этого обезьяну, взвилась Мисс Чопорли – иди по зарослям, а я продолжу по трассе – только и успела произнести наша бесстрашная героиня, как была сбита болидом «формулы 1». Так как ни Бонд ни Чопорли не смотрели новости, они не могли знать, что Гротескус любезно предоставил свой остров для проведения очередного этапа знаменитых гонок.  

Бонд удивился тому, как быстро его спутница поймала такси. Но ещё больше удивился Шумахер за рулём своей Феррари, когда после очередного виража кокпит его машины накрыла соблазнительная фея. По мере того как Шумахер давил на газ, фея всё больше расплывалась по кабине, затрудняя и без того небольшой обзор.  

Но тут замигал датчик топлива, и многократный чемпион мира вынужден был заехать в «стойло» для заправки и смене колёс.  

Механики, обслуживающие Шумахера довели свои действия до идеального автоматизма, у них была одна программа – убрать старое и поставить новое, и всё это за 5 секунд. Поэтому когда «феррари», влетев на площадку, резко остановилась, механики не раздумывая сделали свою работу. И сделали они её, как водится совершенно идеально – убрали всё старое – колёса и Мисс Чопорли, и поставили новое – колёса и… тут как на беду, проходила процессия английской королевы, специально прибывшая на этот этап гонок «формулы 1».  

Не успели телохранители опомниться, как механики схватили в охапку бабушку Елизавету и водрузили её на «феррари». Диспетчер дал отмашку, и Михаэль рванул с места, тут же скрывшись в утренней дымке, и давая понять, что аэродинамически, королева была куда как более совершенна, чем предыдущая дама.  

Телохранители – те что поглупее, кинулись в догонку, совершенно безосновательно посчитав, что старушенцию увозят в Германию, и Великобритания лишится своего национального символа. Те же из охраны, кто был посмекалистее, незамедлительно ринулись на сайт «авито. ру» в поисках новой работы. Вакансий грузчиком в «пятёрочку» на всех могло не хватить.  

Когда венценосная бабушка унеслась с Шумахером в даль, мисс Чопорли до этого лежащая на лавочке у бензоколонки встала, и стряхнув с себя пыль, пошатываясь направилась к замку. Он был уже недалеко.  

 

После этого абзаца, многие читатели станут упрекать меня в сумбурности повествования, нестыковках и ляпсусах. Дескать, как королева Англии оказалась в логове террориста? Отвечаю, – я и сам удивлён, и никогда бы не поверил в эту историю, если бы мне её не рассказала сама Елизавета! Простите, но королевской особе я не осмеливаюсь не верить. В общем, я просто констатирую факт! К тому же в этом нет ничего невероятного. По сути, все короли, королевы, президенты и канцлеры с министрами – такие же террористы, как и все остальные. Разница заключается лишь в том, что – если перефразировать известный постулат Курта Тухольского, – действия террориста вызывают трагедию, а действия короля – статистику.  

Видимо Елизавета прибыла на остров для обмена опытом. Тогда у критиков моей сочинялки возникнет другой вопрос, – почему королева, отправляясь на «Цветущий унитаз», не захватила с собой Бонда – своего агента, заставив его, рискуя жизнью добираться до острова самостоятельно?  

Поясняю: в самолёте её величества, после погрузки всех пуфиков, корон, собачек и лакеев, не осталось свободного места.  

 

ГЛАВА 8  

 

Итак, мисс Чопорли, слегка помятая, но тем не менее всё также решительно настроенная на победу, подошла к подножию замка. Ворота, в которые упиралась дорога, пребывали в удручающем состоянии. С первого взгляда на ржавые стальные прутья, переплетённые высохшем плющом, было ясно, что этим входом уже давно никто не пользовался. Оставалось искать иной путь. И к счастью он был совсем рядом, – буквально в десяти шагах правее ворот. Ухоженная дубовая дверь в обрамлении мраморных блоков замка, так и приглашала войти. Была одна лишь загвоздка, – на двери, надраенной латунью сияла надпись: «ДЛЯ ПИСЕМ». Среди немалого количества добродетелей и качеств присущих мисс Чопорли, была в частности та самая, которая предписывала следовать инструкциям. Посему, наша прекрасная шпионка, не могла переступить порог, не имея при себе никакой располагающей к этому корреспонденции. Отступив от двери на пять шагов назад, мисс Чопорли увидела правее ещё одну дверь. Основание замка являло собой большую окружность, и поэтому, находясь у самого подножия, невозможно было сколько нибудь сносно обозреть стороны. Наша героиня направилась ко второй двери. На ней, мисс Чопорли тоже ждала разочаровывающая вывеска: «ДЛЯ АНОНИМОК». Славная дочь Туманного Альбиона, уже не раздумывала, куда ей идти. Десятью шагами правее надпись на очередной двери была более вызывающая: «ДЛЯ ГРАФОМАНОВ».  

– «Может в будущем…» – подумала мисс Чопорли, и уже целенаправленно отправилась дальше вправо. Двери сменялись дверьми, но непоколебимая в своей правоте шпионка, не встретила ни одну, которая бы позволила хоть намёком принять мисс Чопорли таковой, какой она была. Порядком устав, гордость Британии подошла к очередной двери и увидела: «ДЛЯ ТУПЫХ». Следующая дверь гласила: «ДЛЯ СОВСЕМ ТУПЫХ».  

Десятью шагами правее наша красавица прочла: «ДЛЯ АБСОЛЮТНО ТУПЫХ».  

Окончательно выбившись из сил, мисс Чопорли добрела до следующей двери.  

Та гласила: «ЛАДНО, ВХОДИТЕ МИСС ЧОПОРЛИ». Пискнув от счастья, мужественная дева толкнула дверь, и потеряла сознание.  

Она очнулась лёжа на кушетке в небольшой чистой комнате. Входная дверь была заперта.  

– Я – пленница! – Уяснила для себя мисс Чопорли. – Надеюсь, что Джеймс ещё на свободе!  

 

Если прекрасная шпионка вспомнила о своём партнёре, нам тоже следует вернуться к его похождениям. Расставшись с мисс Чопорли у шоссе, Бонд продолжил свой путь через джунгли. Что существенно задержало его продвижение. Поэтому и к замку он вышел значительно позже, чем его спутница, – часа через четыре после чаепития. Но, по удивительному стечению обстоятельств, к тому же самому месту. Обнаружив на двери надпись «ДЛЯ ПИСЕМ». Бонд поступил также логично, как и его подруга, но совершенно противоположно.  

В этом заключается великий парадокс отличия мужчин от женщин. И те и другие воспринимают обстоятельства в полной адекватности. И казалось бы их действия должны быть идентичны. В действительности, это не так. Если мисс Чопорли, желая соответствовать условиям доступа в замок, упорно искала подходящую дверь, 007 поступил иначе. Резонно заметив, что доступ в первую дверь был позволен только письмам, Бонд приступил к делу. Раскрыв свой ранец, агент Её Величества извлёк оттуда альбом для рисования, мини-субмарину и полотенцесушитель. Склеив листы бумаги в большую простыню, Бонд тут же облачился в неё, предварительно написав спереди: «КОМУ» и «КУДА». Затем, покрикивая: «Я, – ПИСЬМО, Я, – ПИСЬМО!!» он начал бегать перед дверью. Надо отдать должное Джеймсу, – его решение проблемы оказалось более эффективным, чем у мисс Чопорли. Над дверью открылось окно, и какой-то тощий мужик, высунувшись, спросил:  

– От кого письмо?  

– Отправитель неуказан! – ответствовал ему 007.  

– Понятно, анонимка… В следующую дверь! – рявкнул мужик и окно захлопнулось.  

Бонд, начиная нервничать, поплёлся к следующему входу. Дверь «ДЛЯ АНОНИМОК» казалось, была просто создана, чтобы впустить Бонда. 007, не теряя времени начал барабанить в дубовые доски, горланя: «Я – АНОНИМКА! ».  

Дверь открылась. На пороге появился другой, но такой же тощий вахтёр, и пережёвывая зубочистку спросил:  

– На какую тему?  

– Заговор против Магистра Гротескуса! – проорал Бонд.  

– Понятно… В сле… но докончить фразу он не успел. Ибо 007 вдруг вспомнил, что он Секретный агент Её величества, и мощным ударом в живот вахтёра, заставил того сложившись пополам, проглотить зубочистку.  

Не стоит обвинять Джеймса в жестокости. Виной его нетерпению была элементарная нужда. Да-да, – суперагенты тоже регулярно ходят в туалет. Джеймс терпел уже пару часов, а сходить в кустики ему не позволяло воспитание джентльмена. Но, видя перед собой здание замка, 007 был уверен, что там он обязательно найдёт подходящий санузел.  

Как легкомысленны бывают авторы, в чьих работах главные герои регулярно питаясь, совершают в течение долгого времени титанические подвиги, головокружительные путешествия, ставят рекорды и колонизируют планеты, но никогда не изъявляют желания облегчиться от бремени насущного. Наверное, у них в желудках находится мега компрессор по синтезированию сверхплотного вещества.  

Отыскав в помещении, находящимся за дверью, то, что искал, и сделав своё дело, Бонд почувствовал себя заново рождённым. И как новорожденный, легко и беззаботно, посвистывая, отправился гулять по замку. Зная наверняка, что у Гротескуса, все коридоры ведут туда, где Бонда будут ждать. Так оно и случилось.  

 

 

ГЛАВА 9  

 

Толкнув очередную дверь, 007 попал в просторную круглую залу с возвышающимися тут и там, под купольным потолком скульптурами. В дальнем конце залы, купол, ниспадая, переходил в выгнутый полумесяцем балкон.  

– Да это же сам Джеймс Бонд! – раздалось с балкона. – Польщён, в высшей степени польщён, что Вы лично прибыли в мою скромную обитель. Однако я не помню, чтобы отправлял Вам приглашение! Учитывая Ваш непредсказуемый характер, я присоединюсь к вам, как только вы передадите ваш «вальтер» моим сотрудникам. Не советую проказничать, – ваша жизнь, равно как и жизнь вашей спутницы висит на волоске.  

– Рад, что Вы успели познакомиться с мисс Чопорли, это избавляет меня от утомительной церемонии презентации. – Бонд спокойно вынул пистолет, и с достоинством отдал его появившимся из-за скульптуры Родена «мыслитель на унитазе», двум девушкам. Сотрудники, а точнее сотрудницы Гротескуса понравились Бонду. Новая модель комбинезона для сантехников-девушек, открывала широкие возможности для изучения строения женского тела. Созданный для максимального комфорта во время работы, комбинезон этот представлял собой кружевное бикини, с подвешенными к бедренному ремню ключами, щётками, и тюбиками с герметиком.  

 

– Ваша заинтересованность женским полом, подчёркивает ваше латентное желание стать сантехником. Я чувствую, у вас есть потенциал. – Промолвил Гротескус, появляясь перед Бондом. Это был высокий, широкоплечий человек с ничего не выражающим лицом и блестящей лысиной. Он был облачён в просторное сочетание балахона, тоги, плаща и мантии. Под складками которой угадывались хорошо развитые мышцы. – Присаживайтесь господин шпион! – Гротескус указал Бонду на ряд кресел, перед массивной, украшенной кафедрой. Украшения представляли собой изображённые пятистопным акаталектическим ямбом, смесители и батареи отопления.  

Вы представляете себе подобную картину, уважаемые читатели? Я лично нет. Но тем не менее Бонд её видел.  

Заняв место за возвышением, Гротескус проследил, чтобы по бокам от агента Её Величества устроилась пара флегматичных сантехников, и, продолжая обращаться к Бонду, начал речь.  

– Вам, уважаемый 007, выпала великая честь быть принятым в священную ложу повелителей человеческой цивилизации. Если вы не будете сопротивляться снизошедшему на вас счастью, таинство сие пройдёт для вас безболезненно. Если же груз греховных сомнений не позволит вам сразу вкусить божественное благословение, придётся вас немного помучить. Выбор за вами. Сначала, я прочту вам поучительную лекцию, цель которой, – помочь вам отвергнуть недостойные сомнения в праведности нашей ложи и истинности её пути.  

На протяжении веков мы вынуждены были скрывать своё божественное предназначение. Мы скрывались, давая на съедение оголтелым поглотителям сенсаций, то общества свободных каменщиков, то ткачей, то менеджеров.  

Все они пали жертвами вашего мещанства, даже не подозревая, что только скрывали своим существованием истинных властителей – сантехников!  

Я предпочитаю произносить этот термин именно на русском языке 007!  

Что значит мастер водопровода и канализации на французском, английском или немецком? Ерунда, пустышка. Ни китайский, ни арабский, никакой другой язык не дают полного и всеобъемлющего представления о нашей избранности!  

Только русский язык напрямую указывает на это.  

С античных времён приставка «Сан» означала непорочную святость!  

Сан-Себастьян, Сан-Франциско, Санкт-Петербург.  

Сан-техник, – святой техник, – оплот и кормилец цивилизации!  

Вы спросите меня, 007, как я постиг истину? Причина в моём образовании. Когда я поступал в Оксфорд, обучение там проводилось только по специальностям, начинающимся на букву, которая выпала в лотерейном розыгрыше. В моём случае это была буква «С». Но я опоздал. И на все престижные факультеты – сутенёров, стриптизёров, сектантов, серийных солитёров – мест уже не было. Оставалось место сантехника.  

 

Бонду надоело слушать бредни оксфордского лауреата, и он, выждав момент, когда Гротескус прервал речь для того, чтобы выпить глоток джина (обоняние у Бонда было – будь здоров! ) опустил левую руку к подошве своей соответствующей туфли, и, повернув каблук вокруг своей оси, выхватил из потайной ниши трубный ключ. Что с ним делать дальше Бонд не знал. А инструкции Кью были утеряны. Приняв как факт, что это должно быть оружие, 007 прицелился, как мог, и стал закручивать находящуюся на ключе гайку.  

Если Вы представляете, как выглядел целящийся из трубного ключа Бонд, Вы поймёте без сомнения, почему рассмеялся Гротескус и остальные сантехники.  

– Дорогой Бонд, – задыхаясь от хохота произнёс Гротескус, – не беспокойтесь, уже скоро мы научим Вас пользоваться этим инструментом правильно. А пока, учитывая, что моя лекция не приблизила вас к постижению истины, мои адепты, изъяв неуместный ключ, тщательно вас обыщут, и немного побьют – ничего личного, – просто для стимуляции уверования.  

И Бонда действительно побили – не так, что бы уж совсем больно, – именно столько, сколько я – автор, счёл нужным в расплату, за предъявленные ко мне Бондом ранее претензии.  

– Что нибудь нашли при обыске? – спросил Гротескус своих помощников.  

– Ничего опасного, Ваше сантехвеличество! – в подошве правой туфли – зубная щётка, в карманах, – 28 презервативов, баночка яблочного пюре «Агуша», небольшая книга и надувная подушка. В поясном ремне – алмазная пила, – изъята.  

Принимая во внимание, что лекцией Бонда не проймёшь, и для обращения шпиона в неофита требуется более радикальное средство, Гротескус приготовил флягу с «кротом». Обычно, вкусив данный напиток, любой сомневающийся тут же начинал верить, и вдобавок, у него проявлялись литературные и музыкальные способности.  

Из соседнего помещения, где проходил обыск и мордобой, Бонда привели обратно в залу, и оставили одного в центре пространства.  

Впрочем, ради объективности, надо уточнить, что 007 был не один. С ним были, – Нестерпимая Злоба за порванный костюм, Неукротимая Ярость за испорченный выходной, и Уверенность в Неотвратимости Наказания злодея.  

Бонд стоял, готовый пустить в ход своё последнее оружие. Гротескус вышел из-за скульптуры «Лаокоон в душе», и направился к агенту Её Величества.  

 

Вот наконец, лицом к лицу с врагом всего человечества! Как долго 007 ждал этого момента! Как стремился к нему. Все свои силы и разум задействовал 007, чтобы состоялась эта финальная встреча…  

Хотя… зачем я вру-то? А затем, что Вы уважаемые читатели мне верите, – вот зачем!  

На самом деле, и в этом Вы должны со мной согласиться, зачем Бонду было мечтать о решении каких-то гипотетических проблем с властелином канализации?  

Я убеждён, что в этот самый момент сам Бонд поливает меня – жестокого и циничного автора его злоключений, самыми отборными ругательствами на шотландском, креольском и вьетнамском диалектах.  

Как нормальный и здоровый мужчина, агент Её Величества, никогда и подумать не мог о столь отвратительной ситуации. Не то, что бы о ней мечтать!  

На самом деле, Бонд мечтал о своём белом рояле с грудой орехов. О страстной соседке, с которой он возлежал бы на медвежьей шкуре у камина, потягивая водку-мартини и рассказывая анекдоты о Шерлоке Холмсе. Он мечтал, что СМС, отрывающая его от лобызаний с прекрасной девой, сообщает ему не о том, что пора отправляться на очередное задание в жерло вулкана, а доводит до его сведения факт перечисления на его счёт пары миллионов фунтов стерлингов – премия за признание его – Джеймса Бонда Культурным Наследием ЮНЕСКО.  

Вместо этого, 007, оборванный и избитый, стоял лицом к лицу с Гротескусом, в ожидании развязки.  

(это хорошо, что я подзадорил и разозлил Бонда своим лирическим отступлением. – Больше шансов, что он – взбешённый, изыщет скрытые физические и интеллектуальные возможности, и одержит победу над властелином сифонов и владыкой смесителей. Согласен, это запрещённый приём! Но, в качестве компенсации, я, – если всё закончится хорошо, обещаю отправить Джеймса на месячный отдых в женский монастырь, в качестве исповедника).  

 

Да, на свете есть более привлекательные вещи, чем финальная драка с антагонистом. Но, – с жанром повествования не поспоришь – надо подчиняться. Опять таки, – долг перед Британией и её величеством. Рассуждая так, Бонд не мог и представить, что символ всемогущей монархии, блистательная Елизавета, унеслась с Шумахером на горнолыжный курорт.  

Но вернёмся к повествованию – всё решится вот-вот!!!  

Итак – лицом к лицу! Но что Бонд мог предпринять? Порядком избитый, лишённый пистолета и разводного ключа, он стоял перед Гротескусом в подранном костюме, и пошатывался. Однако пошатывался 007 очень спокойно, и это немного насторожило магистра сантехники, он был наслышан о репутации агента Её Величества, как о невероятно изворотливом противнике.  

Гротескус медленно и величественно взял флакон с «кротом», и не без опасения направился к Бонду, намереваясь напоив Джеймса бодрящей жидкостью, привлечь его в стан своих адептов.  

 

Их отделяло пять метров…  

Четыре…  

Три…  

– Рано, ещё рано… – подумал 007.  

Два метра…  

Гротескус приготовился сделать следующий шаг. Шаг, который навсегда превратил бы  

Бонда в безвольного сантехника. В этот самый момент, 007 с силой надавил языком себе на нёбо.  

Спрятанный в зубной коронке смертоносный механизм сработал идеально.  

Бонд убивал только из необходимости, будучи убеждённым, что поступает гуманно и благородно. Он не был кровожадным маньяком, получающим удовольствие от созерцания израненных тел. Поэтому, почувствовав, как лезвие гильотины устремилось из его зуба к голове Гротескуса, и, не желая видеть кровавую вакханалию, Джеймс смиренно закрыл глаза…  

Что произошло потом, в докладе перед служебной комиссией по разбору операции, рассказала мисс Чопорли. Её привели за несколько секунд до описываемых событий. Находясь в заточении у Гротескуса, помощница Бонда, от безделья просматривала находящийся в её комнате томик «История проведения сантехнических работ с античности до наших дней», за авторством академика Н. Е. Путеводного. Книга так ей понравилась, что она, как говориться уверовала, и была готова отдаться душой и телом служению новой религии. И только самосознание подданной Её Величества, у которой было своё представление о роли королевской семьи в мировой канализации, оградило её от рокового шага. Однако, изучая брошюру, мисс Чопорли натолкнулась на один важнейший факт, незнание которого могло самым неожиданным образом помешать Бонду в его планах по свержению Гротескуса. Но тут за ней пришли, – Магистр канализации пожелал, чтобы спутница Бонда присутствовала при его экзекуции.  

 

– Как только меня ввели в зал, я увидела, что к Бонду начал приближаться высокий лысый здоровяк, облачённый в вечернее женское платье по моде 80-тых годов… ну такое, знаете с рюшечками! И с широкими рукавами. И на подоле вышиты…  

– Ближе к делу мисс Чопорли. Прошу Вас.  

– Да, конечно. Уже позже я узнала, что это был сам великий магистр ложи сантехников Гротескус. Так вот, когда дистанция между ними сократилась до двух метров, этот самый Гротескус начал откручивать крышку находящегося у него в руках флакона. В то же мгновение, по чёткому щелчку, донёсшемуся изо рта Джеймса, я поняла, что 007 активировал оружие. Я только и успела крикнуть: «Будь осторожен Джеймс, там не гильотина»! Но, было поздно. Его рот раскрылся, и из него на телескопической ручке вылетел большой, красивый, оранжевый вантуз!!!  

– Вантуз?  

– Да вантуз. Именно это имел ввиду Кью, когда сказал Бонду про «детище Луи Антуана». Ибо этот француз и был его изобретателем. В книге «История сантехники…» которую я прочла, будучи запертой в комнате, эта информация была одной из важнейших. К тому же логично было бы предположить, что для борьбы с магистром сантехников, Кью предложит их же оружие.  

– Что было дальше?  

 

А дальше было вот что:  

 

Из-за того, что Гротескус в момент откручивания крышки слегка пригнул голову, вантуз вонзился прямо в центр его сияющей лысины. Вонзился и накрепко присосался.  

Возвратно поступательный механизм оружия пришёл в действие. Учитывая, что по законам физики, более лёгкое тело притягивается к более массивному, 007 следуя за сокращением пружины, устремился своим ртом к голове Гротескуса. Ноги его при этом болтались в воздухе. Пружина распрямилась, и Бонд вновь отлетел назад. Потом опять вперёд, и снова назад. Гротескус, не понимая, что происходит орал, как умеют орать сантехники. Наблюдая со стороны, можно было принять происходящее за сцену покаяния, когда отец лобызает голову беспутного, но осознавшего свою вину, плачущего сына.  

Но разница потенциалов всё же не могла не сказаться. Фундамент коронки дал слабину, и новый зуб Бонда вылетел со своего места. Между тем действие механизма продолжалось. А учитывая, что Гротескус распрямился во весь свой огромный рост, это вызвало поистине жуткое зрелище. Вантуз крепко сидел на его лысине, другой же конец пружины продолжал совершать обратно поступательные движения. Со стороны было похоже, что на голове Магистра Сантехники кто-то отплясывал «казачок».  

Всё окружение Гротескуса, включая камердинеров, телохранительниц, глашатаев и бухгалтеров с восхищением созерцало представление.  

Только сам Гротескус его не оценил. Он поставил на пол флягу с «кротом», схватил обеими руками брыкающийся механизм, и со смачным «чппокк» оторвав его от лысины, переломил пополам и отшвырнул в сторону. Затем подошёл к недоумевающему Бонду, и влепил ему хорошую затрещину.  

007 грохнулся навзничь. И из его кармана выскользнула небольшая, в дорогом переплёте книга. Гротескус медленно нагнулся и поднял её. При взгляде на обложку его глаза стали расширяться, а нижняя челюсть отвисла. На переплёте большими золотыми буквами было выгравировано: « Арчибальд Фекалис» и ниже: « Полное собрание сочинений» Трясущимися руками Гротескус открыл книгу, и на первой же странице прочёл, – «Страдания молодой какашки. Трагедия в девятнадцати действиях с прологом и эпилогом».  

– Это… Это… Что это?.. Это… это же мои стихи!? Как, как такое возможно? – обратил он взгляд на приходящего в себя Бонда.  

– Да, Гротескус, Вы знамениты на весь мир.  

– Насколько, Насколько знаменит?!! – срывающимся голосом бормотал Гротескус.  

– Очень, чрезвычайно! Книги ваших произведений издаются и переиздаются, расходятся гигантскими тиражами.  

Покровитель сантехников, не веря услышанному, открыл последнюю страницу. На ней было указано: «100 миллионов экземпляров».  

– Вами восхищается вся планета!.. а Вы… хотите лишить ваших поклонников канализации и отопления с водопроводом!  

– Но я не знал, даже не предполагал… что же Вы молчали, Бонд? Бондик! Бондюля! Дорогой Вы мой! Бондюсенька, Бондюэльчик! Это же всё меняет! Моё творчество признано планетой! О боже! – Какое счастье!! Это невероятно!!! – Гротескус вознёс руки к небу и вопил от восторга. – Это…это выше моих сил!!!! Мне дурно!.. ах… я задыхаюсь… Его лицо покраснело, он судорожно рванул ворот своей мантии, затем схватился за сердце и упал навзничь.  

 

Что там случилось? – это я, – автор вопрошаю самого себя.  

Он что, – умер?  

Да, чёрт бы его побрал! Умер. Гротескус умер!  

Правда-правда!  

Какая подлость с его стороны!  

Я в шоке!!!  

 

ТАЙМ-АУТ 2  

 

 

Я, как автор и сам удивлён такому происшествию, как смерть Гротескуса.. У меня были на его счёт совершенно другие планы. Кто бы мог предположить, что у здоровяка, с литературными задатками и чувством юмора, окажется слабое сердце? При кастинге на роль главного злодея, я по неопытности пренебрёг обязательной для таких случаев кардиограммой. В тоже время, это происшествие, сильно меня настораживает. Если литературные персонажи, вместо того, чтобы в строгости следовать предписанию, вышедшему из под пера автора, начнут заниматься отсебятиной, расшатывая общую дисциплину остальных героев, то куда мы придём? Если Гротескус, ставя меня, – автора, в идиотское положение, совершенно эгоистично откинул копыта, то остальные, глядя на его самоприобретённую свободу выбора, ещё начнут размножаться без моего ведома и позволения. Представляете, во что это может в конечном итоге вылиться? Они сами начнут писать книги, где будут подвергать своих же авторов всем злоключениям.  

Учитывая, что тут собрались авторы – ЛЮБИТЕЛИ, которым по определению невозможно организовать свой ПРОФсоюз, который смог бы их защитить от произвола литературных персонажей, предлагаю обратиться за помощью сразу в ООН. Вношу предложение, законодательно запретить литературным персонажам подвергать нападкам своих авторов. Напишите, уважаемые собратья по перу, что Вы об этом думаете! А мне нужно как то выкручиваться из такой критической ситуации! Что ж, попытаюсь…  

Итак, –  

 

ГЛАВА ПОСЛЕДНЯЯ, – ОЧЕНЬ КОРОТКАЯ  

 

Бонд было кинулся делать Гротескусу искусственное дыхание, – поскольку не привык убивать людей радостью. Но, поняв, что это бесполезно, сплюнул, и попросил у герольда уже покойного Магистра канализации телефон, чтобы позвонить в книгу рекордов Гиннеса с заявкой на самое гуманное убийство. Убедившись, что глава их ложи скоропостижно скончался, сантехники, занимающие должности камердинеров, телохранительниц, поваров, скрипачей, лётчиков, дизайнеров, хирургов, и даже собственно сантехников, почтили его память троекратным «Гип-Гип-Ура».  

Простим им эту импровизацию, Так, как Гротескус умер первый раз, никто из его окружения даже предположить не мог, как следует отметить столь знаменательное событие, и что полагается в таких случаях кричать. «ГИП-ГИП УРА» – вырвалось спонтанно, но единодушно.  

007, который предстал перед комиссией по расследованию операции вслед за мисс Чопорли, поведал окончание этой эпопеи.  

– Всё закончилось вполне себе буднично, – в течении двух – трёх часов после придания тела Гротескуса волнам океана, все члены ложи сантехников, покинули остров и разбрелись по миру. Мы с мисс Чопорли, которая показала себя в ходе операции с самой замечательной стороны, привели в транспортное состояние дирижабль, находящийся в её каблуке, и отбыли в направлении Лондона.  

– Нас интересует не это, 007! Поясните, что это была за книга, и как она у вас оказалась!  

– Всё очень просто сэр! Ещё в период подготовки операции, я понял, что все сантехники, – люди крайне чувствительные и эмоциональные. И на случай, если наш основной план не сработал бы, я подготовил запасной вариант. Если помните, после нашего брифинга в ресторане, я, забрав у Эм флешку с виршами Гротескуса, отправился в издательство моего знакомого редактора. Состряпать один экземпляр любой книги занимает не более получаса, подключив всех специалистов типографии разумеется. Так появился тот чудесный томик в «сто миллионов экземпляров». В результате, тщеславие оказалось более смертельным, чем несостоявшаяся гильотина.  

– Прекрасно 007, Ваш метод войдёт в учебники!  

– Выражая Вам благодарность, Сэр, за столь высокую оценку моих скромных способностей, не могу не уточнить, что при использовании этого метода в будущем, необходимо быть абсолютно уверенным, – действуем ли мы против ХУДОЖНИКА в образе сантехника, или против САНТЕХНИКА в образе художника.  

 

ЭПИЛОГ  

 

По набережной Темзы, под серым дождливым небом Лондона прогуливались Эм и Бонд.  

– Знаете новости, 007? Во-первых, – у нас новый начальник! Бывший глава МИД проходит лечение у психиатра. Одержим мыслью о наличии афроамериканцев в чёрной икре. Жаль старика, – я с ним знаком с детства. Мы вместе основали «клуб анонимных овсянкоголиков». Второе, – Британская экспозиция Британского же музея пополнилась третьим экспонатом: туфельками мисс Чопорли. В третьих, – вышла в свет книга – уже ставшая бестселлером кстати, – нет-нет, не Гротескуса. Книга называется «Как я сражался с МИ-6». Автор, – некто Соломон-ибн-Лимпопо. Вы знаете что либо об этом человеке?  

– Первый раз слышу. Не обращайте внимания, Эм, – мало ли на свете фантазёров.  

– Ну, что же, 007, желаю приятно провести отпуск. Где собираетесь отдыхать?  

– Я не могу позволить себе такую роскошь как отдых, Эм, – многочисленная паства ждёт меня для исповедования. – Произнёс Джеймс Бонд, и пытливо посмотрел на меня, – автора!  

 

 

| 135 | 5 / 5 (голосов: 9) | 01:29 08.04.2021

Комментарии

Lego00:42 15.04.2021
sdobin, да, гены поручика Ржевского сильны как никогда!)) и прежде и после, спасибо за замечание и отзыв!
Sdobin22:38 14.04.2021
После всего, Бонд оставался всё-таки джентльменом
Прежде всего?)
Lego12:30 14.04.2021
kissblack, Спасибо за понимание и отзыв!
Kissblack12:07 14.04.2021
Прекрасно, лёгкое, веселое произведение!
Lego01:14 11.04.2021
mamatoma48, Большое спасибо за тёплый отзыв. Начинаю думать, что не такой уж я никудышный писака))
Mamatoma4819:18 10.04.2021
Если честно , то такого изящного юмора не ожидала ! Вы большой талант и преемник великих юмористов ! Спасибо ! Буду перечитывать , как произведение, из золотого фонда литературы !
Lego23:46 09.04.2021
mamatoma48, значит, я не напрасно по клавишам стучал)) рад, если понравилось! спасибо за отзыв!
Mamatoma4819:04 09.04.2021
Мои ожидания оправдались : читаю и весело хохочу ! Спасибо , что вернулись !
Lego16:27 09.04.2021
elver622017, Большое спасибо за отзыв, юмор честно говоря примитивный, но к тому обязывал сюжет))
Сегодня в новостях сообщили, что скончался супруг королевы Елизаветы. наверное прочёл мою сочинялку, и приревновал к Шумахеру. Теперь Английское правосудие на меня дело возбудит, за агрессивные действия против королевской семьи.
Elver62201711:37 09.04.2021
Прочитал ВАШ интересный и даже весёленький рассказ! Всё хорошо и понятно написано! Приятно было читать! Спасибо ВАМ!

Книги автора

Рыболовно-юридическая поэма
Автор: Lego
Рассказ / Проза
Зарисовка о рыбалке... Впрочем нет, о рыбаке.
01:10 13.04.2021 | 5 / 5 (голосов: 5)

Как докатиться до писательства
Автор: Lego
Эссэ / Проза
Аннотация отсутствует
Теги: графомания как она есть!
19:25 05.04.2021 | 4.83 / 5 (голосов: 6)

государственная мифология
Автор: Lego
Эссэ / История Публицистика
Аннотация отсутствует
16:19 06.06.2020 | 5 / 5 (голосов: 10)

Биография напитка
Автор: Lego
Очерк / Лирика Проза
Аннотация отсутствует
11:13 01.05.2020 | 4.96 / 5 (голосов: 26)

комплекс аполлона
Автор: Lego
Очерк / Критика
Аннотация отсутствует
13:44 24.04.2020 | 5 / 5 (голосов: 16)

Здравствуй психоз! Добро пожаловать истерия!!
Автор: Lego
Очерк / Политика Проза Публицистика События
Про это уже писали? Ну вот ещё немного.
Теги: кого забодает корова-вирус...
15:50 28.03.2020 | 4.93 / 5 (голосов: 33)

СЛАБОСТИ
Автор: Lego
Очерк / Лирика События
Аннотация отсутствует
00:16 24.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 23)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.