«проводник 2». На другом берегу Стикса

Роман / Мистика, Оккультизм, Приключения, Фэнтези, Хоррор
Завершающая книга серии. Объединяющая произведения, "Мотыльки", "Проводник" , в одну историю и дающая ответы на вопрос. Что же все-таки произошло дальше, с героями Мотыльков и Проводника? Как бы вы поступили, если бы вам предоставилась возможность заглянуть по ту сторону жизни, на тот свет? На этот вопрос, дают ответ герои, захватывающей истории, представленной в книге. Дорогие читатели, вас ждут, умопомрачительные и совершенно неожиданные повороты сюжета. Тайны, приключения и откровенный ужас. Уверен, вы не останетесь разочарованными. Приятного чтения!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное хоррор

«Проводник 2». На другом берегу Стикса  

Часть первая  

– Здравствуйте!  

– Что-нибудь желаете? – Молодой худощавый парень официант слегка наклонился над столиком. Фальшиво улыбаясь, ждал ответа, услужливо протянув меню в твердой коричневой папке, стилизованной под кожу.  

Анна нарочито медлила, улыбнулась ему, раздумывала, что она хочет, но так, чтобы это было для нее не слишком дорого. По ее намётанному взгляду, ресторан казался довольно дорогим, она была уверена, что и цены тут соответствовали уровню заведения, боялась поставить себя в неудобное положение.  

– Знаете, – начала она, – мне, пожалуй, нужен бокал хорошего недорогого вина и что-нибудь к нему. Что посоветуете? – Спросила елейным голоском, потом добавила. – У меня здесь встреча, я посижу у вас немного. – Официант понимающе кивнул.  

– Конечно, вы можете быть у нас в гостях, сколько угодно, мы рады, что вы выбрали именно наш ресторан! – Парень автоматически проговорил дежурный текст, украдкой заглянул ей в глаза, потом добавил по существу.  

– Могу предложить вам светлое «Гави Канти» урожая две тысячи девятого года, вино со сладковатым послевкусием, минеральное, ароматика зеленых яблок и белых цветов, очень свежее. – Он сделал паузу, чтобы информация дошла до клиента, потом, улыбаясь, продолжил. – На закуску рекомендую «Ореховый сыр с фенугреком», к сыру подают зеленые оливки с гренками. – Он замолчал, ожидая ответа. Аня кивнула, улыбнулась, полезла в меню, которое до этого взяла у официанта, нашла в списке предложенное официантом, посмотрела на стоимость.  

– Да, подходит, пожалуй, я соглашусь с вашим предложением. Пожалуйста, бокальчик вина и сыра. Спасибо. – Она положила меню на стол, сложила рядом красивые ручки с очень аккуратным маникюром. Парень автоматически бросил взгляд на ее руки, потом резко отвел глаза от кокетливо сложенных на столе женских пальчиков, перевел их на Анну, боясь быть уличенным в мужском любопытстве.  

– Благодарю вас за ваш выбор. – Проговорил скороговоркой. – Постараюсь подать заказ, как можно скорей. – Пообещал он, развернулся и не спеша удалился.  

Аня улыбнулась ему вслед, облегченно вздохнула, если честно, то в таких заведениях она себя чувствовала неуютно. По ее мнению, этот ресторан был для нее дороговат, но делать было нечего, место встречи выбирала не она, а заказчик. Анна окинула взглядом окружающее пространство: зал был представлен добротной дорогой мебелью, массивными столами на четыре персоны, окруженными мягкими, покрытыми красной кожей диванчиками. На таком сидела и она, когда Аня двигалась, кожа обивки под ней приятно поскрипывала. Ее столик расположился в дальнем углу зала в слегка затененной нише. Совсем близко, в паре метров от ее столика, примостился небольшой барчик для тех, кто оказался на «галерке». За стойкой бара копошилась довольно мужеподобная девушка бармен с короткой стрижкой. Ни на кого не обращала внимания, пересчитывала свои бутылки, мерила в них количество жидкости, что-то записывала в блокноте. Ане надоело за ней наблюдать, тем более, девушка ей не нравилась.  

Она со скуки вздохнула, взглянула на часы, стрелки показывали половину пятого. До прихода заказчика оставалось минут пятнадцать.  

С другой стороны зала зазвучала негромкая музыка. Аня отвлеклась, глянула в сторону откуда играла мелодия. Там на хорошо освещенной софитами ресторанной сцене-подиуме на высоком табурете расположился бородатый парень гитарист в белой рубахе и черной кожаной жилетке. Он наигрывал неторопливую приятную мелодию, параллельно разговаривая со своим напарником, который в свою очередь готовил синтезатор, подсоединял к нему какие-то провода.  

Совсем рядом Анна краем глаза заметила движение, отвлеклась от музыкантов, повернула голову, с любопытством посмотрела на нового посетителя, который прибыл незаметно для нее, теперь усаживался за столик напротив. Это был высокий худощавый парень на вид лет двадцати четырех со светлыми кудрями на голове. Незнакомец был одет просто – в синюю джинсовую куртку поверх белой футболки, в синие узкие джинсы, черные кроссовки «Найк» на ногах. Усевшись за столик, растерянно озирался вокруг, время от времени бросал тайные робкие взгляды в ее сторону. От нечего делать взял рекламный проспект со своего стола, принялся изучать содержимое.  

В зале почти никого не было, лишь на том конце, возле сцены с музыкантами, приземлилась пара пожилых людей, солидный мужчина в светлом дорогом свитере и довольно симпатичная дама. Они что-то оживленно обсуждали, улыбаясь друг другу, вероятнее всего мужчина делал комплименты своей спутнице, нежно взяв ее за руку.  

Внезапно Аню отвлек возникший совсем ниоткуда официант с подносом, на котором был выставлен ее заказ. Она встрепенулась от неожиданности, обрадовалась ему, еще раз взглянула на часы, до встречи с заказчиком оставалось минут десять.  

Официант молча аккуратно сгрузил все с подноса, поставил бокал и блюдо подле нее, положил две свежие салфетки возле тарелки с сыром. Пожелал ей приятного аппетита, затем спросил. – Еще чего-нибудь желаете? – Чуть наклонившись, ждал ответа.  

– Нет, спасибо, этого вполне достаточно. – Ответила она, улыбнулась, давая понять, что больше общаться с ним не готова.  

Ее мысли занимал заказчик или заказчица, с которым она переписывалась по интернету. Ане крайне важно было заполучить работу, надеялась на хороший куш и даже уже знала куда его потратит, осталось только немного убедить работодателя, что она выполнит заказ лучше, чем остальные претенденты.  

Она с нетерпением дождалась пока уйдет официант, отпила пол глоточка из довольно приличного по размерам бокала. На глаз щедрое заведение налило в него грамм двести-двести пятьдесят. Анна откусила краешек гренки, та оказалась на удивление вкусной – солоноватой и нежной, выпила еще, с интересом наблюдая за действием за соседним столиком.  

Кстати, официант, как только обслужил ее, направился к новому посетителю, теперь стоял там и выслушивал гостя, что-то писал в своей маленькой записной книжке, в ответ кивал головой. Он был спиной к ней, частично закрывая собой посетителя, так что тот не мог увидеть, что Аня за ними наблюдает. Поэтому она воспользовалась своим неожиданным инкогнито, не стесняясь разглядывала парней. Вино и приятная неторопливая музыка расслабили ее, стало как-то тепло, уютно и спокойно. В ее сумочке негромко пиликнул мобильный, Анна посмотрела на часы, стрелки показывали без девяти шесть. Она вздохнула, подозревая явно неладное, достала мобильный, разблокировала, прочитала сообщение, про себя чертыхнулась. Откуда-то из ее глубин поднялась волна злобы, добралась до горла, застряла там комом. Положила мобильный на стол, на экране светилось короткое сообщение. «Аня, извините, к сожалению, по независящим от меня обстоятельствам на встречу прийти не смогу, на счет заказа все остается в силе! Напишите мне, пожалуйста, удобное вам время и место для следующей встречи. С наилучшими пожеланиями! » «Вот какого черта? » – Подумала она, но выпитое вино быстро растворило злость, все стало как-то проще. По крайней мере, уже ненужно было никуда торопиться, день состоялся, и теперь она принадлежала только самой себе. Аня снова пригубила бокал, взяла с тарелки зеленую оливку, становилось скучновато, ее ресторанное заседание потеряло цель. Анна посмотрела в сторону музыкантов, на сцене ничего не поменялось, да и парни, откровенно говоря, не вызывали в ней особого интереса. Оба были какими-то жидковатыми, не надежными. Тот, что с гитарой, не выглядел настоящим мужиком, был откровенно женственен, хотя со своей бородой и косил под брутального лесоруба. А тот, что с синтезатором, был неопрятным, его движения были медленными, с иррациональными задержками, что выдавало в нем человека, употребляющего наркоту.  

Анна вздохнула, неторопливо с отвлеченным любопытством осмотрела зал. Уперлась взглядом в нового постояльца за столиком напротив, неловко встретилась с ним глазами, моментально отвела их ожегшись. Вздохнула, спрятала смартфон обратно в сумочку. Неожиданно ей стало приятно, что ею интересуются, хотя эта приятность была дежурной, она знала, что привлекательна и всегда заполучала очень легко внимание людей, особенно мужчин. Но ее тщеславие все равно никогда не могло насытиться, бесконечно требуя признания.  

Снова пригубила вина, наколола кубик сыра, сыр оказался мягким, не соленым с приятным ароматом ореха, она облизнула губы.  

Вновь взглянула на столик напротив. На этот раз молодой человек ей улыбнулся, помахал рукой, Анна улыбнулась в ответ. Полезла в сумочку, чтобы достать смартфон, взяла его в руки, делая вид, что включила, на самом деле просто поднесла его к глазам посмотрела в экран, как в зеркало. Молодой человек смотрел на нее, улыбался, потом вдруг встал и неспешно направился в Анину сторону.  

– Здравствуйте, у вас не занято? – Спросил он, добравшись до ее столика. В ответ Аня сделала удивленное лицо, манерно осмотрелась вокруг, как бы показывая, что везде полно свободных мест, положила мобильный на стол, уставилась на гостя, требуя объяснения. Парень понял свою ошибку, быстро сориентировался.  

– Простите, просто одному скучно, вот решил, может и вы скучаете? А вместе, как говорится, веселей. – Оправдался он, потом добавил. – Извините меня за бесцеремонность, просто решил попробовать. – Он осекся, замолчал. Ане показалось это забавно, парень выглядел растерянным и уязвимым, от того милым и неопасным. Она улыбнулась, жестом пригласила его присесть. Тот долго не раздумывал, уселся напротив.  

– А меня Паша зовут, а вас? – Начал он, с интересом разглядывая Аню, ждал ответа. Аня нарочно чуть затянула паузу, давая понять кто тут главный, улыбнулась, вздохнула.  

– Меня Аня. – Наконец произнесла она.  

– Очень приятно. – Сказал Паша, он откинулся на спинку диванчика, добавил. – У вас такой красивый нежный голос.  

– Спасибо. – Поблагодарила Анна.  

– Да вы вообще очень привлекательная, красивая, простите. – Он вновь осекся, смутился, замолчал. Ане опять это показалось забавным, так к ней еще никто не подкатывал, парень был определенно милым, ей перестало быть скучно. Она откровенно посмотрела на Пашу, у него было симпатичное лицо, прямой нос, голубые выразительные глаза, правда было что-то в них особенное, взгляд какой-то такой, будто все в окружающем для него не имело смысла, он смотрел как-то сквозь, сквозь всего, или нет? Аня не могла объяснить, – «или может мне это кажется? » – Думалось ей. Губы у Паши были тонковаты, все портил подбородок, хотя не совсем так, только капельку, делал Пашу слегка безвольным. Определенно он ей понравился. Аня пригубила бокал, взяла оливку, направила ее в рот. К ним подошел слегка удивленный уже знакомый официант, на подносе принес Пашин заказ. Выставил на стол два бокала пива, плоское белое блюдо с кольцами кальмаров фри, две маленькие соусницы с красным и белым соусами, без лишних слов кивнул и удалился.  

– Спасибо! – Сказал ему вслед Паша, тот не обернулся, не обратил внимания и не сбавил шаг, так и потопал восвояси.  

Паша взял бокал в руку.  

– Можно? – Он кивнул на пиво.  

– Конечно! – Улыбнулась Аня, взяла свой бокал, слегка стукнула его о бокал нового знакомого. – За знакомство! – Сказала тост и сделала пару глотков. Вино уже хозяйничало в ее голове, требуя приключений. Паша тоже выпил пару глотков, взял вилкой колечко кальмара, предложил попробовать Ане, она отрицательно отмахнулась рукой, отказываясь.  

– Можно вопрос? – Спросил Паша.  

– Смотря какой? – Игриво ответила Аня, она сама не заметила, как начала флиртовать. Уже полгода она была одна, прошлые отношения закончились, были не совсем удачны, она скучала по человеческому теплу и ласке, устала от одиночества.  

– Чем вы занимаетесь? Простите, в смысле где работаете? – Паша снова смутился, несмотря на любопытство, его вопрос показался ему бестактным.  

– А вы кем работаете? – Вопросом на вопрос ответила Анна.  

– Я? – Павел на минуточку завис, было такое впечатление, что вопрос застал его врасплох. Потом он спохватился, быстро взял себя в руки. – Я работаю гидом, вожу людей в очень необычные места.  

– Это куда же? В тайгу? – Спросила она, улыбаясь, Аню разбирало любопытство. Почувствовав, ее интерес к себе, Паша не стал отвечать, рассчитывая получить выгоду в обмене информацией.  

– Нет, сначала вы, так где вы, Аня, работаете? – Он повторил свой вопрос, улыбаясь. Аня откровенно посмотрела на него, оценивая, после секундой паузы, ответила.  

– Да так, ничего интересного. – Сделала вид, что потупилась, продолжила. – Я учусь на журфаке, уже на третьем курсе, правда, заочно, работаю на фрилансе, пишу статьи на заказ, всякую грязь. Вот и сейчас здесь сижу только потому, что заказчик назначил тут встречу, а так работаю бортпроводником в аэрофлоте.  

– Стюардессой?! – Удивленно перебил ее Паша.  

– Да, а что? – В ответ удивилась Аня.  

– Да нет, просто я ни разу не общался со стюардессами, теперь все понятно. – Заключил он.  

– Что понятно? – Аня вскинула брови.  

– Понятно, почему вы такая красивая! – Аня засмеялась в ответ.  

– Да ладно, это просто работа, такая же как проводник в поезде, только в самолете. – Ответила она, добавила. – Очень своеобразная, в каких-то местах интересная, в каких-то полный отстой.  

– «Проводник?!» – Спросил Паша, вдруг став серьезным, на секунду задумался.  

– Ну да, как проводник. – Смутилась Анна, потом, чтобы сменить тему, спросила.  

– Ну, а вы куда народ водите? Ну, в смысле на какие экскурсии? – Паша взглянул в ее голубые глаза, улыбнулся.  

– На очень необычные. – Ответил он.  

– Это какие такие очень необычные? – Спросила она игриво, напустила на себя образ наивной девчонки, ей в самом деле было любопытно, было что-то таинственное в этом молодом человеке, ее новом знакомом. Она вновь чокнулась своим бокалом с ним, сделала глоток вина. Паша тоже выпил, поставил бокал на стол.  

– Ну, так я жду, куда вы водите свои группы? – Не унималась Анна.  

– Я могу показать. – Ответил Паша, смотря прямо ей в глаза, он стал серьезным, продолжил. – Чем вы готовы заплатить, чтобы отправиться в незабываемое путешествие, испытать невероятные приключения, до этого никем не испытанные? – Он улыбнулся.  

– О, это звучит интригующе, как рекламная акция! – Ответила Аня, засмеялась, добавила. – Я заинтригована, «о да, я бы ему заплатила», – подумала она, под пылающий в ней жар вина, а вслух сказала. – Вы просите меня заплатить за то, чего я даже не представляю? Как я могу знать, что не продешевлю? – Она улыбнулась и откровенно женственно посмотрела на парня.  

– Как на счет, например, путешествия в рай! – Ответил Паша после паузы.  

– В рай!? – Аня от удивления вскинула брови, услышать такого не ожидала, она засмеялась.  

– Вы имеете в виду рай, о котором я думаю, именно тот рай? Не иносказательно? – Озадаченно спросила она.  

– Все верно, я говорю именно о том месте, куда все мечтают попасть после смерти. – Просто ответил Паша, стал серьезным, перестал улыбаться.  

– Спасибо, но в рай пока что я не тороплюсь, может быть, как-нибудь потом, но пока таких планов нет. – Отшутилась она. Паша в миг обесценился в ее глазах, предстал просто пустомелей, и даже слегка напугал. Она ожидала более серьезного объяснения, было слегка обидно, что с ней так обошлись после того, как она полностью открылась. Но все же уже некуда было деться, надо было придумать как закончить разговор с новым знакомым и убраться домой, подобру-поздорову.  

Паша был готов к этому, знал какая реакция последует за его предложением, он улыбнулся, видел, как была шокирована Анна.  

– Странно прозвучало, да? – Спросил он, улыбаясь.  

– Ага, я думала, что вы серьезно, неужели я заслужила ваш сарказм, я же была честна с вами. – Она скорчила из себя обиженную, чтобы проще было свалить.  

– Аня, простите. – Павел не сдавался. – Я ни в коем случае не хотел вас обидеть, нисколечко не провоцировал вас, понимаю, прозвучало дико, но я действительно могу провести вас в потустороннее, без вреда для вашего здоровья, вот смотрите. – Он полез во внутренний карман джинсовки, достал оттуда довольно большой черный футляр, положил его на стол.  

– Что это? – Спросила Анна.  

– Это Мотыльки. – Ответил Павел.  

– Мотыльки? – Аня недоверчиво смотрела на футляр.  

– Это вещи из рая, доказательство, что я не обманываю. – Он потянулся, открыл футляр, внутри в бархатных отделениях лежали драгоценности: золотое кольцо с внушительным голубым бриллиантом, серьги с бриллиантовыми подвесами и умопомрачительное колье, состоящее из бриллиантов поменьше голубого цвета. Даже в полутьме ресторана драгоценности сверкали, искрились, поражали воображение своей безумной роскошью. У Ани перехватило дыхание, такого она в своей жизни не видела, вернее, так близко.  

– Ого, как красиво, потрясающе, это настоящее? – Искренне спросила она, добавила. – Действительно райские штучки, они бесподобны.  

– Там все настоящее, но смею заметить, их ценность не совсем в драгоценностях. – Ответил Паша, он заметил какое впечатление произвел с помощью драгоценностей на свою новую знакомую. – Возьмите колечко, оденьте. – Предложил он. Аня не знала, что сказать в ответ, все ее мысли улетучились, в глазах сверкали лишь бриллианты. Но все же взяла себя в руки.  

– А это мой размер? – Спросила она.  

– Не волнуйтесь, Аня, оно вам будет впору. – Ответил Паша, улыбаясь. Аня робко потянулась, взяла колечко. Кольцо оказалось тяжеленьким, грамм двадцать, одела на безымянный палец, оно легло идеально, подчеркивая красоту изящной девичьей ручки. Аня отодвинула руку, чтобы рассмотреть кольцо, бриллиант неимоверно сверкал, прямо резал глаз.  

Неожиданно для Ани возле кольца возникли словно из ниоткуда три синих мотылька. Они порхали возле, садились на камешек, на руку и пальчики, вновь взлетая. Аня испугалась, дернула рукой, мотыльки исчезли, но через какое-то время появились вновь. Ей стало как-то спокойно, тепло, умиротворенно, при этом голова прояснилась, она почувствовала прилив сил, наполнилась жизненной энергией.  

– Ого! – Удивилась она. – Кажется, у меня галлюцинации, бабочек вижу только я? – Спросила она, вопросительно посмотрела на Пашу.  

– Нет, бабочек я тоже вижу, не волнуйтесь, это такой эффект у драгоценностей, кстати, они бесподобны, их цвет зависит от хозяйки. –Объяснил он и успокоил.  

– Но ведь такого не бывает! – Аня вытянула руку, плавно водила ей, смотрела как мотыльки торопились поспеть за движением кисти, стараясь быть как можно ближе к кольцу, она была чрезвычайно удивлена.  

– Это что за эффект? Голограмма? Как это работает? – Спрашивала она, не отрываясь, рассматривая кольцо.  

– Не знаю. – Паша пожал плечами, потом добавил. – Необычная вещь из необычного места.  

– Откуда? – Поинтересовалась Аня.  

– Я же уже говорил, что из рая. – Ответил Павел и вздохнул.  

– Да ладно, разве такое может быть? – Сомневалась Анна, она не унималась в своем скепсисе.  

– Думаю, что вполне может. – Паша утвердительно кивнул головой, улыбнулся, отпил пива из бокала.  

– Хм, вот если честно, простите меня, но в это не сильно верится. – С окончательным сомнением произнесла она. – Павел погрустнел, в ответ пожал плечами, расписываясь в своем бессилии перед ее скепсисом. Аня это заметила, поняла, что перегнула палку, продолжила. – Ну да ладно, а что будет, если колье, к примеру, одеть? – Она нарочно сменила тему, чтобы подбодрить его, парень явно что-то не договаривал. – «Ну не в самом же деле драгоценности с того света. Ну, а если согласиться с этим, то смело можно добровольно идти в дурдом». – Думала она, вздохнула от таких своих мыслей.  

– Что вам мешает одеть колье и проверить что будет? – Паша ее отвлек, хитро смотрел, ему было интересно как она поступит.  

– Спасибо, конечно, но, к сожалению, одеть это тут не получится. – Анна указала пальцем на колье. Она была одета в серый тонкий джемпер поверх классической белой рубахи с острыми концами воротника. Он понимающе кивнул.  

– Ну, вы можете одеть его дома, вместе с серьгами, думаю, будет потрясающе хорошо! Драгоценности подчеркнут ваши голубые глаза, темные волосы, вы станете вообще неотразимой. – Паша замолчал, посмотрел на Аню, потом выдал. – Я хочу сказать, что они ваши.  

У Ани округлились глаза, она теперь ничего не слышала, кроме застрявших в ее голове слов: «Вы можете одеть это дома, они ваши! »  

Она улыбнулась, кивнула, молча сняла кольцо, подняла на него глаза.  

– Я душой не торгую! – Категорично пошутила в ответ, потом добавила. – Вы, наверное, демон искуситель, находите одиноких дам, предлагаете им это, – она кивнула на футляр, а потом крадете их души. – Сказала Аня, улыбаясь, откровенно смотрела на парня, тот смутился под ее напором, как-то сник.  

– Да нет, я не собираюсь покупать вашу душу, определенно я не демон, вы демонов еще не видели, уверяю вас, там совсем другое. – Заявил он авторитетно, будто бы знал близко кого-то из Демонов. – Просто это подарок для вас. – Продолжил он рассеянно, замолчал, явно было видно, что Павел отвлёкся и о чем-то думает, о чем-то своем, для него крайне важном.  

– Ладно, понятно, простите, но это слишком дорогой для меня подарок, я ничем не заслужила его и отплатить мне нечем, простите, но это очень дорогие вещи. – Серьезно ответила Анна.  

– А что, если я скажу, что это плата? – Спросил Паша, он решил заехать по-другому, загадочно улыбнулся.  

– Что? – Удивленно переспросила Анна, ее брови взмыли вверх. – Плата за что? Я ведь ничего не сделала? – Она забыла про вино, убрала подальше руки со стола.  

– За то, что встретились со мной. – Произнес парень, потом добавил. – Наша встреча не случайна, Аня, мне вас порекомендовал один очень серьезный тип, я не могу утверждать точно, но думаю, что это он сделал так, чтобы ваш заказчик сегодня не смог прийти к вам на встречу. – Паша слегка наклонился вперед, он сделался серьезным. – Анна была шокирована. – «Откуда он мог узнать про заказчика? » – Подумала она, но вида не показала.  

– И что же, насколько этот ваш тип серьезный? – С сарказмом спросила она, чтобы собраться с мыслями, дело начинало приобретать неконтролируемый оборот, нужно было как-то выпутываться, отделаться от непонятного нового знакомого.  

– Вы не представляете насколько, его силы беспредельны, проще говоря он очень крут. – Ответил парень.  

– Странно, почему он решил посоветовать именно меня? – Спросила Аня. – Я его знаю? – Она не могла поверить, что разговор идет именно о ней.  

– У вас есть один великий дар, который очень мне нужен. – Павел продолжал жечь. – Вы здесь сидели и ждали работу, верно? Я могу предложить вам работу! Проще говоря нанять, оплата превзойдёт даже самые смелые ваши ожидания. – Пообещал Паша, отхлебнул пива, полез во внутренний карман джинсовки.  

– А что нужно делать? – Поинтересовалась Аня, до нее резко дошло, что парень не пустышка, и говорит о деле, а не просто цепляется с бредом, ее опытный нюх внезапно почувствовал запах рисковой удачи, она встрепенулась, заинтриговалась, но все равно осталась напряженно осторожной и слегка напуганной.  

– Нужно пойти со мной в поход, помочь одному человеку, который попал в беду. – Ответил Паша.  

– Что мне нужно делать там, в походе? Какую работу выполнять? – Спросила Анна, теперь уже пытаясь понять, интересно ей или нет.  

– Вы будете для меня фонариком.  

– Фонариком? Вы серьезно? – Воскликнула она удивленно.  

– Да, именно. – Согласился Паша, объяснил. – Там, куда мы собираемся, есть места, где все на самом деле не так, как мы видим, дела обстоят не так, как мы их воспринимаем, хотя нам кажется, что все в порядке, там коварство и обман, там очень опасно. – Непонятно объяснил он.  

– Ну вы, Паша, прям описали нашу страну! – Саркастично перебила его Аня, Паша на это не обратил внимания, продолжил. – У вас, Аня, есть скрытый дар, видеть все, как есть, без вас нам не пройти, поэтому мне крайне нужна ваша помощь, об оплате не беспокойтесь, я надеюсь, что гонорара вам хватит на всю жизнь. Залог того, что я не обманываю, лежит перед вами на столе. – Он улыбнулся, кивнул на драгоценности, Аня улыбнулась в ответ и тихо проговорила.  

– Я поняла, можно мне подумать над вашим необычным предложением? Простите, но эту красоту забирайте, я не могу ее взять, еще убьют за нее. – Она улыбнулась.  

Паша проигнорировал ее реплику, порывшись в кармане, достал из него листок бумаги и деньги.  

– Мне пора. – Сообщил он, добавил. – Вот здесь, – он положил клочок бумаги на стол, – написан мой номер мобильного, только сразу говорю, думай, пожалуйста, не долго, через пару дней мобильник перестанет отвечать. – Предупредил он, бесцеремонно перейдя на «ты», кинул на стол несколько старших денежных купюр. – Здесь с лихвой хватит за пиво, передай, пожалуйста, официанту. Прости, но мне пора, жду твоего звонка! – Паша торопливо встал, развернулся и быстро направился к выходу.  

– Эй, а штуки свои забыл? – Крикнула Аня вдогонку, будучи шокированной таким поворотом дел. Но Паша уже не слышал, он успел скрыться из виду, Аня осталась одна.  

Взяла в руки клочок рваной бумаги прочла мобильный номер, вздохнула, с опаской покосилась на футляр, отказываясь верить, что это теперь ее. Она отпила глоток вина, зацепила вилкой колечко кальмара из Пашиной тарелки, задумчиво пожевала, кальмар оказался очень вкусным. Потом неожиданно для себя протянула руку, взяла футляр, закрыла его, положила себе в сумку, на душе стало как-то хорошо и в тоже время тревожно, но все равно, что-то там внутри согревало, скорее всего то, что недавно перекочевало в дамскую сумочку. Громко заиграла музыка, она инстинктивно повернула голову. Там, на сцене, музыканты решили в тестовом режиме спеть пару песен, Аня хотела уже идти домой, но нужно было дождаться официанта для расчета. Музыка лилась не торопливо, была приятна и мелодична.  

– Евгений Михайлович, папу будем заносить в квартиру?  

– Что? Простите?  

– Я говорю, нам гроб заносить домой?  

– А, нет, спасибо, Эдик. Наверное, просто у парадной поставим. Думаю, на минут пятнадцать, чтобы соседи попрощались, потом все пришедшие сядут в автобусы и на кладбище. – Евгений Михайлович вздохнул, хлопнул бригадира похоронного агентства по плечу, тот в ответ кивнул, отошел на пару шагов давать указания своим подчинённым по телефону.  

Евгений Михайлович достал из пачки «Парламента» сигарету, закурил. С неба слегка накрапывал мелкий осенний дождик, было сыро и промозгло, ветер задувал под дорогое кашемировое пальто. Эдик закончил разговор, спрятал телефон, опять подошел к нему.  

– Ребята говорят, что морг выдаст гроб с покойным примерно через минут пять, где-то плюс минус минут двадцать на дорогу, думаю, что через пол часа они будут тут. – Выдал он информацию, кашлянул себе в кулак. Михалыч кивнул, показывая, что понял, отошел, пару раз затянулся сигаретой. Подошел к стоящей рядом и не громко разговаривающей о своем группе пенсионеров в военной форме с медалями, их было человек пять.  

– Здорово, мужики! – Поздоровался он, каждому пожал остывшие на ветру руки. – Не замерзли, может в дом пойдете? А то как-то холодно тут. – Батю привезут только через пол часа. – Предупредил он.  

– Жень, мы тут как-нибудь постоим, покурим. – Ответил ближний к нему дедок, на погонах у него красовался «полковник», другие старики закивали, соглашаясь с ним, дед взял Евгения Михайловича за руку выше локтя, продолжил в полголоса. – Отмучился Миша, теперь легче ему.  

– Да уж. – Подтвердил Михалыч, добавил. – Полгода вообще не вставал, хоть и пичкали его дорогими обезболивающими, боли были страшнейшие. – Евгений Михайлович сделал паузу, вспоминая. – Как ни крути, рак поджелудочной – страшная штука. – Заключил он. Окружающие молча закивали, соглашаясь.  

– Ладно, Жень, теперь ему лучше, я скажу, он и так хорошо пожил, все-таки уже взрослый был, восемьдесят один, Миша самый старший из нас. Чего только в жизни его не было: и война, и борьба с преступностью, а сколько лет он отдал конторе, отличный контрразведчик. – Старик выделил в своем монологе последнее слово, продолжил. – Скольких орлов воспитал, вон ты какой красавец, твой отец не зря прожил эту жизнь, дай бог каждому. – Успокоил его старичок генерал, стоящий в середине компании, опять все замолчали.  

– Хорошо мужики, если что, если замерзнете, проходите в квартиру, там Тамара чай с бутербродами делает. Я пойду к караулу, дам указание что им делать во время прощания с усопшим, нужно, чтобы во дворе выстроились, а начальство уже на кладбище прибудет. – Сказал компании Михалыч, старички снова закивали. Он тоже в ответ кивнул, развернулся, направился к белому пазику, в котором заседало отделение почетного караула.  

Дал старшему распоряжение выстроиться как привезут покойного, потом пошел в квартиру отца.  

На просторной кухне четырехкомнатной генеральской квартиры хлопотала Тамара с повязанным на голове черным траурным платком из шифоновой ткани. Ей помогали три подруги. Несмотря на полуоткрытое окно, дома было тепло, пахло едой, но все равно по понятной причине квартира лишилась уюта.  

– Томочка, пожалуйста, настрогай солдатам бутербродов, и чай, не знаю, в кастрюлю что ли им завари. – Скомандовал Михалыч. Тамара отвлеклась, кивнула.  

– Жень, как там дела? – Спросила она.  

– Нормально, через минут пять должны привезти, уже все собрались. –Ответил Михалыч. Возникла пауза безделья, не знал куда себя деть, он подошел к окну, посмотрел вниз. С окна открывался вид с третьего этажа на мокрый осенний двор, там внизу группками стояли и разговаривали люди, ожидавшие покойного. Из-за угла во двор плавно и беззвучно въехал черный катафалк, он проехал еще с десяток метров, черным обелиском застыл на месте. В кармане у Михалыча зазвонил телефон, на том конце был Эдик.  

– Евгений Михайлович, машина приехала, ребята ждут указаний. – Сообщил он. Михалыч молчал, провалился в ступор. Там внизу черная машина привезла неоспоримое доказательство того, что его отец мертв. До этого мозгом он понимал, что папы уже нет, но сердце упорно отказывалось в это верить.  

– Алло? – Спросил Эдик, проверяя слышат его или нет.  

– Да, я слышу тебя, прости Эдик. – Михалыч очнулся, взял себя в руки, задвинул тоску подальше. – Выносите папу, я сейчас спущусь. – Приказал он. Стоял, наблюдал в окно, как через некоторое время открылись двери катафалка, оттуда вышли двое молодых ребят в черных костюмах, подошли к корме, открыли заднюю широкую дверь, один из них вытащил складные подставки под гроб, поднес их ближе к подъезду, раскрыл, зафиксировал и расставил, убедился, что они стоят прочно и устойчиво, повернулся, пошел к ожидающим его товарищам для выноса гроба с покойником. Михалыч не стал дожидаться и смотреть как будут доставать и выносить из машины тело, отвернулся от окна, направился на выход, он позвал Тамару и ее подруг с собой.  

Отца было сложно узнать, казалось, в гробу лежит другой человек, его лицо исказила маска смерти, оно как-то осунулось, заострилось, посерело. Но все же перед Михалычем лежал папа, горько было осознавать это. Покойник был одет в военную форму с генеральскими погонами, форма лежала на нем идеально, из-под батистового белого покрывала, которое закрывало его почти до груди, выступали носки черных туфель, гроб был дорогой, покрытый коричневым лаком, но полностью открытым, такой хотел отец при жизни. Он дал указания, когда точно понял, что скоро умрет.  

Возле подъезда выстроился караул, отдавая дань своему соратнику и товарищу, контрразведчику. Прямо возле ребят сгрудились бабки, соседки по подъезду, они не громко переговаривались, качали головами.  

К гробу, шаркая ногами, подходили люди, прощались, отходили, шмыгали носами на холоде. Все было торжественно, тихо и печально. Евгений Михайлович посмотрел на часы, кашлянул, он тоже замерз, подошел к Эдику.  

– Эдик, я думаю, что пора. Нужно народ попросить сесть в автобусы, пора выдвигаться на кладбище, у нас уже время поджимает. – Сказал он в пол голоса. Тот в ответ кивнул, показывая, что понял. Михалыч развернулся, направился к караулу, дал указания сержанту грузиться отделением в автобус, объяснил, как им действовать на кладбище. Тем временем, парни – работники агентства бережно понесли покойного обратно в катафалк. Народ рассаживался по теплым, прогретым автобусам, с облегчением занимая места, процессия сворачивалась для переезда на кладбище.  

– Тома, не волнуйся, все прошло на отлично, прощание, поминки. Красиво сработал караул с салютом, все прошло, как надо, еды в достатке, людей накормили. – Михалыч успокоил супругу, та сильно разволновалась после похорон, на кладбище ее пришлось отпаивать валерианой. В ответ она ничего не сказала, только кивнула головой. На переднем сидении, рядом с водителем, сидел их взрослый сын Сережка. Приехал на похороны деда из Москвы. Он обитал в столице, был на курсах повышения квалификации, сын молча следил за дорогой.  

– Леш, заверни, пожалуйста, на Жукова, там меня высадишь. – Неожиданно скомандовал Михалыч водителю. На него вопросительно посмотрела супруга, уже было открыла рот, чтобы задать вопрос, но Михалыч ее опередил, ответил первым. – Тома, сегодня ночуйте с Сережкой дома, я переночую у отца, пороюсь в его нычках, может деньги где припрятал, да и вообще нужно там побыть, а то мало ли что. Люди знали, что жил один, сегодня его похоронили, квартира лакомый кусок для воров. – Объяснил он, замолчал, потом добавил. – Я хоть свет повключаю, пусть видят, что там живут.  

– Я поняла, Жень. Да, все правильно, я не подумала. – Призналась она, добавила. – Я видела у папы шкатулочку с золотом, он прячет ее за баром.  

– А ты откуда знаешь? – Удивленно спросил ее Михалыч.  

– Пап, по-моему, тут за шкатулочку только ты не в курсе. – Отозвался сын Сережа.  

– Дед всегда доставал шкатулку на день победы, там у него звезда героя хранилась. – Добавил он.  

– Ясно. – Согласился Михалыч, дальше ехали молча, каждый думал о своем.  

Тик, тик, тик, тик, мерно отчитывая секунды, тикали настенные часы, поскрипывая внутри, словно скребясь коготком, ритмично нарушали тишину. Их стрелки показывали без пятнадцати два.  

Михалыч сидел на диване, рассматривая старые фотографии. Доставал их из большого, покрытого зеленым бархатом семейного альбома, который лежал на его коленях. В правой руке у Михалыча был хрустальный стакан с виски из дорогой отцовской коллекции алкоголя. Подле него вертикальной тонкой стрункой дымила не докуренная сигарета, забытая до поры до времени в хрустальной массивной пепельнице, расположившейся на журнальном столике из элитного красного дерева. Рядом с пепельницей на столешнице лежала полу рассыпанная стопка стодолларовых купюр. Три тысячи Михалыч нашел в книжном шкафу, отец спрятал их между страниц пяти книг. Еще две с половиной тысячи долларов в ванной, в ящике под умывальником, еще тысячу на кухне. Так, по мелочам в рублях тысяч пятнадцать было разбросано по всей квартире. Михалыч отложил фотографию, отхлебнул из стакана виски, наклонился, потянулся за сигаретой, затянулся, сбил пепел, положил ее обратно в пепельницу, откинулся на спинку дивана, в голове шумело, на душе было противно, как-то пусто. Он был очень близок с отцом, искренне любил и уважал его, уважал за мужество и принципиальность, за настоящую мужскую жизнь. Теперь, когда его не стало, Михалыч почему-то не испытывал сильной горечи утраты, ну не то, чтобы совсем, а только слегка, не так, как он себе это представлял прежде, за это сейчас себя и корил. Он закрыл глаза, вслушался в тишину ночи. Тик, тик, тик, тикали часы, от ночной сгустившийся тишины звенело в ушах.  

Тук, тук, внезапно не громко постучали в дверь. Михалыч от неожиданности буквально подскочил на диване, мурашки неприятно пробежали по всему телу. Он глянул на часы, на циферблате стрелки застыли ровно на двух. Потом тишина, будто никто и не стучал, только скрип секундной стрелки. Он просидел пять минут в напряжении, насторожившись, пожалел, что не взял с собой штатную охрану, затем немного расслабился, подумал, что это может кто-то из пьяных соседей по подъезду или их друзей. Осмелел, про себя рассмеялся от того, как неожиданно испугался. Потянулся к уже почти истлевшей сигарете, пару раз с удовольствием затянулся, поднес стакан к губам, собираясь еще раз глотнуть виски.  

В дверь вновь постучали, только теперь намного тише. Из коридора донеслось какое-то еле слышное невнятное мычание. Осмелев, Евгений Михайлович поставил стакан на стол, притушил окурок, одел тапки, пошел к двери ругаться с ночным нарушителем спокойствия, по пути на всякий случай прихватил мобильный. Дверь открывать не собирался, хотел просто шугануть, пригрозить вызвать полицейских, ну или своих на крайний случай, если не успокоятся.  

Он, не торопясь, дошел до двери, свет в коридоре включать не стал, решил прежде глянуть в глазок. Там снаружи постоянно была слышна какая-то возня, на кухне громко заурчал холодильник. Он, не торопясь, со вздохом прильнул к глазку, взглянул, резко отшатнулся. От того, что он там увидел, весь обомлел, побледнел, у него подкосились ноги. Михалыч отошел от двери на пару шагов, часто задышал от внезапной нехватки кислорода, чувствуя, как зашевелились на голове волосы.  

В подъезде он увидел своего мертвого отца!  

На мгновение потерял рассудок, не удержался на ногах, сполз по стенке на пол, развернулся и на четвереньках пополз в сторону комнаты, пытаясь отогнать от себя этот кошмар.  

За дверью раздались странные скребки, затем четко двумя с щелчками открылся первый замок, потом щёлкнул второй, дверная ручка опустилась, дверь открылась. В открытый проем вошел отец.  

Он был одет в парадную военную форму, изрядно запачканную свежей могильной землей, был немного неуклюж, раскачиваясь из стороны в сторону, словно хорошо подвыпивший. Он отошел на пару шагов от открытой в подъезд двери, обернулся, посмотрел на нее, словно изучая, под его взглядом дверь захлопнулась. Снова на четыре щелчка закрылись замки. После этого мертвый уставился своими пустыми мутными, подернутыми белесой пленкой, глазами на Михалыча. Так стоял примерно с минуту, внимательно всматривался, словно что-то пытаясь вспомнить, потом дернулся, отвернулся, хватаясь за стены грязными руками, шаркая, направился на кухню. Оставив лежать на полу Михалыча, который дергал ногами, пребывал в полуобморочном состоянии.  

Спустя пару минут он опомнился, обнаружил себя лежащим ничком на полу, понял, что несмотря на весь ужас ситуации, пока жив и ничего в данный момент ему смертельно не угрожает. На кухне слышалась какая-то невнятная возня. Он осторожно поднялся на ноги, на цыпочках, стараясь не дышать, чтобы не выказать себя, пробрался к входной двери. Там тихонько, очень медленно, открыл встроенный гардеробный шкаф, подтянул свое пальто, полез в левый карман, где лежали ключи, аккуратно вытащил, стараясь ими не звенеть. Вставил ключ в замок, попытался его провернуть, руки чуть дрожали, замок не поддался, было такое впечатление, что он заклинил намертво. Михалыч вытащил ключ обратно, проверяя тот ли, засунул в скважину. Оказалось, что все верно, он опять вставил, попытался провернуть, тот же результат. Между тем на кухне все стихло. Было слышно только мирное урчание холодильника. Михалыч замер, так и остался стоять, держась за ключ в двери.  

– Женя, чего ты там стоишь в прихожей? Иди сюда, сынок. – Раздался отцовский голос. Михалыч в ответ нервно дернулся, повернул голову в его сторону, не решаясь сделать шаг. Потом внезапно для себя оставил попытки освободиться, сам не понимая почему, словно в тумане, поплелся на непослушных ватных ногах на кухню.  

Отец встретил его, стоя к нему спиной, его китель сзади был разрезан сверху донизу, стянут грубым швом черной нейлоновой нитью, он опирался руками о плиту. Михалыч прошел мимо него на цыпочках, подошел к холодильнику, сел на стоящий возле стола стул, ноги уже просто не держали. Чувство страха как-то притупилось, все воспринимал через пелену, мозг отказывался верить в творящийся вокруг сюр.  

Мертвый полуобернулся в его сторону, лицо покойника было безжизненным, серым, он смотрел своими ужасными белёсыми глазами.  

Замолчал холодильник, комната погрузилась в абсолютную тишину, на стене монотонно тикали часы. Отец опустил взгляд, отвернулся, выпрямился, потянул грязную руку в уже почти обсохшей земле к чайнику, поднял его, поставил на плиту, второй выкрутил газ, нажал на кнопку поджига, под чайником появилось пламя.  

– Пап, это неправильно. – Выдавил из себя Михалыч. Отец ничего не ответил, но как показалось Михалычу, он все же тихонько что-то пробубнил себе под нос. – Что? Ты что-то хотел сказать, пап? – Переспросил он у мертвого отца. В ответ отец замер.  

– Линза, где линза? – Прохрипел он, не оборачиваясь.  

– Какая линза? – Спросил Михалыч, не понимая.  

На плите засвистел чайник. Покойник отвлекся, взял рядом стоявшую чашку поставил ее к себе поближе, снял с огня кипящий сосуд, налил кипяток в кружку, вернул урчащий чайник обратно, одним движением закрыл газ.  

Взял кружку с кипятком в руку, развернулся к Михалычу лицом, поднес ее ко рту, жадно, большими глотками стал пить из кружки, кипяток пролился на нижнюю губу обваривая ее, губа сначала побелела, потом верхняя часть кожи лоскутом сползла вниз. Покойник сделал еще пару глотков, опустил кружку, выронил ее из рук, та с громким звоном разбилась о кафель. Из его обожжённого, обваренного рта вытекала розовая слизь, капала на грудь, заливая рубашку с галстуком и орденами. Михалыч от увиденного обомлел, у него кружилась голова, дышать стало трудно, его сковал страх. Отец сделал шаг к Михалычу, приблизился, тот в ответ попытался максимально отстраниться от покойника, откинулся на стуле, головой уперся в боковую стенку холодильника, безумными глазами смотрел на мертвеца.  

– Линзу, верни линзу! – Прохрипел тот, на Михалыча пахнуло зловонием.  

– Какая линза? Я ничего не знаю, у меня ничего нет, нет никакой линзы! – Почти прокричал Михалыч в ответ.  

Отец наклонился к нему еще ниже, приблизился почти в упор, приоткрыл рот, из его глубин показалась тонкая, как струна, черная нить. Она высунулась на сантиметров десять вперед, медленно раскачиваясь из стороны в сторону, тонко вибрируя, словно выбирала цель. Затем чуть удлинившись, внезапно молнией обвила Михалычу шею.  

Ему сильно сдавило горло, перекрывая доступ кислороду. Михалыч выпучил глаза, инстинктивно схватился рукой за натянутую струну, та оказалась шершавой, в жестких чешуйках, другой рукой беспорядочно забарабанил по холодильнику, ноги свело в конвульсии, согнуло в коленях, он весь напрягся, жилы на висках вздулись, понял, что теряет сознание, свет в глазах начал меркнуть.  

Но в планы покойника умерщвление Михалыча пока не входило, он чуть ослабил петлю, оставив ее прилично затянутой. Михалыч тяжело с затяжкой вздохнул, сильно закашлялся, приходя в себя.  

– Не ври мне, она у тебя, я точно знаю, – прохрипел отец, из его рта сочилось что-то черное, капало на Михалыча ноги, из ноздрей покойного вышли еще две нити, одна удлинилась, пристроилась к ушному отверстию Михалыча. Но пока угрожающе покачиваясь, давая понять, что может в любую минуту проникнуть внутрь.  

На глазах Михалыча от душения выступили слезы, он не знал, что ответить покойнику, лишь только ерзал, пытаясь найти положение тела, при котором душило бы меньше, наконец он выдавил из себя.  

– Я не понимаю, что ты от меня хочешь, в чем я виноват?  

– У тебя то, что принадлежит мне, ты две недели назад получил ее, теперь она у тебя! – Ответил отец.  

– Хорошо, я отдам все, что хочешь, только отпусти, мне дышать нечем. Что тебе нужно? Все отдам. Хочешь линзу? Хорошо, скажи, где она лежит, я принесу. – Пообещал Михалыч, он был готов на все, лишь бы его оставили в покое.  

Внезапно струна освободила шею, исчезла обратно во рту покойника, труп отошел на пару шагов, оказался почти на середине кухни, как раз под лампой. Михалыч расслабился, обмяк, только сейчас заметил, что с руки, которой держался за странную струну, капает кровь.  

Покойник расстегнул китель, снял галстук, бросил его на пол, добрался до пуговиц рубашки, они оказались слишком мелкими для его мертвых пальцев, он никак не мог захватить мелкий кругляшек, немного повозившись, просто рванул края рубашки в разные стороны. Под ней обнажилось синюшное тело с огромным, от горла до низа живота, красным хирургическим разрезом по середине, зашитым грубым швом.  

Мертвец замер, уставился на Михалыча, внезапно глубоко погрузил пальцы в разрез на груди и с клокочущим звуком начал раздвигать плоть, он запрокинул голову назад, все больше увеличивая отверстие в груди.  

Михалычу казалось, что такого зрелища он не переживет, он был уверен, что вот-вот потеряет сознание.  

Из образовавшегося отверстия в теле мертвеца показалось нечто черное, маслянистое, оно выходило из покойника все больше и больше, снимая с себя труп словно скафандр. Из мертвого тела выходило нечто, оно напоминало человека, только карикатурного, имело голову без лица, его желтые газа горели огнем. Когда оно двигалось, с глаз срывалась желто-огненная дымка, оставляя за собой след. У черной смоленой сущности были узкие плечи, длинные руки и не пропорционально телу длинные ноги, оно было неимоверно худым и высоким, казалось, что оно покрыто какой-то смолянистой жидкостью.  

Когда нечто выбралось из отца, труп переломился пополам, словно тряпичная кукла, просто повалился на пол, остался лежать мясной скорлупой посреди кухни. Существо осмотрелось вокруг, уставилось на Михалыча своими огненными глазами, из его тела выступили несколько нитей, мерно раскачивались, словно выбирая цель, вновь потянулись к бедолаге. Увидев это, Михалыч заерзал, уже зная, что это означает. Тварь сделала пару шагов вперед, остановилась напротив, не пуская вход свои жуткие нити. Но они вплотную приблизились к Михалычу, угрожая ему неприятностями.  

– Я могу тебе доставить неимоверные страдания, ничтожество! – Произнесло нечто хорошо поставленным голосом, хотя рта у него не было. В ответ Михалыч бодро закивал головой, соглашаясь со всем, показывая, что бесспорно верит угрозе, не отрываясь смотрел на кончики черных струн, витающих возле его лица. Существо наклонилось над ним, еще более приблизившись, угрожающе произнесло.  

– Ты вернешь мне линзу, принесёшь ее сам, даю тебе на это ровно неделю. Если я не получу ее в срок или раньше, то я сделаю так, что ты, ничтожество, своими руками будешь убивать всех, кто тебе дорог. Ты знаешь, как это бывает не правда ли? – Спросила сущность у Михалыча, продолжила. – Вспомни ту историю с Самойловыми в Новосибирске? Я наслаждался, играя с ними, словно с куклами, разрезал их плоть, убивал, причиняя им страдания. – Темный отстранился, замолчал, ждал реакции на свои слова.  

– Ты демон! – В ответ выдохнул Михалыч.  

– Да, а кого ты рассчитывал увидеть, заполучив потустороннюю вещь? Фею? – Демон рассмеялся, одна из струн впилась Михалычу в лоб, в том месте выступила кровь. Михалыч поморщился от боли, превозмогая страх, спросил.  

– Тебе нужна та штуковина, которую я взял две недели назад в Новосибирске у Ковальского в отделе ФСБ?  

– Да, все верно, наконец до тебя дошло, ничтожный! – Подтвердил черный.  

– Так я могу сейчас поехать и привезти ее для тебя, она у меня дома в кабинете. Ты же знаешь, что я никуда не денусь, пожалуйста, не трогай моих родных. – Взмолился Михалыч.  

– Нет, так не пойдет! – Демон покачал пальцем перед носом у Михалыча, потом зарядил ему смачный подзатыльник. – Понимаешь, какое дело? К сожалению для тебя, ничтожного, здесь я не смогу принять линзу, ты принесёшь ее туда, где я буду властен овладеть ею. – Он отступил еще на шаг, втянул в себя все струны, замолчал, переливаясь вороненой чернотой, потом добавил.  

– До встречи, ничтожный, помни, у тебя неделя. – Предупредил он, развернулся к Михалычу спиной, направился к выходу из кухни.  

– Стой! Куда мне принести тебе линзу, где тебя искать? – Почти прокричал Михалыч ему вслед. Демон остановился, обернулся, сверкнул огненными глазами.  

– Естественно, на том свете, в аду. – Бросил Нечистый, отвернулся, вышел из кухни, растаял в полутьме, оставив Михалыча одного на пару с искореженным трупом отца.  

– Евгений Михайлович, это как так-то? – На пороге кухни стоял крайне удивленный и напуганный молодой летеха Геннадий Тактаров, его подчиненный из оперативного отдела. Он, не отрываясь, смотрел на мертвое окровавленное тело отца, лежащее в луже кровавой жижи посередине кухни.  

Лейтенант прибыл по звонку Михалыча минут десять назад.  

– Гена, хотел бы тебе рассказать, но только ты не поверишь. – Честно ответил Михалыч, он сидел в майке на стуле возле холодильника, ваткой с йодом прижигал ранку на лбу. Предвидя неминуемые вопросы, решил все объяснить сам, но так, чтобы Гена все понял без лишних слов.  

– Геннадий, официальная версия такая. Мои недоброжелатели воспользовались моей временной слабостью в связи с утратой отца, пробрались сюда вместе с трупом папы, чтобы оказать на меня определенное воздействие с целью ограбления и захвата секретных сведений, в общем как-то так. – Закончил он свое нескладное объяснение.  

– Евгений Михайлович, так деньги не взяли? Вон они в комнате на столике лежат. – Удивился нестыковке летеха.  

– Гена, я тебя прошу, тебе оно надо? Это мои разборки, лишние вопросы влияют на карьерный рост. – Михалыч осадил излишне любопытного сотрудника.  

– Понял, товарищ генерал. – Коротко ответил тот, угрюмо кивнув в подтверждение, что основная мысль до него дошла, Михалыч продолжил.  

– Гена, давай зови Сережу, вместе возьмите отца, приведите его в порядок, не знаю где, но достаньте новый гроб, только приличный, положите его туда уже на кладбище, чтобы без лишних глаз. Прежде на разведку на кладбище кого-нибудь из своих проверенных пошли, если что, пусть приберутся. Гена, короче, мне ли тебя учить, до утра чтобы все было красиво. И чтобы тихо все. Ты понял? Задача ясна, товарищ лейтенант? – Спросил Михалыч, замолчал.  

– Так точно, товарищ генерал-полковник! – Тихо отрапортовал подчиненный в ответ, добавил. – Евгений Михалыч, они что душили вас? – Он указал рукой на Михалыча горло, оно было все синее с фиолетовой полоской вокруг.  

– Гена, ну послушай, какая разница, это я повеситься хотел! – Он горько пошутил, продолжил. – Я же сказал это мои дела, вот ключ от квартиры, я сейчас приведу себя в порядок и отлучусь, а вы тут сами орудуйте. С утра доложишь мне, деньги со столика возьмете столько, сколько вам нужно. – Он встал со стула, потер шею, действительно, от прикосновений она ощутимо болела.  

Гена вздохнул от масштаба задания, достал телефон, чтобы позвонить своему другу и напарнику.  

– Алло? Валентин Иванович, слышишь меня? – Михалыч звонил своему коллеге из Новосибирска, генерал-майору ФСБ Ковальскому Валентину Ивановичу. Он находился в своем рабочем кабинете с заклеенным пластырем лбом и в белом шарфике поверх военного кителя, шея поднывала, постоянно хотелось кашлянуть.  

– Да, Жень, привет, отлично слышу! Что-то случилось? Звонишь в такую рань? – Слышался в трубке сонный голос коллеги. Михалыч бросил взгляд на настенные часы, стрелки показывали, пять.  

– Иваныч, прости, дорогой. Тут такое дело и оно не терпит отлагательств, подробности сообщить не могу, сам понимаешь, мне нужна от тебя одна услуга, так сказать конфиденциально, а за мной не заржавеет, ты меня знаешь. – На том конце повисла секундная пауза, Валентин Иванович прикидывал выгоду, от того, что он поможет в личной просьбе своему коллеге.  

– Что от меня требуется, Жень? – После раздумий спросил тот серьезно.  

– Валя, я попал! – Сердечно признался Михалыч, потом продолжил. – Я в такой ситуации, что просто капец, реально безвыходной, куда ни кинь, везде тупик, просто не знаю, что предпринять, на тебя, Валь, у меня теперь одна надежда. – Он замолчал.  

– Так, Женя, успокойся, тебе что угрожают? Твоей семье? – Заволновался Валентин Иванович, продолжил. – Не волнуйся, везде есть выход, какие у тебя проблемы? Разрулим, с нашими-то ресурсами, кто наехал? Амеры? Немцы? Наши? – В телефоне возникла пауза.  

– Нет, Валя, тут другое, не хочу тебя впутывать, хватит этого горя мне одному. Нечего тебе в это вмешиваться, слишком опасно. Тут такое, помнишь недели две назад я к тебе заезжал за одной интересной штуковиной? Такой золотой брусочек с кристаллами наверху? – Спросил Михалыч.  

– Да, Жень, конечно. – Отозвался Валентин Иванович, продолжил. – Он у нас проходил по странному делу Вячеслава Самойлова, ночного санитара нашей городской психиатрической больницы. Запутанное дело, я же тебе рассказывал о нем, там Самойлов убил ножом свою семью и родителей. Потом уверял, что сделать это его заставил некий демон. Потом Самойлов просил его спрятать в камеру от преследователя с того света.  

– А ты куда брусок дел? Неужели не сдал? – Валентин Иванович замолчал, догадался, продолжил. – Знаешь, я ведь тоже подумывал эту штуку у себя оставить, ведь это целое состояние! Но Жень, она слишком чужеродная, неестественная для нашего мира, нехорошая история за ней, понимаешь, от нее веет смертью, прости, что раньше не сказал. – Валентин Иванович замолчал.  

– Это линза! – Тихо сказал Михалыч.  

– Что? Какая линза? – Смутился Валентин Иванович.  

– Не знаю, но так ее назвал владелец, ну по крайней мере я склонен предполагать, что эта вещица его.  

– Постой, ты видел хозяина? – Спросил Иванович.  

– В какой-то мере да. –Уклончиво ответил Евгений Михайлович.  

– Что значит в какой-то-мере, Жень?  

– Валентин, послушай, подробности рассказать не могу, по крайней мере пока, потом все узнаешь. Прости, мне нужно, чтобы ты выяснил одну вещь.  

– Говори какую? – Чуть раздраженно спросил Валентин Иванович, он был слегка рассержен внезапной скрытностью товарища.  

– Валя, мне нужно узнать от тебя информацию. Помнишь, ты мне говорил про психа, который дал Самойлову этот золотой брусок с кристаллами, линзу, потом он исчез, якобы сбежал?  

– Да, помню, Жень. – Отозвался Валентин Иванович уже поспокойней.  

– А помнишь, когда я уже уходил, ты мне про паренька вслед сказал, что он прямо из камеры исчез, еще про конец света сказал?  

– Ну да, помню, а что?  

– Слушай, перешли мне личные дела этих двух человек, только срочно по электронке, они очень нужны мне.  

– Ты понимаешь о чем просишь? Это засекреченная информация. – Предупредил его Валентин.  

– Да, Валь, понимаю, но другого выхода у меня нет. – Он замолчал, ждал ответа.  

– Ладно, Жень, только ради тебя. – Вздохнул на том конце Валентин Иванович.  

– Жди, в течении часа пришлю. Если сильно прижучит, обращайся, помогу, как смогу. Ладно, пока, звони. – Валентин Иванович положил трубку.  

Михалыч остался в одиночестве, повисла томительная пауза. На лбу неприятно жгла ранка, напоминая о кошмарном ночном происшествии, кожа вокруг нее припухла, слегка пульсировала болью.  

Зазвонил телефон. На том конце оказался Гена, сообщил, что они с напарником все сделали, что уже все хорошо, что на все про все ушло полторы тысячи долларов. Михалыч про себя отметил, что Гена приврал где-то на триста, но заострять не стал, понимал, какую работу пришлось выполнять парням. На душе стало как-то более-менее спокойно, хотя все равно внутри вовсю звонил тревожный колокольчик. Поблагодарив парней, отправил их отдыхать, дал обоим по три дня отгула. Сам полез проверять почту. В новых письмах нашел то, что ему было нужно, мысленно поблагодарил Валентина. Затем сделал пару звонков в Москву своим однокашникам, которые заседали в высших кабинетах, напомнил о своих услугах, оказанных им. Попросил теперь об услуге с их стороны. Переслал им личные дела людей, которыми интересовался.  

Справившись, Михалыч откинулся на кресле, закурил сигарету, пока курил, размышлял. «Осталось только подождать, пока наша могущественная контора доберется до этих двух, вычислит и доставит их ко мне на беседу. Если все получится, то ответ как выбраться из этой удручающей ситуации кроется в одном из них, а может сразу в обоих», – думал он, еще раз затянулся, только сейчас заметил, как он чертовски устал. Взял телефон, позвонил супруге, сказал, что у него все хорошо, предупредил, что дома будет к ужину. Положил трубку на стол, тяжело вздохнул, потушил окурок о пепельницу, встал со стула, направился вздремнуть в соседнюю комнату своего кабинета. Там стоял роскошный черный диван с обивкой из мягкой лайковой кожи, как раз для таких случаев. На диване можно было передремать, когда обстоятельства не позволяли оставить рабочий пост. Он поплотнее закрыл шторы, улегся поудобнее, укрывшись мягким ангоровым пледом, быстро провалился в зыбкий тревожный сон.  

Долго поспать не удалось, сосед начал долбить молотком в стену, монотонно и уверенно тюкал с периодичностью десять ударов в минуту. Потом на пару минут зависал, тогда водружалась благословенная тишина, и снова продолжал что-то заколачивать в стену.  

Аня просто лежала в постели с открытыми глазами, слушала, как он стучит молотком. Про себя костерила его за то, что он, гад, не дал поспать.  

Сегодня утром она прилетела из очередного рейса. Их самолет почти сутки мотался по всей Европе, обслуживая чартеры, компания гоняла своих птичек в хвост и в гриву, чтобы отбить лизинг. Поэтому, после работы Аня приползала домой в буквальном смысле на четвереньках от усталости.  

Анна приподнялась с постели, взяла с тумбочки свои наручные часики, глянула на циферблат, стрелки показывали без пятнадцати четыре. Она вздохнула, положила часы обратно, собралась с силами, встала, накинув на себя поверх ночнушки легкий халат из неприятной синтетики, направилась на кухню.  

Она жила в съемной однокомнатной квартире в спальном районе на первом этаже. Квартирка ничего из себя не представляла, была бедненькой подуставшей хрущевкой с минимальным набором старой мебели и трескучими полами. На другую, более комфортную квартиру, у нее пока не хватало денег. Но если положить руку на сердце, то она жадничала, думала, что пока и так сойдет, почти половину своего дохода откладывала на потом.  

Аня подошла к окну, выглянула на улицу. Там было серо, тучи сплошным покрывалом заволокли небо, казалось, что еще чуть-чуть и они расплачутся холодным промозглым дождем.  

Но несмотря на прохладу, за окном оптимистично зеленела живая изгородь, на нее было приятно и радостно смотреть. Дальше взгляд упирался в зеленый забор детского садика и двухэтажное строение с большими окнами за ним.  

Аня вздохнула, в голове отдаленно еще жужжали движки самолета. Она отвернулась от окна, взяла со стола прокопченный и засаленный жиром чайник, поставила на огонь, тот в ответ заурчал нагревающейся водой. Открыла холодильник, достала колбасу и сыр, свежий огурец, прихватила касалетку, один из наборов, которыми кормила пассажиров в последнем полете. Положила его на пару минут в микроволновку, закипел чайник. Из микроволновки пошел запах, Аня поморщилась, самолетная еда давно уже приелась, но лень перевешивала почти всегда. Очень удобно было открыть авиаланч-бокс и быстро перекусить. Усевшись за стол, принялась за еду, просто смотрела в окно и жевала. Там пару голубей гоняли между собой краюху хлеба, затем, чего-то испугавшись, стремительно улетели прочь. Дальше смотреть было скучно, и Аня отвернулась от окна.  

Расправившись с обедом, облегченно вздохнула, убрала остатки завтрака со стола, направилась обратно в комнату. Спать уже не хотелось, тем более сосед не унимался и продолжал стучать. Анна заправила кровать, искоса посмотрела на приготовленные к отъезду чемоданы, вздохнула. «Нужно еще позвонить в компанию, сообщить, что увольняюсь», – подумала она. Взяла смартфон, написала начальнику в телеграмм, что увольняется, что заявление напишет позже. Прочитала свое сообщение, вздохнула, нажала кнопку отправить.  

Она решила сбежать домой, осесть, залечь на дно где-то на год. А только потом заняться продажей необычных драгоценностей. При мысли о них опустилась на край кровати, смотрела на чемодан, там на дне покоился черный футляр. Аня спрятала его туда, так как очень волновалась за себя и ничего лучшего придумать не смогла. Она даже хотела поместить чемодан в автоматическую ячейку камеры хранения, но передумала, ей казалось, что это слишком рискованно.  

Прошло уже три дня с той странной встречи с Пашей. С того момента, как Аня потеряла покой. Она ни разу не открывала футляр, боялась, что за ценностями придут, чтобы забрать их обратно себе. Выбьют с ноги дверь и грубо доставят ей массу неприятностей. Поэтому чемодан держала при себе, чтобы быстро отдать обратно сокровища их владельцам. Извиниться и попросить их, чтобы оставили ее в покое. Но пока все было тихо и спокойно, только не в Аниной душе.  

Она понимала, что совершенно случайно и не заслуженно стала обладательницей целого состояния и ей выпал шанс пробиться в этой жизни. Но, с другой стороны, также понимала, что можно сложить свою голову в попытке присвоить этот куш себе и его реализации в дальнейшем. Поэтому у Ани возник нехитрый план на первое время. Главным условием успеха являлось то, что о драгоценностях никто не должен был знать. Но несмотря на исходящую опасность, чемодан все время манил, звал к себе, требовал, чтобы она открыла его и достала оттуда заветный, странный и пугающий футляр.  

Аня сидела на краю кровати и не могла отвести взгляд от синего пузатого чемодана. Затем чуть наклонила голову, подалась вперед, взялась за его ручку, перетащила на кровать. Уселась поудобнее, щелкнула обоими замками и откинула крышку, не торопясь порылась в глубине сложенных вещей, извлекла на поверхность заветный черный футляр. Он был изготовлен из странного материала, сам по себе уже был интересным, слегка мягким, если надавить пальцем на его поверхность. По фактуре напоминал кожу нубук, на ощупь был чуть теплым.  

Ей нравилось держать его в руках, цвет футляра был матово черным, с характерной искринкой на свету. От него исходил чудесный аромат, он был чуть странный, непонятный, но довольно приятный. Футляр был увесистый и объемный.  

Аня повертела его, рассматривая и изумляясь качеству материала и сборки, он казался монолитным, единым целым, без зазоров и перекосов. Она отодвинула чемодан, на освободившееся место положила футляр. Одной рукой придержала снизу, а другой просто надавила на верхнюю крышку, как это сделал Паша в ресторане. Футляр слегка вмялся в постель, приятно фыркнул, будто бы внутри у него создалось давление, плавно открылся, выставляя на показ свое сокровище. Эффект был такой же, как и в ресторане, драгоценности буквально застилали глаза, искрились всей палитрой красок, поражали своей красотой и изысканностью.  

Аня потянулась, взяла из отделения кольцо, оно туго там засело, чтобы извлечь его из своего ложа, пришлось приложить небольшое усилие. Она одела кольцо на безымянный палец левой руки, отстранила ее подальше от глаз, чтобы полюбоваться.  

Как и прежде, вокруг кольца порхали небольшие синие мотыльки, она поводила рукой вправо-влево, играясь с бабочками. Улыбаясь, следила, как они спешили за кольцом, поднесла руку с драгоценностью поближе к себе, замерла, подождала, пока мотыльки успокоятся и усядутся на бриллиант и на ее пальчики рядом. Другой рукой резко зачерпнула, стараясь поймать одну из бабочек, но попытка не увенчалась успехом, мотыльки оказались проворней, взмыли вверх и тут же подлетели к кольцу. Аня не успокоилась, еще попыталась их поймать разными способами, но всякий раз ее попытки не приводили к успеху. Ей было очень интересно знать, на самом ли деле это бабочки или только обманка, простое изображение. Убедившись, что у нее не получается, вздохнула, оставила попытки ловить мотыльков. Потянулась за колье, достала его из футляра, внимательно рассмотрела.  

Колье было весьма увесистое, с внушительным красным бриллиантом подвесом, изготовленное скорее всего из разных драгоценных металлов – из золота и платины. Его изысканность просто потрясала. Казалось, что алмазные кристаллы соединяла между собой шелковая паутина, выстраивая их в упорядоченные ряды стильного драгоценного колье. От тепла ее рук кристаллы нежно засветились изнутри, сверкали, жили своей жизнью. Аня удивилась столь интересному эффекту. Слезла с кровати, подошла к старенькому трюмо, стоящему напротив кровати в углу комнаты со стороны окна. Машинально задернула шторы, стала напротив зеркала, еще раз поводила рукой с кольцом по воздуху, следя за мотыльками в отражении. Затем взяла колье обеими руками, накинула его себе на шею, повозившись совсем немного, защелкнула защелку сзади, отошла на шаг, любуясь на себя в зеркале.  

Колье просто сверкало, обесценивая ее одежду. Внезапно для себя, она заметила стайку маленьких бабочек, которые непринуждённо порхали вокруг ее плеч, но теперь они были темно-красного цвета, мотыльки не мешали, не отвлекали от колье, а наоборот, скорее дополняли его красоту, привнося некоторую пикантность и сексуальность.  

Аня улыбнулась себе в зеркале, ей очень нравилось то, что она там видела. Она отвернулась, подошла к кровати, достала из футляра серьги, каждая серьга имела по два алмаза в подвесе, но они не были тяжелыми, скорее в самый раз. Были изящными, не большими, но все же заметными, подчёркивающими красоту своей хозяйки. Аня одела их, вновь подошла к зеркалу с интересом наблюдая какой эффект будет на этот раз. Не ошиблась, возле ее ушей справа и слева порхали по одной белой бабочке. Она снова улыбнулась. «Как настоящая принцесса! » – Подумала Аня.  

Вдруг замерла, стала серьезной, в ее глазах сверкали бриллианты, аккуратно расстегнула пуговицы дешёвого халата, сбросила его на пол, не торопясь развязала верхние тесемки нежной ночнушки, медленно стянула ее вниз. Та тихо спала с нее к ногам, она осталась нагой.  

Аня любовалась своим обнаженным телом, на ее небольших грудках от комнатной прохлады, задорно скукожились сосочки, добавляя пикантности к ее женским прелестям. У нее была отличная фигура, покатые, мягких форм плечи, пропорциональные бедра, можно было сказать, что все было в самый раз, что все в ней сошлось в гармонии.  

Аня была стройна и подтянута, ростом чуть выше среднего, с гладкой бархатистой почти без изъянов белой кожей, на правой груди, выше соска, красовалась черной точкой родинка. В зоне бикини совершенно отсутствовали волосы, Аня за этим тщательно следила, регулярно избавлялась от них, отдавая дань моде. Ее бывший не приветствовал растительность на девичьем теле, ну и самой Анне так больше нравилось.  

Она чуть повернулась, отвлеклась на свою попу, проверяя не обосновался ли там за зиму целлюлит. Вытянулась, встала на цыпочки, рассматривала себя сзади, немного недовольно скривилась, вновь развернулась к зеркалу. Любовалась, как гармонировало ее нежное обнаженное тело с подаренными ей драгоценностями, причмокнула язычком.  

– «Какая красота бесхозно пропадает…», – подумала она, любуясь на себя, вокруг порхали разноцветные бабочки, делая из Ани загадочную фею. Анна еще немного покрутилась перед зеркалом, замёрзла, решила, что пора одеваться, но драгоценности были настолько красивы, что снимать их не хотелось, но все же ей пришлось. Сняла, аккуратно сложила их обратно в футляр, оделась. Натянула на себя спортивные брюки, белую хлопковую футболку с логотипом своей авиакомпании, поверх накинула флисовую кофту. Заглянула в зеркало, посмотреть, как выглядит, подобрала наверх волосы, стянула их резинкой в хвост. Снова присела на край кровати, взяла в руки футляр, чтобы спрятать его обратно в чемодан. Но тут до нее дошло, что крайне не хочет продавать столь ценный подарок.  

В голове мгновенно родился план как оставить ценности себе и все же обрести деньги. Она встала с кровати, нашла свою сумочку, там в боковом карманчике покоился клочок бумаги, который ей дал странный Паша. Достала его на свет, взяла телефон в руки, набрала номер, замерла, делая паузу, чтобы удостовериться правильно ли она делает. После секундных раздумий нажала на иконку вызов, в телефоне пошли гудки. На звонок пока никто не отвечал, она вздохнула, понимая, что уже что-то не так, все же решила подождать до окончания вызова, на последнем звонке смартфон ожил.  

– Алло…? – Прозвучал уставший Пашин голос. Аня от неожиданности растерялась, не знала, что ему ответить, поэтому на секунду застопорилась, лихорадочно подбирала в уме слова для будущего разговора, тем временем трубка повторила. – Алло, я слушаю?  

– Паша, ну пойми родной, на этот раз, тебе ну никак не получится отмазаться. – Михалыч замолчал, в кабинете повисла пауза, он в упор уставился на парня, откровенно и бесцеремонно изучал его. Парень в ответ потупил взгляд, отрешенно смотрел куда-то себе под ноги, не реагировал. Михалыча это слегка задевало и бесило, но профессионализм матерого ФСБ-шника это нивелировал, внешне он оставался совершенно спокойным. Он и не привык, чтобы люди вели себя с ним вот так, откровенно игнорируя. Парадокс заключался в том, что только Паша может спасти его и его близких от верной гибели. Поэтому Евгений Михайлович, несмотря на свою власть и раздражение, очень даже держал себя в руках, пытаясь не настроить против себя парня.  

Работал Михалыч с Павлом по классическому сценарию, задача которого заключалась в том, чтобы максимально запугать объект обработки, обрисовать ему самые мрачные и печальные перспективы, а потом, когда тот отчается и деморализуется, предложить выход из сложившейся ситуации. Разумеется, с выгодой для себя, и преподнести это как великое снисхождение и великодушие со стороны обвинителя.  

Но сейчас до него начинало постепенно доходить, что такая схема почему-то не работает. Павлу было просто фиолетово на то, что вещал Евгений Михайлович. Паша попросту все игнорировал. Уже час Михалыч общался с этим несговорчивым парнем у себя в кабинете, но все старания запугать Павла почти сошли на нет. Хотя он припомнил все подвиги, которые числились за Пашей, обрисовал перспективу ответственности, пообещал, как минимум, двадцатку, как максимум – пожизненное! Но на парня это не производило никакого впечатления, он просто сидел, смотрел в пол, время от времени ухмылялся, на контакт идти явно не собирался.  

В кабинете они были одни. Никаких бумаг, протоколов о беседе с Павлом Евгений Михайлович не вел. Также он постарался, чтобы не было случайных свидетелей разговора с Пашей, понимал, что в этой ситуации с Павлом нужно беседовать только в частном конфиденциальном порядке. Был очень расстроен, что их разговор не задался, развивается в негативном ключе. Паша совершенно не собирался идти на контакт, но и Михалыч не сдавался.  

Высокие чины в кремлевских кабинетах не подвели. На следующий день после того, как он попросил о помощи с утра ему позвонили, сообщили, что человека, которого он разыскивает, обнаружили в Сочи. Сказали, что в течении трех с половиной часов его доставят к Михалычу спец бортом.  

Вот теперь они сидели друг напротив друга – Паша с совершенно отрешённым видом и Михалыч, который не знал, как заставить Павла выполнить то, что так было жизненно важно для него. Но он генерал ФСБ и не оставлял попыток все-таки пробить психологическую оборону парня.  

– Паша, смотри, вот такая картина по тебе выходит. – Михалыч открыл картонную папку с названием «Дело», достал оттуда листок бумаги, одел очки.  

– Две тысячи одиннадцатый год, – начал он, – в городе Киренск Иркутской области пропал паренек Сережа Миронов, смотри. – Михалыч полез пальцем в текст. – По факту исчезновения Миронова было расследование, по делу свидетелем проходил его друг некто Павел Смирнов, дальше дело было закрыто с формулировкой, «в связи с истечением срока давности». – Михалыч замолчал, дал Паше возможность вспомнить, продолжил. – А знаешь, Паша, дело закрыли с нарушением! – Сообщил Михалыч, посмотрел на Павла поверх очков, изучая его реакцию, тот в ответ ехидно слегка кивнул. – Продолжим. – Сказал Михалыч. – Две тысячи тринадцатый год, жалоба Виктории Савельевны Чипко тысяча девятьсот сорок восьмого года рождения на Павла Александровича Смирнова в Херсонский РОВД Корабельного района.  

Жалоба заключалась в том, что после ссоры из-за неуплаты долга за аренду жилья ее постоялец Павел Смирнов напустил на несчастную старушку орды неизвестных насекомых, которые нанесли ей телесные повреждения легкой степени. Было открыто уголовное дело по статье 194 УК, умышленное уничтожение либо повреждение имущества, так как дом пришлось дезинфицировать, и статьи 125 в части 1 УК Украины, нанесение лёгких телесных повреждений. После трехнедельных разбирательств уголовное дело было закрыто с формулировкой «за недостатком доказательств злого умысла». Следователю Грановой Ю. В. был объявлен выговор с занесением в личное дело. – Михалыч замолчал, снял очки, достал из пачки сигарету, щёлкнул зажигалкой, подкурил, затянулся, выпустил клуб дыма, вновь глянул на Пашу. Тот улыбался, видимо вспоминая те дни. Евгений Михайлович отложил папку в сторону, вздохнул, понял, что его скрытая угроза возобновить старые дела не работает. Еще раз затянулся, подумав несколько секунд, откровенно обратился к нему.  

– Слушай, Паш, я уже не говорю о последнем неприятном инциденте с тремя мертвыми ребятишками на вечеринке, где ты фокусы показывал. Понимаю, дело там спорное, в основном не доказанное, но ведь все твои дела такие! Смотри, случается что-то не хорошее, ты в центре событий, потом оказывается, что ты не причем. Как так получается, а? Вот объясни мне, просто по-человечески интересно, как так выходит? И еще, как ты из камеры выбрался? Там ведь видеонаблюдение работало, сидел на койке, потом помехи и раз – в хате никого нет. Я несколько раз пересматривал, чтобы понять как? В чем фокус? Просто чертовщина какая-то! – Михалыч развел руками, продолжил.  

– Другой бы сказал, что это везение такое неимоверное, плюс незаурядный ум. В принципе, все можно объяснить логикой, охрану подкупил. Мол, вывели парня из камеры, потом это внутри службы скрыли. Хотя это тоже из области фантастики, но все-же теоретически возможно, вот и ответ нарисовался. – Михалыч замолчал, на секунду в кабинете водрузилась тишина, затем он продолжил. – Только я не поверю! Я бы сказал, что дело тут не в везении, нет и не в коррупции, и даже не в логике. Более того, скажу тебе совершенно честно, что я думаю. А думаю я, что и злого-то умысла у тебя не было в тех мутных делишках, где ты был замешан, ну конечно за исключением Виктории Савельевны с насекомыми. Все дело в твоей особенной способности! Вот где кроется ответ на все вопросы, думаю, что ты просто балбес с огромной властью над этим миром, постоянно косячишь, пытаешься все исправить и еще больше косячишь. – Заключил Михалыч, неожиданно встал со своего кресла, подошел к шкафу, стоявшему за его спиной, открыл в нем дверцу, за которой уютно расположились бутылки мини бара. Достал оттуда два фужера и наполовину наполненную бутылку коньяка, закрыл мини бар, поставил бутылку и фужеры на стол. Кивнул Паше, предлагая выпить, Паша замотал головой, отказываясь.  

Михалыч, пожал плечами, налил себе пол фужера, не церемонясь выпил залпом, на закуску затянулся сигаретой.  

– А знаешь, Паша, для чего ты здесь? – Продолжил Евгений Михайлович, поставил пустой стакан на стол, расстегнул пиджак, снял его, бросил на соседний стул. – Спорим, ты думаешь, что в очередной раз попался? И что у тебя скоро начнется геморрой с органами? – Спросил он, продолжил. – Ты думаешь, что скоро начнутся допросы, угрозы, тюремная камера, ты лихорадочно вспоминаешь свои грешки, за что тебя взяли, придумываешь способ как в очередной раз свалить, верно? – Михалыч кивнул в сторону Павла, как бы требуя от него подтверждения своих слов, затем улыбнулся и выдал. – Нет, парень, нет нужды так напрягаться, ты ошибаешься! – Он замолчал. Павел в ответ удивленно посмотрел на Михалыча. – Паша, никто на этот раз тебя обвинять ни в чем не собирается и предъявлять тебе никто ничего не будет. – Михалыч вздохнул, подошел к окну, замолчал, делая паузу, чуть отодвинул зеленую шторку, выглянул на улицу, потом тихо продолжил не оборачиваясь.  

– Паша, ты здесь, потому что я попросил очень могущественных людей в этой стране встретиться с тобой. Понимаешь, у меня появилась одна существенная проблема, и я хочу попросить у тебя помощи. Потому что никто, кроме тебя, на этой земле мне помочь не сможет.  

– Ну, а я здесь причем? – Наконец тихо отозвался парень.  

– Как причем? – Возмутился тупому ответу Михалыч. – В самом что ни на есть причем. Если бы не ты с твоим дружком оперативником, то я бы даже и не знал, что есть в этом мире такое!  

– Какое? – Настороженно переспросил Павел, пытаясь выяснить о чем идет речь.  

Михалыч молча задернул штору, отошел от окна, подошел к шкафу, открыл центральную дверку, за ней притаился небольшой сейф. Щелкнул цифрами набрал код, открыл дверцу, извлек из него черный футляр, закрыл сейф и дверцу шкафа. Повернулся, положил футляр перед парнем на стол.  

– Что это? – Спросил Паша.  

– Ты мне скажи, что это? Ведь ты в таких вещах эксперт! – Ответил Михалыч, он подошел ближе, взял футляр, открыл его, обнажая увесистый золотой брусок с платиновой вязью и кристаллами наверху. Положил его на стол перед парнем. Тот отпрянул, по его лицу пробежала тень страха, но он быстро унял эмоции.  

– Я бы на вашем месте так просто с такой вещью не обращался, а лучше сразу постарался от нее избавиться, например, закопал бы поглубже. – Предупредил он.  

– Это я уже понял. – Горько признался Михалыч, добавил. – Так ты знаешь, что это? – Он кивнул на брусок, мирно лежащий на столе.  

– Примерно да. – Ответил Паша.  

– Что, примерно да? Выкладывай. – Он плеснул себе коньяку, достал сигарету.  

– Можно без этого? – Попросил Паша. Михалыч искренне удивился.  

– Без чего? – Спросил он.  

– Без сигареты. – Уточнил Павел.  

– Ух ты, какой нежный.  

– Да нет, не нежный, просто дым неприятен.  

– Ладно, потерплю, – согласился Михалыч, спрятал сигарету обратно в пачку. – Так что там на счет этой штуковины? – Он кивнул в сторону бруска. Паша поднял глаза, внимательно посмотрел на него изучая, после паузы произнес. – Этот предмет, я полагаю, из так называемых нижних миров, запредельно нижних. – Начал он.  

– Из каких, каких? – Переспросил Евгений Михайлович.  

– Нижних. – Ответил Паша с нажимом. – Ну, вроде из ада, по-простому, хотя понятие ад – это неточно. Вещь была изготовлена в другом месте, скорее всего до событий раскола.  

– Какого раскола? Чет я не совсем понимаю! – Искренне спросил Михалыч.  

– Давайте на чистоту, – резко перебил его Паша, – вас угораздило повстречаться с демоном? – Обескуражил прямым вопросом.  

– Да! – Честно признался Михалыч, решив Павлу все рассказать.  

– В общем, полтора года назад в наш отдел поступил запрос на оказание следственной помощи из Новосибирского отдела ФСБ. К запросу прилагалось поверхностное объяснение – описание дела, которым они занимались, ну так бывает, чтобы немного ввести наш отдел в курс дела. В краткой аннотации содержались: реестровый номер, время и место событий, дальше никаких деталей и подробностей. Смысл запроса заключался в передаче в наш отдел некоего предмета, который не входил в их компетенцию, статус секретности был максимальным. Поэтому мне пришлось самому лететь в Новосибирск, тем паче, начальником отдела являлся мой однокашник и товарищ Ковальский Валентин Иванович. Там он и вручил мне вот это. – Михалыч указал рукой на брусок, взял со стола наполненный коньяком фужер, залпом выпил, достал сигарету из пачки, подкурил, затянулся, продолжил. – Я был очень удивлен эффектом, который появлялся из этой вещицы, кстати, могу показать. – Предложил Михалыч.  

– Нет, пожалуйста, не надо, я верю. – Паша энергично замотал головой, отказываясь. – Как хочешь, – сказал Евгений Михайлович, продолжил. – Тамошний начальник, Валентин Иванович, поведал мне жуткую историю этой штуки. История появления ее начинается в их местной дурке. Все началось с того, что в полицию, обратилась кондуктор троллейбуса, с жалобой на то, что у нее в салоне сидит труп. Прибывшие на место полицейские выяснили, что человек совсем трупом и не собирался быть, а просто прибывал в отключке, товарищ был одет в дореволюционную военную форму. – Услышав это Паша заулыбался.  

– Что? – Спросил Михалыч.  

– Ничего, продолжайте. – Ответил Павел. Михалыч продолжил:  

– Они сначала подумали, что он реконструктор, но потом обнаружили, что он вооружен. Естественно арестовали, доставили в отделение и вручили его дежурному оперативнику Юрию Быкадорову. По результату допроса была вызвана психиатрическая неотложка, так как Сергей, так звали человека из троллейбуса, рассказывал, что он был участником войны, которая происходила на том свете. По итогам рассказов клиент отправился отдыхать в дурдом. Там он поведал, что путешествовал по потусторонним мирам с неким напарником, Павлом. – Михалыч сделал паузу, внимательно посмотрел на Пашу, тот остался непроницаем, продолжил. – Также Сергей рассказывал, что с войны его вытащил и спас именно Паша, но в какой-то момент их пути разошлись.  

Однажды ночью путешественник по тому свету Сергей встретился с ночным санитаром Вячеславом Самойловым, попросил отвести его на крышу дурдома, подкупил его вот этим. – Он вновь кивнул в сторону золотого бруска. После этого исчез. – Михалыч сделал паузу, продолжил. – Через некоторое время вся семья Самойловых была жестоко убита, как мы предполагали, самим Вячеславом. Вот в результате расследования таинственная вещь и попала к нам, а впоследствии ко мне. – Евгений Михайлович замолчал, взял брусок в руки, напрягся, было видно, как в нем борются два разных чувства. – Я расскажу тебе правду, все на чистоту. –Продолжил он.  

– Скажу честно, эту штуку я решил оставить себе, я сразу понял, что она не простая, что может стоить целое состояние! Я заказал у своего ювелира его копию, подставил ее вместо оригинала, естественно, копия была условно драгоценна. Так как по ней заключение давал я, то у меня были все возможности подлога. Я спрятал брусок у себя до поры до времени, попутно прощупывал на предмет выгодного покупателя. – Он положил брусок снова на стол. – Так прошло полтора года, все улеглось, дело закрыли. Кстати, Вячеслав Самойлов погиб в СИЗО, ночью выгрыз себе вены на руках, бился головой о стену, пока не скончался. – Михалыч вновь замолчал, перевел дух, налил коньяка, залпом выпил. Паша сидел, слушал, его не перебивая. Евгений Михайлович продолжал:  

– Три дня назад у меня умер отец, день пролежал в морге, позавчера мы его похоронили, на ночь я решил поехать к нему на квартиру там переночевать. В два часа ночи мой мертвый отец вернулся домой! – Он замолчал, достал сигарету, закурил, отвернулся, подошел к окну, продолжил не оборачиваясь. – Я был потрясен, напуган, раздавлен. Отец был на самом деле мертв, мертвее некуда, весь в могильной земле, в него вселилась какая-то тварь, потом она вышла из него, издевалась надо мной и угрожала. – Михалыч затянулся, его руки дрожали, было видно, чего ему стоило это вспоминать, вновь переживать те страшные события, тем не менее продолжал. – Самойлов был прав, он говорил, что с его семьей расправился демон, что он не причем. Но ему никто не поверил, но в самом деле, кто может поверить в такое? Теперь я верю, потому что это коснулось меня. Демон приказал принести ему вот это, – Михалыч развернулся, отошел от окна, указал рукой на предмет на столе. – Сказал, что эта штука – линза, принадлежит ему! Так он назвал этот предмет, приказал мне доставить ее на тот свет. Иначе он убьёт моих родных, всех кто мне дорог, понимаешь? Я ему верю. – Он подошел к Паше, расстегнул воротник, показал ему синюю шею. – Это сделал он, душил меня, сука! – Михалыч потер шею, продолжил. – Он дал мне неделю, два дня уже прошло. Паша, милый, помоги пожалуйста, кроме тебя мне обратится не к кому. – Он сел в кресло, обхватив голову обеими руками.  

– Знаете, но я не могу. – Тихо ответил Павел.  

– Почему? – Спросил Евгений Михайлович.  

– Там слишком опасно, живыми нам оттуда не выбраться, мы потеряемся, не пройдя и половины пути. – Пояснил Паша, потом продолжил. – Да, я согласен, имея такую драгоценность, как линза, у нас появится большое преимущество в путешествии в потустороннее. Но все равно, даже с ней это смертельно опасно. – Паша снова заговорил загадками.  

– Паша, что ты сказал на счет линзы, какое преимущество она дает, что это такое? – Спросил Михалыч, он снова указал рукой на брусок.  

– Можно воды. – Вместо ответа попросил Паша.  

Михалыч кивнул, молча встал, направился на выход, открыл обитую кожей дверь кабинета, вышел в помещение секретаря, оставил Павла одного.  

Светы секретарши не было на месте, он сам отправил ее сегодня утром домой. Не хотел, чтобы она знала об этой встрече. Знал, что она сообщает обо всём, что происходит у него в кабинете, в другой отдел. Хотя она и была его человеком, не сообщать не имела права, поэтому он сам частенько редактировал ее доносы. Тут был другой случай, Михалыч просто не хотел ее подставлять, «меньше знаешь, лучше спишь», – думал он.  

Евгений Михайлович прошел вдоль ее стола, подошел к дорогому шкафу из мореного дуба, открыл одну створку, в нише шкафа находился замаскированный холодильник, Михалыч открыл его дверцу, покопавшись достал оттуда литровую бутылку минеральной воды, бутылку колы, пару вакуумных пакетов с нарезкой ветчины и колбасы, коробочку плавленого сырка, закрыл дверцу, положил все это Свете на стол. В другом шкафчике на полке, находилась хлебница со свежим нарезанным хлебом, рядом стояла посуда с подносом. Он достал большую тарелку, наделал бутербродов, поставил все это на поднос, направился обратно к Паше.  

Михалыч поставил поднос с бутербродами и бутылками на стол, Паша застеснялся, поначалу отказался от еды, просто выпил стакан минералки. Но посмотрев на еду, сдался, молча налил себе колы, принялся за бутерброды.  

Все это время Михалыч молчал, просто ждал, пока парень поест, взял сигарету из пачки задумчиво вертел ее в руках, ему ужасно хотелось коньяка, но понимал, что с него хватит, дальше принимать алкоголь не стоило.  

Павел наелся, допил колу, налил себе еще, вытер руки и лицо салфеткой.  

– Спасибо! – Поблагодарил он.  

– Не за что, на здоровье! – Отозвался Михалыч.  

– Это линза. – Паша кивнул на брусок.  

– Да, это я уже понял. – Саркастически ответил Евгений Михайлович, замолчал ждал продолжения.  

– Если проще выразиться, это навигатор. Он указывает точный путь к тому или иному пространству, миру или к действующему устройству мира. – Объяснил Павел.  

– Постой, прости, что перебил, но ты сказал путь к устройству мира, это вообще как? – Перебил его Михалыч, думал, что парень ошибся.  

– Это такие хабы, можно это так назвать, – начал объяснять Паша, – ну, они разумны, они высшие ангелы, компьютеры, высшие существа, не суть важно, хотя они огромны как звезды, или еще больше, не знаю. Они формируют реальности, миры, но и сами есть реальность, их тоже формируют. Не знаю, короче, как-то так, вот с помощью этого. – Он вновь кивнул на линзу. – Можно пробраться к ним и поговорить.  

– С кем? – Удивился Евгений Михайлович.  

– Как с кем, с Ангелом. – Смутился Паша.  

– А с Богом можно? – Михалыч не унимался, от такого у него сперло в горле.  

– Не знаю, это серьезно, очень серьезно, он безмерно крут, просто беспредельно. Живыми нам к нему не добраться, думаю, даже мертвыми не получится. Разве, что он сам решит с нами встретиться, на все воля его.  

Михалыч не мог поверить, что этот разговор происходит о реальных вещах, и что все это на самом деле. Его жизнь за три дня круто изменилась.  

– Послушай, Паш, – сказал Евгений Михалыч, – мне кранты, единственная надежда на тебя, пойми, в этой ситуации только ты мне можешь помочь. Ни контора с ее могуществом и возможностями, ни важные люди в Кремле с огромной властью, в этом случае все они совершенно бессильны. Одна надежда на тебя, парень.  

– Но и ты пойми, ты тоже в аналогичной ситуации! Сам посуди, ты засветился, скажу тебе даже круто засветился, теперь ты на виду, как на ладони, с тебя не слезут, понимаешь? Да, ты думаешь, что сможешь улизнуть, исчезнуть в любой момент, и уже было такое, но пойми, тут работают люди далеко не глупые, думаешь, они позволят тебе снова улизнуть? – Михалыч поджог сигарету, затянулся, продолжил. – Думаешь, тебя арестуют, будут допрашивать, изучать тебя? Возможно, не знаю… Хотя знаю, как бы я поступил. – Он замолчал, налил себе коньяка, залпом выпил, взял Пашин стакан с колой, запил, поставил его на место, продолжил.  

– Я бы подослал к тебе человека, красивую девку, например, положим, ты бы в нее влюбился. Затем она вынудила бы тебя раскрыться, выкачала инфу по полной. Ты бы показал ей все, что знаешь. А потом, через нее я склонил бы тебя к сотрудничеству, лишил бы свободы, превратив в куклу, дергал бы за ниточки. А если бы у меня не получилось, то просто убрал бы тебя. Где-нибудь в подъезде или в подворотне. Это мог бы быть нож наркомана или арматура гопника, жигули пьяного деда. Не важно как, но ты и сам не догадался бы, что за всем этим стою я! Пойми, ты человек, который нарушает систему, ты опасен для системы, угроза! Значит, тебя нужно контролировать и использовать, или в противном случае убрать, уничтожить, чтобы не нарушать баланс системы. Не я, так другой обязательно займется тобой. Вот такая у тебя грустная бесперспективная картина. Я более, чем уверен, что с той стороны думают также, эти твои ангелы. – Уточнил Михалыч, Паша молча слушал, до него начал доходить смысл слов. Тем временем Евгений Михайлович продолжил. – Паша, тебе не дадут жить долго, у тебя одна надежда на меня. Я могу тебя опять погрузить в небытие, спрятать за спины народной массы, как иголку в сене, на это у меня ресурсов предостаточно. Великое око государственной машины отвернется от тебя, ты снова станешь невидимым, будешь жить как прежде, так что думай. Только думай быстро, если я умру через четыре дня, у тебя другого шанса не будет. – В ответ Паша поднял глаза на Михалыча, внимательно посмотрел на него.  

– Эта штука именная, принадлежит только одному. Скорее всего, до раскола этот ангел участвовал в устройстве миров, и предмет был изготовлен специально под него. С помощью линзы он путешествовал по мирам, выполняя разные поручения. По каким-то своим причинам он перешёл на сторону зла, был низвергнут в преисподнюю, превратился в мерзкого лживого демона. Но ему как-то удалось сохранить линзу при себе, я повторяю, такие вещи вручаются только могущественным ангелам, соответственно мы имеем дело с могущественным демоном. – Сказал Паша, глядя в глаза Михалыча, добавил. – У нас не будет ни малейшего шанса на возращение. Если мы пойдем к нему, скорее всего погибнем. Но, если подумать, то попробовать можно. Все равно и тут нет никаких перспектив на нормальную жизнь. – Паша замолчал, налил себе колы в стакан, отпил глоток, продолжил. – Но есть одна проблема, там в потусторонних мирах система воспринимает живых, как недавно распределённых «умерших», отправляет их в разные миры, начисто заменяя память, встраивая ново преставившихся в события, в сценарий, по которому живет данный мир. Проще говоря, для вас все, что происходит в том мире, все по-настоящему, все события естественны и правдивы. Вы не заметите подвоха и чем больше циклов вы там проживете, тем больше шансов раствориться в новом мире, занять законную для того бытия ячейку. Здесь, естественно, вы умрете, и ваше пустое тело без души останется в этом мире. – Паша замолчал, перевел дух, еще немного отхлебнул колы, продолжал. – Просто я объясняю, что шансов вырваться из того бытия у нас практически не будет! – Он откинулся на спинку стула, закинул ногу на ногу, продолжал:  

– Я проводник, могу сохранять рассудок до трех переходов, на третьем уже с трудом могу нормально осознавать себя в том мире, это похоже на амнезию. Чем дальше мы отдаляемся от нашей границы реальности, тем экзотичней и опасней становятся другие. Там очень опасно и не привычно. Наблюдая, я понял, что каждый мир был создан для своей цели, каждый играет свою скрипку в великом оркестре бытия. – Павел замолчал, перевел дух, Михалыч его не перебивал, ждал продолжения. Паша сумбурно продолжил. – Но даже самая идеальная система, как правило, имеет микроскопические погрешности. Я не знаю, почему так вышло, что такой погрешностью, например, являюсь я. Может это случилось после войны, раскола в раю. Не знаю, не знаю, почему я могу передвигаться между мирами, может просто так получилось? Вот и Сергей теперь так же, как я, проводник, но с ним что-то другое, его призвали, но для чего? – Задался Павел вопросом, удивляя своим немного не связанным монологом Михалыча.  

– Тоже не знаю, может у Сергея миссия? Мне, например, не известно. Но только сейчас я понял, что он стал проводником не спроста. – Продолжал Паша. – Совсем недавно я отправился уединиться в ближний мир. Там у меня хижина, лес, костер, никого вокруг. Я иногда так делаю, набираю еды, пива, виски, пару дней отдыхаю от всего. Но на этот раз я туда не попал, а оказался на краю обрыва метров сто вниз, на его дне протекала горная река. Сначала я не понял, что произошло, даже не успел испугаться. Неожиданно в голове прозвучал голос, представился ангелом, вкратце описал ситуацию. Сказал, что я для них дестабилизирующий элемент, что он за мной долго охотился, что должен меня стереть из реальности, проще говоря убить. Я ему говорю, валяй! Все равно бесполезно спорить, честно говоря, я догадывался, что так и будет. Соблюдал некоторую предосторожность, но раз уж так все произошло и отмазаться не получится, в общем я приготовился умереть. Для меня все стало проще, мне даже понравилось, в тот момент я стал по-настоящему свободен. Не нужно ни перед кем оправдываться, юлить, все, конец. Говорю ему, не тяни, я готов! А он мне в ответ: – Нет, парень, не сейчас, а может быть никогда.  

– Не сказать, чтобы я не удивился его ответу, я был обескуражен и крайне удивлен. Только сейчас тебя вели на плаху, но, когда ты приготовился к смерти, бац, тебя помиловали! Как вам такое? – Паша сделал паузу, посмотрел на Михалыча, продолжил. – Он собирался меня убить, вдруг передумал, как это так? – Спросил Паша, Михалыч не ответил, внимательно слушал, не понимая к чему он клонит.  

– Вот только во всем этом была одна закавыка. Ангел объяснил мне свое милосердие. Оказалось, что один нужный человек – балбес и я его хорошо знаю, вновь попал в передрягу. В общем, его нужно было очень скоро выручать. Вытащить из довольно глубокой задницы. Ангел обрисовал мне суть картины.  

– Если поможешь, будет у тебя все тип-топ, если нет, то сам знаешь, что! Говорит, даю тебе неделю на все про все. Дал подсказку, сказал, что среди нас живут уникальные люди, которые в чужих мирах не теряются, помогая остальным сохранять рассудок, позволяя остаться самими собой. Назвал их фонарями, способными своими душами освещать мрак. Дал фамилии, адреса, сказал, что поможет завербовать одного из них. Предупредил, что это будет не легко. Таких людей на все СНГ всего три человека. Как раз я в Сочи пытался найти одного из них. Но там оказалась бабка, лет восьмидесяти, поговорить с ней я не успел, ваши парни аккуратно приняли меня и доставили сюда. Еще один живет в Казахстане, казах, в городе Аркалык. Это капец, как далеко туда ехать. – Сказал Павел.  

– Это не проблема, давай его адрес через часов двенадцать будет тут, уговорим быстро. Я тебя уверяю. – Успокоил его Михалыч, потом спросил. –А третий что, где находится?  

– Это дохлый вариант, там девчуля лет двадцати двух, вся из себя, красивая, учится на журналиста заочно. Работает стюардессой, рыба еще та, палец в рот не клади, откусит руку по самый локоть. Кстати, живет в Питере. Не знаю, как и почему она попала в этот список, кто угодно, но только не эта дамочка. Вообще не пойму, как она может кому-то что-то освещать? Ведь на ее красивом лбу написано, что она та еще пройдоха. Хотя, если так подумать, то и я тоже тот еще фрукт, но тем не менее, могу шастать между мирами. – Рассуждал Паша.  

– Но ты дошатался уже до ручки. – Съязвил Михалыч.  

– Да ладно, я смотрю вы тоже. – Ответил Павел, зло посмотрев на своего собеседника.  

– Хорошо, признаю. – Миролюбиво признался Михалыч, добавил. –Мы, паря, с тобой влипли, в одной лодке находимся, таймер отсчитывает нам одинаково. – Паша кивнул, соглашаясь.  

– Знаешь, а это хорошие новости, ну что не надо далеко ехать, нужно только отловить эту мадам, а уж уговорить-то мы ее сможем, в этом я ручаюсь. – Заверил его Михалыч.  

– Я бы не был так уверен, – ответил Паша, – я уже с ней встречался, пытался завербовать, понял, что она умна и хитра, сразу почуяла подвох, опасность авантюры, поэтому на нее я сильно не рассчитывал, сразу поехал в Сочи. Думаю, что быстро найти Аню уже не получится. – Предположил Павел, замолчал, потом продолжил. – Но есть надежда, что она может и сама объявится, есть кое-что такое, что ей очень интересно. У нее заканчивается срок на подумать, так что сегодня мы узнаем согласится она или нет, но для подстраховки вы можете послать ребят в Казахстан за Тургыном Садыковым.  

– Вот еще, ехать туда, просто позвоним тамошним парням, они отправят нам его по почте! – Пошутил Михалыч. Он согласился с планом Павла.  

– Ну, что делать-то будем, время то тикает? Я так понял, ты согласен мне помочь? – Серьезно спросил Евгений Михайлович, чтобы точно прояснить вопрос.  

– Да, согласен, никуда не денешься. – Согласился Паша, потом добавил. – Но сперва нужно выручить Сергея, с ним нам будет проще одолеть демона.  

– А нам времени хватит, чтобы отдать демону линзу? – Не обращая внимания на Пашины слова, недоверчиво спросил Михалыч, он гнул свою линию.  

– Я вам удивляюсь, – сказал в ответ Павел, – вы что в самом деле очень наивный? Вы думаете, что, отдав линзу, вы вернетесь домой и заживете как прежде? А счастливый демон поблагодарит вас и помашет вслед ручкой, может даже всплакнет от умиления? Нет, вы ошибаетесь, он абсолютное зло и ложь, он не отпустит вас никуда. На вечно сделает вас рабом, будет истязать и насмехаться над вашей душой. Вы станете его вещью, собственностью. Заполучив то, чего он желает, он убьёт всех ваших любимых и обязательно сделает так, чтобы вы это видели, но не смогли с этим ничего поделать. Он жаждет ваших страданий и ненависти, ибо ненависть – это то, что его питает, это его кровь, то, чего он больше всего жаждет, он живет ею. С линзой он станет в сто раз сильнее, многие пострадают, если он ее получит. – Паша замолчал, закончил свой монолог, в комнате воцарилась тишина. Михалыч был подавлен и дезориентирован Пашиными словами, о таком он не подумал. Тоже молчал, до него дошла перспектива, вспомнил демона, от воспоминаний его начало тошнить.  

Громом среди ясного неба зажужжал Пашин мобильный, телефон был поставлен в беззвучный режим, назойливо прыгал по поверхности стола от вибрации. Он лежал рядом с Михалычем.  

Когда привели Павла, все содержимое его карманов передали Михалычу, как только конвоиры ушли, он сразу же все вернул обратно парню, только мобильный до поры оставил лежать у себя.  

Паша вопросительно глянул на своего нового компаньона. Михалыч в ответ утвердительно кивнул в сторону смартфона, мол, ответь. Паша взял телефон в руки.  

– Алло? – Сказал в трубку Павел, замолчал, на том конце замешкались, повисла пауза. – Алло, я слушаю? – Повторил в трубку, потом. – Очень приятно, Аня! Рад, что вы мне позвонили. Ну что, вы подумали над моим предложением? Да, награда будет впечатляющей, – пауза, потом, – нет, не волнуйтесь, все будет безопасно, нет, не волнуйтесь. Можно встретиться и все обсудить, да, нет, времени очень мало, так что еще подумать не получится. Мне нужно ваше согласие прямо сейчас. Хорошо, через час в ресторане, как в прошлый раз. Да, будем там, до встречи, да, до встречи, Аня. – Паша замолчал, положил трубку.  

– Это Анна, она согласилась! – Объяснил он, добавил. – Одной проблемой меньше, нам через час нужно быть в ресторане Аркадия, там договорился с ней встретиться.  

– Да, я уже слышал, сейчас четыре, к пяти управимся, пошли. – Ответил Евгений Михайлович, он тронул сидящего на стуле Пашу за плечо, увлекая его за собой. Из кабинета они вышли в комнату секретаря, там из гардероба Михалыч достал и одел свое пальто, а Павел теплую зеленую цвета хаки куртку с карманами клапанами, развернулись, каждый наткнулся на свое отражение в полный рост в зеркале, расположенном напротив, мельком глянули, Михалыч автоматически быстро причесал свою лысину, Паша улыбнулся. Через пять минут они уже сидели у Михалыча в Лэндровере.  

– Хорошая машина! – Похвалил Паша, он провел рукой по обшитой дорогой кожей торпеде.  

– Хорошая-то хорошая, только ерунда это все, машины, квартиры, так, мишура, только сейчас дошло. – Как бы между делом, рассеянно ответил Михалыч, он завел автомобиль, нажал на газ, Лэндровер плавно тронулся с места.  

– Бокал вина, пожалуйста. А можно еще плитку черного шоколада? –Попросила Аня у стоящего рядом с ней тощего и длинного официанта. Она глянула на часы, Паша опаздывал на пятнадцать минут. На душе было гадко, понимала, что подписалась на мерзкую, опасную авантюру. Было ясно, что ставки, как никогда, высоки и ей это выйдет боком. Что все подводные камни еще вылезут потом. Что все в итоге, о чем она договаривалась будет в сто раз хуже. И с кушем, который ей обещал Паша, до конца не все ясно и понятно, он даже не озвучил сумму. В чем это будет? В рублях, в долларах, в золоте? И на хрен ей золото? Кому она его продаст? Нет, лучше в долларах, сразу поставлю условие, если не согласится, пусть идет в сад! – Думала она.  

На этот раз в ресторане было многолюдно. Ане то и дело приходилось заворачивать народ, который хотел присоединится к ней, одиноко сидящей за столиком. Она нервничала, снова посмотрела на часы. – Если в течении пяти минут Паши не будет, свалю. К черту эти деньги, эти драгоценности вообще выброшу на хер в реку. Буду жить, как прежде. – Думала она. Но потом, – хотя, может это и шанс, пусть и опасный, но такое только раз в жизни будет. Как бы не пришлось пожалеть об упущенных возможностях. – Продолжала тревожно размышлять.  

– Привет! – Неожиданно поздоровался Паша, вид у него был уставший, помятый, она даже не поняла, как он подобрался, чтобы она его не заметила. – Можно присесть? – Павел указал рукой на свободные места рядом, потом добавил. – Познакомься, это Евгений Михайлович, наш третий компаньон. – Он указывал рукой на пожилого мужичка, стоявшего сзади него, немного поодаль, тот нерешительно бросал на Анну любопытные взгляды.  

– Компаньон? – Вслух удивилась Аня. Она, в свою очередь, посмотрела на невысокого плотного Пашиного попутчика с пузиком.  

Спутник услышал, что говорят о нем, подошел поближе, учтиво поклонился и бесцеремонно уставился на Аню. Он был одет в дорогой костюм черного цвета, довольно коренаст, на вид ему было где-то шестьдесят один. На его высоком лбу красовалась заплатка пластыря под цвет кожи. Серые, почти выцветшие глаза выдавали в нем человека, который привык, что ему все подчиняются. Взгляд этих глаз был уверенный, точный, оценивающий, он смотрел в корень, в самую суть объекта своего внимания. Вот и сейчас Аня слегка поежилась от напористого профессионального взгляда. Казалось, что ее просвещали лучи рентгена. Хотелось ему сразу признаться в своих грешках. Аня не выдержала, опустила глаза, отвлеклась на мысль, что у мужика дорогие туфли, потом опомнилась. – Точно мент или ФСБшник! – Подумала она. Аня подняла глаза, перевела взгляд на Пашу, смотреть на него было комфортней.  

– Да, конечно, присаживайтесь. – Она символически указала рукой на свободные места подле нее. – Меня Аня зовут! – Спохватилась она.  

– Здравствуйте Анна, очень приятно! – Галантно поздоровался Пашин товарищ, голос у него был низкий, приятный, емкий, Ане он понравился.  

– А я вас уже полчаса жду, думала уже не приедете. – Пожаловалась она нарочно манерно, чтобы захватить инициативу, заставить их извиняться. Паша в ответ смутился.  

– Простите, это я виноват, пришлось заехать домой, захватить кое-что. – Оправдался за него Евгений Михайлович, он быстро раскусил Анин маневр. Теперь играл с ней в поддавки.  

– Извините, но у нас крайне мало времени. – Неожиданно и бесцеремонно перебил их Паша, осмотрелся по сторонам, продолжил, – если все согласны, то мы выходим через три часа, предлагаю меня слушаться беспрекословно.  

– О как быстро! – Возразила Анна, отвечая на Пашин категорический тон. Она, посмотрела на Михалыча, ожидая поддержки, но тот потупился, предпочел отмолчаться. Поняла, что ей придётся выяснять все самой, улыбнулась.  

– Ну да, я согласилась, только не знаю на что и сколько за это получу? – Созналась она честно, тон у нее стал серьезный.  

– Аня, у вас есть банковская карточка? – Спросил Михалыч, он смешно блеснул своей лысиной в свете галогеновых ламп подсветки на потолке.  

– Да, а что? – Удивилась она, ее смутила перемена темы.  

– Давайте, диктуйте номер. – Продолжил Евгений Михайлович, он приготовил смартфон, тыкал пальцем в экран.  

– Для чего? – Она не понимала, чего он от нее хочет.  

– Ну, вы же хотите гонорар? Вот вам задаток, – спокойно ответил Пашин товарищ, продолжил, – говорите номер. – Он оторвал взгляд от экрана, уставился на Анну.  

Аня молча полезла в сумочку, достала карточку, положила ее аверсом на стол, медленно продиктовала цифры. Михалыч тем временем, повторяя за ней, вбивал их в смартфон, Паша в это время сидел, уставившись в сторону музыкантов, слушал как они неторопливо и негромко наигрывали джазовую тему.  

– Все готово, проверяйте. – Сообщил Евгений Михайлович. Аня взяла свой телефон, зашла в приложение банка, ввела пароль, подождала пока обновятся данные по ее счету. Когда увидела цифры, у нее округлились глаза. На экране красовалась сумма два миллиона двести сорок тысяч рублей. Михалыч заметил ее реакцию, телефон в ее руках слегка задрожал.  

– Это только первая половина, вторую вы получите после того, как мы вернемся. – Пообещал он.  

– Ого, спасибо! – Поблагодарила довольная Анна, потом добавила. – Я так понимаю прогулка будет не из легких?  

Паша повернулся к ней, уже было открыл рот, чтобы рассказать подробности. Но его перебил официант, который подошел к ним с подносом. Он вальяжно поставил бокал напротив Анны, сгрузил тарелку с кубиками черного шоколада, добавил на стол салфеток, выпрямился. Аня в ответ улыбнулась и кивнула ему.  

– Еще чего-нибудь желаете? – Спросил он у присутствующих, слегка поклонился.  

– Да, три стейка, гарнир, в общем полный сет. – Отозвался официанту Михалыч.  

– Пить что-нибудь будете? – Официант не унимался.  

– Да, три колы, пожалуйста. – Официант записал заказ в маленький блокнот, кивнул и вальяжно удалился. Паша вопросительно посмотрел на Евгения Михайловича, тот в ответ развел руками.  

– А что? Нам не помешает подкрепиться перед дорогой, не отправляться же в такое путешествие на голодный желудок, не волнуйтесь, я все оплачу. – Оправдался он. Павел промолчал, повернулся к Ане.  

– Обманывать не буду, нам нужно пройти по потусторонним мирам, найти одного человека, спасти его, потом по мере возможности привести его в чувство. И вместе с ним отправиться еще дальше, нам будет нужно найти демона и отдать ему вот эту штуку. – Он протянул руку к Михалычу, тот в ответ быстро полез в карман достал оттуда черный футляр, передал его Паше.  

– Что это? – Автоматически спросила Аня, она забыла про вино.  

– Это линза. – Ответил Паша, открыл футляр, показал ей золотой брусок с драгоценными кристаллами в платиновых гнездах.  

– Красиво! – Восхитилась она, потом спросила. – А эта вещь на подобие моих драгоценностей?  

– Нет. – Ответил Паша. – Твои – безобидные безделушки, а это сильнейший артефакт. – Он закрыл футляр, вернул его обратно Михалычу. Посмотрел ей в глаза, спокойно сказал: – Я не спорю, миссия очень опасная, но, если все пройдет хорошо, вознаграждение будет достойным. То, что ты увидела на своем счету, тебе покажется шуткой. Аня хотела было в ответ пошутить, «мол, любить и обещать ничего не стоит», но вовремя спохватилась, прикусила язык. Вспомнила, как он просто подарил ей бриллианты, которые и так стоят целое состояние. Вместо сарказма, она улыбнулась, кивнула и сказала.  

– Я поняла, Паш, меня все устраивает, я готова.  

– Вот и славненько, вот и порешали! – Вмешался в их разговор Михалыч, потом добавил, – все-таки, Анечка, мой задаток – это синица в руках. – Сказал он, но продолжить свою мысль не успел, его прервал официант, тот принес ужин.  

– Ну что, откуда начнем? – Спросил Михалыч, он сидел за рулем, ехал по Лиговскому проспекту, рядом с ним сидела Аня, с интересом изучая внутренний интерьер автомобиля.  

Она ему нравилась, но скорее, как дочка, Михалычу импонировал ее непосредственный живой характер, ее любопытство, в меру открытость, способность постоять за свои интересы, за ее ощущение свободы. Очень нравилась ее естественная женственность. Он на мгновение оторвался от дороги, посмотрел на нее в свете ночных фонарей, стоящих вдоль дороги, она была просто потрясающей. Приятно было смотреть на ее красивое женственное лицо. У нее были большие темно-голубые глаза, почти синие, длинные натуральные ресницы, чуть пухлые губы, подчеркнутые темно-красной помадой, ровный носик, шелковистые, темные волосы, стянутые в тугой хвост. Аня почувствовала взгляд, повернулась в сторону Михалыча, посмотрела на него.  

– Хочешь жвачку? Она в бардачке. – Он не растерялся, предложил Анне. Она в ответ ничего не сказала, просто улыбнулась, полезла в бардачок, по пути нашла влажные салфетки, потом его поблагодарила.  

– Думаю, что самое лучшее было бы отправиться с квартиры вашего отца. – Отозвался Паша, сидящий на заднем сидении автомобиля, он развалился на нем, как барон, расставив ноги в разные стороны, вовсю осваивая комфортное купе Лэндровера. Аня обернулась к нему, протянула пакетик со жвачкой. Тот не стал возражать, достал из пачки две подушечки, кинул их в рот.  

От мысли, что он опять окажется в том месте, где встречался с демоном, Михалыча передернуло. Он вспомнил шероховатую, чешуйчатую поверхность черного стебелька, буквально ощутил его вновь, переживая те непростые минуты. Михалыча буквально воротило от воспоминания о той сущности, с которой он имел несчастье повстречаться. Он с трудом подавил в себе протест, успокоился, потом спросил у Паши.  

– А чего именно с квартиры отца? Что, с другого места нельзя?  

– Да можно, можно хоть сейчас из машины, без разницы. Только там, если что, будет проще найти наши трупы, по крайней мере, хоть похоронят по-человечески. – Ответил Паша.  

– Что? Какие еще трупы? Мы что там умирать будем? – Возмутилась Анна. – Мне об этом никто ничего не говорил.  

– Да шучу я! – Ответил Павел, добавил. – Никто умирать не собирается, просто оттуда безопасней и удобней, лишних глаз не будет.  

Михалыч вздохнул, молча притормозил, развернулся посреди дороги, направился в сторону квартиры. Он достал телефон, набрал номер жены.  

– Томочка, прости, что сегодня не позвонил. – Начал он, когда она ответила на вызов. Молча слушал, как супруга его отчитывает за невнимательность. Выслушав ее, в ответ сказал. – Тома, меня не будет несколько дней, прости дорогая, я по работе. Подробности сообщить не могу, целую. – Положил трубку.  

– Нам нужно заехать в магазин. – Объявил Паша, добавил. – Купить продуктов, рюкзаки, удобную одежду. Не путешествовать же Ане в длинной юбке и на каблуках, да и вы в пальто и туфлях.  

Аня встрепенулась, тайком осмотрела себя, промолчала, видимо внутри соглашаясь с Пашей.  

– Да, заедем, – подтвердил Михалыч, у него был на примете один сетевой супермаркет.  

– Ну что? Начнем? – Предложил Евгений Михайлович, обращаясь к Паше. Он сидел на диване в гостиной отца. Напротив, в кожаном кресле расположилась Аня, она вертела головой во все стороны, знакомясь с дорого обставленной квартирой. Смотрелась она забавно и очень симпатично – в камуфлированном охотничьем комбинезоне цвета хаки с темно-синей бейсболкой на голове и в коричневых берцах. Рядом лежали три рюкзака с припасами: едой, теплыми вещами и палаткой. Еще была черная сумка. Как раз за ней и заезжал Михалыч к своему подчинённому, когда они ехали с Павлом на встречу к Ане и потому опоздали. Михалыч сперва напрочь отказывался говорить, что лежит в сумке. Лишь только когда Паша надавил на него угрозой отказаться от мероприятия и напоминания кто вовремя экспедиции главный, тот нехотя согласился ее открыть. Внутри оказались два автомата Калашникова, один пистолет Макарова, пять запасных рожков к ним, три армейских ножа, четыре гранаты.  

Когда Паша увидел это хозяйство, был не на шутку удивлен и обескуражен. Заявил, что это лишнее, что воспользоваться этим арсеналом там будет опасно, так как непонятно, к каким последствиям это может привести, предупредил, что из-за этого они могут погибнуть.  

После его слов Михалыч набычился, заявил, что без сумки идти не видит смысла. Заявил, кому, как не ему, офицеру со стажем, это знать. После некоторых раздумий и препираний, Паша, скрепя сердцем, уступил. Только заставил Михалыча, выложить из нее гранаты.  

– Первое правило! – Воскликнул Павел. Он стоял, расставив ноги по середине комнаты в охотничьем комбинезоне с камуфляжем, в коричневых берцах с грубым протектором. Начал проводить инструктаж. – По ту сторону нам нужно держатся вместе. Если во время перехода разорвем связь, каждый окажется в своем мире. Система расценит нас как умершие души и распределит в ниши с соответственным нам рангом. Каждый из нас окажется в новом мире с новыми воспоминаниями и восприятием. Там закрутится барабан событий, для нас он будет верным и единственно реальным. В той реальности мы будем проживать новые жизни вновь и вновь. Чем больше будет циклов, тем меньше шансов оттуда выбраться, в конце концов для нашей реальности мы будем потеряны, это будет означать только одно – смерть! Для того, чтобы этого не случилось, нам нужна Анна. – Он кивнул в сторону девушки, та в ответ посмотрела на Пашу, улыбнулась, он продолжил. – Не знаю почему, но у нее есть способность камуфлировать нас от системы мироздания, она как своеобразный плащ невидимка, который закроет нас во время перехода между мирами, когда срабатывает счетчик, именно он посылает нас в соответственный нам мир. Поэтому, чтобы все было хорошо, проходить через портал нужно взявшись за руки, понятно? – Он взглянул на Михалыча, тот кивнул, соглашаясь.  

– Я могу сопротивляться примерно четырем переходам, на пятом частично теряю себя, превращаясь в другую личность. Но все же еще могу выкрутиться, прийти в себя. Благодаря своим маркерам, это простые вещицы, которые принадлежат мне, например, перочинный ножик, зажигалка. Советую положить к себе в карман вещи, которые дороги вам. Они помогут в самом крайнем случае. И да, дайте мне, пожалуйста, что-то важное для вас, в случай чего, я смогу вас отследить в пределах радиуса конечно, чем черт не шутит. – Он осекся. В свете последних событий эта поговорка обрела совсем другой смысл. Он вздохнул, обдумывая, что он еще забыл сказать.  

Тем временем Аня молча сняла с себя сережки, одну положила себе в карман, другую отдала Паше. Тот взял кроху, не глядя, положил в карман, Михалыч отдал ему свой портсигар. Достал из пачки сигарету, закурил.  

– Кому в туалет? Можете сейчас, пока есть время. – Спросил Паша. Аня отрицательно покачала головой.  

– Ну ладно, тогда, пожалуй, начнем. – Заключил Павел, не обращая внимания на то, что Михалыч еще не докурил сигарету.  

– Ого, вот это да! – Непроизвольно воскликнула Анна, она не верила собственным глазам. Всего одно мгновение назад она сидела в кресле, а сейчас просто волшебным образом оказалась на песчаном пляже с белоснежным мелким песком. Рядом плескалось чистое лазурное море с характерным нежным шипением прибоя, простирающееся до самого горизонта. Паша молчал, ждал пока его новые друзья оправятся от шока, затем задумчиво продекларировал.  

– Это одно из самых моих любимых мест! – Он с улыбкой подставил теплому морскому бризу лицо.  

– А здесь жарко. – В свою очередь, заключил Михалыч, он щурился от яркого света, озирался по сторонам, дымил зажатой между пальцами сигаретой. – Вид прям как с рекламной открытки какого-нибудь тур оператора. – Продолжил он.  

– А здесь купаться можно? – Спросила Аня.  

– Да, но времени на это нет. – Ответил Паша.  

– А жаль! Тут так красиво, как в Турции на побережье, только народу нет. – Сказала Аня. – Я была там в прошлом году, когда у нас двигатель потек, три дня в отеле жили. – Она вздохнула, вспоминая. – А как там кормили, мммм…, на три килограмма потолстела.  

– Точно искупнуться нельзя? – Не теряя надежды, спросила она у Паши. Но подумав, добавила. – Хотя, все равно купальника нет.  

– Ладно, пойдем! – Паша, не обращая внимания на Аню, перебил ее монолог, махнул рукой, позвал за собой. Развернулся и направился по направлению к нескольким пальмам, растущих в ста метрах от белоснежного пляжа. Там был невысокий обрывчик сантиметров в тридцать плодородного слоя, который порос невысокой сочной зеленой травой.  

– Фу-х, ну и жара. – Констатировал Михалыч, он расстегнул куртку военно-полевой формы. – Вот как по мне, так лучше холод, чем жара. – Признался он. Михалыч шел последним, он замыкал их небольшую процессию, оставляя глубокие следы в песке от грубых военных ботинок. На его реплику никто не обратил внимания, разговаривать было слишком жарко.  

– Вот это так называемый портал. – Паша указал рукой на искрящийся и колышущийся воздух рядом с собой. По неровной, вертикально расположенной пляме, примерно с дверь, пробегала рябь из мелких волн, необычным, хаотичным узором вспыхивали и мгновенно пропадали мелкие искорки. Создавалось впечатление, что воздух был густой, как жидкость, и что внутри портала скопилось опасное электричество.  

– Там, на том конце, все, что угодно. Напоминаю, мы на том свете. – Заявил Павел. Аня с Михалычем понимающе кивнули. Слушали его молча, не перебивали. Паша продолжил инструктаж. – Сначала мы идем выручать одного человека, его зовут Сергей. Я знаю, как его найти, путь указывают силы, которые заинтересованы в нем.  

– А кто это, если не секрет, эти высшие силы? – Спросила Аня, добавила. – Между прочим, имею право знать.  

– Нет, не секрет. – Отозвался Паша. – Это ангел! Это именно он совсем недавно поймал меня в ближних мирах, вроде этого. – Он обвел рукой вокруг, показывая на местность. – Пообещал меня уничтожить, стереть, так как я аномалия. И я было собрался уже умереть, но вместо того, чтобы убить, предложил сделку, предложил выручить Сергея. Пообещал, что высшие силы простят меня и оставят живым, если я соглашусь. Сказал, что укажет к нему путь. – Паша запнулся, вспоминая, замолчал. – Ладно, потом расскажу. – Закончил он, обрывая свой рассказ.  

Аня была разочарована, надеялась получить хоть какую-то информацию о той истории, в которую она вляпалась, но промолчала, не стала дальше лезть с расспросами, оставив это на потом.  

– Евгений Михайлович, достаньте, пожалуйста, линзу? – Попросил Павел. Тот в ответ встрепенулся, очнулся, словно от спячки. Было видно, как пагубно на него влияет жара, он весь покрылся испариной, потерял бодрость.  

Михалыч вздохнул, молча полез во внутренний карман куртки, достал оттуда черный футляр, протянул Паше. Тот быстро его взял, не церемонясь открыл черную коробку, достал золотой брусок с кристаллами. Футляр засунул в боковой карман брюк.  

– Как я уже говорил, это навигатор, если сказать совсем упрощенно. – Объяснил Павел, продолжил. – Думаю, что один из кристаллов отвечает за путь к демону. – Он провел пальцем по кристаллам, на этот раз только с красного сорвалась красная дымка, струей направилась в сторону портала, соприкоснулась с его поверхностью, портал окрасился в красный. – Да, что и требовалось доказать! Думаю, это путь к месту обитания демона. – Сказал Паша, Михалыч поморщился при упоминании своего мучителя. – Если сейчас шагнуть в портал, то скорее всего окажемся в его мире. – Объяснил Павел. Аня инстинктивно отошла на пару шагов назад. Паша это заметил. – Не волнуйтесь, туда мы сейчас не пойдем. – Он вновь надавил пальцем на красный кристалл, красная струйка дымки исчезла, портал вновь стал обычным. – Я думаю, что его можно запрограммировать на нас. – Сказал Паша, кивая на брусок. – Понятно, что красный кристалл занят, к нему лучше не прикасаться. Предположим, что белый, синий и зеленый свободны. Ну, например, твой, Аня, будет синий, положи на него палец. – Попросил Паша. Аня недоверчиво посмотрела на Пашу, молча протянула руку и прижала указательный пальчик с красивым ухоженным ноготком к кристаллу. Какое-то время ничего не происходило, но через мгновение кристалл взорвался синей дымкой, окутал Анину руку, затем по руке поднялся выше, пробрался под одежду, – ай, щекотно, – воскликнула она, ее глаза на мгновение неестественно блеснули синим огнем, все прекратилось. – Убирай палец, – приказал Паша. Аня послушно опустила руку, отошла на шаг, ощупала себя со всех сторон, проверяя все ли в порядке. – Теперь ваша очередь. – Паша обратился к Михалычу, добавил, – ваш зеленый.  

– Ого, у меня такие же глаза были? – Удивленно воскликнула Аня, понаблюдав как Михалыч проходил идентификацию. Паша ничего не ответил, нажал пальцем на белый прозрачный кристалл.  

– Думаю, что мы совершили ошибку, теперь мы очень уязвимы. –Логично заметил опытный Михалыч, затем добавил. – Тот, кто завладеет линзой, сможет отследить нас в любой точке вселенной.  

– Да, вы правы, это существенный риск. – Согласился Паша.  

– Ну капец, зачем же мы это сделали? Вы что раньше не могли про это сказать, что тут такая засада? – Воскликнула раздосадованная Аня, до нее дошел смысл слов Михалыча, она прикинула перспективы.  

– Да, риск есть, я согласен, и он очень велик. – Ответил Павел. – Но риск потеряться в чужих мирах навсегда несоизмеримо выше! А так увеличатся наши шансы на выживание. Предположим, мы неудачно пройдем портал, нас разбросает по разным мирам. Что нам делать? – Спросил Паша. – Я отвечу, без Ани в нижних мирах мы с Михалычем скорее всего потеряем идентичность и умрем. А Аня умрет без нас, даже осознавая себя как личность, хотя я не знаю, что будет, пройди она одна через портал, не обладая навигацией. Вот для этого и нужна линза. Она нужна на случай непредвиденной ситуации, поэтому я отдаю ее Анне. – Он протянул изящный золотой брусок в сторону Ани. Та в ответ отшатнулась, как от раскаленной сковородки.  

– Мне? Зачем? – Спросила она, не понимая.  

– Мне тоже кажется, что это дурацкая затея, тем более, я за нее отвечаю. Паш, ты знаешь зачем я тут. – Возмутился Михалыч. Он тоже не понимал Пашин поступок.  

– Ань, если мы потеряемся, тебе придётся нас найти с помощью линзы, кроме тебя, нас некому будет спасти, вот держи. – Он вновь протянул ей брусок. Аня робко взяла его в руки.  

– Я понимаю, Евгений Михайлович, насколько важна для вас эта вещь. Но если вы умрете, то она для вас окажется бесполезной и вашу родню уже будет не спасти. Так что пусть она будет у Ани. – Объяснил Паша.  

– Ладно, понятно, будет хорошо, если эта «сцыкля» ее не потеряет. Вот это будет просто капец. – Отступил Михалыч. Скрепя сердцем, соглашаясь, добавил. – Пошли уже, что ли, мочи тут от жары нету, сдохнуть можно.  

– Кто сцыкля? Я сцыкля? – Возмутилась Аня. На нее не обратили внимания, но она все равно от обиды расправила перышки, выказывая свое недовольство.  

– Ладно, Ань, остынь, это такое выражение, забей, тебя никто не хотел обидеть. – Успокоил ее Паша в ответ.  

– Ничего себе, не хотел обидеть, я их спасай, а они мне «сцыкля». – Она не унималась.  

– Ань, прости, погорячился. – В свою очередь извинился Михалыч, видя, что обидел девчонку, добавил. – Просто как к дочке к тебе отношусь, прости.  

– Ладно, забыли. – Отозвалась та. – Только в следующий раз, пожалуйста, без этого. – Смягчилась Анна.  

– Так, берем поклажу, одеваем рюкзаки, проверяем все ли закреплено, беремся за руки. – Воскликнул Павел. – Первый иду я, за мной Евгений Михайлович.  

– Можно просто «Михалыч». – Предупредил его Михалыч, Паша в ответ кивнул.  

– Замыкающая Аня, – продолжил он. – Держим друг друга за руки крепко, не отпускаем. Внимание, я пошел. – Предупредил Паша, шагнул в портал, тот вспыхнул разными цветами, затрещал, заискрился, за ним молча пошел Михалыч. Аня чуть приостановилась, она боялась портала, но ее дернул за руку Михалыч, буквально затащил в портал.  

На другой стороне было прохладно. Время суток, судя по освещённости, было где-то после полудня. Над головами нависли темные свинцовые тучи, температура примерно была на уровне пяти градусов плюс.  

Аня оправилась от шока, собственно, она ничего и не почувствовала, но все равно было немного непривычно, мгновенно оказаться совсем в другом месте. Она вертела головой, изучая новый мир вокруг. Ее одежда оставалась все еще теплой от жары прошлого тропического острова, приятно согревала.  

– Аня, что ты видишь? – Спросил ее Паша.  

– Так, ничего особенного. – Ответила она. – Вижу каменистые насыпи вокруг, как терриконы что ли. Молодые деревца на них, под ногами мелкая галька, похожая на речную, траву, небо серое с тучами. Дует прохладный ветерок, я бы даже сказала холодный. На горизонте сопки, поросшие деревьями, где-то шумит ручей. Ну как-то так. – Закончила она.  

– Тоже мне диво, это и я вижу. – Сказал Михалыч. – Тут получше будет, а то жара просто убивает.  

– Ага, скоро замерзнем, еще дождь пойдет, сыростью тянет. – Перебила его Аня.  

– О, уже три ночи. – Сообщил Михалыч, меняя тему, он посмотрел на часы. Полез в сумку, достал из нее автомат, автоматически отстегнул рожок, щелкнул затвором, проверил рожок, пристегнул обратно, проверил предохранитель, перекинул ремень за шею, получилось так, что автомат оказался спереди, стволом вниз. Михалыч тут же приобрел грозный солидный вид, довольно кхекнул.  

– Зачем это? – Глядя на его манипуляции, спросил Паша.  

– Как зачем? Мы на неизвестной территории, мало ли, что может произойти. – С уверенностью военного ответил тот.  

– Думаете, это поможет? – Паша не унимался со своим скепсисом.  

– Думаю, вполне.  

– Да, по-моему, это точно не поможет. – Сказал Паша, заканчивая тему.  

– Ниче так, круто! – Восхитилась Аня, глядя на Михалыча с автоматом, добавила. – А мне так спокойней. – Она подошла к нему поближе, рассматривая автомат. Михалыч воспрял от ее слов, надулся от гордости, чуть втянул живот и расправил плечи. – А пострелять дадите? – Спросила она наивно, требуя награду за свою поддержку.  

– Ага, конечно постреляем, но потом. – Ответил гордый Михалыч для отмазки.  

– Ладно, спать еще никто не хочет? – Спросил Паша, потом добавил не ожидая ответа. – Если нет, то тогда пойдем, нам еще топать двадцать километров.  

– Двадцать? – Возмутилась Аня, она была крайне удивлена, поправила довольно увесистый рюкзак за спиной, прикинула сколько ей его тащить, ей доверили теплые вещи.  

– А как ты думала, дорогая, заработать богатство, может давай такси вызовем? – С издевкой спросил ее Михалыч, ехидно улыбнулся.  

– Знала бы, не согласилась, ничесе столько топать. – Ответила она сквозь зубы, но ее никто уже не слушал. Паша с Михалычем развернулись, направились в сторону гор на горизонте. Ане пришлось увеличить темп, чтобы их догнать.  

Шли молча, иногда шаркая ботинками, время от времени перебрасываясь мелкими незначительными фразами. По мере продвижения пейзаж не менялся, все та же мелкая галька под ногами, все те же поросшие молодыми деревцами каменистые насыпи вокруг. С серого неба время от времени несколькими каплями срывался мелкий дождь и тут же пропадал.  

– Блин, ну подождите, я же вам не солдат какой-нибудь, я устала! –Поднывала Аня на ходу, плелась у них в хвосте. – Вы что хотите, чтобы я здесь упала, потом меня сами нести будете. – Предупредила она.  

Они прошли уже приличное расстояние, шли примерно два часа подряд. Она не чувствовала собственных ног, рюкзак за спиной превратился в чугунную гирю, килограмм на сто.  

– Ладно, перекур. – Паша, наконец, внял ее мольбам, он остановился, сбросил свой рюкзак, облегченно вздохнул. Помог Ане снять свой, та сразу же опустилась на каменистый грунт. – Уф, хорошо! – Она расслабилась, вытянула ноги. Михалыч до этого стоял молча, наблюдал за ними. Потом осмотрелся, убедившись, что все безопасно, в свою очередь, опустил сумку на землю. Снял рюкзак, кинул его там же, опустился на серую гальку, полез в нагрудный карман, вытащил оттуда пачку «Парламента», взял из нее сигарету, подкурил, выпустив клуб дыма.  

– Сколько еще топать? – Спросила Аня.  

– Примерно столько же. – Ответил Паша.  

Не обращая на них внимания, Михалыч снял с себя автомат, положил его рядом, полез в рюкзак, порылся в нем, достал оттуда банку тушенки и нарезанный бородинский хлеб в полиэтиленовой упаковке. Ножом вскрыл банку, наложил толстым слоем тушенку на хлеб, протянул его Ане.  

– Спасибо. – Она улыбнулась в ответ, аккуратно взяла бутерброд из его рук, так, чтобы не уронить тушёнку. Такую же операцию Михалыч проделал для Паши и для себя.  

– Ешьте, детки, подкрепиться не помешает, силы нам еще понадобятся. – Заключил он, глядя как они жуют, потом добавил. – Эх, жаль, чайку нет, кстати он оказался бы тут.  

– Вкуснятина! – Подтвердила Аня. – На свежем воздухе лучше всяких ресторанов.  

– Примерно через четыре часа мы вырубимся! Придётся останавливаться часов на шесть для отдыха. – Предупредил Михалыч.  

– Ясно, принято. – Подтвердил Паша, добавил. – Здесь для ночлега остаться не сможем, тут через восемь часов будет потоп, затопит все! Нужно постараться унести ноги раньше.  

– Ого, вот это поворот, становится все интереснее. – Удивился новой информации Михалыч. Потом спокойно спросил. – А чего раньше не сказал или есть на это причины?  

– Да нет, нет никаких причин что-то утаивать от вас, просто об этом я тоже совсем недавно узнал. – Ответил Паша.  

– Это как, недавно сам узнал? – Вмешалась Аня, она почти доела свой бутерброд. – У тебя что какой-то встроенный мессенджер? – Спросила она.  

– Не, не мессенджер, меня ангел направляет, это как встроенный джипиэс, глонас что ли, с прогнозом погоды, просто знаю и все.  

– А может ты ошибаешься? – Спросил его Михалыч, внимательно посмотрел на Пашу.  

– Не, точно не ошибаюсь, уже проверено. – Ответил Павел. Он взял в руки рюкзак, встал на ноги, засобирался.  

– Так, поели, отдохнули? Пора и честь знать, пошли короче. – Паша сменил тему.  

– Блин, но посидели-то только пол часа, я еще не отдохнула. – Снова принялась за свое Аня.  

– Ладно, давай, вставай. – Не обращая внимания на ее скулеж, сказал Паша, добавил с сарказмом. – Отдохнёшь по пути.  

– А вот сейчас было обидно! – Ответила Аня на его сарказм. Глубоко трагично вздохнула, так, чтобы до них дошло, как она устала и на какие жертвы идет. Встала на ноги, Паша молча помог одеть ей рюкзак. Михалыч, не говоря ни слова, спрятал провизию обратно в рюкзак, приладил автомат на место, встал, одел рюкзак, взял в руки сумку.  

– Ладно, идем, давай, веди, навигатор. – Сказал он, обращаясь к Паше.  

Когда все были готовы, Павел двинул вперед, увлекая за собой своих спутников. Шли молча, упираясь взглядами в унылый серый пейзаж, устало шаркая ногами по серой гальке, покрытой редкой захудалой травой. Сверху над ними нависало серое, покрытое тучами небо, обещающее щедро пролиться холодным обильным дождем.  

– Беремся за руки, сначала захожу я, за мной Михалыч, потом Аня, идем плавно без рывков, как в прошлый раз. – Паша, объясняя, взял Михалыча за руку. – Руки не отпускаем, держимся крепко. – На всякий случай предупредил он.  

Рядом светился портал, они пришли к нему примерно часа два назад. Павел заявил, что у них есть пару часов на отдых, они расположились прямо на земле, даже удалось немного подремать.  

Затем Паша неожиданно вскочил, засобирался, как угорелый, тревожно предупредил, что у них мало времени. На все к нему вопросы, почему такая спешка, он только отнекивался, зло сверкнув на них глазами за то, что они надоедают с расспросами. Заявил, что тут скоро станет опасно. Дальше все молча собрались, приготовились к путешествию.  

– Так, внимание, я пошел. – Заявил он, начал медленно двигаться в сторону портала, через мгновение скрылся в нем.  

– Интересно, что на том конце? – Вслух спросил Михалыч у Ани, но ответа не услышал, скрылся в портале.  

– Сейчас увидим. – Сама себе ответила Аня, она зажмурилась, ступая в неизвестность.  

– Ух, вот это да! – Удивленно воскликнула Аня.  

Выйдя из портала, она провалилась почти по пояс в снег.  

– Холодно, капец, ааах. – Озираясь вокруг, спрятала руки в рукава, поднесла их ко рту, чтобы отогреть своим дыханием покрасневшие пальцы с маникюром.  

– Давай сюда рюкзак, быстро! – Резко приказал Михалыч. Не дождавшись ответа, сам подошел, содрал с нее поклажу. Аня не сопротивлялась, наоборот, выгнулась, как могла, помогала ему снять рюкзак.  

В ее рюкзаке хранились теплые вещи, заботливо приобретенные Михалычем в торговом центре. Причем, покупал он самое дорогое, что там было, денег не жалел.  

Три пуховика «North Face», три теплые шапки и три пары утепленных перчаток. Все это было плотно уложено в рюкзак и доверено Ане для транспортировки.  

– Вот на, держи! – Он протянул ей красный пуховик, добавил к нему шапку с ушами и перчатки. Аня мгновенно подхватила вещи, охая и ахая постепенно надела их на себя.  

Когда все наконец оделись и относительно согрелись, настало время осмотреться, понять куда они попали на этот раз.  

Вокруг было сумрачно, до горизонта простиралась искрящаяся от мороза ледяная пустыня, покрытая торосами метров десять в высоту. Они величаво нависали над равниной. Воздух был морозный и сухой, по ощущениям мороз доходил где-то до минус тридцати.  

Но самое главное было на небе. Посередине ясного звездного неба расположилось небольшое светящееся бело-зеленым светом облако. Оно-то как раз и освещало все вокруг. На юге расположилась неправильная луна, вернее только ее большая половина, рядом с ней сияли светящиеся точки и осколки побольше, было явно видно, что планета спутник когда-то подверглась катастрофе, вокруг нее искрились куски вырванной материи.  

– Ого, вот это пейзаж, вот это вид! – Восхитилась Аня увиденным.  

– Это че, луна разрушенная? – Спросила она, глядя на спутник, потом добавила. – Так это не земля, я созвездия учила на работе, тут ни одного знакомого!  

– Да тут все не земля. – Ответил ей невозмутимый Михалыч, поправляя автомат, он проверил как заходит палец в перчатке в курок, затем обратился к молчаливо стоявшему Паше, который тоже рассматривал все вокруг.  

– Далеко нам до портала? – И добавил: – Больше четырех часов на морозе не продержимся, замерзнем, думаю Анька раньше. – Он снял перчатку, порылся в кармане, достал сигарету, подкурил, затянулся, выпустив клуб дыма. У Ани на это защемило в сердце, она почувствовала такой родной привычный запах сигаретного дыма, он напомнил о доме, о ее тихой жизни, о маме с папой. Теперь даже и представить не могла, как далеко она от того мира, который ей так дорог.  

– Нет, портал не далеко, идти примерно час, но по снегу будет трудно. – Ответил Паша, добавил. – Ладно, идем за мной, Аню последней ставим, так ей легче будет за нами идти.  

Он развернулся, направился в сторону ближайшего тороса, за ним последовал курящий на ходу Михалыч.  

– Как красиво! – Аня запрокинула голову, на ходу смотрела в небо. Там вверху светящееся облако заметно подросло в размере, вспухло и разделилось на три части, вокруг посветлело. Отделившиеся облака переливались всеми цветами радуги, меняя интенсивность освещения, такая себе беззвучная цветомузыка в небесах. Им в отражении вторила молчаливая ледяная пустыня, меняя цвет торосов в унисон со светящимися облаками, зрелище было грандиозное.  

– Тоже мне невидаль. – Буркнул в ответ запыхавшийся Михалыч. Он не обращал на красоту вокруг никакого внимания, потом продолжил. – Северное сияние! Этого и у нас полно, вот мне интересно какой тут радиационный фон? Вот это интересно, с такой-то красотой? А то загорим по полной, и уже не надо будет никуда идти.  

– Должно быть все безопасно, Ангел нас ведет по спокойным безопасным мирам. – Отозвался на его волнение впереди идущий Паша, добавил. – Так что я думаю, все ок! – Он, как бульдозер, раздвигал собою снег впереди.  

– Я чет не поняла, как это загорим, мы ведь в пуховиках? – Искренне поинтересовалась Аня.  

– Выбрось это из головы. – Ответил ей Михалыч.  

– Что выбрось? – Не унималась она.  

– Да все выбрось, иди молча.  

– Отдохнуть не хотите? – Вмешался в их диалог Паша.  

– Да! – Мгновенно отозвалась Аня.  

– Какой отдохнуть? Как только присядем, уже не встанем, сразу прихватит, мороз штука коварная. Далеко еще? – Спросил его Михалыч.  

– Понял. – Ответил Паша, потом спохватился и добавил. – Не, думаю подходим уже, где-то полчаса и мы на месте.  

– А можешь попросить своего ангела, чтобы нам теплый дом наколдовал? – Спросила с сарказмом Аня.  

– Ага, самолет тебе наколдует, будешь еду там разносить! – Съязвил Михалыч.  

– Вот что вы такой злой, Евгений Михайлович, я же просто пошутила. – Аня возмутилась на его злую колкость.  

– А я и не злой совсем, просто реалист. – Ответил тот на ходу.  

– И пессимист. – Добавила Аня, стараясь поспеть за ним так, чтобы он услышал.  

К тому времени, как они почти добрались до портала, поднялся ощутимый ветер, началась пурга. Идти было очень тяжело, они, сгибаясь, преодолевали сопротивление разбушевавшихся воздушных масс вперемежку с ледяной крошкой. Ветер больно жалил лицо, задувал ледяную крошку под одежду, та постепенно становилась тяжелой и влажной. Аня прикрывала лицо перчаткой, она очень замерзла, несмотря на то, что постоянно находилась в движении, к тому же сказывалась усталость.  

Наконец, они дошли до очередного тороса с пятиэтажный дом. У его подножья расположился портал. Он весело искрился при порывах ветра от попадания в него ледяных частиц, слегка освещал пространство вокруг себя.  

– Так, снимаем перчатки, беремся за руки, идем с ходу. – Прокричал сквозь ветер Паша. Аня с Михалычем послушались, выполнили его указание, хотя рукам было неимоверно холодно, Аня почти их не чувствовала.  

– Ух! – Они почти вместе вывалились из портала, прихватив за собой сноп снега. Вокруг было тихо и темно, а главное тепло!  

– Все, я никуда не иду, не могу. – Категорично заявила Анна.  

– Мокрые шмотки с себя снимай, быстро. – Приказал Михалыч.  

– Ага! – Согласилась она, скинула с себя пуховик, перчатки и шапку, повалилась на землю.  

– Темно, ни черта не вижу. – Пожаловался Михалыч.  

– До рассвета еще часов пять. – Ответил Паша.  

– Ты откуда знаешь?  

– Ангел подсказал.  

– Понятно, нужно костер развести, обсушиться.  

– Нет, нельзя, здесь не безопасно! – Ответил Паша.  

– Так и что? – Спросил Михалыч. – Отдохнем маленько и пойдем? Далеко идти? – Он продолжал спрашивать.  

– Нет, сейчас мы пойдем в другое место, в безопасное, там приготовлены для нас места отдыха. – Ответил Павел.  

– Далеко отсюда? – Не унимался Михалыч.  

– Минут пятнадцать хода. Аня, подымайся, пожалуйста, захвати вещи. – Паша обратился к девушке.  

– Блин, опять идти, ща сдохну. – Отозвалась та.  

– Аннушка, потерпи доча, давай, родная, пошли, хочешь, понесу. – Михалыч запричитал в ответ.  

– Пасиб, да не, не до такой же степени. До базы отдыха как-нибудь дотяну. – Ответила она, поднимаясь. – Спасибо, Аннушка, – ответил Михалыч, параллельно наощупь рылся в рюкзаке, не громко клацая своим автоматом, болтающимся у него спереди. Через некоторое время внезапно среди темноты вспышкой суперновой в его руках зажегся фонарик. Он выхватывал своим лучом случайные фрагменты нового мира, в котором они оказались.  

В свете фонарика удалось рассмотреть то, что они находятся на довольно широкой тропе, сильно утоптанной, по бокам поросшей деревьями. Грунт был глинистый, светло-коричневого цвета. Растительность вдоль тропы была густой, почти непролазной темно-зеленого цвета, широколиственной, совершенно не знакомой.  

Когда все успокоились, пришли в себя, прислушались, поняли, что на этот раз мир не был безмолвным, как им показалось прежде. Он дышал, шуршал, ухал, жил своей жизнью. Внезапно вдалеке что-то громко и протяжно прокричало, вопль отдался не сильным эхом. От этого стало жутко. У Ани пробежал холодок по коже, выступили мурашки, она быстро собрала свои мокрые вещи, пуховик, шапку и перчатки, кое-как запихнула в рюкзак, быстро отдала его Паше, чтобы тот утрамбовал и положил туда свои и Михалыча. Сама быстро поднялась и вплотную приблизилась к Михалычу. Тот шарил фонариком вокруг, пытаясь как можно больше узнать об окружающем, щелчком снял автомат с предохранителя.  

– Хорошо, что у нас есть автомат! – Прошептала Аня.  

– Да уж, как-то с ним поспокойнее. – Согласился Михалыч.  

– Паш, возьми в сумке еще один. – Не повышая голоса, обратился к Павлу.  

– Не, спасибо, я оружие в жизни в руках не держал, боюсь наделать бед. – Отказался тот, тихо добавил. – Да, думаю, и не поможет, если что.  

– Что не поможет? – Спросила Аня, у нее от страха были глаза по пять копеек.  

– Ваш автомат!  

– Чудной ты, Паша. – Михалыч пожал плечами.  

– Дайте мне автомат! – Вмешалась Аня. – Я знаю, как с ним обращаться.  

– На, держи рюкзак, защитница! – В ответ сказал Паша, добавил. – Все, идем, я возьму сумку, чтобы у вас, Михалыч, руки были свободные на всякий случай.  

– Вот видишь, все-таки оружие есть оружие! – Поймал его Михалыч. Тот ничего не ответил, развернулся к ним спиной с рюкзаком, потом бросил через плечо. – Я первый, за мной Аня, Михалыч замыкающий.  

– На фонарик, так видней будет. – Предложил ему Михалыч.  

– Не, потушите его, только больше внимания привлечет, чем пользы. Думаю, они и так о нас уже знают.  

– Кто они? – Удивленно спросил Михалыч.  

– Не знаю, твари!  

– Твари? – Встрепенулась Аня.  

– Да, они самые, мы же не на земле! – Заключил Паша, отвернулся, двинулся по тропе.  

– Хорошие делишки. – Сказал Михалыч ему вслед, выключил фонарик, молча двинулся за ними в потемках.  

Они дошли до места спустя двадцать минут. Шли в основном по тропе, потом свернули в сторону, немного прошлись по лесу, который рос пореже, уперлись то ли в утес, то ли в скалу, в темноте было не рассмотреть, привычного портала поблизости не было.  

– Да уж, вот это место для отдыха? – Воскликнула Аня, когда поняла, что уже пришли. – Я думала, тут дом со спальней и душем! А здесь ничего нет, только куча сухих веток. – Она разочарованно вздохнула, опустилась на землю, снимая рюкзак.  

– Разводим костер, располагаемся на ночлег, ждем портал, он должен появиться примерно через шесть часов. – Сказал Паша, опустил свой рюкзак на землю.  

– Так, спать будем по четыре часа! По два часа будем стоять в карауле, я заступаю первым. – Объявил Михалыч тоном, не терпящим возражений, потом добавил. – Есть хотите?  

– Не, сначала спать! – Ответила Аня. Она, не дожидаясь костра, уже укладывалась в спальник, который ей выдал Паша.  

Мужчины хрустели ветками, разжигая костер, уже когда засыпала, услышала треск костра, к запаху его дымка добавился аромат табака. Аня вздохнула от ощущения уюта и безопасности, свернулась калачиком, провалилась в крепкий без сновидений сон.  

– Аня, солнце, вставай!  

– Что? – Аня с трудом разлепила глаза. – Перед ней на корточках сидел Паша, на его лице плясали блики от костра. – Что, уже моя очередь заступать? – Опомнившись от сна, спросила у него шёпотом.  

– Нет, не нужно, твою вахту отстоял Михалыч, сказал, что ему не спится, тебя пожалел.  

– А, понятно. – Аня потянулась в спальнике, у нее все затекло, потом добавила. – Спасибо ему, так хорошо поспала, потом его в щеку поцелую.  

– Ладно, вставай, иди поешь, портала пока что нет, но нужно приготовиться. – Сказал Паша.  

– А чего еще темно? Ты же говорил, что светать будет? – Спросила Аня.  

– Не знаю, пока не светает. – Ответил он.  

– У нас все хорошо?  

– Да, давай, вставай. – Паша отошел от нее. Аня поднялась, заправила под резинку волосы, поняла, что очень хочет в туалет.  

У яркого, бодрого костра сидел Михалыч, молча наблюдал за ней, курил.  

– А куда здесь можно сходить в туалет? – Она обратилась к мужчинам.  

– Туда. – Михалыч указал ей направление прутиком с горящим угольком на конце, добавил. – Только далеко не отходи, чтобы нас было видно, не беспокойся, тебя не увидим, темнота вокруг, хоть глаз выколи! – Он посмотрел укоризненно на Павла.  

– Спасибо, спасибо, Михалыч, за сон, вы настоящий друг! – Сказала она в ответ, развернулась и направилась куда указал прутик.  

– На здоровье, доча. – Ответил он ей вслед, но она его уже не услышала.  

– На вот, держи, поешь, – Михалыч протянул Ане котелок с супом из тушенки и лапши быстрого приготовления. Она потянулась, взяла его в руки.  

– Ай, горячо! – Воскликнула она, но из рук котелок не упустила.  

– Осторожно, – предупредил Михалыч.  

– Та я уже поняла, – шутливо ответила она, улыбнулась ему, усаживаясь поудобней.  

– Бери хлеб. – Он дал ей кусочек черного хлеба.  

– Пасиб! – Аня вновь наклонилась, взяла у него краюху.  

– Мм, как вкусно! – Воскликнула, оценивая его варево, добавила. – Куда там ресторанам до этого!  

– Ага, ты еще моего чайку не пила! – Ответил Михалыч. К костру подошел Паша, невесть где пропадавший.  

– Где был? – Прямым текстом спросил его Михалыч.  

– Портал искал.  

– Ну что? Нашел?  

– Нет, в этих окрестностях его нет.  

– Так может мы и не там, где нужно? – Засомневался Михалыч.  

– Нет, там. Мы точно пришли туда, куда нужно. – Успокоил Паша.  

– Ладно, садись поешь, носишься как угорелый все утро.  

– Утро? – В ответ ухмыльнулась Аня.  

– Ну, не знаю, как его там, утро не утро, черти что, смешалось все. – Раздраженно выдал Михалыч. Он протянул Паше другую половинку котелка с едой.  

– Как ты так живёшь? – Спросил он. – Это как на болотах, все зыбко, непостоянно, будто плывет под ногами, нет твердой почвы, вот даже дня нет какие сутки! – Вполголоса рассуждал Михалыч.  

– Да так, привык уже, мотаюсь все как-то. – Ответил Павел, уплетая еду, добавил. – А Аня не также что ли живет? Что у нее по-другому? –Перевел стрелки Паша.  

– А че я? – Аня удивленно вскинула брови от такого поворота. – У меня все в норме, работаю, развиваюсь, хочу, как лучше, чтобы было людям, между прочим, помогать стараюсь!  

– Да уж, по-моему, это все….  

– Так, а ну тихо, – Перебил его почти шёпотом Михалыч, оборвал на полуслове. Насторожился, махнул рукой, чтобы они оба заткнулись, прислушивался к темноте. Аня удивлённо посмотрела на Пашу, тот в ответ пожал плечами, – мол я тоже ничего не слышу.  

– Что там? – Спросил он шепотом у Михалыча.  

– Сам не пойму, какое-то урчание, еле слышно. – Ответил тот.  

– Я ничего не слы…, хотя постойте, точно есть! Урчит, как где-то дизель легковушки далеко, пропал!  

– Да пропал, – согласился Михалыч, потом спросил, – интересно, что это может быть?  

– Здесь – все, что угодно, от легковушки до динозавра или дракона. –Ответил Паша.  

– Понял, – сказал Михалыч, все еще прислушиваясь.  

– Я тоже слышала, – призналась Аня, – а сейчас ничего нет!  

– Да, жутковато тут! Да еще эта темнота, поскорее убраться бы. –Сказал Михалыч, добавил. – Где этот чертовый портал?  

– Мы как перейдем этот портал, на том конце будет хижина на берегу океана с кокосами, апельсинами и прочими вкусностями. – Пообещал Паша, чтобы их успокоить, продолжил. – Там я вас оставлю на некоторое время, расслабляйтесь. Потом появлюсь с Сергеем, затем мы придумаем, как справиться с вашим демоном. – Он кивнул в сторону Михалыча.  

– С демоном? – Удивилась Аня, добавила. – Мне про это никто ничего не говорил. – Сказала она укоризненно. – Считали, что мне про это не нужно знать? – Возмутилась она.  

– Анечка, успокойся, пожалуйста. – Начал Михалыч, но закончить свою речь не успел.  

Из темноты к костру вышла маленькая девочка лет семи. Она была совсем крохотная, худенькая, с бледной кожей, на ее симпатичном личике застыла гримаса страха. Девочка вся дрожала, по ней было видно, что она давно ничего не ела и ей холодно. Малышка была одета в короткое синенькое платьице до колен, на голеньких тонких ножках полуоткрытые, пошарпанные, коричневые туфельки.  

От такого Паша, Михалыч и Аня просто опешили, не знали, что делать. Впали на мгновение в ступор. Тем временем, девочка, сделала еще пару шажочков навстречу и остановилась на границе света от костра, примерно метрах в трех от них.  

– Помогите! – Тихо проговорила она.  

Первым опомнился Михалыч.  

– Иди сюда, милая! – Чтобы не спугнуть, ласково ее позвал. Девочка не обратила на это внимания, снова жалобно повторила: – Помогите, прошу!  

Вторым пришел в себя Паша. Резко махнул рукой Михалычу, чтобы тот не занимался самоуправством.  

– Как ты тут оказалась? – Спросил он девочку.  

– Я потерялась, помогите, прошу. – Повторила она, потом добавила, – хочу к маме и папе, – захныкала.  

– Что вы сидите? Не видите, что ребенку нужна помощь. – В свою очередь включилась Аня.  

– Спокойно, это может быть лову…. – Но договорить Паша не успел, его на полуслове оборвала Аня.  

– Да ладно, вы что не видите, что это просто девочка! – Она вскочила со своего места, быстро направилась к ребенку.  

– Стой тебе говорю! – Крикнул Паша ей вдогонку. Но она уже не слушала. Девочка в ответ протянула к ней руки.  

Аня, быстрым шагом добралась до ребенка, протянула к ней руку в ответ, чтобы подхватить и принести ее к костру.  

Внезапно девочка сама проявила прыть, резко ухватилась обеими руками за Аню, сильно дернула ее на себя. Та от неожиданности вскрикнула, дернулась, пытаясь освободиться, потеряла равновесие. Но девочка держала ее крепко, не давая освободиться, захрипела от напряжения.  

Как в кошмарном сне, детская рука превратилась в бледно-серое щупальце, поплыла по Аниной руке вверх, выделяя вязкую, мутную слизь.  

Анна кричала, потеряв рассудок от страха. Из боков деформирующейся в ужасное нечто девочки, прорывая платье, выползли длинные тонкие щупальца, мгновенно опутали девушку. Они сдавливали ее, не давая вздохнуть. Аня затихла, затем с последним выдохом еле слышно вскрикнула.  

Ребенок оплыл, потерял человеческий вид и теперь напоминал комок бледно-серой плоти с множеством шевелящихся щупалец вокруг. Его форма постоянно изменялась, деформируясь, выделяла потоки белой слизи. Существо дернулось, застыло, Аня была окончательно опутана и обездвижена, обмякла, потеряв сознание.  

Внезапно бедная девушка взвилась вверх, зависла в нескольких метрах над землей.  

Михалыч и Паша опешили, все события произошли буквально в мгновение ока.  

Наконец до них дошло, что комок плоти, бывший ранее беззащитной девочкой, оказался всего лишь отростком чего-то большего.  

Из-под земли вздымалось в небо толстое щупальце, на конце которого было то самое безобразное нечто, деформирующаяся масса, нарост с длинными отвратительными щупальцами. Оно крепко опутало Аню. Та, словно кукла, безвольно повисла в объятиях монстра.  

Щупальце бесшумно отпрянуло в темноту, увлекая за собой свою жертву, скрылось во тьме, оставив ошеломленных путников в наступившей звенящей тишине.  

– Что мы стоим? Нужно что-то делать! – Опомнившись, закричал Михалыч Павлу, его руки дрожали. – Он вскинул автомат, прицелился в темноту.  

– Спокойно! Не отходи от костра, все погибнем! – В ответ ему прокричал Паша, он тоже был до предела взвинчен.  

Внезапно в метрах двадцати от них вспыхнул яркий, белый, холодный свет, казалось, что там, зажглась маленькая звезда, озарила собой все вокруг. Он высветил огромное безобразное существо бледно-серого цвета. Монстр был подобием того бесформенного нечто, которое схватило Аню, только во много раз больше, примерно с двухэтажный дом. Его толстые безобразные щупальца бились словно в конвульсиях, вырывая комья грунта и валяя деревья вокруг. Монстр издавал громкий утробный звук, по-видимому свет доставлял ему страдания. Одно щупальце он держал прямо над собою, как раз оттуда и исходил яркий, слепящий свет.  

Паша и Михалыч догадались, что это щупальце держало. В его крепких путах безвольно повисла Аня, именно из нее исходило это свечение.  

Резкой, громкой очередью ударил автомат. От пуль монстр дернулся, застыл, затем словно опомнился, издал низкий вибрирующий звук, болью отдавшийся в груди, двинулся на встречу выстрелам.  

Автомат замолчал, Михалыч быстро сменил рожок, вновь затараторил, выплевывая пули во врага.  

– Паша! В сумке возьми автомат с рожком, дай его мне, я тебе свой отдам, стреляй, нам не хватает огня! – Прокричал он сквозь шум очередей. Паша словно очнулся, нагнулся, подтянул к себе черную сумку, судорожно шарил в ней. Прямо за ним открылся портал, он не обратил внимания, шарил в сумке, никак не мог нащупать рожок.  

Вдруг среди громкого звука частых очередей и низкого утробного рыка монстра прозвучал взрыв! Вокруг Паши со свистом пронеслись осколки, впились в скалу позади него, портал озарился снопом искр. Паша отвлекся, не сразу понял, что произошло, в ушах засвистело, поднял голову, чтобы посмотреть. В свете яркого белого света он наблюдал словно в замедленном фильме такую картину: Михалыч, отстреливая боезапас, медленно пятился назад, ствол автомата чуть подкидывало вверх и вбок от каждого выстрела. Вперед-назад медленно двигался затвор, выплевывая дымящиеся гильзы. Паша перевел взгляд на монстра, тот будто бы застыл, был покрыт мелкими точками, которые на нем множились, из них сочилась буро-черная кровь. В том месте, куда угодила граната, зияла довольно большая мясистая рваная рана, она дымилась. Монстр медленно приближался, плавно размахивал гигантскими щупальцами, угрожая раздавить ими муравьёв, доставивших ему столько страданий.  

– Паша! Паш, очнись, автомат давай! – Снова крикнул Михалыч. Павел словно очнулся, время потекло своей чередой, даже ускорилось.  

– Перезаряжаюсь! – Крикнул Михалыч. Автомат вновь замолчал, щелчок смены рожка, затем громкая очередь. Рядом, поднимая пыль, с грохотом обрушилось переднее щупальце.  

– Суука! – Прокричал Михалыч, он отступил на три шага назад, остался стоять рядом с Павлом. Позади за их спинами полыхал портал. –Давай, Паш, автомат! Отступать некуда, – потом спокойно добавил, – по-моему, это все! – В его руке откуда-то взялась еще одна граната. Он зубами сорвал кольцо, бросил в монстра, тот подобрался почти вплотную, занес над ними для удара щупальца. Паша выпрямился, наконец нашел, что искал, в одной руке держал автомат, в другой полный рожок к нему.  

Громом взорвалась граната. Вновь для него остановилось время, потекло, словно вязкая патока.  

Монстра чуть откинуло, он содрогнулся, в разные стороны медленно полетели кровавые ошметки. В его уродливом теле появилась еще одна дыра. Волной пошла ударная волна, щупальце со светящейся Аней запрокинулось назад, повергая сцену во тьму.  

– При-и-гни-ись, оско-ол-ки-и! – Покричал сквозь звон в ушах Михалыч. Паша в отсвете с удивлением заметил, как Михалыч отрывается от земли, медленно летит в портал, исчезая в нем. Затем и он сам, увлекаемый силой ударной волны, направился туда же. Только успел подумать, что это конец!!  

– Эй! – Его кто-то довольно ощутимо ткнул в бок. Он открыл глаза, в мгновение понял, что замерз, что ноги мокрые, и он жутко голоден. Ноги ныли от напряжения, и вообще он смертельно устал.  

Михалыч стоял, опираясь на копье, в левой руке держал довольно увесистый деревянный щит, переминался с ноги на ногу, ноги ужасно затекли.  

– Э, слышь, че скажу? – Его снова ткнули в бок, но не так сильно. Михалыч повернул в сторону раздражителя голову, посмотрел, сфокусировался, голова все еще плохо соображала, все было не ясно, смутно. Он постарался сосредоточиться, прийти в себя, это ему частично удалось.  

Прямо возле него справа, довольно близко, на расстоянии в два локтя, стоял воин в железных латах, тоже с копьем и круглым щитом, как у него, на его голове был одет массивный железный шлем.  

Внезапно в сознании Михалыча будто бы щелчком включился тумблер. До него дошло, что он стоит в строю, со множеством таких же, как он, воинов, в железных латах с копьями, со щитами и в шлемах. На него нахлынули окружающие звуки: гомон разговоров, шелест ветра в ушах, шарканье ног, лязганье оружия и бог весть еще чего. Еще выразительно прибавлялись низкие отрывистые шумы сзади.  

– Траки! Хорошо, что они здесь!! – Подумал он с успокоением.  

– Что тебе? – Спросил Михалыч у тревожащего его соседа.  

– А чего ты дремлешь? Если начнется, упадёшь, затопчут! – Отозвался мужичок, он был ниже Михалыча, весь чумазый. Сказывалась продолжительна походная жизнь в поле у костра. На его бородатом лице под железным шлемом выделялись серые, колкие глаза с прищуром, большой нос с черными точками пор, он время от времени улыбался, обнажая нездоровые зубы. – Как думаешь, поляжем тут? – Спросил он, заглядывая Михалычу в глаза.  

– А сам как думаешь? – Вопросом на вопрос ответил тот.  

– Ну, не знаю. Скорее всего да, ну и хорошо, надоело маяться. Хотя Радомир траков привел, а траки, сам знаешь, сила!  

– Ага, сила, ща северяне дракона выставят, траки сгорят вместе с нами! – Отозвался молодой воин сзади, он тоже был чумазый и бородатый.  

– Да, может быть и так. – Согласился предыдущий, он не сдался, продолжил. – Только дракона нужно еще снарядить. Радомир знал бы, если бы северяне дракона сюда притащили. А я вот вообще думаю, что никакой битвы сегодня не будет, придется еще одну ночь мерзнуть. Вона вчера простояли весь день на снегу, голодные и холодные, а враг не явился, так и сегодня будет! – Закончил сосед справа.  

Все замолчали, каждый думал о своем. Михалыч рассматривал землю под ногами. Там было неприятно чвакающее месиво из грязи и ледяных частиц. Ноги у него были обуты в бахилы из грубо выделанной кожи, обвязанные шнурками вдоль щиколотки. Бахилы были насквозь мокрыми. Удивлялся, что никаких мыслей в голове нет, пытался вспомнить кто он, но не мог, даже как его зовут не припоминал.  

– Эй, Евген? – Позвал его сосед справа.  

– Что? – Михалыч повернул в его сторону голову, свыкаясь с именем, которым его назвал сосед.  

– Кохмы хочешь?  

– Что это?  

– Хех, шутишь что ли? – Он вытащил кожаный кисет с завязками, спрятанный у него за пазухой под латами, развязал тесемки, запустил туда два пальца.  

– Ладошку давай подсовывай. – Приказал он. Михалыч молча опер о себя копье, протянул грязную, всю в царапинах руку. Сосед выудил из кисета несколько небольших горошин коричневого цвета, нездорово блестящих на свету. Положил их на Михалыча ладонь. – На вот, угощайся! Только не забудь упомянуть мое имя, когда будешь Богу молиться ночью, попроси у него, чтобы я в живых остался, ну или чтобы умер, не мучаясь. – Попросил он с надеждой, улыбнулся нездоровыми зубами.  

– Здесь бога нет! – Отозвался молодой воин сзади, он с завистью смотрел на Михалыча ладонь, зло продолжил. – Молись не молись, все равно одни страдания.  

– Что с этим делать? – Не обращая внимания на молодого, спросил Михалыч. Он потряс шариками на ладони.  

– Чудной ты какой-то сегодня. Положи Кохму под язык, смотри. – Он достал несколько шариков, открыл рот, положил их себе под язык. Кивнул в сторону Михалыча, махнул рукой, чтобы тот повторил. В ответ Михалыч с сомнением посмотрел на товарища, открыл рот, закинул шарики себе под язык.  

Рот обожгло горечью, будто бы он положил туда красный перец. Горечь сменилась онемением, терпкостью, каким-то неприятным вкусовым оттенком. Михалыч скривился, ему хотелось сейчас же выплюнуть эту гадость. Но бородатый воин остановил его, он засмеялся в ответ на его реакцию, слегка хлопнул по плечу.  

– Не выплевывай, подожди минутку. – Сказал он сквозь смех, Михалыч с трудом послушался. Ничего не происходило, он только страдал.  

Затем неприятные ощущения как-то отошли на второй план. Ему вдруг стало тепло, ноги согрелись, перестали болеть, ушла усталость, заметно прибавилось сил. На душе воцарилось спокойствие, было умиротворенно и хорошо. Он еще никогда так хорошо себя не чувствовал. Сосед это заметил по его лицу, перестал смеяться, улыбнулся.  

– Ну вот, я ж говорил, что станет получше!  

– Спасибо, – сказал Михалыч. Сплюнул, когда шарики под языком растаяли.  

– Как тебя зовут? Чтобы твое имя назвать богу в молитве. – Спросил он у соседа.  

– Так Роберт я! – Ответил тот удивленно, потом добавил. – Дык, какой день уже за одним костром ночуем, пора бы и запомнить уже.  

– Слышь, браток, отсыпь мне крапаль… – Тихо попросил его молодой солдат справа.  

– Чего? Иди гуляй умник, не для тебя розочка цвела! – Грубо ответил Роберт.  

– Свое выжрут, потом на чужое зарятся. – Объяснил он, обращаясь к Михалычу. Но тому было не до этого, его вовсю захватил наркотик.  

На него внезапно нахлынули галлюцинации, неясные образы другого мира, мчащиеся по ровным дорогам железные монстры с горящими глазами. И он в том мире важная персона на манер лорда. Внезапно картинка сменилась на жуткого черного монстра со смертельными нитями, торчащими из него, он угрожает. Снова новый кадр, он очень замерз, идет по ледяной пустыне с двумя спутниками. Михалыч не удержался на ногах, повалился на землю, потерял сознание.  

Затем морок растаял, перед его взором маячило лицо Роберта.  

– Совсем ослабел, на ногах не держится! – Озабоченно бормотал себе под нос. Когда увидел, что Михалыч открыл глаза и осознанно смотрит на него, быстрой скороговоркой проговорил ему.  

– Эко тебя торкнуло, не ожидал, быстро вставай, а то, если Грул заметит, беды не оберёшься. – Михалыч собрал силы в кулак, быстро поднялся, ему молча помогли воины по соседству. Он вновь стоял на поле в строю, с такими же, как он, в армии, принадлежащей великому Радомиру.  

Протяжно прозвучал горн, через минуту еще раз.  

– Все, расходимся! – Облегчённо сообщил Роберт, добавил. – Видно у северян нет желания сегодня сражаться, духа не хватило, не пришли.  

– Стоять! – Гаркнул пехотный Грул. Народ расслабился, строй перестали держать, все устали.  

– Еще час тут стоять, ждать пока основные не отойдут, прикрывать будем. – Объяснил Роберт, глядя на недоумение Михалыча, потом добавил. – Но все одно лучше, чем рубиться.  

Сзади раздраженно заурчали траки. Погонщики разворачивали их, чтобы увести в лагерь. Михалыч повернулся, чтобы глянуть, его разбирало любопытство. На счастье, народ случайно расступился, на мгновение открыв вид на одного из траков. Тот был похож на огромного жука, собственно жуком он и являлся. Его защищал черный с вороненным отливом толстый хитиновый панцирь. Трак был огромным в три человеческих роста, спереди сложенные грозные ротовые лезвия, передняя хватательная пара ног была оснащена острыми зазубринами – шипами с когтями на конце. Трак был очень эффективным живым оружием. В умелых руках он мог один сминать несколько полков за раз, проделывая бреши во вражеских рядах. Сейчас жук неуклюже поворачивался, подчиняясь приказам погонщика. Осторожно, по очереди переставлял свои шесть лап, чтобы не задавить кого-нибудь из воинов.  

– Крутой, да? – Восхищенно спросил Роберт. – Не хотел бы я оказаться на его пути. – Продолжил он.  

– Внимание! Кругом. – Скомандовал Грул.  

Они подчинились, развернулись, лязгая латами и оружием, пошли строем в направлении лагеря.  

К вечеру подморозило, с неба пошел легкий снежок, опустились сумерки. После того, как они возвратились на старое место, растопили вновь костер, чтобы хоть немного согреться. Их покормили скудной бобовой кашей, все лучше, чем ничего. Михалыч немного пригрелся и ему удалось заснуть.  

Через три часа он проснулся, было уже темно, чувствовал себя очень паршиво. Сказывалось окончание действия наркотика. Он страдал, его жутко трясло, болели ноги, болела голова, тошнило, он очень замерз, казалось, что вот-вот умрет. Боевые товарищи у костра негромко переговаривались, были в страхе и смятении. Заметили, что он уже не спит, подсунули ему миску с недоеденной пригорелой бобовой кашей. Он немного зачерпнул деревянной ложкой, направил ее себе в рот в надежде, что после нее ему полегчает. Но сразу же выплюнул, желудок сжался в конвульсии, отказываясь это принимать, в животе отдалось болью. Михалыч застонал, сложился пополам, на глаза накатились слезы. Каша оказалась прогорклой, с мерзким вкусом, подгорелой и очень сухой.  

– Нака, браток, выпей! – Какой-то солдат сжалился над ним, протянул ему свою глиняную кружку. Михалыч молча взял из его рук, сделал пару глотков. Жидкость была теплой, на вкус горькой, он узнал вкус, но было уже поздно, он чертыхнулся, возвратил солдату кружку обратно.  

Выпрямился, почувствовал, как вновь по его жилам побежала Кохма. Боль ушла, снова стало тепло и хорошо, он расслабился, закрыл глаза, забылся тревожным сном без сновидений.  

– Спасайтесь! А-а-а! Помогите! – Михалыч открыл глаза, сначала не мог сосредоточиться и понять, что происходит. Вокруг него была настоящая кутерьма, хаотично бегали люди, спотыкались, падали, вставали и вновь куда-то бежали. Ор стоял неимоверный. Темноту то и дело рассекали сполохи огня. В звуковой хаос ворвался протяжный утробный вой, он простирался над всей округой, от страшного звука стыла кровь. Михалыч вскочил на ноги, на него наскочил окровавленный солдат с безумными горящими глазами.  

– Др-а-а-а-кон! – Крикнул ему в лицо, заплевывая кровавыми слюнями, унесся в темноту. Михалыч, несмотря на суматоху, наклонился, автоматически шарил руками по земле, чтобы подобрать свое оружие и вооружиться. Но ничего не нашёл. В очередном всполохе увидел отблеск меча, лежащего недалеко от него, незамедлительно подобрал меч. Почувствовал себя более уверенно.  

По небу носился огромный дракон, его не было видно, но он обозначал свое присутствие громогласным рыком и извергающимся на головы несчастных воинов армии Радомира пламенем.  

Михалыч не знал, что ему делать. Боевые товарищи в панике бежали, спасая свои жизни, оставив его одного. Он совершенно растерялся, стоял посреди поля.  

Крики отдалились, знаменуя отступление, а точнее бегство его армии. Переместились и всполохи, за отступающими в панике людьми охотился дракон.  

Михалыч решил пойти на шум, чтобы догнать своих. Развернулся, чтобы броситься им в след, но в спину ударила стрела. Застряла между лат, но все же ужалила чуть ниже лопатки справа. Михалыч вскрикнул, обернулся, из темноты на него с занесенным мечем несся вражеский воин. Михалыч автоматически пригнулся, уклонился от удара. В свою очередь вонзил меч противнику в живот. Пробил его латы, тот рухнул замертво.  

Не успев отойти от боя и прийти в себя, тяжело дыша, он увидел возле себя еще трех врагов, те держали против него оборонительный строй, плотно примкнув щиты. Нападать не спешили, были свидетелями его схватки до этого. Поэтому рисковать не хотели, слишком опытным был для них противник. Михалыч прикинул свои шансы, рассчитывая действия, в голове было ясно и спокойно, знал, что отойти не получится. Ему не позволят, поэтому решил принять бой. Враги приставными шагами медленно наступали, давили его. Михалыч, отступая, выискивал брешь в их обороне, чтобы напасть. Внезапно из темноты в него ударила стрела из арбалета. Пробила защиту, застряла в груди. От удара рывком из легких вышел весь воздух. Вздохнуть Михалыч не мог, глубоко засевшая стрела мешала внутри. Он удивился, что не почувствовал боли, только толчок, потихоньку удалось набрать воздуха. Ошеломляющим ударом вонзилась третья стрела чуть ниже второй, отбросила его назад. Михалыч понял по силе удара, что арбалетный стрелок, что он совсем рядом, с огорчением осознал, что ему конец.  

Он поднял меч, решил атаковать врага пока оставались силы. Из темноты выступило множество вражеских воинов, они шли строем против него. Он набросился на тех первых, которые были ближе, ударил мечом сверху, попал в щит, в ответ два вражеских меча пронзили его насквозь. Михалыч выронил меч, держать его не было сил, опустился на колени. К нему подошли враги, опустили щиты, безмолвно рассматривая врага. Он поднял голову, взглянул на них, не проронив не слова, упал ничком к их ногам замертво!  

– Эй! – Его кто-то довольно ощутимо ткнул в бок. Михалыч открыл глаза от толчка, мгновенно понял, что замерз, голоден, от стояния сильно болели ноги. Повернул голову в сторону возмутителя его спокойствия.  

– Эй, Евген? – Снова обратился к нему незнакомец. В голове словно включили тумблер. На него нахлынули окружающие звуки, гомон разговоров, шелест ветра в ушах, шарканье ног, лязганье оружия и Бог весть еще чего. До него дошло, что он стоит в строю, со множеством таких же, как и он, воинов, в железных латах с копьями, щитами и в шлемах.  

– Что? – Михалыч повернул в его сторону голову, свыкаясь с именем, которым его назвал сосед.  

– Кохмы хочешь?  

– А что это?  

– Хех, шутишь что ли? – Он вытащил кожаный кисет с завязками, спрятанный у него под латами, развязал тесемки, запустил туда два пальца. – Ладонь давай. – Приказал он. Михалыч молча опер о себя копье, протянул грязную, всю в царапинах руку. Сосед выудил из кисета несколько небольших горошин коричневого цвета, нездорово блестящих на свету. Он положил их на Михалыча ладонь. – На вот, угощайся, только не забудь упомянуть мое имя, когда будешь молиться ночью Богу, попроси у него, чтобы я остался в живых. – Сказал он с надеждой, улыбнулся нездоровыми зубами.  

– Здесь бога нет! – Отозвался молодой воин сзади. Он с завистью смотрел на Михалыча ладонь, зло продолжил. – Молись не молись, все равно одни страдания.  

– Что с этим делать? – Не обращая внимания на молодого, спросил Михалыч, он потряс шариками на ладони.  

– Чудной ты какой-то сегодня…! Положи Кохму под язык, смотри. – Он достал несколько шариков, открыл рот положил их себе под язык. Кивнул в сторону Михалыча, махнул рукой, чтобы тот повторил. В ответ Михалыч с сомнением посмотрел на воина, открыл рот, закинул шарики себе под язык. Рот обожгло горечью, будто бы он положил туда красный перец, горечь сменилась онемением, терпкостью, каким-то неприятным вкусовым оттенком. Михалыч скривился, ему хотелось сейчас же выплюнуть эту гадость. Но бородатый воин остановил его, засмеялся в ответ на его реакцию. Слегка хлопнул по плечу.  

– Не выплевывай, подожди минутку. – Сказал он сквозь смех. Михалыч с трудом послушался, но ничего не происходило, он только страдал.  

Затем неприятные ощущения как-то отошли на второй план, ему вдруг стало тепло, ноги согрелись, перестали болеть, ушла усталость, заметно прибавилось сил, на душе полегчало, было спокойно, умиротворенно и хорошо. Он еще никогда так хорошо себя не чувствовал. Сосед это заметил по его лицу, перестал смеяться, улыбнулся.  

– Ну вот, я ж говорил, что станет получше!  

– Спасибо, – сказал Михалыч, сплюнул, когда шарики под языком растаяли.  

Внезапно на него нахлынула волна дурноты, стало душно и плохо, им овладели слабость и апатия. Ноги словно сами подкосились, он повалился на землю, теряя сознание.  

Будто сквозь пелену тумана, отдаленно пробивались голоса людей, все равно оставались не ясными и не четкими, но все же теперь удалось разобрать, о чем они говорят.  

– Хорошо, без паники. Это всего лишь обморок, скорее всего от переутомления. Конечно, провести столько часов на ногах, не каждый такое выдержит. Принеси, пожалуйста, нашатырь. – Попросил первый голос.  

– Да, сейчас. – Ответил второй. – В аптечке кажется есть. – Подтвердил он.  

Через секунду под носом возник резкий неприятный запах. Он проник внутрь, отрезвил, окончательно привел в чувство, захотелось чихнуть.  

Аня поморщилась и открыла глаза.  

– Что произошло? – Рассеянно спросила у Стаса, старшего бортпроводника, худенького, кучерявого парня с голубыми глазами. Он склонился над ней, озабоченно наблюдал за ее реакцией на нашатырь.  

– Ань, все хорошо, просто ты упала в обморок. – Сообщил он, добавил. – Не волнуйся.  

Она приподнялась, локтями оперлась о пол. Пол мелко вибрировал, под головой у нее была подушка, заботливо подсунутая коллегами. В разговор врывался ровный монотонный гул авиационных двигателей. Аня осмотрелась, они находились в хвостовой части самолета, в техническом отделении для экипажа. Пахло пластиком и каким-то отдаленным парфюмом.  

– Мы начали раздачу еды, ты работала с Викой во втором салоне. Пошла за бутылками с колой, Вика осталась на раздаче, потом ты пропала. Она обеспокоилась твоим отсутствием, поспешила посмотреть, что случилось, почему тебя так долго нет. Нашла здесь, без сознания. – Рассказал ей Стас.  

– Как себя чувствуешь? – Озабоченно спросил он.  

– Да так, нормально. – Ответила Аня. Она и в самом деле неплохо себя чувствовала.  

– Спасибо Тасик! – Поблагодарила его, давая понять, что собирается встать. Возле них стоял и наблюдал еще один паренек, Сережа Попов, тоже бортпроводник, он был невысокого роста, худощавый с тонкими женственными чертами лица.  

– Мальчики, спасибо вам! – Поднимаясь, Аня еще раз поблагодарила ребят, поправила на себе форму.  

– Может тут посидишь, отдохнешь? – Предложил ей Стас.  

– Да не, Тась, правда, все хорошо. – Ответила Аня, самолет чуть тряхнуло. – Сереж, можешь подать бутылку воды? – Попросила она у другого парня. Тот замер, потом дернулся, словно очнулся.  

– Конечно, Ань, вот, держи! – Он протянул поллитровую бутылку Ессентуков. Она взяла, открутила крышку, подождала пока выйдет газ. Из салона подошла Вика.  

– Как тут у вас? – Спросила она озабоченно.  

– Все хорошо, просто обморок. – Ответил Стас.  

– Понятно. – Сказала она, продолжила. – Тасик, командир попросил кофе, второму пилоту пепси, только пепси, не кока-колу, – акцентировала Вика.  

– Хорошо, иду. – Ответил Стас.  

– Аня, приготовь пожалуйста. – Попросил он, потом добавил, обращаясь к остальным. – Так, марш работать! Все, туса закончилась! –Народ молча разошелся по своим делам-обязанностям, бросая на него обиженные взгляды.  

Аня молча достала поднос, налила в стакан колы, приготовила душистый кофе. Добавила на поднос салфеток, протянула его Стасу.  

– Ой, подожди. – Задержала его, когда тот уже выходил.  

– Что? – Спросил он недовольно.  

– На еще пачку крекера им. – Положила печенье на поднос.  

– Зачем? Они же не заказывали.  

– Возьми, им будет приятно. – Сказала Аня.  

– Добрая ты, Анька. – Ответил Стас и вышел.  

Она промолчала, оперлась о столешницу, глянула в зеркальце, лицо было каким-то уставшим, изможденным. Отвлеклась, посмотрела в иллюминатор. За бортом на фоне дымки плыли белые пушистые облака. Двигатели монотонно гудели, отдаваясь вибрацией в груди, самолет время от времени потряхивало. Аня решила выйти в салон, проверить все ли в порядке. Снова взглянула в зеркало, поправила прическу.  

Салон был полон людьми, забитым под завязку. «Странно», – подумала Аня. Она совершенно не помнила пассажиров! Обычно профессиональным взглядом отмечала для себя проблемных людей. Мужчин, которые ей нравились, ну или пассажиров, к которым нужно было повышенное внимание. Инвалиды, например, знаменитости, и так далее. Но тут, на удивление, она совершенно не помнила ни одного лица.  

Аня, улыбаясь, пробегала взглядом по лицам. Все больше убеждалась, что видит их впервые. Испытывая странное чувство, она дошла до середины салона, слушая случайные обрывки фраз, изучая лица, стараясь не встречаться ни с кем взглядом.  

Чуть дальше по ходу салона она заметила некую странность, в правом ряду два кресла были свободны. Только у окна на третьем сидении расположилась девочка лет шести в легком синем платьице. Она увлеченно смотрела в окно. Аня перестала наблюдать за остальными, направилась прямиком к ней. Остановилась позади ребенка, наблюдая, ждала пока подойдут ее родители.  

Простояв приличное время, поняла, что девочка одна, на свободные кресла так никто и не сел.  

Тем временем девчонка, не обращая ни на кого внимания, приникла к иллюминатору, изучала облака, нашептывала, что-то себе под нос. Аня решилась, двинулась к ребенку.  

– Здравствуй! – Она поздоровалась как можно мягче, чтобы не напугать девочку. Та в ответ отвлеклась, посмотрела своими большими карими, почти черными глазами на Аню. Аня про себя отметила, что девочка очень красива.  

– Здравствуйте! – В ответ поздоровалась малышка, она кивнула головой, за ней в такт качнулись две короткие смешные косички, перевязанные синими ленточками бантиками.  

– А где твои родители, почему ты одна? – Спросила Анна.  

– Не знаю. – Ответила девочка, пожала плечами и улыбнулась.  

– Как не знаешь? – Удивилась Аня. – Ну, с кем-то ты едешь? – Добавила она.  

– Нет, ни с кем. – Беззаботно ответил ребенок. – Просто одна. – Она как-то странно смотрела, от этого Ане стало не по себе.  

– А знаете? Он всё равно вас убьет! – Тихо проговорила девочка. Странно улыбнулась, потом продолжила. – Он пока слаб, сильно пострадал, но вскоре наберется сил и убьет тебя! – Она, не отрываясь, смотрела Ане прямо в глаза.  

От такого Аня опешила, никак не ожидала услышать такие слова из уст симпатичной маленькой девочки.  

– Хм, кто меня убьёт? – Удивилась она.  

Девочка не обратила внимания на вопрос, вновь пожала плечами, продолжила.  

– Он не плохой и не хороший, он не злится. Просто всех убивает, это не от злости, просто он голоден и очень хочет жить. В конце концов, ты станешь как они. – Она махнула маленькой ручкой, показывая в салон.  

Аня обернулась, чтобы посмотреть куда она показывает. Обомлела, по коже пошли нехорошие мурашки, ее ноги подкосились. Но она взяла себя в руки, оперлась о спинку кресла, чтобы не упасть.  

Вокруг в креслах сидели покойники! Только недавно это были живые люди, они разговаривали и улыбались, а теперь были мертвы. Некоторые были раздувшимися, с кровавыми подтеками из глаз, ноздрей и ушей. Некоторые иссушенные, словно мумии, с белыми, открытыми, смотрящими в никуда глазами. Аня обернулась перевела взгляд на девочку. Вместо ребенка на кресле сидело нечто. Оно было черного цвета, маслянистое. Смотрело на Аню двумя жёлтыми глазами, горящими огнем. Из существа торчало множество тонких, как струны, эластичных отростков, острием направленных в нее. Самолет изрядно тряхнуло. Аня инстинктивно отпрянула, уперлась в кресло напротив. Рукой случайно коснулась мертвеца, сидящего рядом. Он был жутко холодным, влажным, в ужасе одернула руку. Монстр поднялся, он был маленьким, щуплым, ростом с девочку. Остановился. Ане показалось, что он сделал над собой усилие, втянул отростки в себя.  

– Ты же не хочешь быть такой, как они? – Детским голосом продолжило оно. – Он не хочет, чтобы я с тобой встречался, он очень рассердился, послушай, у нас очень мало времени. – Монстр сделал шажок навстречу, самолет вновь тряхнуло. Аня не выдержала сорвалась с места, что есть духу побежала в первый салон к своим коллегам.  

Там ее встретила с удивленным лицом Вика, она бросила пассажира, с которым чуть наклонившись о чем-то разговаривала. Направилась на встречу к Ане.  

– Что случилось? – Спросила она озабоченно.  

– Там все мертвые! – Аня махнула рукой в сторону второго салона.  

– Что-о?  

– Сидят все в креслах мертвые! – Повторила она.  

– Да что ты такое говоришь? Как это произошло? – Вика не на шутку разволновалась. – Пойдем, посмотрим, – предложила она.  

– Нет, я не пойду, там умка, девочка, она одна едет, я подошла к ней, спросила, где ее родители? Она мне такого наговорила… Говорит, что скоро умру, как они, и показывает рукой в салон. Я смотрю, а вокруг одни мертвецы жуткие. Нет, я туда не пойду, я с вами буду! – Наотрез отказалась Аня. Схватила Вику за руку чуть выше локтя. Та в ответ дернулась, вырвалась.  

– Успокойся, не говори ерунды! Стой здесь, я сама пойду проверю. – Вика зло посмотрела на Аню, развернулась, пошла во второй салон, скрылась за ширмой. Аня осталась одна, натянула на физиономию дурацкую улыбку, внутри бешено колотилось сердце.  

Через минуту возвратилась Вика, подошла к ней.  

– Слушай, Ань, ты как себя чувствуешь? – Спросила она, глядя внимательно в Анины глаза.  

– Да так, не очень. – Честно призналась Аня.  

– Вот и я говорю, что не очень! – Подтвердила Вика, потом добавила. – Там все в порядке, все живы, здоровы. Да, умка есть, Танюша ее зовут, ее бабушка посадила на рейс, в аэропорту родители встречают! В чем дело, Аня? Где здесь криминал? – Спросила Вика, строго посмотрела на Аню, продолжила. – Девчонка в иллюминатор смотрит, кстати, очень симпатичная. – Аня пожала плечами, ей стало стыдно. Не знала, что ей дальше делать, смотрела на коллегу. Возникла пауза, Вика продолжила. – Сейчас Стас освободится, поможет тебе….  

Ане поплохело, «неужели ей все это привиделось? » – Подумала она. Ведь так все было реально: черный монстр, его слова, прикосновение к мертвому холодному телу до сих пор ощущалось на коже руки.  

Вика сжалилась.  

– Ладно, пойдем, вместе посмотрим. Я с тобой! – Аня, соглашаясь, кивнула, пытаясь перебороть страх. Они направились во второй салон.  

Как Вика и говорила, там было все в порядке. Пассажиры сидели в своих креслах, общались, читали, занимались своими делами. Одна дамочка в годах подозвала их, попросила воды, чтобы запить таблетку.  

– Занимайся! – Сказала Виктория, улыбнулась даме, отправилась на свое место работы.  

Аня набрала воды в стакан, вернулась к женщине, та поблагодарила ее в ответ. Аня улыбнулась, собралась пойти к себе.  

Прямо перед ней в проходе, словно ниоткуда, возникла девочка, внимательно смотрела нее. Аня отпрянула, попятилась назад.  

– Прости, я не хотел тебя напугать. – Сказала девочка, продолжала. – Это не зависит от меня, этой реальностью управляю не я. Он не хочет, чтобы мы встречались. – Вновь повторила она. – Я знаю точно, что он скоро прервет нас, не хочет, чтобы мы были вместе, я не прощаюсь, мне нужна ты, а я нужен тебе. – Девочка говорила странные вещи. – А теперь прощай! – Малышка распростерла в сторону руки, опустила голову, закрыла глаза.  

Аня открыла рот, чтобы задать вопрос – что происходит?  

В этот момент прозвучал мощный взрыв, самолет сотрясся, накренился вправо. Время замедлилось. Аня не успела испугаться, инстинктивно посмотрела в сторону взрыва.  

Снаружи пылал огненный вихрь. Он неспешно уперся в иллюминаторы. Мелкой паутинкой пошли трещины по стеклу, под напором огня стекло не выдержало, взорвалось осколками, пуская внутрь огненный вихрь. Осколки, словно пули, понеслись по салону, впиваясь в людей, кровавыми фонтанчиками разрывая их плоть. Пламя струями прожгло насквозь салон.  

Последнее, что она запомнила, то, как оторвалась от пола, воспарила в невесомости. В ушах был неимоверный шум, удивилась, когда увидела собственную руку, объятую пламенем, пылающую, словно факел. Кожа вспучилась пузырями, жарилась, как курица на гриле, но боли почему-то не чувствовала. Самолет перевернулся, разваливаясь на части от перегрузки.  

Аню бросило на переборку, сломав от удара позвоночник, все померкло, погрузилось в спасительное ничто.  

Долго побыть без сознания не удалось. В ушах по-прежнему стоял неимоверный шум, все было неясно, расплывчато. Ветер адски завывал в оборванных парусах, выстрелом орудия хлопал парусиной, обрывал остатки и без того сильно изодранного полотна.  

– Эй, очнись! – Его кто-то энергично трепал за грудки. Паша, как тряпка, болтался в чужих сильных руках. Силился прийти в себя и остановить энергичную тряску.  

Вдруг, ни с того ни с сего, их окатило холодной соленой водой. Это приободрило, он окончательно пришел в себя.  

– Э, хорош! – Он вцепился рукой в могучее плечо человека, давая понять, что уже в сознании. Тот прекратил трясти, отпустил одежду. Паша брякнулся головой о дощатый пол. Вокруг было неимоверно шумно. Громко свистел ветер, шум бушующей, пенящейся воды буквально оглушал, пол сильно качало.  

– Вставай! Бегом работать…. – Сквозь шквал прокричал человек на ухо.  

– Что случилось? – Спросил Павел.  

– Фок гиком (элемент мачты на парусниках) по башке отхватил, ротозей. – Объяснил здоровенный мужик в зеленом плаще, широкополой шляпе, с мокрой рыжей бородой.  

И в правду, у Паши тупой болью отдавалось в затылке.  

– Так, кончай валяться, бегом подбирать парусину, на нижней шкаторине (так называют кромку (край) паруса), крепи быстро! – Прокричал мужик. В ответ Паша ошарашенно, второпях резко попытался встать. С первого раза не получилось, он поскользнулся, опрокинулся на четвереньки, сильно мешала качка. Мужик сгорбленно сидел на корточках, наблюдал за Пашиной вознёй. К нему подлетел еще один. Худой, с квадратным изможденным, желтым лицом, испещрённым шрамами от оспин, с выцветшими глазами. Он был одет в черную короткую брезентовую куртку поверх толстого вязанного свитера, в парусиновых штанах темного цвета, на его голове была черная шляпа из соломы, пропитанная смолой и подвязанная узкой тесемкой под подбородком. Но все равно, вновь прибывший незнакомец придерживал ее рукой от сумасшедшего ветра.  

– Боцман, у нас пробоина! – Сквозь шум и ветер сообщил он. – Треснули первый и четвертый лацпорты (морской термин, обозначающий вырез в наружной обшивке судна для проведения грузовых операций)! Нас заливает, черпаем воду. – Прокричал он.  

– Это плохо! – Отозвался тот в ответ, продолжил. – Срочно найди плотника, дай ему в помощь два человека…, а ладно, сам его найду! Иди, организуй работы на фок мачте (фок-мачта – первая, считая от носа к корме), постарайтесь убрать с нее парусину, перевернемся к чертовым чертям! Вставай, скотина, бегом к мачте, – он переключился на Пашу. Затем резко поднялся, быстрым шагом скрылся за надстройками на палубе. Матрос не стал дожидаться Павла. Тоже удалился, качаясь, выполнять распоряжение начальника. Паша остался один, постоял на четвереньках еще какое-то время, до него никак не могло дойти какого черта он тут делает?  

Нет, он понимал, что он на торговом судне, что судно попало в ужасный шторм, в крутую бурю. Даже прекрасно помнил, как нанялся на этот торговый барк «Подсолнухи Марии». Помнил, как заключал сделку с рекрутером, пил бесплатную кружку тёмного пива, презентованную ему компанией «Элджея и Дойла и его сыновей». Все названия буквально впились ему в память, но все же…. Тем не менее, это все было как-то не уместно, искусственно, не правдиво. Там, внутри, в недрах его памяти, пока еще призрачно, зарождалась другая память, смутная, не ясная, не различимая. Там, в том воспоминании, он, Паша, мог перемещаться между мирами, жил вольно и свободно, как ему вздумается. В последнее время выполнял какую-то важную миссию вместе со своими товарищами.  

Ничего не понимая, мотнул головой, решил разобраться с этим позже.  

Встал на ноги, с удивлением обратил внимание на то, как он одет. На ногах были весьма удобные кожаные ботинки, парусиновые брюки на завязках серого цвета, вязаный шерстяной свитер, поверх него короткая черная брезентовая куртка, пропитанная смолой. Одежду Паша не помнил, списал это на последствие удара по голове.  

Порывом ветра до него донесся крик, он повернул голову туда, откуда кричали. Возле грот-мачты скопилось человек восемь таких же моряков, как он сам. Они судорожно собирали остатки парусины, работали топорами и баграми, стаскивая оборванные ошмётки ткани с такелажа. Рядом лежал человек с окровавленной головой, его кровь вместе с водой разводами растеклась вокруг по темным дощатам палубы. Над ним склонились два человека. Паша решил им помочь, но палуба резко ушла из-под ног. Корабль носом нырнул в пучину, накренился, затрещал, содрогнулся от лобового удара могучей волны. Ледяная морская вода потоком перехлестнула через борт, залила палубу, увлекая за собой Павла. Сбила с ног, потащила за собой в бездонную, неистово бушующую черную пучину. Паша захлебнулся, барахтаясь, хватил ртом вместе с воздухом приличную дозу воды. Судорожно пытался за что-нибудь ухватиться. На короткое время потерял рассудок, превратившись в безумное животное, инстинктивно борющееся за свою жизнь, в груди бешено колотилось сердце. На его счастье, сила воды ослабла, она не смогла перевалить Пашино тело через спасительный фальшборт. Сошла на нет, оставив его там в покое. Судно снова накренилось, выполняя маневр по воле стихии. Паша ухватился за кнехт, судорожно откашливался и отплевывался водой, попавшей в легкие. Барк сильно мотало из стороны в сторону, словно щепку, сдавшуюся на милость бури.  

Паша почему-то знал, что барк не предназначен для таких штормов, что корабль почти не имел киля, и смерть – это лишь вопрос времени. Он глянул туда, где недавно матросы боролись за жизнь корабля, там было пусто. Перевел взгляд на океан черной бушующей воды, надеялся найти там людей. Но тщетно пытался что-либо различить в черной бездне океана, никого не увидел.  

Небо было свинцово-серым, затянутым темными массивными тучами. Изредка через тучи, освещая на мгновение все вокруг, вспыхивали жуткие титанические молнии. Они мелкими ветвями расползались по поверхности воды. Казалось, что гигантские волны перекатывались через горизонт, смешивали темное небо с океаном в единое целое. Утлое суденышко, без шансов на спасение, застряло между соперничающих друг с другом могучих сил. Танец бури и воды порождал идеальный шторм.  

С гигантских черных волн, мчащихся в бесконечность по воле стихии, могучий ветер сдувал шапки белой пены, завывая, скорее уносил прочь. От шума бури буквально закладывало уши. Смертельная мощь за бортом завораживала танцем хаоса, угнетала обещанием скорой ужасной смерти.  

Паша с трудом оторвал взгляд от черной пучины, вздохнул, понял, что жутко замерз. Сзади снова послышались крики, возгласы людей, он посмотрел в их сторону. У мачты собрались уцелевшие матросы, настойчиво принялись за работу. На этот раз их стало поменьше.  

Паша встал, превозмогая свой страх, качаясь, стараясь не упасть от качки, решил присоединиться к остальным, помочь в работе.  

Огромный кусок порванной парусины, когда-то бывшей частью паруса, болтался на верхней рее. Он был промокшим и тяжелым, под его весом центральная мачта опасно трещала, когда он откланялся по воле притяжения во время боковой качки, усиливая и без того критичный крен. Паша, стараясь удержаться на ногах, освобождал палубу от незакрепленной утвари, болтающейся под ногами экипажа, ведущего борьбу за живучесть барка: концов канатов, бочонков, обломанных, с опасными зазубринами досок и прочего беспорядка.  

– Нужно кому-то вылезть на рею, обрубить чертову парусину. – Командовал сквозь шум бури подоспевший к ним на помощь уже знакомый боцман. Все обернулись, бросили работу, обращая на него внимание.  

– Мне нужен доброволец, обещаю свое месячное жалование тому, кто согласится. – Продолжил он. Корабль дернулся, круто наклонился, опять нырнул, но на этот раз все были готовы, каждый схватился за то, что было у него под рукой.  

– Так что? Есть желающие? – Прокричал боцман после схлынувшей волны. Он осматривал моряков, выискивая смельчака.  

– Да, я попробую! – Вперед вышел коротыш, худенький низкий парень с непропорционально длинными руками, он скинул с себя куртку и свитер, снял ботинки, оставшись в тельняшке, брюках и босиком.  

– Молодец! – Похвалил его боцман, продолжил. – Давай, родной, выручай нас! Дайте ему инструмент! Парни, за работу, у нас еще много дел на сегодня, или вы хотите кормить рыб на дне? – Крикнул он, побуждая матросов к делу, добавил. – Капитан и офицеры на корме с плотником заделывают пробоины! Я вас оставлю, иду на бак, проверю как там обстоят дела с фок мачтой. – Он развернулся, цепляясь за разные выступы, сквозь сумасшедшую качку побрел на нос корабля. Паша вместе с другими моряками взялся за конец каната. В натяг вытаскивали его из пазов нижней реи. Сделать это было в условиях бури не просто, канат от воды набух, застревал в пазах. Паша растер руки до кровавых мозолей. Тем временем малой, добрался до самого верха, перебрался по пертам (перты – тросы, протянутые под реем на расстоянии около 80 сантиметров, по которым передвигаются марсовые матросы), начал резать снасть, крепившую ошметок паруса. Внезапно сверху донесся вопль, все подняли глаза, обращая внимание на коротышку наверху. Тот неистово вопил, указывая рукой куда-то вперед. Моряки бросили работу, подбежали к борту, высматривая то, на что указывал парень. Сначала Паша не мог ничего различить, как он ни всматривался до боли в глазах в серое ничто бури. Морская вода месте с ветром застилала глаза, вызывая в них слезы. Но затем из мглы, из-под воды в белой пене стали проявляться черные клыки скал, корабль несло прямо на них. За скалами возвышался в морской пене ощетинившийся острыми зазубринами исполинский каменный остров. Времени испугаться не оставалось. Под барком что-то сильно затрещало, он содрогнулся, потом волна его подхватила и понесла над каменными клыками. Новым треском усадила на каменные шипы. Команду сбило с ног, Паша упал под фальшь борт, руками судорожно ухватился за канат, волна вновь подхватила судно. С размаху могучим ударом влепила его в черную скалу острова. Корпус барка треснул, разломился на части, застонал выпущенным изнутри воздухом. Мгновенно затонул, оставив после себя пятно плавучего мусора.  

Паша попал под воду, его одежда тянула на дно, но он не сдавался, боролся с течением, пытаясь всплыть на поверхность. Ему почти удалось, но воздуха в лёгких не осталось, к несчастью, его подхватило быстрое течение, бросило на скалу. Паша инстинктивно судорожно вздохнул, набрав в легкие воды. Все померкло, он потерял сознание.  

Через некоторое время его труп всплыл возле огромной скалы, волны ударяли его о камни, постепенно разбивали на части….  

– Ух! – Аня резко проснулась, села на кровати, не спешила вставать, переваривая сон. Не сказать, чтоб ей приснился кошмар, но он был какой-то странный, неясный что ли. Состоящий из одних обрывков. Какие-то люди, драгоценности, деньги, сумбурные перемещения, разные места, самолет. Катастрофа!  

Катастрофы и падения самолета ей и раньше снились. Но в этот раз уж как-то слишком натурально. Аня вздохнула, подождала пока неприятный осадок улетучится. В правом боку болело, ну не совсем болело, просто поднывало. Чувствовался какой-то дискомфорт. Аня подняла ночнушку, пошарила там рукой, ничего странного не обнаружила. Списала на неудобную позу во время сна. Посмотрела на часы, стоящие на тумбочке. На светящемся циферблате показывало двадцать минут одиннадцатого. Через окно заглядывало осеннее солнышко, дома было тепло и светло. Аня вздохнула, была недовольна, что так поздно проснулась, планировала встать пораньше. Вчера она добралась домой в два ночи после очередного безумного рейса. Пока помылась, приготовилась, уже было половина третьего, не было сил даже перекусить, сразу улеглась.  

Зато сегодня и завтра у нее был выходной.  

Она встала с постели, накинула халат, побрела на кухню. Там достала из холодильника сыр, нарезала пару ломтиков, из хлебницы достала хлеб, намазала его маслом, положила на него сыр, налила себе приготовленный кофе из кофе машины. С удовольствием позавтракала, глядя на осенний пейзаж за окном.  

Зазвонил телефон, на том конце трубки оказался потерявшийся ранее клиент, ей стало приятно. Договорились о встрече через два часа в кафешке в центре города. Посулил интересный проект с хорошим гонораром. Она согласилась, делать нечего, нужны были деньги.  

Аня оделась, накрасилась, взяла сумочку, отправилась в город.  

Поездка была не особо приятной. Попала в переполненную маршрутку, могла конечно и на такси, но ее жутко давила жаба по деньгам. Пару кварталов предстояло пройтись пешком, но Аню это не страшило, ходить она любила. Из маршрутки вышла с облегчением. Слегка пришлось расстегнуть нежное кашемировое пальто светло-бежевого цвета, от духоты автобуса вся взмокла.  

На улице становилось по-осеннему пасмурно, потянуло сыростью, подул неприятный сквозящий ветерок. Аня, боясь простудиться, вновь застегнулась, прошла примерно половину пути, сверяясь с джипиэсом на ходу. Заметила, что на другой стороне улицы столпились люди, что-то оживленно обсуждали, толпа негромко гудела. Ей стало интересно, что там происходит? Тем более, это было походу ее движения. Она пересекла почти свободную дорогу с односторонним движением и оказалась на месте событий. Протиснулась сквозь толпу.  

В окружении людей оказалась маленькая девочка лет шести-семи, одетая не по сезону в легкое летнее платьице синего цвета. Девчушка была очень красивая с двумя задорно торчащими косичками, сзади перевязанными синими лентами бантиками.  

Кто-то ее спросил: – А где твоя мама?  

Девочка, не раздумывая указала рукой на только что подошедшую Аню.  

– Вот моя мамочка! – Объявила она, потом добавила, обращаясь к Ане. – Мам, ну где ты так долго? Я почти потерялась, мне страшно….  

Аня опешила, не зная, что ей на это ответить. Толпа осуждающе- вопросительно уставилась на нерадивую мамашу.  

– Я…, я не знаю, девочка ошиблась. – Начала она ошарашенно оправдываться, сбитая столку.  

– Гражданочка, все понятно, как вам не стыдно бросать ребенка одного! Вы посмотрите во что она одета? Ей же холодно, бедный ребенок! – Осудила ее ближайшая к ней тетка, потом добавила. – Ох уж эти пигалицы, один только ветер в голове, сперва рожают, потом жизнь свою устраивают. Посмотрите на нее, бросила ребенка и все, разве он ей нужен? – Все одобрительно закивали, соглашаясь с теткой.  

– Я бы сказал, что ей нужно. – В свою очередь добавил быковатый мужик в кирзовых сапогах, он хищно смотрел на нежную Аню. Та под его взглядом поникла, скукожилась.  

– Мамочка, пойдем домой. – Девочка, не обращая внимания на взрослых, бросилась к Ане, обняла ее за ноги. Толпа мгновенно потеряла интерес, начала расходиться. Аня так и стояла, опустив руки по швам с обнимающим ее ребенком.  

Когда разошлись последние, девочка отпустила Аню, резко отошла на два шага назад, оглянулась, посмотрела по сторонам, словно что-то проверяя или ища кого-то. Удостоверившись, что все безопасно, обратилась к ней.  

– Слушай сюда, дорогуша. У нас мало времени, я скажу тебе, что ты круто попала, не скрою, я тоже, только вместе мы сможем выбраться. – Аня опешила от неожиданного перехода, было непривычно услышать такое от малолетнего ребенка. Девочка это заметила, продолжала. – Я тебе не ребенок, понимаю, это необычно, но это придётся принять. Либо ты погибнешь. Я уже один раз пытался по-честному показать себя, чтобы ты увидела, как я выгляжу на самом деле, но ты тогда от меня сбежала. Так что прости, смотри на девочку. – Она взялась за подол платьица, слегка присела в приветствии. Ехидно улыбнувшись, продолжила. – Послушай меня, ты не у себя в своем сраном мире, где ты классная тёла стюардесса, учишься на журналиста. По заказу своих клиентов за их бабки выливаешь в статьях помои на несчастных жертв. Ты в дерьме! Ты в искусственно созданной реальности, словно муха, залипшая в паутине. Это все создали для тебя, чтобы усыпить твою бдительность и выпить из тебя все соки. А ты, сладенькая, уж поверь мне! – Девочка сделала паузу, чтобы до Ани дошел смысл ее слов, продолжила. – Так что давай, подруга, просыпайся, начинай действовать. – В ответ Аня нерешительно отступила на шаг.  

– Кто ты? – Не доверчиво спросила она девочку.  

– Твой союзник, товарищ по несчастью. – Ответила девчуля, продолжила. – Очень важно, чтобы на следующий раз ты проснулась, ты сильная, сопротивляешься, а он слабый пока.  

– Кто? – Спросила ничего не понимающая Аня.  

– Титан! – Ответила девочка, добавила. – Обязательно очнись.  

– Что, какой титан…? – Спросила Аня.  

Но услышать ответ она уже не успела, в них въехал невесть откуда взявшийся оранжевый мусоровоз, кровавым пятном размозжив их по стенам.  

Ха-а-а! Из легких вышел весь воздух. Ее скрутило от боли, желудок сжался в конвульсии рвотного позыва. После того, как ее немного отпустило, Аня с трудом разлепила глаза. Веки слиплись, словно при конъюнктивите. С удивлением обнаружила, что лежит в чем-то вроде каменной выдолбленной ванны, наполненной мутной белой слизью. Взгляд уперся в неровный свод потолка пещеры. Вокруг было светло, яркий белый свет равномерно заливал все пространство перед ней. В нос резко ударил неимоверный запах, остро пахло разлагающейся плотью, дерьмом и еще каким-то тошнотворным, сладковато-кислым оттенком. Анну снова подвернуло, справившись с рвотным позывом, морщась, чуть приподнялась на локтях, прикладывая к этому массу усилий. Локти скользили в слизи вниз по ванне. Перемена позы отдалась резкой болью в правом боку, она ощупала то место, где болело. Пришла в ужас, из темноты со стороны ног в ванну опускалось щупальце толщиной с руку, шло по дну и упиралось в бок, дальше уходило во внутрь ее тела. Аня дернулась, попыталась выбраться из ванны, не смогла, слишком ослабла, мешало щупальце в боку. Прилегла отдышаться, очень удивилась от того, что это именно она испускает свет. Поднесла руку к глазам, рука ярко светилась. Решила разобраться с этой странностью позже.  

Она вновь привстала, чтобы осмотреться. Вокруг располагалось множество таких же ванн, как у нее. В некоторых лежали разнообразные существа. Некоторые уже мумифицировались, находились в черной засохшей субстанции. С удивлением рассматривала существо, которое было поблизости от нее. Оно было небольшим, размером с карлика, абсолютно черным. На его лице тускло горели желто-оранжевые глаза, тонкие непропорционально длинные руки безвольно свисали с краев ванны. Торса не было видно, он скрывался в белой слизи, к его ванне тоже тянулось щупальце, только немного тоньше, оно погружалось на дно в слизь. Существо было живое, но без сознания. Аня отвернулась, посмотрела в другую сторону. С другой стороны рядом в ванне находился высохший человеческий труп. Дальше истлевший труп какого-то крупного рогатого животного. Его полуистлевшие кости лежали прямо на каменистом полу. Еще чуть дальше непонятное существо, наполовину свисающее из ванны головой вниз, обращенное к Ане спиной с белоснежной кожей, идеальной пропорцией тела, как у атлета. На его спине росли два крыла, сейчас они были обломаны. Их части были разбросаны вокруг ванны, все пространство, пол и сама ванна была осыпана белоснежными перьями. Аня поняла, что сущность погибла недавно. Она оторвала взгляд от него, продолжая осматривать все вокруг себя.  

Пещера была обширна, ее своды уходили в темноту, было зловеще тихо, смрадно и тепло. Она вновь попыталась встать, схватилась за щупальце хотела его вытащить из себя, но руки соскальзывали по мягкоупругому гладкому чужеродному телу. Поплотнее захватить щупальце никак не получалось, чтобы потом рывком выдернуть его. После нескольких попыток ей наконец удалось впиться ногтями и со всей мочи дернуть. В боку отдалось раскалённым железом. Аня вскрикнула, щупальце осталось на месте.  

После крика из темноты пещеры к Ане молнией метнулись две тонкие лианы-щупальца. Ловко подцепили ее руки, чуть приподняли из ванны, распяв ее. К двум первым присоединилась третья с тонкой длинной костяной иглой на конце. С кончика которой свисала мутная белая капля. Щупальце медленно приблизилось к Аниной шее, замерло, словно выбирая цель. Затем быстрым точным ударом погрузило иглу в плоть на всю длину иголки. Ввело бело-мутную жидкость. Аня вскрикнула от боли, через секунду поникла, потеряв сознание.  

Щупальца погрузили обратно в ванну ее тело, отпустили руки, бесшумно удалились в темноту.  

– А ты мне скажи? Если по полному беспределу, ко мне… Мне не в зашквар в натуре, клянусь…, я бля тоже по полному качать буду!  

– С какого ты…? Толяныч, че…, ага?  

– А че ты, а? Я по человече с ними, а они, мусора..., в натуре по беспределу буду, делай давай, ага…  

Аня открыла глаза, ей удалось немного вздремнуть, несмотря на шум. Она сидела на мягком диване из красного кожзаменителя, прислонившись спиной и затылком к светлой под мрамор пластиковой стенке. Жутко устала слушать бессвязный диалог двух конченых алкашей, сидящих за тонкой перегородкой. Они пили уже шестой час подряд, их пьяный разговор потерял вообще какую-либо связь с логикой. С их стороны несло пьяной вонью. Она вздохнула, посмотрела в окно.  

Там за стеклом быстро пробегали березки, акации, рябины, кусты. Какие-то поросшие травой насыпи, бетонные столбы. Все уносилось вдаль, вместо них возникали новые. Вагон слегка качало, снизу доносился мерный успокаивающий стук колёс.  

– Ну вы посмотрите на них, а, весь вагон завоняли! Бубнят и бубнят, алкаши проклятые. Нет спокойствия, какой уже час гулеванят, сил просто нет. – Не выдержала пожилая женщина, сидящая напротив. У нее была смешная прическа, огромная, крашенная в рыжий цвет копна волос на голове. Тетка озиралась вокруг, ища у остальных поддержку. Еще в Анином купе плацкартного вагона были два человека помимо тетки. Рядом с пожилой дамой с рыжими волосами и весьма в теле сгорбленно сидел в серой майке и спортивных штанах ее худощавый муж. Он, чуть наклонившись вперед, читал газету «На пенсии». Время от времени немного отсвечивал своей лысиной, на его плечах из-под майки торчали седые волосы. Аня слегка поморщилась, глядя на него. Над ней, на второй полке расположился молодой человек. Он пах носками, погруженный в смартфон, слушал музыку в наушниках, его ноги чуть выступали с полки в центральный проход вагона.  

– Вы к проводнику подойдите, пусть наряд сюда вызовет. – Предложила Аня, надеясь чужими руками приструнить мешающих ей алкашей-вонючек.  

– Да ходила уже, пока ты спала. Ну и что, пришёл защитник – полицейский, от вершка два горшка, тростинкой переломишь. Погрозил им пальчиком, они угомонились на пол часа, потом опять за свое, сволочи. – Ответила разочарованно тетка.  

– Тома! Да упокойся ты уже. – Неожиданно встрял ее муж. – Судя по их разговору, ждать уже не долго, угомонятся через минут двадцать. – Мужик сложил газету, посмотрел на нее через большие с коричневой оправой очки.  

– А ты чего, своих почуял? Не было бы меня, третьим сидел бы? Знаю тебя, забулдыгу, голос он подал, сиди уже, или тебе четверг напомнить? –Разразилась Тома на мужичка. Тот в ответ зло посмотрел, вздохнул, покачал головой, не стал углублять конфликт. Снова молча развернул газету, делая вид, что дальнейший разговор ему не интересен. Все замолчали.  

Аня снова уставилась в окно. Представила, как мама с папой будут завтра ее встречать. Задумалась, с теплотой вспоминая их и чёрно-белого кота Мишку, улыбнулась себе в отражении.  

– Привет! – Из соседнего купе с верхней полки появилась девчачья голова с задорными косичками, заплетенными синими лентами бантами. Косички смешно подпрыгивали в такт ее головы. Девочка обращалась к Ане. Окружающие повернули головы в сторону девочки, посмотрели на нее.  

– Привет! – Ответила Аня, удивляясь, почему ребенок обратился именно к ней.  

– Аня, нужно поговорить. – Продолжила девочка, не обращая внимания на присутствующих. Анна от удивления вскинула брови. – Буду тебя ждать в тамбуре. – Сказала девчуля и исчезла в соседнем купе, потом через минуту она подошла к их купе. Постояла, посмотрела на Анну, улыбнулась, махнула рукой, жестом позвала за собой. Развернулась и пошла по направлению к тамбуру. Тетка непонимающе уставилась на Аню. В ее глазах читался немой вопрос, кем приходится Ане ребенок? Аня сделала вид, что не понимает ее немого вопроса. Молча поднялась, направилась вслед за ребенком.  

– Где твои родители? – Сходу задала вопрос, когда подошла к девочке.  

– Опять двадцать пять, в который раз меня спрашиваешь, сколько можно. – Девочка развела руками.  

– Кто ты? – Спросила Аня, глядя на девочку, на ее синее платьице, косички, полуоткрытые туфельки. Ей показалось, что она где-то уже видела этого ребенка. Более того, складывалось впечатление, что девочка ей хорошо знакома. Она отступила на шаг. – Постой, я тебя уже где-то видела. Да, точно, ты была там, у костра, и еще в самолете, «господи, там все были мертвые! » – Аня отшатнулась, вновь переживая те моменты, потом продолжила. – В городе на проезжей улице… Господи, что ты такое?  

– Ну, положим у костра был не я! Мой образ украл титан, чтобы обмануть, а затем напасть на вас. А так все верно, это был я. А волшебную пещеру помнишь? – Спросила девочка. На Аню нахлынули воспоминания смрадного места.  

– Да, по-моему, я сегодня видела страшный сон, кошмар, где я лежу в каменной ванне в какой-то слизи, в боку у меня ужасное щупальце. – Она пошарила руками в правом боку, как бы проверяя.  

– А дохлый Ангел тебе понравился? – Спросила девочка.  

– Да, там было мертвое существо с обломанными крыльями.  

– В том-то и дело, что обломался. – Съязвила девчонка, улыбнулась, продолжила. – Прилетел души спасать, попался мотылек, залип в паутинку. Хотя жаль его бедолагу, долго сопротивлялся, со мной общаться не захотел. Я ему предлагал вместе выбираться, предпочел погибнуть, гордый!  

– Откуда ты знаешь про мой сон? – Спросила Анна.  

– Да это был не сон, то, что мы с тобой в поезде, вот это сон. На самом деле мы лежим и загораем в ваннах. Рядом друг с другом в мерзких мутных соплях со щупальцами титана в боку. Так тварь подключается к твоей душе и к моей сущности. Пытается поглотить их и насытиться, скажу тебе, сука еще та. Но пока у него облом, я оказался крепким орешком, так сказать ветеран войны. Бывало и похуже, а ты ангел без крыльев, слишком светлая, в прямом смысле при прикосновении к титану светишься, обжигая его, ангел тоже светился. Но титан, сука терпеливый, он сильнее, рано или поздно добьёт нас. Это я тебе гарантирую, ему некуда торопиться. Так что действовать нужно сообща и как можно скорее, пока он слаб. Твои кореша хорошо покромсали его. – Девочка замолчала, ждала Аниной реакции.  

– С ума сойти, прям не верится! – Аня обернулась, посмотрела внутрь вагона. Там сидели, разговаривали, ходили живые люди. Слышались обрывки их разговоров, вагон слегка покачивался, стучал колесами, за окном пролетали деревья. Пахло сигаретным дымом, пластиком и туалетом, все было так обычно и реально. Она совсем запуталась.  

– Ты сказала о моих спутниках? Что они сильно навредили титану? – Спросила она. – Что там случилось? Извини, я ничего не помню.  

– Вспомнишь, как освободишься. – Ответила девочка, продолжила. – Там случилась целая война, битва. По итогу, Титану сильно прилетело. – Ответила девчуля, кивнула, ее косички задорно повторили за ней.  

– А куда потом делись мои спутники? – Спросила Аня  

– Не знаю, резко все закончилось, как и началось. Так что об их дальнейшей судьбе я тебе сказать ничего не могу. Я вообще не понимаю, за каким лядом вы тут оказались. Ведь это пресквернейшее место! Мир, населенный голодными титанами разных мастей. Эти твари, пожиратели миров и это их тюрьма. Что вы тут забыли ума не приложу. Ну да ладно, дело ваше.  

– Когда вы появились, вас засек мой мучитель, очень обрадовался скорому обеду. Шел за вами по пятам. Потом выждал удобный момент, с помощью хитрости выманил тебя и напал. Но тут его ждал облом, ты засветилась, ослепила и обожгла его. А твои дружки с помощью ваших штучек покромсали его в капусту. Потом исчезли. Теперь голубок торчит в логове, залечивая раны, и страдает, чтоб ему пусто было. Вот, что я, собственно, знаю. – Сказала девочка, замолчала, мимо них прошел мужчина с сигаретой. Направился в соседний вагон, после себя оставил облако табачного дыма, громко хлопнув дверью. Они замолчали, ждали пока он пройдет.  

– А как тебе этот концерт? – Спросила девочка, глядя на Аню.  

– Ты, о чем? – Спросила она, не понимая.  

– Декорации. Не придерёшься, все натуральненько! – Съязвила девчушка, продолжила. – Теперь к делу. Я могу вытащить тебя из этого балагана. – Она обвела рукой вокруг, показывая окружающее, продолжала. – Но есть одно но! Если я тебя пробужу, у тебя не хватит сил выбраться из ванны самостоятельно, а помочь тебе там некому. Ну и избавиться от щупальца в боку у тебя самостоятельно не получится. Только с помощью меня ты сможешь освободиться от этой гадости. А помочь смогу только, если подойдешь близко ко мне. Поэтому мне нужно твое доверие. – Девочка вновь замолчала, давая время Ане подумать.  

– Какое доверие? – Спросила Аня, сделала паузу, размышляя, потом добавила. – Постой, ты та кракозябра с желтыми глазами, что лежит в соседней ванне рядом со мной? Верно? Кто ты? Что ты такое? – Аня внимательно посмотрела на ребенка, изучая его.  

– Ну, положим, не кракозябра. – Обиженно ответила девочка, добавила. – Но в остальном все верно.  

– Позволь представиться. Меня зовут Зелок. – Девочка поклонилась. – Я, как бы помягче сказать, «демон»!  

– Демон? – Аня отпрянула, вспоминая самолет, то темное устрашающее создание, что предстало там перед ее взором.  

– Да, верно. – Подтвердил демон. – Самое отвратительное создание во всей вселенной. Не считая, конечно, титанов. Ну и еще пару десятков сущностей пострашней. – Ответил он.  

– О каком доверии ты говоришь? – Спросила Анна. Она совершенно запуталась, неожиданно для себя продолжила. – Сумасшествие какое-то, вообще-то я еду домой к маме с папой и завтра буду у них! Стою тут и веду беседу с шестилетним ребёнком о какой-то потусторонней хрени. Ладно, пока девочка. Я пошла к себе, иди к родителям. – Сказала Аня развернулась, чтобы уйти.  

– Ну блин, снова здорова, сколько можно? – Спросил ее Зелок. – Говорю тебе, никакой это не поезд! Не будет у тебя завтра, ни мамы, ни папы, будешь ехать в нем вечно. Пока Титан тебя не оприходует. Ладно, у меня мало энергии, но для тебя ничего не жалко, смотри. – Она махнула ручкой. Свет в тамбуре мигнул, затем погас, снова мигнул, восстановился, но уже не такой яркий. В вагоне зажглось ночное освещение.  

Аня отпрянула, за окном воцарилась ночь. Мимо пролетали дальние тусклые огни деревень, освещенные фонарные столбы, промелькнул переезд с горящими фарами машин.  

– Ну как, понравилось? – Спросил демон.  

– Как ты это сделал? – Ошарашенно спросила Анна. – Так это все правда?  

До этого она не понимала, что происходит, путаясь в своих ощущениях, не могла избавиться от странностей, происходящих с ней. Реальность будто бы ускользала из-под ног. Не могла отличить, что настоящее, а что подделка, от этого кружилась голова. Ане стало плохо.  

Отрицать тот факт, что был день, а потом по мановению руки девочки мгновенно водрузилась ночь, было невозможно, поэтому она сделала вывод что Зелок не обманывает ее и его слова правда.  

– Так это всё-таки иллюзия? – Аня обвела рукой окружающее. – Мой сон про пещеру был настоящим? – Ошарашенно спросила она.  

– Ну наконец то дошло, как до жирафа на четвертые сутки. – С облегчением сказала девочка, добавила. – Давай решать скорее. А то, по моим расчетам, он уже догадывается о нашем тут свидании. Вполне возможно, что скоро нас ждет катастрофа, крушение поезда со смертельным исходом. И тогда нам нужно будет начинать все сначала. Как тебе такое? – Съязвил он.  

– Что нужно делать? – Спросила Аня, игнорируя его сарказм, все еще сомневалась.  

– Все просто! – Ответил демон. – Только не спеши перебивать, выслушай…. – Предупредил он. – Мне нужно вселиться в тебя, заполучить твою душу и только тогда я подчиню себе твое тело.  

– Вот как? – Возмутилась Аня его крайне неприятным предложением.  

– Ну я же просил, выслушать, не перебивая! – Воскликнул Зелок. – Всего одну секундочку. – Добавил он, продолжил. – Предположим, что ты согласишься! Тогда, овладев твоим телом, я смогу тихо вылезти из ванны, подойти к тебе, там я верну тебе обратно контроль, помогу себе очнуться, освобожу тебя от щупальца, перекинув его на себя. Титан будет думать, что все в порядке и не побеспокоится. Пока я буду его отвлекать, ты же, как можно скорее, проберёшься на место вашей стоянки. Найдёшь там гранату, которая осталась после твоих спутников. Возьмёшь ее, вернёшься назад, положишь возле титана и взорвёшь! Можешь взять оружие, которое плюет металлом, и добавить ему. Пока он будет занят тобой, я смогу освободиться! Вот такой план, идет?  

– Ну, в общем звучит реально. – Сказала Аня, выслушав его, продолжала. – Только на словах все гладко. А как, например, я найду дорогу до места стоянки? Или как я выберусь из пещеры, пройду мимо чудовища, вдруг он меня заметит?  

– Пойдёшь по его следу. Титан огромный и тяжелый, оставляет после себя целые борозды. Думаю, его логово расположено недалеко от стоянки. Как-нибудь найдешь, в противном случае нам конец, короче, импровизируй! Мне, знаешь ли, тут тоже не легко придётся, между прочим. Ладно, давай начинать. – Сказал он.  

– Что делать-то? – Спросила Аня.  

– Да все просто, вот смотри. – Девочка развернулась, подошла к наружной двери вагона, повозилась с замком, через секунду открыла его, распахнула дверь. Вовнутрь с оглушительным шумом ворвался прохладный освежающий ветер с ароматом трав и ночной природы. Шум от ветра дополнял звонкий наружный стук колёс.  

– Нужно, чтобы ты прыгнула туда. – Прокричала девочка, она указывала рукой в ночную темноту, уточняя направление.  

– Да ладно, ты смеёшься? – В ответ на предложение возразила Аня. Она инстинктивно отступила внутрь тамбура, открытая дверь во тьму ее пугала.  

– Думай быстрей! – Вновь прокричал Зелок. – Он скоро убьёт нас, времени почти не осталось. – Аня медлила, решаясь, затем вместо ответа, разогналась, зажмурившись, выпрыгнула из вагона.  

После прыжка все померкло. Испытала такое ощущение, будто прыгнула в мягкую теплую кровать с периной, на какое-то мгновение потеряла сознание.  

Очнулась уже сидя за небольшим столом из ольхи, на офисном стуле, причем стул был что ни на есть самый дешёвый, с матерчатой обивкой. Пахло свежим ремонтом и легким ароматом какого-то парфюма. Аня с интересом рассмотрела интерьер. Она находилась в небольшой комнате примерно в десять квадратов, с белыми гипсокартонными стенами, с ровным потолком с круглым матовым светильником посередине. Он освещал комнату белым холодным светом. Слева от Ани расположилось окно, закрытое бежевыми полосками вертикальных жалюзи, там за окном была ночь. Напротив, на стене висели круглые серые часы, стрелки которых показывали двадцать пять минут шестого. Пол был наглухо застлан черным ковровым покрытием. Справа была закрытая белая дверь с глянцевой булькой ручки с замком для ключа внутри.  

Только сейчас она обнаружила, что одета в черное обтягивающее платье, доходившее ей чуть выше колен, и в темные коричневые чулки. Обута в черные классические женские туфли «лодочка» на высоком каблуке. Рядом со столом одиноко стоял ещё один стул.  

В дверь негромко постучали. Аня втянула голову в плечи, не зная, что ей делать, она еще не освоилась, промолчала, не ответила на стук. После секундной паузы в дверь постучали вновь.  

– Войдите. – Наконец пригласила она, осмелев. Сразу же с негромким скрипом повернулась ручка, щелкнув защёлкой, открылась дверь. В комнату вошёл подтянутый с хорошей фигурой молодой человек лет тридцати. Он был одет в тёмно-серый однобортный костюм, в белую рубашку и серый галстук чуть более светлого тона, чем пиджак, и лакированные классические туфли. Мужчина был красив, с правильными симметричными чертами лица, с прямым носом, ровными, точеными скулами, с волевым подбородком, поросшим легкой щетиной. Его лицо подчеркивали карие, почти черные глаза с длинными ресницами и мягким взглядом. Мужчина излучал спокойствие, надежность и силу.  

– Можно? – Спросил он красивым мелодичным баритоном.  

– А ты, по-моему, Зелок? – Вопросом на вопрос ответила Анна.  

– Да, верно. – Ответил тот.  

– Ого, ты просто красавчик, взгляд не отвести. – Съязвила Аня.  

– А что не так? Тебе не нравится? – Спросил он, осматривая себя.  

– Да ладно, все в порядке, хорошо выглядишь. – Аня его успокоила.  

– Между прочим, для тебя старался. – Оправдался тот, добавил. – Ты тоже потрясающая! Вот, это тебе. – Возле нее на столе возникла ваза с девятью бордовыми бархатными розами. Аня такого не ожидала, но осталась внешне спокойной.  

– Красота! – Заявила она, добавила. – Жаль, что не настоящие.  

– Настоящие! – Неуверенно сказал Зелок, потом добавил. – Ну почти. Так я войду? – Спросил он.  

– Что, без приглашения пройти не можешь? – Спросила она.  

– Получается, что так. – Ответил молодой человек, потом добавил. – У нас все деликатно, без вашего согласия никуда.  

– Почему? – С интересом спросила Аня, ей было интересно чисто с научной точки зрения.  

– Не знаю. – Ответил Зелок, пожал плечами. – Может потому, что мы разные, проще сказать, наши энергии не совместимы. Соглашаясь с моим предложением, ты переходишь на мою сторону, настраивая свою душу на тонкие вибрации моей сущности. Потом бац, и системы становятся совместимы. Я могу пользоваться тобой!  

– Ты хочешь сказать, что я, соглашаясь, иду у тебя на поводу, выбираю темную сторону?  

– В общем да! – Спокойно ответил демон, он кивнул, соглашаясь. – Конечно, если только сама согласишься.  

– Так я войду? – Спросил он, обрывая диалог, замолчал, потом добавил. – Не волнуйся, в твоем случае, нет никакой разницы, на какой стороне ты будешь. Титан все равно поглотит твою душу. Растворит ее в себе, ты исчезнешь навсегда. В общем-то и моя судьба такая же, если мы не воспользуемся шансом сбежать. – Объяснил Зелок.  

– А ты умеешь мотивировать. – Согласилась Аня, потом добавила. – Все понятно, ладно, что будет, то будет, проходи. – В ответ Зелок слегка поклонился, как бы оправдываясь. Нерешительно просочился внутрь, сел рядом на свободный стул, нервно улыбнулся.  

– Ну что, начнем? – Предложил он. – Времени крайне мало, но мне нужно кое-что объяснить. – Сделал он акцент на последнем слове. – Мне важно, чтобы ты знала, что я не простой демон. – Он запнулся, сделал паузу, видимо подбирая слова. – Ладно, не важно, не знаю, чем дело закончится, но я хочу тебе сказать, что я устал быть злым! Мне надоело творить мрак вокруг себя, не хочу больше так жить, я отрекаюсь от зла. – Выпалил он, облегченно вздохнул, положил руки на стол. Аня удивленно улыбнулась. Она-то злых демонов в своей жизни ни разу не видела, а добрых и подавно, как-то странно все было.  

– Красиво начал, продолжай! – В ответ сказала она, понюхала розы.  

– Что продолжай? – Удивился демон.  

– Ну, раскаиваться.  

– Ладно, все понял, не веришь, не нужно. – Он обижено отвернулся. – Вот, нужно, чтобы ты подписала. – У него в руках появилась папка, он открыл ее, перевернул, положил напротив Анны, в папке лежал исписанный мелким текстом листок.  

– Что это? – Спросила Аня недоверчиво.  

– Как что? Договор о продаже твоей души, «классика»! – Выдохнул он, возле документа возникла чернильница с золотым пером, рядом с ней на белоснежной салфетке шило из нержавейки с тонким острым жалом.  

– А это еще зачем? – Аня кивнула на шило.  

– Как зачем? – Удивлённо ответил Зелок, добавил. – Палец прокалывать будешь, нужно же чернильницу кровью наполнить. Не бойся, все стерильно, и вообще, мы сейчас в моей скромной реальности, это чисто символически. Вообще-то, ты сейчас в пещере со щупальцем в боку. Не забыла? Знаешь сколько стоит для меня сил поддерживать тут уют, прилагать уйму энергии, чтобы тот зверюга ничего не заподозрил. Давай, прокалывай палец быстрей, подписывай и погнали. – Поторопил он.  

– Ага и стать твоим рабом? Ищи лоха! – Ответила Аня, она пока еще не сдавалась. Зелок возвел взгляд к потолку, вздохнул.  

– Да капец, за что ж мне такое наказание? Ты договор читай, там хоть что-то о рабстве написано?  

– Текст слишком мелкий, специально наверно? – Отозвалась Аня. – Откуда мне знать, может вы с Титанычем за одно. Одна шайка лейка, дурите меня, показывая мультики. – Аня опустила руки, не зная, что ей делать дальше.  

– Ладно, не беспокойся, читай договор, там, где черным можешь бегло, там просто бюрократия. А где выделено красным, там повнимательней, но сразу говорю, никакого подвоха в нем нет, я хочу обратно на небеса. – Он вздохнул, замолчал.  

– Хотеть не вредно! – Сказала Анна, взяла папку, поднесла поближе к глазам. Там находилось уже три листка с хорошо читаемым русским текстом, на какое-то время в комнате воцарилась тишина.  

– Так ты хочешь сказать, что по договору я продаю тебе душу на пять минут? Затем ты все возвращаешь обратно владельцу? В обмен на свое освобождение, я правильно поняла? – Спросила Анна после чтения. Она откинулась на спинку кресла, та скрипнула под ее весом.  

– Ну да, пять минут мне вполне хватит. – Подтвердил Зелок.  

– А где подвох? – Улыбаясь, добавила Аня.  

– Да нет никакого подвоха, сказал же. А вот где гарантия, что ты меня не бросишь после того, как освободишься, об этом ты подумала? – Спросил Зелок, потом добавил. – Получается так, что, освободившись, ты можешь идти гулять по своим делам, оставив меня одного отдуваться за двоих, верно? – Он замолчал, чтобы до Ани дошел смысл его слов. – Почему ты мне не веришь, а я тебе должен верить? – Заключил он.  

– Я? – Растерянно спросила Анна, не ожидая такого поворота. Действительно, он ее обескуражил, не подумала, что она может его бросить после того, как он поможет ей освободиться.  

– Ладно, проехали, хватит тормозить, давай подписывай. – Сказал Зелок, не обращая внимания на ее растерянность.  

– Куда колоть? – Спросила Аня, взяв в руки шило.  

– В палец. – Ответил демон.  

– Так там же крови мало? Вылезет только капля, на роспись не хватит.  

– Не нужно никакой росписи, коли палец, приложи к нижней части листка, вот тут. – Он указал своим пальцем область подписи.  

– А это тогда зачем? – Анна кивнула в сторону золотого пера в чернильнице. Зелок в ответ вздохнул.  

– Вот уж свела судьба! – Пожаловался он, потом добавил. – Да так, для понту. Коли палец, время идет! – Аня поморщилась, кольнула шилом безымянный, было больно, из ранки выступила капелька алой крови, взяла листок, прислонила пальчик, куда указал Зелок, получилась смазанная клякса.  

– Вот и хорошо! – Обрадовался тот, взял листок из ее рук, глянул на кровавую кляксу, положил его в папку, закрыл ее, та исчезла. – Поздравляю тебя, договор действует! – Сообщил он, продолжил. – Прости, чтобы отметить, шампанского не предлагаю, сил нет. Можешь слизи отхлебнуть из ванны! – Сказал он с сарказмом, добавил. – Ладно, время идет! Напоминаю, сейчас я вселюсь в тебя, поднимусь из ванны, затем передам тебе обратно контроль над твоим телом. – Аня кивнула, соглашаясь. – Все, я пошел, сиди здесь, жди. – Он встал, чуть поклонился, развернулся, вышел из кабинета, Аня осталась одна.  

За дверями послышался шорох, скрипнула ручка, повернулась, в комнату возвратился Зелок. Он был также красив и невозмутим, двумя шагами пересек комнату, уселся на стул.  

– Так быстро? – Удивилась Аня.  

– А что тянуть. – Ответил демон, продолжил. – Твой выход, не забудь первый вдох сделать ртом, там воняет не по-детски.  

– Спасибо! – Поблагодарила Анна, потом спросила. – А что мне делать-то?  

– Нужно встать и выйти в дверь. – Сказал Зелок, потом добавил. – А ты знаешь, что у тебя киста на правом яичнике? – Он посмотрел на нее в упор.  

– Нет. – Ответила она растерянно, ей стало неудобно.  

– Я ее убрал. А то знаешь к каким нехорошим последствиям это могло бы привести? Если, конечно, не лечить. – Не сводил с нее глаз, смотрел в упор. – Ну да ладно, теперь у тебя все окей, не благодари! – Он довольно закинул ногу на ногу, облокотился о стол. – Ладно, иди. – Сказал он.  

– Спасибо! – Ответила Анна, она знала, что есть проблема, особенно в женские дни, но к врачам идти почему-то боялась. Зелок промолчал, улыбнулся. Аня, не дождавшись комментариев, встала, подошла к двери, повернула ручку, шагнула в темноту.  

– О, черт, как тут воняет, прям выворачивает! – Сказала она вслух. Она стояла на полу в луже белой слизи, которая стекала с ее одежды. Рядом с ней лежало в ванне карикатурное черное существо. Она осмотрелась вокруг, все было, как и в прошлый раз, ничего не изменилось.  

– А я тебе говорил носом не дышать. – Внезапно заговорил черный, он повернул голову в ее сторону, смотрел горящими глазами, из них время от времени срывалась желто-оранжевая огненная дымка. Аня все еще светилась. – Подойди на шаг, – попросил он, добавил. – Только медленно, чтобы щупальце не потревожить. – Аня молча выполнила команду, мелкими шажками плавно приблизилась к демону. – Сейчас будет больно, только не кричи. Услышит, у нас будут проблемы, поняла? – Аня в ответ кивнула, приготовилась. Демон продолжал. – Как тебя освобожу, коснусь твоей души, будет неприятно, прости, по-другому не могу, мне нужна энергия. В противном случае не смогу выбраться. Аня, мне можно это сделать? –Спросил он. Анна вновь утвердительно кивнула. – Ладно, начнем. – Предупредил он.  

Из груди демона вышло множество стебельков толщиной с волос, целый пучок. Они удлинялись, причудливо переплетаясь, тянулись к Аниному боку. Добравшись до него, обвили омерзительное чужеродное щупальце, пробираясь по нему к Аниной коже. На какое-то мгновение замерли у самого входа в тело. Затем молниеносно проникли вовнутрь.  

В боку отдалось резкой болью, словно в тело вогнали вращающееся сверло. Аня с силой выдохнула, хотелось закричать, оперлась рукой о край ванны, слегка захрипела. Боль распространилась по всему телу, казалось, что там происходит битва.  

– Терпи, – приказал Зелок, – еще немного и все будет в порядке, не вздумай потерять сознание. Титан убьёт нас! – Она кивнула в ответ, пытаясь по возможности глубоко дышать, так было немного легче.  

– Глубоко засел, гад! – Пожаловался Зелок, потом сказал. – Все, есть, попался! Держись крепче, вытаскиваю. – Демон потихоньку извлекал из ее тела мерзкое щупальце.  

Оно было очень хитро устроено – сужалось к концу, с которого приличной копной торчали белёсые, тончайшие волоски. Видимо, они расходились по всему телу, подключаясь к нервной системе и мозгу своей жертвы. Сейчас каждый волосок был соединён с тончайшей струной демона, так Зелок обманывал Титана, делая вид, что тот все еще контролирует Анну. Щупальце застыло на весу перед демоном. Боль потихоньку успокаивалась. – Стой спокойно, сейчас заделаю твою пробоину. – Сообщил он.  

В боку стало щекотно, там копошились черные стебельки. Прошло совсем немного времени, ощущения пропали.  

– Все готово, теперь как новенькая, даже шрама не останется. – Сообщил он, добавил. – Аня, прости, мне придётся прикоснуться к твоей душе, будет крайне неприятно, прости. – Он извинился еще раз. Один стебелек отделился, направился в направлении ее сердца, неприятно кольнул, проник внутрь.  

Такого Аня еще не испытывала, казалось, ее заморозили изнутри, эмоциональный холод полностью сковал ее. Она столкнулась с чужой пустотой, ощущала безграничную тоску и одиночество, величайшую скорбь по утраченной любви, пламенную все сжигающую ярость. Ей казалось, что еще немного и она не выдержит, умрет, останется в этом жутком плену навсегда. Аня еле слышно застонала, дернулась, почти теряя сознание. Демон это заметил, вытащил стебелек.  

– Благодарю тебя за помощь, прости. – Сказал Зелок.  

– Да уж, было не очень. – Ответила Анна после того, как пришла в себя, потом добавила. – Я чувствовала твою сущность, это было страшно.  

– Да, все верно, такие, как я, просто ужасны. – Подтвердил он, продолжил. – Демоны жаждут заполучить душу, насильственно опустошают ее, чтобы хоть как-то заполнить черную пустоту, которая терзает их. Человеческая душа немного облегчает страдания, но дает подпитку лишь на время. Чтобы быть сильней, нужно получить еще одну, потом еще и еще! Все время требуется новая душа, поэтому вновь и вновь демонами совершается осквернение Божьего творения. Вы для нас являетесь желанной пищей. –Объяснил демон, продолжил. – Человек, творя вокруг себя зло, сам добровольно переходит на нашу сторону. Не зная того, подписывает договор, становясь частью тьмы, рано или поздно его душа будет поглощена. Выход один – отказаться от зла, только так можно избежать участи, которая уготована тьмой. – Объяснил Зелок, замолчал.  

Все это время Аня молча слушала его монолог, не понимая к чему он клонит и что он этим хотел сказать. Она заметила, что ее свечение потускнело, в пещере сгустился мрак.  

– Пока совсем не стало темно, ты должна пойти по этим щупальцам. – Зелок указал черной рукой в сторону, откуда тянулись мерзкие белесые жгуты. – Они ведут к Титану, он сейчас занят собой и не такой чуткий. Скорее всего, там главный холл пещеры и выход из нее. Будь осторожна. Все, иди. – Продолжил он, потом добавил. – Знаешь, если ты не вернёшься и оставишь меня здесь, я все равно жалеть не буду, хоть что-то сделал хорошего.  

– Не волнуйся, я тебя не брошу. – Ответила Аня, она чуть пригнулась, всматриваясь, чтобы не потерять направление, направилась в сторону, куда вели щупальца. Через какое-то время уперлась в сужающийся коридор, но места для дальнейшего ее продвижения было вполне достаточно, хотя и пришлось чуть пригнуться, чтобы втиснуться в проем. Вокруг сгущалась тьма.  

Аня наощупь, опираясь о неровную скалистую шершавую стенку, продвигалась дальше. Неожиданно для себя заметила, что под ногами при ее каждом шаге что-то хрустит, будто она ступает по рассыпанным невесть откуда взявшимся сухим макаронам. Ступать было неприятно, хотя в мощных ботинках, в которые она была обута, опасаться за свои ноги не было нужды, но все же было как-то не комфортно. Интуитивно старалась поставить ногу так, чтобы под ботинком не хрустело. Но, к ее сожалению, это не давало никакого результата. Она старалась идти очень осторожно, продвигалась довольно медленно, чтобы быть как можно тише и незаметней. Пройдя, по ее примерному подсчету, метров пять, Аня к своему огорчению запнулась о выступ в полу, взмахнув в воздухе руками, больно ударилась одной из них о стену, повалилась на четвереньки. Выдохнула, на короткое время застыла в такой позе, переводя дух, прислушиваясь все ли в порядке. Волновалась, не заметил ли чего лишнего Титан? К ее счастью, все осталось в спокойствии, ничего не произошло. Медленно вдохнула, пошарила рукой, ища стенку, чтобы подняться и продолжить путь. Удивленно отметила, что она загребает рукой какую-то шелуху, ее было просто масса, поняла, что хрустит под ее ногами.  

Вдруг Анна нащупала одно из щупалец – оно было упругое, холодное и скользкое. Аня вздрогнула от омерзения, постаралась убрать побыстрее руку. Но было поздно, она вновь засветилась, осветив вокруг коридор. Увидела, что творится возле нее. У Ани зашевелились волосы на голове, все тело покрылось неприятными мурашками. Пол, стены и потолок были покрыты ярко-коричневыми или темно-оранжевыми насекомыми – жуками или тараканами, не могла разобрать, с темно-оранжевыми удлинёнными крылышками на спинах с длинными мощными лапками. Вокруг щупалец их было особенно много, они копошились повсюду, поглощая их слизь. От увиденного Анна чуть не закричала, закрыла себе рот рукой, стараясь не шуметь, быстро поднялась, от омерзения ее подвернуло. Теперь она ясно слышала еле уловимый шелест, издаваемый крохотными лапками полчищ насекомых. Преодолевая омерзение, она двинулась дальше, оставляя за собой следы из раздавленных жуков. К концу туннеля вновь перестала светиться и погрузилась во тьму. Туннель поворачивал довольно крутым углом, за которым оказался слабо освещённый блёкло-зеленым светом просторный холл. Тут было не так затхло, чувствовалось, что пещера проветривается из вне. В противоположном конце холла разместился монстр, туда вели его бесконечно длинные щупальца. В слабом бледно-зелёном свете монстр выглядел особо омерзительно. Огромная, с двухэтажный дом бесформенная туша, возвышалась в наиболее просторной части пещеры. Из туши торчало множество отростков, бугорков, бородавок. Кожистые складки медленно переваливались вдоль всего тела. Было неясно, где у него находятся органы чувств, казалось, что он состоит только из бесформенной плоти, бородавок и щупалец. Но на удивление, это существо было разумно.  

Монстр был занят собой, он издавал низкие утробные стоны, воздух выходил из-под него, поднимая фонтанчики пыли. Спереди зияли огромные раны с вывернутым наружу мясом и жировой прослойкой. Раны сочились мутной жидкостью сукровицей, множество мелких щупалец копошились в повреждённой плоти, проникая очень глубоко, вытаскивали из отверстий пули, в тот момент он особо громко стонал.  

Как и в тоннеле, весь пол был устлан насекомыми, но там, где находился монстр, по какой-то причине их не было. По Титану изредка бегали жуки светлячки, концентрируясь у его ран, видимо выполняя какие-то полезные функции.  

Аня тихонько, затаив дыхание, пробралась по стенке к выходу, благо заметила его заранее, собственно его и выходом назвать было нельзя, это скорее всего был огромный арочный свод.  

Снаружи в лунном небе через разрывы в облачности по очереди ярко проглядывали два спутника. Один – огромная зеленая планета, а второй – маленький злобный карлик. Но он был заметно ярче. Оба спутника тускло освещали все пространство, на улице царил полумрак. Аня с облегчением вздохнула, ее пьянила свобода, от этого чувства слегка кружилась голова. Она осмотрелась вокруг, искала следы Титана. Долго их высматривать не пришлось. Явные свежие борозды от его тяжёлого тела вели в лес, прочь от пещеры. Следы были щедро удобрены засохшими кляксами его крови. Аня, не раздумывая, но все еще стараясь как можно осторожней, пошла по следу, надеясь, что он приведет ее на место их бывшей стоянки.  

Добравшись до места, обнаружила удручающую картину, все вещи были разбросаны, растасканы по всей поляне. Спальные мешки разодраны, вывернуты наизнанку, повсюду валялись стреляные гильзы. Землю покрывал пух из спальных мешков. Можно было только представить, какая здесь произошла битва. К ее несказанной радости возле скалы бодро искрился портал. Рядом с порталом валялся автомат, но он был не пригоден к использованию. Его пластмассовые части обгорели, а металл изогнут, видимо, в него угодил осколок. Чуть поодаль лежал второй, без рожка. Аня нашла в паре шагов от автомата отсутствующий рожок, проверила его, он оказался полный, подняла автомат, стряхнула с него грязь. Присоединила рожок, щёлкнула затвором, досылая патрон в патронник. Стало намного легче, защищеннее, приятная тяжесть оружия сообщила ей, что теперь она хозяйка своей судьбы. Вооружившись, без спешки решила исследовать округу, собрать кое-какие вещи и переодеться.  

Ее одежда, в которую она была одета, неприятно пахла, покрылась коркой от засохшей слизи. Но, к сожалению, ничего толкового раздобыть не смогла, пришлось остаться так. Зато Аня нашла нетронутый, набитый пуховиками рюкзак. Вытащила из него свою куртку, порывшись в ее карманах, обнаружила золотой брусок с драгоценными камнями сверху. Паша его называл «линзой», собственно Аня за него и переживала, поставив первоочередную задачу отыскать его. Мысленно благодарила Бога, за то, что теперь она у нее в руках. И Пашу за то, что он их заставил зарегистрироваться в системе линзы. Она поднялась, подошла к порталу, надавила на белый кристалл. С кристалла сорвалась соответствующего цвета дымка, струей направилась в сторону портала, соприкоснулась с его поверхностью, портал окрасился в белый, затрещал ожидая, выдавал искры. Аня боролась с собой, слишком было велико желание найти Пашу, а уж потом вместе с ним разобраться с Титаном. Но понимала, что, шагнув в портал сейчас, события пойдут уже в другом ключе и она никогда не сможет освободить Зелока, как и обещала. И ей придётся с этим потом жить. Но все же искушение бросить демона было велико, тем более, что он был всего лишь лживой тварью, убийцей и мразью. В общем, «демоном» и скорее всего заслуживал, чтобы его бросили, отплатили ему той же монетой, которой он платил сам. Аня боялась, что портал может исчезнуть в любой момент, заключив ее в этом сумеречном мире навечно.  

– Нужно непременно использовать шанс отсюда сбежать, пока есть такая возможность. – Думалось ей, она даже сделала пару шажков в сторону портала. Но опомнилась, вздохнула, осуждая себя за то, что она такая негодяйка. Вновь нажала пальцем на кристалл, маркер, ведущий к Паше, исчез. Постояла еще немного в раздумьях, до нее дошло, что чертовски голодна. Но вспомнила еще об одной важной вещи, о том, что ей еще нужно найти гранату.  

Вздохнула, взялась за поиски, нашла черную сумку, та была вывернута на изнанку, складывалось впечатление, что в ней шарили впопыхах. Возле нее прямо на земле лежали разбросанные большие ножи в ножнах. Нашла еще один рожок! Он оказался полным. Наконец, к ее радости, она обнаружила темный кругляшек гранаты. Как пользоваться гранатой она знала только по фильмам, но делать было нечего, решила, что все сложится как-то само собой. Аня подобрала гранату, протерла от пыли, взвесила на руке, примеряясь к броску, подняла с земли рожок, запасной боекомплект добавил уверенности.  

Голод не давал о себе забыть, понимала, что адреналиновый допинг, связанный с ее побегом, закончился. Организм, чтобы восстановить силы, потребовал внешней подпитки. Аня возвратилась к потухшему кострищу, присела, рассматривая его, пощупала рукой, по золе костра на глаз определила, что со времени ее пленения прошло всего пару дней, не больше, зола не успела еще опасть, сбиться в плотную массу. Этому ее учили на курсах по выживанию в ее родной авиакомпании. Хмыкнула про себя, ей почему-то казалось, что со времени событий, прошло не меньше месяца. Аня встала, перебралась на место, где сидел Михалыч, обнаружила там нетронутую банку тушёнки, взяла ее в руку, вдохнула, направилась к месту, где валялись ножи, чтобы ее открыть.  

Плотно перекусила, съев почти все мясо из банки, Аня еще немного посидела на бревне у потухшего костра, заставляя себя подняться и возвратиться назад к Титану. При мысли об этом монстре ее передергивало. Но совесть была не последним мотивирующим фактором, побуждающим к действиям. Представила себе, как сейчас отдувается за нее Зелок, сопротивляясь за двоих. Аня собралась с силами, вздохнула, встала, поправила автомат, он висел у нее на груди на манер Михалыча. Проверила предохранитель, щелчком выбрала одиночную стрельбу. Переложила гранату поближе в карман куртки, трагично вздохнув, направилась в обратный путь.  

К ее удивлению, дорога назад заняла совсем немного времени, тем паче небо прояснилось, а маленький спутник взошёл почти в зенит, уверенно освещая все вокруг. Аня остановилась у входа в пещеру, еще раз проверила свое снаряжение. Щелчком сняла автомат с предохранителя, поставила флажок на автоматическую стрельбу, достала из кармана гранату.  

– Ну, с Богом! – Сказала она себе вслух, осторожно, чтобы не шуметь, двинулась во внутрь пещеры.  

Там ничего не изменилось, в дальней, более просторной части пещеры пребывал раненый Титан, копошился в своих ранах, не обращал ни на кого внимания. По нему, как и прежде, ползали насекомые светлячки.  

Аня, тихонько перемещаясь, норовила подобраться к нему поближе, чтобы добросить гранату. Понимала, что совсем близко приближаться не стоит, потому что, судя по гранате, а она была в клеточку как шоколадка, она является осколочной, объяснение тоже видела где-то в фильме. Ей очень не хотелось попасть под град своих же осколков. Наконец, подобралась поближе, выбрала хорошую позицию, присела за небольшим выступом скалы, в метрах пятнадцати от цели. Замерла, пытаясь перевести дух, отдышаться и прийти в себя. Досчитала до десяти, проверила автомат, достала гранату, крепко сжала ее в руке. Набрала в легкие воздух, рывком дернула за чеку. Привстала, выдёргивая ее, что есть силы, метнула гранату в Титана.  

В закрытом пространстве, сотрясая пещеру громогласным звуком, взорвалась граната. Сверху осыпались мелкие камни и клубы пыли. Сметенная с поверхностей ударной волной пыль застилала собой все вокруг, в пылевом облаке ничего не было видно, дышалось с трудом. В ушах зазвенело, низким утробным звуком завопил Титан. По предположению Ани, граната угодила ему где-то в бок, чуть ближе к переду. Что там происходило сейчас с монстром, она видеть не могла.  

Встала в полный рост, вскинула автомат, открыла огонь из укрытия. Автомат громко затараторил, выплевывая из себя свинец. По отрывистым стонам чудовища понимала, что ее пули ложатся в цель.  

Титану все-же удалось оправиться от шока. Опомниться и сориентироваться под шквальным огнем пуль, определить, где находится агрессор. Получая существенный ущерб, он развернулся в Анину сторону, предпринял контратаку.  

Первое щупальце промахнулось, развив сверхзвуковую скорость, кнутом угодила в скалу, служившую Ане укрытием, раскрошив ее на мелкие осколки. Звук от удара был мощным. Мелкие камни полетели шрапнелью в разные стороны, к счастью, ни один не задел Анну. От удара она потеряла равновесие, задрав ствол, упала наземь, выпустив последнюю очередь в потолок, услышала возле себя фырчание рикошета. Ей повезло и на этот раз. Она не растерялась, щелчком откинула магазин, быстро сменила на другой, передернула затвором, досылая патрон в патронник, вскочила на ноги, лихорадочно водя стволом в поисках цели. Вокруг воцарилась подозрительная тишина. Было лишь слышно свое дыхание и то, как часто бьется сердце внутри, в ушах стоял звон. Аня понимала, что на одном месте оставаться нельзя, потому что Титан ее вычислит. Маленькими приставными шажками, чтобы не шуметь, начала смещаться к выходу. Пыль все еще застилала все плотным занавесом, она споткнулась, шаркнула ногами, чтобы восстановить равновесие. В ту же секунду совсем рядом скала взорвалась тремя взрывами, оставив три довольно приличных кратера. Аня замерла не шевелясь, через мгновение еще одно щупальце атаковало пространство рядом с ней, оставляя после себя разлетающиеся осколками камни. Вновь водрузилась тишина.  

Вместо адреналинового куража внутри появился животный страх, теперь Аня еле сдерживала себя, чтобы не броситься бежать. Прочь, куда глаза глядят! Еще ко всему на нее накатил приступ клаустрофобии, она пригнулась, почти присела, страх давил на нее. Теперь инициативу перехватил монстр. Анна шажок за шажком отступала к выходу, но монстр давно разгадал ее план. Занял позицию, ожидая в засаде у входа, перекрыл ей путь на свободу. Оттуда слышались громкие уханья, вздохи, видно от боли он сдерживать себя уже не мог.  

– Зелок, ты где? – Крикнула Анна в отчаянье, вновь нажала на курок, выплевывая пули короткими очередями, в промежутках меняя позицию. В ответ чудовище атаковало щупальцами, но его точность была ни к черту, он ослабел от полученного ущерба. Опьяненная безнаказанностью, Аня вновь перестала бояться, ее охватил азарт и адреналиновый кураж. Она подобралась к монстру почти вплотную, тот уже почти не сопротивлялся, извивался щупальцами в конвульсиях, орошая вокруг землю кровью.  

Еще пару выстрелов и автомат замолчал, Анна по инерции продолжала щелкать курком, плотно сжимая автомат в руках. Наконец опомнилась, отбросила бесполезное оружие в сторону, ускоряясь, бросилась к выходу спотыкаясь, но не обращая на это внимания. Ей почти удалось выбраться. Но к ее сожалению, щупальце монстра поймало ее на ходу, подхватило, подняло вверх, обвивая Анну, как удав, постепенно сжимало. От тесных объятий затрещали кости, начала терять сознание. Но усилием воли пока держалась. Старалась понемногу сделать вдох, пока ей это удавалось, Аня вновь засветилась, осветив все пространство вокруг.  

Внезапно внизу образовалось черное клубящееся облако. Оно мгновенно стало объектом атаки Титана, но ловко уворачиваясь от ударов, избегало контакта с агрессивными щупальцами. Молниеносно смещаясь на метр, меняло свое местоположение. По каким-то причинам черное облако оставалось рядом с плененной Анной, продолжая танцевать с монстром смертельный танец.  

Щупальце, которое держало Анну, немного ослабло, позволив ей вздохнуть, накопив немного сил, она попыталась вырваться. Жалея о том, что не взяла с собой нож, Аня смогла дотянуться до щупальца ртом, что есть мочи укусила его. Оно оказалось шершавым с толстой кожей, на вкус мерзко горьковатым. Все же ей удалось прокусить грубую кожу, рот обожгло жгучей жидкостью, но она не выпустила плоть изо рта, продолжала рвать ее зубами. Тем временем облако резко обрело очертание, превратилось в черного демона с адски горящими желтым пламенем глазами. На этот раз он не отступил, прочно стоял на ногах, дожидаясь атаки, Титан не заставил себя долго ждать, нанес удар сразу двумя отростками с разных сторон, демон не шелохнулся. Атаковавшие его щупальца пали у его ног, оба были мгновенно отсечены, конвульсивно выкручиваясь, орошали землю кровью. Из тела Зелока метнулись ввысь тонкие черные струны, дотянулись до щупальца, державшего Анну, проткнули его в нескольких местах, Зелок потянул щупальце вниз, разрывая его плоть. Титан не выдержал, протяжно протрубил, поддался, сам опустил Анну наземь. Ослабив хватку, отпустил ее. В ответ черный отпустил Титана. Монстр, ухая и ахая, испуская из себя кровавые пузыри и фонтанчики пыли, пополз восвояси, подальше от своих мучителей, признав поражение, рассчитывая на милость.  

– Идти можешь? – Спросил Зелок. Аня утвердительно кивнула, не могла поверить, что все уже закончилось. – Тогда пошли быстрей, пока он не передумал. – Он кивнул в сторону поверженного врага.  

– Почему тебя так долго не было? – Возмутилась Анна, шедшая с Зелоком по дороге.  

– Потому что урод держал меня до последнего. Думаешь легко за двоих отдуваться? – Парировал он на ее раздражение.  

– Да ладно тебе, кому как не мне известно, как отдуваться за двоих, уж мне-то точно пришлось это делать в пещере с монстром! – Воскликнула Аня, продолжила. – Это тебе не лежать в тепленькой ванночке в соплях. – Демон остановился, резко обернулся, его глаза горели огнем, он был в гневе, видно было, что Анины слова вывели его из равновесия.  

– Клянусь, если бы я не был таким добрым, как сейчас, а злым, как прежде, за твои слова, разорвал бы тебя на мелкие кусочки, или вообще, напустил бы на тебя гангрену! – Заявил он, но быстро взяв себя в руки, добавил. – Ладно, идем, всем досталось, и тебе, и мне, и Титану. – Он двинулся вперед.  

– А он теперь умрет? – Спросила Анна, она была рада перемене темы, не хотела еще бодаться и с демоном. Хотя бы и маленьким, он ей был по грудь, понимала, что этот товарищ очень опасный.  

– Кто он? – Спросил Зелок на ходу, он думал о чем-то своем.  

– Титан. – Уточнила Анна.  

– А, ты о нем, а что жалко? – Спросил он.  

– Да нет, нисколечко, просто интересно. – Оправдалась она.  

– Ничего ему не будет, тварь через пару дней будет как новенькая, правда пару дней сука помучается, а вообще-то они бессмертны. – Ответил черный, лениво махнул рукой назад в сторону пещеры.  

– А они кто вообще? – Не унималась Аня.  

– Нечисть. Как я, как многие… – Ответил Зелок, продолжил. – В общем, точно не знаю. Знаниями обладают высшие, с нами не делятся. Они знания берегут, знание – это власть, сила! – Заявил он, продолжил. – Вообще, говорят, что это плод межвидовых сношений, ну, например, демона и человека, или ангела и человека, неважно, понаделали уродцев, вот их потом и сослали сюда на веки, с глаз долой. Они теперь тут, как пауки в банке. А по другой версии, говорят, что уродцы древние, были во тьме еще до бога, короче он пришёл и их прогнал, ну как-то так. – Объяснил Зелок, потом добавил. – Давай лучше побыстрей убираться отсюда, пока другие не добрались до нас, их тут тьма тьмущая, еще драться за нас будут. – Заключил он.  

– Странно, межвидовые связи… – Задумчиво повторила Аня, ее потряс именно этот участок рассказа черного.  

– Чего тут странного, бывают вещи и постранней. Ладно, давай прибавляй ход, а то опять в ваннах рассуждать будем. – Зелок припустил, Ане пришлось почти бежать за ним, дальше молчали. На разговор не хватало сил и дыхания, хотя у Ани к Зелоку было масса вопросов, ее прямо распирало от любопытства.  

– Ну все, прощай, спасибо тебе за все! – Сказала Аня.  

Они стояли рядом с порталом. Анна собрала кое-какие вещи в рюкзак, была готова отправиться на поиски Павла. Ждала пока Демон свалит первым, но он почему-то медлил, решила его поторопить прощанием, намекая что у них разные пути.  

С тех пор, как они пришли на место стоянки, он стоял и наблюдал за ее сборами, просто стоял и ничего не делал.  

– Постой, хочешь сказать, что ты собираешься меня бросить? – Заявил неожиданно Зелок. В ответ на ее прощание сверкал жёлто-оранжевыми глазами, с них зловеще срывалась светящаяся дымка.  

– Да, а что. Разве нет? – Ответила Анна. Она не испытывала угрызений совести, но отвела свой взгляд в сторону. Глаза демона пугали ее, потом добавила. – Все, тут наши пути дорожки расходятся, давай, до свидания! У меня свои планы. – Она махнула ему рукой.  

– Аня, послушай, дорогая, беда в том, что я не могу пересекать порталы, без тебя мне конец. – Внезапно признался Зелок. – Меня сюда швырнули на погибель, зная, что шансов остаться в живых у меня нет, хотя я почти бессмертный. Меня сослали за то, что я отказался служить мерзкому монстру дальше творить тьму вокруг себя. – Произнес демон.  

– Молодец. – Ответила Аня, добавила. – Но друг, меня это не касается, как хочешь, а я тороплюсь, пока! Я свою часть договора выполнила, заметь, не бросила тебя там с Титаном. – Заявила Она, полезла в карман за линзой, брать с собой демона не входило в ее планы.  

– Аня, я с тобой, куда бы ты не последовала, я тебе помогу, со мной будет легче! Поверь, ты покинула свой мир не представляя, как тут опасно. –Заявил черный решительно, подошёл к ней поближе. Невесть откуда у него в руках возник какой-то листок бумаги, он продолжил. – И потом, ты по договору обязана взять меня с собой, иначе твоя душа станет моей. – Зелок ехидно поклонился, протянул листок Ане.  

– Что? – Удивилась Анна, была шокирована его коварством. – Что это? – Спросила, пренебрежительно кивая на бумажку.  

– Как что? – Удивился в свою очередь черный. – Договор с твоей подписью, что забыла уже? Вот, почитай, тут все черным по белому, все по-честному, без обмана.  

Анна взяла в руки листок, вокруг было сумеречно, не могла разобрать текст, полезла в рюкзак, достала Михалыча фонарик, подсветила, читая договор. Там действительно было написано, что по договору она была обязана взять с собой демона и доставить его в безопасное место. Иначе душа Анны отойдет в собственность Зелока. Это было написано черным текстом, как раз его она почти и не читала, когда разбиралась с договором. Этот абзац являлся дополнением к основной главе, где говорилось об освобождении демона из плена. Зелок заметил, что до Ани дошел смысл написанного, решил уточнить.  

– Там написано, что я уже выполнил часть своей сделки, а ты еще нет, контракт исчезнет, как только ты вытащишь меня отсюда, обещаю.  

– Ну и гад же ты. – Возмутилась Аня, была зла на себя, на свою невнимательность. Но, впрочем, ничего страшного не произошло, всего-то надо будет вытащить Зелока на безопасную территорию и избавиться от договора. В конце концов, если бы не он, то наверняка ей бы пришел конец, хотя это выглядело совсем не однозначно. Аня просто разрывалась между тем доверять ему или не стоит. Она вздохнула, успокоилась, обратилась к черному, тот спокойно стоял и терпеливо дожидался ее решения.  

– Ну раз так, то придётся взять тебя с собой. Только я сама не знаю, куда мы сейчас попадем, мне нужно выручить из беды своих спутников. Как раз за одним из них я и иду. Тебе придётся прыгать со мной, безопасность не гарантирую. – Предупредила она, продолжила. – И, кстати, я очень недовольна твоим жульничеством с договором, очень некрасиво. Еще пел мне, что светлым хочешь стать, тебе до этого как до Китая раком. – Закончила она.  

– До чего? – Переспросил демон.  

– Не важно. – Ответила Аня, полезла в карман, достала линзу, примеряясь нажать на белый кристалл.  

Увидев предмет в ее руках, демон отшатнулся.  

– Откуда это у тебя? – Спросил он ошарашенно, у него был такой вид, будто он чего-то испугался.  

– Не знаю. Паша дал. Чтобы, если что, найти их. – Ответила Аня, пожав плечами.  

– Ты знаешь, что это? – Зелок уставился на брусок, отошел на пару шагов.  

– Нет. Ну, как мне объяснил Павел, это что-то на подобии навигатора, вот тут я нажимаю. – Она указала на кристалл. – Потом отсюда срывается типа свет и направляется в портал, ну и потом можно идти в него, там будет Паша. Ну в общем как-то так. – Объяснила она.  

– Это Сол! – Объяснил демон, потом добавил. – Один из предметов, созданный собственноручно Богом! Вещь в твоих руках обладает огромным потенциалом! Очень опасная, требует много энергии. Когда энергия внутри этой штуки иссякнет, она начнет поглощать твою душу. – Предупредил черный.  

– Да, что вы все имеете к моей душе? Куда ни кинь, всем нужна моя душа! Титану, тебе, теперь вот это…? – Искренне возмутилась Аня, она указала на линзу, потрясая ею.  

– Твоя душа является очень мощным источником энергии, словно звезда внутри. Вы созданы свободными, сами принимаете решения. Только Бог и люди могут в этом мире самостоятельно принимать решения. Он вложил в каждого из вас частичку себя, буквально крапинку. Но все одно даже самая малая часть света Божьего обладает неимоверной духовной энергией! Поэтому вы не ходячие куклы, а живые по-настоящему, вот это и жаждут получить от вас нечистые. Чтобы утолить свою жажду, заполнить пустоту…. – Он замолчал, перевел дух, продолжил.  

– Я знаю хозяина этой вещи, – он указал рукой на линзу, – с помощью ее я был помещен сюда. – Сообщил Зелок, замолчал, потом добавил. – Его зовут Ваал… Страшный, могучий демон, знавший самого сатану. Очень коварный и жестокий! Это он искусил меня своей ложью перейти на темную сторону, предать Бога. С тех пор я был у него рабом. Мы творили с ним страшные вещи, соблазняли и похищали людей, творили тьму.  

– Ладно, Зелок, я поняла, как-нибудь расскажешь в другой раз, я чувствую вибрацию. Слышишь, как бы тихое урчание, такое было при появлении Титана, нам нужно торопиться. – Предупредила Аня, продолжила. – Давай руку или что там у тебя. – Зелок подошел поближе, протянул руку. Превозмогая страх и отвращение, взяла ее в свою. На ощупь та оказалась почти как человеческая, слегка бархатистой, немного прохладной, еще четырехпалой с длинными черными когтями на концах пальцев. От понимания кого она держит за руку у Ани подкатился к горлу ком. От демона слегка пахло серой, отдавало бесконечным холодом и опасностью.  

– Вперед. – Сказала Аня, шагнула в портал, за ней последовал демон.  

Портал мигнул, заискрился и исчез.  

На поляну почти бесшумно выполз огромный Титан. Разочарованно пошарил щупальцами, издал протяжный глубокий стон, убрался восвояси, оставив после себя глубокие борозды.  

– Паша, очнись! Дорогой, прошу тебя. – Рядом тревожно причитала женщина, кто-то тронул его за плечо. «Стоп, откуда на корабле женщина? » – Подумал он.  

Вокруг бушевала буря. Вода мелкими солеными каплями хлестала по лицу, волосам, пропитывая одежду. Корабль сильно кренился, страшным щелкающим звуком на мачтах трепетали паруса. Казалось, что там вверху постоянно палят из пушки.  

Паша вспомнил, почему потерял сознание. В пылу работы не заметил, как получил по затылку фок гиком – таким здоровенным бревном, к которому нижней частью крепился треугольный парус на носу судна. Ему еще повезло, что эта штуковина была частично закреплена, если бы трос порвало, то лишился бы головы. Пашу вновь тронули за плечо, слегка шлепнули ладонью по щеке.  

– Какого…? – Возмутился он вслух, довольно грубо отбил от себя чужую руку, его задело такое отношение. Нехорошо бить человека по лицу! В гневе открыл глаза, все было расплывчато, серо. Попытался сфокусироваться на ближайшем цветном пятне, через секунду зрение улучшилось, очертания приобрели форму, превратившись в красивую девушку, на ее лице застыла тревога. Увидев, что он открыл глаза, она заулыбалась.  

– Ну наконец-то, а я уж подумала, что с тобой что-то серьезное. – Сказала она с облегчением, потом добавила. – Паша, вставай у нас проблема! Совсем нет времени, корабль движется к гибели, нам нужно что-то предпринять. – Павел не понимающе смотрел на нее. Лицо девушки казалось ему очень знакомым, он приподнялся, попытался встать, от этого закружилась голова, затошнило, он вновь опустился на дощатую палубу. Девушка замолчала, просто наблюдала, ждала, пока он окончательно придёт в себя. Справившись с приступом дурноты, Паша поднялся, сел рядом с девушкой, она смотрела на него ясными голубыми глазами. «Стоп, так это же Аня! » – Ее образ внезапно всплыл из глубин памяти. Глядя в эти прекрасные, бездонные, синие глаза, мгновенно вспомнил до мельчайших подробностей свою прежнюю, настоящую жизнь.  

– Привет, что ты тут делаешь? – Задал ей он вопрос, потом осекся, понимая каким он был абсурдным. Он вспомнил Титана, ночной бой, Михалыча, ударную волну, забросившую их в портал, пленную Аню, источающую свет. Аня заулыбалась, молча бросилась ему на шею, крепко обняла. Ему было приятно объятие девушки, он был неимоверно ей рад, в ответ тоже крепко обнял ее.  

– Нужно торопиться, – шепнула Аня ему на ухо.  

– Как ты выбралась? – Спросил он.  

– Потом расскажу. – Ответила она, отстранилась, встала на ноги, протянула ему руку, чтобы помочь подняться.  

Корабль сильно качало, на палубе завывал сильный ветер, гнал с собой тучу мелких водяных капель, пропитывая все вокруг соленой влагой. Аня вся промокла, с нее стекала вода.  

– Ты сказала, что корабль скоро погибнет, откуда ты знаешь? – Прокричал он сквозь бурю.  

– Я не знаю. – Ответила она. – Он сказал…, сказал, что видит циклы. – Она отошла на два шага в сторону. Показывая рукой куда-то позади себя, балансировала, чтобы не потерять равновесие при качке. Чуть поодаль за ней стояла маленькая девочка в летнем синем платьице до колен. Ее смешные косички, перевязанные синей лентой с бантиками, уныло опустились вниз, дрожали от холода. С них капала вода, девчонка вся промокла, к ее тщедушному тельцу прилипло платье, облепив вокруг. Паше на мгновение показалось, что глаза девочки блеснули желтым огнем. Мог поклясться, что с них сорвалась огненная дымка. Он сфокусировал взгляд повнимательней. Но на этот раз ничего не заметил, решил, что ему показалось, списал это на последствие удара бревном по голове. Кстати, голова жутко болела, он поморщился, потрогал место ушиба, там выросла внушительная шишка.  

– А это еще кто? – Спросил он, поднимаясь, показывая рукой на девочку.  

– Зелок… – Ответила Аня.  

– Зелок? Что еще за Зелок? – Переспросил Паша, потом добавил. – Что тут делает ребенок, где ты ее нашла? – Потом внимательно посмотрел на девочку, подумал, обомлел. – Так это же та девочка, того монстра приманка. – Сказал он и отшатнулся.  

– Послушай, некогда нервничать, я же сказала, что все в порядке, потом расскажу, нам нужно срочно выбираться, иначе погибнем. – Прокричала она сквозь шум бури. Указывая рукой в сторону ребенка, продолжила. – Он видит циклы, говорит, что скоро корабль затонет. Для тебя все повторится, а что будет с нами не известно.  

– Все правильно…! – Паша взял себя в руки, пришёл в себя, сосредоточился. Указал рукой за надстройку. – Идем туда, там есть укромное место. Укроемся, пока вас никто не заметил. – Хватаясь за все, что попало, чтобы не упасть, они добрались до места. Там действительно было укромно. Небольшая надстройка, вход в трюм относительно закрывал от ветра. Расположилась прямо возле борта. Здесь было поспокойнее, несмотря на то, что между стеной и бортом было всего около метра. За леерным ограждением, которое было Ане всего по пояс, бесновалась и кипела черно-серая бездна океана, перекатываясь огромными могучими волнами. Она старалась туда не смотреть.  

– Где портал? – Спросил Паша, как только они добрались до места.  

– В том-то и дело, что никакого портала тут нет. – Ответила Аня, отрицательно покачала головой.  

– Нет здесь портала и не будет, это конечная. – Сообщила до этого молчавшая девочка, потом добавила. – Это твой персональный ад на вечно. – Она замолчала, выступила вперед. Паша посмотрел на нее, сделал паузу, не обращая внимания на ребенка, обратился к Ане.  

– Линза у тебя…?  

– Я же сказал, это конечная, она бесполезна! – Вновь вмешалась девочка.  

– Можешь попросить ее, чтобы помолчала. Она сбивает меня, я думаю. – Обратился Павел к Ане. Та в ответ кивнула, достала из кармана брусок, протянула его Паше. Он взял линзу из ее рук, провел по кристаллам. С них сорвалась цветовая дымка, расплылась вокруг, быстро испарилась.  

– Я же говорил, что не сработает, нет тут портала…. – Не сдавался Зелок.  

– Сколько у нас примерно времени, – спросил Паша, обращаясь к девочке, по его лицу было видно, что у него кончились идеи.  

– Примерно двадцать минут, потом петля замкнется, цикл начнется заново. – Ответил Зелок.  

– Ясно. – Произнес Павел. Снял с себя куртку протянул ее девочке. – На, накинь, вся продрогла уже.  

– Не нужно. – Вмешалась Аня. Он не замерз, это вообще не девочка. – Добавила она.  

– Ну почему не замерз, так, немного не приятно. – Парировал Зелок, быстро взял куртку у Паши пока тот не передумал. Накинул ее на себя, она доставала ему до щиколоток.  

– Паша, послушай, у нас только один выход, нужно чтобы ты попытался переместить нас в один из миров, который ты знаешь. Как тогда, из квартиры Михалыча. – Внезапно предложила ему Аня. Эта идея совсем недавно пришла ей в голову.  

– Исключено, это слишком далеко отсюда, я их не чувствую. – Ответил Паша, замотал кудрявой головой, его кудряшки намокли и слиплись.  

– Не спеши отказываться. – Оживилась девочка, продолжила. – Пока мы на корабле, мы в петле. Как только покинем его, мы зависнем, открывая окно событий для системы. В этот промежуток времени можем попытаться уйти отсюда. Я тебя усилю, я уже так делал. – Пообещала она.  

– Что конкретно ты предлагаешь? – Озабоченно спросил Паша. До него еще не дошли детали наскоро придуманного плана спасения. Девочка отошла на всякий случай на шаг, напрягла голос, ответила.  

– Я предлагаю нам обвязаться веревкой покрепче, взяться за руки и прыгнуть в воду! По-другому не получится.  

– Ты с ума сошла! – Возмутился Павел. – Мы мгновенно погибнем, посмотри туда. – Он указал рукой за борт в сторону бушующей бездны черной воды.  

– Мы и так считай мертвы. – Ответила девочка, добавила. – У нас нет выбора, так что решайте.  

– Где-то я это уже слышала. – Прокричала Аня в ответ. – Нужно сделать так, как он сказал, я ему верю. – Добавила она.  

– Хрен с вами! Давайте попробуем, все равно через десять минут окажемся в воде. – Согласился Павел, ища глазами подходящую веревку.  

– Так, прыгаем на счет три. – Предупредила Аня. Они были обвязаны веревкой. – Стараемся держаться рядом друг с другом. – Продолжила она.  

– Нам нужно крепко обняться. – Добавил Зелок. У Ани от таких перспектив все внутри сжалось.  

– Да, так будет лучше! – Согласился Паша, подошел поближе, они крепко прижались друг к другу. – Ждем, пока корабль накренится, тогда и прыгнем, – предупредил он.  

Вода оказалась жгуче холодной. Аня такого не ожидала, от шока чуть не потеряла сознание. После прыжка они сразу же пошли на дно, связанная между ними веревка позволяла держаться вместе в бушующем безумии. Опомнившись, мучаясь от удушья, она заработала ногами и руками, чтобы выбраться на поверхность. Сделать это было не просто, но все же ей удалось.  

Как только выбралась, сделала глубокий вдох. Закашлялась, выплевывая соленую воду. Усиленно работала ногами и руками, чтобы удержаться на плаву, поняла, что долго так не продержится. Озираясь, пыталась найти кого-нибудь из спутников. Увидела уплывающий во мглу бури корабль. Рядом с ней всплыл Паша, посмотрел на нее безумными глазами.  

– Где девочка? – Прокричал он.  

– Тяни за веревку! – Вместо ответа приказала Анна.  

– Да… – Опомнился он, закивал головой, его губы посинели. Опустил руки под воду схватился за веревку. Аня подплыла к нему, помогла держаться на воде. После некоторых усилий из-под воды показалась барахтающаяся девчонка. Паша вытащил ее на поверхность, Зелок был в сознании.  

– Простите. – Извинился он, когда пришел в себя.  

– Хотел свалить? – Зло спросила его Аня.  

– Куда…? – Ответил тот.  

– Паша, нам пора что-то предпринять. – Оставив препирания с Зелоком, обратилась к нему Аня, добавила. – У нас пару минут.  

– Не могу. – Взмолился тот. – Не могу сосредоточиться. – Повторил он. – Не получается!  

– Сделай что-нибудь. – Аня толкнула Зелока в бок, ее мозг работал как часы – оставался, ясным и расчетливым, сказывались навыки работы бортпроводником.  

– Сейчас попробую. – Согласился демон, подплыл к Паше вплотную, спросил у него: – Можно я помогу? – Тот в ответ утвердительно кивнул.  

– Не попробую, делай! В противном случае мы тут заночуем. – Предупредила его Аня. Зелок кивнул, крепко обнял Пашу, с него сошел камуфляж, превратился в черного монстра с горящими глазами. Паша впал в панику.  

– Что это? – Закричал он, потом вскрикнул. – Ай! – Потерял сознание.  

– Что ты наделал? – Воскликнула Аня.  

– Заткнись! Давай сюда, помоги держать его на плаву. – Ответил Зелок, его глаза просто пылали. Аня молча подчинилась, чувствовала, что замерзает, ее начало колотить, силы были на исходе.  

– Давай, делай что-нибудь, еще немного и мне капец. – Пожаловалась она спокойно.  

– Держи крепче, сейчас. – Пообещал демон. Все вокруг начало как-то смазываться, Аня почувствовала, что проваливается, очень сильно закружилась голова.  

– Держись! – Услышала слова демона, потом щелчок, на секунду все померкло.  

– Очнись… – Аня открыла глаза, она лежала на песке, рядом сидел Зелок в образе девочки, тормошил ее. Чуть в стороне лежал Паша, вероятней всего был без сознания.  

– Аня, вставай быстро, быстрей приходи в сознание, прошу тебя.  

– Чего…? – Чисто интуитивно спросила она, добавила. – Что произошло? – Она слышала шум мощного водопада.  

– Вот чего! – Ответил демон, указав рукой позади себя. Аня привстала, чтобы посмотреть. Ее глаза округлились, тело покрылось неприятными мурашками.  

– Что-о-о…? Что это? – Спросила она у Зелока.  

– Ты что, сама не видишь, вода с неба! – Ответил тот.  

Посредине ясного, синего с белыми облачками неба, метрах в ста от земли образовалось черное отверстие, диаметром в пятьдесят метров, из отверстия плотным столбом лилась вода.  

Они оказались на островке, омываемом бушующим грязным потоком, площадь острова быстро сокращалась, угрожая путникам оказаться в потоке.  

– Что это? – Спросила Аня, пытаясь быстро сообразить, как им выбраться на этот раз.  

– Это незакрытая червоточина, теперь океан оттуда, – он показал пальцем вверх, – выливается сюда, – опустил палец вниз. – Демон посмотрел на нее, продолжил. – Червоточину нужно срочно закрывать, пока не стало поздно. Вода зальет все вокруг, мы погибнем, ой, не так, то есть, вы погибнете! А я буду вечно плавать в воде…. – Поправился он.  

– Капец, опять погибнем, а есть где-нибудь, чтобы не погибнем? – Взорвалась Аня. – Закрывай ее скорей. – Продолжила она.  

– Не могу. Он может. – Зелок махнул рукой в сторону Паши.  

– Но ведь это ты нас сюда притащил? – Истерила Анна, она устала от слишком напряженного темпа, свалившегося на ее девичью голову.  

– Нет, я только подключился к его душе, нашел то, что позволяет парню путешествовать между мирами и грубо активировал. Добавил своей энергии, кстати, именно это спасло нас. – Оправдался он.  

– Я вижу. – Ответила Аня. Она поднялась, направилась к лежащему Павлу.  

– Надеюсь, ты там у него ничего не испортил. – Бросила демону, не оборачиваясь.  

– Не боись, я обращался с ним очень аккуратно. – Ответил тот ей вдогонку.  

– Паша, родной, очнись. – Аня торопливо трепала его за плечо, гладила его по щеке. Через некоторое время, он открыл глаза.  

– Что произошло…? – Спросил Паша.  

– Ты переместил нас сюда, потом потерял сознание, у тебя получилось, мы спасены. – Ответила она, заулыбалась, потом добавила. – Только есть проблемка. – Она указала рукой позади себя.  

– Что там? – Спросил Павел, потом добавил. – Что это за шум? – Он не понимал, откуда доносится звук, привстал, чтобы посмотреть, куда показывала Анна.  

– Ого, что это? – Теперь настал его черед удивиться.  

– Это открытая червоточина. – Ответил подошедший к ним Зелок, продолжил. – Она соединяет два мира, океан с того конца выливается в этот, нужно ее поскорей закрыть, тут все затопит. – Объяснил демон.  

– Как ее закрыть? – Спросил Паша, он поднялся на ноги, оценил масштаб бедствия.  

– Это мы у тебя хотели спросить. – Спокойно ответил Зелок.  

– Паша, миленький, сделай что-нибудь. – Взмолилась Аня, она так и осталась сидеть на песке, эта ситуация ее крайне пугала.  

– Мне нужно подойти поближе. – Внезапно заявил Павел после молчаливой паузы.  

– Куда? – Спросила Аня.  

– К червоточине. – Объяснил он. – Отсюда ничего не смогу сделать, слишком большое расстояние.  

– Серьезно…? Паша, посмотри вокруг, как ты подойдёшь? – Она указала рукой на бурный грязный поток прибывающей воды, потом добавила. – Скоро нас смоет.  

– Да вы издеваетесь…! – В ответ сокрушился стоявший рядом и до этого молчавший Зелок, продолжил. – Не пойму, когда это кончится? Ладно, идем, смерти моей хотите. – Паша с сомнением посмотрел на девочку.  

– Ну, чего смотрите? Скажи ему. – Обратился Зелок к Ане. Аня молча поднялась на ноги, отряхнулась, подошла к Павлу.  

– Паша, понимаешь, это не ребенок. – Начала она объяснять уверенным тоном, указала на девочку рукой, продолжила. – Это совсем не маленькая девочка, я тебя прошу, только не пугайся, оставайся спокойным. Я сейчас скажу несколько странные слова. Понимаешь, это не девочка, это демон под ее личиной! Правда маленький, зато добрый, хотя не так. Скажем, он хочет, старается быть добрым. – Паша непонимающе уставился на Аню, всем своим видом показывая, что не догоняет. – Что тут непонятного? – Она с сарказмом развела руками. – Это ты мне должен рассказывать о местных обитателях, а не я тебе. Шлялся по тому свету, теперь рожи непонимающие строишь. – Аня наигранно возмутилась, глядя на выражение его лица. Махнула Зелоку рукой. – Давай, покажи ему, какой ты красавчик. – Приказала она. Тот в ответ не заставил себя долго ждать, внезапно с девочки хлопьями отвалилась кожа, ее ошметки падали на землю, таяли как снег. Под отвалившейся плотью проступала чернота. Когда все сползло, на месте девочки стояло мерзкое карикатурное черное существо с горящими глазами на лице.  

– Фу, как отвратительно! – Не удержалась Аня, продолжила. – Мог бы и попроще преобразиться.  

– Ага, – согласился Зелок, потом добавил. – Это чтобы ему приятней было.  

Паша отпрянул, но быстро оправился от шока, взял себя в руки.  

– Если честно, то в моих путешествиях представителей нижних миров еще не встречал. Ты у меня первый. – Признался он.  

– Значит, теперь не девственник! – Съязвил в ответ демон, добавил. – Давай, идем, а то праздновать встречу поздно будет. – Он смазался, покрылся черным туманом, из которого яркими злыми огоньками сверкали горящие угольки глаз. Аня пока не понимала, как он вознамерился подобраться с Пашей к червоточине, которая заливала водой все вокруг. С интересом наблюдала за ними. Тем временем, демон подошел к кромке воды, на минуту остановился, как бы размышляя, затем сделал рукой реверанс, с нее сорвалась тонкая струйка черного тумана, образовав непонятный треугольный с завитками знак внутри круга. Знак опустился на воду, стал фиолетовым, внезапно покраснел. Растаял, рассеявшись туманом. После этого демон сделал шаг в воду. К удивлению Ани, вода вокруг него расступилась, образовав свободное пространство, в том месте было метра два глубины. Зелок полностью скрылся на дне, оттуда прокричал Паше: – Что стал…? Пошли. Или ты думаешь мне ничего не стоит это волшебство? Так я тебе скажу, что это удовольствие для меня дорогое! – Паша опомнился, смело последовал за ним в пучину.  

Сначала Аня видела, как они идут по бугорку, валу воды, которому демон не позволял захлестнуть их. Но потом и вовсе потеряла. Быстрый поток продолжал подмывать ее островок, угрожая смертельными неприятностями. К ее облегчению, через какое-то время в небе что-то ярко сверкнуло, словно молния. Червоточина, источавшая воду, испарилась, оставив после себя белое облако, пару раз прогремел гром. Быстрый поток возле Ани опустил свой уровень, его скорость замедлилась. Теперь вода текла смирно, огибая их спасительный островок. Остатки бурного течения уносились в сторону помутневшего лазурного моря, маячившего коричневой кляксой в паре километров от них. Аня перевела дух, опустилась на песок, только сейчас до нее дошло, как она устала.  

– Ну, как тебе…? – Спросил ее подошедший Зелок. Она даже не заметила, как они вернулись.  

– Спасибо тебе! – Она искренне поблагодарила его, глянула на взъерошенного Пашу, стоявшего за демоном.  

– Это да, Божие спасение мне бы не помешало. – Ответил тот, потом продолжил. – Но как говорят: «демонам нет спасения». – Развел руками, он вновь был в образе маленькой девочки, создавался некий диссонанс, его поведение и речь не соответствовали внешнему виду беззащитного ребенка.  

– Ладно, идем. – Оборвал его монолог Паша, не дав договорить.  

– Куда? – Искренне спросила Аня.  

– Тут у меня в паре километров домик стоит, я его сам смастерил, надеюсь его не смыло. – Ответил он.  

– Домик…? – Удивилась Аня.  

– Да, а что? – Спросил Паша. – Вообще-то у меня здесь курорт! Самое мое любимое место, я сюда туристов вожу. – Признался он. – Ладно, вставай, пошли, там отдохнем, в доме есть электричество, холодильник и душ. Я его несколько лет строил. – Продолжил он.  

– А электричество откуда. – Спросила удивленно Аня. Поднялась на ноги, отряхнулась от песка.  

– Панели купил вместо крыши. – Ответил он.  

Они быстро собрались, отправились вслед за Пашей, Аня вручила ему рюкзак, шлепала за ним налегке.  

– А вот скажи, почему ты постоянно в девочку рядишься, и вообще, откуда ты такой себе образ взял. – Спросила на ходу Аня у Зелока, ей было искренне интересно. Они уже минут двадцать шли по бывшему руслу бурного потока. Под ногами скрипел песок, он был вперемешку с какими-то корнями, веточками, погибшей в потопе растительности, кусками оборванной зелени. Вокруг пахло сыростью и водорослями. Над головами в зените висело солнце, нещадно палило, было влажно и душно.  

– Ты точно хочешь об этом знать? – Спокойно ответил вопросом на вопрос демон, не оборачиваясь, он шел чуть впереди, за Пашей. Тот шагал первым. Зелок приостановился, чтобы поравняться с ней.  

– Ну да. – Кивнула, соглашаясь Аня. Ей хотелось узнать побольше о демоне. До этого она как-то не в полной мере осознавала, что он не человек, а жуткое потустороннее существо, о которых она знала из голливудских ужастиков и еще из мистических рассказов знакомых. Естественно, в эти истории не верила. А сейчас это создание было прямо перед ней. Но для осознания фантастического факта, что все чудеса, творящиеся вокруг, происходят по-настоящему у нее не было времени. В последнее время Аня постоянно боролась за свою жизнь. Только сию минуту до нее дошло в каком необычном мире она оказалась. Себе удивлялась, какие у нее были узкие рамки понимания, представление о том мире, в котором она жила до этого.  

– Давай, рассказывай, я слушаю. – Подтвердила она свою заинтересованность, прервав размышления.  

– Ладно, как хочешь, заметь, сама настояла. – Предупредил демон, начал свой рассказ.  

– Как я уже сказал, – начал Зелок, – Ваал держал меня на коротком поводке с тех пор, как ложью уговорил восстать против Создателя. Соблазнил влиться в ряды лжецов, с тех пор я служил Ваалу. Был его рабом и исполнителем его грязных замыслов. В основном мы обитали в нижних мирах. Ваал мог проходить через порталы, но не далеко. Как ваш Паша. Там мы занимались тем, что натравливали грешные души друг на друга, еще более усугубляя их и без того плачевное положение. Питаясь ненавистью, развлекались их страданиями. Конечно, из всей добычи, которую нам удавалось добыть, мне доставались лишь жалкие крохи. Однажды Ваал был приглашен на встречу к своему господину, более старшему демону, которому служил, пресмыкался перед ним, там он узнал от одного демона о месте скверны в вашем мире. Это такое место, где обезумевшие от злобы и ненависти люди осквернили землю, совершив массовое убийство невинных. Не знаю кого, но думаю детей. Не спрашивай, почему и зачем, может это были солдаты и они сотворили зло в период одной из тех войн, которые вы так любите. Тут вы похожи на нас демонов. – Зелок взглянул своими черными глазами на Аню, высматривая ее реакцию на свои слова, но ничего интересного для себя не увидел, продолжил. – При переходе в другой мир возмущенные и напуганные неестественной смертью души, оставили щель в потусторонний мир. Своего рода незакрытую дверь, ее не видят ангелы, модуляторы миров. Узнав об этом, Ваал решил воспользоваться такой возможностью. Для него игра стоила свеч, обещала в случае успеха большой куш. – Продолжал свой рассказ Зелок.  

Внезапно, шедший впереди Паша остановился, почесал руку, обернулся, внимательно посмотрел на них, произнес.  

– В общем уже не далеко. – Объявил он, потом добавил. – О чем вы тут шепчетесь? – Было видно, что ему тоже интересно, но смысл рассказа Зелока не уловил, так как шел впереди и дистанция не позволяла вникнуть в их разговор, решил исправить ситуацию.  

– Да так, болтаем, – ответила Аня, – он мне о своих планах рассказывал. Пошли, устала я, уже просто невмоготу. Пока тебя спасала, все силы закончились. Идем быстрей! А то сейчас на руки к тебе попрошусь. –Заявила она.  

– Ладно. – Согласился Паша, смутившись, развернулся, побрел вперед.  

– Давай, рассказывай дальше. – Потребовала она, ее распирало любопытство. Зелок продолжил свой рассказ.  

– Как-то раз Ваал почувствовал влияние Сола, линзы, по-вашему, учуял его активацию, определил место нахождение. До этого линза долгое время была им утрачена, никак не выдавала своего существования. Убедившись точно, что это именно она, сразу меня призвал, приказал немедленно следовать за ним. Довел до пограничья, в том мире была возведена граница, которую нам пересекать было запрещено. Мир, вроде этого…. – Он обвел рукой вокруг. – Был пустырем, как я уже говорил, сам я не могу путешествовать сквозь порталы, но не суть. В ваших мирах, для нас по ту сторону. Наши сущности теряют материальное, превращаясь в тонкую материю, проще говоря, там мы не материальны. Но если обладать достаточной энергией, то материя нам подвластна и в вашем мире. – Объяснил Зелок, продолжил.  

– Ваал объяснил, что мне нужно делать и как найти линзу, подготовить плацдарм для его проекции, сам попасть туда он не может в принципе.  

– А что такое проекция? – Заинтересованно спросила Аня. Если честно, то не совсем улавливала суть рассказа Зелока.  

– Проекция на подгибе аватара, это когда демон создает копию себя в другом мире, перенося свою сущность в нее. При этом физически находясь в безопасном месте, но его проекция не стабильна и немощна, физические предметы ей почти недоступны. – Объяснил он, потом продолжил. – Ваал накачал меня энергией настолько, насколько это было возможно, сотворил ритуал сопряжения, забросил в ваш мир через скверну. Признаюсь, это было для меня не в первой. До этого мы туда наведывались не один раз за наивными простаками. Ваал обманывал их, похищал и обманом получал разрешение проникнуть к ним в души. Потрошил их у себя в чертогах, наслаждаясь безграничной энергией, становился сильнее. – Зелок очертил руками вокруг, как бы демонстрируя размер силы, которую получал его господин, продолжил.  

– Но это случалось довольно редко, действовали мы по одной и той же схеме. Как я уже говорил, я низший демон, поэтому могу проникать в тот мир незамеченным. Ваал заставлял меня годами караулить там в поисках жертв. Страдать от безумия, которое мне приносил ваш мир. Но иногда это давало свои плоды. Впрочем, это уже другая история. – Осекся Зелок, понял, что его занесло не туда, что рассказ растягивается.  

– Продолжай, мне интересно. – Ответила Аня, показывая свою заинтересованность, давала понять, что ей хочется слушать дальше.  

Но им помешал Паша. Через пару шагов он обернулся, радостно сообщил, что они почти пришли. Указал рукой на ближайшую рощицу пальм метрах в четыреста от них. Там действительно за деревьями маячило какое-то сооружение. Дальше рассказать Зелоку не удалось, он шел молча, слушая наставления Паши. Тот сообщил о своем плане, в котором давал четыре часа на отдых, помывку и обед. Затем, по его замыслу, они все отправлялись на поиски Михалыча. На Анины возражения, что за четыре часа не отдохнёшь, заявил, что Михалычу еще хуже! Что он тут командует, но всё-таки добавил еще один час.  

Дом оказался вполне ладно сделанным, с пятью комнатами, кухней и холодильником. Роскошной ванной-душем, отделанной дорогой приятной голубой плиткой. По всему дому были светлые деревянные полы, в холе и в остальных комнатах стояла дорогая качественная мебель, диваны и кресла из белой нежной бархатной кожи. Просторная кухонная комната была оборудована люксовой молочного цвета кухней с черной вытяжкой. В гостиной на стене висела огромная плазма. Аня была поражена внутренним убранством и комфортом Пашиного дома. Просто не верилось, что черт знает где есть такое уютное местечко. От входа в дом на обширной деревянной террасе приютился уголок ротанговой мебели. С террасы открывался потрясающий вид на пальмы с последующим переходом на лазурное спокойное море. Сейчас, конечно, после потопа, оно было не такого безупречного вида, но все же. Аня была приятно удивлена.  

– Паш, а это ты своими руками построил такую красоту? – Спросила она у него, когда осмотрела весь дом. Тот как раз был на кухне, готовил бутерброды себе и ей, Зелок войти в дом отказался.  

– Нет. Я сюда бригаду таджиков привел, сказал им, что фокусник. Месяц работали, пришлось лишнего приплатить, чтобы лишних вопросов не задавали. – Ответил Паша. Протянул ей бутерброд, налил колы в стакан, внимательно посмотрел на нее и спросил.  

– Как ты смогла выбраться? Что это вообще за чудо с тобой? – Он указал рукой в сторону крыльца.  

– Это чудо, между прочим, спасло мне жизнь, в отличии от вас. И твою тоже! – Ответила Анна, потом продолжила. – Паша, все сложно, в двух словах не объяснить. – Она замолчала.  

– Прости, не хотел тебя обидеть, хорошо, что все обошлось. – Заявил он, добавил.  

– Рад, что с тобой все в порядке, но хочу сказать, чтобы ты знала, «мы честно сражались за тебя! »  

– Спасибо, Паш. – Поблагодарила она.  

– Когда покушаешь, в ванной стиралка, можешь кинуть туда вещи. – Предложил он, потом добавил. – Пойду часок посплю, нам предстоит тяжелый день. – На ходу пообещал он, удаляясь в свою комнату.  

Аня наслаждалась приятной горячей водой, смыла с тела всю грязь, свидетеля бурных событий. Почувствовала себя обновленной. Здорово было вновь ощутить ароматы шампуня и геля для душа. Поняла, как ей этого не хватало – теплой воды, шампуней, мягких полотенец и обычного домашнего комфорта. По всему телу растеклась усталость, мышцы стали мягкими, податливыми, расслабленными. Аня вылезла из ванны, мимоходом глянула на себя в запотевшее зеркало, оттуда на нее смотрела весьма подтянутая стройная барышня с аппетитными округлостями, покатыми бедрами, бодро торчащими, белокожими с розовыми сосочками грудками. Удовлетворившись видом, Аня собрала волосы, замотала их в полотенце, забросила назад. Сама обернулась в огромное белое махровое полотенце. Подошла к стиральной машине, достала оттуда вещи, решила выйти на крыльцо, чтобы их там развесить.  

Когда вышла, слегка оторопела. Над крыльцом в сантиметрах пяти от деревянных досок, распласталось черное клубящееся облако. Оно никуда не смещалось, свободно парило, постоянно оставаясь на месте, время от времени по нему пробегали маленькие прожилки миниатюрных молний. Облачко загораживало ей путь. На минуту Аня зависла, не понимая, что ей с этим делать дальше. Но за нее решил случай. Внезапно, не закрытая за ней дверь сама собой не громко захлопнулась, четко щёлкнув затвором. Аня от неожиданности вздрогнула, чуть не уронив свои мокрые вещи на пол. От щелчка черное облачко подернулось рябью, мгновенно сгустилось, собралось в знакомую фигуру, сидящую на одном из рядом стоящих кресел. Фигура повернула голову с горящими глазами в ее сторону, с них дымкой слетал огненно-желтый след.  

– Ну вот, теперь ты видела, как я сплю. – Объявил демон, добавил. – А ты прекрасна.  

– Спасибо, – ответила ему Аня, прошла мимо него к перилам, чтобы развесить на них вещи.  

– Хочешь, избавлю тебя от целлюлита…? – Философским тоном предложил Зелок, добавил. – Навсегда! Станешь еще прекрасней.  

– Спасибо, у меня нет целлюлита. – Не оборачиваясь ответила она, продолжая заниматься своим делом.  

– Да, а это тогда что? – Шутливо спросил Зелок, от него протянулся чёрный лучик тонкой струны, добрался до края Аниного полотенца, задрал его, оголяя ее аппетитный девичий зад.  

– Эй…! Ты что себе позволяешь? – Аня инстинктивно отбросила рукой струну, поправила полотенце, обернулась, зло посмотрела на Зелока.  

– Да ладно, я же пошутил. – Оправдался он, быстро втянул в себя отросток.  

– Ничего себе шуточки. – Заявила Аня, она злилась.  

– Ну прости, я же злодей! – Оправдался он. – Прости, я не хотел тебя обидеть! – Продолжил. – И потом, чего стесняться, твое прекрасное тело на целых пять минут было моим, не забыла?  

– Нет, не забыла. – Аня продолжала злиться.  

– Полечил тебя, между прочим. – Продолжал демон, махнул в сторону нее рукой.  

– Спасибо. – Ответила Анна, вспомнив, смягчилась. Но уже теперь Зелок стал изображать из себя обиженную жертву, которой отплатили черной неблагодарностью. Ему было явно скучно, решил развлечься.  

– Все, кончай, – заявила Аня, продолжила. – Проехали, я спать!  

– Хорошо, давай. – Согласился Зелок, разочарованно махнул рукой, добавил. – Спите, я буду охранять вас.  

– Это от кого же…? – Заинтересовалась Аня. – Тут же никого нет? – Добавила она. – Паша же сказал, что здесь безопасно.  

Зелок встал со стула, подошел к перилам, оперся о них, спросил не оборачиваясь.  

– Это тебе этот олух сказал? А своими мозгами подумать не судьба? – Он обернулся, посмотрел на Аню, спокойно восхитился. – Какая красавица! – Потом продолжил. – Это перекресток с постоянным порталом! Где гарантия, что из него рано или поздно не выползет какая-нибудь гадость, вроде заблудившегося титана, ну или демона на манер Ваала или еще чего похуже? Мы же с Ваалом шатались по таким мирам. Представь, если бы мы застали балванов, вроде вас, тёпленькими, считай выиграли бы Джек пот! Вот и думай потом, в каком месте здесь безопасно? – Заключил Зелок, замолчал, продолжал смотреть вдаль на море.  

– Ну спасибо, обнадежил, теперь крепче спать буду! – С сарказмом поблагодарила Аня несносного демона. Тот стоял спиной, не обернулся, молчал, так и остался стоять. Аня подождала еще секунду, не нашла, что еще добавить, вздохнула, повернулась, пошла в дом, чтобы лечь отдохнуть.  

Она проснулась как от толчка, открыла глаза, какое-то мгновение не понимала, где находится, просто смотрела в белый потолок, потом до нее дошло. Перевела взгляд на задернутое шторами светлое окно. Сладко потянулась, перевернулась на бок, вставать не торопилась, ей было приятно нежиться в мягкой теплой постельке на чистых белоснежных простынях.  

Вдруг вспомнила, что пришла сюда завернутой в полотенце, что она голая. «Не идти же в самом деле снова закутанной в полотенце, ведь так как-то не удобно», – подумала она. Пошарила взглядом вокруг. В комнате, помимо кровати, был небольшой деревянный шкаф-купе да еще прикроватная тумбочка. Аня встала, закуталась в простыню, добралась до шкафа, открыла его. Там, на ее счастье, лежали стопкой Пашины футболки, ниже шорты. Аня, не раздумывая, натянула на себя первые попавшиеся вещи из шкафа, все было не по размеру велико, но это выглядело лучше, чем простыня или полотенце. Смутилась, что через футболку были видны торчащие соски, но смирилась, знала, что с этим ничего не сможет поделать, вздохнула, вышла из комнаты.  

На кухне не громко разговаривали между собой Паша с Зелоком, тарахтели посудой. Аня не смогла уловить смысл разговора.  

– О чем говорите…? – Спросила Анна сходу, она почти бесшумно подошла, стояла на пороге, улыбалась.  

– А что? – Вопросом на вопрос дерзко ответил Зелок, повернул голову в сторону Ани. Он сидел за столом в образе девочки, сложил свои ручки на столешнице. Паша был у открытого холодильника, собирал обед на тарелку, тоже повернулся к Ане.  

– Классно выглядишь! – Прокомментировал Паша ее внешний вид, смерил взглядом, обращая внимание на то, как она одета.  

– Спасибо. – Ответила Аня, чуть смутившись, безумно стесняясь за бесцеремонно торчащие соски, от этого они еще больше скукожились, знала куда он пялится.  

– О планах на будущее разговаривали. – Вмешался Зелок, прерывая паузу.  

– Ты пригласил его в дом? – Не обращая внимания на демона, спросила Аня.  

– Да. – Коротко ответил тот. – А что?  

– А, тогда понятно, чего он здесь.  

– Что тебе понятно? – Зелок сверкнул глазами, с них сорвалась огненная дымка, быстро взял себя в руки, ему не понравился Анин тон. – Между прочим, про твои подвиги рассказывал. – Ехидничая, заявил он елейным тоном, вступая в несерьезное противостояние.  

– Осторожно с ним. – Предупредила Пашу, вновь игнорируя демона, добавила. – Никакие его бумаги не подписывай, чтобы он не обещал.  

– Вот еще, обещать вам! – Возмутился Зелок. – Очень надо. – Он манерно отвернулся.  

– Какие бумаги? – Растерянно спросил Паша, по нему было видно, что он не понимает, о чем они.  

– Ладно, проехали. – Она махнула рукой, оборвав тему.  

– Через полчаса выходим. – Заявил Паша, ему не понравилась, что его использовали в игре слов, в которой он не участвовал, а был лишь предлогом, добавил. – Вот, я собрал, – он указал на тарелку с нарезками колбасы, – перекусите. – Предложил он.  

– Он это не ест. – Аня кивнула в сторону демона, тот нарочито смотрел в окно, как бы не обращая на нее внимания. Паша растерялся.  

– А что он ест? – С интересом спросил.  

– Ну ты как маленький, в самом деле. – Ответила Аня, потом добавила. – Души он ест! Что ж еще… – В ответ Зелок повернулся в сторону Ани, скорчил гримасу, показал ей раздвоенный язык. Аня в свою очередь улыбнулась, было приятно ему отомстить за дурацкую выходку на террасе.  

– Сейчас приду. – Заявила она, повернулась и пошла на крыльцо за своей одеждой.  

Через некоторое время они стояли в полной экипировке, готовые выходить в поход. Паша, как всегда, выступил с коротким наставлением.  

– Портал проходим, взявшись за руки, после того как попадем в тот мир, сразу же стараемся по возможности скрыться, быть не заметными. – Предупредил он.  

Аня кивнула ему, мол, поняла, поправила рюкзак, проверила пистолет, положила его в карман. Вздохнула, взяла за руку Зелока. Тот сам напросился идти с ними, мотивировал, что тут не безопасно и что если они погибнут, то он останется в пузыре на вечно, а ему тут не нравится, опять втихаря тряс перед Аниным носом договором. Она согласилась, убедила Пашу, что Зелок очень полезен, и на самом деле не кривила душой. В свете последних событий он уже трижды их спас.  

Паша достал линзу, удобно расположил ее в руке, приготовился использовать.  

– Я бы на вашем месте этого делать не стал. – Предостерег его демон, потом добавил. – Когда ты активируешь Сол, Ваал чувствует его и знает где он находится, может в любую минуту прибыть сюда, чтобы забрать его. И поверь, я тебя уверяю, что мы точно после этого будем плохо себя чувствовать. – Заключил он. В ответ Паша промолчал, слова демона никакого воздействия на него не возымели, он продолжал готовиться использовать линзу. Но подумав, отвлекся, посмотрел на Зелока, который выглядел как девочка в синем платьице, спросил.  

– Кто такой Ваал?  

– Это старший демон, ему принадлежит Сол. – Ответил Зелок.  

– А, ты о нем. – Сказал устало Паша, потом переспросил. – Так его Ваал зовут? Знаем такого, не волнуйся, не прибудет. – Категорично заверил Паша.  

– Почему? – Удивленно спросил Зелок.  

– Потом узнаешь, конечно, если не сбежишь от нас раньше. – Ответил Павел. Зелок в ответ пожал плечами, не понимая почему Паша так уверен. Тем временем тот сконцентрировался на линзе, нажал пальцем на желтый кристалл, с него вырвалась струя желтого светящегося тумана, направилась к порталу, проникла в него, окрасив в желтый. Портал возмутился, пошел рябью, слегка заискрил.  

– Все, идем, помните, ведем себя тихо, незаметно, предупреждаю, там может быть очень опасно. – Паша повернулся лицом к порталу, сделал шаг, потянул Аню за руку, исчез в портале, увлекая ее за собой.  

– Ну вот опять понеслось! – Успела сказать Аня, потом увлекаемая Пашей, исчезла. Зелок не сопротивлялся, безвольно шагнул вперед.  

На песке перед порталом осталось много следов, солнце нещадно палило в вышине, оно никогда не заходило в этом мире, так и оставалось в зените, словно приклеенное в одном месте, заливая все вокруг ярким курортным светом. Только белые кучевые облака изредка закрывали его лик.  

– Ух…, а тут прохладно! – Пожаловалась Аня на ходу. Она шла вслед за черным, почти невидимым Зелоком, который в свою очередь пристроился след в след к Паше.  

Прошло минут двадцать, как они прошли через портал. Вокруг было сумрачно, скорее уже темно. Небо было затянуто облачностью, поэтому сторонних источников света, вроде луны и ярких звезд не было. Они шли почти на ощупь по слегка холмистой местности, поросшей редкой хилой растительностью. Изредка спотыкались о вмерзшие в почву камни. Землю кое-где покрывал тонким слоем не успевший растаять во время более теплого дня легкий снежок. Воздух был холодный и влажный, слегка подмораживало, под ногами хрустела не ровная корка льда.  

Вдалеке виднелись костры военного лагеря, он был довольно обширный. На миг можно было представить, что на ночлег расположился маленький город, жители которого внезапно по каким-то причинам покинули свои дома и пустились в путешествие и их ночь застала врасплох.  

– Как много костров! – Негромко воскликнула Аня. Спросила у Паши. – Паш, что это…?  

Тот остановился, обернулся, перевел дух, в темноте был виден только его силуэт да светлое пятно лица.  

– Тише! – Предупредил он, продолжил. – Я знал, что так будет, куда же еще его могло занести. Это военный лагерь, их ночная стоянка, поэтому дальше пойду один. Оставайтесь здесь! Там впереди, скорее всего, расположены скрытые дозоры, если пойдем вместе, то обязательно нарвемся на них. – Предупредил он.  

– Я могу пойти с тобой, помогу обойти часовых. – Предложил Зелок.  

– Нет, ты останешься с Аней, она очень важна, без нее мы гарантированные трупы, а ты навечно останешься тут. – Ответил Паша, потом добавил. – Будешь беречь ее как зеницу ока, не высовывайтесь, ждите нас тут.  

– Как ты нас найдешь? – Не унимался Зелок.  

– Линза поможет. – Ответил тот, достал брусок, показал, как с зеленого кристалла едва заметно срывалась дымка, выдавалась чуть вперед, указывая направление.  

– Ох, доиграетесь вы с ней. – Предупредил Зелок. Паша ничего не ответил, спрятал брусок в карман.  

– Все, я пошел. – Предупредил он, в несколько шагов растворился в темноте.  

Аня потерла ладони, руки замерзли, подышала на них, согревая своим дыханием.  

– Не понимаю, какого черта нужно было сюда тащиться, можно ведь было оставить нас возле портала, все равно пошел один. – Сокрушалась она.  

– Думал, что может быть еще один переход, а оказалось, что это конечная. – Объяснил демон, спросил. – Сильно замерзла?  

– Да так, прилично. – Призналась она, добавила. – Немного не по сезону одета, ща исправлю. – Аня сбросила с себя на землю рюкзак, который тащила за спиной, полезла в него, там лежал ее скрученный пуховик, который забрала с прошлой стоянки, достала, одела его. – Так-то намного лучше. – С удовольствием объявила она, искала взглядом куда примостить свой зад. – А ты замерз? – Спросила у Зелока.  

– Нет, я же демон, мы не мерзнем, – коротко ответил тот, всматриваясь в темноту.  

– Что ты там ищешь? – Не унималась Аня.  

– Демонов. Таких, как я. Если нас обнаружат, нам несдобровать. – Ответил тот.  

– Не поняла, тут что есть демоны? – Спросила Аня.  

– Иногда ты меня просто поражаешь. Ты что и вправду наивная, глупенькая девочка? – Возмутился он, продолжил. – Хотя, если разобраться, не такая уж ты и дура. Хитрая, корыстная, завидущая, эгоистичная стерва. А, еще забыл, жадная!  

– Вот за что ты на меня так? – Спросила Аня, потом подумав, добавила. – Ой, кто бы говорил, – она скривила рожу, – знаешь, обиделась бы на любого, кто бы мне это заявил, ну только не на такого черта, как ты. – Она демонстративно отвернулась от него, глубже укуталась в пуховик.  

– Потому что не надо тупить! – Оправдался он, продолжил.  

– Это нижний мир! – Объявил Зелок, не обращая внимания на ее обидные слова. По-вашему, ад. Сюда попадают грешные души, опять же это ваше название, как по мне нет никакого ада или рая. Просто каждому уготовано именно то место, в котором он заслужил быть. То есть, что называется распределение по наклонностям. Что-то наподобие кружка по интересам. – Объяснил Зелок, обошел Аню так, чтобы видеть светлое пятнышко ее лица. Его же самого в темноте было почти не видно, она слышала только голос, ощущала его присутствие. Как ни странно, Аня почти привыкла к нему, он даже нравился ей своей непосредственностью, прямотой и не очень тактичной иронией. Его внешний вид перестал пугать ее, тем более с ним было интересно. Тем временем он продолжал.  

– Прикольно, ты, к примеру, негодяй, раз и отбросил копыта. Вот тут вступает в игру ирония судьбы, вселенская справедливость. – Зелок сделал паузу, чтобы до Ани дошел смысл, продолжил.  

– Ты навечно, без права досрочного освобождения, попадаешь в мир к негодяям, таким же, как ты сам. Теперь представь размер веселья! Вы там у себя нафантазировали, что ад – это кипящие котлы, горящая сера, мы, демоны, жарим вас грешных на сковородах. Чушь, скажу тебе! На хер вы нам сдались, тем более ваши грязные черные души, с которых почти нечего взять, такие они пустые. По сути, мы же подобны вам, только еще более грешные, чернее и лживее, мы пусты внутри и жаждем заполнить нашу сущность, это вечный голод, пытка! Демоны оставлены прозябать в пустоте, ненависти и злобе вдали от любви, тепла и заботы. Всего того, что тебя сейчас наполняет, цени это, вот такой расклад, милая моя. – Зелок замолчал, перевел дух, продолжил. Аня слушала его, не перебивая.  

– В таких мирах демоны, чтобы развлечься, ну и поживиться, заставляют грешных плясать под их дудку. Конкретно здесь два старших демона организовали вечную войну между грешниками, чтобы те страдали еще больше, питали ненавистью своих хозяев! Грешным всего-то ничего нужно, просто побросать мечи, прогнать из душ демонов, объединиться, вместе строить свой мир. Любить друг друга, быть людьми и относиться друг к другу по-человечески. И этот мир перестанет быть для них адом. Но нет, предпочитают рубить друг друга, на потеху черным, жить в ненависти и злобе, ведь так проще. Ненависть как наркотик, это самое простое и доступное чувство. Его очень просто испытывать. Ты ненавидишь все вокруг, так проще, но потом тебя начинает разъедать изнутри, как ржавчиной. Ты постепенно перестаёшь быть человеком, становишься черным, пустым в своей ненависти, выбираешь сторону, а демон тут как тут, все, ты раб, никчемная кукла! – Зелок замолчал.  

– Да уж, все верно! – Призналась Анна. – Ведь точно, любить, быть человеком, намного сложней, чем быть простым гадом. Но вот только одно радует, они получают по заслугам.  

– Тс, тихо! – Перебил ее Зелок. Подошел вплотную, накрыл ее чем-то вроде плаща. Под ним было душно и смрадно, Аня не ожидала. Через несколько секунд послышались громкие хлопки крыльев, они пронеслись совсем рядом, потом удалились, сделали круг. Вновь раздались, еще ближе. Видимо тот, кто летал, что-то искал, но ничего не обнаружив, разочарованно завопил. Вопль был громкий, ужасающий, от него в жилах стыла кровь. Хлопки стали тише, потом и вовсе исчезли, хищник постепенно удалился во тьму. Зелок отступил, убрал покрывало, Аня вздохнула, наполнила свежим морозным воздухом легкие, это чуть взбодрило, она была очень напугана.  

– Что это было…? – Спросила она ошеломленно.  

– Один из демонов почуял линзу, но не нашел, но будет искать. Думаю, что Паше следует поторопиться. – Ответил Зелок, потом добавил. – Ну что подышала и хватит! – Снова накрыл ее покрывалом, растворившись, став клубящимся черным облаком, полностью обволок ее, маскируя от посторонних глаз.  

Михалыч откинулся навзничь, до этого лежал на боку прямо на стылой земле. Все его тело жутко затекло, замерзло и болело. Он пошарил во рту языком в поисках слюны, там все пересохло, прогоркло, жутко хотелось пить. Ко всему этому кто-то энергично трепал его за плечо. Он грубо отмахнулся, потом промычал.  

– Пить…  

В ответ ему в руку кто-то вложил круглую, продолговатую, приплюснутую с боков флягу. Та, как родная, поместилась в зажатой руке. Михалыч автоматически поднес ее ко рту, внутри оказалась вода. Сделал пару глубоких глотков, вода просачивалась во внутрь, освежала, давая возможность его организму накопить силы. Стало немного легче. Сделав еще пару глотков, он отстранил флягу, второй рукой привычно нащупал крышку, болтающуюся внизу на цепочке, закрутил ее на горлышке, почему-то точно знал, что эта вещь именно его, даже помнил, когда ему отец подарил эту флягу. Михалыч открыл глаза, повернул голову, чтобы посмотреть на того, кто его потревожил и дал воду. В тщедушном свете догорающего костра, он увидел молодого долговязого кучерявого паренька. Казалось, что он его очень хорошо знает, хотя не мог вспомнить откуда. Почему-то даже не вызывало удивление то, как парень одет. Хотя его одежда была странной, он был без доспехов, не вооружен, темная плотная куртка, под ней грубо связанный свитер, светлые штаны.  

– Наконец-то! – Выдохнул знакомый незнакомец.  

– Ты кто? – Спросил Михалыч, озираясь по сторонам, кроме них у костра никого не было. – Где остальные? – Добавил он.  

– Я Паша! – Ответил парень, продолжил. – Ушли, им что-то там раздают. И это хорошо, нам надо поговорить с вами один на один.  

– Какого рожна тебе от меня нужно? – Михалыч оперся локтями о землю, подтянул торс, занял сидячее положение, в голове отдалось головокружением.  

– Слушай, у тебя случайно крапочки кохмы нет? – Спросил он у незнакомца, не надеясь на положительный ответ.  

– Что это такое?  

– Понятно…. Ладно, проехали. – Михалыч безнадежно махнул рукой.  

– Вот, держите, это ваше, – в свою очередь предложил парень, – просили отдать вам, если что. – Он протянул ему плоскую светлую коробочку.  

– Что это? – Спросил Михалыч без интереса. Протянул руку, взял коробочку к себе. – Ну и что это за хрень? Почему ты думаешь, что она когда-то была моей. – Его начала напрягать эта беседа.  

– Откройте. – Сказал Паша.  

– И что? – Ответил Михалыч. На всякий случай, правой рукой незаметно вытащил нож. Положил его поближе, в голове закралась мысль, «а не шпион ли этот Паша». Тот заметил нездоровый блеск в глазах у Михалыча, спокойно сказал.  

– Не бойтесь, я вам не враг, наоборот, я ваш друг. Я тут, чтобы спасти вас и ваших родных. Откройте коробочку, не бойтесь, там ваши сигареты.  

– Да нет у меня никаких родных, северяне всех выбили. – Удивленно ответил Михалыч, терял терпение. – Что ты говоришь там внутри, сигареты? – Он подцепил, выступы на коробочке, удивился, что пальцы сами знали куда надавливать, но пришлось повозиться. – Сигареты. – Повторил он себе под нос, копаясь.  

Тут словно молния ударила прямо в голову, в ней все смешалось, поплыло словно в тумане. Во рту возник горьковатый привкус дыма, здорово захотелось курить. Он вопросительно глянул на Пашу. Тот, опережая вопрос, ответил.  

– Слишком много циклов, еще немного и не успел бы. – Михалыч открыл портсигар, достал из него сигарету, положил ее в рот, взял горящее полено, прикурил. Смачно затянулся. Некоторое время молчал, буквально пару затяжек.  

Паша ему не мешал, внимательно наблюдал, представлял, что творится у него в голове. Михалыч поднял на него глаза.  

– Что с Аней? – Тревожно спросил он, глядя на Пашу.  

– Ну наконец-то, я уже подумал, что все. – Облегченно выдохнул Павел.  

– Что все? – Спросил Михалыч, не понимая.  

– Слишком много циклов прошло, я подумал, что поздно, что вы переродились, но слава Богу, все обошлось! – Пояснил Паша.  

– Понятно, – сказал Михалыч, вновь спросил. – Так что с Аней, ты знаешь?  

– Да все с ней в порядке! – Ответил Паша, улыбнулся. – Она сама кого захочет съест. Правда у нее теперь весьма необычный друг-подельник. Сидят тут в паре километров, ждут нас, идем, она вам все сама расскажет. – Паша встал, махнул рукой, зовя за собой.  

– А что за друг? – Не унимался Михалыч.  

– Да сами увидите, так просто не рассказать. – Отмазался Павел.  

– Постой, ты как-то странно одет? – Михалыч первый раз улыбнулся, глядя на Пашу.  

– Да, было дело, морячком подработал, тонул без конца! Аня спасла со своим дружком.  

– А я, получается, сражался без конца?  

– Скорее всего да. Как вам понравилось?  

– Да, Боже упаси, сущий ад, не приведи Господь больше! – Михалыч содрогнулся, вспоминая. Встал, подобрал с земли меч и щит, одел шлем на голову.  

– Я готов, – заявил он.  

– А это зачем? – Обреченно спросил Павел, указал на доспехи с оружием.  

– Чтоб было, мало ли что. – Ответил Михалыч, потом добавил. – Ты меня за автомат однажды уже спрашивал.  

– Ладно, идем быстрей, а то сейчас атака северян начнется. – Паша развернулся, потопал вперед.  

– От суки…, таки ночью напали! Днем зассали в открытую, вот крысятина. – Сокрушаясь, пошел вслед за ним Михалыч. – А как ты меня нашел? – Спросил он Пашу в спину.  

– Линза привела. – Ответил тот, не оборачиваясь.  

– А сколько дней осталось? – Не унимался Михалыч.  

– Три. Давайте потише, а то можем не дойти до наших.  

– Слушай, как мне херово! – Пожаловался Михалыч вслед.  

– До дома доберемся, подлечитесь.  

– До какого дома?  

– Ладно, ну давайте, пожалуйста, потише, доберемся, увидите.  

– Хорошо, молчу, молчу….  

Зелок снял защиту, неожиданно преобразился в девочку.  

– Уф, спасибо, что освободил, чуть не задохнулась. – Аня с сарказмом поблагодарила его. Но понимала, что это было для ее же блага. Глянула в сторону лагеря, там происходила какая-то вакханалия, половина ночной стоянки просто пылала, на другую время от времени с темного неба проливался огонь, заливая все вокруг. Во все стороны разбегались маленькие живые факелы. Звуков оттуда не доносилось, слишком далеко они были от места событий.  

– Что там происходит? – Спросила она.  

– Ничего особенного не происходит, – заявил Зелок, – сейчас там просто бойня, одни грешники убивают других, страдают…, кормят демонов! Завтра цикл повторится, ну может, с какой-то незначительной вариацией. – Ответил он, добавил. – Но это и хорошо, сейчас местные демоны заняты кормёжкой. Им не до нас, так что считай повезло.  

– Жуть! – Содрогнулась Аня.  

– А как ты думала, дорогуша, ад есть ад, тут все так. Блины по утрам в постельку не подают! – Зелок, махнул в сторону рукой. – Во, иди встречай, идут твои герои.  

– Что? – Спросила, Аня.  

Из темноты вынырнули два едва видимых силуэта, когда они подошли вплотную, Аня узнала в них Пашу и Михалыча.  

Аня с радостью, не раздумывая, бросилась к Михалычу на шею. Он весь был твердый, закован в доспехи, обняла его как смогла. Чмокнула в небритую щеку, от него несло псиной и еще бог весть какой вонючкой. Но она не обратила на это внимания, уже привыкла к неприятным запахам. Он тоже ее обнял в ответ, осторожно прижал к себе.  

– Как ты, дочка, выбралась? – Спросил он обрадованно после обнимашек.  

– Да так, долгая история, вот он меня спас! – Ответила, указав на маленькую девочку, стоящую рядом. Предваряя его вопрос, заявила. – Это совсем не девочка, просто так выглядит.  

– А кто это тогда? – Спросил Михалыч удивленно, не понимая.  

– Бывший демон. – Ответила девочка, не дожидаясь пока Аня придумает, что ей сказать в ответ. – Разрешите представиться, меня зовут Зелок. – Продолжил он.  

– Зелок…? – Словно разжевывая, переспросил Михалыч.  

– Да, совершенно верно! – Согласился бывший демон, продолжил. – Пользуясь случаем, передаю вам привет от Титана. Ему ваши угощения очень понравились, от встречи с вами он оказался в жутком восторге!  

– От кого? – Михалыч не понял, о чем тот говорит.  

– Привет от той твари, что приползла к вам в лесу. Напала на вас и похитила Аню. – Объяснил Зелок, потом добавил. – Вы его искусно нашпиговали свинцом, добавили гранатой. Если бы не вы, нам вряд ли с Аней представилась бы возможность выбраться из его цепких щупалец живыми. – Михалыч понял тонкий сарказм, улыбнулся.  

– Значит вторая граната ушла в молоко. – Философски заключил он, вспоминая, потом спросил. – Так эту тварь Титаном кличут?  

– Да, совершенно верно, жуткий монстр! – Подтвердил Зелок.  

– Все, хорош! – Вмешался Паша в их разговор, он нервничал. – Нам нужно побыстрей убираться, в любую минуту цикл может замкнуться, тогда нам несдобровать. – Объяснил он свое беспокойство.  

– Совершенно согласен. – Подтвердил Зелок, указал рукой на горящий вдали лагерь. – По-моему, они скоро закончат. – Добавил он. Все всё поняли, промолчали.  

– Куда идти? – Тихо спросил Михалыч.  

– За мной. – Ответил Паша, потом раздраженно добавил. – Да бросьте вы уже этот дурацкий щит…  

– Ладно. – Согласился тот, с грохотом уронил аксессуар на землю. Вся компания максимально быстро поспешила обратно к порталу. Их подгоняло общее желание поскорей убраться из этого морозного зимнего мира. Михалыч с наслаждением пару раз закурил по дороге.  

– О, как тут хорошо! – Заявил Михалыч, после того как они прошли сквозь портал. Он с удовольствием потянулся, подставил под солнышко свой бочок в железных латах, греясь.  

Зелок незаметно ткнул локтем Аню, та как раз снимала с себя пуховик.  

– Что тебе? – Раздраженно спросила она.  

– Смотри прикол, не долго будет радоваться. Сейчас солнышко нагреет этого железного дровосека, вот комедия будет! – Съехидничал он.  

– Че ты пристал? – Ответила Аня, подумала и добавила. – Он не дровосек!  

– А кто же? – Удивленно спросил Зелок, он не унимался, явно хотел поразвлечься, нарываясь.  

– Рыцарь! – Ответила она. – Настоящий рыцарь!  

– С пузиком только, небольшим…. – Продолжал язвить он.  

– Слушай, ты чего начал? Сейчас скажу ему, он тебя как Титана пожмакает, видел его меч?  

– Ой, больно испугался…, только попробуй, что, договор показать…, забыла?  

– Ну капец, какой ты нудный, давай завязывай уже. – Аня хотела, чтобы тот отвязался от нее.  

– Ой-ой-ой...! Ой! Помогите, не могу! Жарит, Паша скорей возьми нож, разрежь тесемки.  

– Ну вот, я же говорил…. – Заулыбался Зелок. Паша растерялся, бегал вокруг Михалыча.  

– Как так быстро могло нагреться? – Причитал он.  

Зелок молча подошел к Михалычу, из него вышла струна, молнией коснулась кожаных тесемок с обеих сторон, нагретый доспех слетел, он остался в грязной когда-то белого цвета байковой стеганой подкладке-кофте.  

Михалыч, увидев Зелока струну, испугался, упал на задницу, пополз пятясь назад, в глазах появился ужас. Быстро взяв себя в руки, подскочил, выхватил меч, направил его против бывшего демона.  

– Ну сука, капец тебе. – Процедил сквозь зубы. Зелок растерялся, опешил, просто стоял, опустив руки.  

– Вау, вау…, потише! – Вмешалась Аня, быстро реагируя, стала между ними лицом к Михалычу. Медленно отвела меч рукой, тот опустил его, опомнившись.  

– Прости, друг, я не хотел, просто я уже встречался с демоном. – Объяснился он.  

– Ладно, проехали. – Миролюбиво ответил Зелок, потом добавил. – Ну, сука Ваал, и тут подгадил. – Михалыч промолчал, по лицу было видно, что он устал. До этого держался, но эмоциональный стресс подкосил его.  

– Аня, ты дорогу к дому найдешь? – Спросил Паша после неожиданного сумбура, он молча стоял и наблюдал за тем, как она уладила конфликт.  

– Да, а что? – Заинтересовалась она.  

– Дальше вы пойдете сами, у меня есть дело. – Заявил он.  

– Какое? – Аня спросила прямо.  

– Ты что забыла? Мне нужно спасти одного парня, «Сергея». Это мое прямое задание, подождете меня дома. Думаю, много времени не займет. Если все сойдется, то по моим расчетам часов пять, ладно, идите. Подождите…! – Паша остановил их, достал из кармана линзу, протянул ее Ане. – Вот, держи, пока она мне не нужна. – Анна, быстро взяла ее к себе, спрятала в кармане брюк. – Хорошо, я пошел. – Объявил он, вздохнул, развернулся, не мешкая, смело шагнул в портал.  

Все посмотрели ему вслед, мысленно пожелали удачи. Какое-то время еще пялились на портал, надеясь в нем что-нибудь увидеть. Но ничего не происходило, его поверхность оставалась ровной с изредка помелькавшими в нем искорками.  

– Идем. – Сказала Аня, не дожидаясь ответа, развернулась, пошла по направлению к берегу. Зелок беспрекословно поплелся за ней, Михалыч потоптался на месте, подобрал, срезанные латы и нож, который выронил Павел, поторопился за остальными, поднажал, чтобы их догнать.  

– Ух, вот это да! – Восхищался домом Михалыч. Он только что вылез из ванны, все Пашины вещи ему оказались малы. Поэтому так и остался замотанным в большое белое полотенце. От горячей воды стал малиновым, как вареный рак, пузо выдавалось вперед, был весь волосатый. Аня старалась прямо не смотреть на него, ей было неудобно, взгляд отводился сам собой. Она приготовила поесть из того, что нашла в холодильнике, бутерброды с колбасой и сыром, налила чай.  

Михалыча долго упрашивать не пришлось, он уселся за стол, принялся за еду. Аня составила ему компанию.  

– Ну, рассказывай, как ты вырвалась? – Спросил он, добавил. – Если честно, то я уже подумал, что все!  

– Чего рассказывать…? – Ответила Аня, продолжила. – Потеряла сознание. Потом началась чехарда с реальностью, я постоянно проваливалась куда-то. Это было словно сон, только очень реальный. Ты просто не замечаешь подвоха! Эти сны объединяла одна маленькая девочка. Со временем выяснилось, что она – это Зелок. Взбунтовавшийся против своего хозяина демон, которого оставили там на погибель. Он предложил мне выбираться в месте. Ну вот, собственно, и все. У нас получилось! – Вкратце рассказала Аня. Затем добавила. – Кстати, его бывший хозяин, могучий демон Ваал. Это тот демон, которому мы должны принести линзу. – Она отпила глоточек из кружки. – Нам нужно очень хорошо все продумать, чтобы после встречи с ним остаться в живых. – Произнесла Анна, замолчала.  

– Чего думать, пойду один, будь, что будет. – Ответил Михалыч, не раздумывая.  

– Нет, так просто это уже не решить! – Возразила она. – Мы оставили свои следы на линзе. Получив ее, он нас не оставит в покое, так что отсидеться не получится. – Заключила Аня, добавила. – Зелок говорит, что Ваал знает где линза и ему не составляет никакого труда явиться сюда, чтобы получить то, чего он так желает. Но я думаю, что у него свои планы, он хочет через нас заполучить ключик от двери в наш мир. А это уже серьезно! Поэтому он ждет нас у себя, священных жертвенных овечек. – Сказала она, замолчала.  

– Ань, не сгущай краски. – Возразил Михалыч, помолчал, добавил. – Возвратится Паша, чего-нибудь придумаем. У него всегда пару запасных тузов в рукаве. Как по мне, рано еще горевать. – Он уперся руками о столешницу, встал из-за стола. – Ладно я спать, разбудите, как вернется Паша. – Аня вдохнула, махнула ему рукой, соглашаясь. Михалыч развернулся, вышел из кухни, направился в спальню.  

Она еще посидела какое-то время на кухне, ей стало скучно. Решила пойти к несносному Зелоку, который устроился в кресле на терассе, тихо сидел и созерцал море.  

– О чем задумался. – Спросила Аня, подошла, стала рядом. – Зелок повернул в ее сторону черную голову с горящими глазами.  

– Да так. Думаю, что я совершенно никчёмный, ничего во мне нет, пустой.  

– Ну не совсем. – Возразила она. – Ты же спас меня, Пашу, нас всех.  

– Почему ты думаешь, что я это сделал ради вас? – Усмехнулся Зелок, отвернулся махнул рукой.  

– Ну, не знаю, просто так мне показалось. – Ответила Анна, обошла его, села рядом в кресло.  

– Вот и я не знаю, как-то грустно, нет у меня будущего.  

– Чего-то ты совсем раскис, ты же демон, жуткая жуть! В моем понимании, у вас вообще не должно быть никаких мыслей и сомнений в ваших черных головах, кроме злобы. – Произнесла Аня.  

– Ну спасибо, пожалела. – Сказал демон. – Хотя в общем ты права…. Но дело в том, что я действительно уже не тот, раньше о таких вещах не задумывался. – Он замолчал, повисла пауза.  

– Послушай. – Продолжила Аня. – Ты мне рассказывал историю, когда мы с тобой сюда шли, помнишь?  

– Да, помню. Хочешь, чтобы я продолжил? – Спросил он.  

– Расскажи, мне интересно. – Согласилась она, впрочем, за этим она и пришла. Зелок кивнул головой в знак согласия, начал рассказ.  

Часть вторая. «Мотыльки»  

– Как-то раз Ваал заставил меня караулить почти сорок лет у червоточины с нашей стороны. Потом принудил перебраться на другую, в ваш мир. Жуткое место, я почти потерял рассудок, находился в круге скверны, дальше продвинуться не мог. Когда я почти лишился сил, мне улыбнулась удача.  

В месте моего обитания, возле скверны, оказалась парочка молодых влюбленных. Их души излучали много света, были наполнены энергией, открыты и уязвимы. Я, как хищник, сгруппировался, открыл на них охоту. Но приблизиться вплотную я не мог, в вашем мире мы почти бессильны, очень сильны границы, установленные светом. Но на мое счастье, они использовали какое-то устройство (цифровой фотоаппарат), в момент наивысшего в нём пика энергии мне удалось пересечь границу скверны и переселиться. Стать их тайным спутником. Изучив устройство, я был удивлен гению человеческой мысли. Эта штука могла запечатлевать момент времени. Останавливать реальность, ставить ее на паузу, собственно, в этой паузе я и поселился в скверне, запечатлённой в устройстве.  

Я был истощен и обессилен, ни на что не способен. Но немного погодя мне еще раз усмехнулась удача. В том месте, куда они прибыли, через некоторое время я почувствовал некросвязь с недавно умершей женщиной. Она все еще мятежно витала над своим усопшим телом, ожидая перехода. С ее помощью мне удалось вырваться из застывшей скверны. Я подозвал душу женщины к себе, имитируя призыв, этому научил меня Ваал. Впился в нее, терзая, чтобы получить силы. Затем вселился в ее мертвое старое тело, дождавшись ночи, я заставил труп двигаться, чтобы ввести ее оставшегося мужа в транс, сковав безумным ужасом. Дальше дело техники, забрался к нему во внутрь, использовал его душу по полной, не оставив ему шансов, даже не знаю, убил ли я его? – Зелок посмотрел Ане в глаза, там был страх, продолжил.  

– Дальше все было просто. Вечером я подобрался к девушке, заразил ее чумой – одним из жутких изобретений Ваала, он использовал чуму для своих утех. Пытал грешников, хохотал, наблюдая за их страданиями. Естественно, девушка сразу слегла, не в силах сопротивляться болезни, я вновь спрятался, выжидая. Затем со мной связался Ваал, ночью призвал меня, встреча состоялась на стоянке, где оставили свой автомобиль несчастные. Ваал пришел ко мне в проекции, дал указания, что мне делать дальше. Объяснил, что главная цель парень, кстати его звали Андрей, как сейчас помню. – Зелок махнул рукой, продолжил.  

– Еще Ваал предупредил, что убьёт одну старую тетку, мол, знал он ее прежде. Общались друг с другом. Она совершала пророчества с помощью Ваала. Не знаю, наверно она сейчас в аду, на нижних уровнях. – Зелок ухмыльнулся.  

– Я что-то не поняла, а каким боком там еще и старуха оказалась? – Спросила Аня, она слегка потеряла нить.  

– Вот и я осмелился спросить. Ваал объяснил, что с ее помощью он все это устроил! Потом добавил, что желает, чтобы она в последний раз ему послужила, начал терять терпение, угрожая, зашипел на меня. Повелел после того, как он ее убьет, вселиться в ее труп и ждать пока этот Андрей к ней не притащится. Сыграть спектакль с воскрешением, направить его к скверне, где его будет поджидать Ваал. Вот так хитро было все придумано. – Закончил Зелок, затем подумал, добавил. – А, забыл, там смешно получилось, – он продолжил, вспоминая. – Во время нашей встречи на стоянке к нам подкрался пес. Да так тихо, что цапнул Ваала. Тот от неожиданности подпрыгнул, растворился! Я впервые видел, чтобы могучий демон такое пропустил. Хотя потом, конечно, до меня дошло, насколько его проекция была слаба, но все же! Он разозлился, приказал мне убить пса, растерзать! Стоял и смотрел, как я расправляюсь с ним. Но его что-то отвлекло, он внезапно исчез. Мне почему-то стало жаль псину. Решил оставить его в живых. На шум притащился сторож. Его тоже пожалел, не убил, так, поигрался. Знаешь, ведь именно тогда я в первый раз понял, что мне тошно этим заниматься.  

– А с парнем-то что…? – Спросила Анна, не обращая внимания на его чувства.  

– А что с парнем? – Переспросил Зелок, он на мгновение задумался о чем-то вспоминая, ушел в себя.  

– Ну, с тем Андреем что дальше случилось…? – Аня не унималась, ей было жутко интересно чем все закончилось.  

– А-а, с ним, да в общем-то конец один, его Ваал с собой забрал, кстати он и по сей день живой!  

– Живой? – Удивилась Аня.  

– Да, живой. – Ответил Зелок, продолжил. – Ваал им до сих пор питается.  

– Как питается...?  

– Да так, просто. Он его поселил в одном из своих миров, среди грешников, ввел в транс, приходит к нему в образе его любимой Татьяны. Сосет из его души все соки, но не до конца. Не дает ему умереть, душа Андрея ему как наркотик, получает от нее небывалое удовольствие. Я поклялся вырвать несчастного из лап коварного демона. – Закончил Зелок.  

– Как ты собираешься это сделать? – спокойно спросила Анна. Прищурилась, смотрела на очистившееся бирюзовое море, поняла, что хочется пойти искупаться голышом.  

– Пока еще не знаю. – Ответил Зелок. – Но примерно догадываюсь, где он.  

– Жуткая у тебя история. – Перебила она его. – Настроение прям упало, пойду искупнусь.  

– Я с тобой. – Засобирался Зелок.  

– Слушай, дай спокойствия, я могу побыть одна? Сиди, охраняй Михалыча. – Возмутилась она, встала, пошла в дом за полотенцем, решила еще и позагорать.  

Зелок остался сидеть, замер, предался воспоминаниям.  

На небе ласково грело солнце, хотя, вернее сказать, по курортному подпекало. Белые кучевые облака время от времени закрывали его, отбрасывая на землю спасительную тень.  

Часть третья  

Вдали застрочил пулемет. Раскатисто ухнуло взрывом, звук низкой частотой отдался в груди. Паша инстинктивно пригнулся. Несмотря на неприятное чувство страха, настойчиво продолжил свой путь. Ноги по щиколотку проваливались в мокрую склизкую грязь, неприятно чвакали и скользили. С трудом давался каждый шаг. Его одежда почти намокла под мелким холодным дождем, который непрерывно моросил с темного, плотно затянутого тучами неба. От того, что вещи промокли, становилось холодно. Особенно при внезапных порывах неприятного пронизывающего ветра.  

Паша остановился. Всматриваясь в сгустившиеся сумерки вокруг, настороженно вслушивался. Вокруг было обманчиво спокойно, выстрелами на заднем фоне продолжалась война. Ритмичными толчками в висках пульсировала кровь. Павел перевел дыхание, чуть отдышался. Потоптался на месте, по очереди вытаскивая из грязи ноги. На них налипли целые комья мокрой липкой глины. Отряхивать было бесполезно, ноги безнадежно промокли. Вновь задул ветер, Паша вздрогнул, полез в карман, достал оттуда шарик, похожий на теннисный пинг-понговый мячик. Тот еле светился синим цветом. Сжал его в руке, словно грея, сотряс, несильно бросил перед собой. На удивление, шарик не упал, чуть отлетел вперед, замер, медленно опустился почти на землю, повис в воздухе в пятнадцати сантиметрах над поверхностью, замер, ожидая Павла.  

– Ну давай, компас, веди. – Тихо проговорил он скорее для себя. Двинулся вперед. В свою очередь, еле заметное синенькое пятнышко плавно сместилось вправо, начало движение, показывая Паше направление, в котором следует двигаться.  

Вспомнилось необычное место на краю глубокого и живописного обрыва, где он повстречал Ангела. Яркой вспышкой всплыло воспоминание, момент, когда Ангел, вручил ему артефакт. Странную привлекательную и приятную на ощупь вещицу, которая предназначалась для того, чтобы привести Павла к Сергею. Артефакт был нужен как навигатор, указывающий путь к месту, в котором застрял его старый знакомый. Тогда в вышине ярко светило солнце, было светло, тепло и очень тихо.  

Компас появился после разговора с высшим светлым. Маленький шарик появился словно из ниоткуда, удобно устроился в Пашиной руке, с тех пор он не расставался с ним. Время от времени использовал его как путеводную нить.  

До окопов, где расположился Сергей, осталось идти примерно полтора километра. Паша понимал, что это будет не простой путь, главным успехом завершения которого будет не схлопотать шальную пулю. Или, дай бог, не попасть под арт обстрел. Паша вздохнул, побрел, скользя в грязи за еле видным в темноте синеньким компасом.  

Как Паша и ожидал, он нашел Сергея спящим. Тот удобно устроился на деревянном зеленом цвета хаки ящике, на половину погруженном в грязь смешанной глины с водой и взболтанной ногами бедных бойцов. Полы его серой шинели утонули в жиже. Сергей спал сном очень уставшего человека, которому было все нипочем: ни звуки от выстрелов и разрывов снарядов, ни падающий с неба непрерывный дождь, ни пронизывающий ветер, ни промокшая одежда. Ему было все равно, в какой позе он спит. Сергей сидел, опершись спиной о бревенчатую опалубку окопа, голова запрокинулась назад, фуражка съехала набок, из полуоткрытого рта при дыхании выходил пар, он чуть прихрапывал.  

Паша осмотрелся по сторонам, убедился, что вокруг никого нет, осторожно приблизился к спящему, тронул его за плечо, чуть потормошил.  

Сергей открыл глаза, некоторое время его взгляд был затуманен, вероятно он соображал где он и что происходит. Затем вздрогнул, пошевелился, наконец его взгляд обрел ясность, сфокусировался на Павле.  

– Ты кто…? – Спросил он Пашу охрипшим голосом, рука потянулась к оружию.  

– Я Паша. – Ответил тот спокойно, не растерялся, достал из кармана синюю пачку Кэмела, протянул ее Сергею. – Это ваше, просили вам передать.  

– Что это? – Спросил Сергей с недоверием.  

– Сигареты. – Ответил Павел.  

– Сигареты? Это хорошо, в любом случае курить охота. – Он привстал, потянулся, взял пачку из Пашиных рук. Немного повозился, открыл пачку, достал сигарету, полез в карман шинели за зажигалкой. Молча подкурил, смачно затянулся, его рука с сигаретой мелко задрожала. Внезапно Сергей преобразился в лице, сделал еще одну затяжку, вновь взглянул на Пашу.  

– Паша, привет! – Сказал он, продолжил. – Рад тебя видеть, дружище. Что, опять воюю, убиваю сам себя? – Паша в ответ улыбнулся, молча утвердительно кивнул головой. – Долго я тут, не знаешь?  

– Нет, не знаю. – Ответил Паша, пожал плечами, поежился, посмотрел на небо, продолжил. – Мне поручено тебя отсюда вывести, нужно торопиться, по прошлому разу помню, что через полчаса ваши пойдут в атаку. – Он глянул на часы. – Нужно успеть добраться до портала. – Объяснил он, потом добавил. – Сереж, подымайся, идем скорей, нам еще надо опередить нас прежних, они тоже уже собираются в путь.  

– А, да помню! Когда мы добрались к порталу, я заметил еще двух, спросил тебя, – кто это? А ты тогда ответил, что это мы! Откуда ты знал? – Сергей вопросительно посмотрел на Пашу, оперся руками о деревянный бруствер окопа, помогая себе поднялся на ноги.  

– Не знаю, догадывался что ли. – Неопределенно ответил Паша, пожал плечами, по нему было видно, что он лукавит.  

– Ладно, я готов. – Объявил Сергей, не стал заострять, понимал Павла, тем более, что теперь секретов было хоть отбавляй и у самого Сергея.  

– Как ты сюда попал? – Спросил Паша на ходу, они уже минут двадцать брели, хлюпая грязью, по открытой местности в полнейшей темноте, время от времени освещаемой сверху осветительными ракетами. Тогда Паша с Сергеем падали в грязь, замирали, стараясь слиться с окружающей местностью. С неба все также моросил мелкий холодный дождь.  

– Да это долгая история. – Ответил Сергей.  

– Расскажи. Топать еще минут двадцать. – Не унимался Павел.  

– Мы с тобой расстались здесь, помнишь? Тогда я шагнул в портал, а ты на том конце так и не появился. – Начал Сергей.  

– Да, я не успел. После того, как ты шагнул, возле меня разорвался шальной снаряд. Меня отбросило и контузило, хорошо, что осколками не посекло. – Ответил Паша. – Я очнулся какое-то время спустя, уже днем. Вовсю бушевала битва, кое-как удалось проникнуть в портал, полгода по больничкам лежал, восстанавливался. – Объяснил он. Но Сергей ему не поверил, очень чувствовалась ложь в его рассказе.  

– Ясно… – Сказал он вслух. Продолжил. – А у меня все интересно получилось. В конечном итоге я попал к ангелу, тот наплел мне, что я мол им нужен, поэтому еще живой, взял и просто отпустил в якобы мой мир. Вот только ни хрена это не было моим миром, сука, все отличалось в мелких деталях, друзья не друзья, на работе все не так, как было. Просто доходило до смешного, так все не клеилось. В общем, не так, как было прежде, все искусственное, пластмассовое что ли. А главное, Танька с малой, не мои…, не такие, фальшивые! – Сергей попытался передать свои чувства, продолжал. – В итоге, мы с фальшивой Танькой развелись, я ушел с работы, вернее, выгнали за пьянку. И да, я к тому времени понял, что не могу так больше жить. К тому же выяснил, что у меня появились такие же способности, как и у тебя, шастать по близлежащим мирам пустырям, открывать пространства. – Сергей сделал паузу, чтобы отдышаться, продолжил. – Решил однажды пойти дальше, шагнул в портал, заешь, куда попал? – Спросил Сергей, глянул на Павла.  

– Не знаю. – Ответил Паша, он тяжело дышал, быстрый темп его выматывал.  

– Попал снова на обрыв в тайгу, где живет Ангел. Говорю ему, мол халтура, ты меня не в тот мир отправил, говорю, чужой я там! А он мне в ответ. «Ты, друг, слишком накуролесил, перепутал все, не получится тебя снова внедрить в твою реальность. Говорит, могу предложить тебе работенку, поработай на нас, а там видно будет. » Я спрашиваю у него, «что делать-то нужно? » Он отвечает, нужно немного пошпионить. Побыть резидентом в нижних мирах. Особо ничего не делать, просто приглядывать, что творится вокруг. Потом добавил, «а там видно будет, может и получится вернуть тебя в твою реальность к твоим девочкам». Ну так что, согласен? – Спросил меня. А я что? Выбор был, что ли? В общем согласился. Ну пару лет пожил там, в том кошмаре. Стучал потихоньку, пока меня демон не выследил и не прикончил. А дальше ты уже все знаешь, ты меня разбудил, в общем такая история… – Сергей замолчал, потом неожиданно спросил. – Слушай, Паш, как ты дорогу находишь? Темно же, хоть глаз выколи.  

– Чувствую. – Ответил Паша, следя за еле заметным синеньким огоньком впереди, если не знать куда смотреть, то увидеть его было почти невозможно.  

Внезапно из далека донеслись звуки разрывов, они была частыми, взрывы становились громче, что означало, что снаряды начали ложиться ближе.  

– О, это плохо! – Констатировал Сергей, добавил. – Нужно поторопиться, нас может накрыть.  

– Все нормально. – В ответ парировал Паша. – Мы уже не в зоне артобстрела! Гораздо опаснее, что через пять минут начнется атака, могут зацепить, но в общем мы успеваем. – Успокоил он.  

Спустя некоторое время они благополучно добрались до портала, остановились.  

– Ну, куда на этот раз? – Спросил Сергей с энтузиазмом, глядя на Пашу, по его лицу было видно, что он нервничает.  

– Сейчас идем ко мне, там нас ждут мои спутники и дела, если захочешь нам помочь, присоединяйся, я не возражаю. – Ответил Павел.  

– Какие дела? – Спросил Сергей.  

– Сложные! Пошли, дома тебе все расскажем. – Паша торопил его, он стоял в пол оборота к своему товарищу. В небе вспыхнула осветительная ракета, взмыла ввысь, ярко освещая все вокруг, повисла над головой, потрескивая искрами.  

В свете ракеты Паша увидел две фигуры, бредущие к ним вдалеке. Сергей заметил куда смотрит Паша, обернулся.  

– Это мы…? – Спросил он.  

– Да. – Ответил Павел.  

– Так можно же дождаться их и рассказать, что с ними дальше будет. – Предложил он, махнув рукой.  

– Нет, лучше этого не делать. – Ответил Паша.  

– Почему, можно все решить. – Напирал Сергей.  

– Нет, еще хуже будет, и так капец. – Паша тоже махнул рукой в сердцах, добавил, – нельзя нам встречаться, у них своя дорога. Тем временем та парочка тоже заметила их и сбавила ход.  

– Все, идем, времени нет! – Предупредил Паша.  

– Да ладно, пошло оно все к херам! – В сердцах бросил Сергей. Паша взял его за руку, они шагнули в портал.  

Накупавшись в чистой, теплой лазурной воде, Аня блаженствовала, лежала нагишом в тени пальмы, она немного подгорела. Но все же было очень приятно валяться, потягиваться, слушать умиротворенный шелест морского прибоя.  

Понемногу жара ее утомила. Она вздохнула, поднялась, решила завернуться в полотенце, натягивать одежду на соленое от моря тело не хотелось, думала одеться уже после.  

Анна застала Зелока на том же месте и в той же позе, как она его и оставила, он сидел в кресле абсолютно черным пятном, смотрел вдаль на море. Когда Аня подошла, он повернул в ее сторону голову, уставился своими страшными огненными глазами.  

– Как вода? – Спросил демон.  

– Теплая, градусов двадцать, как раз такую люблю. – Ответила Аня, чуть задержалась на крылечке.  

– Думаю, что водичка в этом райском местечке теплей…, просто она разбавилась холодной водой оттуда. – Он показал рукой в небо.  

– О, я уже почти и забыла. – Удивленно вспомнила Анна, Зелок промолчал, отвернулся, вновь посмотрел вдаль.  

– О чем думаешь? – Спросила Аня.  

– Да так…, ни о чем. Просто размышляю о жизни, вот встретил вас и легче как-то стало, спокойней что ли, не так пустота гложет, сам удивлен!  

– А-а, ясно. Помнишь, обещал дальше рассказать, ну, почему в девочку рядишься? – Спросила она.  

– Если обещал, расскажу, только это ужасная история! – Предупредил он.  

– Я сейчас, быстро, только помоюсь. – Согласилась Аня. Побежала внутрь дома, чтобы ополоснуться.  

– Давай рассказывай, я готова. – Аня удобно расположилась рядом с Зелоком в кресле на террасе с кружкой густого ароматного кофе. Она сделала пару маленьких глоточков, кивнула головой, давая понять, что вся во внимании. Тот в ответ шаркнул креслом, повернул его так, чтобы расположиться напротив, уселся, молча глянул на Аню. Начал свой рассказ.  

Часть четвертая «Проводник»  

– Когда Ваал узнал где находится Сол, линза, по-вашему. – Поправился Зелок. – Он призвал меня к себе. Объяснил свой план, пообещал мне много хорошего. – Его план заключался в том, чтобы вынудить обладателя Сола добровольно переступить границу миров и вручить артефакт ему. Для этого понадобилась бы новая скверна, Ваал решил организовать ее прямо в квартире несчастного его же руками. В назначенное время к скверне на старом забытом кладбище подошли несколько адептов Ваала. – Аня удивленно посмотрела на черного, тот объяснил. – Да, у Ваала в вашем мире есть последователи. В обмен на власть и деньги они отдают ему самое ценное, свои души. Как и каким путем люди приходили к демону это уже отдельная история, некоторых он сам находит. В любом случае люди служат ему, проецируя тьму и ложь на ваш мир.  

Был вечер, солнце ослабло, клонилось за горизонт, уступая свое место набирающей силу полной луне. Сложились благоприятные обстоятельства для прохождения врат скверны. К вратам подошли четыре человека в черных балахонах с капюшонами на головах. Соблюдая ритуальную тишину, нанесли на землю магическую криптограмму, оскверняющую свет. Зажгли на ее лучах ритуальные черные свечи. Приступили к черной мессе, чтобы максимально облегчить злу переход, воспели тайное демоническое шестистишие. Внутри криптограммы расположили жертвенный сосуд – обнажённую молодую девушку. Она была в бессознательном состоянии, накачанная наркотиками, не осознавала своего бедственного положения, почти не сопротивлялась.  

В конце мессы главный адепт, служитель тьмы, занес жертвенный нож над невинной жертвой, издал гортанный звериный вопль. Резким ударом пробил ее грудину, острое лезвие пронзило сердце. Несчастная жертва мгновенно скончалась, но ее душа все еще оставалась в пока еще горячем теле, прибывала в смятении. В этот момент зло совершило переход, вселившись в нее. Мгновенно поглотило невинную душу, наполнившись невиданной для тьмы энергией! Тьмой был я. – Признался Зелок, замолчал, посмотрел на Аню. Та была потрясена рассказанным. – Продолжать? – Спросил он, его глаза сверкали.  

– Да, – ответила Аня, – продолжай.  

– Хорошо, чтобы было проще, дальше ты увидишь все своими глазами. – Предупредил он. Внезапно из демона вышли черные струны, коснулись Аниной головы. Она мгновенно опала в кресле, погрузившись в транс. Зелок отвернулся, устроился поудобнее на своем месте, продолжил спокойно созерцать лазурное море.  

Аня видела все, как бы со стороны, оставаясь безмолвным свидетелем, вне поля действия событий. Она увидела, как солнце почти село за горизонт, ознаменовав наступление сумерек, свет уходил, клонился к закату, уступая свое место тьме.  

Вокруг поднялся ветер, своими порывами нес с собой пыль и мелкий придорожный мусор. Предзнаменовал акт сверхъестественного. Ветер почти затушил черные свечи, они едва мерцали на своих ритуальных местах.  

Высоко в небе над местом мессы сгустилась темная туча, грозно клубилась в вышине, закрывая от глаз святых мерзкое действие, творящееся внизу. Представление тьмы, которое вершилось на земле….  

От резкого удара ножа девушка дернулась, выгнулась, напряглась, как струна, затем также внезапно опала, сражённая смертью. Захрапела, из ее рта пошла пена. Пульсирующим алым фонтанчиком из раны на землю проливалась ее юная кровь. Она затихла, черты ее лица разгладились, рот приоткрылся, обнажая передние зубы, голубые глаза остекленели. Казалось, она смотрит куда-то вдаль, в зияющую темную бездну, своими неестественно расширенными зрачками. На красивом побелевшем лице выступила оскалом гримаса смерти.  

Окружающие отступили, замерли, ожидая, что будет дальше, свою часть ритуала они выполнили, бесшумно молились Ваалу.  

Некоторое время ничего не происходило. Мертвая девушка лежала на земле посреди пиктограммы. Стало как-то тихо и скорбно. Лишь ослабший ветер играл листвой в близлежащих деревьях.  

Внезапно небо разразилось громом. Прямо над ними сверкнули молнии, в частых проблесках все освещалось как днем. Люди в балахонах подняли лица к небу, из черной тучи пролился дождь.  

Когда они опустили свои глаза вниз, то увидели в центре пиктограммы стоящую обнажённую девушку. Вода стекала по ее телу красными потеками, смывая с раны кровь. Она медленно окинула взглядом окружающих, своими абсолютно черными глазами. Люди пали ниц. Один из них замешкался, его любопытство пересилило страх, забывшись, он не преклонился. Так и остался стоять, завороженно глядя на нее. Девушка сконцентрировалась на нем немигающим черным взглядом. Чуть склонила голову набок, неуверенно шагнула к нему, протянула руку, обняла его за затылок, человек дрожал от страха, по его ногам потекла моча. Четким плавным движением, прильнула своими губами к его губам, слившись в страстном, глубоком поцелуе. Пиктограмма вспыхнула зеленым огнем. Они взмыли в воздух, мужчина в ее объятиях обмяк, она отпустила его. Мертвое тело, словно тряпичная кукла, упало вниз.  

Девушка расставила в стороны руки, медленно опустилась на землю, замерла возле мертвого сатаниста. Остальные, склонив головы, стояли на коленях. Демон поднял лицо к извергающему потоки воды небу, возвел руки ввысь, открыл рот, издал кошмарный вопль, похожий на рык, отдающий опасностью и крайней жестокостью. От этого жуткого звука в жилах стыла кровь, холодело в душе, замирало сердце. Оно трепетало в груди, как маленькая напуганная канареечка, от страха бьющаяся в клетке.  

Внезапно земля возле демона стала жидкой, словно коварная болотная трясина. Вспенившись кровавой пеной, мгновенно поглотила мертвое тело служителя тьмы, вновь стала твердой.  

Вокруг все стихло, потемнело, пентаграмма перестала светиться. В тишине было лишь слышно льющийся с черных небес дождь. Люди не решались поднять головы, замерли в своих позах. Помнили, что случилось с их замешкавшимся товарищем.  

– Я готов! – Сказала девушка, моргнула, ее глаза вновь стали обычными, голубыми, рана на груди затянулась.  

– Поднимитесь… – Приказала она, взмахнула руками, чтобы те повиновались.  

Люди поднялись, один из них, не поднимая головы, приблизился к ней, накинул на нее серый балахон с капюшоном, она внимательно следила за ним.  

– Идемте, вам нужно одеться, мой повелитель. – Сказал он, поклонился.  

Процессия безмолвно двинулась к дороге, там их ждали четыре роскошных автомобиля с многочисленной охраной, которой было запрещено спускаться вниз за своими хозяевами.  

В центральном лимузине открылась задняя дверь, готовая пропустить девушку во внутрь, перед входом она скинула балахон, расположилась на белом кожаном диване нагишом.  

Остальные расселись по другим машинам.  

Колона из ВИП транспорта, плавно двинулась по трассе. Первая и замыкающая машины включили проблесковые маячки.  

Дождь потихоньку стих, сошел на нет, туча рассеялась, сквозь ее рваные остатки проступили звезды, бесстрастные свидетели темной страсти. Холодно и равнодушно светили свысока.  

Аня мгновенно переместилась в другое место в простую городскую квартиру.  

Слава Самойлов сидел на кухне, двумя руками обнял кружку с надпитым горячим чаем. Рядом в жестяной банке-пепельнице тлела сигарета. Самойлов был погружен в тяжелые раздумья, что делать с драгоценным золотым бруском с бриллиантами. «С одной стороны, можно его просто разобрать на части и продать по частям ювелирам. Но тогда цена получится относительно низкой, бросовой», – думал он, отрицательно покачал головой. – «Нет, такой куш терять не охота, хотя наверное будет безопаснее. Но, с другой стороны, продать его целиком будет наверняка выгодней, но скорей всего опаснее. » – Размышлял он, отпил немного из кружки, взял сигарету, затянулся.  

– Слава…! Опять куришь дома? Что, на лоджии места нет? Давай, шуруй туда, все завонял, мелких травишь. – Возмутилась его жена Маша. Она была на кухне, колдовала с ужином.  

– Да, прости, забылся. – Крикнул он в ответ, затушил сигарету. Поднялся, взял кружку с чаем, отпил из нее, захватил пачку сигарет с собой, направился на лоджию. По пути прошёл мимо мелких. Сережка с Таней сидели на диване, смотрели по телеку Спанчбоба, телек жутко орал. Славик приостановился, попросил их сделать немного потише. Старший беспрекословно подчинился. Смотрел в телек, не отрываясь от сюжета мультика, взял в руки пульт, убавил громкость.  

– Сейчас кушать будем! – Сообщила из кухни Маша. Славик посмотрел на часы, стрелки показывали без пяти восемь. Проигнорировал эту информацию, его занимали другие, более важные мысли. Он прошел в комнату, в которой жила Машина мама, хозяйка этой квартиры. Сейчас она сидела в очках в кресле, смотрела сериал по своему телевизору, что-то вязала. На него не обратила внимания. Славик тихонько прошел мимо неё, пробрался в лоджию, уселся на стул, открыл окно. Внутрь лоджии вместе с ветром ворвался монотонный гул улицы. Он достал из пачки сигарету, прикурил, затянулся, выпустил наружу клуб дыма. Там внизу мотались по своим делам машины, освещая дорогу фарами. Автомобили в вечерней суете то и дело мигали жёлтыми поворотниками, горели красными стопами, изредка сигналя друг другу. Город жил своей жизнью, люди разъезжались по домам. «Интересно, как там тот псих, который исчез на крыше? » – Думал он. – «Где он сейчас? » – Славик затянулся, вздохнул.  

В дверь позвонили, пауза…, решил, что ошиблись. Нет, вновь звонок. Звонки были короткими, значит, за дверью вежливый человек, может соседка? Она частенько заходила к Махе за солью или за мукой. Да и Маша в ответ, если чего дома не было, могла к ней зайти. Вячеслав услышал, как супруга пошла открывать. Отдаленно донеслось, кто там? Что ответили он не расслышал, расслабился, вновь затянулся, сделал глоток чая из кружки.  

– Слава, это тебя, подойди пожалуйста. – Крикнула Маша из прихожей. Славик напрягся. «Кто бы это мог быть? » – Подумал он, внутри стало как-то не по себе. Поднялся со стула, направился в прихожую, по пути встретил возвращающуюся Машу. Та на него как-то странно посмотрела, мол, что происходит? Слава отморозился, мельком глянул на часы, там было десять минут девятого.  

Слава открыл входную дверь. В парадной стояла стройная привлекательная белокурая девушка с большими выразительными голубыми глазами. Она была строго одета, по-деловому. Белая блузка, поверх нее синий жакет, синяя юбка до колен, темные чулки и тёмно-синие классические туфли на высоком каблуке. В правой руке она держала небольшой портфель итальянского бренда «Протеси Кортона». Она улыбнулась. Славик непонимающе смотрел на нее из дверного проема. Предваряя его немой вопрос, она взяла инициативу в свои руки, вновь приветливо улыбнулась, приятным женским голосом произнесла.  

– Здравствуйте Вячеслав, простите, что так поздно. Но у меня нет выбора, позвольте представиться. – Она сделала паузу, отошла на шаг. – Следственный комитет Российской Федерации! Старший майор юстиции, следователь Анастасия Валерьевна Долгова. Она полезла во внутренний карман, профессионально достала оттуда ксиву, развернула ее, давая возможность Вячеславу ознакомиться с информацией, содержащейся внутри корочки. Славик понимающе кивнул, девушка убрала документ.  

– Я слушаю…. – Выдавил из себя Славик. Был не готов к такому визиту, в душу закралось нехорошее предчувствие, во рту пересохло.  

– Понимаете, Вячеслав, я являюсь представителем надзорного органа по делу об исчезновении пациента психиатрической больницы города Новосибирска Власенкова Сергея. Мне нужно кое-что у вас уточнить, задать пару вопросов.  

– Да, в общем, я уже все рассказал следователю, собственно, мне и добавить нечего. – Ответил Славик.  

– Понимаю… – Ответила следователь, но потом добавила. – Простите, Вячеслав, но я хочу как лучше, понимаете? У меня в час сорок ночи рейс на Москву. Сейчас образовалось свободное окно, я решила сама приехать к вам и утрясти формальности по опросу свидетеля. В противном случае, вам придётся прибыть самому, по повестке, в наш головной офис, который расположен в Москве. Разумеется, расходы вам оплатят. – Она замолчала. Славик заколебался. Быстро прикинул, что нужно будет, не дай Бог, тащиться в Москву, – «ну хорошо, билеты они оплатят, а еду, жилье, за чей счет»? – Подумал он.  

– Спасибо за заботу. – Процедил Слава, потом спросил. – Это надолго? Ну, ваши расспросы?  

– Нет, Вячеслав, минут пятнадцать, максимум полчаса. – Ответила она. Думаю, удобней будет, если вы пригласите меня к себе. – Предложила она. Славик молча кивнул, отошел, прошел в глубь прихожей, давая место ей войти. Но с удивлением отметил, что девушка осталась стоять возле порога с внешней стороны.  

– Входите пожалуйста. – Пригласил он. Она улыбнулась, кивнула, переступила порог. Славик полез в обувной ящик, достал новые гостевые тапки. – Вот, наденьте, пожалуйста. – Предложил он.  

– Благодарю! – Ответила она, скинула туфли, надела тапочки, растерянно топталась в прихожей.  

– Проходите. – Славик махнул рукой, позвал за собой, убрав неловкую паузу. Лихорадочно шарил взглядом по квартире на предмет бардака. К счастью, пока он разговаривал в парадной, народ быстро прибрался.  

– Это по работе, Анастасия Валерьевна. Она следователь следственного комитета. – Представил он девушку супруге, которая встретила их в гостиной, детей уже там не было, они перебрались к себе.  

– Да, я все слышала. – Ответила Маша. – Мария! – Представилась она гостье. Та в ответ кивнула, улыбнулась.  

– Очень приятно. – Ответила девушка, повисла пауза.  

– Хотите чаю? – Спросила Маша.  

– Нет, спасибо, я только что из кафе.  

– Тогда ладно. Не буду вам мешать, я на кухню, мелких кормить. – Заключила она и удалилась, оставив их одних. Слава пригласил ее присесть в кресло, сам расположился на диване.  

– Итак, Вячеслав, вы можете рассказать…, – она запнулась, – повторить как вы познакомились с Сергеем? – Начала следователь, достала диктофон, включила его, приготовила блокнот и ручку. Славик заерзал на мягкой подушке дивана, собираясь с мыслями.  

– Да как познакомился? – Начал он.  

– Я работаю сутки через трое. Заступаем в восемь утра, ну днем работа так себе, поднеси, подай. Чего принести или оттранспортировать кого-то. А вот ночью в основном спим. Конечно, если никакого шухера не случится. Нет, ну там бывает, что неотложка алкаша с горячкой привезет. Или кого в невменяемом состоянии, тогда не поспишь. Но это не часто. – Славик расслабился, откинулся на диван, вспоминая, продолжал. – В тот день было все, как всегда. Уже после отбоя я, как обычно, делал обход, услышал, что в одной из палат тарабанят в дверь. Правила у нас строгие, психи знают, что этого делать нельзя. Что за это может нехило прилететь. Поэтому я удивился, подошел, спрашиваю, что да как. За дверью оказался Сергей. Я был уверен, что у него обострение, решил пойти на мнимые уступки, как меня учили, до прихода помощи, чтобы потом оказать необходимую ему медикаментозную помощь. – Славик замолчал, перевел дух, следователь кивнула, сделала пометку в блокноте. Мимо них, из кухни, прошла Маша, на подносе несла еду в комнату детей. Славик подождал, пока она пройдет, продолжил.  

– Пришлось открыть дверь в палату, чтобы остальные психи не пострадали, ну или не подняли шум за компанию. В смысле те, которые с ним жили, ну так по инструкции нужно. Он вышел в коридор, стал мне ахинею нести. Мол, что какая-то крыса ему мешает жить, просил, чтобы я его на крышу провел.  

Славик, перевел дыхание. Следователь внимательно слушала, не перебивала.  

– Ну, я глянул, что сам с ним не справлюсь. Решил пойти у него на поводу. Думал, что сходим туда, после он успокоится. Потом, если что, по мобилке сообщу напарнику. Короче, пошли, он пролез на чердак первым, рванул и пропал. В общем-то и все. – Закончил Славик.  

– А почему вы следователю эту историю не рассказали? – Удивилась девушка следователь. – По материалам дела, вы дали показания, что в тот вечер все было спокойно, вы отдежурили штатно, никто вас не тревожил. – Задала она вопрос.  

– Да, все верно. Меня так рассказать следаку главврач научил. – Славик осекся, понял, что спорол ерунду.  

– Да, дело приобретает совсем другой поворот. – Заключила Анастасия, покачала головой. Затем добавила. – Собственно это неважно, – она замолчала, сделала паузу, продолжила, – важно другое…. – Вы не рассказали об одной важной вещи. Что вам подарил Сергей? И самое важное, где вы это прячете…? Хотя можете и не говорить, нам известно где. – Девушка улыбнулась, взглянула Славику прямо в глаза, моргнула. Слава мог поклясться, что на секунду ее глаза стали абсолютно черными. Хотя через мгновение они выглядели, как прежде, голубыми, очень красивыми. Слава оторвался от ее глаз, перевел взгляд в сторону.  

– Я не понимаю, о чем вы? – Спросил он, плохо скрывая волнение.  

– Все вы понимаете…! Та вещица очень ценная для нас. Вы сделали ошибку, взяв себе то, что вам не принадлежит! Теперь вы, Вячеслав, сами того не подозревая, оказались перед очень трудным выбором. Умереть самому или принести в жертву своих близких. – Спокойно произнесла страшные слова девушка, она закрыла блокнот, положила его в портфель, то же проделала с диктофоном.  

– Не понял? Как погибнуть? Вы о чем…? – Удивился Славик.  

– Дело в том, Слава, что вы вляпались в очень нехорошую историю. – Добавила она спокойно, улыбнулась, замолчала.  

– По-моему, интервью окончено. Анастасия Валерьевна, я не знаю ни о каких подарках. Ни о каких нехороших историях! Я все рассказал, теперь попрошу удалиться, до свидания. – Высказался он в сердцах, желая все немедленно закончить. Краем глаза заметил, как из кухни вышел черный кот. Тот вальяжно прошёлся по комнате, сел напротив Славика, угрожающе ощерился, зашипел. У Славы пробежали мурашки по коже. Дело было в том, что они не держали животных в квартире. У тещи была аллергия на шерсть. Он перевел взгляд на девушку, та в ответ ухмыльнулась, смотрела на него черными без белков глазами, от этого ее прежде красивое лицо было ужасно.  

– Понятно, ты выбор сделал, как пожелаешь… – Сказала она, встала, собираясь уйти.  

Славик мотнул головой, изображение в глазах как-то смазалось, перед его взором все поплыло. Он махнул рукой, чтобы снять наваждение, не помогло, было такое ощущение что он видит сон наяву.  

– Сука…, что ты со мной сотворила? – Крикнул он, повалился на пол. Его ноги свело судорогой, изо рта пошла пена. Пару раз тряхнуло в конвульсии, в глазах померкло, Славик потерял сознание.  

Очнулся на кухне. Стоял возле стола, держал в руках нож. Из комнаты доносился крик. Бросился в комнату, к своему ужасу, обнаружил там страшную картину. Черное карикатурное, едва похожее на человека, существо с огненными глазами держало дочурку в когтистых лапах. Пыталось дотянуться своими клыками до ее хрупкой шеи. Она не сопротивлялась, безвольно повисла.  

Славик, не раздумывая, набросился на демона, ударил его ножом, потом еще раз. К его удивлению, тот отпустил дочурку, быстро поник, осел, захрипел, распластался, на полу.  

Малая закричала.  

– Не бойся, все хорошо…. – Успокоил ее Слава, хотел подобраться к ней, чтобы обнять, уберечь ее от опасности. Но она ловко увернулась, убежала, спряталась в тещиной комнате. Он бросился туда, путь ему преградил еще один демон. Он восстал из ниоткуда, сгустился из черной клокочущей субстанции, обитавшей под потолком. Протянул к Славику когтистые лапы, угрожающе рычал, обнажив клыки. Славик, не раздумывая, уклонился, поднырнул, вонзил нож демону в горло, быстро вытащил, вновь ударил в сердце. Демон запрокинулся, замертво упал спиной на пол, зацепившись головой за угол кровати. Славик взглядом искал дочурку.  

– Танюш, ты где? Все нормально, выходи, папа не даст тебя в обиду. – Ласково произнес он, но дочка почему-то не выходила.  

Внезапно в спину Славе что-то прилетело, очень больно зашибло правую лопатку. Он обернулся. Это была табуретка из кухни, которая теперь лежала у его ног. Он обернулся.  

В комнате на полу убитый им демон почему-то все еще дергался в конвульсиях. Слава решил подойти к нему, чтобы добить. Но внезапно демон начал разделяться. Из него мерзким липким фонтаном изверглась черная смоляная субстанция. На глазах обрела форму еще одного демона, только поменьше. Демон окреп, поднялся на ноги. Осознал, что преимущество на стороне Славика. Попытался скрыться, но это ему не удалось.  

Слава с криками «ты еще и размножаться будешь» набросился на черного, тремя ударами ножа поверг его. Остановился посреди комнаты, чтобы отдышаться. Заметил, что первый демон все еще шевелится, подошел к нему, опустился на колени, с остервенением нанес несколько ударов ножом в черное тело. Устал, остановился, чтобы передохнуть, в комнате моргнул свет. Из-за спины раздался женский голос.  

– Вот видишь, Вячеслав, что значит сделать неверный выбор. Посмотри, что ты наделал собственными руками.  

Славика, словно ударило током, сошло наваждение, будто внезапно проснулся, рассудок прояснился, он обрел сознание.  

Слава стоял на коленях перед трупом своей жены, искромсанной ножом. Рядом лежал труп сына, из комнаты тещи струйкой текла кровь. Его руки были по локоть в крови, в правой был зажат нож. Славик молниеносно отбросил его, посмотрел на окровавленные ладони, перевел взгляд на труп Маши, поднял лицо к потолку, закричал словно раненый зверь.  

Не помогло, он обернулся, с ненавистью глянул на гостью.  

– Это ты сделала, сука. – Сквозь зубы прорычал он. – Ты виновата! – Он бросился на девушку с черными глазами. Но к удивлению, прошёл через нее, не испытав никакого препятствия, она исчезла. Зашлась дьявольским смехом. Появилась в другом конце комнаты.  

– Посмотри, ну разве это не забавно? Какой прекрасный акт, безупречный спектакль, утонченно драматичный сюжет! – Насмехалась она. – Актеры прекрасны, превосходно сыгранные роли, сплошное наслаждение действом! – Глумился демон.  

Славик отвернулся. Стоя на коленях, рыдал закрыв лицо окровавленными руками, вновь впал в транс, лишь отчасти понимая, что происходит. Он видел вокруг себя множество насекомых, мошки летали вокруг, облепили его самого, больно жалили. Он пытался согнать их, хлопал руками по лицу, голове, по всему телу, оставляя синяки.  

– Посмотрите на это жалкое зрелище, на это ничтожество. – Демон обратился в пустоту, подошел к нему, погладил по голове. – Успокойся, не нужно расстраиваться по пустякам. – Произнес ласково. Славик замер, перестал колотить себя руками, его глаза остекленели. – Вставай, иди отдохни, милый, присядь на диван, ты нам еще понадобишься. – Славик в ответ поднялся, на негнущихся ногах, словно зомби, пошел к дивану, развернулся, плюхнулся на подушки, его лицо застыло словно маска – было абсолютно белым, глаза остекленели, неподвижно смотрели в одну точку. Девушка-демон села рядом с ним, обняла его, закинула ногу на ногу.  

– Ну разве мы не милые симпатяжки? – Сказала она сама себе, улыбнулась. На полу в лужах крови лежали три остывающих трупа.  

– Ладно, повеселились, теперь нужно приступать к работе. – Сказала девушка своим голосом, развеяв мертвую тишину, словно густой туман повисшую в квартире. Встала, подошла к трупу женщины.  

– Вставай родная, не время разлеживаться, сделай для меня кое-что. – Приказала она  

Труп дернулся, захрипел. Из ножевых зияющих ран выдавило черные сгустки свернувшейся крови.  

– Вставай, поднимайся…. – Повторил демон. Мертвец, хрипя и дергаясь, повалился набок, хриплым стоном из лёгких вышел воздух. Каждое движение мертвецу давалось с трудом. Свет в квартире мигнул, Маша поднялась, запрокинувши голову назад, стояла в луже собственной крови, ждала.  

– Теперь иди, поднимай остальных….  

В ответ мертвец, раскачиваясь и спотыкаясь, оставляя за собой кровавые следы, побрел в соседнюю комнату, оттуда послышался шум.  

– Идите сюда. – Приказал демон. Спустя какое-то время из комнаты вышли две мертвые женщины.  

– Поднимайся, хватит валяться…. – Демон обратился к все еще лежащему ничком трупу мальчика. Тот зашевелился, испуская со рта кровавую слизь, защелкал задубевшими суставами. Поднялся, раскачиваясь стоял, ожидая дальнейших указаний.  

– Ну вот, теперь как новенькие, посмотри. Тебе нравится? – Демон обратился к сидящему Славику. Тот был в полной отключке, с остекленевшим взглядом пускал слюни. – Да ладно, не благодари, вижу, что нравится. – Продолжил демон, потом обратился к трупам. – Мне нужна кровь!  

Мертвая Мария шаркнула, сделала несколько шагов к трупу своей матери. Точным ударом погрузила руку в ранее разрезанную рану. Обратным рывком достала пронзенное ножом сердце, оно уже успело потемнеть.  

– Сотвори призыв. – Приказал демон.  

Остальные отошли, труп Марии вышел на середину комнаты. Рывком отшвырнул журнальный столик, тот ударился о стену, разлетелся. Мертвец опустилась на колени. Хрипя, чертила кровавую пиктограмму, примерно на половине мертвое сердце в ее руках перестало оставлять кровавый след. Она остановилась, замерла, стоя на четвереньках.  

– Еще крови! – Демон терял терпение. Труп подростка подошёл к бабушке, погрузил в нее руки, разорвал плоть, из поврежденной брюшины, на пол вывалились органы. Мертвый взял печень, разделил ее пополам, вручил Марии. Та продолжила кровавое начертание знака.  

Когда все было готово, мертвые расположились на лучах пиктограммы, застыли, ожидая дальнейших приказов. Демон вышел на середину, с поклоном отошел в сторону, произнес не поднимая головы.  

– Salutem tu, domine meus. (приветствую тебя, мой повелитель).  

Воздух в комнате сгустился, потемнел. В центре пиктограммы возникла темная фигура. Обрела контуры, превратилась в ужасное карикатурное существо, лишь отдаленно напоминающее человека. Вновь прибывший демон из потустороннего мира был внушительных размеров, почти под потолок. Он обвел окружающих взглядом горящих глаз.  

– Хорошо… – Произнёс он, потом добавил, обращаясь к напарнику. – Почему он до сих пор еще не поглощён? – Демон кивнул в сторону задубевшего Славика.  

– Он нам пока нужен, мой повелитель, Сол не находится здесь. Но его местоположение мне известно. – Ответил первый.  

– Не хватает еще одного, – сказал огромный демон, смотрел по сторонам словно кого-то искал.  

– Все в сборе. Я все сделал, как ты приказал, мой повелитель. – Ответил демон.  

– Приведи ее мне, – приказал вновь прибывший Славику, не обращая внимания на первого.  

Славик беспрекословно подчинился. Встал, словно робот, поплелся в тёщину спальню, ловко огибая препятствия. Спустя некоторое время из комнаты донесся детский крик и звуки борьбы. Слава волочил свою дочурку за волосы по полу. Та не сопротивлялась, окончательно выбилась из сил. Славик дотащил ребенка, отпустил ее, отошел в сторону, остановился, ожидая дальнейших указаний.  

Девочка была маленькой, щуплой, лет шести. В синеньком платьице до колен, в летних домашних туфельках, с косичками с вплетенными в них синими лентами. Она не кричала и не рыдала, только время от времени всхлипывала. Она закрыла лицо руками, чтобы не смотреть на окружающий ужас, ее трясло.  

– Вот теперь все. – Констатировал огромный черный демон. – Убей ее! – Приказал он Славику. Тот поначалу дернулся, но потом остановился, чуть захрипел, запрокинул назад голову, его позвонки захрустели.  

– Зачем ты сопротивляешься? – Обратился старший демон к напарнику, который в свою очередь не давал Славе выполнить приказ старшего.  

– Мой повелитель, зачем убивать невинного ребенка, мы можем получить все и так. Оставь его, я сотру ей память, пусть живет! – Просил первый демон, добавил. – Я всегда шел беспрекословно за тобой. Исполнял твои приказы, служил тебе верно, выполни мою просьбу.  

– Что я слышу? – Отозвался главный демон. – Кто это говорит? Мой падший нечистый раб? Предатель и лжец, коварный мародёр и мерзавец. Который предал своего отца, светлого родителя, давшего ему жизнь. Только за одно обещание могущества? Теперь ты просишь добра? – Он рассмеялся. – Ты во тьме, тьма никого не щадит, не прощает, во тьме нет надежды, нет света. Ты, просящий добра, недостоин этого! Что ты только что сделал? Посмотри на эти души, они молят, взывая к свету из недр этих смердящих трупов. Плода твоих творений. – Он указал когтистой рукой на стоящих вокруг мертвецов. – Как смеешь ты обращаться ко мне, падший? Лишь подчинения и службы жду от тебя, ничтожный. Убей ребенка, принеси мне ее душу. – Приказал он. Было видно, что демон был не на шутку взбешён.  

Но Славик все равно не двигался, его свело судорогой, изо рта пошла розовая пена, тело сотрясалось.  

– Ваал, предупреждаю! Мы его убьем, некому будет вручить тебе Сол! – Сказал первый демон.  

– Ты ничтожный, угрожаешь мне? – Черный демон выпустил множество струн, они впились в первого, тот в свою очередь выпустил свои в тело Ваала. Славик без чувств повалился на пол, дергал ногами, хрипел, забрызгивая все вокруг слюной. Маленькая девочка стояла рядом со сражающимися между собой исчадиями ада, закрыв руками лицо. Трупы опали вниз.  

Схватка была не долгой, девушка повалилась на пол, из ее тела проступила темная сущность, размером с худощавого подростка, ее очертания были не четкими. Черные струны огромного демона крепко держали свою жертву, тянули ее к хозяину, тот в ответ сопротивлялся, по комнате прошлась беззвучная, фиолетовая молния. Мелкий демон швырнул стол в своего соперника. Тот пролетел сквозь него, развеяв черноту, громко ударился о стену. Воспользовавшись секундной слабостью соперника, мелкий демон освободился от пут, на мгновение растворился. Стал просто темным облаком, исчез.  

Ваал зарычал, казалось, огонь из его горящих глаз перекинется на рядом стоящую мебель, устроит пожар.  

– Зелок, знай, нет теперь тебе спасения, все равно тебе не скрыться! – В сердцах бросил он.  

Он повернулся к ребенку, девочка дрожала, ее трясло от страха, она опустила руки, взглянула своими большими заплаканными глазами на монстра.  

Ваал безжалостно пронзил ее черной стрелой в сердце. Та вскрикнула, обмякла, завалилась на правый бок. Внезапно ребенка окутало взявшееся невесть откуда черное облако, это был первый демон, Зелок. Он пытался спасти ребенка….  

Ваал зарычал, потерял целостность, в свою очередь тоже превратился в клубящуюся черную массу, масса накрыла ребенка и Зелока. Кровавая пиктограмма на полу вспыхнула зеленым огнем, потухла, все прекратилось. Ваал поглотил первого демона, вновь обрел очертания, превратившись в огромное карикатурное существо.  

Он отступил, сошел с пиктограммы, был очень рассержен. Скверны не произошло, портал не открылся. От злости он взмахнул руками, разметав трупы по квартире, забрызгав все стены их останками. Затем растворился, став почти невидимым, вновь превратился в черный дым. Окутал труп девушки, оставшийся не тронутым, в котором недавно обитал Зелок, черная масса исчезла, впитавшись в ее плоть.  

Девушка дернулась, выгнулась дугой, затем расслабилась, открыла черные глаза, быстро поднялась с пола. Поправила одежду, нашла валявшегося на кровавом полу Славика. Его хорошо приложило о стену, но он был все еще живой, нечленораздельно что-то мычал.  

– Вставай. – Приказал ему демон. Тот беспрекословно подчинился. – Отправляйся в ванную, приведи себя в порядок. – Славик побрел исполнять приказание, добрался до воды, включил струю, тщательно умылся. Демон неподвижно стоял посреди комнаты, ожидая пока тот выйдет.  

Славика словно ударило током. Он внезапно пришёл в себя. Горечь утраты, словно кислота разъела его душу, вспомнил, как убил своих близких. Он стоял посреди окровавленной комнаты, понимая, что вот-вот потеряет сознание, его тело превратилось в один огромный очаг боли.  

– Слава, родной, не время быть слабым. – Сквозь пелену боли услышал голос Марии. Облегченно вздохнул, обернулся, посмотрел на диван, там полу лежа расположилась его супруга, у нее было перебинтованное левое плечо.  

– Прости, родная. – Тихо прошептал Славик, упал на колени, взял ее руки в свои, расцеловал их, был несказанно рад, что она осталась живой.  

– Ты не виноват, милый, это демон одурачил тебя. – Ответила она, с ее глаз стекали слезы.  

– Где дети…? – Спросил он, боясь ответа. – Я их убил?  

– Нет, милый, погибла только мама. – Она заплакала, но быстро справившись с собой продолжила. – Сережка успел сбежать, а вот Танюшу забрали с собой демоны. Приказали тебе передать, что будут ждать тебя у твоих родителей. Сказали, что ты им обязан вручить какую-то штуку в обмен на дочку. Слава, нам нужно туда ехать, ждать нельзя. – Маша дернулась, поморщившись от боли, поднялась, направилась в прихожую. Обулась, накинула плащ, ждала Славика. Славик, как в тумане, почти не соображая, поднялся, подобрал лежащий на полу окровавленный нож, пошел одеваться.  

Как они добрались до родителей он почти не помнил. Вернее, помнил только урывками. С удивлением вспоминал ужасные вопли таксиста, никак не получалось логически связать почему он так вопил. Да это ему было сейчас и не важно, важно было только одно, чтобы с его дочуркой все было в порядке.  

Он позвонил в дверь, позади него стояла Маша. Качалась от боли, сказывалось ее ранение. Дверь долго не открывали, Славик понимал почему. «Демоны обсуждали коварный план, хотели обмануть его».  

Затем дверь открылась, в проеме его встретил нечистый. Сначала Славик решил вступить с ним в переговоры. Но Маша с криком вырвалась вперед, завопила.  

– Куда вы дели моего ребенка? – Демон замахнулся на нее лапой, этого было достаточно. Слава вытащил нож, ударил черного несколько раз, тот навзничь упал на пол. Запнувшись об него, Слава молниеносно бросился в комнату. Оттуда послышался голос дочурки, но ее там не оказалось. Посреди комнаты его встречал демон поменьше, он закрылся руками от Славика ножа. Слава его не пощадил, сходу вонзил лезвие ему в шею. Демон поник, упал на пол, застланный ковром, на котором Славик любил играть в детстве в солдатиков. Он остановился, устал, озираясь искал дочурку.  

– Где моя дочь? – Крикнул все еще живому демону, но в место ответа он внезапно услышал от раненого странные слова.  

– Славочка, что ты делаешь…? Очнись, сынок! – Услышал мамин голос.  

– Не верь ему! – Сказала стоящая за его спиной Маша, добавила. – Добей демона!  

– Сынок, не надо, пожалуйста. – Демон вытянул ему навстречу лапы, защищаясь. – Севочка, родненький, кто это с тобой? Очнись, это не ты, я знаю…. – Прошептал демон маминым голосом.  

– Не верь демону, убей! – Кричала Маша. – Где мой ребенок…?  

Славик остановился, его вышибло слово Севка. Так его называла в детстве мама. Он обернулся. Позади него стояла старший майор юстиции, следователь Анастасия Валерьевна Долгова. Славик удивился, внезапно вспомнил лежащие на полу трупы его родных. Повернулся, глянул вниз. На полу в луже крови, которая все еще толчками выходила из порезанной артерии на шеи, лежала умирающая мама.  

Он повернулся опять к следователю, заморгал глазами, та подняла руку, пытаясь что-то сказать, но Славик ее не слушал.  

– Да, ты…. – Сказал он, вонзил себе в горло нож по рукоять. Пошатнулся, упал, его кровь растеклась по ковру, мгновенно впитываясь.  

Девушка, осмотрев все вокруг, разочарованно вздохнула, молча вышла из дома. Спустя некоторое время, добравшись до моста, спрыгнула в реку.  

Часть пятая  

Аня дернулась, открыла глаза.  

– Вот это да. – Задумчиво произнесла она.  

– Поэтому тебя Ваал к титанам бросил?  

– Да. – Ответил Зелок, добавил. – По его мнению, это самое суровое наказание. А в наказаниях, поверь, он знает толк!  

– Ну ты тоже хорош… – Аня глянула на черного.  

– А что ты хотела, я же был демоном. Что от меня можно было тогда ожидать?  

– А теперь ты кто? – Спросила Аня, ее слегка бил мандраж.  

– Не знаю, не могу тебе ответить. – Признался Зелок.  

– Бедные люди, сами не знали, за что погибли. Особенно жалко детей… – Не унималась Анна, все еще находясь под гнетущим впечатлением.  

– Славик во всем был виноват, виноват, что позарился на Сол. Было же видно с первого взгляда, что это непростая вещь. Обладание ею повлечет последствия. Его жадность и трусость, по сути, убила его родных. – Ответил черный, продолжил. – Знаешь, Ань, мир очень несправедлив! В нашем и вашем мире всегда сильный пожирает слабого, и что самое печальное, что этот ад творим мы сами…. – Он замолчал.  

– Вот тут ты прав. – Согласилась Аня. – Где, по-твоему, справедливость, если ее здесь нет? – Спросила Аня.  

– Справедливость? – Переспросил Зелок. – Думаю, что там! – Он указал пальцем вверх, добавил. – Думаю, там, где есть понимание, любовь, доверие и сотрудничество. Где нет эгоизма, где есть свет в душах. – Он замолчал, смотрел на море.  

Аня набрала воздух в легкие, чтобы задать вопрос и уточнить. Но на крыльцо вышел Михалыч. Он был по пояс голый, волосатый, с хорошим пузиком, в тапочках на босую ногу, и белых, вернее серых, подштанниках.  

– Паша еще не вернулся? – Спросил он с ходу.  

– Нет, его еще нет. – Ответила Анна.  

– А, понятно. – Разочарованно сказал Михалыч, потом оживленно добавил. – Анечка, доча, сходи пожалуйста на кухню, приготовь мне чего-нибудь поесть. А то с голоду помру, и кофейку, если тебе не трудно, пожалуйста. С кофе машиной чет не разобрался. – Попросил он. Внимательно смотрел на Аню, ему было интересно как она на это будет реагировать.  

– С добрым утром, Евгений Михайлович. – Выдохнула Аня. Улыбнулась, встала, с кресла, молча пошла на кухню. Михалыч подошёл к Зелоку, уставился на него, с интересом изучая, потом выдал.  

– Так ты значит демон…? – Зелок повернул голову в сторону Михалыча, многозначительно кивнул, подтверждая.  

– Можно дотронуться?  

– Валяй…. – Ответил Зелок. Михалыч осторожно подобрался к черному, спросил.  

– До чего?  

– Что до чего? – Удивился Зелок.  

– Ну, до чего дотронуться можно. – Уточняющее спросил Михалыч.  

– Да до чего пожелаешь. – Небрежно бросил демон. Тот вытянул руку, погладил черного по голове.  

– Ого! Теплая, бархатистая, бугристая…. – Озвучил свои ощущения Михалыч.  

– Знал, что тебе понравится. – Ответил Зелок, затем в свою очередь спросил. – Теперь мне по твоему животу можно погладить?  

– Что? – Смутился Михалыч.  

– Ну ты меня погладил…? Я тоже теперь в ответ хочу погладить тебя, что не ясно? – Зелок махнул рукой, манерно жестикулируя, выражая непонимание.  

– Ну да, можешь, конечно. – Смутился Михалыч, выставил поближе живот.  

– Да ладно, я пошутил, просто мне было интересно как ты среагируешь. – Объяснил демон. В ответ Михалыч отодвинулся, улыбнулся и спросил.  

– Ну и как?  

– Что, ну и как? – Теперь настала очередь Зелока переспрашивать.  

– Что про меня думаешь? – Спросил Михалыч. Зелок посмотрел на него, через секунду выдал.  

– Мужик как мужик, хитренький, подленький, а главное нудненький.  

– Понятно. – Ответил Михалыч, не обидевшись, с интересом спросил. – Слышь, а штуковину свою покажи, ну, свою струну. Как она там у вас зовется? Нитку, что ли? Которая из вас вылезает. – Он никак не мог сформулировать, придумать обозначение.  

– Да хорош…, понял уже. Ты, мужик, как в контактном зоопарке, вот, на, любуйся. – Из Зелока вышло пару струн, дотянулись до Михалыча, застыли в паре сантиметров от него, чтобы тот смог подробно рассмотреть.  

– Идеальное оружие ближнего боя. – Профессионально заметил Михалыч в ответ, добавил. – Интересная структура, это что, хитин? – Он осторожно дотронулся пальцем до опасной, заточенной, как острая бритва, поверхности. – Так понимаю, они могут принимать любые формы, прорезать внушительную броню…? – Спросил Михалыч. От него сквозило чисто профессиональным восхищением. Зелок утвердительно кивнул.  

– Что это вообще…? Как ты этим управляешь?  

Черный пожал плечами, было видно, что он об этом никогда не задумывался.  

– Не знаю, наверное, как ты управляешь рукой. Знаешь, вообще-то, это не хитин, мы устроены по-разному. Я состою из тонкой материи. Мое тело скорее, как энергия, ну там, кварки, атомы, электроны, кванты, ну ты понял… Из того же устроена и твоя душа, правда, помещена в мясной мешок, чтобы мог выживать в своем мире. И не спрашивай меня, почему так, я сразу отвечу, что не знаю.... – Зелок замолчал.  

– О, я вижу у вас тут интим! – Удивленно воскликнула Аня, вернувшаяся с подносом бутербродов в одной руке и с чашкой кофе в другой. Зелок быстро спрятал струны.  

– Да нет, просто интересно, второй раз вижу такую штуку. Вот представился случай рассмотреть поближе. – Михалыч указал рукой на демона, оправдался за неловкий момент.  

– Да ладно. – Смутилась Аня, поставила поднос и кружку на стол перед ним.  

Михалыч не стал долго ждать и принялся за еду.  

– Совершенно не понимаю, как вы заталкиваете в себя эту дрянь. –Многозначительно заметил Зелок. Смотрел как Михалыч ест бутерброды, добавил. – Столько заморочек. Пить, есть, дышать, ходить в туалет, по-маленькому, большому…, очень все сложно. Мрёте сразу, если что не так. Потом с обнуленной памятью ваши души навечно тут у нас загорают, в чем смысл? – Задался он вопросом.  

– Вот и мы всегда спрашиваем, в чем же все-таки смысл? – Подтвердила Аня.  

– А в тебе какой смысл…? – Бросил Михалыч, махнул рукой в сторону Зелока, запил из кружки кофе.  

– Как какой смысл? – Удивленно переспросил демон, потом сам же ответил. – Вас мучать! – Михалыч в ответ кхекнул, качнул головой, ухмыльнулся. Зелок продолжил, не обращая на него внимания. – Хотя у меня есть настоящий смысл моего существования, не знаю, как у вас!  

– Интересно, это какой-же? – С интересом спросила Аня, она уселась за стол, подперла рукой голову. Но Зелок не успел ответить, хотя было непонятно собирался ли.  

Из-за дома к ним подошли две грязные фигуры, они были чумазыми, покрыты грязью с головы до пят. Грязь уже успела подсохнуть, паутинкой растрескалась на одеждах.  

– Привет! – Радостно поприветствовала их Аня, Зелок вяло махнул рукой.  

– Наконец-то… – Сказал Михалыч, он обернулся, сидел в пол оборота к гостям из грязи.  

Вернувшийся Павел со спутником взошли на террасу, остановились напротив Ани, Михалыча и Зелока.  

– Через час выходим… – Вместо приветствия бросил Паша, после того как чуть отдышался. Потом добавил, кивнув на спутника. – Это Сергей, мой старый знакомый.  

– Очень приятно. – Отозвалась Аня, улыбнулась, добавила. – Меня Аней звать, остальные промолчали.  

– А этот что тут делает? – Подал голос незнакомец Сергей, не обращая внимание на приветливую девушку. Он указал рукой на демона. Тот нарочито не маскировался, так и остался сидеть черным.  

– Он с нами. – Коротко ответил Михалыч.  

– Вы хоть знаете, что это. – Продолжал Сергей.  

– Демон! – Бросил Зелок, замолчал, отвернулся. Сергей смутился, не ожидал такого.  

– Забыл тебе рассказать, прости…. – Вмешался Паша, потом добавил, понизив голос. – Он уже не совсем демон. Здорово нам помог, то, что ты здесь, и его заслуга.  

– Понятно. – Ответил Сергей. – Ясно, прощения хочет, хотя я думаю напрасно… Такие, как он, его никогда не заслужат. Надеюсь, он не передумает быть добрым. – Заключил он, потом добавил. – Ну да ладно, идем в дом. Переодеться, помыться нужно, потом обдумаем, что делать дальше. – Он двинулся к двери, Паша последовал за ним.  

– Эй, а ну-ка стоять! – возмутилась Аня. Те застыли на месте недоумевая.  

– Куда грязь в дом тащите, раздевайтесь тут. – Приказала она. Парни поняли, беспрекословно поснимали одежду, оставшись в одних трусах, направились в дом.  

Остальные остались на теплом воздухе, молчали, каждый погрузился в свои мысли.  

Через пол часа вся компания собралась на террасе, для этого пришлось вытащить кресла из дома.  

– К чему тут обсуждать, пойду один. Сам заварил кашу, сам и расхлёбывать буду! Хватит с вас путешествий, мне все равно умирать, чего еще вас тащить. – Сказал Михалыч, он был сосредоточен, по его внешнему виду было видно, что он все обдумал и так решил.  

– А вы изменились. – Заметил Павел, замолчал.  

– Не получится… – В свою очередь выразил свое мнение Зелок, продолжил. – Поздно принимать такие решения, тут все покойники. Включая меня. Все благодаря Солу. – Он запнулся, поправился. – «Линзе». Ваал теперь знает каждого из нас персонально. Будет вечно идти за нами по следу, без устали. Без перерывов на отдых. Не давая нам покоя, пока не заполучит, то, чего так жаждет – ваши души, вы слишком ценная добыча. Он не появился тут сам только потому, что уверен, что мы притопаем к нему по собственному желанию, тепленькими. Где гарантия, – он обратился к Михалычу, – что ты попадёшь сразу в его пенаты, берлогу? Даже, если линза укажет тебе путь? Ваал умеет запутать свой след, скорее всего, ты окажешься в одном из его жутких и смертельных промежуточных миров, в котором шансов выжить святому или ангелу ноль, не говоря уже о простом человеке как ты. – Он замолчал.  

– Так что же нам тогда делать? – Растерянно спросила Аня, ее расстроил и напугал монолог Зелока.  

– Будем все делать, как и раньше, пойдем все вместе! Просто нам нужно придумать план как перехитрить Ваала. – Вмешался Паша, он допивал свой кофе.  

– Это вряд ли получится. – Заметил Зелок.  

– Ну давайте тогда сейчас прямо тут утопимся! – С сарказмом предложила Аня, понимая, что они зашли в тупик. Сергей на это улыбнулся, он молчал, сидел в сторонке, ему нравилась эта синеглазая девушка.  

– Ну, кое-что можно придумать, если уж на то пошло. – Загадочно выдал Зелок.  

– Что ты имеешь в ввиду? – Спросил Паша.  

– Он может! – Зелок кивнул на Сергея.  

– В смысле? – Отозвался тот.  

– В том смысле, что ты можешь замкнуть линзу на себя, – продолжил Зелок.  

– Это как? – Поинтересовался Сергей, предполагая недоброе.  

– Ты, что еще не понял? – Спросил Зелок, уставился своими огненными глазами на него, продолжил. –Ты Сережа, душа!  

– Это что значит? – Спросила Аня, она растерялась, смотрела по очереди то на Сергея, то на Зелока.  

– Это означает, что он больше не сможет жить в вашем мире. Проще говоря, он умер. И только Паша смог вытащить его из того места, которое он заслужил. А из этого следует теперь вопрос, кто такой Паша? – Зелок лукаво подмигнул Павлу, тот поменялся в лице.  

– И кто же он? – Спросил Михалыч.  

– Пусть сам скажет, если захочет, конечно. Это не мое дело. – Ответил Зелок. – Отвернулся, глянул на море. Паша открыл рот, чтобы объясниться, но его перебил Сергей.  

– Это сейчас не важно. Говори, как замкнуть линзу. – Обратился он к Черному. Демон повернулся лицом к компании, объяснил.  

– Все просто, тебе нужно активировать линзу! Проще говоря, нажать на все кристаллы. Дождаться, пока начнется реакция и принести себя в жертву…. – Зелок замолчал, с интересом ждал как он отреагирует.  

– И что тогда будет дальше? – Не выдержал паузы Михалыч.  

– Линза поглотит Сергея, произойдет вспышка. В том мире, где восседает Ваал, это равноценно ядерному взрыву. Все вокруг сметет, включая Ваала и меня. Вам же, мешкам из костей и мяса, ничего не будет, вас защитит естество, так как воздействие будет только на тонкую материю. Думаю, с помощью Павла вы сможете потом оттуда выбраться. – Закончил Зелок.  

– Ладно, идет… – Согласился Сергей, он был шокирован новостью.  

– Что ладно? – Спросил Михалыч, добавил. – Не нужно никаких жертв, сам заварил кашу, сам и буду расхлебывать.  

– Евгений Михайлович, эту кашу мы уже вместе с вами давно варим, так что нам уже не отвертеться. Ваша смерть ничего не даст, поэтому нужно идти вместе. – В свою очередь добавил Павел.  

Зелок ухмыльнулся, глянул на поникшего Сергея, обратился к нему.  

– Ты зря так расстроился. То, что ты теперь не можешь попасть в их мир, – он кивнул в сторону сидящих рядом людей, – не означает, что тебя нет. Ну или проще говоря, что ты умер, это не так. В твоем случае есть большая разница с душами умерших. У них нет выбора, каждый находится в своем футляре. А ты волен выбирать, так что номинально ты свободен, живее всех живых! Хотя мне кажется, ты свободен потому, что это кому-то нужно. И этот кто-то очень могущественный. – Зелок с намеком указал пальцем вверх.  

– В том-то все и дело, что кому-то нужно. Сам себе не принадлежу, надоело, честно говоря. – Ответил Сергей.  

– Ладно, есть еще один способ. – Объявил Зелок.  

– Какой? – Оживился Михалыч.  

– Ваал сразу заметит Аню. – Начал черный. – Скорее всего, в его чертогах она будет светиться как дальнобойный прожектор. Аня будет являться для него угрозой. Пока он не догадывается о таком сюрпризе, но потом постарается ее нейтрализовать первой. Не знаю как. Скорее всего, ложью. Это его метод, но, если не получится, тогда силой. – Он сделал паузу, продолжил. – Во время разговора с Ваалом, Ане нужно подойти к нему вплотную и практически мгновенно активировать Сол, «Линзу». – Поправился он. – Тогда «Сол» поглотит Ваала. Будет очень трудно не выдать себя, мы имеем дело с коварной и изворотливой сущностью. Если он что-то заподозрит, то уничтожит Аню в миг. Даже без расчета поживиться ее душой. Поэтому за последствия я не отвечаю. – Заявил Зелок. – Эта вещь работает с полярностью, ну в смысле линза. – Закончил Зелок, замолчал.  

– Ниче не понял. – Объявил Михалыч.  

– Чего тут не понятного. – Ответила Аня. – Я подойду к Ваалу, нажму на все кристаллики. Линза засосет демона в себя, вот и все. – Объяснила она. Ей нравился новый план, в котором погибает только мерзкий противный демон. Паша вздохнул, покачал головой.  

– Не все так просто, скорее всего к Ваалу подобраться будет совсем не просто, где гарантия что все сработает так, как говорит Зелок?  

– Я понимаю, что будет очень трудно, но я постараюсь. – Пообещала Анна в ответ, – тем более, что другого выхода нет... – Пана вздохнул, спокойно произнес.  

– Ладно, собираемся… Через час выходим. – Паша встал из-за стола. – Ты можешь с нами не идти. – Обратился к Сергею.  

– Как так? – Удивился тот, добавил. – Я в деле! Тем более, мне ваша синеглазая принцесса очень нравится, куда же я без нее, теперь охранять буду.  

Михалыч ревниво глянул на него, ничего не сказал. У Зелока вспыхнули глаза, с них слетела огненная дымка, но быстро взял себя в руки.  

– Да ладно, зыркаете, пошутил я. – Рассмеялся Сергей.  

– Так, готовы? – Спросил Павел. Окинул всех взглядом, остановился на Ане.  

– Ань, ну зачем тебе рюкзак? Я же сказал, что идем на легке… Давай, сбрасывай его здесь, потом заберешь.  

Они стояли напротив мирно покачивающегося портала. Веял легкий ветерок, так что особо жарко не было. В синем небе безмятежно проплывали белые облака, время от времени отбрасывая на путников тень.  

– А что он кому-то мешает? – Дерзко парировала Анна.  

– Так, давай дочка, делай как он говорит. – Вступился за Пашу Михалыч. Ему не терпелось действовать, сказывалось напряжение ожидания.  

– Капец… – Возмутилась Аня, стянула лямки, бросила рюкзак на песок. – Надеюсь, что там не будет холодно. А то в прошлый раз нежданчик вышел с зимой и рыцарями. – Уколола она старика, тот промолчал, не стал ввязываться с девушкой в словесную дуэль. Тем более, он и сейчас был одет в кожаные сапоги и стальные латы.  

– Там не будет холодно, родная, там будет смертельно! – В свою очередь съязвил Зелок.  

– Я догадываюсь… – Ответила ему Аня, посмотрела на него, чтобы что-нибудь добавить, но ничего обидного ей на ум не приходило, поэтому она промолчала.  

– Ладно, прекращайте, беритесь за руки. – Приказал Паша. Достал линзу, немного помедлил, сосредоточился, вдохнул, нажал на красный кристалл. Тот вспыхнул огнем, алая дымка устремилась в портал, окрасив его в кровавый цвет.  

– Вот, держи. – Паша осторожно передал линзу Ане.  

– Все, идем. – Сообщил он, первым погрузился в портал.  

– Лифт в ад! – Изрек Сергей, он замыкал процессию, держал за руку Михалыча, тот, в свою очередь, держал Зелока, а Зелок Аню, а она как раз исчезла за Пашей.  

Часть шестая. Андрей  

– Это что еще, блин, за прикол…? – Возмутилась Аня.  

Они стояли возле обоймы мусорных баков, принадлежавших крупному сетевому магазину «Магнит». С темного неба моросил холодный колкий дождь, оставляя лужи в ложбинках неровного потрескавшегося асфальта. В лужах глянцем отсвечивались горящие холодным светом фонари наружного освещения. Слабыми, но весьма ощутимыми порывами срывался неприятный, колкий ветерок. На дворе царила ночь.  

Вдали отголоском короткого эха завыла сирена, через секунду ее звук стал тише, потом и вовсе пропал, потерявшись в каменных джунглях города. Портал испарился сразу же, как только пропустил путников через себя. Оставив их одних в незнакомом мире.  

– М-да… – Прокомментировал Михалыч. – Похоже, мы не совсем в чертогах Ваала. Вообще не понятно где…. – Он покачал головой, полез в карман, достал пачку сигарет, закурил.  

– Такие места я знаю. Доводилось побывать. Здесь все выглядит нам привычно, как в обычном городе. Дома, машины, люди, все…. Но уверен, что нас ждет сюрприз и очень неприятный. – Добавил Сергей, он глянул на Михалыча. – Советую вам избавиться от доспехов, вы привлекаете ненужное внимание. Не дай бог, вас заметит в таком виде полиция. И да, накиньте кто-нибудь что-то на девочку. Она одета не по погоде. – Паша снял с себя джинсовку, оставшись в темной футболке, отдал ее Зелоку. Тот молча натянул ее на себя. Аня присела, чтобы закатать рукава, оказавшиеся слишком длинными ребенку. Издали можно было принять компанию за близких родственников с молодой мамашей, заботящейся о своей дочке. Михалыч докурил, снял латы, подошел к мусорным бакам, громко уронил металл на дно одного из них.  

– Что будем делать дальше? – Спросил он у Паши, возвратившись.  

– Хороший вопрос, а то я начинаю промокать и замерзать. – Согласилась с Михалычем Аня.  

– Дай сюда линзу. – Сказал Паша в ответ, протянул к Ане руку. – Она замешкалась, вспомнила, что именно у нее предмет. Полезла в карман, достала оттуда золотой брусок, молча отдала его Павлу. Тот взял его поудобней, нажал на красный кристалл, на этот раз ничего не произошло, красная дымка, просто как туман рассеивалась, едва срываясь с кристалла.  

– Понятно, портала нет! – Заключил Михалыч. Очередная жопа… – Добавил он, сплюнул.  

– Ну раз так, тогда нужно обустраиваться. – Заявил Зелок. Все уставились на демона. Он продолжил. – Какой подвал предпочтете? – Спросил черный. – Ну или можно жить под мостом, в картонных коробках, как вам будет удобней? – Зелок улыбнулся. Остальные молчали, никому не нравилась перспектива бомжевать в незнакомом городе. Тем временем Зелок продолжал глумиться. – Ну на крайняк, ребят в грузчики можно устроить, тебя Аня в посудомойки. На первое время прокатит. А там, глядишь, война или чума, или кровавая революция! Землетрясение, астероид, короче, все одно помирать, а дальше, по крайней мере, мальчики уже знают, что их ждет. – Закончил он.  

– Паша, сними с него куртку. – Сказал Михалыч.  

– Да ладно, шучу я. – Заявил демон, потом добавил. – Но насчет войны, астероида и чумы я говорил вполне серьезно. Сережа не ошибся, когда сказал о неприятном сюрпризе. Но пока нам об этом думать рано, апокалипсис еще не наступил, нужно где-то перекантоваться и постараться остаться в живых, чтобы добраться к этому гребаному Ваалу.  

– У тебя есть предложения? – С надежной спросила Аня.  

– Конечно да. – Ответил Зелок, его глаза хитро блеснули.  

– Я здесь уже бывал. – Объявил он. – Как уже и говорил, это очередная ловушка Ваала.  

– То, что вы видите вокруг, скоро погибнет в пожаре ядерной войны, мы как раз накануне. Тут все погибнут особо жестоко, здесь люди и так несчастны, живут друг с другом как волки. В сплошных проблемах, а им еще и это, но скажу вам они сами заслужили. Ибо ад творят собственными руками! – Зелок ухмыльнулся. – Затем скорбные руины пожнет жнец. – Продолжил он. – А спустя некоторое время все возродится вновь! Снова погибнут грешники, и так целую вечность, пока до них не дойдет, что виноваты в их бедах они сами. Тогда события пойдут совсем в другом ключе! На наше счастье, здесь есть одно место, которое останется целым. Есть одна хитрая квартирка с парнем Андреем. В этой квартирке его прячет Ваал, нам срочно нужно туда, чтобы успеть до ядерного удара.  

– Что еще за Андрей? – Спросил Михалыч, он горько вздохнул.  

– Да я Ане уже рассказывал эту историю, не хочу пересказывать вновь. Если интересно, спроси у нее, она тебе расскажет. А так вкратце, то он лох, которого развел Ваал, теперь демон тянет из него все соки. Вообще я удивлен, как он все еще живой. – Ответил Зелок, потом добавил. – Ладно поехали, тут не далеко, на другой конец города. – Махнул рукой, двинулся вдоль площади, увлекая за собой.  

Михалыч пристроился к Ане.  

– Слышь, а что за история? – Спросил он. – Мне, конечно, оно не нужно, своих историй теперь полный ушат, но как-то так, просто интересно. – Он слегка запыхался, поспевая за Аней, впереди молча шли Паша с Сергеем.  

– Да там все грустно. – Ответила Аня. – Этот урод Ваал промышлял у нас, ну в смысле на Земле, обманывал людей и тащил их к себе. Высасывал их души, это для него, как наркота…. – Она на ходу перевела дух, продолжила. – Он посылал нашего черныша. – Аня указала рукой на Зелока, – к нам через постоянный портал, скверну, чтобы тот провоцировал жертв довериться Ваалу. Фишка в том, что демон может овладеть душой жертвы только с согласия последней. В тот раз Зелок заразил супругу этого Андрея какой-то хренью. Ее сразу увезли в больницу, а парень кинулся как-то решать проблему. С помощью подстав он пообщался с Ваалом и оказался здесь, вот и вся история. – Закончила Аня.  

– Этот Ваал мерзкий негодяй. – Сокрушился Михалыч.  

– Не спорю… – Согласилась Аня. – Но таких уродов и среди нас полно, чего удивляться. – Высказалась она в сердцах.  

– А жена? – Спросил Михалыч.  

– Какая жена? – Переспросила Аня, она запыхалась, не поняла, о чем речь.  

– Ну этого Андрея, что с ней стало? – Не унимался старик.  

– Не знаю, спроси у нашего малыша, он наверное знает. – Явно хотела закончить разговор и перевести дух, Михалыч это понял.  

– Ладно, на кой оно мне сдалось. – Категорично заявил он.  

– Вот и я говорю. – Согласилась с ним Анна.  

Они дошли до пустой автобусной остановки, спрятались от дождя под жестяной крышей, кроме них на темной пустынной улице никого не было. Михалыч и Сергей закурили.  

– Скоро ночник придёт, дежурный автобус. Ждать минут пять осталось. – Пообещал Зелок. – На нем ехать где-то целый час, потом еще минут двадцать пешком. – Добавил он. Все промолчали, все было понятно.  

Аня не могла дождаться, когда же приедет автобус. Она промокла и замерзла, вспоминала о пуховике, который оставила в рюкзаке.  

Наконец прибыл автобус, ослепил фарами, разбрызгав колесами близлежащие лужи. Он был грязный, обшарпанный и старый. С ужасно скрипящими тормозами, кроме водителя в полутемном, освещенным тускло-жёлтыми лампочками салоне, сидели еще три пассажира. Толстая, замотанная в пуховый платок, старуха и молодая парочка, расположившаяся на заднем сидении. Лица у пассажиров были несчастные, напряженные, серые. Пассажиры с безразличием взирали на вновь прибывшую компанию.  

В дороге автобус постоянно раскачивало, мелко трясло, он то и дело подпрыгивал на ужасной, неровной дороге. Аня зря надеялась согреться, в салоне было холодно, гулял неприятный холодный сквозняк. Несколько форточек в окнах не доставало, их банально разбили. Сидения были изрезаны и ободраны. Когда автобус останавливался, начинало смердеть застарелой мочой. Несколько раз их обгоняли автомобили, спешащие по своим ночным делам, с завыванием сирены пронеслась скорая.  

– Зачем им тут скорая? – Удивился Михалыч.  

– Как зачем? – Удивленно спросил Зелок, потом ответил. – Это же ад! Конечно, чтобы дать надежду, и тут же ее отнять. Как вам такое? Увезла скорая вашего родственника, вы надеетесь, что все будет хорошо, но только не здесь! Через некоторое время вам позвонят и сообщат, что ваш любимый родной мертв. – Автобус тряхнуло, Зелок замолчал.  

– Пожалуйста, не надо продолжать. – Взмолилась Анна.  

– Ну как скажете…. – Зелок пожал плечами, потом добавил. – Тут все так, куда не кинь. Так что, Михалыч, ты с рыцарями и драконами еще не плохо устроился! – Он подмигнул Михалычу.  

– Да уж…. – В ответ хмыкнул старикан, его передернуло от воспоминаний.  

– Все, встаем, на следующей остановке выходим. – Объявил Зелок, народ беспрекословно послушался. Ребята засобирались, преждевременно столпились у выхода. Тем временем автобус заехал в частный сектор, за окном мимо пробегали частные домики с заборами, тусклым светом в окнах, было понятно, что их хозяева экономят на электроэнергии, еле сводя концы с концами. Автобус сбавил ход, подскочил на колдобине, заскрипел тормозами. Остановился в темном пустынном месте, открыл двери.  

– Эй, куда собрались? Деньги кто будет платить? – Заявил водитель, худощавый поджарый небритый мужик с серыми глазами.  

Зелок невинно посмотрел на Аню, потом выдал.  

– Мамочка, я кажется потеряла сумку….  

У Ани в ответ округлились глаза. Она не поняла о какой сумке идет речь. На помощь пришёл Михалыч.  

– Дочка, я сумку Танечке на остановке отдал подержать, видно внуча оставила ее там.  

Водитель вздохнул, понимая, что пролетает мимо оплаты. Но молчал, всем своим видом показывая, что это не его проблема. Михалыч развернулся к водиле, протянул ему серебренный портсигар.  

– На, браток, возьми, это серебро, очень дорогая вещь, стоит как сто твоих проездов из того места, где ты когда-то был. – Заявил Михалыч. – Его последние слова ошарашили мужика, он протянул руку, несмело взял портсигар. С сомнением его повертел, оценивая.  

– Ладно, выходите. – Заявил он после некоторой паузы, положил приобретенную вещь на приборную панель, отвернулся.  

– Ты чего не предупредил что платить надо? – Фыркнула Аня Зелоку, оправдывая свою нерасторопность.  

– Ну ты и тормоз…! – В ответ заявил демон.  

– Да чего вы начинаете. – Прервал их Сергей. – В крайнем случае, вышли бы в нагляк, делов-то.  

– Ага, и в местной полиции конца света дождались бы. – Парировал его слова Михалыч. – Ладно, веди нас к своему Андрею. – Обратился Паша к Зелоку, не вмешиваясь в перепалку, все замолчали.  

– Почему мой Андрей? – Черный удивился в ответ. – Он Ваала, у меня ничего нет, хотя нет, теперь есть. – Заключил он.  

– Что у тебя есть? – Спросила у него Аня, помня о их договоре на бумаге.  

– Не твое дело. – Грубо оборвал ее демон. – Идемте, тут в общем не далеко. – Продолжил он.  

– Э…, вечер добрый, закурить не найдется? – В едва освещенном проулке им преградили путь четверо парней.  

– Че…? Так курить хочется? – Дерзко с ходу ответил Зелок. Чужаки опешили от того, что им ответил ребенок, растерялись, но быстро пришли в себя.  

– Слышь, малую свою угомони. – Обратился их старший к Сергею. Видимо он принял его за отца, продолжил. – Куда идете, может провести? – Он ехидно ухмыльнулся, смерил всех взглядом, оценивая шансы.  

– Браток, идем куда Бог велит… – Вмешался в неприятный разговор Михалыч.  

– Батя, ты че так отвечаешь, ты че, провоцируешь? – Неприятные типы подошли ближе, стали полукругом, из темноты к ним присоединился пятый, высокий тяжеловес.  

– Есть че…? – Снова спросил старший, как бы не обращаясь ни к кому, остальные молчали. Сергей потихоньку сблизился с тяжеловесом, назревала серьезная потасовка.  

– В смысле, есть че? Поясни? – Ответил Сергей.  

– В смысле, денег займите домой доехать. – Ответил старший.  

– Нет денег. – Отрезал Сергей, давая понять, что разговор закончен.  

– Слышь, ты подумай насчет бабок, чтобы если что, проблем не было. По-человечески прошу. – Не унимался тот.  

– Слушай, братан, ты чего нагнетаешь? Давай по нормальному разойдемся, как в море корабли. Нам не нужны проблемы. – Ответил Сергей.  

– Слышь…, мамка у тебя зачет, дашь порулить? – Вклинился в разговор еще один чужак, стоявший позади вожака. Остальные засмеялись его шутке насчет Ани. Та инстинктивно отступила на пару шагов назад.  

– Стоять, – приказал ей Зелок, он превратился в демона и в темноте был почти невидим. Его глаза адски пылали, с них тонкими струйками слетала огненная дымка. Он вышел чуть вперед, почти вплотную к враждебным типам. Его вид совсем не шокировал чужаков, наоборот, они сплотились плотней, их лица исказила гримаса ненависти. В руках появились ножи, но они медлили, пока держали себя в руках. Сергей с Михалычем и Пашей приготовились к бою.  

Зелок взял Аню за руку, крепко сдавил, подошел ближе к чужакам, но так, чтобы Аня осталась сзади, смотря сквозь них, обратился к кому-то прячущемуся в темноте за их спинами.  

– Ты что тут промышляешь? – Спросил он, добавил. – Думаешь, по-легкому будет все? Свежатины хочешь? Ну, давай попробуй. – Из спины Зелока, выросла струна, метнулась к Ане больно уколов ее в правое бедро, та в ответ вскрикнула, ярко засветилась, осветила всю округу. Высветив стоявшего в метрах трех от них еще одного черного демона, по-видимому, он управлял злодеями. Тот закрылся от света рукой, отошел ещё на пару шагов. Тем временем Зелок злобно продолжал. – Ну, давай, попробуй рискни, я с помощью нее целый квартал разнесу. Разорву тебя, демон, в клочья. – Пообещал он. – Ну так как, тебе подходит такой расклад? – Спросил Зелок, чувствуя за собой весомый перевес.  

– Все, мы уходим… – Зашипел второй демон в ответ. Чужаки молча отступили, спрятали оружие, сгрудились, развернулись, засеменили в противоположную сторону. Быстро удалились, исчезнув в подворотне. Зелок убрал струну, Аня перестала светиться, погрузив вновь все во мрак.  

– Фу-х, пронесло. – Облегченно вздохнул Михалыч. – Я уж думал будет бой.  

– Не было бы никакого боя. В рабство вас просто бы взяли, как этого Андрея, к которому мы идем. Нас провоцировали, оценивая наши силы, если бы перевес был на их стороне, то нам было бы несдобровать. – Объяснил черный, потом обратился к Ане. – Прости, дорогая, что уколол, но по-другому было нельзя. – Аня в ответ промолчала, просто махнула рукой, мол чего уж там, надо так надо.  

– Идем. – Позвал за собой Зелок. – Нужно быстрей добраться до места, мы не застрахованы от таких повторных встреч. – Все молча устремились за демоном.  

Идти пришлось не долго, минут пять. Они стояли и топтались под дождем на месте возле невзрачного деревянного забора с ржавыми воротами. На калитке был вывешен едва светящийся звонок. За воротами прятался небольшой домик, приветливо манящий домашним светом из окна.  

– Все, пришли, это здесь. – Почти шёпотом сообщил Зелок, добавил. – Чтобы войти туда, – он показал рукой в сторону дома, – нужно чтобы Андрей пригласил нас, в противном случае нам барьер не пробить. – Объяснил он.  

– Так давайте позвоним, он выйдет, мы ему чего-нибудь наплетем, расскажем ему всю правду. – Предложил Михалыч.  

– Скорее всего, не проканает. – Ответил Паша.  

– Вот, вот. – Согласился Зелок. Скорее всего, пошлет нас подальше. – Для него все реально, он думает, что его жизнь естественна и идет своим чередом. Он не догадывается, что застрял в одном моменте. Тут нужно действовать очень тонко, чтобы добиться успеха. И еще, у нас осталось очень мало времени до конца света. Нужно торопиться! Для этого я приму облик его любимой супруги Татьяны. Точно также, как каждый раз проделывает с ним Ваал. Мы зайдем в дом, а там дальше, как карта ляжет. Будем действовать, по обстоятельствам. – Зелок замолчал, потом добавил. – Но есть одно но, у меня не хватит сил на столь сложное перевоплощение. Мне нужно на мгновение подключиться к кому-то из вас, желательно к нашей девчуле. – Он подмигнул Ане. Та в ответ отошла на шаг.  

– Лучше, зарежьте меня, повадился. Нет, пожалуйста, второй раз я не переживу! – Взмолилась она.  

– Давай меня… – Предложил себя Михалыч.  

– Вот сразу знал, что ты меня недолюбливаешь. – С сарказмом прокомментировал Анин отказ Зелок. – Знаю, что будет невкусно, но только ради вас… – Продолжил он. – Иди, дорогуша, к папочке. – Он позвал Михалыча к себе. – Тот вздохнул, подобрался поближе.  

– Блин, он еще и курильщик… Вот как с ними работать? – Наигранно сокрушился черный, из него вышла струна, молнией впилась старику в грудь. Тот ахнул, закатил глаза, начал оседать на землю. Сергей с Пашей подхватили его на руки. Через секунду Зелок убрал струну, молча отошел в темноту, растворился в ней. Михалыч пришёл в себя, непонимающе озирался по сторонам, пытаясь обрести твердость, часто моргал.  

– Это…, как умереть, наверное, ничего хуже в жизни не испытывал. – Изрек он, содрогнулся, полез в карман, достал пачку сигарет, вытащил из нее сигарету, взял ее, зажал между пальцами, потянул в рот. Но на полпути остановился, озадаченно посмотрел на сигарету, внезапно сломал ее пальцами, с отвращением бросил наземь.  

– Вот сука! – Сокрушился он.  

– Ну все, свое ты уже откурил, не благодари! – Донеслось из темноты, на свет вышла стройная красивая блондинка в светлом плаще, в кожаных сапогах на высоком каблуке, она была выше Ани.  

– Я и не просил, между прочим, мне нравилось курить. – В ответ заявил Михалыч.  

– А аденома тебе тоже нравилась…? – Парировала блондинка.  

– Нет, а ты что, ты это…? – Михалыч растерялся.  

– Да, я это, теперь там у тебя все, как у молодого жеребца. – Ответил Зелок.  

– Вот за это спасибище – вот это подарок…! – Поблагодарил Михалыч от души.  

– Ладно, задрал своими потрохами. – Сообщил Зелок, давая понять, что дальнейший разговор, пустая трата драгоценного времени. – Меня зовут Таня, ты Аня, моя новая подруга, Сергей твой муж, Евгений Михайлович отец, Паша сотрудник, все вы с моей работы. Поняли? Это важно… – Закончил он, подошел к звонку, нажал на кнопку.  

Сначала ничего не произошло, но через некоторое время в доме открылась дверь, из нее вышел высокий, худощавый человек, не спеша подошёл к калитке.  

– Кто там? – Спросил он в пол голоса.  

– Андрюш, открывай, дорогой. – Отозвался Зелок.  

– Таня…? Что ты тут делаешь? – Удивлённо спросил Андрей, зашелестел стальными засовами, лязгая, торопился убрать их. Наконец это ему удалось, он открыл стальную дверь калитку, щурясь в темноте, пытался рассмотреть все поближе. Зелок кинулся ему на шею, расцеловал.  

– Так соскучилась! – Признался демон Андрею.  

– Тань, я тоже! – Ответил тот в ответ, потом озабоченно спросил. – Чего ты так рано? Ты же говорила, что командировка на пять дней у тебя? Я думал, ты приедешь только послезавтра….  

– Андрюша, да там все нормально, просто, к счастью, получилось быстрей, прости, что не перезвонила. Просто все так неожиданно случилось. – Она еще раз поцеловала его в губы, он ответил на поцелуй.  

Аню от этой сцены чуть не вывернуло наружу, еле сдержалась. Было жутко жалко парня, зная, кто сейчас является в роли его жены, раздает страстные поцелуи.  

Тем временем Зелок закончил с нежностями, отстранился от Андрея, представил своих спутников.  

– Познакомься, Андрюш, это Аня, моя подруга, работает в нашем филиале, ее муж Сергей и ее отец Евгений Михайлович, их сотрудник Павел. – Зелок указал на всех рукой. Народ в ответ коротко поздоровался с Андреем. Тот кивком головы поприветствовал их. Повисла неловкая пауза.  

– Да что мы на улице-то, давайте в дом. – Спохватился он, тайком взглянув на Аню.  

– Андрюш, они проездом у нас, завтра в девять вечера у них самолет. – Сообщил на ходу Зелок.  

В доме все было прилично, три комнаты, простая мебель, пару диванов, кровать. Кухня была довольно просторная с большим квадратным столом и холодильником, было тепло. Андрей засуетился, бросился в гардероб, доставать гостевые тапочки.  

– Андрюш, да ты не суетись так, не волнуйся, сейчас разберемся, подойди сюда милый. – Позвал его Зелок. Андрей все же снабдил всех тапочками, проводил гостей внутрь дома, предложил располагаться.  

– Тань, там на кухне в холодильнике есть еда, я недавно затарился продуктами. – Сообщил он, потом спросил. – Танюш, что ты хотела? – Подошел к Зелоку, поцеловал его в щеку. В ответ Зелок мягко коснулся своей красивой белокожей женской рукой с красным маникюром лба Андрея.  

– Отдохни дорогой. – Сказал Зелок. Тот в ответ застыл, остолбенел, его взгляд сделался стеклянным. Андрей впал в транс, только сейчас все заметили какой он был измождённый.  

– Что? – Спросил Зелок. Отреагировал на недоумевающие взгляды его товарищей. – Что, по-вашему, мне делать? Дальше целоваться с ним? – Он развел руками. До остальных наконец дошло, они расслабились. Теперь не обращая внимания ни на кого, прошли в дом, почувствовали себя хозяевами. Аня помыла руки, полезла в холодильник достала продукты, колдовала с ужином. Паша с Сергеем остались с ней, уселись за стол, а Михалыч расположился на диване, включил телевизор.  

– Иди в комнату, отдохни в кресле. – Приказал Зелок Андрею, тот беспрекословно подчинился, как механическая кукла, потопал в гостиную, сел в кресло рядом с Михалычем, уставился в одну точку. Михалыч инстинктивно подтянул к себе ноги, как бы стесняясь.  

– Да ладно, что стесняешься, чувствуй себя как дома. – Обратился к нему Зелок, видя, что старику стало как-то не удобно.  

– Хорошая у него жена! – В ответ отозвался тот, глядя на демона.  

– Да, красавица, как наша Анька, только другого типажа. – Ответил Зелок, покрутился перед Михалычем, выставил задницу в черной обтягивающей юбке, чтобы тот оценил. Потом спросил у старика. – А кто больше нравится, Анька или эта? – Он указал на себя. Михалыч завис на пару секунд, решая.  

– Ну так сразу и не скажешь, обе хороши, ну, пожалуй, Аня покрасивей будет, потемпераментней что ли. – Констатировал он.  

– Согласен с тобой, пойду на кухню. – Сообщил Зелок, обрывая разговор.  

– Что будем делать с Андреем? – Озадаченно спросил Зелок после того, как они поели. Сидели вокруг стола, пили чай.  

– Что вообще будем делать? Портала-то нет. – Вопросом на вопрос ответил Михалыч.  

– Думаю, что его нужно будить, в смысле привести в чувство. Рассказать в какой он оказался ситуации. Но чуть позже, чтобы он нам не мешал. – Заявил Паша, не обращая внимание на реплику Михалыча.  

– И что потом? – Спросила Аня, ее личико раскраснелось от горячего чая.  

– С собой возьмём. Другого выхода у него все равно не будет. – Ответил Павел.  

– Ладно, идемте спать, завтра его разбудим, там видно будет. – Объявил Паша, после не долгой паузы поднялся из-за стола.  

– Кто где спать будет? – Спросил Сергей, потом добавил. – Можно я с Аней? – Анна открыла уже рот, чтобы съязвить, но ее опередил Михалыч.  

– Ты спишь на улице в окопе, под дождем, иначе не выспишься. – Аня прыснула со смеха.  

– Очень смешно. – Наигранно обиделся Сергей.  

– Вы с Михалычем спите в гостиной на диване, я на кушетке в маленькой комнате, Аня в спальне, все, это не обсуждается. – Всех определил Паша.  

– Ничего себе, не обсуждается, я боевой генерал ФСБ буду спать с каким-то незнакомым мужиком на одном диване? – Искренне возмутился Михалыч.  

– Слушай, по-моему, тебе до этого было все равно где спать и с кем, главное, чтобы спать и твоему коллеге Сереже тоже было аналогично, чего возмущаешься? – Спросил его Зелок.  

– Ну в общем-то да, какая разница, ладно как-нибудь устроимся. – Ответил миролюбиво Михалыч, приняв справедливые доводы черного, потом добавил. – Ну хоть Андрея с гостиной убери. Что он там, как истукан, всю ночь просидит, как спать-то?  

– Да это не проблема, мы его на кухню определим, я с ним ночь посижу, вас за одно поохраняю. Только кресло сюда для моего любимого перенесите. – Попросил он.  

Аня долго не могла уснуть в чужой постели в чужом доме. А главное, что Михалыч с Сергеем громко и бесстыдно храпели на перегонки. Иногда казалось, что они соревнуются друг с другом, кто кого перехрапит. Она уже было хотела пойти на кухню и пожаловаться на них Зелоку. Но услышала, как Паша со вздохами побрел в туалет, видно ему тоже по определенным причинам не спалось. На обратном пути разбудил храпунов, застращал их, пригрозив Зелоком. После коротких матерных препираний он был послан подальше. Но все же после этого на какое-то время в доме установилась благословенная тишина.  

Аня резко проснулась, будто бы ее кто-то толкнул в бок, за окном маячил рассвет. Сначала не могла понять, где находится, через секунду все встало на свои места, она вздохнула, осознавая свое, в целом, бедственное положение. На нее накатила депрессия. Но к счастью, тотальное отчаяние быстро схлынуло, улетучилось, осталось только сильное желание попасть в туалет. Она встала с кровати, быстро заправила ее, натянула брюки и свитер, собралась по-тихому прошмыгнуть в уборную.  

На кухне народ почти шёпотом о чем-то спорил, предмет разговора расслышать не получилось, не привлекая внимания прошмыгнула мимо них.  

После того, как она умылась и привела себя в порядок, Аня присоединилась к остальным. Там ее ждал незатейливый завтрак из яичницы, гренок и приготовленный Михалычем ароматный кофе. Но несмотря на простоту, все было очень вкусно.  

Зелок предстал в образе маленькой девочки, заявил, что у него закончилась энергия для поддержания образа Татьяны.  

Ане сообщили, что после того, как она поест, Зелок разбудит Андрея. Тот сидел, как истукан, в кресле, расположенном в углу кухни, чтобы не мешал. Зелок клянчил к кому-то подсоединиться для заправки энергией. Но его заподозрили в жульничестве. Мужчины оживленно дискутировали на предмет того, что он вполне может разбудить Андрея за свой счет. Демон активно сопротивлялся.  

Ей надоело слушать препирания, она встала из-за стола, молча убрала посуду, развернулась лицом к народу.  

– Давай, я готова…. – Заявила она Зелоку, прерывая их громкую и бесполезную дискуссию. Тот в ответ осекся, как-то поник, кинул на нее пару виноватых взглядов, все уставились на черного. Михалыч в ожидании развязки постукивал пальцами по столу.  

– Да ладно, не нужно, сам разберусь… – Наконец ответил демон после секундной паузы.  

– А я же говорил! – Съязвил Михалыч.  

– Что ты говорил? – Парировал черный, не давая старику спуска. – Вот удивляюсь, какие вы всё-таки тупые! За что вас Бог любит..., не пойму. Вы подумали, куда мы идем дальше? Там каждая крапинка энергии может повлиять на то останемся мы в живых, или как этот, – он кивнул в сторону Андрея, – загорать будем. Но я-то знаю, что мне пострашнее достанется. – Он замолчал, все притихли.  

– Да, Михалыч, по-моему, он прав. – Заметил Паша. Сергей, не обращая внимания на трагичность момента, подмигнул Ане, та сделала вид что не замечает.  

– Ну, ты это…, не учел я! – Оправдался Михалыч. Зелок махнул рукой, прерывая его.  

– В общем, план такой. Я сейчас бужу его, на эту процедуру можете не смотреть, противненько будет. Но затем, что будет дальше, это ваша забота. Нужно будет поддержать его, еще нужен чай, доброта и забота, уяснили? – Объяснил Зелок и вышел из комнаты.  

Естественно, покидать кухню никто не собирался, всем было интересно как он приведет в чувство заколдованного Андрея.  

– Вижу все остались? – Спросил Зелок, вернувшийся в образе Татьяны. Народ промолчал, расступился, давая ему пройти к Андрею. – Ну начнем…. – Сказал он. Подошел к парню.  

– Встань! – Приказал черный. Андрей подчинился. Зелок вывел его на середину кухни, Паша и Михалыч предварительно очистили пространство от мебели. Демон коснулся женской рукой лба Андрея.  

– Очнись. – Приказал он. Андрей дернулся, его выражение лица изменилось, во взгляде возник интеллект. Он обернулся, его лицо выражало скрытое удивление и недоумение.  

– Вы тапочки взяли…? – Спросил он растерянно. Недоумевая, как все оказались на кухне, в то время как были в прихожей, он продолжил. – Сейчас поужинаем, а потом…. – Андрей замолчал, повернул голову в сторону окна, там было уже светло. Он вопросительно посмотрел на Зелока, не понимая почему за окном утро, ведь для него сейчас должен был быть вечер.  

– Послушай Андрюш, – начал Зелок, предваряя его вопрос. – Мне нужно тебе кое-что рассказать, иди сюда милый, позволь мне прикоснуться к тебе. – Ласково попросил демон. Тот недоуменно посмотрел на окружающих, явно не понимая, что происходит, но все же подошел к Зелоку, обнял его.  

– Конечно родная, я так соскучился по тебе. – Сказал он, собирался добавить еще что-то, но не успел. Татьяна в его объятиях резко потеряла очертания, превратилась в темное облако, в котором блеснула молния, облако окутало собой опешившего Андрея. Он коротко вскрикнул, упал па пол, черное облако отвердело, приобрело вид глянцевого пластика, на вид напоминающего огромную личинку черного цвета.  

Остальные немного отступили, были шокированы происходящим. Тем временем кокон покрылся белой пенящейся жидкостью, жижа вскипала, с шипением испарялась, словно на перегретой сковородке, какое-то время оставалось все так, как есть, кухню заполонил зловонный запах серы.  

Затем по чёрной глянцевой поверхности пошли трещины, внезапно, с лёгким треском кокон распался на мелкие кусочки – скорлупки, обнажив то, что скрывалось под кожурой.  

Присутствующие увидели Андрея, полностью опутанного струнами, выходящими из Зелока. Нити повсеместно вонзались в его тело, уходили глубоко внутрь несчастного. Парня колотило в конвульсии, он бился головой о пол, из его рта выступала пена. Рядом с ним лежал небольшой черный демон Зелок. Дымился коричнево-красной дымкой, казалось, что он испаряется, таял, как сухой лед, его тоже слегка колотило. Сергей отвернулся, молча вышел в комнату. Через секунду вернулся с подушкой и простыней. Вытер слюну Андрея, подложил подушку под голову, в ответ тот застонал, затих, словно заснул.  

– Где я…? – Спросил Андрей, не понимающе озираясь. Попытался встать, но сил у него не хватило. Через секунду попробовал снова, на этот раз ему удалось сесть.  

– Как где…? – Спросил его Михалыч. – Там, где и нужно быть тому, кто связался с демонами, конечно же в аду. – С сарказмом ответил он. Аня злобно посмотрела в его сторону.  

– Что ты последнее помнишь? – Спросил Паша, обращаясь к парню.  

– Не знаю. – Андрей задумался. – Помню ночь, демона…. Как моя Татьяна? – Неожиданно спросил он, оживился, видимо вспомнил про свою подругу.  

– Мы не знаем. – Ответила ласково Аня. – Мы сами только вчера пришли сюда в поисках убежища, обо всем знает он. – Она показала рукой на лежащего в путах своих же струн демона, струны вышли из Андрея да так и лежали вокруг, черный был без сознания. Андрей увидел демоническое существо рядом с собой, отпрянул, отскочил, на его лице отразились ужас и омерзение.  

– Он тебя спас. – Продолжила Аня.  

– Как? – Автоматически, бездумно спросил он.  

– Когда слегла твоя любимая, ты бросился ее спасать, невзирая ни на что. В итоге ты заключил договор с демоном по имени Ваал. До этого момента, пока он тебя не освободил. – Она кивнула на бесчувственного демона. – Ты являлся рабом Ваала, он пил энергию из твоей души, как коктейль через соломинку. Чтобы ты не сопротивлялся, ввел тебя в транс. Самое смешное, что он изначально все подстроил так, чтобы тебя обмануть и кинуть. – Аня замолчала, потом добавила. – Мы все оказались здесь в глубоком аду из-за него. Хотя нет, я по своей глупости и жадности. – Призналась она.  

– Ну, я в общем тоже. – Перебил ее Михалыч.  

– Мальчики, помогите Андрею подняться. – Попросила Анна Пашу с Сергеем, те беспрекословно подчинились. Помогли ему сесть за стол. Аня налила чай, как советовал Зелок. Тем временем Михалыч нежно собрал в пучок тонкие нити струны, чтобы не запутались, поднял Зелока на руки.  

– Такой легкий. – Заметил он. Понес черного на диван.  

– И что дальше? Как отсюда выбраться? – Спросил Андрей озабоченно. Сделал глоток из кружки.  

– Пока не знаем. – Ответил ему Паша. – Скоро тут произойдет страшное, мы надеемся пережить это здесь, у тебя. Думаем, что в доме будет безопасно.  

– Почему? – Спросил Андрей.  

– Потому что… – Паша не договорил. За окном взвыли серены. Все бросились к окну.  

Из комнаты донесся громкий голос диктора из телевизора. Его включил находящийся там Михалыч.  

– Граждане, враг, не объявляя войны, нанес по нашей стране ракетно-ядерный удар! Пожалуйста, соблюдайте спокойствие! Внимание, немедленно возьмите с собой документы и вещи первой необходимости, покиньте помещение, в котором вы находитесь, организованно проследуйте в бомбоубежище, расположенное по месту вашего проживания. И снова – Граждане, враг, не объявляя войны, нанес по нашей стране ракетно-ядерный удар!  

– Началось… – Выдохнул Михалыч.  

– Смотрите! – Крикнула остальным Аня, она указывала рукой на небо.  

В вышине, расчерчивая яркими кометами небосвод, мчались сияющие метеоры. Они неслись к земле с сумасшедшей скоростью, светились все ярче и ярче, затмевая собой утреннее солнце. Их было несметное множество. Зрелище одновременно пугало и завораживало.  

– Отойдите от окон, тупицы …! – Громко предупредил Зелок, он стоял в проеме двери, держался рукой за косяк.  

Аня подчинилась, отпрянула в глубь комнаты, на расспросы не было времени. Сергей задернул шторы.  

– Держитесь! – Крикнул Зелок.  

Первый удар оказался грандиозно ошеломительным, именно так можно было охарактеризовать то, что творилось вокруг. Земля сотряслась от внезапного толчка. Аня не устояла на ногах, упала на пол. Не смогла обрести равновесие, перевернуться, чтобы хотя бы стать на четвереньки. Ее то и дело подбрасывало, больно ударяло о пол, от непрерывных толчков земля ходила ходуном. Сергей ухватился за дверной проем, держался как мог, Паша с Андреем тоже были на полу, подпрыгивали как случайно просыпанный горох. Великий гул заглушил все вокруг, от его низкой вибрации внутри трепетали органы, сигнализируя болью о своем критическом состоянии. За окном разыгралась огненная радиоактивная буря, сметая и сжигая все, до чего могла дотянуться. Только маленький домик, защищенный неведомым щитом, умудрялся выстоять посреди океана бушующего радиоактивного огня.  

Ядерные ракеты падали с неба примерно еще с пол часа. Когда Аня уже было решила, что больше не выдержит, все внезапно прекратилось. За окном опустилась непроницаемая ночь. Водрузилась звенящая тишина, пол перестал толкаться и колыхаться, застыл на месте.  

– Все живы? – Спросил Михалыч из темноты.  

– Подождите, я кажется на кухне видел спички. – Ответил Паша. Он на ощупь побрел на кухню. – Ой, черт! – Что-то загромыхало… Павел на что-то напоролся, скорее всего на лежащий перевернутый стул.  

Все собрались возле мерцающего огонька маленькой свечки, которую нашли в одной из шухляде на кухне. Как смогли. убрались, поставив стол на место, собрали крупные предметы с пола. Зелок шутливо предложил осветить дом Аней, вспоминая ее странную способность, но народ не оценил шутку.  

– И что дальше? – Задумчиво спросил Михалыч, когда все уселись.  

– Ну у тебя, между прочим, есть выбор. – Ответил демон, он окончательно пришел в себя. – Ты можешь выйти на улицу, там сейчас очень благоприятное время. Моментально станешь снова рыцарем, будешь в свое удовольствие вечно сражаться за Святомира, Светодара или как его там. – Зелок ехидно хихикнул, Аня улыбнулась его язвительному высказыванию в сторону Михалыча.  

– Радомира! – Автоматически поправил черного Михалыч, потом до него дошло. – Что…? Да пошел ты! Я что мальчик? Шутить со мной вздумал. – Сокрушался он на Зелока.  

– Что тут творится? – Тихо спросил Андрей, не обращая на них внимания.  

– Это мы у тебя хотели спросить, ты здесь старожил. – Ответила ему Аня.  

– Нет, я ничего не знаю, – он осекся, – не помню.  

– Понятно. – Вмешался в их разговор Сергей, добавил. – Ужас, вот это ад так ад, никому не пожелаешь.  

– Себя пожалей… – Съязвил Зелок. – У тебя что лучше?  

– А у тебя? – Спросил у черного Михалыч.  

– Слушай, Паш, давно у тебя хотела спросить. – Обратилась к нему Анна, обрывая всех. – Кто ты такой? Ну в смысле вообще…? Вот сколько тебя знаю, все больше убеждаюсь, что ты фрукт еще тот. Ведь те драгоценности, которыми ты меня втянул в эту задницу, они точно из верхнего мира, из рая! Туда так просто не попасть? Вот кто ты на самом деле? Под чью дудку пляшешь? – Прямо спросила Анна, смотрела Паше в глаза. Все замолкли, уставились на Павла в немом вопросе, соглашаясь с Аней. Повисла пауза. Паша улыбнулся, тянул время.  

– Ну…, ни под какую дудку я не пляшу, просто сам по себе. – Начал он. – С чего это ты взяла? – Спросил обиженно Павел.  

– По-моему, его спрашивать бесполезно. – Вмешался Михалыч. – Давайте лучше спросим у нашего темного друга в бегах. – На последнем Слове он сделал акцент, чтобы в отместку зацепить Зелока.  

– О, а я тут причем? – Удивился темный.  

– Давай колись, мы все помним. – Надавила на него Аня.  

– Мне что жить надоело, болтать обо всем направо и налево. – Заявил демон, осекся, замолчал, понял, что сболтнул лишнего, попал в просак.  

– М-да… – Подытожил Михалыч, продолжил. – Вот мне тоже интересно, кто ты такой Паша? – Спросил он, добавил. – Если посмотреть трезво, то явно с тобой что-то не так. Вернее, с нами, с людьми, связавшимися с тобой. В итоге все оказываются в печальной заднице…. – Он замолчал, потом продолжил. – Откуда мне знать, что ты не какой-нибудь демон, к примеру? А может ты и есть сам Ваал…?  

– Заодно с этим? – Он указал рукой на Зелока. Все напряглись, ведь в самом деле на Павла можно было подумать все, что угодно. Факты отлично выстраивались в логическую цепочку в пользу любой теории на счет него. Повисла томительная, неприятная пауза.  

– Вы чего, совсем того? Ваала сюда приплели. – По-настоящему возмутился Зелок, его глаза запылали, как яркие угольки. – Ты старый, говори, да не заговаривайся, ты же генерал, твою мать, встречался с ним. Он что похож на Пашу? Способен на хорошие поступки? Думай своей оловянной башкой! Кто искал этого Пашу по всему вашему гребанному СНГ? Или это он искал тебя? Кто тебя надоумил пригрести себе Сол? Паша? Жадность тебя привела сюда в эту задницу. Как и эту принцессу… – Он махнул в сторону Ани, та притихла. – Кто тут еще демон, нужно разобраться. А ты чего сидишь головой киваешь? – Он задел Сергея. – Горе следователь, твою мать. Кто, Паша виноват, что ты в портал по дурости сиганул. Выручал тебя, жизнью рискуя, большего идиота на свете еще не видел, семью просрал. – Зелок замолчал. – Сергей опешил, не понимал, за что так получил, было очень неприятно.  

– Смотрите, кто судить нас взялся, сам-то ты кто? Бога предал! – Вклинился на повышенных Михалыч.  

– Замолчите…! – Оборвал их Павел. – Никакой я не демон, с чего вы это взяли? Я давно хотел вам рассказать кто я, но это всем нам может навредить.  

– Да к черту, давай колись. – Сказал Сергей.  

– Ну, как хотите. – Ответил Павел, но не успел ничего сказать.  

Все вокруг жёстко затряслось, за окном послышался надсадный свист, народ снова попадал на пол. Трясло нещадно, снаружи громогласно выл ураган. Казалось, еще секунду и утлый домишко сдует как щепку.  

– Поздравляю, прибыл жнец! – Сквозь грохот вокруг прокричал Зелок.  

– Что это такое или кто это? – Спросила Аня.  

– Жнец пожирает миры, вернее то, что от них осталось. Он чистильщик, огромная черная штука на небе засасывает в себя мир. – Ответил Зелок.  

– Я такую штуку уже видел! – Объявил Сергей. – Тогда еле ноги унес, он реально как пылесос тащит все в себя. Я смотался оттуда, благодаря порталу. – Кстати, Паша, проверь, случайно не появился портал?  

Павел, стоя на четвереньках достал линзу, активировал ее. Признаков портала пока не было. Вой за окном усилился.  

– Приближается! – Прокомментировал Зелок.  

Огромная черная тень накрыла дом.  

За окном посветлело, видимо всю пыль и сажу, попавшую в атмосферу в результате термоядерных взрывов, жнец втянул в себя. На кухне стало светло.  

– Хочу посмотреть. – Заявила Анна, кое-как поднялась на ноги, доковыляла до окна, удивленно воскликнула. – Ух ты черт, какой огромный!  

Высоко в небе парил колоссальных размеров черный прямоугольник. Он закрывал собой половину небосвода. К странному явлению в небе, которое не подчинялось никакой физической логике, отовсюду тянулось множество черных вихревых нитей с земли. Жнец всасывал в себя, поглощал оставшиеся руины от покорёженного ядерной войной мира. Превращал землю в плоскую поверхность, готовил площадку для рождения нового мира.  

– Он скоро все высосет, все до полного вакуума. Давай, проверяй, где портал. – Зелок обратился к Паше.  

– Да проверял, ничего нет. – Ответил тот. Тряска, прекратилась, свист за окном затих, стало как-то страшно тихо. Аня отошла от окна.  

– Получается, что снаружи ничего нет? – Спросила она.  

– Ты пока есть! – Ответил Зелок. – Не волнуйся дорогуша, здесь все безопасно. Спроси у этого парня, он не один раз это переживал. Правда Андрюша? – Продолжал язвить демон.  

– Слушай, ты можешь хоть когда-то закрыть рот. – Осадил его Сергей, он зажег зажигалку, прикурил сигарету. Все были на взводе, интуитивно чувствовали опасность.  

– Все…, есть! – Радостно воскликнул Паша. Он держал в руках линзу, с кристалла красной дымчатой нитью исходил сигнал, указывал за входную дверь. Все встрепенулись, забыли про сиюминутные склоки.  

– Быстро собирайтесь! – Крикнул Михалыч, побежал в прихожую натягивать сапоги.  

– Спокойно! Успокоились, без суеты. Но поторапливаясь собираемся, на все про все пять минут, не тупим! – Объявил Паша.  

Аня бросилась в спальню за своими вещами, в груди сдавило. «Только бы успеть! Нужно быстрей, чтобы портал не закрылся! » – Думала она.  

– Так, план все помним? Передаю линзу Ане. Аня, ты не забыла, что нужно делать? – Спросил ее Паша.  

– Нет не забыла, все сделаю как нужно. – Пообещала она.  

– Что ты мнёшься как девица? Давай сюда, держись за меня. – Зелок привел в чувство Андрея.  

Тот словно опомнился, осторожно подошел к демону.  

– Ты прости меня за Татьяну, если что, просто я не по своей воле. – Зелок тихо извинился, чтобы другие не слышали.  

– За что? – Переспросил Андрей, не понимая.  

– Ясно, проехали… – Черный махнул рукой, мол, не заморачивайся.  

Все выстроились в прихожей, первый, как всегда, был Павел, вторым поставили Андрея, он сильно нервничал. Зелок ехидничал, напоминал ему, что он сам хотел посмотреть, как тут, на том свете. Успешно был заткнут Анной. За Андреем шла Аня, ей вручили линзу, затем Зелок, он постоянно дергал Аню за руку. Дальше шел Михалыч, в свою очередь одергивал несносного черного, замыкал процессию Сергей.  

За дверями было тихо, только изредка пробегала по полу мелкая вибрация. Жнец удалился, орудовал уже очень далеко.  

– Скорее всего, за дверью вакуум. – Объявил Павел. – Поэтому у нас на переход к порталу где-то пять секунд. Пожалуйста, не мешкаем, но делаем все плавно. – Продолжил Павел. Остальные молчали, сосредоточились.  

– Все, беремся за руки держитесь, я открываю. – Он открыл дверь, но ничего не произошло, все осталось как было.  

– Нормально! – Выразил удивление за всех Михалыч. На улице было тепло, дышалось легко и комфортно.  

Портал завис напротив двери во дворе, на расстоянии примерно в десяти шагах от них.  

– Отлично, мы под щитом, дальше вакуум. – Воскликнул Паша. – Посмотрите, за его кромкой изморось, там ужасный холод и вакуум. Идем, нет времени разбираться, портал может исчезнуть в любой момент. – Он потащил всех к порталу, через секунду в нем исчез, за ним ушел Андрей, он зажмурился, так и вошел, затем, не сказав ни слова, в портал вошла Аня.  

– Ваал, сука, я иду!! – Воскликнул Зелок, пропал в портале.  

– Ну и придурок…. – С этими словами исчез и Михалыч, Сергей замыкал.  

– Понеслась. – Произнес он.  

Дом остался пустым и разочарованным, потерял смысл своего существования, но все еще оставался теплым и жилым. Скоро в нем все изменится, запустение и забвение станут его вечными постояльцами. А может и нет, может сюда когда-то вновь забредут усталые путники. Найдут в нем кров и убежище, спасаясь от неведомых опасностей. За периметром надежной защиты, установленной мерзким лжецом, мародером и преступным демоном Ваалом.  

Внезапно все содрогнулось, встрепенулось. Пришло в движение. Будто бы мир решил пробудиться от сна. С уханьем и воплями наполнился атмосферой. Сильными толчками, как грибы из-под земли, полезли дома. Они вырастали, словно ростки, крепли, приобретая очертания, земля заковывалась в неровный потрескавшийся асфальт. Через время на небосводе появилось солнце, его затянули тучи. Они плаксиво пролились дождем. Мир замер, словно сцена огромного театра. Был готов к новому акту трагедии. К новой драме, ожидая главных актеров, которые сыграют свой спектакль с несчастливым концом.  

Часть седьмая  

– Вот это да! – Воскликнула Аня, она вертела головой по сторонам, изумляясь величественному пейзажу, простиравшемуся вокруг.  

Остальные были не менее ошеломлены увиденным.  

Они шли по дороге, которая расположилась в небольшой долине, окруженной горными пиками, уходящими высоко в небо. Мощёная крупными булыжниками дорога простиралась вдоль выступающих торосов огромных скальных кряжей, опасно нависающих над головами путников, уходила далеко ввысь. В том безмолвном мире, где они оказались в этот раз, не было растительности. Только голые серые камни и скалы, на небосводе отсутствовало солнце. Вместо него в вышине расположился огромный ромбообразный объект. Он светился зеленым свечением, освещая все вокруг зеленым светом. Гигантский ромб медленно, почти незаметно вращался вокруг своей оси, испускал из себя четыре черных луча.  

Зрелище в вышине было величественное и в той же мере страшное. Завораживающее своей злобной и чуждой красотой. Грандиозный объект, закрывающий собой треть небосвода, был сплошь покрыт темными письменами, рунами, тайными знаками, пиктограммами.  

– Это что такое? – Спросила Аня у Зелока, показала рукой на странный, причудливый объект в небе.  

– Это великий Эстох осквернитель! – Ответил тот на ходу.  

– Что? Что за Эстох…, хрень какая-то в небе, вот знаете что? Тошнит меня уже от всего этого, ей богу! – Подключился к разговору Михалыч, он запыхался, дышал тяжело, ели поспевая за молодыми.  

– Ни что…, а сам Эстох! Темный строитель миров, вершитель судеб ада. Он простирается сквозь миры! Когда-то высший ангел, перешедший на сторону сатаны. – Объяснил Зелок.  

– А что за черная хрень из него выходит? – Спросил Сергей, с опаской глядя на грандиозные темные лучи, испускаемые странным ромбом.  

– Пряди скверны, или длань осквернения. – Гордо отвечал черный, добавил. – То, на что падет его длань, оскверняется, становится нечистым. Впадает в ярость, аки зверь, и число того зверя три шестерки.  

– Ты хочешь сказать, что есть четыре темных зоны. Они опускаются на местность по мере вращения осквернителя? Как я понимаю, для нас темная зона смертельна? Это своеобразный щит от всего светлого, своего рода граница или страховка. – Размышлял Павел вслух. – Нужно поторопиться и очень. – Предупредил он, все замолчали. Расстроились перспективой впасть в злобное безумие с тремя шестерками, вечно служить сатане, быть рабами.  

– Боже, когда уже кончится эта треклятая дорога…? – Пожаловалась Аня вслух.  

Они уже четыре часа брели по мощеной дороге, идущей через скучный зеленый пейзаж, который оставался неизменным, таким, как прежде, однообразным. Казалось, что вокруг ничего не меняется, что они просто топчутся на месте.  

– Что это там впереди? – Неожиданно спросил Сергей, он указывал рукой куда-то вперед.  

– Что? – Переспросил Михалыч, щурился, пытаясь рассмотреть, что тот увидел впереди.  

– Точно, что-то есть! – Подтвердила Аня.  

– Спокойно. – Предупредил Паша. – Идем медленно, осторожно, близко не подходим. Аня, хочу напомнить тебе, что случилось тогда, с титаном. – Обратился он к Анне, та в ответ кивнула головой, соглашаясь. Не хотела еще раз оказаться в нехорошей истории.  

– Зелок, что это может быть? – Спросил Павел у демона.  

– А я почем знаю. – Ответил тот, добавил. – Тут вообще все, что угодно, может быть. По-моему, странный вопрос. – Он замолчал.  

– Так ты тут раньше не был, что ли? – Спросил у демона Михалыч.  

– Нет, конечно, сюда меня Ваал не разу не приглашал. – Ответил Зелок, потом остановился и изрек. – Все, приехали! – Остальные тоже прекратили движение с беспокойством оглядывались, поняли, о чем говорил демон.  

Вокруг резко потемнело, словно опустились сумерки.  

– Нам хана, поздравляю, мы не успели! – Заключил демон, потом добавил. – Прошу прощения у того, кого я случайно убью в безумной ярости, скоро на нас падет прядь скверны. – Объявил он.  

– Что делать будем? – Тревожно спросила Аня.  

– Ничего не будем. – Ответил Паша, сохраняя спокойствие, глядя на нее – Анна начинала светиться. Его уверенность передалась другим.  

По мере того, как вокруг темнело, Анин свет становился ярче.  

– Быстро все ближе к Ане, живо! – Приказал Паша. Никого уговаривать не пришлось, все моментально сгрудились вокруг удивленной девушки.  

– Так, мы никуда не идем, остаемся тут, под защитой света. – Сообщил Павел.  

Вокруг совсем потемнело, с внешнего периметра светового купола, донеслись шкворчащие звуки, будто совсем рядом на сковородах жарились сто тысяч яичниц.  

– Что это? – Испуганно спросил Михалыч, его лицо побледнело, он явно нервничал. Озирался вокруг, старался разглядеть источник странного звука.  

– Что, что? Разве не слышишь, яйца с салом жарят! Сейчас дожарят угощать будут… – Съязвил Зелок, он смотрелся абсолютно черным пятном в Анином свете, с него слетала темная дымка, казалось, что он немного испаряется.  

– Да пошел ты! Нормально ответить не можешь. – Обиделся Михалыч.  

– Скверна бушует там. Искажает реальность! Безумный Ангел раньше создавал ее. Теперь его безумие смешивает эту реальность, перемалывая в фарш. Там, – демон указал рукой в сторону, – страдает и стонет физика…! Понятно объяснил? – Спросил Зелок у присутствующих, потом добавил. – Ну вы не отчаивайтесь. У нас еще есть сто тысяч и один способ умереть поинтересней, раз здесь не получилось. – Он замолчал, сделал паузу, затем продолжил. – Чем дальше в ад, тем смертельнее становится бред сумасшедшего ангела.  

– А где тогда дьявол? – Тихо спросил у него Сергей.  

– Как где? – Удивился Зелок. – Там, где ему и положено, внизу конечно! – Он указал рукой вниз. – Страдает, Бога любит!  

– Это как же? Он вроде ж его ненавидит? – С сомнением спросил Михалыч.  

– Да, все так, верно, жутко ненавидит, но между тем и любит. Просто он рожден от любви Божьей. Сатана – бывший ангел, заметьте самый любимый был. – Он сделал акцент на последнем слове. У него нет выбора, в отличие от вас уродов, людей. Ангелы не могут выбирать, кого им любить или не любить, у них одна любовь – это создатель! От того и так тяжко предательство. Вот ты, Михалыч, ощутил, что у меня внутри? Красотке тоже досталось познать. – Он указал рукой на Аню. – Так и существуем, а как иначе с предавшими. – Заключил Зелок.  

– Да уж, жуть жуткая! – Михалыч поежился, вспоминая прикосновение демона. – Хорошо, хоть ты это понял. – Добавил он, но ему уже никто не ответил.  

Потому что мрак понемногу рассеялся, агрессивная тьма отступала. Вновь посветлело, почва, камни и скалы вокруг слегка дымились, как после термической обработки.  

– Спасибо, Аннушка, пережили с твоей помощью. – Поблагодарил ее Паша, Аня в ответ лишь кивнула головой, она почти перестала излучать свет. – Все, идем дальше, – добавил он.  

– Да ты не робей, братан! Как тебе такое приключение, а? – Зелок прицепился к оробевшему Андрею. Тот еще не мог прийти в себя, был бледен и напряжен.  

– Отстань от парня, нечисть! – Осадил черного Михалыч. – На-ка, Андрюш, водички выпей. – Он протянул бутылку воды Андрею.  

– А я смотрю тот хрен никуда не делся, так и стоит там. – Сергей указал рукой на одинокую фигуру вдали.  

– Так. Близко не подходим… – Предупредил Паша.  

Они стояли метрах в десяти от страшного вида призрака. Ближе подойти не решались. Тот неподвижно висел в воздухе в полуметре над дорогой. Призрак был обращен лицом к вновь прибывшим. Фигура, представляла из себя очень худого человека, закутанного с головы до пят в черный длинный плащ. Лицо сущности тонуло во мраке темного глубокого капюшона. Кисти рук скрывались в длинных расклешённых на концах, истрёпанных рукавах. Оборванные черные полы балахона-плаща призрака трепыхались внизу, словно на ветру.  

– Зелок, что это? – Почти шёпотом спросил с опаской Паша. Рассматривал потусторонние существо, тот висел в воздухе, никак не реагировал.  

Демон вышел вперед, молча подошел к сущности почти вплотную.  

– Опустись, несчастный раб! – Приказал он. Призрак повиновался, покорно спустился вниз. Задел полами своего черного плаща мощеную дорогу. Зелок протянул руку, стянул капюшон с его головы. Аня отпрянула, ее шокировала внешность призрака. Даже видавший виды Сергей немного стушевался, не говоря уже об остальных. Под капюшоном пряталась иссушенная, вся в морщинах и язвах голова. На неестественно белом лице черными дырами зияли пустые глазницы и нос.  

– Вот полюбуйтесь, Нулум! Пустой, по-вашему. – Объяснил Зелок, потом добавил. – Не бойтесь, призрак ничего вам не сделает! Можете его даже погладить, это простая пустышка. Несчастная душа, которую опустошили. Кстати, Андрюш, посмотри на него, вот это могло быть твое будущее, если бы мы тебя не спасли.  

– Спасибо. – Выдавил из себя тот. Андрей отошел на всякий случай на пару шагов назад.  

– Ребята, поздравляю, мы добрались, совсем скоро вам предстоит смертельная аудиенция с Ваалом. – Радостно сообщил Зелок, карикатурно поклонился.  

– Это как же? Получается, что мы уже пришли? Тут же ничего нет? – Спросил Михалыч, осмотрелся по сторонам, ища подвох.  

– Да все просто. – Ответил Зелок. – Веди…. – Приказал он призраку. Тот повиновался, поднялся выше, плавно двинулся по дороге, увлекая их за собой.  

– Какой проводник у нас появился, а то мы сами не знали, как топать по этой дурацкой дороге. – С сарказмом возмутилась Анна.  

– А понты сколотить? Еще никто не отменял. – Согласился с ее возмущением Михалыч. Остальные молчали. Паша по дороге выпил из бутылки, протянул Сергею, тот в ответ отрицательно покачал головой, достал сигарету, закурил. Андрей попросил у него еще одну, тоже закурил. Он наконец смирился с происходящим, приходил потихоньку в себя.  

Долго идти не пришлось. Примерно через полчаса бодрого шага дорога резко обрывалась обширным глубоким обрывом-пропастью. На ее дне в зеленой дымке возвышался огромный темный готический замок.  

– Вот это поворот! – Воскликнул Сергей, все резко остановились, ошеломленно смотрели вниз.  

– Вероятней всего, нам нужно спуститься вниз. – Внезапно озвучил свою мысль Павел, обращаясь ко всем. Прервал молчаливую паузу изумления.  

Нулум словно его услышал, дернулся, пришёл в движение. Подплыл к краю дороги, туда, где она оканчивалась обрывом.  

Рядом с ним чудесным образом, ниоткуда возникла черная ступенька. За ней на шаг ниже еще одна, потом еще ступенька, и так далее… Превращаясь в длинную лестницу, ведущую вниз.  

Первая черная площадка была с метр в длину и сантиметров пятьдесят в ширину, слегка покачивалась в воздухе. Приглашала путников спуститься вниз.  

– Не, я туда точно не пойду! – Решительно заявила Аня. Отрицательно покачала головой, с сомнением смотрела в сторону опасного спуска.  

– Ты че, с дуба упала? Ты же стюардесса. – Удивился ее реакции Зелок.  

– И что с того? Я высоты боюсь! – Призналась она.  

– Ну вообще… – Демон покачал головой, больше не проронив ни слова развернулся, направился к лестнице. Михалыч тоже демонстративно неодобрительно посмотрел на Аню, последовал за черным. Андрей вздохнул, подождал пока Михалыч спустится на пару ступеней вниз, двинулся за ним. За Андреем со вздохом спустился Паша, было видно, что он боится.  

– Давай, подруга, твоя очередь. – Сказал Сергей Анне, указал рукой в сторону лестницы.  

– Я тебе не подруга! – Зло ответила та, понимая, что осталась без поддержки.  

– Ну ладно, тогда «Ваша светлость, не соизволите ли вы спуститься вниз». – Он низко поклонился. Аня улыбнулась его дурачеству, расслабилась, Сергей добавил. – Хочешь понесу тебя, моя милая. Если тебе будет страшно, можешь зажмуриться и полностью довериться мне, я не подведу.  

– Спасибо, не надо. – Оборвала его Аня, направилась с опаской к лестнице, попробовала одной ногой ступеньку на прочность, затем осторожно стала не нее двумя ногами, потихоньку начала спуск.  

– Вниз не смотри! – крикнул ей вдогонку Сергей, та не ответила.  

Подождал пока она немного спустится, подкурил, затянулся, последовал за ней.  

– Чего тормозишь? Айда за нами. – Обратился он к неподвижно застывшему призраку, но тот не отреагировал, так и остался стоять на месте беззвучным стражем.  

– Ого, вот это масштабы! – Восхищался на ходу Михалыч, добавил. – Эх, сейчас бы для этой красоты еще бы и кохмы. Вообще супер было бы!  

Никто не отреагировал на его реплику.  

Остальные помрачнели, предпочли идти молча, предчувствуя развязку.  

Михалыч пожал плечами, понял, что сморозил ерунду. Тоже помрачнел, сказывалось длительное нервное напряжение.  

Они шли по огромному бесконечному коридору внутри замка, украшенному гобеленами с изображением «бытия сатаны». На гобеленах он был нарисован в образе блистательного ангела, творящего вокруг себя жизнь, дарующего всему живому любовь.  

Полы огромного коридора устилал ковер с оскверняющими изображениями Бога и его воинства. Они были изображены кровожадными жнецами. Путники, как могли, старались идти по краю, чтобы не наступать на поруганных святых, представленных в крайне невыгодном свете.  

Потолок строения терялся в вышине, с внутреннего купола которого взирало на путников изображение рогатого дьявола в окружении звёздной плеяды любимых демонов. Дьявол и компания были нарисованы сущими милыми душками.  

Через каждые десять метров по обеим сторонам коридора, беспристрастно взирая на путников, в воздухе висели призраки Нулумы с зелёными факелами в руках.  

Впереди процессии плавно двигался еще один призрак, приглашая людей идти за ним. Он сам, как факел, торжественно светился темно-зеленым светом, достаточно мощно освещая все вокруг.  

– Какая безвкусица… – Возмутился Паша, у него кончилось терпение.  

– Да уж, видали виды и похуже. Но такое это в первый раз, чего только стоит этот пошлый ковер! – В свою очередь высказался Сергей. – А ты чего скажешь? – Провокационно спросил Зелока, обращая на него внимание остальных.  

– А че я-то сразу? – Возмутился в ответ демон. – Мне вообще по барабану, пусть тут хоть желтой краской все выкрасит мне фиолетово. Я думаю, что потом будет, вот это главное! – Осадил он Сергея, тот понял, что попал впросак, замолчал, насупился.  

Наконец они добрались до преграждающей путь огромной двустворчатой двери, инкрустированной искусной золотой отделкой в идентичном стиле, что был в коридоре.  

– Ба, да тут драг метала, на тонны три! – Рассматривая дверь, удивился вслух Михалыч.  

– Можете помолчать. – Оборвал его Паша. Коротко обратился к остальным. – Все молчим, придерживаемся плана. Ясно, Аня…? – Его взгляд сконцентрировался на девушке. Приготовь линзу, пожалуйста, чтобы она у тебя была наготове! – Аня сосредоточено кивнула.  

Дверь внезапно бесшумно и легко распахнулась, приглашая путников внутрь. Они шагнули вперед, изумленно озираясь по сторонам. Оказались в огромном тронном зале. За их спинами плавно и прочно закрылись створки двери.  

Путники были поражены грандиозностью помещения. Оно было настолько огромным, что потолок не просматривался в вышине, утопал в зеленом светящимся тумане.  

Черной с ярко-желтой сверкающей золотой отделкой горой в глубине зала возвышался огромный трон. Исполином на троне восседал темный демон Ваал. Над его головой красно-огненным кольцом пылал нимб. Колосс сверкнул глазами, поднял левую руку, громогласно прогрохотал.  

– Приветствую вас, мои долгожданные гости, прошу вас, подойдите ближе.  

– Ничего себе? – Испуганно подал голос Андрей, глядя на Ваала.  

– Твой друг! – Ответил ему Зелок, он как-то съёжился, старался идти позади остальных.  

– Если честно, я представляла это себе немного по-другому. – Сказала Аня. По мере приближения к демону она вновь начала испускать свет. Свет от нее становился все ярче и ярче.  

– Он всегда такой огромный? – Спросил Паша у Зелока.  

– Вообще-то, его настоящий размер еще больше! По-настоящему он с огромную гору, с Эверест примерно. Когда-то был одним из высших Ангелов, а они всегда огромны. Хотя это как посмотреть, может это просто мы маленькие. – Ответил тот, закрываясь черной рукой от света, испускаемого Аней.  

Тем временем, Ваал снова громогласно пророкотал.  

– Простите меня великодушно за неудобство и несоответствия в размерах. – Его лживая вежливость настораживала.  

Ваал щёлкнул пальцами, это прозвучало как раскат грома, путники с удивлением заметили, что они очень быстро увеличиваются в размере. Мощеная плиткой дорога под их ногами превратилась просто в тропинку. Исполинский зал съежился, далекий трон с огромным демоном оказался в двадцати метрах от них. А сам Ваал предстал на черно-желтом троне в обычном размере высокого мужчины. Ждал, пока гости подойдут поближе. Над его головой пылал огненно-красный нимб.  

– Ого, ни хера себе, мы выросли! – Изумился Михалыч.  

– Ага, или он уменьшился. – Парировал его Сергей.  

– Чего удивляетесь? Тут все может быть. Лучше подумайте, как живыми остаться после такой встречи. – Встрял в их разговор Зелок. Он страдал от Аниного света, но насчет этого молчал.  

– Очень рад вас всех видеть перед собой! – Объявил Ваал вновь прибывшим путникам, когда те подошли поближе. Зелок трусливо спрятался за их спинами.  

Глаза демона горели огнем, с них слетала огненная дымка, свет от Ани доставляет ему неудобство.  

– Могу я вас попросить не ранить меня вашим чистым, лучезарным светом. Так не обоснованно! Ведь я не заслужил такого наказания. – С напускной вежливостью и учтивостью он обратился к Ане. Вежливость из его уст звучала оскорбительно. Все знали ради чего они здесь, кто виновник их путешествия. Все выглядело так, будто бы кошка играет со своей добычей перед тем, как ее окончательно съесть.  

– Пошли его подальше! – Из-за спины посоветовал ей Зелок.  

Но вместо этого она, словно на автомате, двинулась вперед. До боли зажав линзу в руке.  

Ваал быстро заметил такой неожиданный маневр. Немного отпрянул, вытянул руку вперед. С его пальцев сорвалась молния, ударила в девушку. Но яркая защита не пустила смертельный разряд внутрь к Анне. С громким электрическим треском ее осыпало снопом искр, отбросило назад. Аня, опомнившись, встала на ноги, окружающие были ошеломлены происходящим.  

Ваал молниеносно оценил обстановку, принял меры для своей защиты. Под взглядом пылающих глаз, девушка оторвалась от земли, зависла в воздухе, в плену его чар. От демона отделилась черная струя дыма, направилась в сторону Ани. Обволокла исходящий из нее свет, закрыв Аню от остальных. Под воздействием могучей тьмы, свет быстро потускнел.  

Справившись с угрозой, демон откинулся на троне, громогласно рассмеялся.  

– Это все, что вы придумали, тупицы? – Воскликнул он после того, как успокоился. – Я почему-то думал, что вы будете умней, но как оказалось нет. Вы хотели активировать Сол, чтобы меня взорвать? – Ваал вновь рассмеялся, вскинул в сторону бедной девушки руку, под воздействием темной силы та вытянулась в струну, было видно, что она страдает.  

– Знаешь, а ты опоздал, мой корыстный таракан. – Он обратился к Михалычу.  

– Да пошел ты! – Огрызнулся тот в ответ. – Отпусти ее. – Продолжил он.  

– Какой дерзкий! Помнишь, что я тебе обещал? – Ответил ему демон. – Я убью твоих близких. Они бедные, даже не узнают, что в их смерти виноват только ты. Твоя грязная натура, алчность и корысть. Ты не мог остановиться, все хапал и хапал, все было мало, видишь, к чему это тебя привело, ну что наелся? На колени тварь! – Приказал демон. Его глаза адски сверкнули. Михалыч, не в силах сопротивляться воли Ваала, опустился на колени. Его трясло, из глаз текли слезы. – Молодец. – Похвалил его демон. Теперь ползи, принеси мне Сол, тварь!  

Михалыч опустился на четвереньки, пополз в сторону Ани. Та выгнулась в дугу, ее кости захрустели, казалось, что вот-вот треснет позвоночник. Коротко вскрикнула, из рук выпала линза. Аня пыталась что-то сказать, но ее слова были неразборчивы, искажены адской болью.  

– Милый, а почему ты не дома? – Демон ехидно спросил Андрея голосом Татьяны. Потом добавил. – Ну что, понравилось тебе у нас, мой любопытный друг. Сколько удовольствия ты мне доставил, и я уверен, что еще доставишь. Только тебя нужно наказать, чтобы ты без спроса не покидал хлев, который тебе предназначен, моя овечка. Иди ко мне, милый, я тебя поласкаю. – У Ваала из-за спины вышла струна, удлинилась, приветливо помахала Андрею.  

Тот в ответ стушевался, от общения с демоном у него из носа пошла кровь, энергично вытирал ее руками, размазывая по лицу. Отрицательно качал головой, в ужасе отказываясь приближаться к демону.  

– Прекрати! – Сказал Сергей, он вышел вперед, закрыл собой остальных.  

Михалыч дополз до Ани, подобрал линзу, ползком направился к Ваалу.  

– Что? Кто это? Не подскажете? – Наигранно спросил Ваал, издеваясь. – А, это вечный неудачник, сливший себя и свою семью, ведь так? Да как ты смеешь открывать свой поганый грязный рот, раб и ничтожество! Ты, который никогда не жил своими мозгами, дрожащая тварь! Способная только на подчинение, неудивительно, что ты здесь, неудачник. Знаешь, тебя все используют. У тебя нет ума жить своими мозгами, это очень печально. Ну ничего, мы это исправим. Ты будешь отличным воином, моим цепным псом, верным демоном. Вот только это очень болезненно, но уверен, ты все стерпишь ради меня, ведь тебе не привыкать. – Демон замолчал, сделал паузу. У Сергея в руке появился нож. – Убей кучерявого для меня… Пожалуй, это будет началом нашего союза. – Ваал указал на Павла.  

Сергей сопротивлялся, его лицо исказила гримаса, пытался разжать пальцы, чтобы из его руки выпал нож.  

– Не сопротивляйся, пусть все идет как идет. – Издевался Ваал. Сергей развернулся в сторону Паши, занес нож, с рычанием пару раз попытался ударить им самого себя в шею. Но его рука не слушалась, покончить с собой у него не получилось. Паша в ужасе отпрянул назад, был напуган.  

Михалыч дополз до демона, вручил ему линзу. Тот небрежно взял артефакт из рук старика. Михалыч без чувств упал навзничь, из его ушей шла кровь.  

– Постой господин, не нужно убивать кучерявого. Это мой подарок тебе, знак того, что я, несмотря ни на что, предан своему господину. – Воспользовавшись кратковременной паузой из-за спин людей вынырнул Зелок. Ваал ослабил внимание, переключил его на мелкого демона, из рук Сергея выпал нож. От перенапряжения он повалился на землю, потерял сознание.  

– Вот это да! Кого я вижу! Зелок! Собственной персоной, мой неубиваемый раб! – Фальшиво удивился Ваал, продолжил. – Я даже не спрашиваю, как ты здесь оказался, буду безмерно рад тебя уничтожить, мерзкий предатель. На этот раз я хочу, чтобы тебя не стало. – Под его взглядом Зелок потерял свою форму, расползся, превратился в бесформенный черный туман. В темном облаке, что осталось вместо Зелока, сверкали молнии.  

– Погоди, выслушай меня. Я очень сожалею о том, что сделал, дай мне возможность договорить, потом делай, что хочешь, ты властен. – Донесся голос из темной субстанции. Ваал прекратил, мелкий демон вновь обрел форму. Упал на землю, но быстро пришел в себя, вскочил, поклонился в глубоком поклоне.  

– Прости меня, повелитель, за то, что однажды предал тебя. Я согласен дальше нести наказание, приму все, что ты посчитаешь нужным. Но хочу, чтобы ты знал, ты для меня все! Нет страшней наказания, кроме как потерять тебя. – Он замолчал, ожидая реакции патрона, поклонился еще ниже. Старший демон медлил, откинулся на троне, с интересом рассматривая Зелока, пытался понять, насколько тот лжив. Факты говорили о том, что Зелок действительно хочет выслужиться. Пресмыкается, чтобы загладить свою вину. Подарок, который он привел с собой, был колоссально щедрым и ценным, просто роскошным. Поэтому Ваал ничего не предпринимал. Размышлял, искал подвох. – Говори! – Приказал он после минутного раздумья.  

– Повелитель, мне представился шанс привести все эти души с собой. Хотя к тебе шёл только один, никчемный. – Он указал рукой на лежащего в собственной крови Михалыча, продолжил. – Остальных я затащил обманом. Пообещал легкую победу над тобой, сыграл на их тупой самоуверенности. Надеюсь, что эти драгоценные грозди изобилия…. – Он обвел рукой остальных. – Загладят мою вину. – Зелок прервался на секунду, но тут же продолжил, не давая опомниться своему господину. Тот в ответ внимательно слушал, пытаясь найти подвох в словах своего вассала. – Посмотри на эту сучку, – продолжал Зелок. Сверкнул глазами, указал на бедную Аню. – Девка полна энергии, с ней можно играть бесконечно! Можно ее подарить или обменять, за такой товар отдадут многое! – Подытожил мелкий. Ваал довольно хмыкнул. Зелок видел, что его господину нравится. – Не калечь ее, ослабь хватку, можно попортить товар. – Добавил он. Ваал согласился, Аня упала на землю, мигом скрутилась калачиком, всхлипывая от пережитой боли. Зелок, не обращая на нее внимания, продолжил. – Но главный приз не она! Вот, посмотри на это. – Он грубо взял Пашу за руку. Паша в ответ отдернул ее обратно, злобно посмотрел на демона. Но Зелок не обратил на это внимания. Держал крепко, не позволил Паше вырваться. Продолжал, обращаясь к Ваалу.  

– Знаю, ты не чувствуешь эту энергетику. Оно изворотливое, отлично маскируется, но это просто стихия! Скажу тебе, мой повелитель. Вот, что тут самое ценное! – Он вновь грубо дернул Пашу. – Но только сначала нужно обуздать это, заставить работать на нас, уверен, у нас получится! С его помощью, – он указал на Павла, – наши враги падут! – Зелок, замолчал. Ждал пока старший переварит сказанное.  

– Что-о? Что это? – Ваал удивился, дернул головой, словно пытаясь уловить запах. Почувствовать энергию, о которой говорил Зелок. Его красный нимб потускнел, он изо всех сил сканировал Павла. Искал подвох и не доверял.  

– Действительно, что-то чувствую, не могу понять, что? – Ваал наконец подал голос. – Говори уже, что это? – Теряя терпение, приказал Зелоку.  

– Повелитель, ты можешь ощутить это сам. – Мелкий дернул Пашу, потащил его за собой вперед. Павел был растерян, словно в трансе, не сопротивлялся.  

– Стой, остановитесь, не подходи ближе. – Остановил их Ваал, он не доверял бывшему рабу. Зелок остановился, сверкнул глазами.  

– Господин, ты мне не доверяешь? – Произнес он. – Чем я тебе столь могущественному могу навредить? Поверь, у меня лишь одно желание, чтобы ты меня вновь принял. – Он раболепно поклонился. Ваал задумался, прикинул шансы, сошел с трона, приблизился к Зелоку и Паше.  

– Ну, что тут у тебя? – Спросил он деловито. Из него вышла черная струна, приготовился вонзить ее в парня. Но не успел.  

Зелок его опередил. Он, в свою очередь, вонзил несколько струн в Павла. И множество в Ваала, удерживая могучего демона подле себя. Ваал удивился, но в ответ ничего не успел предпринять.  

– Закрой глаза. – Сказал Зелок.  

В мгновение ока все трое провалились во внезапно открывшуюся черную пространственную воронку.  

После их исчезновения воронка не закрылась. Медленно вращалась бесформенным пятном посреди тронного зала. С ее появлением поднялся ощутимый ветер. Вращение воронки усилилось. С вращением усилился и ветер, постепенно превращаясь в ураган. Сильный ветер, мотая по кругу, втягивал мелкие вещи в воронку. Затем с его усилением очередь дошла и до остальных не закрепленных предметов в зале.  

Лежащее на спине бесчувственное тело Михалыча сначала медленно, а потом все быстрее заскользило в эпицентр к порталу. Аня, пришедшая в себя, распласталась на полу, цепляясь за неровности, пыталась удержаться на месте. Она изо всех сил крикнула, позвала Михалыча, чтобы тот очнулся. Но ее крик утонул в окружающем шуме. Она увидела, как Михалыч пришёл в себя, он с удивлением отметил свое печальное безвыходное положение, лихорадочно попытался перевернуться на живот, чтобы за что-нибудь уцепиться. Но у него это не получилось, он так и вошел, скользя на заднице в неконтролируемый портал. Бесследно исчез в его тёмном чреве. За ним последовал Сергей. Остались только Аня и цепляющийся за выступы дверей Андрей. От ужаса у него было неестественно бледное лицо с обезумевшими глазами.  

Аня держалась изо всех сил. Но ураганный ветер, всасывающий все, как пылесос, усиливался. Как следствие, с едва слышным воплем в воронку угодил Андрей. Затем не в силах сопротивляться, Аня оторвалась от пола, через секунду провалилась в портал, созданный Зелоком с Пашиной помощью. Как только Аня исчезла в черном зеве, разрыв схлопнулся. В зале воцарилась абсолютная звенящая тишина.  

Возле трона ниоткуда возник Нулум. Проплыл вокруг, будто искал что-то. Но не найдя ничего, остановился, застыл, так и остался на месте, стражником охраняя опустевший трон. Безучастно взирал на тронный зал из своего темного, словно бездна, капюшона.  

Часть восьмая «Мм, как прекрасно поют птицы. Мило журчит ручеёк. Тепло, Боже как хорошо-то! – Мысли текли медленно, неторопливо, размеренно. Были тягучие, словно густая патока. Казалось, что так было всегда, что в принципе так и должно было быть. И вообще, хо-ро-шо! «Стоп! Откуда птицы, какой к черту ручей? Где я? » – Внезапно, как от удара током, встрепенулась Аня. Она словно сбросила полудрему, освободилась от сладких успокаивающих грез, резко открыла глаза.  

– Какого? – В полном изумлении произнесла она. Грезы никуда не делись. Так и остались перед глазами. Даже ущипнула себя, чтобы удостовериться, что ей это не кажется.  

Ее тело расположилось в мягком, приятном летнем кресле из ротанга в облаке бежевых бархатных подушек. Рядом стоял довольно большой круглый резной стол цвета слоновой кости. Он был покрыт тончайшей белой скатертью с вышитыми на ней цветами. Посреди стола расположилась огромная хрустальная ваза, наполненная разнообразными фруктами, с белыми и синими гроздьями крупного винограда. Возле фруктовой вазы манил своей прозрачной прохладой кувшин с лимонадом с кубиками льда на дне. Рядом с вазой и кувшином притаились несколько плоских больших блюд с изобилием выложенных на них разнообразных десертов.  

Вокруг довольно громко и жизнерадостно пели птицы. Казалось, что Аня целую вечность не слышала их голоса. Оказывается, она сильно соскучилась по их беспечному щебетанию.  

Было тепло и солнечно, по синему небу безмятежно проплывали небольшие безупречно белые кучевые облака.  

Райская беседка утопала в благоухающих цветах, которые росли повсюду, цветочный аромат был не сильный, не навязчивый, очень приятный и свежий.  

Напротив Ани, если смотреть вперед через стол, был вход в беседку. Он обозначался резной калиткой желтого цвета. К беседке вела мощеная плиткой белого цвета дорожка, которая извивалась издалека по покрытой цветами и по-весеннему поросшей зеленой травой лужайке. Над лужайкой беззаботно порхали огромные бабочки разнообразных цветов и размеров. Они добавляли окружающему нарядно-праздничный вид. Что там дальше, Аня точно разглядеть не могла. Но если приглядеться, то можно было увидеть вырисовывающиеся из-под крон дальних деревьев то ли крыши домов, то ли какие-то другие строения. Но, что там было точно, разглядеть не получалось.  

За беседкой был сад фруктовых деревьев, которые упирались прямо в тыл строения, давая прохладную тень. Вид был совершенно потрясающий и умиротворенный. Но в контексте последних событий, которые всего секунду назад испытывала Аня, был категорично не реальным. Она просто не знала, что и подумать. В очередной раз не понимала, как она здесь оказалась. И что привело к таким разительным переменам для нее.  

Аня с удивлением заметила, что рядом стоит еще одно кресло, подушки которого валялись на лакированном дощатом полу вокруг. Напротив кресла, на столе стоит стакан с почти допитым лимонадом и мокрым пятном на скатерти под ним. Это означало только одно, что еще кто-то находился подле нее, пока она была в отключке.  

– Эй! – Тихо позвала она, попыталась встать. Но была еще слаба, воздействие Ваала болью отдалось в спине. – Эй? Тут кто-нибудь есть? – Повторила она. Ей никто не ответил, лишь только притихли птицы, напуганные ее громким голосом.  

Аня вновь попыталась встать. Несмотря на боль, теперь уже окончательно решилась хоть немного разведать место, в котором оказалась. С удивлением про себя отметила во что была облачена.  

На ее голое тело, совершенно без нижнего белья, было одето легкое цвета летнего неба синее платье с глубоким вырезом в зоне декольте и коротким рукавом. Оно было расклешенным к низу и отделано нежнейшими белыми рюшами. Платье было выше колен и подчеркивало стройные аппетитные девичьи ножки. Оно очень приятно прилегало к телу, идеально сидело по фигуре. Вероятней всего, состояло из чистейшего нежного шелка.  

Такие платья она видела в торговых центрах Дели. Только и могла на них смотреть, безнадежно мечтая о покупке, потому что ценник у роскошных вещей из натурального шелка был заоблачный. Обута Аня была в легкие, мягкие и очень удобные голубые туфельки на чуть выступающем каблучке.  

Она закончила себя рассматривать и ощупывать. Подошла к перилам, посмотрела, что там есть дальше. За беседкой рос довольно густой кустарник, цветущий большими фиолетовыми цветами. Между цветов, не обращая на нее внимания, порхали яркие разноцветные птицы.  

– Эй, здесь кто-нибудь есть? – Спросила Аня, не надеясь на ответ, так просто для окончательной проверки.  

– Ну блин, сколько можно кричать? – Донесся знакомый голос из-за куста. Куст зашевелился, спугнул птичек. Они прыснули в разные стороны.  

Аня облегченно вздохнула, заулыбалась. Как приятно было слышать этот до боли знакомый голос, который уже стал родным.  

Из-за буйной цветущей растительности показался Михалыч. Он на ходу застегивал ширинку.  

– Иди внутрь, сейчас приду, нечего тут глазеть. – Сказал он Ане. Та беспрекословно подчинилась, вернулась обратно, подошла к желтой ажурной калитке, ждала его появления.  

– Я тоже очень рад тебя видеть, дочка. – Признался Михалыч, осторожно нежно похлопывал рукой ее по спине. Пытался успокоить и освободиться из ее затянувшихся объятий. Аня всхлипывала, сопела носом ему в плечо, не отпускала.  

– Евгений Михалович, не знаете, где мы в этот раз? – Спросила она, когда справилась со своими нервами. Они вновь уселись за стол, пили божественного вкуса лимонад.  

– Даже не знаю, что тебе и ответить Ань. Ничего на ум не приходит. Как-то тут слишком приторно хорошо, гладко что ли. Вон птички поют, никаких чертей вокруг. Ой, чую, плохо все закончится. – Ответил он, глубоко вздохнул. Отхлебнул из стакана, с опаской посмотрел на пирожные. Ему хотелось чего-нибудь попробовать со стола. Но все-таки он не решался, опасался подвоха. Аня тоже вздохнула.  

– Может мы в какой-то иллюзии? – Рассуждала она. Я однажды там прочно зависла, когда меня Титан уволок. Была уверена, что дома. Там все такое настоящее было, а вместо этого валялась в ванне с соплями, а монстр меня по-тихому переваривал. Если бы не Зелок…. – Она осеклась, замолчала, с болью вспоминая последние события.  

– Может и иллюзия, что уж мы можем поделать. Скорее всего, сейчас гнием где-то на задворках ада. А Ваал нас танцует. – Согласился с ней Михалыч, резко привстал, подцепил себе пирожное.  

– Слушай, а я не понял, а куда подевались Паша, Зелок и Ваал? Я-то пришёл в себя только перед тем, как попасть в черную дыру. Кстати, откуда она взялась? – Спросил он в недоумении. Уплетал пирожное за обе щеки, – очень вкусно. Вкуснейшее. – Прокомментировал он.  

– Зелок телепортировал куда-то Ваала с помощью Паши. Он однажды уже такое проделал. Когда мы зависли в Пашином аду в море-океане. Зелок подключился к Павлу, отыскав центр в его душе, отвечающий за открытие других миров. Грубо активировал его, в тот раз мы попали на Пашин тропический остров. А сейчас даже представить не могу, где они. – Сказала она. Привстала, тоже взяла себе пирожное. Немного откусила, вкус был ошеломительно потрясающий. – М-м, как вкусно, никогда такого не пробовала. Это лучшее, что я когда-либо ела! – Призналась она. Михалыч кивнул, соглашаясь. – Что дальше делать будем? – Деловито спросила Аня.  

– Не знаю, сейчас доедим, а потом на разведку пойдем. – Он указал рукой на тропинку, ведущую куда-то от беседки, внезапно замолчал. Аня инстинктивно повернула голову в сторону, куда указывал Михалыч. Застыла в изумлении.  

Вдалеке, по белоснежной дорожке в их направлении бодро шагал человек. Он был одет в светлую рубашку и темные брюки. Он заметил, что они на него смотрят, приостановился, приветливо помахал им рукой, снова двинулся в путь, прибавив шаг.  

Совсем не далеко будто бы что-то мощно взорвалось. За скалой сильно громыхнуло. Молнией блеснул зеленый отсвет, на мгновение осветив округу. Ощутимо сотряслась земля.  

– У-у-а-а! – Раздался вопль. Затем низкий вибрирующий звук, громкое шипение, словно где-то, оборвался воздушный шланг высокого давления. Снова взрыв, вновь зеленый всполох.  

– Паша, да очнись ты уже?! – Зелок трепал Павла за плечо, не обращая внимания на канонаду за спиной. Тот в ответ вяло открыл глаза. Невидящим взглядом посмотрел на мелкого демона, вновь их лениво закрыл. Затем внезапно пришёл в себя, до него дошло. Как пружина отскочил от черного. Такой прыти Зелок не ожидал. Павел в метре от демона сучил ногами, ерзал задницей по земле, пытаясь отползти подальше.  

– Да успокойся ты, все нормально. – Сказал ему черный. Пригнулся, когда еще раз сильно громыхнуло.  

– Нормально? – Переспросил Паша. – Вообще-то секунду назад ты меня Ваалу дарил. – Упрекнул он.  

– Ты чего вообще сдурел, что ли? – Искренне возмутился Зелок. – Хотел бы вас сдать, сдал бы с потрохами тёпленькими, не задумываясь. Вы бы и не пикнули. – Обиженно ответил тот, потом добавил. – Не мог же я вам раньше рассказать свой план. Нужно было, чтобы вы, как полные идиоты, поверили в тот бред, что Аня сможет так просто упаковать могучего старшего демона. Узнай вы раньше, что я задумал, все провалилось бы к чертям! – Он замолчал перевел дух, затем продолжил. – В итоге получилось, как получилось. Каждый сыграл свою роль, как можно естественней. Потому что верил в тот дурацкий план с линзой и Аней! Если бы вы все знали, мой план бы не сработал. Ваал раскусил бы вас на раз, тогда точно мы окончили бы свою жизнь очень печально. Я представляю, как удивился этот мерзкий лжец и мародер, когда вы к нему пришли со столь ничтожными картами на руках. Аки невинные ягнята к матерому волчищу. Но он обломился, не смог разглядеть козырного туза! – Похвалил себя Зелок.  

Наконец, Паша понял, о чем говорит мелкий, что он живой, а вероятно и все остальные только благодаря Зелоку.  

– Что это там гремит и взрывается? – Спросил он примирительным тоном, указал рукой в сторону канонады.  

– Ваал воюет! – Довольно ответил Зелок, добавил. – Чтоб ему пусто было, скотобазе!  

– С кем?  

– Как с кем? – Переспросил Зелок, потом сам же и ответил. – С теми, кого ему не победить! Но он пока этого не знает, надеется, дергается. Конец для него все равно будет один. Титаны сожрут гада с потрохами в конце концов. То-то у них пир будет не одну тысячу лет! Великая ирония бытия, Ваал получит по заслугам. – Злорадно подытожил мелкий, его глаза вспыхнули огнем.  

– Так ты нас к титанам переправил? – Ошеломлённо спросил Павел, от этой новости он сошел с лица.  

– Ага, а куда же еще? – Ответил Зелок. – Этот подлец отовсюду вырвется, будет потом страшно мстить. А здесь надежно, с гарантией пойдет на корм. – Он пренебрежительно махнул рукой.  

Вновь раздался взрыв. Зеленый всполох озарил скалу. С их стороны из-за небольшого холма, ломая деревья, по направлению к битве двигались три титана. Они размахивали огромными исполинскими щупальцами, готовились к сражению, низко трубили боевой клич.  

– Вот, полюбуйся, прибывает подмога. – Радостно сообщил Зелок.  

– Какая нам разница чем все это закончится? Как мы отсюда выберемся? – Сокрушенно спросил Паша. Он не обращал внимания на титанов. Вокруг было очень громко, сражение за скалой усиливалось.  

– Да все в порядке, ты чего разошёлся? – Спросил Зелок. – Там за скалой, – он кивнул головой в сторону, – с другой стороны есть портал. Появился час назад, но есть нюанс. Добраться до него мы не можем. Как раз там кипит бой! Нужно ждать, пока титаны завалят Ваала. Будут заняты им, вот тогда-то мы и прошмыгнем. – Зелок замолчал, сделал паузу, затем продолжил. – Мне нужно, чтобы ты провел меня к Ане, сам я через порталы прыгать не могу. Знаю, без Аньки будет сложно, но у тебя получится, я подключусь к тебе, извини, будет неприятно.  

– Зачем тебе Аня? – Спросил Паша.  

– Не твое дело! – Оборвал его мелкий.  

Внезапно по небосводу гигантским древом пробежали огромные молнии, рассекая ветвями сумрачное небо. На мгновение озарили округу яркой вспышкой. Через несколько секунд раздался ужасный грохот. Паша закрыл уши руками. Зелок инстинктивно присел. Затем все повторилось.  

Вспышка!  

Молнии еще раз прошлись по темному небу, затем ужасный гром. И вновь все сначала.  

– Что это? – Испуганно крикнул Паша.  

– Дело плохо. – Ответил мелкий. – Ваал пытается протащить сюда Эстох!  

– Что? Кого протащить? – Переспросил Паша.  

– Он уничтожит здесь все живое лучами скверны! – Сквозь грохот в ответ прокричал Зелок. – Идем, глянем, что там творится. – Он поднялся, направился на другой край скалы. Паша, пригибаясь, последовал за ним.  

– Вот это да! – Удивленно воскликнул Павел. Они с Зелоком лежали на краю высокой скалы, слились с ней, стараясь быть как можно незаметней. Смотрели на развернувшуюся внизу грандиозную битву.  

Ваал многометровым колосом возвышался над округой. Постоянно двигался, то уклоняясь, то делая выпады, извергал из огненных глаз зеленое пламя на приближающихся к нему врагов. Тоже не маленьких титанов. Пронзал их своими черными струнами, разрывая плоть на части. Те в ответ окутывали себя густой слизью, защищаясь от смертельного огня. Набрасывались со всех сторон на демона, впивались щупальцами, лишали его энергии. В километре от сражения исполинскими тушами валялись десятки, может сотни трупов мертвых титанов. Сумрак скрывал истинную картину. Видимо изначально битва началась именно там. Ваал вынужденно отступил на новую позицию, под натиском свежеприбывших сил. Все поле битвы было залито зеленой жижей. Титаны издавали низкие утробные звуки, визжали и шипели. Время от времени их заглушал гром с небес.  

На небе творилось невероятное. Там в зените пылало яркое белое светило, осветившие всю округу дневным светом. От нового солнца в разные стороны расходились могучие молнии. На его фоне в обрамлении из молний призраком возник огромный ромб с письменами. Уже просматривался темный луч, выступающий из его грани. Пока еще еле заметный, но все же уже готовый обрушить на несчастный мир уничтожающую все живое скверну. Это сопровождалось ужасным воем, треском и громом.  

– Давай, родимые, пожалуйста, завалите этого гада. – Взмолился Зелок. Он понимал, что настал решающий момент битвы. Если Ваалу удастся призвать Эстох в этот мир, то падут все титаны. Ваал победит, тогда страшной мести не избежать. Поэтому сильно переживал. Что до Паши, то тот просто окаменел от происходящего вокруг. Туго соображая, ждал окончания битвы.  

Титаны разгадали план своего врага. Не жалея себя, принялись с удвоенной силой атаковать. Со всех сторон к ним на помощь спешили сотни сородичей. Они чуяли, что Ваал безумно тратит энергию на призыв Эстоха, быстро теряет силы, налегли на него с большим энтузиазмом.  

Но демон не сдавался. Сражаясь со своим врагом, пытался выиграть драгоценное время. Самоотверженно давал отпор, но все же уже было ясно, что он сделал неверную ставку, его силы были на исходе.  

Демон закономерно оказался в плотном кольце вновь прибывших и полных сил свежих титанов. Несмотря на колоссальные потери, им удалось его окружить. Почти синхронно вонзили в Ваала щупальца, прикоснулись к его ослабевшей сущности, заставили подчиниться, лишая его воли.  

Внезапно демон остановился, перестал сопротивляться. Его огненный нимб исчез, глаза потухли, с оглушающим грохотом демон завалился наземь. Высоко на небосводе погасла звезда, Эстох исчез. Мир вновь погрузился в полусумрак, наступила тишина, Ваал пал!  

Глубоким низким гулом титаны отметили победу. Все новые туши подключались к поверженному врагу, начинался щедрый пир.  

Зелок встал в полный рост, принялся приплясывать от радости.  

– Паша, вставай, все позади, у меня получилось! – Радостно объявил он.  

– Вот это да, такого я еще не видел. – Ответил Павел, вставая и отряхиваясь от земли.  

– Да, об этой битве будут слагать легенды, а мы были ее свидетелями. – Согласился Зелок, потом добавил. – Пошли, внизу нас ждет портал, титанам теперь не до нас. Вот, возьми это тебе понадобится. – Он передал Паше линзу.  

Тот удивленно вскинул брови.  

– Как она у тебя оказалась? – Спросил он.  

– Повезло выхватить из рук Ваала, когда тот был растерян во время перехода сюда. – Ответил мелкий.  

– Для чего тебе к Ане? – Спросил Паша.  

– Нужно, чтобы она меня кое-куда переправила. – Ответил тот.  

– Куда?  

– Не важно, пошли, настрой линзу на Аню.  

– Что они делают? – Спросил Паша, глядя на множественную толпу кишащих вокруг титанов. Те хаотично суетились вокруг умиротворенного Ваала.  

– Замок возводят в честь победы! Чтобы не пировать под открытым небом. – Ответил Зелок, потом добавил. – Ладно, черт с этим Ваалом, забудь о нем. Прости, сейчас будет не приятно. Он вонзил в Пашу струну, тот дернулся, но промолчал, стерпел. – Кто ты? – Спросил Зелок, после паузы. – Никак не пойму, внутри тебя бушует вселенская стихия. Что это? Ведь явно ты не человек? – Искренне и серьезно спросил Зелок.  

– Не знаю! – Честно ответил Павел, продолжил. – Вернее, мне кажется, что когда-то знал, теперь нет. Что до человека? Думаю, что скорее человек, они мне ближе всего. Родные, что ли. И еще мне многое позволено, сам не знаю почему.  

– Может ты Господь? – Пошутил демон. В ответ Паша промолчал, потупился. Потом все же ответил. – Скажешь такое! – Он отмахнулся рукой.  

– Ладно, много буду знать, скоро состарюсь. – Заключил мелкий. Закончил с расспросами. – Пошли, – предложил он, махнул рукой в сторону синего полотна портала. Линза излучала синий сигнал, открывая дорогу к месту нахождения Анны.  

– Давай, бери меня за руку. – Предложил Паша, протянул руку. Мелкий молча подошел, крепко сжал Павлу руку.  

– Боюсь до тебя дотрагиваться, – признался он.  

– Отстань. – Ответил Паша.  

– Все, вперед! – Сказал Зелок. Они, сделали шаг вперед, исчезли в синем портале, через мгновение портал захлопнулся.  

Титаны не заметили столь малого происшествия. Были заняты новой заботой, довольно урча и испуская низкие звуки, возводили стены вокруг своего обеда. Чтобы больше никто не смел посягнуть на их драгоценное сокровище. Мрак сгустился еще больше, превращаясь во тьму.  

– Здравствуйте, Анечка и Евгений!  

– Мне очень приятно видеть вас у себя в гостях. Простите, что заставил вас ждать. – Извинился красивый мужчина в белой рубахе и черных наутюженных брюках. – Прошу вас, давайте пройдем, сядем за стол, в ногах правды нет. – Предложил он, улыбаясь, указал рукой в направлении стола.  

– Спасибо, я насиделся. – Ответил Михалыч, с подозрением глядя на мужика. – Я прошу прощения, а вы, собственно, кто? Вы не представились. – Добавил он. Мужик в ответ осекся, чуть смутился, но старался не подавать виду. Улыбнулся шире, показывая ряд белоснежных ровных зубов.  

– Простите, меня зовут Михаил. – Ответил он. Не меняя выражения лица, продолжил. – Почему-то был уверен, что вы меня знаете.  

– С чего бы это? – Буркнул Михалыч, Аня незаметно дернула его за рукав, чтобы тот попусту не буровил.  

– А вы не тот ли случайно Михаил что на иконах? – Неуверенно спросила Аня. Мужчина улыбнулся еще шире.  

– Да, он самый. – Ответил Михаил, добавил. – У меня обширная история. Я Архангел Михаил.  

Внезапно до нее дошло кто перед ней. Аня поклонилась, стукнула непонимающего Михалыча по спине, заставляя последовать ее примеру. Тот, с учетом полученного ранее опыта, не рассуждал, моментально подчинился, тоже поспешил поклониться.  

– О, прошу, не нужно, это совершенно лишнее, здесь так не принято. – Смутился мужик. Возникла неловкая пауза. Аня с Михалычем застыли в позе поклона.  

– Ребята, ну хватит уже. Я понял, давайте пройдем к столу. – Он указал рукой на стол в беседке.  

– Прежде всего хочу поблагодарить вас за блестяще проведенную операцию. – Сообщил Михаил, обращаясь к Ане и Михалычу.  

Они удобно уселись в кресла, расставленные вокруг уже знакомого им стола. Боялись дотронуться до десерта и стаканов с лимонадом при могущественном Архангеле Архистратиге. Аня потупила взгляд, быстро сориентировавшись в том, что попала еще в одну историю.  

– Простите, ваше величество, не подскажете в какой операции мы участвовали? Я что-то не понимаю? – Спросил Михалыч. Аня зажмурилась, предвкушая неприятности, ей хотелось придушить его.  

Михаил громко рассмеялся. «Ваше величество»? – Повторил он. Михалыч стушевался.  

– Да ладно, все в порядке, не бери в голову. – Михаил продолжал смеяться, махнул рукой, «мол расслабьтесь, субординацию соблюдать не обязательно».  

– Простите, а как к вам обращаться? – Кротко спросила Аня, когда Архангел перестал смеяться.  

– Зовите меня просто Михаил. – Ответил тот, продолжил. – Вы сделали огромное дело, обезвредили опаснейшего демона Ваала. Он перешел все границы, перестал соблюдать установленные правила, так сказать сложившийся статус-кво. Очень опасный, дерзкий и коварный демон. Чистейшее зло! Когда-то я уже сталкивался с ним, он был сильным противником, с Божьей и вашей помощью он упокоился. – Архангел замолчал, повисла пауза.  

– Ну вообще-то, не только мы приложили к этому руку. – Подала голос Аня.  

– Да это все случилось случайно. Собственно, только по моей вине, из-за моей алчности и безмозглости. – Перебил ее Михалыч. Он решил покаяться, продолжил. – Вообще-то мы с Аней толком то и не знаем чем все закончилось. В общем, с нами был Зелок, тот еще тип, ну он…. – Михалыч недоговорил, осекся, слова застряли в его горле. Боялся произнести слово, которое привлекло бы его, Аню и остальных к ответственности за соучастие. За сотрудничество с темными силами. Как ветеран работы в сфере безопасности, прекрасно понимал, как работает любая контрразведка и Архангел Архистратиг здесь был не исключением. Поэтому прикусил язык, чтобы не усугубить и без того свое зыбкое положение.  

– Он демон! – Быстро выпалила Аня. Михалыч метнул в нее злобный взгляд. Она не обратила на это внимания, быстро продолжила. – Вы не подумайте, он раскаялся, он не хочет творить вокруг себя зло! Много раз доказывал это. Только благодаря ему мы с Евгением Михайловичем сидим тут перед вами. Это он сделал так, что Ваал исчез, ну, я так думаю. – Она замолчала, потупила взгляд.  

Святой Михаил перестал улыбаться, стал серьезным, Михалыч напрягся.  

– Однажды предавший, предаст не единожды! Не будет тому веры и Бог судья ему! – Сказал он, продолжил. – Как бы то ни было, демон останется демоном. Нет ему прощения и только Господь властен судить его! – Он замолчал. – Мерзко все это. – После паузы подытожил он, затем продолжил. – Но есть и хорошая новость, Ваал повержен, покоится на веки вечные. Не будет теперь дел его мерзких. В этом огромная ваша заслуга и неважно какие дороги привели вас к этому. Вы вправе просить награду. – Михалыч удивленно вскинул брови, такого поворота не ожидал.  

– Простите, а вы не знаете, что случилось с остальными нашими товарищами? Раз вы уже в курсе чем дело закончилось? – Внезапно спросила Аня. Михаил вновь улыбнулся.  

– Конечно знаю, ведь мы тут все знаем. – Ответил Архангел.  

– Сергей, там, где ему и место. В светлом воинстве, вместе с нами. С ним все в порядке. Павел жив, он сбежал от нас. Впрочем, как и всегда. К сожалению, судьба его нам неведома. Андрей, случайный ваш спутник, Господним промыслом спасшийся благодаря вам, несправедливо пострадавший и обманутый черным демоном, по воле Божьей, отправлен в мир идти путем его. Ну, а последний, – он замолчал, сделал паузу, затем продолжил. – Здесь, мерзким присутствием своим оскверняет место сие святое, Божье. – Архангел встал из-за стола, направился на выход из беседки, кивком головы дал понять, чтобы они оставались сидеть.  

Михаил остановился возле выхода, махнул рукой. Рядом на лужайке возник абсолютно черный ящик, примерно два на два метра, через секунду фронтальная сторона которого обрела прозрачность. Внутри ящика-клетки находился Зелок с одетым на него ошейником из света.  

– Привет, как дела? – Произнес он с сарказмом, обращаясь к Архангелу.  

– Нормально. Лучше, чем у тебя! – Ответил тот, добавил. – Вот я сделал, как и обещал, теперь разорви договор.  

Аня не удержалась, бросилась к клетке, за ней поспешил Михалыч.  

– Привет, дорогие, как вы? – Спросил Зелок, обращаясь к Ане и Михалычу, игнорируя слова святого.  

– Нормально, – ответил Михалыч. – Вижу, ты попал. – Добавил он.  

– Так и планировалось. – Ответил темный.  

– Ну что, как вам в раю? – Спросил Зелок.  

– Пока еще не разобрались. – Ответила Аня, она повернулась к Архангелу. – Можете выпустить его? – Попросила она.  

– Аня, послушай. – Обратился к ней Зелок. – Помнишь наш договор? – У него в руках возник лист бумаги. – В общем, скажу тебе, что все стороны – подписанты его выполнили. Я готов признать, что все состоялось и аннулировать его. Но, к сожалению, не могу. Обстоятельства заставляют пока еще держать тебя в ответе передо мной, прости, дорогая. Для меня это важно, вернее не для меня, мне-то уже все равно. – Произнес он, замолчал.  

– Что? Я ничего не поняла. Можешь объяснить человеческим языком. – Произнесла Аня, непонимающе покачала головой, заплакала.  

– Через какое-то время после вашего появления здесь, а именно Господь так пожелал, чтобы вы тут оказались, появился этот. – Архангел, кивнул в сторону стоящего в клетке и в ошейнике Зелока. Замолчал, сделал паузу, продолжил. – Это был незванный, возмутительный визит. Демон не может оказаться в раю. Это нарушение канона! Но такое произошло. Если честно, то я удивлен его наглости и смекалке. Не спорю, он добровольно сдался и не сопротивлялся, спокойно дал себя пленить. Но все равно, это возмутительно! Очень странно и не типично. – Объяснил Михаил, продолжил. – Он рассказал, что это удалось ему провернуть только благодаря Павлу, линзе и договору, который ты, Аня, по какой-то причине подписала с демоном. Что тебя крайне не красит! – Святой Михаил укоризненно посмотрел на Анну. – Нарушение договора повлечет твою ответственность перед ним. Это крайне нежелательно, учитывая твою заслугу. Проще говоря, мы ничего не можем поделать с демоном, пока он не аннулирует договор. – Архангел замолчал.  

– Все верно, – подтвердил слова Святого Михаила Зелок.  

– Что нужно сделать? – Спросила Аня. Затем добавила, обращаясь к Зелоку. – Ты же знаешь, я сделаю для тебя все и так без какого-либо договора.  

– Знаю, дорогая, но они нет. – Мелкий махнул рукой в сторону Архангела, продолжил. – Договор моя страховка, мне нужно одно – на секунду выйти из клетки. Кое-что сделать и все будет тип топ. Просто я не успел провернуть это раньше, как планировал, они мгновенно меня повязали.  

– Отпустите его, пожалуйста. – Вместо ответа снова обратилась она к Святому Михаилу.  

– Не могу. – Ответил тот категорично.  

– Кто может? – Спросила Аня. Михаил промолчал.  

– Не нужно мне никаких наград, выпустите его! – Вновь произнесла она.  

Через секунду с Зелока соскользнул ошейник. Его тюрьма открылась, освобождая ему путь.  

– Велико великодушие твое, Боже! – Со вздохом произнес Архистратиг.  

– Вот это дело! – Довольно воскликнул мелкий. Вышел из ящика, бросился в объятия к Ане и Михалычу.  

– Смотреть противно! – Воскликнул Архангел, отвернулся.  

– Как вы с Пашей выжили? – Спросил Михалыч после радостных обнимашек.  

– Долго рассказывать. – Ответил Зелок. – Я отправил урода к титанам, основную работу выполнили они, пошел гад им на корм.  

– А где Паша? – Спросила Аня.  

– А мне почем знать? Свалил по-тихому. Рыба еще та, этот ваш Паша. Ладно, отойдите пожалуйста, сейчас начнется фейерверк. – Предупредил он.  

Они подчинились, отошли на пару шагов. Архангел с недоверием и интересом следил за Зелоком. Тот выпрямился, сосредоточился, казалось, что он слегка медлит, собирается с духом. Затем внезапно потерял очертания, превратился в черное облако. Архистратиг в ответ засветился ярким светом. Но ничего предпринимать не стал, остался стоять на месте.  

Облако еще более потемнело, сгустилось, внутри пробежали молнии. На некоторое время оно застыло, отвердело, перестало клубиться, словно его поставили на паузу. Затем темная материя с характерным треском пошла трещинами, изнутри сквозь трещины пролился яркий свет. Зелок застонал от боли. Все это длилось буквально секунду, пробивающиеся лучи света становились ярче, рассекли черноту. Твердая тьма вновь обрела туманную структуру, стала прозрачной и внезапно исчезла.  

На месте, где находился Зелок, возникла маленькая девочка. В синеньком платьице со смешными косичками с вплетёнными в них синими бантиками. Она растерянно смотрела своими большими глазами на присутствующих. Те были не менее растеряны случившимся фактом. Совершенно не ожидали такого поворота. Девочка сначала захныкала, а затем разревелась.  

– Где моя мама? – Спросила она сквозь слезы, продолжала. – Хочу к маме. – Аня кинулась к ребенку, присела, обняла ее. Поцеловала в щеку, вытирала слезки рукой. Она немного успокоилась, перестала плакать, только всхлипывала. Но все равно в ее глазах застыл немой вопрос про маму. Аня повернулась к Архангелу, посмотрела на него. В ее взгляде читался вопрос. «Мол, что дальше делать будем»? Тот понял, кивнул в ответ, перестал испускать свет.  

Никто не обратил внимания как в клетке возник темный туман, сгустился, медленно превратился в лежащего без сознания Зелока.  

– Хочу к маме. Где папа, где Сережка, где бабушка? – Хныкала девочка. Аня ее не отпускала, растерянно гладила по голове, не знала, что ей делать, как успокоить ребенка.  

– Сережа твой братик? – Спросила она, пытаясь ее отвлечь.  

– Да, мой братик. – Хныкала та.  

По дорожке к ним торопились молодая женщина, одетая в белые свободные брюки и белую футболку, и девочка в зеленом платьице, чуть старше возникшего из ниоткуда ребенка.  

– Привет, дорогая! – Поздоровалась женщина с хныкающей девочкой. Когда подошла, та не отреагировала, продолжала плакать. Глядя на женщину, Аня встала, освободила место для вновь прибывшей. Женщина моментально присела к ребенку, у нее в руках появился смешной плюшевый зайчик.  

– А кто тут у нас плачет? – Спросила она девочку. – Ну, не нужно плакать, – нежно взяла ее за руку. – Смотри, кто у меня есть? – Игриво спросила она, показала зайку. – У нас есть зайка, его зовут Гриша, а тебя как зовут? – Спросила она у девчушки. Та перестала плакать, отвлеклась, заинтересовалась игрушкой.  

– Таня! – Ответил ребенок.  

– А меня Света! – Подала голос девочка в зеленом платье, она стояла за спиной женщины. Но теперь вышла на первый план. – А меня Лена, – произнесла женщина.  

– Хочешь поиграть? – Спросила девочка Света у Танечки.  

– Гриша тоже с тобой хочет поиграть! Хочет к Тане. – Добавила женщина, вручила игрушку ребенку.  

– Идем поиграем! – Снова предложила девочка в зеленом платье.  

– Сначала вытрем слезки. – Ласково сказала женщина, обтерла лицо ребенку мягким платочком. – А то Грише не нравится, когда плачут. – Добавила она, продолжила. – Сначала покушаем, потом пойдем играть, а потом и маму поищем. Пойдёшь с нами? – Пригласила она, та кивнула соглашаясь.  

Они втроем, не торопясь, отправились по дорожке.  

– Там все в порядке? – Подал голос Зелок из клетки, он вытянул шею, чтобы посмотреть вслед уходящему ребенку. Аня и Михалыч, словно очнулись, вспомнили о нем, подошли к ящику, за ними последовал Архангел.  

– Получается, ты все время прятал душу несчастной девчушки в себе? – Спросила Аня, она была потрясена.  

– Да, где же мне еще было ее спрятать? Кругом один ад! Я не мог позволить этому крокодилу Ваалу сожрать душу невинного дитя. К черту, надоело все это зло. – Заключил он, затем добавил. – Вот и пришлось таскать ее с собой, окружить иллюзией, чтобы малая не двинулась мозгами. Теперь пусть делают со мной, что хотят. Я свое задание выполнил, мне наплевать, по барабану. – Он махнул рукой, опустился на землю, уселся, скрестив ноги, делая вид, что ему все равно.  

– Ты и у Титана, оказывается, с ней был. – Потрясенно спросила Аня, вспоминая те кошмарные события.  

– Да, я прятал ее, как только мог, сам погибал, но чудовищу не дал и толики намека на столь ценный для него приз. Надеялся на лучшее, на удачу. Решил бороться до конца, и удача меня не подвела. – Зелок замолчал, его глаза потухли, затем он добавил. – Прощайте, мои милые, полюбил я вас, что ли, родные вы для меня. – Вот возьми. – Он протянул Ане договор. Она молча взяла в руки листок, тот сразу же истлел, рассыпался, просочился между ее пальцев пепельными хлопьями.  

– Да ладно тебе, прощайте, такое говоришь. – Ответила в сердцах Аня, слезы потекли из ее глаз, поняла к чему он клонит. Михалыч подошел к нему, пожал руку, хмыкнул, не зная, что сказать.  

– Жизнь сколько раз спасал нам. – Пробурчал он.  

Архангел стоял в сторонке, не вмешивался.  

Внезапно привычный чернее ночи Зелок посветлел, затем стал серым, затем побелел, его черты изменились. Глаза из огненно-желтых превратились в сине-голубые, пропорции тела поменялись, он преобразился в прекрасного, стройного парня-юношу, его одежды засияли.  

– Ну, как я вам? – Спросил он после преображения, добавил. – Я уж и забыл каким был. Как я тебе, дорогуша? – Он покрутился перед Аней.  

– Ты прекрасен, – искренне ответила Аня.  

Зелок улыбнулся, – Прощайте! – Произнес он, растаял, испарился, словно туман в первых лучах солнца.  

Аня с Михалычем были потрясены и огорчены потерей друга, вопросительно посмотрели на Михаила, тот улыбнулся им в ответ.  

– Великодушен наш Господь! Прощает раскаявшихся, дает второй шанс. – Выдохнул он, потом продолжил. – Этот пройдоха таки добился своего, даровал ему Боже второй шанс. Не волнуйтесь о нашем хитром друге, родится он на земле. Начнет все заново, теперь все зависит от него. Пожелаем ему удачи, все-таки искренне доказал, что он не совсем потерян. Хотя и совершил когда-то грубейшую ошибку. – Архангел замолчал. – Ну что ж с этим все ясно, идемте к столу. Вы наверно голодные, что-нибудь перекусим. – Предложил он. Аня вздохнула, на душе стало как-то легче, спокойней, словно с нее упал какой-то груз.  

– Что там? – Спросил Михалыч, указывая рукой вдаль, туда, куда вела дорожка.  

– Там рай, нормальная счастливая и справедливая жизнь, там живут люди. – Ответил Архангел.  

– Что там? Город, судя по крышам? – Не унимался Михалыч.  

– Да, обычный город, где счастливо живет народ. У них все есть – достоинство, любовь, надежда. Живут, сколько хотят, со своими любимыми. Каждый может делать свой выбор, они свободны.  

– Можно нам туда, посмотреть? – Михалыч вновь указал рукой в направлении поселения.  

Архангел улыбнулся.  

– Можно. – Сказал он, продолжил. – Только для вас это плохая идея, попав туда вы откажетесь от своего земного пути, оставив навсегда тех, кто вам дорог на земле, но решать вам.  

– Не, как-нибудь потом. – Ответил Михалыч, добавил. – Так что вы там говорили насчет обеда? – Переревел тему разговора.  

– А что с малышкой будет? – спросила Аня, усаживаясь за стол.  

– У нее будут новые родители. – Сказал Михаил, взял в руки чашку с ароматным чаем, подул на кипяток.  

На столе напротив Михалыча расположилось блюдо с шашлыком и зеленью, на плоской тарелке возле него лежал нарезанный ломтиками белый хлеб. Но что удивительней всего, рядом расположился двестиграмовый хрустальный графин с чистейшей как слеза водкой и подле него уже наполненная пятидесятиграммовая рюмочка.  

– Здесь можно выпить? В раю? – Удивленно спросил Михалыч.  

– Да, а почему бы нет. – Ответил Архангел. – Все для удовольствия или приятной беседы, для аппетита, но как только это станет во вред, вы моментально протрезвеете. – Он вновь улыбнулся. – Вы кушайте пока не остыло. – Предложил он.  

Аня с удовольствием уминала греческий салат.  

– Ну, и что потом? – Спросил Михалыч, когда все наелись.  

– Ничего. Все просто. Вы отправитесь к себе домой. – Ответил Архангел, добавил. – Чтобы ты хотел Женя? Говори, не стесняйся.  

– Ну, не знаю. – Растерянно ответил Михалыч. – Наверное здоровья моей Томе, онкология у нее была. – Добавил он.  

– Хорошо. – Сказал Михаил. – Тебе, Женя, уже пора, извини, ты не будешь помнить, что с тобой произошло. Живи по совести и может тебе удастся избежать твоего ада. – Закончил Святой Михаил.  

– Попробую. – Ответил Михалыч, затем добавил. – Ну, по крайней мере, там есть кохма, скучаю по ней. – Он улыбнулся.  

– Женя, у меня есть подарок персонально для тебя, чтобы помочь тебе, я сделаю так, чтобы время от времени твой ад снился тебе во снах. Чтобы было над чем подумать. – Заявил Архангел, продолжил. – Женя, тебе пора, у тебя все будет хорошо.  

– Ну спасибо, вот это подарочек. – Недовольно заявил ему Михалыч, но продолжать не стал, побоялся что могут еще чем-то нагрузить.  

В двух метрах от беседки вспыхнул портал.  

– Ладно, дочка, прощай, надеюсь еще увидимся. – Михалыч горячо обнял Аню, та крепко поцеловала его в щеку, ткнулась ему мокрой щекой в плечо. – Да ладно, глаза на мокром месте, все же хорошо! Ладно, давай чем скорее, тем легче…. – Отстранил ее от себя. Аня ничего не ответила, только смотрела на него и плакала.  

– Пока, дочка, – сказал он и шагнул в портал.  

Ане стало бесконечно одиноко.  

– Дорогая, и тебе пора. Однажды ты сделала свой выбор! Ушла из рая, чтобы пройти свой путь снова. – Туманно сказал Михаил. – Прости, свое вознаграждение ты уже получила – Зелок свободен! – Он улыбнулся, сделал паузу, затем продолжил. – Но лично от меня у тебя будет еще один подарок, он тоже ценный. Ты не забудешь этого приключения, все будешь помнить от а до я. И мой тебе совет, не ищи Женю, вряд ли он тебя узнает, будет только масса проблем от этого.  

Аня кивнула, соглашаясь.  

– Все, иди, овечка. – Сказал Архангел Михаил, махнул ей рукой на прощание.  

Аня помахала ему в ответ, спокойно шагнула в портал.  

– Простите! Так вы будете заказывать? – Официант, слегка наклонившись, ждал ответа.  

– Что? – Спросила Аня, словно очнувшись.  

Нет, она прекрасно помнила, разговор с парнем. То, что он ей предлагал. Что она ему отвечала. В руках держала папку с меню. Но все же в мгновение с ней будто бы что-то произошло. Непонятное, будто бы молния, будто совсем нежданно, больно укололо сердце.  

– Да, пожалуйста, как я уже и говорила бокал вина, еще сыр, как его там…, – она запнулась, – «Ореховый с фенугреком». – Еле выговорила Анна.  

– Спасибо, – сказал официант. Улыбнулся, развернулся, потопал восвояси выполнять заказ. Она осталась одна. На сцене парни-музыканты негромко заиграли блюз. Аня вздохнула, не могла разобраться в себе. Не понимала, что сейчас с ней не так, что произошло. Ощущался какой-то непонятный привкус, намек на что-то, но все это очень неприятно и ускользало от сознания.  

Пиликнул ее смартфон, она привычно достала его из сумочки, разблокировала. Сообщение пришло от банка, она вошла в приложение. Ее глаза округлились, брови вскинулись от удивления. В уведомлениях было сообщение, что ее счет пополнен с незнакомого номера на сумму четыре миллиона четыреста восемьдесят тысяч. Общий счет составлял четыре миллиона четыреста восемьдесят тысяч рублей. «Да, Михалыч сдержал обещание»! – Автоматически подумалось ей.  

– Стоп, Михалыч! – Внутри защемило. Воспоминания нахлынули на нее, словно она стояла под водопадом горной реки. Она даже схватилась за стол, чтобы не потерять сознание. «Значит, я вернулась в момент встречи с Пашей? Совершив своеобразное путешествие во времени»? – Подумала Аня. Глазами искала Павла за столиком напротив. Но его там не было. – «Может у меня уже крыша съезжает»? – Подумалось ей. Но тогда откуда деньги и почему я уверена, что точно знаю кто их перевел? – Размышляла Аня.  

Дверь в ресторан распахнулась. В холл шагнул молодой юноша в серой куртке с капюшоном на голове с курьерской сумкой за плечами. В руках держал роскошную белую розу и большой коричневый бумажный конверт. Курьер целенаправленно шел прямо к ней.  

– Вот, это вам! – Буркнул он, вручил ей розу и пакет. Развернулся, быстро зашагал на выход.  

– Спасибо. – Растерянно бросила она ему вслед.  

Аня дождалась пока курьер скроется за дверью, вскрыла пакет. Внутри лежал знакомый ей футляр с драгоценностями. Ключ, перевязанный красной ленточкой, и записка. Она развернула листок.  

– Здравствуй, моя дорогая! Извини, что не могу с тобой встретиться. Да и вряд ли это получится в дальнейшем, сама понимаешь. Хочу отдельно тебя поблагодарить за то, что ты сделала для меня. Возвращаю тебе твои драгоценности, прости, но с этой чехардой со временем приходится тебе их перевручать. – Аня оторвалась от текста, ухмыльнулась, посмотрела на футляр, продолжила чтение.  

– Анечка, у меня для тебя еще один сюрприз. Не хочу рассказывать что это. Хочу, чтобы ты удивилась! Лишь намекну – «ключ открывает любые двери»!  

У меня все хорошо, я отдыхаю, есть пара задумок, но пока к черту их!  

Ладно, буду заканчивать, твой Паша.  

Аня закончила чтение, еще подержала какое-то время в руках записку. Размышляя над написанным, порадовалась за Пашу, положила ее на стол. Взяла ключ, освободила его от бантика, повертела в руках, с интересом изучая. Это был ключ как ключ, коих в мире тысячи, ничем не отличался от остальных. Ее раздирало жуткое любопытство, настроение было отличное. Она встала из-за стола, направилась в санитарную зону ресторана. Там попробовала двери мужского и женского туалетов, они оказались не запертыми. Совать ключ в их замки побоялась. Остановила свое внимание на закрытой двери туалета для инвалидов. Та оказалась закрыта на ключ. Аня осмотрелась, посмотрела нет ли кого поблизости, лишние свидетели были ей не нужны. Убедилась, что одна. Подошла к двери, быстро вставила в замок ключ, тот мягко и точно подошел к отверстию. Плавно въехал внутрь. Она чуть помедлила, сосредотачиваясь, одним движением повернула его по часовой стрелке. Замок легко поддался, щёлкнул, сообщая о том, что он открылся. Анна надавила на ручку, распахнула дверь.  

В лицо ударил жаркий тропический аромат. Пахло цветами и морем, вдалеке слышался шелест прибоя. Вверху синее небо с красивыми кучевыми облаками. Ярко сияло солнце.  

Аня стояла в дверном проеме в прихожей. Впереди видела дощатую лакированную террасу с расположенными на ней несколькими плетенными креслами из ротанга. Дальше, за террасой виднелся идеальный газон, оканчивающийся цветущими белыми большими цветами, живой изгородью. Со двора вдаль уходила дорожка, вымощенная белой плиткой-камнем. Очевидно, дорожка вела к лазурному морю с белым пляжем.  

Аня довольно вздохнула. Шагнула вперед, захлопнула за собой дверь, оказалась на крыльце, развернулась вошла в дом.  

Внутри было роскошно: мягкая белая мебель в гостиной, покрытые лаком деревянные полы из белых пород дерева, огромный телевизор на стене. Комнат было не много – спальня с роскошной кроватью и шелковым постельным бельем. Гостиная и кухня премиум со всем причитающимся оборудованием. Она заглянула в холодильник, он был пустой, за исключением желтой бутылки с соком и в морозилке шикарным мороженным-тортом. На столе лежала записка с Пашиным почерком.  

– Дорогая Анечка, надеюсь тебе понравился мой подарок! Да, это именно райское место для тебя. Если ты заметила, вокруг поют птицы, этот мир живой, это место частичка рая, краешек верхнего мира. И он всецело твой!  

Предупреждаю тебя, лучше, чтобы, кроме тебя, об этом месте никто не знал. В противном случае, проблем не оберёшься. Постарайся сохранить его в тайне.  

Продукты с собой тащить не обязательно. Еда сама собой появится по твоему желанию. Электричество, вода и канализация присутствуют и работают отлично. Надеюсь, тебе понравилось. Твой Павел.  

Аня вздохнула, улыбнулась. Поверить не могла, что получила такой роскошный подарок. Это было словно сказка. Но быстро спохватилась, в ресторане на столике лежали ее вещи, сумочка и драгоценности, поспешила вернуться обратно.  

Заказ уже ждал ее, все было на месте, как она и оставила, пиликнул смартфон. Она уселась, посмотрела сообщение, улыбнулась, там было написано. «Аня, извините, к сожалению, по независящим от меня обстоятельствам, на встречу прийти не смогу, на счет заказа все остается в силе. Напишите мне, пожалуйста, удобное вам время и место для следующей встречи. С наилучшими пожеланиями! » «Хорошо, буду ждать следующей встречи». – Ответила она, отложила телефон, принялась за вино. Музыка и настроение были просто класс. Планировала ближайшие пару дней перед работой позагорать под нежным райским солнышком. На прекрасном белом пляже.  

Михалыч проснулся словно от толчка. Рядом, отвернувшись, сопела Тома. Вспомнил свой сон, закрыл лицо рукой, сновидение почему-то запомнилось очень отчетливо. Было крайне реалистично. Там, во сне, он был средневековым воином-простолюдином, который сражался на стороне своего феодала. В армии таких же, как он, бедолаг. Кроме страданий, боли, крови, усталости и грязи ничего не было. Михалыч поежился, вздохнул, вспоминая последние события. Жестокую битву, где он крушил врагов налево и направо, пока ему не заехали топором в лицо, раскроив голову. Собственно, поэтому он внезапно и проснулся. От воспоминаний встрепенулся, глянул на электронные часы на тумбочке. На циферблате было семь тридцать. Поднялся, отправился в туалет. Очень удивился тому, как ему удалось быстро и просто помочиться. Как когда-то в молодости. Был крайне удивлен такому приятному сюрпризу с его-то простатитом! Бывало, по десять минут пропадал в уборной. Лекарства почти не помогали, а тут раз и все, как и не было. Заглянул на кухню, поставил чайник, взял со стола пачку парламента, направился на балкон. На балконе открыл окно. Осенний октябрь влажно ворвался внутрь с суетливым шумом улицы. Михалыч глубоко вздохнул, наслаждаясь прохладной свежестью. Жалящей иголкой в сердце вспомнил недавние похороны. Достал из пачки сигарету, повертел ее в руках. Понял, что закурить ее не может. Просто не хотелось, да и появилось какое-то отвратное чувство к табаку. Снова вздохнул, не понимал, что с ним творится. Засунул сигарету обратно, закрыл окно, вышел на кухню, оставив парламент на подоконнике.  

На кухне уже вовсю суетилась Тома. Она была в ночнушке, приподнятом настроении, встретила его поцелуем.  

– Знаешь, Жень, я так хорошо выспалась, очень хорошо себя чувствую. У меня совершенно ничего не болит, давно такого не было. – Призналась она. Михалыч молча поцеловал ее в щеку.  

Рабочий день прошёл монотонно. Теперь Михалыч точно убедился, что бросил курить. Заехал с утра к своему врачу, тот ошеломленно заявил, что с его простатитом покончено. Что он здоров, как бык. Просил, чтобы сдал анализы, потому как такого на свете не бывает.  

Днем он давал указания оперативным по текущим делам. Затем рутина с документами, ничего нового, даже немного устал. Сейчас сидел и тупо пялился в окно, вспоминая свой реалистичный сон. Тихо пискнул смартфон, он посмотрел на экран, там высветилась напоминалка, в которой было написано: «Прочитать сообщение в журнале действий, страница сорок два параграф шестой».  

Михалыч поднялся, направился к сейфу. Открыл дверцу, достал оттуда толстую тетрадь. В ней он держал очень важные для себя записи. Пролистав ее, добрался до нужной страницы, прочитал абзац. Там было всего пару слов, написанных его рукой.  

Перечислить четыре миллиона четыреста восемьдесят тысяч на такой-то счет и в скобках – «очень важно! »  

Он удивился, что-то не припоминал никаких действий по этому делу, от слова совсем, тем более разговор шел о столь солидной сумме.  

Подробно разобраться, узнать кто владеет счетом. – Поставил резолюцию под надписью в тетради, закрыл ее положил в сейф. В телефоне установил новую напоминалку. Уселся, стараясь не ошибиться, перевел сумму на указанный счет. «Раз написал это в тетради, то это важно. » – Думал он. Хоть он ни черта и не помнил, для этого тетрадь и нужна.  

Аня уселась на заднее кресло, благо работы, как таковой, почти не было. Задумчиво смотрела в иллюминатор, размышляла о жизни и испытанного ею крайне опасного и интересного приключения.  

С тех пор прошел уже почти год, многое сгладилось, стало забываться, казалось, что это необычайное, сверхъестественное путешествие она себе нафантазировала. Что такого в принципе не могло быть, от слова совсем. Вот только ключ с волшебным райским островом, который она полюбила и успела изучить вдоль и поперек да роскошнейшие драгоценности не давали ей забыть, что все те невероятные события, которые она испытала, случились на самом деле. И еще – она очень скучала по товарищам, с которыми разделила все смертельные опасности тех событий.  

Анна смотрела на пролетающие облака и слушала размеренный гул двигателей, воспоминания затягивали ее все глубже. Не заметила, как к ней подошла Лиза, ее подчиненная, и тихо тронула за плечо. Аня повернулась, вопросительно посмотрела на нее.  

– Анечка, вас экипаж к себе вызывает, там что-то по АТИС (сводка погоды). – Ответила она на немой вопрос.  

– Спасибо, Лиза! Вернусь, приступим к раздаче прохладительных. – Сообщила она в ответ, поднялась и направилась в кабину к пилотам.  

– Аня, дорогая, привет! – Раздался позади знакомый детский голосок. Она шла по первому салону. Аня резко остановилась, ужаленная столь внезапной неожиданностью. Обернулась. Сзади, возле окна сидела маленькая девочка лет шести со смешными косичками в синеньком платьице, смотрела на Анну большими детскими глазами, улыбнулась ей. Аня обомлела, не могла поверить, уж больно невозможной была эта встреча. Открыла было рот, чтобы произнести с радостью заветное имя.  

Из-за кресел впереди стоящего ряда появилось задорное личико еще одной девчонки, та протянула первой потрёпанную Барби.  

– Я так не играю, заявила второй первая девочка. Мы же договорились, я говорю, «Привет, Аня! », а ты в ответ мне, «здравствуйте, госпожа фея! » –Упрекнула ту, укоризненно. Другая девочка кивнула.  

– Ладно, давай еще раз. – Сказала она и исчезла меж кресел в своем ряду.  

Анну отпустило, она расслабилась.  

– Простите, что-то не так? – Заволновалась рядом сидящая мама малышки. Она заметила Анин интерес к своему ребенку.  

– Нет, нет, все в порядке. – Заверила ее Анна, успокаивая. Добавила. –Просто я знала одну девочку, похожую на вашу, очень скучаю по ней. Еще раз простите меня. – Извинилась она, развернулась, поторопилась на встречу к своему экипажу.  

Мои дорогие читатели, автору очень приятно получить Ваш отзыв. Пожалуйста, поддержите книгу комментарием или благодарностью.

| 80 | 5 / 5 (голосов: 1) | 13:46 12.08.2022

Комментарии

Книги автора

Золотое счастье 18+
Автор: Kasha23
Роман / Любовный роман Приключения Проза
Первая любовь. В этом чувстве - всё прекрасно. Мир преображается. Всё выглядит по-другому. Краски играют ярче, а душа сладостно томится. Но первую любовь очень легко потерять и остаться ни с чем на вс ... (открыть аннотацию)ю жизнь. Вот и Елена, сможет ли она, сохранить свою любовь, не смотря на все перипетии её судьбы. Уверен, дорогой читатель, вы тоже влюбитесь вместе с героями и будете переживать все повороты обстоятельств. Страстные поцелуи, объятия и яркие выяснения отношений не оставят вас равнодушными. PS. В тексте присутствуют сцены эротического характера.
Теги: Любовный роман приключения отношения любовь страсть эротика
16:03 16.08.2022 | оценок нет

Проводник 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Приключения Проза Фантастика
Что если бы вам предложили при жизни сгонять на тот свет? Посмотреть как там все устроено? Пересилило бы ваше любопытство, ваш страх? На такие вопросы пришлось отвечать главному герою. Что из этого вы ... (открыть аннотацию)шло читать вам, дорогие мои читатели!!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное.
13:21 11.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Мотыльки 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Хоррор
Проклятое место, скверна. Поросшее растительностью кладбище, затаившееся зло. Зло, которое неусыпно ждет своего часа. Не в том месте и не в то время, вот характеристика этой жуткой демонической истор ... (открыть аннотацию)ии. Читайте, ужасайтесь, будьте осторожны, зло всегда наблюдает....
Теги: Мистика проза ужасы паранармальное.
16:25 08.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Часы 18+
Автор: Kasha23
Рассказ / Мистика Проза Фантастика
Вечность! Вот кого спроси, хотел бы он жить вечно? Большинство бы согласилось попробовать. Но мы не знаем какую цену придется платить за это. Скорее всего, наверно слишком дорогую!
Теги: Мистика проза фантастика.
11:39 03.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Демон 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Фэнтези Хоррор Эзотерика
Хорошо подумайте прежде чем начинать читать! Жуткая история. Никогда не знаешь где тебя подстерегает беда. Казалось бы совсем обычные вещи могут таить в себе массу опасностей и угодить в смерт ... (открыть аннотацию)ельную ловушку раз плюнуть. Кем может оказаться с виду тихий, вежливый сосед, проживающий рядом с вами годами? А красивая, приветливая девушка, просящая помощь на улице? В баре незнакомец, милый собеседник? Найденная на дороге, лежащая потерянной, крупная денежная купюра? Все может окончится для вас плачевно. Предлагаю вам прочтение одной из страшных Городских легенд. Дорогой читатель, планирую целую серию таких небольших романов. Подписывайтесь оставляйте комментарии.
Теги: Проза Мистика хоррор Оккультизм Эзотерика
22:12 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Вслед за солнцем 18+
Автор: Kasha23
Роман / Постапокалипсис Приключения Проза Фэнтези
Перед вашим взором, раскроется удивительный, чарующий мир, полный приключений и опасности, тайн и интриг. Путешествуйте вместе с героями книги, окунитесь вовсе перипетии сюжета, почувствуйте буквально ... (открыть аннотацию) на себе, опасности грозящие главным героям. Станьте непосредственным участником событий! Желаю приятного чтения!
Теги: Фэнтези Постапокалипсис приключения проза
21:53 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.