Режим чтения

ИЗРАНЕННОЕ БОЛЬЮ СЕРДЦЕ САМОЗВАНЦА

Роман / Альтернатива, История, Любовный роман, Эротика
история любви Григория Отрепьева и царевны Ксении Годуновой. Она начинается с 1603 года, когда прекрасная, юная и чистая, как утренняя роса, девушка, узнав от властолюбивой матери о том, что та собирается насильно выдать её замуж за знатного датского герцога, сбегает из отчего дома и, попав в плен к сподвижникам Лжедмитрия, приносится ему в дар, как трофей, после чего, между молодыми людьми вспыхивает головокружительная страстная любовь. Смогут ли они быть вместе и уцелеть в жестокой кровопролитной борьбе за русский трон?
Теги: любовь борьба за трон самозванство на Руси царская корона

1 глава.

1601-1602 гг.  

Из-за того, что на Руси стояли неурожайными два лета подряд, начался сильный голод, в ходе которого погибло очень много людей. Начались бунты и недовольства политикой, ныне правящего Царя по имени Борис Годунов, поддерживаемые боярами, пустившими слух, что истинный Царевич Дмитрий не погиб пятнадцать лет тому назад в Угличе, а чудом спасся и набирает войско где-то под Польшей, поддерживаемый римским папой с ходатайства панов Мнишек и многих других.  

Этим, якобы чудом спасшимся, царевичем являлся никто иной, как беглый послушник Григорий Отрепьев, юноша двадцати трёх лет, обладающий приятной внешностью, цепким умом и изворотливым характером, но по натуре скромный и романтичный. Вот только слух о нём, как о, якобы царевиче Дмитрии, пустили именно паны Мнишек, а Московские бояре проглотили эту наживку. На самом, же деле, сам светловолосый юноша ещё находился в усадьбе своей невесты панны Марины, в которую был безумно влюблён, но не получал взаимности из-за того, что ей не нужна была его любовь с заботой и обожанием, она хотела стать русской царицей и поставила перед ним это авантюрное, не говоря уже о том, что опасное условие, для выполнения которого ему придётся рискнуть своей жизнью и при неудаче даже, возможно принять жестокую смерть.  

Только властолюбивой красавице панне было абсолютно всё равно.  

1603г.  

Речь Посполитая.  

Усадьба Мнишеков.  

Так и в этот тёплый солнечный летний день, когда темноволосая семнадцатилетняя сероглазая девушка сидела в гостевой, выполненной в ярких зелёных и красных тонах с преобладанием золотых канделябров, бра и лепнины, увлечённо читая, выбранный ею ранее приключенческий роман о доблестных рыцарях с их прекрасными дамами, мечтая о том, чтобы её непутёвый слюнтяй жених Григорий, наконец, решился свершить для неё отважный подвиг в виде захвата престола Российского и дарованию ей титула царицы. Только юноша не торопился рискнуть собой, хотя и все его сторонники, благодаря стараниям будущего тестя, пана Юрия Мнишека, уже собирали войска и готовились к военному походу на Москву. Он осознавал весь риск и не хотел подвергать свою жизнь опасности, что ужасно злило его дражайшую невесту, из-за чего из её соблазнительной груди вырвался тяжёлый вздох, не укрывшийся от музыкального слуха, вышедшего к ней, одетого в парчу и бархат синего цвета, жениха.  

Стеснительный юноша не торопился приблизится к строптивой избраннице, прекрасно понимая, что он совсем не люб ей, что приносило ему невыносимую душевную боль, да и он сам относился к ней никак иначе, как к иконе, на которую хотелось молиться, восторгаться и восхвалять, ведь она очень знатная светская особа, а кто он? сбежавший из монастыря монах, авантюрист, ищущий опасных приключений на свою голову, бродяга, но ищущий себя в жизни, который никогда не был ни в кого влюблён из-за того, что всю жизнь провёл в монастыре, усердно молясь Господу Богу и соблюдая все возможные посты, в строжайших условиях и, лишённый всего, что могло принести душевную радость и счастье. И вот, он, гонимый какими-то своими непонятными демонами, оказался здесь, под покровительством знатных польских панов Мнишеков, назвавшись именем покойного царевича Дмитрия и играющий свою, весьма опасную, но такую захватывающую, роль, которая, обязательно приведёт его: либо на русский трон, либо на плаху, либо обратно в монастырь, но, как говорится в народе: «Раз уж прозвался груздем—полезай в кузов! ». Понимая это, юноша печально вздохнул и, наконец, собравшись с мыслями, вышел из тени и подошёл к невесте.  

Она наградила его взглядом, полного безразличия с оттенком нескрываемой раздражительности, после чего продолжила читать книгу, бросив ему небрежно, как бы обдавая парня ледяным дуновением, от чего ему стало не по себе и заставило поёжиться:  

–-Уходи, Григорий! Я не намерена с тобой разговаривать!  

Эти её слова больно задели несчастного влюблённого юношу, в связи с чем, он печально опустил голубые глаза, в которых уже блестели предательские слёзы и, весь поникший, направился к выходу из гостевой, провожаемый взглядом Марины, полным огромного ледяного безразличия. Она лишь удивлённо пожала изящными плечами и, грациозно поднявшись с, обитого светлой парчой, кресла, расправила, внезапно образовавшиеся на пышной юбке парчового бледно-мятного платья с преобладанием серебристых гипюра и шёлка платья, складки, посмотрела ему в след, ничего не понимающим, взглядом, в котором отчётливо читалось огромное недоумение, ведь она ожидала того, что жених начнёт, вновь к ней лезть с лестными одами, сопровождаемыми мечтательными вздохами, но она оказалась глубоко разочарована, ведь парень, хотя ему и стало невыносимо больно на хрупкой, словно горный хрусталь, трепетной душе от её ледяного безразличия, но он вида, в этот раз, не подал.  

 

Григорий, а отныне Царевич Дмитрий не подал невесте вида, что ему больно и не стал перед ней унижаться умышленно, ведь теперь он решил больше не быть тем бесхарактерным слюнтяем, каковым панна Марина привыкла его считать. Теперь он заставит её его уважать, но для этого ему необходимо отвечать ей взаимным безразличием, ведь будущему русскому Царю необходимо любить прежде всего себя и никому не позволять относится к нему, как к тряпке и мямле. Раз так, то юноша начнёт с перевоспитания и укрощения строптивой панны, в связи с чем, воодушевлённый этими радушными мудрыми мыслями, он сам того не заметил, как вышел в, залитый яркими солнечными лучами, роскошный сад и, погружённый в радушную задумчивость, отразившуюся на его красивом лице в виде загадочной улыбки, пошёл по розовой аллее, наслаждаясь тихим пением птиц, благо погода способствовала прогулке, во время которой юноша, не спеша приблизился к небольшой ажурной мраморной беседке, где его, весьма влиятельный покровитель тихо беседовал с кем-то из своих шпионов, докладывающим ему о состоянии в Московском Государстве, а оно было плачевным, вернее даже катастрофическим, да и народ уже находился на грани бунта с государственным переворотом, что искренне радовало пана Юрия, ведь обстановка на Руси складывалась, как нельзя кстати и её царский трон шёл прямо к ним в руки, но торопиться с выходом вместе с престолонаследником в поход, ещё было слишком рано. Необходимо ещё сильнее накалить обстановку, да и сам его юный подопечный ещё только начал воспитывать в себе будущего царя, о чём и продолжил разговор с верным шпионом, тем-самым, отдавая ему необходимые распоряжения вместе с рекомендациями. Тот внимательно вслушивался в каждое слово своего господина и понимающе кивал, пока не замечая, стоявшего немного в стороне от них царевича, тоже, не особо рвущегося, принять участие в их беседе, вернее такого было решение пана Юрия, считавшего, что парню ещё рано вникать в подготовительные дела. Пусть он лучше личной жизнью занимается и укрощает его дочь Марину, а то девчонка совсем от рук отбилась, из-за завышенного самолюбия.  

Московия.  

Царский дворец.  

А тем временем, одетая в простенькое светлое платьице, прекрасная шестнадцатилетняя черноволосая царевна Ксения, прекрасно осведомлённая о плачевном состоянии в столице русского государства, занималась благотворительными делами. В этом ей помогали её друзья и верные слуги, выступающие для неё ещё и, как охрана, что не мешало юной девушке внимательно вслушиваться в разговоры горожан, обсуждающих политику её горячо любимого отца, Царя Бориса, конечно, все они были, далеко не лестными, а, напротив, осуждающими. Народ, открыто ненавидел своего правителя, желая его скорейшего свершения и воцарения законного царя, каковым они, с прямой подачи бояр, пострикаемых верными шпионами в Думе польского пана Мнишека, считали юного царевича Лжедмитрия, что больно ранило душу юной царевны Ксении, слушающей всё это и не понимающей одного, откуда, в народе взялась вся эта не справедливая злоба с ненавистью к её добропорядочному отцу, но в разумных целях, не говоря уже о мерах собственной предосторожности с безучастием, старалась находиться вдали от них, хотя это и давалось ей, крайне непросто, скорее даже, невыносимо сложно.  

Не известно, сколько прошло времени, но, когда юная царевна вернулась в царский дворец и прошла в свои шикарные палаты, в них её встретила верная служанка Настасья, красивая голубоглазая девушка лет 17-18, обладающая стройной фигурой, надёжно скрытой под простеньким синим платьем и со светлыми длинными густыми волосами, заплетёнными в косу. Она почтительно поклонилась хозяйке и, вздохнув с огромным облегчением, сообщила ей о том, что достопочтенная матушка приказала царевне, немедленно посетить её по возвращении из благотворительных мест, патронируемых ею, что это очень важно.  

–-Хорошо, я сейчас проведаю дражайшую матушку. Только приведу себя в благопристойный вид. —нервно вздохнув, решила девушка и принялась с помощью служанки быстро переодеваться и причёсываться. Когда всё было готово, юная царевна предстала перед очами горячо любимой, но властолюбивой матушки, русской царицы Марьи Малютовны Годуновой, в девичестве Скуратовой, облачённой в серебряную парчу с шелками, обшитыми драгоценными камнями. Она даже вальяжно сидела на золотом стуле, напоминающем трон и утопая в ярких лучах, заходящего за линию горизонта, солнца, ведь уже вечерело, но царица не обращала никакого внимания на них из-за того, что была погружена в глубокую задумчивость о выгодном устройстве личной жизни единственной дочери, о чём уже успела позаботиться за долгое время до их разговора. И вот, когда знатный жених уже со дня на день должен прибыть в Москву из Дании, она решила поговорить с Ксенией о её предстоящей свадьбе, чем и занялась, предварительно доброжелательно ей улыбнувшись.  

Вот только дочь отреагировала совсем не так, как ожидала царица-мать. Она пришла в огромное негодование и возмущение, а всему виной было то, что девушка ещё с детства была влюблена в своего, пропавшего не известно куда, друга Григория, ставшего по воле её отца, иноком в одном из дальних монастырей, хотя и понимала, что родители никогда не позволят ей, найти его и воссоединиться, ведь он низкого сословия, да ещё и насильно пострижен в монахи, в связи с чем и, устав от ссоры с матерью, царевна вернулась в свои палаты и, собрав все необходимые вещи с деньгами, сбежала из дворца, но, не пройдя и нескольких километров, оказалась схвачена сторонниками самозванца и обозом отправлена в усадьбу Мнишеков в Речь Посполитую.  

Речь Посполитая.  

Усадьба Мнишеков.  

Две недели спустя.  

Днём после очередных насмешек неукротимой и властолюбивой невесты, Лжедмитрий для того, чтобы хоть немного успокоиться и привести мысли в порядок, прогуливался по усадьбе, погружённый в мрачную задумчивость, во время которой, сам того, не заметив, спустился в погреб и, пройдя в один из винных залов, сам не поверил в то, что увидел. На полу, вжавшись в самый угол холодных каменных стен, сидела его подруга детства—царевна Ксения Годунова, поджавшая ноги к соблазнительной груди, но выглядевшая очень измождённой, бледной и исхудавшей. Вероятно, её захватили шпионы пана Мнишека и привезли сюда, к нему для забавы. Это уж их дело. Вот только, что касается самого юноши, он не станет ввязываться в эти грязные игры, а приложит все усилия для того, чтобы девушка вернулась домой чистой и непорочной.  

Пока, же, он тяжело вздохнул и прошёл к ней, тихо выдохнув её имя:  

–-Ксения!  

Благодаря чему, юная девушка вышла из своей мрачной задумчивости и, медленно подняв на него изумлённые большие красивые изумрудные глаза, обрамлённые густыми иссиня-чёрными шелковистыми ресницами, не могла поверить в то, что перед ней стоит её давний возлюбленный Григорий. Только, в этот раз он выглядел статно, даже величественно, о чём свидетельствовали роскошные дорогие парчовые и шёлковые синие одежды, а уж как возмужал, расцвёл и похорошел… Вот уж действительно, длительное отсутствие пошло ему на пользу. Только, вот, что он делает в усадьбе вражеских панов? Неужели они и его взяли в плен, а теперь пытаются вылепить из него покойного царевича Дмитрия для того, чтобы, захватив русский трон, вертеть им, как вздумается? Вот уж, действительно, ради власти, люди способны пойти на любое, даже самое безрассудное коварство. Вот только царевна не позволит им погубить своего любимого, о чём она и поспешила тихо сказать ему, предварительно и с нежным вздохом кинувшись к нему в объятия, радостно обнимая и с неистовым жаром целуя его, такое родное и красивое, заросшее лёгкой, еле заметной щетиной, лицо:  

–-Ничего, Гриша! Вместе, мы справимся с панами, притворившись, что играем по их правилам, но лишь до тех пор, пока ты ни займёшь русский трон. Потом, когда я возобновлю связь с моими друзьями и сторонниками при дворе, избавимся от панов.  

Её отчаянная воинственность в решительных словах звучала для юноши, словно живительный бальзам для его, истерзанной бесконечными унижениями перед эгоистичной властолюбивой панны Марины, души, благодаря чему, он измученно вздохнул и, ласково погладив юную царевну по бархатистым щекам и шелковистым иссиня-чёрным, немного спутанным распущенным длинным волосам, самозабвенно вдыхая родной аромат, заполняющий его живительным теплом, что приносило ему, несказанное удовольствие и возвращения смысла жизни, переставшей, быть никчёмной и зависимой от Мнишеков, пленником которых он был по сути, произнёс, как бы заверяя любимую, что они всё преодолеют, главное верить друг в друга и поддерживать во всём, морально и духовно:  

–-Мы справимся со всеми напастями, Ксюша! Верь в это и молись за нас обоих!  

После чего вышел из зала, но не пройдя и нескольких шагов, услышал тихий стук о пол, словно кто-то упал, что заставило его вбежать обратно и к своему глубочайшему ужасу увидеть избранницу, лежащей на полу без чувств, в связи с чем, он, не раздумывая ни одной минуты, мгновенно рванул к ней и своими силами, крайне бережно попытался привести девушку в чувства, но ничего не получалось. Она никак не приходила в себя, что ещё больше встревожило парня, из-за чего он, понимая, что у неё произошёл голодный обморок, решительно подхватил девушку себе на руки и вынеся из её темницы, понёс наверх, но на половине пути, к своему несчастью встретился с душевным другом и единственным человеком, кто поддерживал его морально здесь в усадьбе, двадцатиоднолетний пан Михей Мнишек, обладающий богатырским телосложением и стройной фигурой. Увидев эту странную картину с незнакомой, но очень красивой брюнеткой, бессознательно лежащей на руках у царевича Дмитрия, он оказался потрясён не менее него самого, не говоря уже о том, что спрашивал взглядом: «Кто эта прекрасная незнакомка, друг? Откуда она взялась? »  

–-Это царевна Ксения Годунова—моя подруга детства, Михай. Вероятно, её взяли в плен шпионы пана Юрия и привезли сюда. Сейчас ей необходим лекарь. Вероятно, бедняжка несколько дней не ела. —словно угадав хаотичные мысли друга, быстро ответил ему светловолосый юноша и, не говоря больше ни одного слова, продолжил свой путь на верх, сопровождаемый, находящимся по-прежнему в глубоком негодовании, другом, хорошо понимая, что сегодня они оба получат от пана Юрия за самоуправство в отношении юной царевны, но парням было уже всё равно—главное привести её в чувства, чем они и занялись, принеся несчастную в просторную комнату к Дмитрию и крайне бережно уложив её в постель с парчовым светлым балдахином, после чего позвали лекаря и служанок, а сами вышли в тёмно-зелёный, залитый яркими солнечными лучами, коридор.  

Время потянулось мучительно медленно и, казалось, что оно остановилось. Парни даже начали нервничать от понимания того, что вот-вот разразится беспощадная буря, ведь пан Юрий вместе с эгоистичной панной Мариной придут в крайнее недовольство от того, что парни нарушили их планы, относительно царевны-пленницы. Только оставлять её в темнице, да и в столь ужасном состоянии—край бесчеловечности.  

А между тем, лежащая в постели и приведённая служанками в благопристойный вид, царевна постепенно пришла в себя и, через силу разомкнув глаза, с искренним недоумением осмотрелась по сторонам, не понимая одного, что она делает здесь в роскошной комнате, да ещё в столь удобной и мягкой постели, облачённая в шёлковую полупрозрачную белоснежную ночную рубашку.  

–-Наконец-то вы очнулись, царевна! —доброжелательно девушке улыбаясь, и со вздохом огромного облегчения произнёс, бесшумно вернувшись в комнату с подносом, на котором стояли фарфоровая посуда с, ароматно пахнувшими яствами, в сильных руках. Он подошёл к постели и, предварительно усадив подопечную, поставил ей поднос на парчовое покрывало с тёплым одеялом, которыми были закрыты её стройные ноги, из-за чего она довольно заулыбалась, а на её красивом лице появился здоровый румянец, да и в глазах читалось огромное, не говоря уже о том, что непреодолимое желание, скорее поесть, но понимая одно, что, раз она на протяжении нескольких дней не брала в рот ни одной крошки, решила есть осторожно и без фанатизма, который может привести её к фатальному исходу, даже не обращая внимания, на присутствие рядом любимого мужчины, скромно сидящего на краю постели.  

Чуть позже, когда Дмитрий, немного душевно пообщавшись с юной царевной, что принесло ему окончательную уверенность в себе, окрылённый вышел в гостиную, где находились Мнишеки вместе с Мариной, сидящей в парчовом кресле в душевном состоянии глубокой обиды на жениха, за весь день так и не посетившего её ни разу, о чём свидетельствовали её надутые пухлые губки, так и, взывающие к неистовым жарким поцелуям, как и, сложенные на пышной груди, надёжно скрытой под плотными слоями батистовой сорочки с парчовым платьем лунного цвета, которое было обшито золотым кружевом и дополнено шёлком, руки, а в её тёмно-каштановых распущенных волосах, украшенных жемчугом, отражался медный мерцающий отсвет от, горящего в золотых и всюду расставленных канделябрах, пламени свечей, не говоря уже о том, что, не обращая внимания на то, как за окном плавно сгустились тёмно-голубые и синие сумерки. Стало темно. Вечер плавно вступил в свои законные права.  

–-А вот и мой не наглядный жених! Вот только интересно узнать, где он весь день пропадал и занимался раз, так и не нашёл, хотя бы одной минуты для того, чтобы зайти ко мне и составить компанию в прогулке по саду! —с не скрываемым недовольством, презрительно выплюнула Марина, бросив на жениха беглый испытывающий взгляд, что заставило его удивлённо переглянуться с хозяевами просторного дома, как бы мысленно спрашивая у них обоих: «Что это с ней? Какая муха укусила? Неужели панна Марина ревнует! », но вальяжно сидящие в креслах у окна паны, лишь с полным безразличием пожали мускулистыми широкими плечами, давая юному собеседнику понять о том, что они в личные дела жениха с невестой не вмешиваются. Пусть сами выясняют свои отношения, в связи с чем, юноша иронично усмехнулся и радушно заключил, обращаясь к невесте:  

–-И вам доброго вечера, Панна Марина!  

Услыхав эти, полные наигранности с оттенком лёгкого издевательства, слова жениха, юная панна внезапно вскочила с кресла и, величественно подойдя к, пребывающему в приподнятом настроении, парню, дала ему звонкую пощёчину и, воспользовавшись его ошеломлённостью, с которым он потирал рукой, горящую от удара, щеку, яростно прокричала ему прямо в красивое лицо, чем окончательно оттолкнула его от себя:  

–-Да, как ты смеешь относиться ко мне так, словно я пустое место?! Ты видимо забыл о том, что благодаря моему отцу, ты вот-вот вознесёшься до вершины! Именно мы, Мнишеки сделали из тебя, пустого места и никчёмного беглого монаха Гришки Отрепьева, царевича Дмитрия! Ты обязан молиться на нас и благодарить Бога за то, что встретил нас!  

 

Вот только вместо того, чтобы прикрикнуть на панну в ответ, оскорблённый её жестокими словами, больно ударившими его по, начавшему возвращаться к нему, самолюбию намного мощнее пощёчины, юноша промолчал и понурый вернулся в свою комнату, где тихо-мирно в его постели спала царевна. Он не захотел будить её и, бесшумно подойдя к окну, с мрачной задумчивостью принялся смотреть в окно, сложа сильные руки на мужественной мускулистой груди, в которой учащённо билось, разбитое в дребезги, жестокими словами невесты, хрупкое сердце, не говоря уже о том, что в красивых доброжелательных голубых глазах блестели предательские горькие слёзы, медленно стекающие по гладким бархатистым щекам тонкими прозрачными ручьями, а мужественные плечи сотрясались от беззвучных рыданий, которые не укрылись от внимания, внезапно проснувшейся из-за того, что она почувствовала возвращение к ней возлюбленного, юная девушка, в связи с чем понимающе вздохнула, чем и привлекла его внимание, заставив мгновенно успокоиться и, смахнув с щёк слёзы, собравшись с мыслями, плавно обернуться.  

–-Почему ты больше не спишь, Ксюша? —доброжелательно спросил у возлюбленной юноша, через силу выдавив, как ему казалось, ласковую улыбку, но юная девушка, благодаря своей чуткости, всё равно заметила горькие слёзы в его, потухших из-за душевных переживаний, голубых глазах, в связи с чем, понимая, что ей в ближайшие дни предстоит непосильная борьба с, зарвавшейся до предела, эгоистичной полькой, воинственно вздохнула, но избраннику ответила:  

–-Я просто соскучилась по тебе, Дима!  

Продолжая до сих пор, чувствовать себя крайне неуютно от той, весьма опасной роли, которую он играет уже на протяжении нескольких месяцев, юноша измученно вздохнул и, не говоря ни единого слова, мягко подошёл к постели и осторожно сел у изголовья, по-прежнему удобно лежащей в ней, душевной подруги, самозабвенно принялся ласково поглаживать её по бархатистым щекам, испытывая к ней огромную и искреннюю нежность, пока их трепетные мягкие тёплые губы внезапно ни воссоединились в долгом, очень чувственном поцелуе, во время которого, истерзанные невыносимыми страданиями и бесчеловечными моральными унижениями, хрупкие души юноши с девушкой стали единым целым, позволив им, постепенно раствориться друг в друге.  

 

А между тем, оставшиеся, наконец наедине друг с другом, бар и сестра Мнишек, проводившие, ещё несколько минут тому назад, удручённого не оправданной резкостью Марины, «царевича», понимающе переглянулись между собой, что заставило Михая, приступить к вразумительному разговору со своей, зарвавшейся до предела, младшей сестрой, в смутной надежде отрезвить её и призвать к благоразумию, для чего ему пришлось, вначале, слегка встряхнуть её за изящные плечи, и уж только после этого заговорить:  

–-Что ты такое творишь, Марина?! Как ты можешь себя так вести с моим другом! Хватит уже о него ноги вытирать! Дождёшься, что он себе найдёт другую, более покладистую девушку, которая будет любить и уважать его! Тогда российской короны тебе не видать!  

Вот только Марина даже и не думала внимать разумным советам старшего брата и, решительно высвободившись из его крепких рук, враждебно посмотрела взглядом. Которым грозно просила, не лезть в её отношения с этим растригой Гришкой, а вслух произнесла то, от чего Михаю самому захотелось дать ей отрезвляющую пощёчину, вместо которой, он взял со, стоявшего рядом, стола спелое яблоко и надкусил его, едва не поперхнувшись:  

–-Да, куда он денется от меня, Михай, ведь он целиком и полностью зависит от нашего отца с его сподвижниками! В случае, если Гришка станет отбиваться от наших рук, мы выдадим его русским властям! —и не говоря больше ни единого слова, царственно поднялась с кресла, на котором только что сидела и ушла из гостиной, решив немного прогуляться по дворцовому саду, провожаемая потрясённым взглядом своего старшего брата, уже, в сердцах, непреодолимо желающего, собственноручно, придушить дерзкую девчонку, совершенно отбившуюся от рук, не говоря уже о том, что, потерявшую чувство человечности с добросердечием, которых, возможно, так и не было у неё никогда, ведь с раннего детства, Маришка воспитывалась эгоистичной и добивающейся всего того, чего она хочет любыми путями: подкупом, лестью, угрозами и не привыкшую к отказам и проигрышам. Она, просто никогда не знала таких слов как: взаимопонимание, душевность, добросердечие и, наконец, терпение.  

| 240 | 5 / 5 (голосов: 5) | 20:00 06.10.2019

Комментарии

Mamatoma4820:45 25.03.2020
Очень нравится роман , написан так интересно , читаю с большим интересом . Только , как мне кажется , не было такого панибратского обращения : Ксюша , Дима ! Я много прочла исторических романов , нигде не встречала таких имён. Если честно , режет слух , но читать несомненно буду . Спасибо за творчество , прекрасное творчество !
Elenavereshagina-12518:38 19.04.2019
alexp2olga35, спасибо. Скоро новая глава выйдет
Alexp2olga3516:49 12.04.2019
10 баллов. Жду продолжения. И с почином нового произведения.

Книги автора

ЛЮБОВЬ, ПРЕВОЗМОГАЮЩАЯ БОЛЬ. 18+
Автор: Elenavereshagina-125
Стихотворение / История Любовный роман Проза Эротика
После смерти мужа Султана Селима и для того, чтобы отвлечь дражайшего сына от надоедливой невестки по имени Сафие, валиде Нурбану Султан приказывает верному Газанферу-аге, купить девушку, за которой т ... (открыть аннотацию)от и отправляется в порт, куда прибывает корабль с невольницами. Там ему приглядывается 14-летняя хорошенькая русская рабыня по имени Надя. Он выкупает её у работорговца и привозит в Топкапы, где её дрессировкой начинает заниматься сама валиде, благо обучать девушку не надо, так как её уже обучили в Бурсе в школе для наложниц. Вскоре Энгин и Надя, уже Мейлишах встречаются и влюбляются друг в друга, о чём вскоре узнаёт Сафие Султан первая фаворитка юноши. Вот тут и начинается борьба за: выживание в гареме и любовь.
Теги: Великолепный век любовь интриги борьба.
19:59 06.10.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Султан моей души 18+
Автор: Elenavereshagina-125
Роман / Альтернатива История Любовный роман Мистика Эротика
Османская Империя. 1563 год. в ходе переворота погибает деспотичный Великий Султан Сулейман. На трон восходит, чудом уцелевший от его жестокости, двадцатидвухлетний Шехзаде Селим. Сможет ли он противо ... (открыть аннотацию)стоять жестокости своих коварных родственников, мечтающих убить его? Да и его единственной возлюбленной Санавбер Хатун всего 13 лет и она чиста и невинна, не говоря уже о том, что совершенно не подготовлена к жизни в гаремном аду. Смогут, ли возлюбленные противостоять врагам, либо сгинут в стенах огромного дворца? Об этом Вы узнаете из данной истории.
Теги: Великолепный век любовь интриги борьба.
17:53 13.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020