Вслед за солнцем

Роман / Постапокалипсис, Приключения, Проза, Фэнтези
Перед вашим взором, раскроется удивительный, чарующий мир, полный приключений и опасности, тайн и интриг. Путешествуйте вместе с героями книги, окунитесь вовсе перипетии сюжета, почувствуйте буквально на себе, опасности грозящие главным героям. Станьте непосредственным участником событий! Желаю приятного чтения!
Теги: Фэнтези Постапокалипсис приключения проза

 

Вслед за солнцем!  

 

 

Фиолетово-прозрачный пузырь с легкими щелчками и жужжанием величественно вынырнул из-под земли, накрывая собой хлипкий нездоровый лес, который кое-как рос на обдуваемом всеми ветрами небольшом холме.  

Пузырь, ухая и вздыхая, разрастался в ширь и ввысь, достигая внушительных размеров примерно с колокольню. Начал менять цвет, потемнел, его спектр сместился в темно-красный, вишневый, задрожал, ух… – с низким протяжным рокотом лопнул, высоко в небе появились цветные разводы. Будто великан, спешащий по своим делам, споткнулся и разлил яркие краски, цвета причудливо красиво смешались в фантастическую палитру. Рик стоял и смотрел на эту красоту, от удовольствия раскрыв рот.  

– О, это что-то новенькое! – Подумал он, в вышине постепенно краски поблекли, скукожились, потянуло холодом. Внезапно с неба пошел большими пушистыми хлопьями снег.  

– Нужно убираться отсюда поскорей, а то Бог знает, что может насыпать с этой красоты. – Решил мальчик, поднял воротник поспешил отойти подальше.  

В этот раз в пустоши, возмущения были особенно сильны. Рик уже начал жалеть, что пошел один. Это не первый сюрприз, который он наблюдал сегодня, впрочем, этот был самым безобидным. Его друзья не пошли с ним, хотя договор о совместном путешествии был. Ребята остались в деревне, знал, что они теперь крайне заняты. Их выловил по дороге и забрал дядя Сью отбывать послушание, вкалывать на ближайших полях, пропалывать лосс. И вместо интересного приключения друзья трудятся в плохом настроении, не покладая рук, под присмотром взрослых. Но Рик даже немного завидовал им. По крайней мере, весь день они будут сыты. При этой мысли заурчало в животе, мальчик погладил свою походную сумку, там лежали лепёшки, которые он ловко стащил перед походом из маминых запасов. Немного подумав о еде, перебросил сумку за спину, решил, что закусит лепешками позже, кто знает, что ещё может произойти за сегодняшний день.  

Он добрался до опушки редкого, росшего на травянистых кочках леска, свежий ветерок шуршал в ушах, трепал его непослушную челку, донося сырые необычные запахи дикой растительности. Вокруг сновали, чирикали мелкие птицы, стрекотали по своим делам непоседы насекомые. Рик с удовольствием прикрыл глаза, слушал приятную суету полуденного леса. На дворе наступила ранняя весна, природа проснулась, ускоренно старалась расцвести после зимней спячки. Мальчик внимательно всматривался в округу, слушал, искал то, ради чего он пробрался сюда, несмотря на строгие запреты взрослых, по его мнению, он был почти у цели.  

 

Вдруг, впереди в довольно густых непроглядных кустах, что-то зашевелилось. Рик насторожился, очень напугался. Его сердце ушло в пятки, сильно трепетало в груди, он приготовился к самому худшему. В этих местах, в пустошах, сгинуть было очень просто даже для взрослых, иногда бесследно пропадали охотники с их богатым опытом выживания в диких территориях. Не говоря уже о нем, простом мальчике. Воображение сразу же нарисовало ужасного монстра с отвратительными щупальцами на голове, брызжущим изо рта синим ядом. Такого недавно принесли охотники в деревню, мама потом сказала, что это он убил дядю Эндрю, а ещё старожилы говорили, что они видят такую тварь впервые, что в пустошах могут водиться гады и похлеще. С тех пор мама запретила ему подходить к пустоши на километр, но Рик не слушал, тайно убегал туда при малейшей возможности.  

Он достал папин боевой нож, приготовится к решительной схватке, его сердце бешено колотилось. Не отводя взгляд от куста, медленно попятился назад в надежде, что все обойдется. Но не обошлось. Случилось в мгновение ока. Внезапно, почти бесшумно разошлись кусты, он не заметил, не успел даже моргнуть к нему метнулась коричневая молния, оказался на земле, нож отлетел в сторону, в лицо пахнуло зловонием. Всё завертелось, закружилось в вихре борьбы, мальчик боролся за свою жизнь, как только мог. Глаза, рот, нос, забили клочки травы и земли, он не мог дышать, руки судорожно цеплялись за мягкую шерсть хишника. Рик пытался схватить монстра за шею или за пасть, чтобы тот не смог вонзить клыки ему в горло, но тот умело уклонялся, выбирая выгодную позицию, чтобы прикончить Рика, затем досыта насытиться. Не смотря не сопротивление, монстру удалось всё-таки добрался до его лица. Но вместо боли, Рик почувствовал прикосновение сухого шершавого языка, со рта зверюги жутко воняло, Рик прекратил попытки сопротивления, он окончательно выбился из сил, и отдался на волю судьбе. Почувствовав, что жертва выбилась из сил, зверь стал лизать его лицо с удвоенной энергией. Тут до Рика дошло, кто на него напал. Страх постепенно уступил место злости, одним движением отстранил зверюгу в сторону, тот кхекнул, но подчинился.  

– Эд, пошел вон! Скотина, как тебе не стыдно, ты так меня напугал. – Закричал мальчик в сердцах, сбрасывая стресс, зверь отскочил в сторону, на Рика накатилась ментальная волна смеси стыда, радости и любви. Рик встал, отряхнул комки травы и земли, отплевываясь, со злостью посмотрел на друга, тот, прижав уши, переминался с лапы на лапу, опустив голову. – Ах ты паршивец, разве можно так нападать на людей, я же чуть разрыв сердца не получил из-за тебя, – добавил он спокойней и мягче, почти не сердясь, злость сменилась радостью встречи. Эди сразу же это почувствовал, и бросился ласкаться и тереться о ноги Рика. От него исходили волны счастья. – Где же ты был, болван? «Я тебя так искал», – Спросил мальчик, трепал его за щеки, гладил по голове – и опять ментальная волна стыда накатила на Рика. Эд отстранился, бросился к лежавшей в стороне сумке, привычно проверил ее, с довольным урчанием засунул туда свою морду, нашел вывалившиеся лепёшки, громко чавкая принялся их жевать. – Вот блохастый, ты еще и без обеда оставил меня? – Возмутился было Рик, но присмотревшись поближе, понял, что Эду примерно два дня уже ничего не перепадало, бока зверя буквально ввалились вовнутрь, замолчал. Покончив с лепёшками, зверь подошел к мальчику, облизнулся, заглянул в глаза, теперь от него исходили волны благодарности. У Рика начинала болеть голова от дружественных ментальных атак. Он собирался отругать друга, но на радостях от встречи решил ему простить, тем более, что его поиски увенчались успехом.  

 

Небо затянуло серой пеленой, с востока потянуло сырой прохладой, совсем рядом в воздухе, бесшумно как призраки появились плавуны. Так ребята называли извращённые порождения пустоши, образования, похожие на шары воды, подвешенные невысоко над землёй. Они были относительно безопасны, хорошо знакомы детворе. Часто дети забавлялись с ними, с разбегу врезались в плавун и на мгновение зависали внутри пузыря, дергаясь, кривляясь и крича во все горло. Плавун лопался, бросая разбойника на землю. Внутри него возникало ощущение, будто ты попадаешь в воду, можешь даже плыть, но остаешься сухим и дышишь совершенно свободно. Ребята обожали развлекаться с плавунами. Обычно эти образования проходили бесследно, но изредка, за ними возникала радуга – яркое разноцветное свечение примерно в десяти метрах над землей. От радуги невозможно было оторвать взгляд, это волшебно завораживало, буквально гипнотизировало, но красота была очень опасна. Если вовремя не убежать, то ноги начинало покалывать, потом они немели, ты терял способность самостоятельно передвигаться, в дальнейшем тебя поражал паралич, и ты умирал. Ребята радугу очень боялись! На поселковом собрании охотники часто предупреждали жителей и пастухов об этом опасном явлении.  

Рик не стал дожидаться, во что разовьются плауны, решил побыстрее возвратиться домой. Он был очень рад, что нашел друга и что его риск был оправдан. Собственно, ради Эда он и убежал из дома в пустошь, с облегчением радовался, что это приключение завершилось, они направились домой. Рядом возле него семенил друг, то забегая вперед, то отставая, настораживая уши.  

Эд был похож на огромного кота, его густая, мягкая, темно-коричневая шерсть блестела и играла на солнце, не успела потерять лоск, за время скитания по диким местам, мощные лапы заканчивались мягкими подушечками, спрятанными в них большими, ужасно острыми когтями. У Эда был короткий толстый хвост, постоянно торчащий вверх. Он почти никогда им не пользовался. Его морда внушала страх и уважение, кошачьи глаза имели другое строение, скорее напоминали человеческие. Нос у Эда был черный, влажный. Рику нравилось трепать пальцами друга за носик, либо тереть его ладошкой, тому это ужасно не нравилось, он фыркал и испускал ментальные волны недовольства, да так, что по коже проходили мурашки. Он обладал огромной зубастой пастью, передние верхние клыки ощутимо выступали из-под верхней губы, а еще Эд мог этой пастью улыбаться. Когда ему что-то нравилось, он натягивал губы, обнажая свой зубастый арсенал. По внешнему виду зверя можно было сразу сказать, что он очень опасный и серьезный хищник. Эди был Рику выше пояса, причем Рик считался довольно крупным мальчиком.  

 

Рик нашел Эда два года назад. Тогда они с Сэмми убежали далеко от поселка. Накануне прошла сильная буря, три дня энергии в пустоши бушевали через край, даже страшно было подумать, что там происходило. Досталось и поселку. Лил сильный дождь, штормовой ветер разбрасывал плохо закрепленный инвентарь, срывало крыши с хозпостроек, пугая и без того робкий скот, казалось, что так природа защищается от того аномального, что происходило в пустошах. На утро после урагана, пока взрослые были очень заняты восстановлением хозяйства, Рик со своим другом тайком отправились в дикие места. Они знали, что им сильно влетит, если кто-то обнаружит, что их нет в поселке. Но тяга к приключениям была сильнее страха и наказания. Ребята улизнули от взрослых и друзей, воспользовавшись тайным лазом через защитную стену.  

То, что они увидели в пустоши, не поддавалось описанию. Повсюду валялись вырванные неведомой силой с корнем деревья, унылый ландшафт был покрыт воронками, рытвинами, видно, что они образовались после попадания молний или чего другого в почву. Огромные валуны вылезли из-под земли. Лежа на поверхности, они напоминали выпавшие зубы великана. Низкие свинцовые облака неслись над землей, воздух был сильно наэлектризован, то и дело слышалось потрескивание электричества. Вдалеке непривычно маячил рыжий холм, возвышавшийся на фоне общей равнины. Раньше его там не было, по крайней мере, Рик и его друг Сэмми не замечали, чтобы он там был, хотя знали, что в пустоши постоянно все меняется. Коротко посовещавшись особо не раздумывая, они бросились на разведку к пришельцу холму в надежде там поживиться чем-нибудь необычным. Добраться туда было совсем не просто, поваленные деревья то и дело преграждали им путь, на дне дымящихся воронок, повсюду утыканных вокруг, плескалась и булькала рыже-зелёная зловонная грязь, стоял неимоверный смрад. Ребята спотыкались, огибали воронки и каменных исполинов, потревоженных бурей, закрывали рукавами носы. Настойчиво продирались через завалы и нагромождения, шли к своей цели довольно долго, через какое-то время Сэмми захныкал, начал причитать о том, что это была плохая идея – убегать из дома. После непродолжительного нытья, Рик под натиском друга тоже начал подумывать, не повернуть ли назад. Тем более, что холм был еще далеко и не представлял ничего интересного, кроме как своей необычной растительностью, имевшей оранжевый оттенок, ее было отчетливо видно. Мальчики остановились, всматриваясь до рези в глазах в близлежащий ландшафт, пытаясь рассмотреть и заглянуть дальше, им хотелось непременно узнать, что было скрыто от их любопытных глаз на том загадочном холме, явившемся вдруг не известно от куда, но идти туда совершенно не осталось сил. Что-то неуловимо странное и необычное, на этот раз по-настоящему пыталось ускользнуть от них. Детали этого холма не вписывались в привычное представление о мире, в котором жили они. Там, на вершине, восходящие потоки воздуха густым маревом закрывали то интересное, ради чего ребята пытались попасть туда. Рик было уже рассмотрел крупицы скрытого, стал замечать колышущееся белые пятна, как в него врезался хныкающий друг, схватил его за руку, наваждение тут же пропало, мальчик досадно вздохнул, дернулся, в сердцах высказался.  

– Сэмми, послушай, мы оба устали, давай найдем укромное местечко, сядем, покушаем немного, и пойдем обратно в деревню. – Предложил он, уняв свой гнев.  

Сэмми с радостью согласился, кивнул как ни в чем не бывало, указав на упавшее рядом маленькое деревцо. Как раз на их удачу здесь не было зловонных кратеров и воздух отличался чистой прохладной свежестью. Немного осмелевшие птицы начали потихоньку подавать голоса. Страх и усталость постепенно улетучились, оставляя место в душе приятному ощущению тепла и спокойствия. Усевшись по удобнее, Рик достал из сумки две лепешки, одну он протянул своему другу, а другую оставил себе. Снова порывшись в ней, он нащупал шкатулку из дубовой коры, в которой он хранил медовую патоку, зажав ее в руке, не торопился доставать. Ему вдруг стало жалко делиться патокой с Сэмми, он было уже подумал, что можно съесть лепешки и так, не сдабривая их лакомством. Но сейчас, глядя на Сэмми, на то, как он жалобно вздыхал и охал, на его несчастное пухлое личико, Рик все же вытащил руку вместе со шкатулочкой из своей сумки. Его друг, увидев шкатулку, повеселел, престал охать-ахать, подсел ближе к Рику, сломал свою лепешку пополам подставил ее к шкатулочке. Рик, вздохнув, открыл шкатулку, наклонил, чтобы медовая патока полилась на лепешку друга. Из шкатулки запахло чудесным ароматом, слюнки так и скапливались во рту, заставляя руки дрожать. Проронив несколько капель драгоценной тягучей жидкости на лепешку, он закрыл шкатулку, поставил ее на землю. Сэмми тут же принялся другой половинкой лепешки растирать сладкое лакомство по всей поверхности. Тоже самое проделал Рик со своей лепёшкой. Для ребят медовая патока была наивысшей степенью удовольствия, патоку собирали Тхоры, устраивая свои гнезда в высоких кустах колючей Рохи. Тхоры были очень злыми и очень больно кусались. Рик неоднократно приходил домой весь опухший от их укусов, но при этом почти всегда его шкатулочка была полна, он очень хорошо знал высокую цену вкуснейшей патоки.  

 

Ели они вкусно, громко чавкая и улыбаясь друг другу, запивая чистой холодной водой из фляги, которую подарил папа Сэмми на его день рождения. Это была добротная грубая армейская фляга стражей, из настоящего железа!! Еще у него была зеленая, цвета хаки куртка, с накладными карманами, на которой были пришиты военные пуговицы. Этими вещами он жутко гордился, а ребята бесконечно ему завидовали, многократно обсуждая их достоинства. Покончив с лепешками, Рик повернулся к холму, мимолетно глянул туда, где недавно увидел нечеткие блики. Вдруг прямо у него на глазах марь на холме расступилась, и он явно и четко увидел очертания белых развалин, обломков здания или чего-то белого, какую-то структуру, какую точно определить он не смог, примерно в нескольких километрах на вершине холма. Рик тут же понял, что он должен там побывать.  

– Послушай, Сэм, можешь подождать меня здесь полчаса? – Спросил доверительно друга, весело подмигнув ему. Я мигом на холм и обратно, к тем развалинам. – Он махнул рукой в направлении холма, теперь и Сэмми заметил их, посмотрел туда, внимательно прищуриваясь. Я только одним глазком и обратно к тебе. – Попросил Рик.  

В ответ Сэмми нерешительно кивнул, добродушно добавил.  

– Угу, давай быстро, а то нас и так давно нет, пора возвращаться, чувствую, влетит нам хорошо. – Он заерзал задницей, будто представил это воочию.  

– Я мигом! – Бросил Рик довольно, вскочил, не теряя времени, в вприпрыжку огибая упавшие деревья и зловонные ямы, помчался на встречу с неведомым.  

Он торопился, боясь сбросить с себя наваждение, как ему казалось довольно быстро добрался до подножья.  

 

Возле холма создавалось впечатление совсем чужого места, просто жутко чужого. Не реально ярко-оранжевая растительность покрывала землю вокруг. Там, где по какой-то причине не было оранжевой травы, выступала странная почва темно-бурого цвета. На юге, в фиолетовом мареве явно просматривалась горная гряда с белыми шапками на вершинах. Это было неправильно, Рик знал, что их деревня расположена на равнине, и до ближайших гор очень далеко. А тут до гор рукой подать, хотя он никогда их и не видел, представлял себе именно так! Самое странное и необычное, что на вдруг ставшем серо-зеленом небосводе сияли два солнца, одно привычно желтое, светило в зените, как будто бы в полдень, а другое маленькое, злое, голубое, клонилось к закату. Такого Рик в своей жизни еще не видел, это было странно даже для пустоши! Он стоял у холма, столбенея от увиденного, не зная беспокоиться ему по этому поводу или нет! Было тихо, не слышно чириканья птиц и вездесущих насекомых, лишь легкий ветерок шумел в ушах, пахло терпким перцем, едва уловимым ароматом сосновых иголок, полевыми травами, отчего першило в горле, хотелось чихнуть. Запах нельзя было назвать не приятным, скорее ободряющим, немного странным, как это место. Тут было жарко, даже немного парило, так что хорошо одетому Рику, пришлось расстегнуть куртку и снять свитер. Держал его в руках, походная сумка осталась с Сэмми… Кстати вспомнил о патоке, он пожалел, что оставил сумку вместе с другом, тем более ему не куда было деть свитер. Решил подняться на холм. На верху на небольшой равнине, грудой обломков громоздилось когда-то величественное здание. Подходы, которые вели к нему, были устланы удивительно ровным и прочным материалом, причем на ощупь он казался слегка мягким и упругим. Шагать по такому, было просто и приятно, складывалось впечатление что дорога сама подталкивает путника к цели! Кем-то выстроенное здание из белоснежных блоков было разрушено, все южное крыло полностью обвалилось внутрь. Белые блоки треснутыми обломками валялись повсюду. Мальчика удивил тот факт, что по всему фасаду центральной части здания не видно ни одного окна! Он подошел ближе к уцелевшей стороне в поисках входа, дверей или что-то похожее на вход не обнаружил, решил обойти по периметру. На ходу наклонившись, поднял осколок белого камня, вероятно мелкий осколок строительного блока, тот оказался удивительно легким, повертел в руках, измазав белым пальцы, запустил его со всех сил, камушек отскочил от дорожки со щелчком скрылся в траве. Рик, рассматривая здание, обошел его фасадную часть свернул за угол, обнаружил огромную дыру-пробоину, которая открывала проход в достаточно обширное помещение. Он подошел вплотную, остановился в проеме, вглядываясь внутрь. На удивление там не было темно, свет лился сквозь стены, открывая вид на необычный внутренний интерьер.  

Мальчик постоял в проеме разрушенной стены какое-то мгновение, оценивая степень опасности, не обнаружив явной угрозы, без сомнения перешагнул через обломки, вошел в обширный холл. Там казалось уютно и безопасно, ноги ступили на покрытие, напоминающее ковер. Такое на полу он видел в доме у старосты. Однажды его в компании других мальчиков пригласила к себе Лиа, дочка управляющего, по случаю того, что ее родители уехали на ярмарку. Дом остался без присмотра старших, и веселая компания с удовольствием резвилась, бегая из комнаты в комнату, играя в прятки. Там пол был устлан подобно этому. Но здесь ковер казался куда лучше и красивей, ступать по нему приятно и очень мягко, в то же время легко, создавалось впечатление упругости шага как на дороге с наружи. Ковер имел приятный темно-бежевый цвет, он был аккуратным без каких-либо посторонних пятен, абсолютно чистым. Рик обратил внимание, что окрас стен имел тот же темно-бежевый цвет, но отличался чуть более мягким тоном, чем покрытие на полу, создавая впечатление одного целого, плавного перехода снизу-вверх. В глубине у противоположной стены контрастно стоял черный глянцевый шкаф, монолитом возвышаясь почти до потолка, закрывал собой всю стену. На нем то и дело вспыхивали яркие разноцветные точки-огоньки, они мерцали как небосвод в полночь. Рика это удивило, ведь он не заметил никаких огоньков до этого, когда осматривал помещение снаружи. Получается, что шкаф ожил, как только он вошел? Мальчик озадаченно хмыкнул, перестал разглядывать по сторонам, приблизился к шкафу, с интересом изучая его.  

– Интересная штуковина! – Подумал он. В ответ внутри шкафа раздались громкие щелчки, шкаф тихо и монотонно загудел. Рик отпрянул от неожиданности, но дальше ничего не произошло, это успокоило. Внезапно центральная часть монолита засветилась ровным серым цветом, потухла на какое-то время, снова осталась абсолютно черной, а затем на черном фоне с интервалом примерно в пять секунд появились геометрические фигуры: желтый треугольник, перечеркнутый одной синей полосой, фиолетовый квадрат, красный круг с двумя волнистыми линиями под ним, белый ромб, опять треугольник, только без черты, конус.  

Символов было примерно двадцать. После того, как они все появились и исчезли по очереди, на экране высветился желтый треугольник, перечеркнутый синей полосой, раздался мелодичный звук, будто где-то зазвонил маленький колокольчик, изображение треугольника исчезло, появилось вновь, исчезло, устанавливая периодичность, с которой выводилось изображение. Звук следовал за появлением треугольника, пиликая во время вывода изображения фигуры на экран, постепенно частота цикла ускорилась. Рик понял, что ему нужно что-то сделать, он интуитивно поднял руку и указал пальцем на фигуру. В ответ изображение застыло, уменьшилось сместилось в нижний правый угол импровизированного экрана. В центре возникла новая фигура, красный круг. Мальчик понял, что это приглашение к игре. Правила оказались несложными, нужно просто расставить фигуры по типу, разместить их в категориях и подкатегориях. С этим заданием Рик справился довольно быстро, ошибся только два раза направив не туда фигуры, количество ошибок учитывалось, но не достигло критических величин, тест игра продолжалась. В самом конце, его озадачила последняя фигура трапеции, внутри которой был круг, перечеркнутый ровной линией. Изображение соответствовало сразу нескольким параметрам и опциям, которые можно было отнести к определенным группам. Но в тоже время в совокупности изображений фигура противоречила концепции общих правил размещений геометрических фигур в игре. Он не знал, как решить эту загадку, боясь ошибиться еще раз, застыл в ожидании. Программа настоятельно требовала сделать выбор, подтверждая это визуально и аудиосигналом. Но Рик просто стоял и не делал выбор, понимая, что это будет ошибкой, проиграть жутко не хотелось. Наконец вышло время, прозвучал финальный сигнал, изображение исчезло с экрана. Поверхность стала вновь черной с изредка вспыхивающими огоньками точками. Мальчик расстроился от своей неудачи, уже было собрался пойти дальше продолжить исследовать помещение, но экран вновь ожил и показал аккуратно рассортированные фигуры, внизу одиноко стоявшую в стороне перечеркнутую трапецию с кругом и поперечной линией. Эта фигура была явно лишней, она не соответствовала общей концепции размещения. Рик выиграл! Он поступил правильно, приняв решение отказаться от выбора. Последнее задание оказалось логической ловушкой, которой он избежал.  

Прозвучал довольно громкий сигнал, внезапно почти бесшумно пол посреди комнаты опустился, образуя проем вниз. Это было так неожиданно, что Рик даже присел от страха, сердце бешено заколотилось в груди. Совладав с собой, понял, что произошло, успокоился. Какое-то время постоял на месте, затем с опаской подошел к проему. Мальчик был очень взволнован происшедшим, но все же с опаской заглянул внутрь.  

Вниз вел крутой пандус, расстояние до дна казалось довольно внушительное, примерно пять метров.  

– Странно! – Подумал мальчик. По логике, удобней было бы оборудовать спуск ступеньками, наклон же довольно крутой? Но здесь ступенек явно нет, значит тем, кто спускается сюда, ступеньки не нужны вовсе? – Ответил на свой же вопрос. Внизу зажглось мягкое освещение открывая весьма светлый интерьер, позволяя увидеть пол и часть бежевой стены поодаль. Пандус засветился не ярким зеленым светом, приглашая в новое помещение. Рик подумал секунду, сгорая от любопытства, решил спуститься, ему жутко хотелось посмотреть, что там внутри. Невзирая на опасность, осторожно ступил на зеленый пандус, как бы пробуя его на прочность. Поверхность была прочна и устойчива. Немного постояв, мальчик просто сбежал по наклонной, попал в хорошо освещенное помещение. Довольно просторную комнату, она была разделена на две части матовой полупрозрачной стеной, за перегородкой угадывались какие-то конструкции. В дальнем углу на полу по ту сторону полупрозрачной стены, лежало черное, размытое матовым материалом перегородки пятно. С этой стороны, где был Рик, у стен с интервалом в метр возвышались невысокие, сантиметров тридцать в высоту, помосты синего цвета, примерно два метра на два. Всего их было шесть. Помосты были мягкими на ощупь и бархатистыми, перед помостами располагались такие же шкафы монолиты, как и в фойе на верху, бежевого цвета, придвинутые в плотную к стене, только гораздо меньше и тоньше, поверхность шкафа была абсолютно глянцевой. Рик обошел вокруг, приблизился к полупрозрачной матовой стене, что разделяла помещение, пощупал ее поверхность рукой, та оказалась холодной и гладкой, пнул ногой, проверяя на прочность, прильнул вплотную, всматриваясь в детали по ту сторону. Но конкретно рассмотреть, что там, ему не удалось, из-за сильной размытости изображения. Не удовлетворив свое любопытство, принялся изучать окружение вокруг себя. Воздух здесь, тоже оказался с горчинкой, как и снаружи, только немного суше и прохладней, пахло совсем не естественно, как будто бы очень тонкий отголосок сажи из печки, едва уловимый и совсем не опасный. Не обнаружив для себя интересного, из мальчикового любопытства подошел и взобрался на один из постаментов. Взобраться на него оказалось неожиданно приятно, нога по щиколотку проваливалась в материал, но там внутри поверхность пружинила. Он постоял, проверяя, переминаясь с ноги на ногу, пробуя эффект, и неожиданно довольно высоко подпрыгнул. Постамент компенсировал нагрузку при приземлении, подтолкнув мальчика обратно вверх. Рику это ужасно понравилось, такого он не ожидал, повторил и что есть силы принялся прыгать, позабыв об опасности. Это было здорово, он никогда так не развлекался, взмывал вверх, опускался и снова вверх. Было так хорошо, что не хотелось останавливаться. Рик беззаботно прыгал примерно с минуту, но при очередном приземлении не удачно поставил ногу, незначительно подвернул ее, взмахнув руками, плюхнулся на мягкую бархатную поверхность, барахтался чтобы встать. Вокруг раздался знакомый гул со щелчками. В мгновение ока из монолита, стоящего на против, выросло множество нитей, будто паутиной, опутало мальчика. Ниточки прикоснулись к голове к рукам и к туловищу, проникая сквозь одежду, плотно прилипали. Рик очень сильно испугался, он бился, кричал, катался по постаменту, размахивал руками, пытался оторвать прилипшие к нему нити, те отлеплялись и вновь настойчиво занимали свое прежнее место, не давая опомниться. Это продолжалось какое-то время, пока мальчик окончательно не выбился из сил. Наконец он просто расслабился и остался спокойно лежать, опутанный чужеродными волокнами. Постарался отдышаться, в груди бешено колотилось сердце. Рик понял, что ему не больно и он не скован, нити просто приклеились к нему, не причиняя вреда. К его изумлению, паутинки засветились не ярким мягким белым светом, по всему телу пробежали щекотные мурашки, а в голове возникли неясные чуждые образы, обрывками, пушистыми облаками, кружащими в сознании. Это было, как сон наяву, но контроль над окружающим Рик не утратил, он прекрасно слышал и ощущал пространство вокруг. Мальчик напрягся, до него дошло, что ему пытаются что-то передать, постарался понять чужеродную информацию. Но образы в виде неясных размытых цветных картинок не сходились в одно целое, представляя из себя цветовую нелепицу. Картинки еще какое-то время появлялись в голове, вспыхивали, отходили на второй план, сменяя друг друга, потом поблекли, потемнели и окончательно испарились, не оставив следа. Перестали светиться нити, бежевый монолит рядом тихонько пискнул, также неожиданно, как и в первый раз, мягко втянул в себя тонкие нити-щупальца, освободил мальчика. Раздался довольно громкий щелчок, в середине матовой полупрозрачной стены появилась щель, которая с шипением расширилась до дверного проема, ведущего внутрь второго помещения. Рик одним рывком соскочил с постамента, подбежал к пандусу, собираясь ретироваться из здания, возвратиться к своему другу в пустоши. Но неожиданно остановился, краем глаза заметил черное, довольно большое пятно, кляксой лежащее в дальнем углу открывшейся комнаты. Повернулся, внимательно рассмотрел то, что лежало темным на полу. Это было похоже издалека на груду истлевших лохмотьев, прямо возле стены из-под вороха темной материи что-то белело, что-то напоминающее мяч. Рику стало любопытно, но он помнил, что произошло с ним совсем не давно, что безрассудство может стоить ему очень дорого, он колебался. С одной стороны, собирался покинуть это место, ибо был не на шутку напуган, а с другой, его просто пожирало любопытство, что же там в другой комнате, что находится на полу? Наконец любопытство взяло верх, и мальчик, преодолевая страх, возвратился, вошел в открытый проем в прозрачной стене.  

На полу лежало нечто очень странное, истлевший труп незнакомого существа. То, что он принял издалека за ворох тряпья, оказалось полуистлевшей чешуйчатой тканью, в некоторых местах серо-черные чешуйки отвалились, обнажая бело-жёлтую сморщенную и высохшую с синими прожилками кожу. Мертвое существо было довольно большим, то, что Рик принял за белый мяч оказалось головой, если это можно было назвать так. Голова была внушительна, мягкие ткани уже давно истлели, это был скорее череп мумии, впереди вертикально по середине, сверху вниз, находились четыре пустые выемки, видимо для глаз, причем верхняя впадина заметно больше остальных. Внизу черепа выступала челюсть, вооруженная довольно развитыми плоскими зубами по два ряда с каждой стороны, впереди челюсти снизу и сверху были пластины, заостренные к низу, вероятно они играли функцию передних зубов как у человека. Но самое странное это боковые сферы примкнувшие к черепу существа по обе стороны. Та сфера, что лежала внизу, еще не успела истлеть и можно было различить как выглядела прежде. Темно-зеленого цвета, она примыкала прямо к височной доле, с боку имела четыре ровных горизонтальных щели, а спереди два высохших отростка примерно в десять сантиметров длины. У существа было четыре руки, так их условно можно назвать, верхние члены имели по два сустава и заканчивались тремя с отстоящим одним, фалангами. А вот нижние руки казались массивными, они выступали прямо из боков, были заметно короче верхних членов имели по четыре сустава, что давало неимоверную степень свободы, кисть руки заканчивалась пятью длинными пальцами, которые состояли тоже из четырех сочленений. Скелета ног не было, но все же из складок иссохшей кожи внизу выступали длинные – несколько, четыре, а может пять – высохших полуистлевших, массивных кожистых шлангов нижних конечностей, заканчивающихся не большими сдутыми и сморщенными подушечками, шланги будто бы были вдеты в них. Рик был поражен внешним видом огромного мертвого существа. Подобного прежде он не видел. С любопытством в подробностях рассматривал его. Он обратил внимание на правую верхнюю конечность чужака, та неестественно заломилась внутрь и ее кисть исчезала под складками чешуйчатой ткани, уходила под тело. Но внимание мальчика вызвало не особенность положения члена существа, а то, что из-под тела возле фаланг руки, там внутри через разрыв материала без чешуйки, выступал край какого-то предмета. Краешек был абсолютно черный с ровными гранями, что удивительно, он неестественно, еле заметно как бы искрился, на его черной поверхности то и дело вспыхивали и гасли очень маленькие белые точки-огоньки. Рик осмотрелся вокруг, ища подходящий предмет, чтобы приподнять край тела и извлечь из-под него удивительную вещь. Руками трогать чужака ему было противно. По всей комнате, в которую он вошел, были расставлены белые тумбы, они как монолиты возвышались вокруг, по высоте примерно с метр. Мальчик обошел их вокруг в поисках чего-нибудь подходящего, направился к одной из них, которая находилась на противоположной стороне помещения возле стены, на ней лежали непонятные предметы, металлический цилиндр матового серого цвета в десять сантиметров длины, стеклянная трубка примерно в двадцать сантиметров и несколько зеленных, пористых, квадратных губок. Как только он подошел, тумба неярко засветилась приятным белым светом, подсвечивая предметы, лежащие на ней. На крышке сбоку проявились черные символы, красивые округлые вязи, они появлялись и исчезали, растворялись дымкой, сообщая кому-то о чем-то, видимо, важном. Рик протянул руку, взял серый цилиндр. Тот оказался весьма теплым и удивительно тяжелым, мальчик не смог даже его сдвинуть на сантиметр, хотя приложил для этого максимум усилий. Попробовал пару раз, оставил попытки, и переключился на длинную стеклянную палочку. Она тоже оказалась не легкая и совсем не стеклянная, скорее это был кристалл, холодный и шершавый на ощупь. К пористым штукам он не рискнул прикоснуться. Тем более, нашел то, что ему было нужно. Он отошел от тумбы, та стала, как прежде, темной, перестав светиться.  

Рик поторопился, вернулся к мертвому чужаку. Концом импровизированной палочки приподнял край мертвого тела, оно было легкое и иссохшее. С характерным шуршанием освободил предмет, ловко поддел ногой, шаркающим движением подтолкнул его к себе. Это оказался черный искрящийся огоньками прямоугольник сантиметров семь в длину, пять в ширину и два в высоту такой себе коробок. Прежде, чем опустить край истлевшего трупа, он задрал его еще выше, проверяя нет ли под ним еще чего интересного. И не обманулся, чуть дальше заметил белый матовый небольшой цилиндр с утолщением на конце. Он был похож на огромный мундштук. В длину примерно сантиметров десять и четыре в обхвате. Рик также ногой выудил предмет и подтолкнул к себе. Он бросил палку рядом, нагнулся, подобрал незнакомые вещи с пола. Черный прямоугольник неожиданно оказался мягким, его можно было сжимать, он сминался под пальцами, как влажная глина, но тут же расправлялся, обретая свою форму, еще больше искрясь. А вот цилиндр оказался поинтереснее, очень удобно ложился в руку и чудесным образам деформировался, волшебно подстраиваясь в мгновения ока к анатомическим особенностям конечности, видимо и был предназначен для использования в руках. Наконечник цилиндра с одной стороны начинал светиться сначала сочным синим цветом, а потом плавно цвет переходил в зеленый. Как только Рик убирал обхват, брал в другую руку, вертя его, с интересом изучая, цвета меркли. Противоположный торец имел черную глянцевую поверхность, со стороны рукоятки торец был обычного матово белого цвета. Мальчик вертел в руках предметы, увлеченно изучая их, играя ими по очереди, увлекся. Внезапно по всему зданию пробежала мелкая дрожь, весьма ощутимая не приятная вибрация, опять стало все нормально. Рик насторожился, понял, что пора убираться. Он убрал черный мягкий коробок в карман брюк, цилиндр в кармане не поместился, так и остался в руке, удобно там устроившись, весело светя зеленым цветом на конце. Рик поторопился к пандусу, ведущему на верх, с опаской обходя подальше мягкие постаменты. Внезапно пол и стены, и все вокруг содрогнулось очень и очень сильно. Раздался неимоверный треск, сверху посыпалась пыль. От толчка Рик чуть было не упал, потерял равновесие, на зубах заскрипело. На этот раз ничего не прекратилось, все вокруг затряслось задрожало. Понимая опасность, мальчик со всех ног кинулся к пандусу спасаясь, торопился выбраться из внезапной ловушки. Но, к его огорчению, тот начал довольно быстро подниматься, грозя ему замуровать внутри на всегда. Рику не хватило всего каких-то пару метров, чтобы вскочить на поднимающийся пандус. В панике, задыхаясь, он совершенно непроизвольно вскинул руку с новой вещью направлении пандуса, который поднялся на высоту почти двух метров. В немом крике напрягся, понимая свое бессилие, испытывая ужас, он сильно сжал пальцами цилиндр. Внезапно, совершенно неожиданно, произошло невообразимое! Из конца неизведанной вещи, с легким едва слышным шипением, плевком полыхнуло зеленое пламя, молнией уперлось в правое основание пандуса зацепив перекрытие, та часть куда ударило пламя в мгновение ока испарилась, оставив после себя дымящиеся оплавленные края. Пандус после такого, остановился, крякнул, застыл, с очередным толчком с грохотом обрушился вниз, подняв облако пыли, снова открыл проход вверх.  

Рик опешил, его весьма ощутимо тряхнуло, обдало горячей струей ударной волны, почти сбившей с ног, он по-прежнему сжимал своего неожиданного спасителя в руке, но времени рассмотреть его ввиду новых обстоятельств и удивления не было. Цилиндр как ни в чем не бывало удобно лежал в руке, дружелюбно светясь зеленым кантом на конце. Тем временем все вокруг тряслось и стонало, напоминало об опасности. Мальчик пришел в себя и со всех ног бросился прочь из странного чуждого здания.  

Снаружи царил хаос! Небо необычно потемнело, наступила ночь, в высоте без облаков очень ярко и отчетливо светили звезды. Земля тряслась и трескалась, монотонный глубокий гул утробно раздавался вокруг, поднялся весьма сильный ветер. Рик со всех ног помчался по необычной дороге назад, на ней то и дело паутиной расходились глубокие трещины, нарушая ровную идеальную поверхность, тут же волшебным образом материал затягивал их. Мальчик бежал по дороге к спуску с холма, он был уверен, что катаклизм связаны именно с ним. Внезапно небосвод озарился яркой вспышкой, опять наступил день с двумя светилами. Рик так торопился, что не успел даже удивиться. Землю тряхнуло сильней, он сбился с ног упал на четвереньки, ощутимо долбанулся коленкой. Не обращая внимания на боль, мгновенно вскочил и продолжил бег, ветер пустился сильнее, благо дул попутно в спину. Вновь тряхнуло, и громко загудело. Он уже почти добежал до спуска с холма, по которому совсем недавно поднимался. Неожиданно услышал в творящемся хаосе сквозь завывавший ветер и гул земли, отчаянные едва слышные жалобные вопли. Рик посмотрел туда, откуда доносился звук. На другой стороне дороги лежало упавшее надломившееся дерево, которое своей кроной образовало обширный бурелом не далеко от обочины, примерно в десяти метрах, земля вспучилась рыжим бугром, образовав нагромождения, примерно оттуда доносился едва слышимый звук. Мальчик подумал мгновение, изменил направление своего бега в сторону жалобных призывов. На зубах противно скрипела пыль. Добежав до места, стал искать источник звука. Там под одной из сломленных зелено-оранжевых веток кроны, возле огромного камня притаился маленький с кулак комочек коричневой шерсти, отчаянно просящий о помощи. Он не стал разбираться, протянул руку, наклонился и взял зверька, засунул его за пазуху, тот сразу притих, замолк, уткнувшись носом в рубаху мальчика. Рик развернулся и ринулся дальше, выбежал на дорогу, унося ноги от огромной неприятности, всерьез грозившей ему смертью. Он сильно запыхался и устал, задыхаясь торопился до спуска. Уже начал спускаться с холма, как небо опять потемнело, раздался ужасный треск, начался схлоп!  

По небосводу пробежала огромная молния, в мгновение освещая все вокруг, громом повергая в шок! Ветер прекратился, воцарилась напряженная тишина. Затем с ураганной силой поднялся вновь, завыл, застонал, охнул и воздух смерчами взвился в высь! Стало ощущаться падение давления, воздух буквально испарялся. Рик начал задыхаться, он перестал бежать, перешел на шаг, спотыкаясь настойчиво продолжил путь, сильно закашлялся, изо рта пошел пар. Очень резко похолодало, температура продолжила ощутимо падать. От холода закоченели руки, мальчик поднес их ко рту, хриплым дыханием пытаясь согреть. Он уже был у подножья холма и видел, где обрывалась чудесная дорога. На растительности вокруг проступил иней, было очень морозно.  

Рик, задыхаясь и кашляя, выпуская пар изо рта сделал еще пару шагов, споткнулся, повалился на землю, силы покинули его, пытался ползти, но воздуха почти не осталось. Он замер, каждый вздох разреженного воздуха давался с трудом, горло перехватило холодной сухой коркой. Рик понял, что теряет сознание, отчётливо хладнокровно понимал, что скоро умрет, он согласился. Только было обидно, стало очень жаль маму, ведь она не узнает, что случилось с ним, как он умер, будет так горько плакать. Представил, как расстроятся его друзья, когда узнают, что он пропал, как сильно получит Сэмми. Мальчик закрыл глаза, из них по щекам катились слезы. За пазухой зашевелился зверек, пытаясь найти выход наружу. Рик прижал край свитера рукой, не давая ему выйти, понимал, что тот сразу замерзнет. Он лежал, кашлял и хрипел, хватая ртом скудные остатки воздуха.  

Вот-вот воцарится вакуум! И только яркие, чужие, бесстрастные звезды безразлично смотрели на него сверху. Земля перестала дрожать, изредка по поверхности проходила редкая вибрация. Почти все стихло. Рик замер, ему уже не было холодно, хотя он превратился в скрюченный покрытый инеем холмик. Он не дрожал, был очень слаб, но еще жив и в сознании. Знал, что ему скоро наверняка придёт конец. Так и лежал маленький живой комочек, посреди чужого мертвого безмолвия.  

Вдруг что-то зашевелилось в кармане брюк, начало расти нагреваться, разорвало карман, тонкой пленкой покрыло все тело от самой макушки и до пят, залепило рот, глаза, залезло в уши, плотно забило ноздри. Рик пытался закричать, но не мог, испугался, запаниковал, ему и так не хватало воздуха, понял, что задохнется. Бился в конвульсиях, скрючился сильней, распрямился, вдохнул, совладал с паникой, с удивлением осознал, что волшебным образом теперь дышит, что воздуха ему вполне достаточно. Он открыл глаза и отчетливо увидел все вокруг, покрытую инеем землю, яркие колкие звезды, замороженный тихий мир. Он поднял руку к глазам, с интересом рассматривая ее. Она была покрыта черным, плотно облегающим маслянистым материалом, при этом рука, пальцы материал не чувствовали, каждое прикосновение ощущалось совершенно так, как будто сверху ничего нет. Рик встал, осмотрелся, пошаркал черной ногой, шума не услышал, догадался, что вокруг вакуум, обернулся и подобрал оброненный прежде волшебный белый цилиндр. Понял, что находится в эпицентре огромной аномалии, радовался, что, жив, благодаря тому черному мягкому квадратику мертвого чудища. Мальчик осмотрел себя, он был весь черный, в очень плотном облегающем костюме. Быстро пришел в себя, поспешил убраться из этого мертвого места. Добежал до конца дороги, обнаружил, что перед ним серая дымка, будто пелена плотного тумана, четкой границей отделяет его от остального мира, очертания предстоящего ландшафта быстро растворялись в сизом мареве. Рик постоял какое-то мгновение, решительно ринулся в туман. С удивлением для себя ощутил сопротивление, словно продирался сквозь тонкую слоистую пленку, мембрану. Странный, только что умерший мир, не хотел отпускать своего нежданного гостя, случайно узнавшего его секреты. Удивительный черный костюм расталкивал упрямый туман, прокладывая путь спасения из западни! Мальчик уже видел почти отчетливо пейзаж пустоши, осталось буквально сделать пару шагов.  

Внезапно сверху озарила мощная вспышка. Предчувствуя недоброе, он подналег, ускорился, дошел до конца тумана уперся в упругую стену, не дававшую пройти дальше, напряг все силы и ринулся вперед. Щелчок, его как пробку из бутылки с шампанским выплюнуло в нормальный мир. Подбросило на метр вверх и вперед. Рик довольно основательно стукнулся о землю. Чудо-костюм компенсировал удар, он был рад такому повороту, встал потер ушибленный зад, обернулся, холм исчез, только унылый пейзаж пустоши простирался вдаль. Рик посмотрел вверх, небо было как небо, обычного синего цвета с одним родным солнцем и одиноким пушистым облаком в вышине. В ушах шелестел ветерок, вдалеке доносились знакомые, прекрасные голоса птиц. Холм бесследно исчез, мальчик уже ничему не удивлялся. За пазухой заскреблось маленькими коготками, почти больно царапнуло, зашевелилось, мальчик бережно рукой коснулся того места, с удивлением обнаружил, что чудо-костюм исчез, он стоял просто в своей одежде. Рик посмотрел вниз по сторонам вокруг себя, увидел неподалеку оброненный белый цилиндр, а прямо возле ног черный прямоугольник – тот искрился на солнце. Мальчик наклонился, подобрал предметы, а затем полез рукой за пазуху и достал спасенного, чтобы подробно рассмотреть того, кого он спас. В руках оказался маленький напуганный котенок, он был чуть больше ладошки, темно-коричневого цвета, моргая своими голубыми глазками уставился на Рика. Он не выдирался, не издавал ни звука, смешно сопел и просто безвольно устроился в руке нюхая воздух, надеясь на милосердие. Мальчик повертел его в руках, осторожно погладил, засунул за пазуху, теперь под рубаху прямо к телу. Снял свитер, замотал в него цилиндр, пошел обратно к Сэмми.  

 

Друг встретил Рика с огромными в пять копеек глазами, был очень напуган и удивлен.  

– Привет Семи, сколько меня не было? – Спросил Рик, опережая вопросы, незаметно пряча от него находки себе в сумку.  

Тот растерянно сел на упавшее дерево.  

– Да так не знаю, примерно с час. Я уже волноваться стал! – Ответил он. усевшись, рассеяно глядел на Рика, продолжил.  

– Знаешь Рик, когда я увидел, как исчез холм, то вообще не знал, что и думать! Он как бы взорвался, прямо у меня на глазах, аж земля задрожала так сильно, что я с ног свалился. В начале он, то есть холм, стал как бы мигать появляться, исчезать, появляться, а потом баабах и все, исчез, и нет его. Думал, ты пропал там! Решил еще подождать тебя маленько, не мог же я без тебя уйти?! – Он, как бы в поддержку, встал и хлопнул Рика по плечу. А как ты выбрался? – Искренне спросил Сэмми, сбиваясь и заикаясь.  

– Я ничего не заметил. – Фальшиво удивился от услышанного Рик. – Просто ушел, там все нормально было, ничего интересного. Проболтался среди обломков и пошел обратно, ну да, грохот слышал, но был уже далеко. – Соврал другу.  

Сэмми кивнул и пожал плечами. Было видно, что он не хотел разбираться и ему лень было вдаваться в подробности.  

– Рик, тут такое дело. – Сэмми начал сбивчиво, он опустил голову, снова сел. – Я так волновался за тебя, что нечаяно съел твои лепешки из сумки, ну и… – Он съежился и сжался. – Ну и патоку тоже съел, прости...  

Рик знал, что так будет, он был рад, что друг не обратил внимания на детали его отсутствия, пропустил это мимо уха. Хотя было странно! На холме и в странном доме он провел часа три, ну плюс час на дорогу туда и обратно получается часа четыре? А Сэмми сказал всего один час…, чудеса!  

– Смотри, что я нашел! – Рик полез за пазуху и достал оттуда сонного пригревшегося пассажира.  

Сэмми обрадовался, что его друг не рассердился, и был рад смене темы разговора.  

– Ух ты, что это? – Спросил он, протягивая руки. – Котенок...? Где ты его нашел?  

Рик отодвинул свои руки с котенком подальше, он не хотел давать его другу, но тот так настойчиво тянулся, что пришлось отступить и вручить его Сэму. Тот бережно взял малыша и погладил двумя пальцами крошечную голову, поднес его к своему веснушчатому носу.  

– Какой он классный, коричневый...! – Восхищался он.  

– По дороге обратно, не далеко отсюда, под упавшим деревом мяукал один. – Ответил Рик ревниво.  

– Ааа…! – Понимающе кивнул друг, продолжая рассматривать и тискать котенка.  

– Ладно, давай его сюда, пошли уже домой, а то точно хватятся, тогда нам конец, на неделю накажут! – Предупредил Рик, забирая обратно маленького, из жадных рук друга. Тот вздохнул и нехотя вернул питомца. Они быстро собрались, поторопились домой. Им удалось незаметно пробраться обратно в поселок и избежать наказания.  

 

Мама не обрадовалась новому жильцу, сердилась на Рика, что тот без разрешения притащил нового питомца домой, он соврал ей, что нашел котенка на поле цветущего лосса во время прополки. Но мама не поверила, конечно, она догадывалось и была почти уверена откуда этот малец. Но делать нечего, пришлось принять его всей душой. Первое время она кормила малыша из раритетной, очень старой бутылки с соской теплым молоком, тот не привередничал и с радостью принимал заботу. Возилась она с малышом на пару с сыном, ухаживая за ним с теплотой и заботой. А когда он подрос, стали давать Эди (так его назвала компания друзей во главе с Риком) обычную еду со стола. Вопреки ожиданиям, Эд не ловил мышей, но зато охотно охотился на кротокрыс, когда ему стукнуло примерно три месяца он избавил поселок от их неприятного соседства, уничтожив всю популяцию в округе. Соседи это одобряли и относились за это к Эду с теплом. Были у Эди и враги в лице местных собак, которые сразу его не взлюбили, и всячески старались притеснить и обидеть. Закончилось это грандиозной вечерней дракой, в которой всем хорошенько досталось. С тех пор у них организовался паритет, основанный на взаимной силе. Примерно с трех месяцев Рик стал замечать, что зверь обладает необычной способностью. Он не понимал как, но Эд мог влиять на психологическое состояние того или иного живого объекта, угнетая, парализуя его или сообщая о своем отношении к объекту, передавая свое эмоциональное состояние и текущие эмоции. Когда это впервые случилось, Рика неприятно потрясло! Эд только вернулся с очередной отлучки, и мальчик его ругал, как вдруг получил ментальную волну смешанных чувств, вины, злости, любви, обиды и сожаления! Рика тогда основательно вырвало. Было сложно, пока Эд научился контролировать свою силу! Об этом знал только Рик и поселковые собаки, которые вообще начали обходить зверя за версту, видно не желая попадать под крайне неприятные ментальные волны. Все остальные, в том числе и мама, не догадывались об этом волшебном даре Эда.  

Найденные предметы Рик надёжно спрятал в сарае в оборудованном тайнике и никому о них не рассказывал, даже друзьям. Пару раз он их доставал и уходил далеко в пустошь вместе с Эдом, там тестировал. Получить из черного прямоугольника костюм ему так и не удалось, как он ни пытался, прямоугольник, так и оставался в своей форме, чтобы Рик не делал, костюм из него не получался.  

А вот со второй штукой у него получилось лучше. Он понял куда нужно нажимать, чтобы получить выстрел. Так, например, если провести большим пальцем по окружности, то менялся цвет на конце цилиндра. Было несколько цветов. Каждый цвет, говорил о типе выстрела: зеленый сигнализировал о выстреле зеленым пламенем, которое буквально испаряло то место, куда попадало, но расстояние, на которое оно вырывалось было не большое, примерно пятьдесят метров. Синяя окантовка говорила о дуге молнии, буквально взрывающей свою цель и поражая предметы, находящиеся рядом с ней. Коричневый сигнал сообщал о страшном режиме разрушения на дальней дистанции, при выстреле ничего из оружия не исходило, только слышалось легкое шипение, на расстоянии примерно с километр земля на довольно обширной площади буквально взрывалась, уничтожая все в радиусе поражения. Рик так испугался этого, что больше ни разу не повторял. Еще был красный цвет, но в таком режиме выстрелить не удалось. Мальчик не знал, что произойдет, если стрельнуть с красного. Хотя наверняка догадывался, что это будет нечто ужасное. После полевых испытаний он спрятал предметы понадежней, больше не выносил их из сарая, лишь изредка возвращался к ним, проверяя тайник. Держал их в руках, ощущая бесконечную мощь и чужеродность. Вспоминал очень интересное и опасное приключение.  

С тех пор прошло немало времени, сегодня они возвращались домой. Каждый был по-своему счастлив от встречи друг с другом.  

Небо окончательно посерело, налилось темно-серой палитрой, брызнуло мелким моросящим дождем. Стало свежо и сыро, под одежду время от времени забирался прохладный влажный ветерок. Рик поежился, вздрогнул, закутался в легкую куртку, поплотнее запахнул ее. Уже начало вечереть, время катилось примерно к шести. Мальчик начал волноваться, что, когда мама придёт домой, то его не застанет. Он прибавил ход, тем более были они почти рядом, до деревни оставалось километров шесть, пейзаж вокруг становился здоровей, не было неожиданных оврагов, искорёженных деревьев, зловонных озер с непонятной водой и нагромождений опасных валунов. Вокруг простиралась лесостепь и уже были видно начало зеленеющих возделанных полей, ограждений для летних стоянок скота. Пока там никого не было, стояла тишина, не слышно было мычания, блеяния скота, задорного лая собак, незаменимых помощников пастухам. Для выпаса Корхов и Гонков время еще не настало. Шла середина первого месяца весны великого Максо. В эту пору погода совсем неожиданно могла меняться от очень теплой до ощутимой прохлады, ветряной и дождливой. Трава еще оставалась маленькой и недостаточно сочной для выпаса скота. Но поля уже были засеяны, и из земли зеленью торчали дерзкие настойчивые всходы. Они дошли до поселка, огороженного вокруг внушительной стеной бревенчатого частокола.  

Рик присел и осторожно отодвинул ветки кустов, растущих вплотную к частоколу. Внизу обнаружился лаз, довольно глубокий подкоп. О нем знали совсем немного ребят, это держалось в строжайшей секретности. Мальчики поклялись друг перед другом страшной, кровной клятвой, покарябав каждый свой палец гвоздем, выпустив капельку крови! что никогда ни при каких обстоятельствах, включая пытки, они не расскажут о тайном проходе наружу! Подкоп существовал давно, отрыли его года четыре назад, когда во время очередного отлынивания от работы, случайно болтались возле внешней стены, обнаружили слепую зону между вышек дозора. Чем не преминули воспользоваться.  

Покинуть поселок можно было только официально пройдя через главные ворота. Там дежурил вооруженный дозор, взрослые беспрепятственно ходили через пост. А вот детей без взрослых за периметр дозорные не пропускали, нужна была записка от родителей, ну или от старосты. Тайный лаз за стену обеспечивал ребятам настоящую свободу, ну а элемент обладания жуткой тайной еще более сплачивал их компанию.  

Рик пропустил Эда вперед, тот в ответ довольно заурчал, громогласно мурлыкая на всю округу, ползком заполз в подкоп. Мальчик шепотом прикрикнул на него, чтобы тот заткнулся и довольно ощутимо шлепнул ладошкой по распластавшейся заднице. Урчание сразу стихло, но Эд попятился назад, чтобы разобраться с обидчиком. Мальчик понял маневр друга, пытающегося на заднем ходе выбраться обратно наружу. Эди слегка застрял и отрабатывал лапами в пустую, недовольно сопел, соблюдая тишину. Рик понимал, что затягивать с пролазом чревато большими неприятностями и недолго думая в сердцах добавил тумака по хвостатой шерстяной заднице. Силой пропихнул упирающегося друга за стену, тот лишь крякнул. После секундной паузы, злой, сам полез вовнутрь. Там его встречал обиженный друг. Рик встал, отряхнулся, неподалёку сидел Эд и демонстративно не смотрел в его сторону, от него шли волны возмущения и обиды. Мальчик посмотрел по сторонам, убедился, что все тихо и их не заметили. Подошел к Эду присел и погладил друга по голове.  

– Ну прости, нужно чтоб тихо было. А то заметят, проблем не оберёшься. – Оправдался он шепотом.  

Эд повернул морду и уткнулся влажным носом в лицо Рика. Волна негатива исчезла, это означало что инцидент был исчерпан. Огромный, опасный кот, снова заурчал как будто внутри его заработал маленький моторчик. Рик встал и покачал головой.  

На улице совсем стемнело. Дом был закрыт, мама все еще оставалась на работе. Он достал ключ, отворил замок и вместе с другом зашли вовнутрь. Дома было темно и сыро. Впотьмах дошёл до стола, взял на нем огниво и зажег лампу. Стало светлей, в тусклых лучах обнажился их небогатый интерьер. По среди довольно просторной гостиной стоял стол, внизу под ним покоились две деревянные лавки, в углу на против притаилась небольшая кирпичная печурка. Кирпичи для печей делали ремесленники в поселке, добывая глину не далеко в пустоши. Также лепили, всякую домашнюю утварь, затем обжигали в местных печах. Частенько ребят заставляли собирать хворост для печей.  

На бревенчатой стене возле печи были прибитые полки, на которых размещалась посуда и горшки, разные пузырьки со специями, которые мама собирала в лесу или на поле, или выменивала на рынке в городе. Возле стены притаились два сундука с зимней и не только одеждой. Сундуки были накрыты шкурами Гонков. При сильных холодах они с мамой использовали шкуры как теплые одеяла. Дом имел еще две маленькие комнатушки, одну занимала мама, а в той, что поменьше, которая была скорее, как кладовка, размещался Рик. В маминой комнате стоял деревянный грубый комод, в нем хранилось постельное белье, и всякого рода нежная одежда. Рядом с комодом стояла самая дорогая вещь, которая была у них дома – зеркало! Оно было большое, почти во весь рост. Однажды его притащил охотник из пустоши дядя Роки, мамин ухажер, маме тогда было очень приятно, но все равно пришлось немало заплатить за него старосте, так как все вещи из пустошей такого рода надлежало сдавать наместнику в город. Все артефакты прошлого принадлежали империи, таков был закон. Возле зеркала стояла лежанка, сколоченная из досок, заправленная периной, накрытой ярким покрывалом. У Рика в комнате было все просто, тоже лежанка, правда без перины, рядом грубый стол, за которым он делал уроки, внизу зеленый ящик, в котором хранил свои личные вещи. Еще был сарай возле дома, катух, хлев и, конечно, огород.  

Рик растопил печку, поставил горшок с кашей на плиту, добавил туда чайник. Немного подождал, помешивая кашу в горшке, аромат еды, соблазняя, разошелся по комнате, когда горшок нагрелся, убрал его с огня, и насыпал еду себе и Эду. Взял деревянную кадушку, лежавшую рядом с емкостью для воды, снял с нее крышку, там в холодной воде хранилось масло. Зачерпнул ложкой кусочек, добавил в кашу. Достал из плетеного Коршика лепешки, пару покрошил в миску другу, взял себе тоже, пристроился за стол. Каша оказалась не очень вкусной, чуть не досоленной, суховатой, но так как они были голодными, она пошла на ура. Закипел чайник, Рик налил кипятка в кружку, добавил душистой травяной заварки и в прикуску с лепешками с удовольствием и не торопясь выпил.  

Справившись с ужином, мальчик отправился в хлев покормить Гонков. Они громко, настойчиво блеяли и все время брыкались. Рик зашел в загон, выдал от души пару пинков в их зады и рассыпал в кормушку корм. Пока они жевали, он лопатой и скребком убирал настил, морщась от едкого кислого запаха. Эд с ним не пошел, остался в доме. Рик догадывался почему. Скорее всего блохастый уже залез на мамину перину и нежился на ней с набитым брюхом и грязными лапами. Вообще-то для него это было табу, но он умудрялся неоднократно тайно залезать на перину пока никто не видит и засыпать. Был много раз застукан и наказан. Но горбатого могила исправит, так думал Рик и каждый раз ехидно радовался, когда друг получал от мамы за ослушание. Закончив с чисткой загона, он налил свежей воды в поилки и направился в катух. В катухе насыпал из ведра в кормушки зерна лосса, обновил воду в поилке и собрал щедрый урожай яиц.  

Они с мамой держали довольно приличное количество Кохтов, где-то штук сто. Яиц они давали много, иногда мама возила их на продажу в город, иногда меняла на другие продукты или необходимый в хозяйстве инвентарь в деревне у местных жителей.  

Закончив с работами, Рик возвратился в дом. Приостановился на крыльце и взялся за дверную ручку. Через закрытую дверь приглушенно услышал мамин строгий голос.  

– Как тебе не стыдно, улегся на постель с грязными лапами! Это что за напасть такая? Дать тебе по-хорошему по твоей коричневой роже! Сколько можно, а? Лезет и лезет, ведь есть же место, лежи себе, там мягко и чисто. Нет, оно на перину хочет. Только новую постель застелила! Вот сейчас придёт твой дружок, пусть стирает! Я устала, и так круглые сутки работаю, еще и за этим отстирывать.  

Рик вздохнул, получилось так, как он и предполагал. Мама пришла с работы и застала спящего сытого наглеца у себя на кровати. Еще раз вздохнул, опустил голову, вошел в дом.  

– Ма, привет, как дела? – Сходу дружелюбно начал он, не теряя темпа задал еще вопрос. – Что, опять на твоей кровати спал? – Бодрым голосом, как ни в чем не бывало, упреждая справедливые обвинения.  

Эд сидел возле стола, опустив голову, прижав уши, совсем не заметно переминался с лапы лапу, изредка подергивая коротким хвостом. Он терпеливо и обреченно выслушивал все нравоучения, ибо знал и чувствовал свою вину. Над ним склонилась мама, одной рукой она оперлась о стол. А второй жестикулировала перед его глазами, для пущего драматизма им содеянного. Это действовало очень удручающе на зверя. Мама была стройной и высокой женщиной, совсем не старой. Она была белокурой с голубыми глазами, довольно красивая. Одета в длинную шерстяную юбку черного цвета в серую кофту и поверх нее плотную, грубой вязки темно-синюю жилетку-безрукавку.  

– Где был? – Повернулась она к Рику, строго спросила, не здороваясь и не обращая внимания на его дружественный тон.  

– Да так, в школе с утра, потом на поле вместе с классом. А к вечеру с ребятами ходил к южной стене в стражников играть. Уроки не делал, – предупредил он, сейчас пойду заниматься. Гонков покормил, убрал у них. Вот яйца собрал, там тоже все в порядке. – Он выложил на стол из всех карманов полтора десятка яиц. А как у тебя?  

– А этот когда появился? – Не обращая внимания на вопрос, кивнула она на грустного Эди.  

– Да к вечеру…, я пришел, а он уже крутился во дворе, накормил его, он потом в мою комнату пошел, я хотел его выгнать из дома, но он огрызаться стал, рычал, так и оставил в доме. – Заключил мальчик.  

– Преподобный к нам на ткацкую сегодня приходил, проповедь читал. – Сказала мама нормальным тоном.  

– Да? – Удивился Рик. – И что...? Интересное что-то вещал? – Спросил он как бы с безразличием.  

– Да так, в общем познавательно. – Внимательно посмотрев на сына, ответила она. А потом спросила. – А знаешь, что самое интересное?  

– Что? – Рик вскинул голову и глянул на рассерженную маму.  

– А то, что после проповеди он подошел ко мне, сказал, что тебя вообще сегодня в школе не было! Интересовался не заболел ли ты? – Она оценивающе замолчала. Я сказала, что дома тебя оставила сегодня…  

– Опять туда ходил...? – Строго спросила. Она села за стол, поправила лампу. – И как вы за стену попадаете? Пойду к старосте попрошу, чтобы периметр проверили. – Я же сказала, в пустошь ни ногой, там очень опасно, там можно погибнуть. Однажды твой отец оттуда не вернулся. – Она заплакала. Этого искал? – Кивнула на огромного кота, тот совсем притих, понимая, что из-за него сейчас достается лучшему другу. Рик молчал, он опустил голову.  

– Прости, мам, мне нужно было найти его, и так неделя прошла, как он сбежал. Больше туда ни ногой, обещаю…, ма?!  

– Ну ладно, нашел и хорошо. – Она сменила тон и вытерла слезы. Вырос теперь он, будет постоянно пропадать, искать своих будет! – Так что привыкай. – Она погладила Эда по большой голове, вытащила колючку, застрявшую в шерсти возле уха. Тот подсунулся поближе, подбивая ее руку, чтобы гладила дальше, громка мурлыкая, искоса бросал взгляды на Рика.  

– Ма…, да я не далеко, только на край ходил, там почти что, как здесь, ничего не происходит!  

Мама посмотрела на Рика.  

– Опять врешь…! Сколько раз говорила, если врешь, то ври так, чтобы тебя никто не заподозрил, в противном случае не ври, только хуже себе сделаешь.  

– Ма, не иди к старосте пожалуйста. – Умолял сын. Мне ребята не простят. Я честно, туда больше ни ногой! – Искренне пообещал он.  

– Ладно, ни к кому я не пойду, не волнуйся, сходи к Сэмми пока не поздно, уроки у него возьми… Ах да, новость тебе забыла рассказать. Ирма сегодня рассказывала на работе, что вчера ее муж с другими охотниками в пустоши, в двадцати километрах от нас встретили отряд Форзов, штук тридцать, все самцы, крупные, без детенышей и самок. Сидели у костров, что примечательно, на них были одеты грубые деревянные доспехи, а некоторые были вооружены каменными топорами! Представляешь, Форзы и в доспехах, да еще и с оружием, у костра?! Ну, мужики к ним подходить не стали, понаблюдали с подветренной стороны и сразу вернулись в поселок к старосте с новостью. Говорят, староста уже гонца в город послал за гвардией, чтобы охранять нас. Очень все странно, мы-то считаем их полуразумными зверьми, а тут вот как! Прям боюсь что-то.  

– Ты хоть за ворота не ходи, и друзьям расскажи, чтоб дома сидели. – Предостерегла мама, встала и пошла к печи, затарахтела посудой. – Ладно, ступай за уроками. – Сказала она не громко, не оборачиваясь.  

Рик взял лист грубой бумаги и карандаш в своей комнате, направился к соседу за домашним заданием. За ним, не званным засеменил повеселевший Эди.  

Рика потрясла рассказанная мамой история, хотя он и не подал виду. Странно, подумал он, действительно люди считали Форзов не разумными, ну или полуразумными особями, чуть умнее собак. А тут такое событие! И чтобы отряд, да еще и вооруженный! Без самок, детенышей, на легке, явно воины, скорее разведчики, то-то староста заволновался. Ведь охрана имперской гвардией влетит поселку в копеечку! Видно, все серьезно, раз так. Он вспомнил, как мастер Родон рассказывал о Форзах на уроке.  

Откуда они появились не знает никто, даже имперские умники об этом ничего не говорили точно. На их счет было несколько теорий. В первой говорилось, что Форзы жили на земле вместе с людьми до большой ошибки. Они были как бы дальними родственниками человечества, совсем умственно не развиты. После большой ошибки, они остались предоставленными самим себе, оставшиеся уцелевшие ушли прочь от людей, где и образовали новый вид. Там по непонятным причинам значительно поумнели.  

Во второй теории объяснялось их появление уже значительно позже большой ошибки. Якобы после катастрофы на месте больших разрушенных городов стали возникать пустоши со всеми прелестями и аномалиями. Некоторые имперские умники утверждали, что как раз в результате такой аномалии в пустошь случайно попало незначительное племя Форзов. И они смогли укрепиться, выжить и размножиться вдали от людских глаз. Другие же умники утверждали, что Форзы это ни какие не дальние родственники человечеству, а совсем чуждый незнакомый нам вид.  

Форзы давно стали головной болью окраин империи. Иногда они нападали на слабые поселения людей, грабили, разоряли и всегда жестоко убивая. Крали, уводили скот на пастбищах, оставшийся по какой-то причине без надежной вооруженной охраны.  

Они напоминали людей, но даже их самки были гораздо крупнее самого крупного мужчины. Волосаты, все покрыты шерстью, с маленьким узким лбом, глубоко посаженными в череп глазами, массивной клыкастой нижней челюстью. Руки у них длиннее и сильнее, чем у человека, и доходили им почти до колен. Ходили Форзы прямо, сильно сутулясь, имели широкие массивные ступни, обувью не пользовались. Их насчитывалось до несколько сотен племен, племена отличались разительно друг от друга. Например, некоторые племена использовали огонь, жили охотой и собирательством, имели вождя и даже жреца старейшину, они использовали пещеры и шалаши в качестве жилья, грубые шкуры животных служили им одеждой. Жили такие племена вдали от людей и старались с ними не контактировать. Другие племена не знали огня и не использовали орудия, разве что только камни, жили охотой и разбоем, не имели постоянного места пребывания, постоянно кочевали по пустошам. Форзы редко решались нападать на людей, предпочитая грабить своих сородичей из других племен, но иногда они смелели и нападали на людские поселения. Тогда империя снаряжала карающие экспедиции, убивая и вытесняя племена со своих насиженных мест, подальше от людей, глубоко в пустоши. Там выжить было почти невозможно, тем более с самками и молодняком.  

До поселка, где жил Рик, чужаки никогда не доходили. Хотя поселение было считай на краю пустоши, но всё-таки считалось уже периферией империи, никак не пограничьем. Когда основали поселок, вначале он был грозным гарнизоном, форпостом, тогда пустошь была очень далеко, но со временем она расширилась, приближаясь к поселению с каждым годом. Потом военные ушли дальше, освобождая место простым людям.  

В школе учителя говорили, что когда-нибудь пустоши поглотят всю землю, не оставив людям места. Что это плата за день великой ошибки, которую совершило человечество.  

В таких раздумьях Рик добрался до дома своего друга Сэмми. Зашел за ограду из жердей. Драго, их пес, дружелюбно вылез из будки, навстречу махая хвостом. Неожиданно сел на задницу чесаться задней лапой, зазвенел цепью. Рик подошел и погладил его по голове. Тот встал, понюхал карманы мальчика, и ничего там не обнаружив, направился обратно в будку. Начало моросить мелкими каплями. Эд с ним не пошел, остался охранять черной тенью за оградой. Рик подошел к занавешенному белой шторкой окну комнаты Сэмми, там тускло светился огонек. Еле слышно постучал. Прислушался. Еще раз постучал. Занавеска отодвинулась и в проеме появилось пышное лицо друга. Он кивнул и задернул занавеску. Через минуту тонкой светлой щелью открылась входная дверь. Из дома вышел толстячок с накинутой на плечи не по размеру темной курткой, с голыми ногами, одетыми в кожаные калоши. Он подошел к Рику. Пахло от него домашним теплом, печкой и парным молоком.  

– Привет, ну что нашел? – Задал Сэмми вопрос с ходу.  

– Здорово Сэм, да! В пустоши ошивался, как я и думал. – Ответил Рик.  

– А мамка как? – Сэм почесал ногу.  

– Все узнала! Преподобный сдал, сволочь! Влетело маленько, пришлось кое-что пообещать. – Объяснил Рик.  

– Что пообещать? – Спросил друг твердо.  

– Не важно, не волнуйся, про вас даже и речи не шло. – Успокоил его Рик.  

Сэм повернул ладошку к верху. Дождь! – Заключил он. Вдалеке залаяла собака, лай звонко разлетелся в прохладной темноте. Его тут же подхватила другая. Из буды появилась рябая голова Драго, вылезать на мокрое ему явно было не охота. Послушав мгновение, он тоже громко пару раз гавкнул. Ребята повернулись в его сторону. Пес прислушался, мотнул головой от падающих капель и скрылся обратно в уютную буду.  

– Сэм, дай уроки на завтра? – Попросил Рик.  

– А, я так и думал, что ты за уроками придёшь, вот держи. Металлы можешь не делать, ее завтра не будет, у нее в городе дела. Сэм вручил Рику коричневый лист бумаги. Тот взял и поблагодарил друга.  

– Слышь? А ты в курсе про Форзов? – Спросил Рик дружка.  

– Ага. – Ответил тот. – Говорят, целый отряд!  

– И что думаешь? – Вдумчиво спросил Рик.  

– Думаю, ниче не будет, побродят в округе и свалят обратно к себе, побоятся сунутся к нам, а если полезут, то наверняка пожалеют, так что ничего не будет! – Авторитетно заявил друг.  

– Знаешь, Сэм, давай пока в пустошь не ходить, пока все не успокоится. Сказал Рик и замолчал, пытаясь выяснить реакцию на сказанное. – А потом, после секундной паузы, договорил. – Ты нашим скажи, пожалуйста, чтобы тоже не высовывались.  

– А че я? – Взорвался Сэмми. Завтра в школе увидишь народ, вот и скажешь. – Ты это мамке наобещал? – Шёпотом спросил Сэм. Надеюсь, про лаз не заложил?  

– Говорю тебе, нет! – Твердо заверил его Рик. Дверь в доме со скрипом приоткрылась светлой щелью, в проеме возникла бабушка толстяка, светила свечкой в темноту. Они оба обернулись в ее сторону.  

– Сэм, а ну домой скотина, чего запропал окаянный! Сколь тебя ждать? Не ложимся! – Позвала она его.  

– Ладно, понял, не обижайся, до завтра, в школе увидимся. – Сэм протянул руку, Рик ее пожал. Его товарищ обернулся, натянул куртку сильнее на плечи и, шаркая, затрусил в дом. Рик постоял мгновение, пробуя на вкус легкое разочарование, зная, что завтра ему предстоит разговор с друзьями, вышел за двор. Там его встретила грозная и свирепая бесшумная тень, протерлась мокрой шерстью о руку.  

Класс уютно устроился в теплой протопленной комнате, утренние солнечные лучи весело пробивались сквозь небольшие окошки. Дети расположились за несколькими грубо сколоченными длинными столами, стоящими друг за другом, их было прилично, человек двадцать пять. В классе пахло печкой и разными запахами, одежды, еды и еще чего-то неразличимого. Школа поселка была не большой и состояла из пяти комнат. В ней училась молодежь в три этапа, каждый этап располагался в своем помещении. Первый для самых маленьких длился два года. Второй этап для середнячков длился год. И третий этап заключительный, когда наставники учителя выявляли способности у учеников. Он тоже длился год.  

Потом наставник выдавал рекомендацию, и окончивший школу ученик мог, воспользовавшись ею, идти в подмастерья к тому или иному ремесленнику. Школа была бесплатна и обязательна, такова политика империи. Процесс обучения контролировался священным синодом и коллегией имперских умников. Иногда умники забирали к себе особенно одаренных учеников. Но из поселковой школы в умники еще никто не разу не попал.  

Преподобный Йохан расположился за небольшим столом напротив учеников, упершись локтями о столешницу, засаленную, с заусеницами по краям, внимательно всматривался в лица детей. Он искал признаки неподготовленного вчера задания. С ехидным прищуром соблюдал затянувшуюся паузу. Рик в своих знаниях на сегодняшний день не был уверен, поэтому бросал невинный уверенный взгляд в направлении священника. Изредка поглядывал через окно, переключая свое внимание. Там убогий Тото пытался справиться со стаей гутов, не жалея сил отбивался от них ногами. Вожак, то и дело шипя, низко наклонив шею и расставив белоснежные крылья атаковал несчастного Тото. Правда, звук их битвы в класс не доходил.  

– Итак, родные мои! – Йохан прервал молчание. Он убрал локти со стола и облокотился о спинку простого стула, на котором сидел. Взял со стола карандаш, бодро вертел его в руках. Потом указал острой частью в сторону детей.  

– Итак, кто сегодня усладит мой слух знанием великого исхода? Дети молчали, угрюмо потупившись.  

– Вижу лес рук. – Угрожающе спокойно констатировал он. Помолчал секунду, заявил…, – впрочем, сегодня вас минет чаша сия, отроки. Ваше счастье! Преподобный Тоди Ликрус из городского синода попросил меня сегодня проверить ваше правописание священных текстов, поэтому возьмите карандаши в руки и листы, записываем диктант. Пишем сегодняшнее число и месяц.  

 

– Заглавие, краткая упрощенная история.  

Преподобный Йохан встал достал библяр, отделанный коричневой потертой кожей и несколькими полудрагоценными камнями, открыл его, принялся монотонно и нудно диктовать, медленно расхаживая возле стола.  

– Раньше, в незапамятные времена, когда земля еще была просто обычным куском камня. И летела в кромешной тьме. На нее опустился всевышний и решил коснуться ее своей святостью. – Йохан плюнул на палец перевернул страницу, продолжил. Так зажглось от него наше солнце и растеклись океаны. Они вместе породили воздух. Затем обнажилась твердь, и Господь засеял ее семенами. – Преподобный сделал паузу, чтобы все успели записать.  

– Потом он создал разнообразную жизнь, которая заполнила все уголки земли. После этого он увидел, что это прекрасно и решил создать нечто совершенное, подобие себя! Так появились люди. Они настолько понравились Всевышнему, что он решил остаться с ними. Даря людям по-настоящему щедрые подарки. Он научил их великим знаниям, и тайне мироздания. Постигнув это, люди смогли летать по небосводу, мчаться друг другу на встречу на огромных скоростях, и много других удивительно интересных вещей. В своих сооружениях, в защищенных утробах, зажигать маленькие звезды, получая огромную энергию, создавать не живых помощников. – Он перестал диктовать, кивнул головой как бы осознавая могущество предков и удивляясь написанному. Рик воспользовался моментом, тряхнул рукой, позволив ей отдохнуть, снова взял карандаш приготовился писать.  

– Были властны делать многое другое. – Вновь продолжил священник. И это нравилось Господу. Люди с помощью него даже смогли покинуть пределы земли и создать небесный город! Иногда Бог гостил там. Все жили в радости и в счастье на земле. Но однажды люди обрели такие знания, что сами начали изменять созданные Богом творения, переделывая их под себя! И тогда они заявили, что сами стали богами! Услышав это, Всевышний расстроился и решил уйти, оставить их одних в их гордыне. В один прекрасный день он забрал с собой несколько тысяч избранных и преданных ему праведников, сел в небесную колесницу и исчез.  

– Вот, милые мои, во что выливается гордыня! – Поучительно заключил Йохан, он смотрел в окно. Там снаружи очень быстро пробежали четыре стража в полном вооружении с копьями и короткими мечами в ножнах.  

«Весьма странно», – прокомментировал про себя Йохан, увиденное. Продолжил диктант.  

– Оставшись одни, люди первое время не замечали изменения и продолжали кичиться своей гордыней. Но какое-то время спустя проявилась нехватка даров господних и общее благоденствие начало увядать. Люди забыли дары, обвинили друг друга в предательстве бога. Люди разделились на несколько лагерей и в своих обвинениях, породили ненависть. Их жрецы ученые достали из могучих сооружений частички звезд и поместили их в стальные зерна. В ненависти направили семена разрушения и смерти на своих оппонентов, а те в ответ запустили свои, семена пролились на людские города огнем, ядом и смертью, разрушая и уничтожая все на своем пути. Загораясь словно множество маленьких солнц. Так совершилась большая ошибка! В день ошибки погибла большая часть человечества! Через некоторое время без божественной поддержки на землю рухнул небесный город, привнося выжившим еще более многие страдания. Такова была плата за гордыню! Но кара еще не состоялась. Она пришла много позже, когда остатки людей немного окрепли. В бывших отравленных городах стали происходить жуткие необъяснимые аномалии, там родились пустоши, которые постоянно расширяясь и оскверняя, отбирают у людей оставшуюся чистую землю для жизни! Поэтому мы помним об ошибке, и каждый день каждое мгновение молим Бога о прощении! Придёт день, когда он услышит наши молитвы и увидит нашу праведную жизнь, простит и избавит нас от страданий! Аминь! –Он поднял правую руку на уровень груди, со сложенной в кулак кистью, указательным и средним открытыми пальцами, очертил перед собой круг. Освятил класс.  

– Соберите листы отроки, передавайте мне на стол. – Приказал Йохан, пряча библяр в кожаный портфель. Дети засуетились, зашуршали листками. Рик не спешил расставаться с диктантом, до последнего проверяя текст на ошибки. Но все же дошла и до него очередь, он присоединил со вздохом свою работу к стопке и передал дальше.  

За окном частой басистой трелью тревожно зазвонил колокол. Колокол располагался на ратуше. Звук был настолько громкий, что довольно ощутимо проникал сквозь толстую бревенчатую стену школы. Все замерли, повернулись к окну. Обычно колокол своим звоном деликатно приглашал всех к воскресной службе. А сейчас он тревожно звонил, сообщая об экстраординарном событии. По классу прошел тихий ропот.  

– Спокойно! – Скомандовал преподобный. Передаем работы. – Напомнил он. Никто не обратил на него внимания.  

Внезапно с ударом распахнулась дверь, в проеме возник страж. Он был одет в стальной пластинчатый доспех поверх кольчуги. На голове остроконечный шлем. Ноги защищены щитками, прикрепленными к кожаным высоким сапогам. За спиной на грубом ремне с заклепками висел угрожающей внешностью опасный арбалет. На левой стороне бедра узкими ремешками закреплен в ножнах меч. На правой, колчан со стрелами для арбалета.  

– Йохан, приказ старосты! Уводи детей в ратушу. – Коротко отчеканил Страж. Тут же исчез, открывая соседнюю дверь.  

Во дворе школы, дети выстроились в неровную колону, под присмотром учителей медленно направились в ратушу.  

Ратуша, она же церковь, служила разным целям. Сначала строилась как основа форпоста. Довольно грозная, высокая башня с бойницами, сооруженная по всем правилам фортификационной архитектуры. Единственное каменное здание в поселке. Башню возводила империя, расширяя свои владения, не жалела на это ресурсы. Поэтому ратуша казалась столь надежна.  

Колонна растянулась на всю улицу, ученики топали вдоль домов, окруженных заборами, из-под которых с любопытством и лаем наблюдали дворовые собаки. Люди были встревожены и напуганы неизвестностью. Шли, угрюмо шаркая ногами. Рик ускорился, догнал Сэма с Роди, те были вместе и о чем-то шептались.  

– Ну как вам, что думаете? – Бесцеремонно вмешался он в их разговор в пол голоса.  

Сэм повернулся и посмотрел на друга.  

– Думаю Форзы! Так просто нас в ратушу не потащат. – Продекларировал он.  

Мимо колоны пробежали пять легко вооруженных дозорных в шлемах, с луками в руках и колчанами за спиной. Все проводили их взглядами.  

– Что-то серьезное заваривается, прям как-то страшно становится. –Пожаловался обычно храбрый и отважный Роди. – Он был долговязый худощавый мальчик со светлой шевелюрой и в вечно коротких до щиколоток штанах. У Рика екнуло в душе, очень волновался за маму и Эда. Мама ушла на работу в ткацкую, а друга оставили дома стеречь подворье. Тот особо не сопротивлялся, устроился на завалинке огромным клубочком на утреннем весеннем солнышке. Теперь Рик томился в неведении о своих родных в новых обстоятельствах. Тревожно затрубил боевой горн с южной стороны стены. Колокол замолчал, водрузились тишина. Учителя заторопили детей, и колонна двинулась по грязной брусчатке быстрей. Они вышли на примыкающую к ратуше площадь, место было довольно обширное. К площади примыкали несколько основных улиц поселка, по ним тоже шли люди. На площади скопилось много народа, в основном детей, женщин и стариков, вокруг образовался сдержанный беспорядок и гам. Но паники не было. Через некоторое время сквозь народ к Рику пробилась мама, каким-то чудом отыскав его в толпе. Она подошла и взволнованно обняла сына.  

– Мам, что случилось? – Задал он вопрос сквозь гомон.  

– Несколько племен Форзов подошли слишком близко к нам, их очень много, разведчики сказали, они окружают поселок. – Ответила она, крепко держа его руками. Рик, несмотря на толкотню и гам вокруг, мягко дернулся и освободился из ее объятий, остался с ней рядом. Двери в башню распахнулись, священники принялись пропускать народ вовнутрь. Толпа медленно двинулась, вошедшие размещались во внутренних апартаментах храма. Места было много, его должно было с лихвой хватить для всех. Рик с мамой в очереди медленно дошли до входа, оказались рядом с распахнутыми створками массивной и толстой, обитой металлическими листами, двери. Они заходили одни из последних. Мальчик обернулся, посмотрел назад. На опустевшую площадь из боковой примыкающей дороги строем зашел отряд охотников человек двадцать, одетые в кожаные камзолы, они занимали место в большом строю, там уже стояли дозорные, выстроенные в шеренгу по три, примерно человек сто, а перед ними выступали пять тяжеловооруженных в блестящих доспехах стражей вместе со старостой. Те давали какие-то указания солдатам. Староста размахивал рукой, жестикулируя, подтверждал свои слова. Звук того, что он говорил, Рик не слышал слишком было далеко и громко от окружающих его людей. Староста перестал жестикулировать, обернулся, посмотрел на ратушу, кивнул и указал военным рукой на башню.  

Внутри было душно, пахло старой древесиной и ароматизированным маслом, воздух был спертым, хотя священнослужители открыли верхние окна с витражами. Старики расположились на скамейках, установленных друг за другом по всему центральному залу храма. Тихо и достойно переговаривались друг с другом. Там была бабушка Сэма, устроилась почти в середине храма с массивным узелком возле ног. Она уже нашла своего пухлого внучка, держала его возле себя, давала ему указания, тот с трудом подчинялся ей, нервничал и дергался, придумывая повод улизнуть, вертел головой в поисках своих друзей. Рик с мамой были на противоположном конце храма.  

Открылась боковая внутренняя дверь слева от центрального входа, там была пристройка, оттуда вышли два молодых регента в серых подрясниках. Они с трудом тащили бак с питьевой водой, под руководством хромого, бородатого дьякона, в руках которого был грубый почерневший и иссохший от времени табурет. Дьякон все время причитал себе под нос, переваливаясь с ноги на ногу, пока процессия не добралась до середины зала к алтарю. Он указал рукой молодым куда ставить бак, подставляя табурет возле алтаря. Те, тот же час исполнили приказ, с облегчением избавляясь от ноши, чуть отошли поодаль. Дьякон поправил на голове видавшую виды скуфию, ковыляя обошел бак вокруг, поверил все ли в порядке, снял с крышки затворы и слегка отодвинул ее, на ручку повесил увесистый потемневший от времени ковш. И прихрамывая, быстро поспешил за регентами в свои чертоги.  

– Ты скотину запер? – Неожиданно спросила мама, наблюдая за процессией. Она сидела прямо на деревянном полу, теребя край соей кофты.  

– Да, ма, гонки в стойле, насыпал им перед школой. Коктов выпустил, Эд дома остался во дворе, не волнуйся, все нормально. – Успокоил ее Рик.  

– Внимание народ! Все повернули головы на призыв, зал затих. Возле алтаря стоял староста, он недавно зашел в храм, поздоровался со священником, бесцеремонно взошел на священный помост.  

На должность старосты его выбрали три года назад. Кандидатов из местных претендентов предлагал наместник, народ выбирал из предложенного. Староста был из местных богачей, ему принадлежали мельница и маслобойка и еще пастбища, несколько полей лосса он арендовал у империи. Был умным и рассудительным мужчиной в годах, примерно лет шестидесяти двух. Высокий и худощавый, одет в брюки цвета хаки, с карманами на ногах, толстый серый свитер с отворотом под небритое поросшее седой щетиной горло, поверх свитера одетой и не застегнутой грубой довольно короткой коричневой курткой, из плотной выделанной шерсти. Обут в короткие кожаные сапоги темного цвета. Он стоял, расставив ноги, поднял правую руку для привлечения внимания.  

– Недавно наши охотники обнаружили не далеко от нас отряд Форзов. – Начал он громко разъяснять трескучим голосом. – Примерно в двадцать особей, вооруженных и облачённых в примитивные доспехи. Вели себя скрытно и осторожно, стараясь лишний раз не выдать себя. Отряд скорее всего был разведывательным. Что предельно странно, Форзы не ведут себя так! Однако факт остается фактом. – Продолжал он. Отряд пробыл сутки и удалился в пустошь. Там наши их потеряли. Сегодня утром дозор сообщил, что к поселку подошли несколько десятков тысяч этих тварей, это настоящая армия! Форзы пришли с самками и детьми. Откуда появилось такое число дикарей? Спросите вы. Я отвечу, это загадка! До этого следов пребывания такого количества мы не обнаруживали. Будем считать, что это очередной сюрприз пустоши. – Он сделал паузу, дал время осознать происходящее. Продолжил. Думаю, что собираются здесь остановиться. Разбивают стойбища, разжигают костры. – Констатировал он. Это серьезный вызов нам и империи! Скорее всего, они пойдут на штурм поселка, это может произойти в любой момент. Сейчас мы наблюдаем как несколько многочисленных отрядов отделились от основной группы, отправились в разные стороны для того, чтобы окружить нас. Ведут себя агрессивно, несколько стад рогатого скота были угнаны, судьба пастухов и охраны пока нам не известна. Поля не трогают ростки не топчут. Я уже послал в город гонцов за помощью, думаю, к завтрашнему утру войска прибудут сюда. Но до утра нам придётся держаться самим и рассчитывать на свои силы. Все мужчины, способные держать оружие, были призваны мной на защиту. Прошу вас сохранять спокойствие, с помощью всевышнего мы выстоим! – Заключил он, рукой очертил круг перед собой, повернулся и отошел от алтаря, присоединился к двум вооруженным стражам и рядом стоявшим с ними преподобным Йоханом. О чем-то поговорили, и староста вышел из храма через маленькую дверь в одной из створок входных ворот. Стражи заняли места возле входа, остались охранять.  

– Сейчас мы проведем службу о придании храбрости воинам, воспоем им славу, прочитаем молитвы о защите нас нашим Господом. А через два часа служители храма принесут еду и накормят вас. – Преподобный объявил свои планы, повернулся и ушел в ризницу для облачения в рясу, соответствующую службе, туда, откуда регенты притащили воду. Люди остались одни. Принялись обсуждать новости.  

– Ма, мне надо на минутку отлучиться. – Попросился Рик.  

– Это куда? – С подозрением спросила мама, глядя на него внимательно голубыми глазами.  

– Я в туалет хочу. – Обманул он. Дернулся, чуть отошел, давая понять, что разрешения он не просит, а ставит в известность. Она подумала, сделала паузу для приличия, и сдалась.  

– Давай, только быстро, а то сам видишь, мало ли что. – Вздохнула и согласилась. Рик развернулся и направился к противоположному концу зала, осторожно петляя между усевшимися на полу людьми, пытался не задеть их, второпях огибал лавки, стараясь, чтобы мама как можно быстрее потеряла его из виду. Пересек храм и как бы невзначай прошел мимо Сэма с бабушкой, делая вид бут-то не заметил их. Пошел к иконостасам, размещенным на стене в правом углу за алтарем. Уже после услышал, как завопил Сэм, он что-то доказывал бабушке и умолял ее. Добрался до икон, где были изображения небесного города и разных святых в сияющих лучах солнца. Здесь людей не было. Остановился почти в углу, в сумраке, который давала тяжелая грязная и пыльная занавеска зеленого цвета. Она закрывала какое-то непонятное священное устройство. Его притащили священники из городского храма, утверждали, что это крупица Божьего дара. В воскресные службы и на праздники занавеску отодвигали и являли народу святость. Прихожане в конце церемонии выстраивались в очередь и с вожделением целовали железяку, причащаясь святостью. Рик относился к этому с иронией, и никак не испытывал трепета перед этим артефактом, не считал его чем-то особенным. Тем более таких непонятных железок, только ржавых и гнилых, в пустоши было полно, особенно после какой-нибудь бури. На то и нужны были охотники, чтобы и в том числе копаться среди разного, порой опасного хлама, в поисках чего-то полезного. Мама особо не верила в официальную трактовку истории церковниками и иногда намекала ему что все было совсем по-другому. В храм на службы ходила с неохотой. Но когда Рик задавал ей вопросы на прямую, старалась перевести разговор на другую тему или просто увиливала от ответа, отшучиваясь.  

А после того необычного приключения на волшебном холме, то и вообще перестал верить во все что бы то ни было! Часто после происшедшего, задавал себе безответный вопрос, где он всё-таки побывал и что с ним произошло? Еще ему часто снились кошмары о том, как его в подземелье опутывали светящейся паутиной, нечто связывало по рукам и ногам, как ужасное существо с четырьмя руками, тремя безжизненными огромными рыбьими глазами и щупальцами вместо ног, пыталось поймать и съесть его. Во сне он всегда попадался в паутину, а когда жуткое существо приближалось, просыпался.  

– Ты чего? – Сэмми вынырнул из освещенного пространства. Его лицо раскраснелось, было видно какой ценой ему досталась свобода.  

– Ты чего здесь? – Повторил вопрос, рассеяно глядя на изображения на иконах.  

–Да так, неохота с мамкой сидеть. – Тихим голосом ответил Рик. – Ну что? Ты говорил ничего не будет? – Укоризненно спросил у Сэма. – А теперь вот! Он махнул рукой, показывая на толпу в храме.  

– Я же не знал, что их реально орда припрётся. – Оправдался Сэм.  

– Привет ребята! – К ним подошли – Роди с младшим братом. Как они подобрались, Рик не заметил.  

– Ну что, как обстановочка? – Спросил друзей Роди, объяснил, – а мы сидели с мамкой, батя-то на стене уже давно, наверное. – Он поднял руку, как бы указывая. – Смотрю ты прошел, у мамки отмазались, за тобой потопали. – Малый, стоявший позади старшего брата, кивнул, как бы подтверждая. Он был младше Роди лет на пять, одет в чуть большеватый грубо вязаный, светло серый свитер с закатанными рукавами, темные плотные брюки, с одной заплатой ниже колена на правой ноге и темные кожаные ботинки. На малого никто не обратил внимания. Что делать-то будем? – Спросил Рик.  

– Эх, жаль, ножа нет! – В ответ пожалел Сэм.  

– Зачем тебе нож, дурак? – Удивился Роди. – Тебя Форз одной задницей придавит, пуканет, ты как птенчик улетишь! – С насмешкой, тихим голосом задел Сэма. – Его брат, в веснушках и с внушительной прорезью меж передних верхних зубов ехидно прыснул со смеха. Это было обидно.  

– Да ты что? – Задохнулся Сэм, подбирая в уме слова пообидней. – А ты, что…? Сцыкло! – Начал он. – Небось будешь лизать языком у них между пальцев ног, чтобы они тебе случайно попку не разодрали на священный круг. – Выдал в ответ толстячок.  

Все стихли, ожидая неприятного продолжения.  

– Ты сейчас за базар ответишь, – злобно прошипел Роди.  

– А ну хорош, нашли время сраться! – Охладил их пыл Рик. Роди отступил на шаг, рад был, что спор замяли, искал повод разрядить атмосферу. Посмотрел на брата, чтобы сорвать зло.  

– А ну не смейся! – Прикрикнул на малого и отвалил ему легкий подзатыльник.  

– Ай! Да я уже и не смеялся, урод...! – Тот схватился за ухо, изображая смертельное ранение, чуть отошел, злобно глянул на обидчика. Но уходить не стал, ради причастности к взрослой компании был готов стерпеть унижение.  

Из освещенного пространства вынырнул еще один друг, Адам. Присоединился к компании.  

– А чего мелкого обидели? – Он кивнул в сторону мальца. Тот все еще держался за ухо, покраснел, опустил голову.  

– Да он притворяется! – Заявил спокойно Род. Я ему только еле-еле подзатыльник поставил.  

– За дело получил! – Добавил Сэм авторитетно. – Малой ехидничал!  

– Ниче и не за дело! Уроды...! Сами начали, а меня крайним сделали, – бесполезно пожаловался мелкий Доди.  

– Ты еще заной, скотина! Позоришь меня…, вообще уматывай отсюда, сразу не хотел тебя с собой брать. – Пожалел старший брат.  

– Надо будет и умотаю! Не командуй тут. – Мальчик опустил руку от уха и отошел, давая понять, что подчиняться брату не намерен.  

– Чего тут собрались? – Спросил Адам, меняя тему. Он был не высокого роста с непропорционально длинными руками, довольно худощав. Одет в коричневый свитер, поверх него не застегнутая тонкая кофта серого цвета, темные потертые брюки и поношенные черные полусапожки. Светлые, довольно длинные, закрывающие уши волосы висели и торчали немытой копной на голове, веселые голубые глаза глядели с легким прищуром. Первые подростковые прыщи уютно устроились на его высоком лбу и на смешной картошке носу. На довольно твердом и волевом подбородке пробивался юношеский пушок.  

– Че, сцыкотно...? – Ехидным тоном продолжил он.  

– Да сцыкотно, – признался Сэм честно.  

– А что делать по-твоему? – В ответ спросил Рик, пытаясь выяснить его намерения.  

– Да ниче не будем делать, здесь переждем. – Адам присел на корточки.  

– Не понял, что, с родными сидеть будем, тупо ждать? – Воскликнул удивленно Рик, добавил. – Я предлагаю на смотровую залезть, посмотреть, что там.  

– И как туда попасть? – Вставая с корточек, серьезно с поинтересовался Адам в ответ, выказывая искреннюю заинтересованность абсурдной идеей.  

– Да легко! – Рик засунул одну руку в карман, а второй взмахнул, жестикулируя. – Через уборную, она в пристройке, там через окно на крышу. С крыши на первый ярус. С него, скорее всего, ничего не увидим, но есть дверь с лестницей на все уровни выше. Охраны там нет, все на стене, да и вообще там сейчас никого нет, думаю на самом верху башни один наблюдатель сигнальщик, максимум два! – Объяснил свой план Рик, вытащив руку из кармана.  

– Да ладно, ребят, вы серьезно? – Обомлел от услышанного Сэм. Даже в полумраке было видно, как отхлынула кровь от его лица.  

– Ну можешь топать к бабушке, если хочешь... – По-дружески посоветовал Адам.  

Толстяк вздохнул, представил какими последствиями может обернуться для него выполнение совета. – Ладно, я с вами. – Торжественно заявил он.  

– Этого брать? – Спросил Роди и кивнул в сторону брата.  

– Да, мелкий пригодится, и еще может сдать если не возьмем! –Со знанием дела констатировал Рик.  

– Вот и не сдам! –Воскликнул в ответ малыш. Он, как прежде, стоял поодаль, но быстро сократил дистанцию, подошел в плотную, как только речь зашла о нем, – зря так думаете! Я че, сдал вас тогда, когда горючую жижу тырили? – Малый встал в позу.  

– Так тебя же после нас поймали! – Ухмыльнулся старший брат. – С твоими дружками! Причем мы-то?  

– И че? – надменно ответил мелкий. – Вы же первые в арсенал залезли! Меня на шухер ставили. Жопа-то у меня синяя потом была, а о вас никто не узнал, я же не гавно какое! – Гордо заключил он.  

– Ладно, расходимся. – Объявил Рик. – Собираемся возле сортира после того, как служба начнется, родным не до нас будет. – Добавил он.  

– Не гавно...! – Не унимался, Доди. – Ты гавно, – адресовал он обиду старшему брату. Но никто его уже не слушал.  

С освещенной стороны к ним направился хромой дьякон. В руках у него было штук десять толстых темно-зеленых свечей. Завидев ребят, он прибавил ходу, смешно переваливаясь с ноги на ногу. Только им было не до смеху они знали крутой нрав старого Шонри. В сердцах он мог выписать по первое число нарушителю спокойствия. Делал это с удовольствием.  

– А ну отошли от святыни, балбесы! – Громко объявил он загодя, быстро подрабатывая хромой ногой, подошел в плотную, остановился, посмотрел в упор. Его маленькие карие глазки будто буравчики ввинчивались взглядом в каждого, пытаясь высмотреть подвох, ту пагубную и глупую идею, которая зародилась в их юных и глупых головах.  

– Что тут собрались, ироды? – Незатейливо и без вступления спросил он, поправил охапку свечей.  

– Так, на иконы смотрим, дядя Шонри. – Елейным голосом проблеял Сэм. Ребята отошли от занавески, стали по стойке смирно. Они знали с кем связались.  

– Ну да, ну да! И ты тут, Денжи? – Он назвал Адама по фамилии, не обращая внимания на ответ Сэма. – Да, дядя Шонри. – Адам спрятал руки за спину.  

– И Фоловвы тут оба, смотрю? – Дьякон прищурился на братьев, нижняя губа у него тряслась вместе с жиденькой седой бородой, малый потупился, кивнул и приставными шажками спрятался за старшего, его лицо сделалось невинным, детским, очень доброжелательным.  

– И Томин здесь, конечно! – Он шаркнул ближе к Рику. – Как же без него? – Рик опустил глаза, не в силах взглянуть на дьякона в упор. – Гляжу, вся банда в сборе! – Дьякон почти уперся в Рика. Его глаза вцепились в него мертвой удавьей хваткой. Рик отвел свой и без того потупленный взгляд в сторону. От дьякона несло перегаром, потом, давно не стиранной одеждой.  

– Что ж позабыли старика? – С наигранной добротой спросил Шонри, не отводя глаз от Рика. – А я вас все жду и жду. Вот уже как неделя прошла, а вас все нет... Наверное, в заботах милые? – Продолжал с лживой лаской в голосе.  

– Мы хотели прийти, дядя Шонри. – Рик выдавил из себя ответ. Но нас, просто на работы каждый день забирали, на поля лосса, пропалывать. – Сказал он, не заметно отворачиваясь, терпеть запах уже не мог.  

– Да? А жаль. А я все приготовил и смолянку, и ведра, кисти. Все аккуратно собрано давно, лежит вас дожидается, скучает без вас, родные мои. Ведь там работы всего ничего, на день-два. Залезть и просмолить крышу старику, а то совсем худая, ведь так ребятки? – Он отвернулся от Рика.  

– Да, дядя Шонри! Ребята активно закивали головами.  

– Ладненько, хорошо, вижу желание помогать в ваших глазах. – Шонри кивнул одобрительно.  

– Или мне все преподобному Йохану рассказать? – Ласково спросил дьякон.  

– Нет, дядя Шонри, пожалуйста, не надо! – Заговорили мальчики на перебой и замотали головами в ответ. – Мы обязательно к вам придём и поможем, клянемся. – Заверил его за всех Сэм и добавил. – Как только все закончится, мы у вас. Бог свидетель!  

Шонри неожиданно в один миг посуровел, проявил прыть, молниеносно кинулся к толстяку. Замахнулся на него. Тот сжался в ответ!  

– Не упоминай имя всевышнего всуе, болван! – Дьякон опустил руку, резко отвернулся. Господи, не доведи до греха, – пробормотал себе под нос и осенил священным кругом. Рик вздохнул с облегчением. Причиной такого поведения противного Дьякона, стал досадный случай, тупейшая промашка, которая поставила ребят в зависимость от этого противного человека.  

 

Совсем недавно, полторы недели назад, вечером примерно в девять к Рику домой забежал возбужденный Адам.  

– Слушай, одно дело есть, – начал он, предусмотрительно отвел Рика от крыльца подальше.  

– Что за дело? – Спокойно спросил Рик, засунув руки в карманы.  

– Сегодня в бане поселковой работали, с пацанами, ну там воду носили, дрова кололи, полки мыли. Короче, что банщик говорил, то и делали! – Объяснил друг.  

– Ну, а я тут причем? – Начал сомневаться в важности разговора Рик, он облокотился о завалинку катуха.  

– Да не причем! – Адам мотнул головой. В главной помывочной мы с пацанами нашли дырку в стене, наружу, просверленную, заложенную паклей, между скамеек ее там не видно, не найдёшь, если не искать!  

– И че? – Сомневался Рик.  

– Как и че? – Опешил друг. – Сегодня что? – Адам терял терпение.  

– Пятница вроде. – Ответил Рик, не понимая куда он клонит.  

– Правильно! А в пятницу у нас в бане что? – Адам наклонился поближе, и почти прошептал. – В пятницу в бане женский день, – он поднял указательный палец вверх!!  

– Ты хочешь сказать, что мы можем сейчас туда пойти и...? – До Рика дошел масштаб развлечения.  

– Да, я же тебе о чем и пытаюсь сказать! – Почувствовав интерес и поддержку друга заключил Адам.  

 

Через мгновение оба, что есть духу, направились к поселковой бане.  

На месте уже стоял Сэм и оба Фоловвых. Они по очереди льнули к дырке, наблюдая за происходящим внутри. Мелкого к дырке не подпускали, хотя он тихо клянчил и подвывал, канючил в темноте. Настал черед Рика. Он прильнул к отверстию, зрелище оказалось так себе.  

Толстые, старые, голые, дряблые тетки сидели на лавках, ходили по помещению с тазиками и мочалками в тусклом свете ламп, сверкая рыхлыми задницами. Но все равно было интересно, такого Рик еще не наблюдал. Только он присмотрелся как почувствовал толчок в спину.  

– Э, хорош, давай, моя очередь. – Адам настойчиво отпихнул друга. Рядом с нетерпением топтались Сэм и Роди. Малый крутился поодаль, чтобы не канючил, его отправили на шухер.  

– Ну что, как тебе? – Спросил довольный Роди у Рика. Тот было открыл рот, чтобы ответить. Как вдруг раздался вопль малого.  

– Ай, пустите, больно! – Вопил он. Из темноты вынырнул хромой дьякон Шонри вместе с малышом, он крепко держал того за ухо, малый извивался как уж, но вырваться не мог!  

– Что за богопротивное действо здесь творится? – Задал он вопрос не громко опешившим мальчикам. Потом посмотрел на светящиеся отверстие. – Подглядываете? Мерзкие извращенцы! – Заключил, безапелляционно обвиняя. – Придётся идти с вами к преподобному Йохану, чтобы он спас ваши души, через ваши задницы. – Нарисовал старик перспективу.  

– Пожалуйста, не нужно к преподобному, – неожиданно проблеял Рик. – Мы просто шли домой мимо, заметили светящуюся точку, подошли, решили заделать.  

– Ясно, молодцы! – Прервал откровенное вранье Шонри. Он смягчился, – ладно будем считать, что ваши души еще не испорчены греховным занятием. Но очищение не помешает, так? – Он с нажимом задал вопрос, ожидая ответа.  

– Так. – Тихим хором ответили ребята.  

– Вот и хорошо, завтра ко мне после школы зайдете на послушание, понятно! – Он отпустил мальца. Тот отбежал на несколько шагов.  

– Да, дядя Шонри, конечно. – Подтвердил Адам.  

– Славно, хорошо, да начнется очищение! – Дьякон очертил рукой круг. – Вздумаете ослушаться, будете отвечать перед преподобным. – Пригрозил он. – А теперь сгиньте с глаз моих долой, ироды! Ребята повернулись и шурша бежали прочь. Дьякон постоял немного, прислушался, понюхал, втянул в себя воздух, убедился, что вокруг никого нет и направился к дырке в стене.  

 

– Да, дядя Шонри, простите нас, болванов, как только все закончится мы выполним послушание! – Твердо заверил Рик, переключая внимание дьякона на себя, он отвёл неприятности от Сэма.  

– То-то же, жду вас непременно, родные! – Сказал дьякон и выгрузил свечи на пол, с прищуром смотря на Рика. – А теперь, дорогие мои, пошли вон отсюда, не место вам тут, скоро служба начнется! –Приказал он.  

Ребята с облегчением выполнили приказ, мгновенно растворились в толпе, помня о своем уговоре.  

На подиум к алтарю взошел преподобный Йохан с двумя регентами по обе руки. Он был одет в золоченые одеяния, с высоким колпакообразным головным убором на голове, притороченными двумя белыми ленточками к вершине. Он разложил библяр и свитки на алтаре, потоптался на месте с ноги на ногу, как бы примеряясь поудобнее, регенты суетливо расправили белые ленты, завели их ему за спину. Чуть отошли в стороны, замерли в молитвенной позе сложив руки лодочкой. Йохан возвел взор вверх, очень важно что-то прошептал, как бы отнёс это к обращению к небесам. Посмотрел на народ, кашлянул пару раз и возложил руки на библяр. Все это время в помещении стояла гробовая тишина, прерываемая редким уродливым покашливанием из разных мест зала. С его первыми словами из библяра, началась служба. Дьякон Шонри торопливо открыл занавеску, явил людям священный артефакт, предварительно расставил и зажег свечи вокруг. Теперь он стоял рядом, почти вытянувшись по стойке смирно и с благоговением внимал ритмичные, певучие слова и интонации преподобного.  

 

– Ты где был? – Спросила мама шепотом. Поймала его за руку и с раздражением дернула.  

– С пацанами иконы рассматривали. – Ответил Рик и мягко освободился, он смотрел вперед на красочное действие во главе с Йоханом.  

– И как, понравились? – Продолжила она, повернулась, посмотрела туда-же.  

– Что понравилось? – Переспросил Рик.  

– Иконы! – Надавила мама. Вокруг люди начали обращать на них внимание, неодобрительно оборачиваясь.  

– Что, уже договорились? – Сказала бесцеремонно. Здесь будешь, со мной, понял! – Заявила она, взяла опять его за руку. Он дернулся раздраженно, вырвался.  

– Ма, мне нужно уйти ненадолго. Я пообещал ребятам. – Нагло заявил он.  

– Нет, никуда не пойдёшь! Тем более сейчас, разве ты не видишь, что происходит, со мной будешь! – Осталась непреклонной.  

– Мам, ну мне нужно. – Повторил упрямо. – Если не пойду, подведу ребят!  

– Нет! – Сказала она. Вокруг народ зашикал на них. Она стояла рядом и было видно по ее лицу как в ней борются разные чувства. Молчала, потом тихо прошептала. – Ладно иди. – Она вздохнула. – Только осторожней и не долго, ты знаешь я волнуюсь. – Рик получив свободу, как разжимающаяся пружина, помчался на условленную встречу с друзьями.  

 

Туалет храма располагался в отдельной пристройке, размещённой во внутреннем дворике ратуши. Доступ во дворик имелся только со служебного помещения. Уборная делилась на два зала – мужской и женский – была относительно большой.  

Рик подошел последним. Возле входа уже крутилась вся компания. В этой части было относительно пусто, так как весь народ толпился по центру, участвуя в службе. У дверей туалета сидела на маленьком табурете древняя бабка послушница, в черном платке на голове, в толстой шерстяной кофте синего цвета, тёмно-серой с загрязненным подолом юбке. Она сидела и ни на кого не обращала внимания, смотрела в пол, только изредка кивала, как бы в подтверждение согласия с невидимым собеседником.  

– Нужно входить по очереди и постепенно. – Предложил Рик. – Чтобы не вызвать подозрений. – Ребята покивали головами, согласились и установили очередность. В течении получаса по очереди просочились внутрь.  

 

Мужской зал туалета представлял из себя вытянутое, чуть зауженное помещение, заканчивающееся небольшим окошком у потолка, расположенным для освещения и вентиляции. С одной стороны, на невысоких постаментах размещались пять отверстий в полу, отгороженные между собой перегородками, каменный пол вокруг отверстий был влажный и грязный. На некоторых отверстиях с внешней стороны бросались в глаза остатки свежих и засохших экскрементов. А в нескольких отделениях были разбросаны скомканные полу мокрые светлые обрывки бумаги. На противоположной стороне помещения на уровне колен разместился довольно массивный каменный желоб, который под наклоном вдоль всей стены упирался нижней частью в отводной слив. Пол возле желоба был почти весь мокрый. Запах застарелой мочи в помещении был резким и не приятным, и еще подмешивалось что-то кислое, очень неопределенное и тошнотворное. Атмосферу отчасти спасало поставленное на проветривание окно, которое нижней частью крепилось петлями к раме, а верхняя часть отходила от стены образуя щель сантиметров в двадцать. Верхняя часть рамки окошка крепилась длинным крючком, уходящим своим основанием на козырек крыши, крючок был закреплен таким образом, что если потянуть за раму, то она закрывалась, при этом крючок не выпадал из крепления, а становился в режим затвора, готовый опять крепить окно при открытии, не давая ему откинуться настежь.  

Компания сгрудилась у окна, решая, как освободить его от крючка.  

– Нужно палкой толкнуть. – Предложил Сэм.  

– Нет, не получится, слишком крутой наклон, палку под таким углом не засунешь. – Отклонил его предложение Адам. – Да и где палку-то тут найти? – Добавил потом.  

– Что-же тогда делать? Наверно придётся вернуться. – С облегчением вздохнул Сэм, посмотрел на входную дверь.  

– Нужно малого подсадить, пусть своей рукой до крючка дотянется. – Внес свое предложение Роди. Малец в ответ радостно закивал, показывая, что готов на любые авантюры.  

Ребята согласились с предложением. Сэм и Рик подхватили Доди, подсадили его на плечи старшему брату, тот присел почти на корточки. Так как он был выше всех, лучше всего подходил для этой миссии. Малый, как обезьяна, вскарабкался на плечи, опираясь руками о грязную стену. Добрался до окна. Просунул руку до локтя через щель. Закусил нижнею губу, шарил в поисках крючка. Ребята подсказывали направление. Но все же ему не хватало несколько сантиметров, чтобы достать и вытолкнуть перемычку, крепившую крючок в пазе. Он покраснел и надул щеки, весь напрягаясь, вытянулся, рискуя грохнуться с плеч. По команде ребят Роди подошел еще ближе, почти уперся в стену, его лицо тоже стало красным от напряжения, он часто дышал и облизывал губы.  

– Стань на цыпочки. –Приказал ему Адам.  

– Не могу. – Тот помотал головой в ответ. А потом потихоньку приподнялся. Этого хватило и малый дотянулся, крючок щелкнул и вышел из ржавого паза освободив окно. Дод аккуратно подхватил его и опустил вниз. Образовался внушительный проход наружу. Малый соскочил на землю, его хвалили и хлопали по плечу, он был горд, что выполнил задание и пригодился старшим.  

– Я первый, подсадите! – Сказал Рик остальным. Залезу на крышу буду помогать другим, – добавил он.  

Ребята втроем молча без пререканий подсадили его до подоконника, там он вцепился руками в небольшой выступ снаружи, оперся ногами о подоконник вылез на улицу, перехватился одной рукой за крючок, а второй за его крепеж, подтянулся, перенес вес на тело, повис верхней половинкой на крыше, освободив ноги. Снова перехватился рукой за верхнюю черепицу и подтянулся еще раз и оказался на крыше. Только сейчас он обратил внимание какой чистый прохладный воздух снаружи! Но все же едкий отголосок запаха туалета засел в его ноздрях. Он стал на колени нагнулся и насколько можно заглянул в туалет. Краешком глаза увидел, как копошатся внизу его друзья.  

– Давайте следующего, я подхвачу. – Громким шёпотом скомандовал он и протянул руку вниз.  

Следующим ребята выбрали Сэма. Почти без его помощи водрузили на подоконник. Он, охая и кряхтя, одной рукой вцепился в крючок, а второй ухватился за протянутую руку товарища, взвалив весь свой вес на нее. Рик понял, что еще немного и Сэм сбросит их обоих на землю.  

– Становись ногами, болван, сейчас вместе улетим! – В сердцах выдал он.  

– Ага, да, сейчас! – Согласился Сэм, у него глаза были от страха по пять копеек. Одно колено освободил, поднял ногу поставил ее на подоконник, но каблуком захватил край рамы с окном. Еще больше нагрузив Рика, толстяк перенес вес на ногу, пытаясь поставить вторую. Под его каблуком рама ощутимо отошла от стены. Увидев это, ребята внутри зашикали, замахали руками. Сэм понял свою ошибку, но вместо того, чтобы спокойно и постепенно убрать вес с ноги, он резко перенес его на другую, которую только что поставил рядом. Рама выскользнула из-под каблука и с грохотом ударилась о стену. Стекло со звоном и треском разлетелось на множество осколков. Оставшиеся внизу в панике ломанулись на выход из туалета. Сэм от страха потерял баланс, не удержался, соскользнул вниз, изрядно дернул руку друга, мешком упал в кусты внизу с двухметровой высоты. Рик по инерции отпрянул назад, неконтролируемо сел на крышу, ударившись задом. Опомнившись, встал на колени и подполз к краю. Внизу в кустах копошился толстячок. Некоторое время побарахтавшись, он встал на ноги, начал отряхиваться. Рик облегченно вздохнул. Сэм посмотрел вверх, увидел друга, молча махнул рукой, мол прости так получилось, а потом жестом указал чтобы тот убирался подальше вглубь. Из открытого окошка послышались мужские голоса. Рик очень торопясь, тихо на цыпочках, направился прочь от окна к смотровой площадке.  

Нижняя площадка была завалена всяким хламом, старыми пыльными, грязными корзинами, каким-то тряпьем, рамками от картин, изношенной обувью, поломанными тачками без колес, сломанными колесами от телег и еще многим разным непотребным хламом, всем тем, от чего служителям жалко было избавиться на всегда.  

Как и предполагал Рик, с нижней площадки ничего не было видно. Вид на стену закрывался крышами домов. Осторожно перешагивая разнообразные вещи, добрался до деревянной двери, которая вела к лестнице, ведущей на верхние площадки. Отодвинув щеколду, вошел в узкое помещение с лестницей с маленькими деревянными ступеньками, ведущими вверх и вниз. Осторожно встал на ступеньку, как бы попробовал ее на прочность, убедился в безопасности, направился на верх.  

На следующей площадке подергал за дверь, та оказалась закрыта, решил забраться повыше. Третья дверь на площадке повыше оказалась открыта. Верхняя смотровая площадка была чистой, не захламленной, довольно просторной и опоясывала всю башню. От стены до бойниц расстояние составляло примерно в метр.  

Ратуша располагалась совсем не далеко от южной стороны стены, примерно в метрах трёхстах от нее. Хотя можно было наблюдать все триста шестьдесят градусов вокруг, перемещаясь по площадке вдоль стены, северную часть за оборонительным рубежом видно было плохо, так как расстояние составляло примерно в полтора километра.  

Рик был поражен от увиденного вокруг. За пределами стены пылали постройки, вдалеке подымался дым от горящих загонов для животных, мимо которых он проходил совсем недавно. На южной стене на лесах, притороченных к частоколу, стояли дозорные, они махали руками, жестикулируя перекрикивались между собой, выставили на изготовку арбалеты и луки. Внизу на утрамбованной коричневой земле, строевой коробкой расположились стражи, их было двадцать бойцов, по-военному дисциплинированно держали строй. Самая большая плотность защитников сосредоточилась с южной стороны. Вдалеке, примерно в полутора километрах, можно было различить большую массу Форзов. Их было очень много, просто огромное, несметное число! У Рика перехватило дух, когда до него дошёл смысл того, что он увидел. От скопления осаждавших постоянно то отделялись, то присоединялись отряды воинов, от этого они напоминали рой насекомых. Форзы явно чего-то ждали.  

Так прошел почти час, ничего не изменилось. Рик было уже потерял интерес, наблюдая лишь как дозорные заменили солдат на стене. Он сел, облокотившись спиной о каменную бойницу, ощущая ее прохладу. Уже начал было замерзать на сквозящем весеннем ветру. По сине-голубому прозрачному небу быстро пролетали серые легкие облака.  

В далеке, где были Форзы, раздался протяжный раскатистый низкий утробный звук рога! Потом еще один и еще, вторящий им. Внизу встрепенулись, в ответ на это тревожно зазвучал боевой клич защитников. Подуставшие от ожидания стражники выпрямились, поправили строй. На стену поднялись дополнительные солдаты. Зазвучали горны, Рик привстал чтобы рассмотреть получше происходящие. К частоколу под руководством старосты охотники и ремесленники с трудом толкали три катапульты на больших деревянных колёсах. За ними катили тюки соломы, тащили ведра и канистры с черной смоляной горючкой. Вокруг образовалась недобрая, зловещая суета. На деревянной башне, сколоченной из бревен, лучники вывесили бело-синий флаг империи. Там, за забором, начало что-то происходить. Большая масса дикарей двинулась на поселок, из-под их ног поднялась пыль, открытый глинистый грунт уже высох на ветру, множество шаркающих ног подымали частички в воздух.  

В направлении поселка двинулась не вся орда, только лишь ее часть. До Рика стали доноситься принесенные ветром обрывочные звуки наступающих, неясные вскрики, возгласы, лязганье чего-то, надсадный рык. Так продолжалось примерно минут десять, пока передовые порядки Форзов не достигли расстояния полета стрелы, примерно в двухстах метрах от частокола. Там они остановились. На первый взгляд их было тысячи полторы. Защитников же, вместе с крестьянами и ремесленниками, по приблизительным подсчетам Рика, с южной стороны было примерно человек двести пятьдесят. Даже с такого приличного расстояния можно было рассмотреть силу, которая противостояла им. Воины Форзов были просто огромны, вооружены дубинами и каменными топорами. В основном защищены наскоро сооруженными деревянными доспехами, но и не редко сверкали на них и металлические листы. Шлемов они не имели, возле их ног крутилось множество собакообразных существ, которые доходили им до колен по размеру. Подробно рассмотреть животных не было возможности из-за расстояния. Толпа издавала постоянный шум, вой, рык, крики, стук ударов оружия о доспехи. Но в кажущемся хаосе у Форзов наблюдался относительный порядок, через каждые двадцать метров чуть вперед выступал один воин более качественно вооруженный и защищенный, как правило крупней остальных. Они рычали и кричали, иногда с силой пинали особо строптивых не послушных подчинённых. Дикари стояли, бурлили, ждали. Ждали и защитники. Рик от напряжения весь онемел, пальцами впился в камень бойницы, пытаясь удержаться, интуитивно обезопасить себя. Низким утробным звуком еще раз прорычал рог. Его звук был громким, заглушил все остальные. Все стихло, было видно, как Форзы слегка присели, пригнулись ссутулились, к ногам прильнули их животные. Стало тихо, водрузилась тишина, только ветер шуршал, свистел в ушах Рика, здесь, с верху, на смотровой площадке ратуши.  

Снова зарычал рог. Нападающие встрепенулись. Командиры, погнали вперед своих воинов, закричали, подгоняя. Первые шеренги, опомнились, двинулись чуть быстрей, затем понеслись как таран, идущий на столкновение со стеной. Дикари вскинули в воздух оружие, потрясая им для устрашения, поднялся вой, перешедший в монотонный гул, изредка прорывался победный клич. Расстояние между противоборствующими быстро сокращалось. Рик не представлял себе, что будет дальше. Защитники пока не реагировали, мужественно ждали.  

Пронзительно прозвучал горн и короткая команда, воины спустили тетиву. Выпущенные стрелы облаком понеслись на встречу нападающим. Вонзились в их тела и доспехи. Некоторое время можно было подумать, что ничего не произошло, безумный бег наступающих продолжился. Но спустя мгновения первые воины Форзов, почувствовали слабость от ранений, начали спотыкаться, валиться наземь, беспомощно хватаясь руками за воздух. На упавших наскакивали остальные, падали, кувыркались, внося сумятицу и неразбериху в ряды. Наступающие потеряли темп. Те, кто получил не критические повреждения, выли от жуткой боли, выдергивая застрявшие стрелы из своей плоти, страдая от ран бесцельно брели в разных направлениях, проливая кровь, орошая алой палитрой землю.  

Защитники быстро вставили новые стрелы в тетиву, взвели луки на изготовку, ожидая следующего приказа. Дозорные, которые были вооружены арбалетами, заменили их на заряженные, отдав использованные солдатам, дежурившим внизу, те сразу принялись перезаряжать оружие. Прозвучала четкая команда, снова стрелы полетели во врага.  

Наступающие в тот момент почти достигли частокола. Сила выстрелов оказалась гораздо выше и точней. Стрелы арбалетов болтами крошили утлые доспехи дикарей. Пострадавших в этот раз было гораздо больше, Форзы валились замертво на поле брани. Те, кому посчастливилось пережить залпы стрел, пригнулись, остановились, прячась друг за друга, растерянно смотрели на командиров, на корчащихся в муках и крови товарищей. Форзы просто стояли, прикованные ужасной действительностью, не двигались, умирали как скот на забое. Было видно, что такое случилось с ними впервые.  

Защитники, получив фору, воспользовались смятением врага. Принялись еще энергичней бегло обстреливать дикарей. Те получали стрелы, замертво падали наземь, заливая ее кровью. Эта безумная бойня продолжалась несколько минут. Над полем брани зловеще опустилась тревожная болезненная тишина, перерываемая стонами, возгласами страданий, вскриками от попаданий и свиста смертельных полетов стрел.  

Первыми опомнились задние ряды, Форзы оценили обстановку, наконец до них дошло происходящие. Они развернулись, побежали прочь от источника боли и смерти. Остальные последовали их примеру, оставляя на произвол судьбы раненых и трупы своих сородичей. Отступали молча, теряя обременяющее оружие, старались как можно быстрее покинуть зону поражения. Лучники не прекращали стрелять, посылая смерть в спины отступающих, умножая их жертвы. Раненые ползли за отступающими, оставляя кровавые следы.  

Защитники вознесли победный кличь, потрясая своим оружием над головами. Форзы отступили, оставив после себя множество трупов, лежащих на земле, стонущих в страданиях раненых. Оставшиеся в живых дикари добрались, присоединились к остальным вдалеке. Что там происходило, Рик не мог видеть из-за расстояния, хотя ему было жутко интересно как их встретили. Внизу на стене сменился состав, солдаты, которые приняли бой спустились, сняли шлемы и опустились на землю отдыхать не подалеку. Их место заняли другие. Рик решил обойти ратушу посмотреть, что происходит с других сторон. Еще один бой был с восточной стороны, но это была скорее стычка. Так как на земле лежало четыре неподвижных тела Форзов. С других сторон все выглядело как прежде. Мальчик прогулялся еще, вернулся на прежнее место. Там ничего существенного не происходило. На площадь внизу пришли несколько женщин, они раздали защитникам солонину с лепешками, и маленькие кувшины с питьем, скорее всего с морсом. Солдаты не отказывались, с радостью и благодарностью принимали угощения.  

 

Прошло почти два часа, по положению солнца можно было предположить, что сейчас по времени около трех дня.  

Рик сидел и скучал, возвращаться назад к маме он не хотел, да и боялся наказания, хотя и представлял себе, как мама волнуется. Внизу люди медленно передвигались по своим делам, сказывалась усталость от напряжения. Ремесленники суетились возле одной из катапульт, поправляя что-то в тросовом механизме. Вдалеке враги сидели на земле, жгли множество костров. Рик зевнул почесал бок, съежился, насупился, вздрогнул от холодка, хотя солнце ощутимо пригревало. Чуть привстал, чтобы размять ноги и посмотреть, что там в дали, у Форзов? А там происходило явно что-то интересное, дикари поднялись с земли, поделились на две части, постоянно двигались, от них отделилась третья часть, ушли от остальных куда-то в противоположную сторону. Внезапно, без предупреждения одна группа из оставшихся снова медленно двинулась в сторону поселка. Шли тихо, пригнувшись, даже не поднимали пыль. Чуть впереди семенила большая стая собакообразных. Примерно за минут двадцать, добрались и остановились, на расстоянии полета стрелы. Животных отозвали и спрятали за собой. По численности их тоже, как и в первый раз, было где-то полторы тысячи. Впереди них простиралось пространство, устланное трупами сородичей, погибших в предыдущей схватке. Прозвучал предупредительный горн. Солдаты на стене напряглись, натянули тетиву, замерли в ожидании. Но враги не двигались, просто молча стояли, ничего не предпринимая. Чесались, нагибались, поправляя что-то, общались друг с другом, грозили жестами защитникам, но с места не сдвигались. Лучники устали, опустили тетиву. Арбалетов было мало, на всех не хватало, вдоль стены несколько человек быстро пробежали, заменили луки на запасные арбалеты, жертвуя резервом быстрой перезарядки. Крестьяне с луками подошли к стене, готовые отдать их после первых выстрелов арбалетов. Форзы все стояли. Рик понимал, что это игра на нервах, проверка выдержки и долго так продолжаться не может. Он даже рассмотрел во что они были одеты. В большинстве своем, закутаны во всякое тряпье, босые, некоторые облаченные в шкуры, перепоясанными ремешками, обвешанные множеством кожаных мешочков разных размеров. Дикари жили пустошами, подбирая всяческий хлам, обитая там, где человеку не выжить, выглядели оборванцами, как падальщики, подбирая умершее, когда-то принадлежащее другим.  

Внезапно, Форзы как по команде, развернулись и побрели обратно, оставляя защитников в недоумении. Рик было подумал, что теперь осада затянется на пару дней. Обрадовался, зная, что имперская гвардия сметет эти отребья к завтрашнему утру.  

Но Форзы ушли не далеко, уходить совсем не собирались, отошли на пару сотен метров, остановились, первые ряды вошли вовнутрь построения, их место заняли другие, странные дикари, они были гораздо меньше остальных, ниже, поджарей, почти без шерсти, с бледной кожей, без доспехов, с длинными мускулистыми руками, исключительно в шкурах, каждый имел грубую серую большую сумку, переброшенную через плечо. У их ног крутились животные. Когда строй сформировался, собакоиды послушно сели впереди. Рик был поражен такой выучке и дисциплине у животных. В дали прозвучал вражеский рог. Враги снова двинулись в сторону поселка. Мальчик точно знал, что сейчас, теперь, начнется сражение. Враг опять подошел на расстояние полета стрелы дозора. Остановились, вели себя спокойно, сабокоиды были рядом. Снова замерли! С лесов частокола упал солдат, от напряжения потерял сознание. Его тут же подхватили под руки. Его место занял другой.  

Вперед выдвинулся дикарь, остановился, замер, как бы изучая частокол, затем медленно повернулся лицом к своим, он совершенно не отличался от остальных. Поднял руку. В ответ все впереди стоящие подняли руки. Посмотрел на право, на лево, подождал пока руки взметнутся на флангах, они были весьма удалены. Полез в сумку и достал черный ремешок полтора метра длиной, с закреплённым по середине странным мешочком. Рик смутился, раньше ничего подобного он не видел. Не мог понять какую опасность это может представлять, с интересом наблюдал.  

Остальные достали такие-же. Командир снова полез в сумку, достал из нее что-то маленькое какой-то небольшой предмет. Выразительно положил его в мешочек на ремешке. Враги повторили его действия. Дикарь вытянул руки в стороны, Форзы принялись увеличивать дистанцию между собой. Делая это неуклюже, толкались, ругались и спотыкались, пинали ногами мешающих им собакоидов. Те в ответ злобно щелкали челюстями, выражая свой гнев. Наконец все разошлись, опять замерли. Командир повернулся к частоколу взял в правую руку ремешок и начал с бешеной скоростью вращать его, чуть отклоняясь назад. Его примеру последовали остальные, странное зрелище предстало пред глазами мальчика, впереди все зарябило от множества вращающихся с большой скоростью ремней, ветер доносил специфичный свист. Дикарь что-то сделал, ремень щелкнул и по ходу вращения из мешочка на конце вылетел небольшой снаряд. Понесся с приличной скоростью в защитников. Враги пролили дождь из черных снарядов, выпущенных из их орудий. На защитников обрушился град камней, это были камни, пару штук даже залетело к Рику. Камешек оказался речной круглой галькой, размером чуть меньше кулака, очень твердый. Выпущенные камни не нанесли никакого ощутимого ущерба. Расстояние было весьма приличным, скорость снарядов на излете оказалась не высокой и не критичной. Камни ударялись и рикошетили от препятствий, Доспехи и каски воинов надежно защитили от атаки. Но все-же пару человек незначительно пострадали. Камни случайно попали в головы двум ремесленникам, стоящим с запасными луками внизу, их перевязали, но по их жестам Рик понял, что уходить с передовой они на отрез отказались. Последовал еще один обстрел, потом еще и еще, все без результата, только гальки стало валятся под ногами немного больше. В ответ был послан залп со стороны обороняющихся, но тоже без толку, стрелы упали за десять метров от нападающих. На какое-то время обстрелы прекратились, стороны приняли статус-кво.  

Рик заметил вдалеке странные, светлые пятна, раскачивающиеся не в такт друг другу, их было всего пять. Они довольно быстро приближались. Через некоторое время стали вырисовываться подробности, мальчик смог понять, что это. Затем сообразил, что это были бревенчатые части стен, жилых зимовий, строений загонов скота. Форзы догадались разобрать их на части, сейчас тащили на поле боя для того, чтобы использовать их как гигантские щиты. Простым людям это было бы сделать не под силу, но могучим Форзам это оказалось вполне по плечу. Наконец щиты добрались до места, качаясь прошли сквозь строй, заняли место впереди. Их поставили на землю, видимо сменили несущих. Бревенчатые стенки медленно двинулись вперед, создавая реальную угрозу защитникам. За щитами скрывались нападающие. Они преодолели половину расстояния, к частоколу поселка, тяжелые щиты снова опустили на землю. Из-под защиты неосторожно высунулось пару воинов, тут же были сражены стрелами обороняющихся. Щиты медленно, максимально наклонились к земле меняя угол, почти накрыли нападающих. Внезапно из-под бревен, взметнулся рой камней, летящих с высокой скоростью. На этот раз они были смертоносны, выбивая щепу в бревнах, громко щелкая, уходили в рикошет. Послышались крики солдат, пару человек упали с лесов, остались лежать неподвижно, к ним тут же поспешили на помощь, оттаскивая их прочь. Снова залп, совсем рядом с Риком, фыркнув, камень ударил в стену, оставил неглубокую ямку. Мальчик инстинктивно пригнулся, спрятался за бойницу, у него перехватило дыхание. Еще несколько смертельных камешков ударилось в каменную преграду, фыркая, щелчками рикошетили.  

Справившись с собой, Рик снова выглянул. Практически ничего не изменилось, только еще пару дозорных лежало под частоколом, от одного растеклась алая лужица крови. На этот раз пока никто не отваживался оттащить их и оказать помощь. Все находились в укрытиях, слишком плотный был огонь. Враг воспользовался замешательством защитников, пошел в наступление. Ряды Форзов двинулись вперед. Это заметили лучники со смотровых башен затрубили в горн, открыли огонь, поражая стрелами передних наступающих. Темп вражеского обстрела ослаб. К солдатам на стене побежали ремесленники, отдали им колчаны с новыми стрелами. Подобрали раненых. Не обращая внимания на смертоносный дождь, проявляя отвагу и стойкость к стене подошли с полтора десятка охотников с зажжёнными факелами. Лучники вытаскивали стрелы из новых колчанов, зажигали их от факелов. Защитники выпустили залп зажжёнными стрелами, сосредоточили огонь на бревенчатых щитах. Стрелы вонзались, глубоко впивались в древесину, не ярко горели. Остальные лучники, отсекали врагов простыми стрелами от стен, не давая им подойти в плотную, пойти на штурм. Горящие щиты поднялись, продолжили движение вперед и еще больше сократили дистанцию. Не обращая внимания, под градом смертельных камней, теряя людей, защитники подкатили катапульты, нацеливая их на вражескую защиту. Толстые бревна лишь только тлели от попавших в них горящих стрел, стрелы были не эффективны.  

В катапульты положили заряды из тюков соломы, обмотанных тканью, из ведер сверху их обильно полили горючей жижей, вещество мгновенно впитывалось. Ремесленники поднесли факелы, зажгли, тюки медленно разгорались. Подождали пока огонь не стал внушительным. Спустили курок, громкий щелчок, горящие снаряды обдавая искрами перевалили через частокол, огненными шарами помчались во врага. Два тюка не достигли даже примерно своих целей, далеко упали от вражеских щитов, эффектно выплескивая огонь при падении, от их жара загорелись трупы прежде погибших дикарей. Один снаряд угодил все же подле бревенчатой защиты врагов. Не в силах терпеть жар от растекающегося огня, Форзы бросили одну сторону. Были сражены стрелами, щит опрокинулся на скрывающихся под ним, раздавил их. Остальные оказались беззащитны. Но они не стали отступать, мужественно остались под ослабевшим огнем обороняющихся. Эффективно отвечая из метательного оружия, все-же несли потери. Катапульты опять зарядили, пару дозорных упали со стены. Люди поправили метательные механизмы, поточнее их нацеливая. Поле боя заволокло едким, смоленным дымом. Обзор сократился. Теперь Рик не мог в подробностях наблюдать за происходящим внизу. Загорелись бревна утерянного врагом и поверженного щита. Вновь щелкнули натяжные механизмы катапульт. Два огненных шара взметнулись в небо, третий вылетел чуть с опозданием. Во время выстрела, на последней катапульте лопнул поперечный трос натяжения, конец отскочил, тугим щелчком убил ремесленника, его тело как тряпичная кукла отлетело в сторону забрызгав землю кровью. Огненный шар едва поднявшись, искря, задел вершину частокола, обдав горящим огнем стоявших рядом солдат, те вспыхнули как факелы, облитые горючей жидкостью, с воплями попадали с лесов, катались, корчились на земле. Один затих, скрутился, горел синими языками пламени, к другим подбежали люди, накрыли их тканью, облили водой, но они все равно продолжали гореть, дымиться. Рик понял, что от увиденного может потерять сознание. Один из горящих шаров попал точно в цель, от удара рассыпался, расплескался огненным водопадом на врагов под щитом. Возникло множество живых факелов, дикари с ужасными криками метались, катались по засыпанной трупами земле, погибая в безжалостном огне. Но враг отступать и не думал, всех вокруг охватил кровавый кураж, битва становилась все жёстче. Часть деревянного частокола загорелась в том месте, куда упал неудачный выстрел катапульты. Форзы, несмотря на потери, еще ближе подобрались к защитникам, пытались лезть на стену. Их кололи длинными копьями. Одни падали проткнутыми, на их место вставали другие. Постепенно часть копий перекочевало к нападающим, они выдергивали их из слабых рук людей, кололи ими в ответ. К горящим бревнам защитной стены подоспели ремесленники с ведрами с водой, выплескивали ее на горящую древесину. Это не помогало, огонь пробирался внутрь с внешней стороны. Какое-то время все оставалось так как есть, только все вокруг заволокло едкой дымкой. У Рика слезились глаза, першило в горле до кашля. Катапульты не стреляли, в них отпала нужда. Нападающие вышли из-за укрытий, штурмовали стену. Пока безуспешно, сказывалось отсутствие опыта. Защитники стойко оборонялись. Частокол удалось потушить, только четыре бревна почти сгорели, торчали почерневшими гнилыми зубами, среди ровного строя стены. Снаружи огонь сошел на нет. Форзы сразу приметили слабое место. Разобрали один из брошенных щитов на отдельные бревна, принялись долбить ими в пострадавший участок. Отогнать их не получилось, деревянные леса сгорели. Копьями и луками атаковать сверху не представлялось возможным. Под ударами импровизированных таранов, пали поврежденные бревна, образовалась брешь с приличные ворота. Ситуация сложилась критическая. Очумевшие Форзы, почерневшие от сажи, бросились с воплями и безумным рыком внутрь.  

Путь им преградил отряд стражей, давно ожидавший своей работы. Они закрылись щитами, ощетинились изящными мечами, угрожающе сверкнули доспехами. Дикари остановились, оценивали опасность. Пауза оказалась не продолжительной, задние дикари напирали на авангард, Форзы бросились вперед. Напоролись на мечи, профессионально отбиравшие их жизни. Стражи работали слаженно, синхронно меняли позиции, работая мечами, оттесняя врага обратно за ограду. На земле, у ног воинов накапливались кровавые трупы врагов. В ответ Форзы барабанили по щитам каменными топорами и дубинами, без особого вреда, стражи не несли потерь. Отряд перебрался за стену, остановился, став железным препятствием. Дикари отступили, в растерянности держались на расстоянии от воинов, угрожали жестами, кривлялись, бросали в них разными предметами. Солдаты закрылись от них щитами. Внутри периметра защитники, крестьяне и ремесленники навалились на катапульту, не жалея сил, катили в образовавшийся проем, чтобы закрыть ею брешь. Рик с удивлением отметил, что дикари понемногу отошли от опасного отряда стражей, затем еще дальше, продолжая удаляться. Катапульту почти доставили до места. Внезапно враг расступился, а на стражей бросилось множество сабокоидов. Солдаты сгруппировались, открылись чуть, отодвинув щиты. Махали мечами. Но без особого успеха, удары не достигали цели, грозные твари уклонялись, высматривая слабые места, примеряясь напасть. Окружили отряд, заставили принять круговую оборону. Стражи медленно, не нарушая строя, смещались обратно в сторону стены. Катапульта застряла, ее с раскачки пытались высвободить для дальнейшего движения. Звери поняли маневр солдат. Сменили поведение, прежде они кружили вокруг, изредка делая выпады, уклонялись от атаки. Теперь стали смелей, одна тварь атаковала, провоцируя, уклонялась от удара, отскакивала в сторону, мгновенно ее место занимала другая, смело бросалась, пытаясь ухватить стража за ноги, не защищенные щитом. Тактика была эффективной, трое стражей оказались на земле под вопли, улюлюкание врага. Павших стражей терзали звери. В первые ряды дикарей пробрались метальщики камней, принялись обстреливать бедных воинов. Еще несколько человек упали, на них тут же набросились сабокоиды, челюстями срывали доспехи, добираясь до плоти, щелкали зубами, выли, наслаждаясь горячей кровью. Стражам стало понятно в каком удручающем положении они оказались. Звери отлично делали свою работу, вот уже десять человек пали замертво на землю. Путь к отступлению отряда был отрезан. Воины застряли в окружении, защищались в круговой обороне. Мужественно несли потери.  

Рик услышал ужасный рык, перекрывая остальной гам глубоким басом, замораживал все внутри, заставляя трепетать. В рыке бушевали дикость, свирепость, бушующий ураган жестокости, обещание мгновенной расправы. Из ниоткуда, возле несчастных, окруженных стражей, уже было приготовившихся к гибели, возникла коричневая молния, с изумительной скоростью принялось разрывать вражеских тварей. Несколько сабокоидов упали замертво, поливая фонтанами артериальной крови из разорванных шей, еще пять, пали жертвами появившегося монстра, так и не успев понять что их убило. Рик обомлел, в быстрой, рычащей, грозной силе, метавшейся на поле брани и повергавшей врагов наземь, он узнал Эда. Эд был не один, к нему подоспели союзники, грозная поселковая стая крупных охотничьих собак, во главе с серым вожаком. Завязалась новая, более странная битва. Собаки все же уступали в размере диким тварям, компенсировали отвагой и рациональностью действий. Эд на короткое время остановился, видимо для оценки обстановки. Спасенный отряд поспешил перебраться за стену. Клыкастая морда огромного демонического кота была в кровавой пене, холка вздыбилась, хвост нервно ходил из стороны в сторону, глаза сверкали как два красных уголька, выцеливая очередную жертву. Убедившись, что союзники надежно прикрыли тыл, бросился в неровные ряды Форзов. Как профессиональный крестьянин собирает урожай, используя серп, так он собирал жатву среди врагов. Дикари не выдержали такого ужаса, бросились прочь с поля боя, оттуда, где орудовал коричневый монстр. Стая сабакоидов вынырнула из-за угла стены, в поисках легкой добычи. Особей двадцать, не разбираясь, набросились на Эда. Тот развернулся, разорвал троих в одно мгновение, остальные отступать не стали, коту достались пару укусов. Это отрезвило его, он отступил к сражающимся союзникам. К проему в стене, который закрыли перевернутой катапультой.  

Собакам досталось здорово, в схватке на пятачке участвовало уже всего штук десять во главе с окровавленным вожаком. Остальные лежали разорванными рядом со своими врагами. По пути отступая, Эд убил еще пятерых. Теперь сабокоиды не нападали на него и ставших под его защиту собак. Держались рядом, вставали в стойки, опустивши головы рычали, обнажая зубы, высовывали языки, щелкали челюстями, уличая момент для атаки. Эд тоже был в стойке, жутко рычал ощерившись, делая выпад бил когтистой лапой, давая понять, что атака для них закончится смертью. Собаки нашли свободный проем и перебирались за стену.  

 

Вечерело, солнце опустилось за горизонт, но все же сумерки еще не наступили, лишь только тени неимоверно удлинились. Вокруг кипело сражение. Форзы подняли один из щитов, прислонили его к забору, по нему пытались перебраться через стену кололи защитников недавно приобретённым оружием. Оставшиеся стражи, удачно отражали их напор, опрокидывая яростные атаки. Собакоиды пытались пробраться внутрь через перевернутую катапульту. Их не пускали собаки во главе с Эдом. Они кусались, через препятствие злобно рыча, роняли слюну. К тварям прибыло подкрепление, теперь их было примерно двести особей, нетерпеливо кружа и роясь, вступали в короткие стычки друг с другом. Рику становилось понятно, что рано или поздно при таком напоре, защитникам не удастся сдержать натиск. Жутко хотелось пить и в туалет. Сумерки все плотнее окутывали округу. Рик посмотрел вдаль. На встречу взгляду, вдалеке запылали множество факелов, они не равномерно раскачивались не в такт множеством желтых точек. До мальчика дошло увиденное. Он молниеносно принял решение, развернулся, забыв о желаниях, побежал, впрыгнул в дверь, прыжками помчался вниз по лестнице, стараясь как можно быстрее, выбраться из ратуши.  

Задыхаясь от бега, пересек поселковые улицы, добрался до дома, вошел во двор. Забрался в сарай. Там было тихо, тепло и сухо, пахло сухим сеном и деревом, рядом за стенкой в хлеву блеяли гонки. Было так тихо и мирно, что Рику на мгновение показалось, что все, что произошло этим днем, ему только привиделось, показалось. Что дома его ждет мама с теплыми нежными объятиями и вкусным сытным ужином на столе. Он встряхнул с себя этот мираж, теперь реальность нарисовала другую картину. Что эта безмятежная, тихая, уютная обстановка, пахнущая сеном, разойдется, разлетится на кусочки, сгорит и сгинет в огне, стоит только дикарям прорваться за спасительную стену. Рик вздохнул, открыл тайник, достал волшебные предметы, распихал их по карманам. Пулей понесся обратно к месту сражения.  

 

За то время, что он отсутствовал, на поле брани произошли важные перемены. Теперь горела одна из деревянных башен и часть частокола. Больше половины защитников отступили к близлежащим домам, готовя новый оборонительный рубеж. Меньшинство все еще сдерживало ослабевших дикарей за частоколом, отстреливаясь из луков, отбивая редкие атаки мечами и копьями. Стемнело, адские тени заплясали в безумном танце от полыхающего огня. Рик искал место, чтобы забраться повыше и оценить обстановку. Он спрятался за край ближайшего строения, стараясь находиться в темноте. Наконец высмотрел что вторая смотровая вышка, находившаяся слева примерно в двухстах метрах от него, совершенно пуста, на ней на ветру храбро развивались имперские флаги. Под вышкой суетились несколько защитников, мальчик стоял в тени, стараясь быть незаметным, уличить момент, чтобы пробраться поближе. Решившись, короткими перебежками он сократил дистанцию, пробежал, скользнул, присел за раскиданными ящиками и пустой бочкой. Все чувства обострились, движения стали четкими и быстрыми в адреналиновом допинге. За стеной прорычали, враги вновь загудел в рог, пошли на штурм, невидимой смертью в темноте опять полетели камни, фыркая, щелкая, уходя в рикошет. Защитники покинули свои позиции у подножья башни и направились к стене, устало подняли оружие и щиты на изготовку. Рик выскочил из-за своего укрытия, со всех ног помчался к лестнице. Уже прямо у подножья башни, его неожиданно окликнул голос.  

– Эй, Рик! А ты откуда тут взялся?! А ну прочь отсю…! Мальчик обернулся, охотник, заметивший его не договорил, смертоносный снаряд угодил ему в голову, сорвал с него шлем, покорежил лату с одной стороны, пробил висок. Защитник поник, опал на землю, разметав в разные стороны руки. Мальчик сжал кулаки до боли, от злости на врагов, устроивших все это. По лестнице забрался на площадку, увидел, что происходит за стеной. В свете полыхающего пламени по всему периметру частокола впритык стояли Форзы, долбили топорами бревна, расшатывали их, пытались вытащить из земли и опрокинуть. В некоторых местах это им почти удалось, бревна слегка шатались. В районе перевернутой катапульты все еще слышался рык и лай. Множество факелов, которые были прежде далеко, почти прибыли под стены, от них отделяло расстояние в сего лишь в километр. Стало понятно, как только дикари получат свежее подкрепление, защита падет!  

Рик, не мешкая, достал цилиндр, тот привычно и удобно устроился в руке. Окантовка засветилась зеленым. Вытянул руку, примерно целясь, нажал большим пальцем на верхний выступ. С конца полыхнул зеленый огонь, это случилось неожиданно даже для него самого. Зеленое пламя коснулось частокола испарив древесину, упало, уперлось, в толпу дикарей уничтожив их в мгновение. Все озарилось нездоровым зеленым заревом. Место на земле, куда ударила странная смертельная сила, оплавилось, раскалилось, стало малиновым, извергая искры изнутри. Рик прицелился еще раз, выстрелил. Получил тот же эффект. Еще выстрел и еще. Мальчика охватил азарт и кураж, он ощутил себя могучим непобедимым воином, повергавшим огромную армию в прах, одним мановением руки Форзы испарялись десятками!  

Остальные дикари заметили зеленое пламя, ужаснулись смертоносной опасности, с воплями теряя оружие, бросились прочь от стен, разбегаясь кто куда. Поле брани внезапно опустело, установилась тишина, нарушаемая стонами раненых, тлели воронки от зеленого пламени, горел частокол и вышка, бодро треща в ночной темноте, озаряли пламенем все вокруг. Рик опомнился, осмотрелся. Те дальние, которые шли на помощь своим сородичам, не видели в точности, что произошло. Поэтому продолжали наступление, обозначая свое множество факелами. Рик снова поднял руку с оружием, пальцем сменил на синий режим, пролистнул на коричневый прицелился, снова листнул, на красный. Окантовка запылала ярким алым цветом, казалось, алый цвет слетал с конца струйками, дымкой растворяясь в окружающей тьме, цилиндр завибрировал, грозно предупреждая о неведомом, очень опасном. Мальчик испугался, отмотал до синего, нажал на спуск. С сухим треском из цилиндра вырвалась молния. Угодила впереди идущих, распалась на множество веточек. Врагов окутало молниями, горели, падали обугленными головешками наземь. Мальчик прицелился, готовился выстрелить еще раз. Ветер донес вопли. Рик опустил оружие чуть ниже, выстрелил. Молния уперлась в землю перед наступающими, не задела их, одним отростком добралась до дерева, одиноко стоявшего рядом, оно вспыхнуло гигантским факелом, осветив ошеломленных дикарей. Потом еще один выстрел, тоже чуть впереди. От такого неведомого Форзы в ужасе кинулись в рассыпную кто куда, побросав факелы и оружие.  

Вторжение было предотвращено. Рик вскинул волшебный предмет, установил его в коричневый режим, примерно прицелился в то место, где, по его мнению, расположилось стойбище дикарей, подождал какое-то время прицеливаясь, мучаясь сомнениями, медленно убрал палец с пуска, не решился на выстрел, опустил оружие. Он понимал, что ему теперь, нужно крайне быстро ретироваться, пока защитники не опомнились и не поспешили к магическому источнику своего спасения. Он спрятал заметно нагретый цилиндр, прыжками перескакивая по несколько перекладин лестницы, поспешил убраться в ночной сумрак, оставшись неизвестным избавителем населения поселка от нависшей смертельной угрозы.  

Огонь озарял округу, танцуя, поедая бревна частокола и вышку, чадил едким слезливым дымом, не давая вздохнуть полной грудью, стал свидетелем жестокой кровавой драмы. Но все же ночь настойчиво вступала в права, сгущая тьму, прятала под свой покров то, на что при свете дня невозможно было смотреть. Громко треснуло, раздалось копной искр горящее бревно основания бывшей вышки.  

 

 

Игривое весеннее солнышко проникло своим лучиком через приоткрытое окно витража, воткнув его прямо в левый глаз, заставило непроизвольно щуриться. Но это было скорее приятно и забавно, хотя и доставляло некоторое неудобство. Снаружи за окном доносилась суета голубей, они важно выхаживали друг за другом, цокали коготками по карнизу, отдаленно слышалось громкое чирикания воробьев.  

В помещении было прохладно, еще по-зимнему сыро, хотя расторопные слуги топили камин с прошлого вечера. Церемониальный зал наместника выглядел весьма солидным, поражал высокими потолками, тремя позолоченными, массивными люстрами по двести свечей каждая, подвешенными на толстые поперечные балки из томлённого гуарового дерева, надежные, массивной каменной кладки стены были задрапированы от потолка донизу флагами империи. По старшинству располагались имперский флаг, личный флаг императора с его гербом, флаг города, родовой, с гербом флаг наместника. По другую сторону на стенах располагались щиты с гербами том же порядке. Все выглядело торжественно и официально. Не большие окна оттеняли золотые с зеленой бахромой тяжелые шторы. Зал был хорошо освещен благодаря витражам, расположенным под потолком. В просторное помещение вели большие, почти до потолка, темные двери, отделанные позолоченными узорами, разделенные на створки. Одна створка имела калитку для простого люда. Трон наместника был уменьшенной и упрощённой копией имперского трона, символа власти империи, находился в противоположном от дверей конце холла под изящным балдахином из голубого тюля.  

Верховный наместник Зика О Гутта устроился на троне, подвернул правую ногу под зад, ловил зайчиков левым глазом, с интересом наблюдал за тем, как главный советник шепотом разговаривал с докладчиком на значительном расстоянии от него, что-то говорил, качал головой, плавно держал докладчика рукой за локоть, его слова не доносились до Зики, оставались загадкой. О Гутта сидел, ерзал, трон был крайне неудобен, твердый с вертикальной спинкой, спина затекла и устала.  

Каждый день в десять, он был обязан торчать на троне, выслушивать ежесуточный отчет докладчика о происшествиях, прошениях, недовольствах, жалобах, ремонтах, улучшениях и еще множество разной ерунды, по его мнению. Вот и сегодня он ждал начала совещания, ерзая на заднице.  

Он поднял руку, нетерпеливо щелкнул пальцами.  

– Эй, ну сколько мне ждать? Чего торчите там!? – Позвал он в раздражении. Его голос гулким эхом отразился от стен. Люди обернулись в его сторону, советник кивнул и взмахнул рукой в ответ, но они продолжили стоять. Зику задело, от злости он закусил губу, знал, что там происходит. Советник за деньги подсовывал жалобы и прошения докладчику, чтобы тот их представил на рассмотрение совету в первую очередь. Зике было на это плевать, просто хотелось побыстрей отвалить, его утомляли такие мероприятия, он хотел вина. Наконец советник уладил свои грязные делишки, сторговав цену с докладчиком, они оба направились к трону. Церемониймейстер, стоявший рядом с дверьми, в противоположном конце зала, одетый в широкие, бежевые с розовыми полосами вдоль, брюки, белую блузу с длинным воротником с дутыми рукавами, поверх которой накинута черная кожаная жилетка, увидел, что советник и докладчик секретарь подошли к трону, три раза стукнул длинным жезлом о серый гранитный пол. Одна створка дверей открылась, через нее с нетерпением ввалилась толпа городского совета. Быстрым деловым шагом направились к Зике. Он спустил ногу из-под зада и выпрямился. Советник с докладчиком важно стояли подле.  

Толпа дошаркала, поклонилась и остановились, выстроившись в линию по старшинству. Первый к трону стоял градоначальник, хитрый коварный, жадный старик, самый богатый человек на всю округу. Одет был в шикарное кашемировое темно-зеленое пальто тонкой выделки с дорогущим меховым воротником.  

– Старый придурок! – Подумал Зика. Улыбнулся и кивнул ему. Тот расплылся в улыбке, поклонился в ответ.  

За стариком стоял его зять, первый помощник городского головы. За зятем Начальник жандармерии и так далее, всего человек десять. Каждый пришел за своим очередным куском. Зика поднял руку, вяло махнул. В центр вышел докладчик, встал в пафосную позу, открыл коричневую папку и начал доклад. Зика слушал в пол уха, он нащупал языком кусочек мяса, застрявшего между зубами, активно елозил им, пытаясь вытолкнуть, ловил глазом луч солнца из витража. Доклад был традиционно скучным, обычные текущие дела. Сидел, кивал, соглашаясь с очередным решением, ни каких обсуждений и прений среди присутствующих не возникало, всем было просто плевать, если тема была поставлена в повестку, то она автоматически принималась. В конце он привстал с трона, жутко затекла спина, на это народ поклонился в раболепии.  

– Вот упыри! – Подумал он мрачно, сел обратно. Папка закрылась. Докладчик почтенно склонился, выставил переднюю ногу, опустил голову, протянул папку двумя руками.  

– Так быть посему! – Произнес важно Зика. Градоначальник старикан в ответ провозгласил: – Ваше желание! – Пафосно принял папку из рук докладчика, шаркая доставил ее Зике.  

Церемониймейстер стукнул жезлом один раз, из потаенной, задрапированной бархатной шторой дверцы возле трона вышел мальчишка регент в сером подряснике, на золоченом подносе он тащил городскую печать и золотое перо с чернильницей. Подошел к О Гутте, протянул поднос. Зика вздохнул, чесанул затылок, открыл папку, там лежал лист бумаги с докладом. Взял перо обмакнул его в чернила в каменной зеленой чернильнице, стряхнул лишнее, стараясь аккуратно поднести к листку, рука чуть дрогнула, с пера ляпнула жирная капля клякса на бумагу. Зика тихо ругнулся, сжал в кулак свободную руку. Старикан тем временем ехидно улыбался в поклоне.  

– Все из-за тебя, старая жаба, тороплюсь! – Со злостью подумал О Гутта. Поставил корявую подпись возле кляксы. Взял печать и прислонил к листку. Проверил, оттиск оказался на кляксе маскируя ее.  

– Свершилось! – Воскликнул он ежедневную фразу. Отдал голове папку.  

– Да будет так! – Проскрипел старик в ответ, взял папку и занял свое место во главе строя. Все поклонились.  

– Собрание закончено, братья! – Елейно заявил главный советник, мужчина средних лет с сединой на висках, одетый в серый камзол без излишеств поверх тонкого свитера, в темные брюки и низкие черные кожаные сапожки.  

Знать зароптала, маленькими приставными шажками приноравливаясь подобраться к наместнику поближе для индивидуальных просьб. Строй рангов постепенно сломался.  

– Братья, совет окончен! – С нажимом повторил советник. Но в угаре на него не обратили внимания. Народ заискивающе медленно плелся к трону.  

– Закончен совет, суки! Неясно...?! – Истерично завопил Зика, вскочил с трона, потрясая кулаками.  

Это возымело действия, люди остановились, встрепенулись, молча кланяясь и фальшиво улыбаясь, развернулись, шаркая поплелись восвояси. Зика опустил руки, поправил свой желто-синий камзол, направился было уйти.  

– Ваше высочество?! – Зика обернулся, глянул на первого советника Олиссса.  

– Простите милостиво! – Воскликнул тот. – Но осталось еще одно дело на рассмотрение, крайней важности, – Он серьезно смотрел на Зику умными голубыми глазами. Зике пришлось возвратиться, он глубоко с сожалением вздохнул, опять присел на трон.  

– Чего еще? – спросил пренебрежительно, наконец усевшись. Знать услышала разговор, притормозили на пол пути, оглядываясь.  

– Всего хорошего, братья, – главный советник помахал им рукой. Народ удалился.  

– Достопочтимый докладчик тоже уходит сейчас. – Советник объявил во всеуслышание намек. Докладчик будто бы очнулся, все понял, поклонился, быстро зашагал к выходу. Отправили мальчишку регента и Церемониймейстера восвояси. Остались одни. Советник посмотрел по сторонам, прислушался, вдруг проявил прыть, подскочил и зарядил приличного подзатыльника Зике. У того от удара посыпались звездочки из глаз. Он опешил, облокотился на трон.  

– Болван, щенок, сколько раз тебе говорить, будь осторожен со знатью! Что ты себе позволяешь, дурень? – Зашелся советник, вновь замахиваясь.  

– Простите, дядя Олиссс, я нечаянно. – Заблеял О Гутта в ответ, оправдываясь, часто нервно заморгал.  

– Нечаянно? – Переспросил его Олиссс с нажимом. Знаешь какие они злопамятные? Бунт только на раз тебе подкинут! Или того хуже, станут жалобами на тебя императора доставать. Что делать тогда будешь? Советник угрожающе наклонился над Зикой. Тот беспомощно закрылся рукой от нового подзатыльника.  

– Сопляк…! Никчемный, безмозглый, тупой мальчишка, скажи спасибо своему мудрому отцу, моему брату, ныне покойному, что на троне сидишь. – Олиссс отступил, перевел дух, молча пошел к занавеске, открыл неприметную дверь, в зал вошли военачальник-командующий, главный умник и его преосвященство, с довольно озабоченными лицами.  

– Говорите. – Опуская этикет, сходу обратился Олисс к военному, приглашая его в центр рукой. Командующий кивнул и подошел, одет он был просто, в строгий синий камзол с золотой вышивкой в виде скрещенных мечей на фоне щита на левой стороне груди, в черных брюках, в узких черных сапогах. Ему было на вид лет пятьдесят, на лбу выделялся косой шрам, лицо было волевым, мужественным с легкой седой щетиной.  

– Ваше высочество! – Начал он грубым мужским голосом, слегка поклонился О Гутте. – У меня для вас весьма странные вести. – Предупредил он.  

– Я слушаю. – Ответил Зика, левое ухо у него пылало от ладони Олиссса.  

– Два дня тому назад к нам поступило донесение от старосты поселка Зелендолье. – Начал военный. – Это почти периферия наших владений, в их краях появилась группа вооруженных разведчиков Форз, особей двадцать! – Присутствующие ахнули. Олисс молчал, он вероятно уже все знал.  

– Так они же тупари! – В сердцах воскликнул Зика, потирая ушибленный затылок.  

– Верно, и мы так думали. – Ответил генерал. – До этого Форзы не блистали умом, душили, убивали, грабили друг друга, редко, хаотично, нападали на наши хутора. Крайне примитивны! – Категорично заключил он, после паузы продолжил. Хлопот не доставляли. Изредка я снаряжал экспедиции, чтобы вытеснить их в пустоши для спокойствия тамошнего люда.  

Сразу как обнаружили отряд староста запросил платной защиты, отказать я был не в праве, снарядил кавалерию, сотню Лютней и две роты гвардейцев, отправил на помощь. Путь Лютням и гвардейцам туда ровно сутки. Через пару часов, прибыл еще один гонец от старосты, он загнал двух лошадей. Сообщил что в районе поселка появились племена Форз в размере примерно десяти тысяч, с самками, детенышами и домашними животными! Разбили стойбища, готовились осесть. – Присутствующие опять ахнули, Зика присвистнул, военный продолжил. Пока не ясно откуда они пришли. В наших краях такого количества особей не наблюдали. Дикари сожгли загоны скота, скот увели с собой, захватив пастухов в плен. Судьба пропавших людей нам не известна. Посевы не тронули, не вытоптали. – Продолжал констатацию фактов военачальник.  

– На следующий день, состоялась битва. Форзы решили взять поселок приступом. – Генерал сделал паузу, чтобы присутствующие осознали смысл сказанного. Все молчали. Военный вздохнул, сглотнул, тихо продолжил.  

– С этого момента все становится странней и непонятней. Начнем с того, что Форзы применили тактику штурма, весьма разумную тактику! – Генерал наклонил голову, как бы рассматривая невидимую карту на полу. Пробовали обойти поселок с разных сторон, не получилось... – Он отрицательно покачал головой, как бы представлял себя их главнокомандующим. С трех сторон вокруг стен вырыт глубокий ров, его вырыли имперские войска, когда Зелендолье был форпостом. – Объяснил он. – Попытка пройти через ров оказалась неудачной. Поэтому сконцентрировали основной удар с южной стороны. В той части располагаются главные ворота, рва там нет.  

– По рассказам начальника стражей, а я ему всецело доверяю, в апогее сражения противником была свалена часть частокола, неожиданно образовавшуюся брешь закрыл отряд стражей. Они успешно оттеснили врага, но позже подверглись атаке тварей, отдаленно похожих на собак, что странно, обычно Форзы не обладали таким типом домашних животных. Сабокоиды, применили слаженную тактику, стражи понесли потери, оказались в окружении. Странности продолжились, на поле сражения появился необъяснимый фактор. Что-то очень похожее на пуму, зловещее и очень быстрое, выступило на стороне защитников, с ней за одно местные собаки, действовали слаженно, одной командой. Собаки выглядели будто их загипнотизировали. Бойцы отряда говорили потом, что что-то чувствовали, некие эмоциональные позывы, хотя списали это на стресс боя. Животные деблокировали отряд, позволив ему спастись. Ну и самое необъяснимое произошло уже поздним вечером, примерно в девять. Когда защитники отступили с первого рубежа, удержать его не смогли, а подкрепление дикарям почти добралось до стен, стало ясно, что оборона Зелендолья падет. С вершины оставшейся целой сторожевой вышки, которая осталась пуста, на врага пролился зеленый огонь, буквально испаряя их. Враг под стенами рассеялся, затем с вышки ударило молнией в наступающие подкрепление, нанесло могучий урон, по подсчётам в том месте осталось примерно триста пятьдесят трупов. Всего было три молнии, две другие попали в землю впереди идущих, молния оставила воронки в четыре метра глубиной и шесть метров в диаметре. Форзы разбежались, нашествие было остановлено! Наши войска прибыли к утру, им осталось только помогать местным устранять последствия штурма. Сотня лютней отправилась на поиски дикарей. Форзы исчезли также загадочно, как и появились, оставив на земле тысячи трупов. Нам удалось захватить пару десятков раненых дикарей, их везут в город для допросов. У меня, собственно, все. – Закончил Генерал.  

Зика молчал, его потрясло рассказанное военным. Никто не осмелился прервать тишину, переваривая услышанное.  

– Что скажете, Эджи? – Прервал молчание Олиссс, он заинтересованно смотрел на верховного умника.  

– Что сказать? – Умник слегка повернулся в сторону советника. – Выглядел он слегка растерянно. – Вероятней всего мы имеем дело с новым видом Форз, произошедших из дальних пустошей. К сожалению, я думаю, что это только первая их вылазка на нашу территорию, в дальнейшем конкуренция между нами будет только нарастать. Судя по их тактике, по способности объединяться, использовать животных, использовать разведку, безопасно передвигаться с самками и детьми, они весьма разумны. Их нужно подробно изучать! С нетерпением жду пленных. – Заключил умник. Он был одет в черный короткий жакет поверх строгой черной рубахи, в черные брюки, подпоясанные тонким ремнем и черные замшевые кожаные ботинки.  

– Что на счет чудес, связанных с пумой, молниями и зеленым огнем? – Снова спросил советник, внимательно разглядывая умника.  

– Я думаю, все вполне ясно. – Ответил тот, не обращая внимания на взгляд. Они всего лишь продукты пустошей! Впрочем, как и Форзы. Просто кто-то в деревне ходит не законно в пустоши, помимо охотников. Охотников контролирует имперское министерство по развитию, все артефакты прошлого регистрируются. Пума и чудо огонь всего лишь продукт пустошей. Узнайте, где живет зверь, чей он и поймете кто обладает артефактом! – Умник поднял руку с указательным пальцем, улыбнулся. Добавил еще. – Хотя, судя по эффекту, артефакт интересный, даже очень, можно сказать чрезвычайно интересный, нигде ни в древних книгах прошлого, ни в найденных вещах такого рода эффект не упоминается, надеюсь вы понимаете, о чем я. – Он сделал паузу. – Такого еще не наблюдалось, тем не менее, оно существует, да еще и рабочее! Думаю, очень скоро в столице узнают чрезвычайные новости из нашей провинции. Советую вам разобраться скорей с этим случаем, и как можно быстрее доложить императору первыми, ну или, на худой конец, одновременно с его конфиденциальными источниками. – С намеком заключил умник, чуть отошел, давая понять, что высказался и добавить ему больше нечего.  

– Я согласен, что это не Божий промысел, хотя можно подумать, что это его искра. Но скорее всего мерзкое проявления пустошей. – Загадочно произнес епископ, осенил всех священным кругом, потупился. Он стоял облаченный в серый подрясник, опоясанный золотым шнурком вокруг талии. Кивнул Зике, О Гутта кивнул ему в ответ.  

– Понятно ваше преосвященство. – Ответил ему советник со скрытым сарказмом, развернулся и быстрым гулким шагом, отдающимся эхом, направился к главным дверям. Все посмотрели ему вслед, не понимая его действий. Воцарилась пауза. Олисс добрался до закрытых дверей, приоткрыл калитку и скрылся за ней.  

Зика недоумевал, не знал, что ему делать, поглубже залез задницей на трон. К его счастью, пауза длилась не долго из калитки появился Советник в сопровождении компании двух солдат конвоиров и какого-то высокого худощавого старика. Процессия бодро добралась до остальных, солдаты поприветствовали военачальника, тот козырнул в ответ. Олисс махнул солдатам, те развернулись, отдали честь, отошли на приличное расстояние, замерли по стойке смирно.  

– Позвольте представить, староста Зелендолья. – Представил незнакомца советник.  

Зика соскочил с трона, запнулся, упал на четвереньки, больно ударившись коленкой. Кто-то прыснул со смеха. Он не успел заметить кто. Нелепо побарахтавшись, поднялся, подскочил к старосте сделав важное лицо.  

– Ну, отвечай болван, кто у вас там волшебник? – Категорично задал вопрос, незнакомцу.  

– Я не знаю. – Спокойно ответил староста. Слегка поклонился. – Когда произошло чудо я был на второй линии обороны, видел только зеленое зарево и молнию, это было потрясающе.  

– А скажи, Тэд, пожалуйста, что за пума сражалась вместе с собаками, против ужасных тварей. – Спокойно и с уважением задал вопрос советник Олисс, не обращая внимания на Зику.  

– Так это Эди! Ручной то ли кот, то ли бог знает что, это животное Томиных. Чего на свете теперь только нет. – Староста махнул рукой в сторону двери, как бы показывая, что растерян. – Малец притащил его с поля совсем крохой, я спрашивал, проверял, правда ли на поле нашел. Да, оказалось правдой, подтвердили свидетели, работавшие тогда с ним ребята. Как его? – Он задумался вспоминая.  

– Сэм Гриндоу поклялся на библяре, еще Адам Реджи тоже клялся! Это его одноклассники. – Как бы оправдываясь, уточнил подробности Тэд. От него пахло лошадьми и еще чем-то, то ли дымом от костра, то ли похмельем, пространство вокруг него постепенно заполнялось чуть неприятным амбре. Зика почувствовал, поспешил отстраниться.  

– Животинка оказалась милой, очень добродушной. – Продолжил старик. – Люди на него не жаловались, да я и сам пробовал, мягкий такой, носик мокрый, погладишь, урчит подлец так громко! В руки давался, вымахал правда, а еще всех кротокрыс переловил, житья от них не было. Живет с Томиными в доме, болтается за пацаненком вечно, да там и Лиа моя с ними в компании. – Он замолчал, удрученно вспоминая. – Я и сам удивился, когда увидел, что на самом деле он за зверь, прямо демон какой-то! Сколько он жизней спас тогда, не дал тварям пробраться к нам, подрали шкурку ему маленько, но не смертельно, наш лекарь обработал его. Но клянусь, он во время битвы один с собаками был, без мальца, пацан в ратуше с мамкой пережидал, это точно могу сказать. – Божился староста.  

– А кто из воинов возле вышки был? – Спросил Олисс старосту. Тот мотнул головой.  

– Не знаю, говорю, я на втором рубеже был. Там начальник стражи командовал. Ответил разволновавшийся Тэд.  

Советник промолчал, повернулся и махнул рукой стоявшим поодаль солдатам. Один из них развернулся, быстрым шагом направился к закрытой дери. Открыл калитку и скрылся за ней. Через мгновение калитка открылась, в нее внесли человека на носилках с перебинтованной головой. Когда процессия подобралась к ним, носилки опустили, Олиссс подошел, поправил покрывало на раненом, проявляя фальшивую заботу.  

– Привет Джоро! – Поприветствовал староста раненого.  

– Привет Тэд! Как дела? – Тихо спросил раненый у старосты.  

– Нормально, Джоро. – Ответил тот.  

Раненый опомнился, привстал, оперся локтями, кивнул перебинтованной головой, тихо произнес, обращаясь к наместнику:  

– Мое почтение, ваше высочество! – Тот в ответ вяло махнул рукой.  

– Тебе лучше лежать, охотник. – Сказал О Гутта, давая понять, что не стоит заострять внимание на субординации.  

– Расскажи, пожалуйста, Джоро, кого ты видел под вышкой к концу сражения? – Спросил его Олисс спокойно и вежливо.  

– Мальца видел, пацана, Рика Томина. Мы на левом фланге тогда остались возле вышки, лучники перебрались на второй рубеж, вышка пустая оказалась. – Он поднял руку, покрывало съехало на правый бок. – Форзы в атаку пошли, мы к стене бросились, тут он из ниоткуда появился, мне показалось пацан к вышке бросился, я его окликнул, крикнул, что опасно, чтобы убирался, тут меня достало, сразило одним из их дьявольских снарядов, дальше тьма, ничего не помню! – Закончил свой рассказ охотник.  

– Спасибо, брат! – Поблагодарил его Советник и сунул золотую монету ему под бок. – Это тебе на лечение, за доблесть. – Нежно похлопал раненого по плечу, махнул рукой носильщикам, те унесли раненого.  

Зика вернулся на трон, устал стоять, теперь ему стало интересно.  

– Спасибо, все свободны. – Заявил Советник Олисс.  

– Извините, ваше высочество. – Обратился военный к Зике. – Но я вынужден передать в столицу информацию о происшедшем своему руководству, так сказать по военной линии. – Заявил генерал.  

– Мне тоже придётся составить доклад в академию. – Дополнил Умник.  

– А мне в синод! – Его преосвященство вставил свою реплику.  

– Господа, какой крайний срок докладов? – Спросил невозмутимо Олисс. – Можно ли этот срок оттянуть? – Задал еще один вопрос, уже с озадаченным лицом. – Разумеется, за хорошее вознаграждение. – Мягко заинтересовал их.  

– Ну, думаю, максимум три дня. – Серьезно ответил Военный, остальные согласно кивнули, соглашаясь с военным.  

– Хорошо, детали уладим позже. – Пообещал советник. Он развернулся, обратился к старосте. – Спасибо за помощь, за доблесть и порядок. –Поблагодарил его Олисс, полез в кошелек, достал оттуда пять золотых, отдал Старосте. Тот смутился.  

– Это вам награда от империи, за правильные действия, в подтверждение ваших талантов, берите, вы заслужили. – Советник протянул руку с монетами поближе.  

– Благодарю, наместник Зика! – Думая, что это инициатива О Гутты, староста взял деньги и поклонился наместнику. – Служу императору! – Громко произнес он, снова выпрямился с озадаченным лицом, не зная, что ему делать дальше.  

– Спасибо, братья, вы свободны. – Заявил советник, давая понять, что собрание окончено.  

Зика облегченно вздохнул, радовался, что все наконец-то закончилось.  

 

На столе, застланном белой скатертью, расшитой шелковой нитью и зеленым узором, расположились изящные фарфоровые блюда. Они стояли весьма близко, манили изыском вида и запахом своих яств. Зика не в силах сопротивляться, протянул руку к бежевой тарелке с жареными на гриле ребрышками, ребрышки были средней прожарки, мясистые с тонкими зажаренными прослойками жира, слегка посыпанные для красоты кунжутом. На правом краю тарелки украшением лежали пару тонких листьев салата и рукколы. Он выбрал кусок пожирнее, макнул ребро в красный кисло-сладкий соус, стоявший рядом в белой фарфоровой соуснице. Откусил кусочек пушистого хлеба, отправил ребрышко, сдобренное соусом к зубам. Во рту разлился аромат дымка. Вкус чуть соленого мяса, тающий жир доставлял наслаждение, пикантность кусочку мяса добавлял соус, было жутко вкусно. Зика откусил пару раз, обгладывая ребро. Положил косточку прямо на скатерть, пачкая красными пятнами соуса ее белизну. Запил молодым не терпким белым вином из глубокого с длинной ножкой кристального бокала. Отстранил его, поставил на край, принялся за тушку молодого кокта, с золотистой поджаристой коркой, присыпанной специями, обрамленным печеными овощами, лежащего на плоском белом просвечивающимся блюде, с воткнутой в него большой двупалой блестящей вилкой с мраморной костяной ручкой. О Гутта взялся рукой за окорочок, другой держал за вилку, чтобы тушка не ерзала, оторвал ножку, обмакнул ее в сливочный грибной соус, откусил хлеб, направил окорочок в рот. Привычно удивился нежности и тонкому аромату мяса, корочка аппетитно солоновато хрустела на зубах, изыск добавлял мягкий вкус сливочного соуса. О Гутта наслаждался едой, наколол вилкой печеный сладкий перец, откусил кусочек, почувствовал пресный, слегка сладкий с легким оттенком дымка вкус, освежил, запил вином.  

В столовую вошла девушка лакей, внесла на бежевом подносе фарфоровый супник. Другой слуга, стоявший наготове рядом, поклонился с почтением, убрал блюдо с рёбрышками, тарелку с коктом без окорочка, сдвинул чуть дальше, расчищая место для горячего.  

Зика тем временем сидел, попивая вино мелкими глотками, задумчиво пялился в окно на простирающийся внизу каменный город, раскинувший свои крыши под прозрачным синим небом. Смотрел как коптят сизым дымком печные трубы, за удаляющейся стаей ворон, летящих куда-то рассыпными черными точками. Перевел взгляд на фигуру девушки, отметил для себя ее привлекательность. Девушка улыбнулась, чуть присела в книксен, изящно наклоняясь сверкнув аппетитным бюстом, поставила поднос на край стола. Слуга убрал грязные тарелки, куда-то дел разбросанные по столу Зикой косточки, поставил чистую посуду, разместил по разные стороны сверкающие приборы. Заменил белое вино на новый кувшин с красным, водрузил новый фужер, почтенно кивнул, отошел на прежнее место. Девушка поставила поближе супник, стоявший на плоской белой фарфоровой тарелке-подставке. Взяла в руку тряпичную салфетку, чтобы не обжечься, открыла крышку супника. По столовой разлился необычный пряный аромат, насыщенный симфонией специй. В супнике подали томленое мясо разных сортов, в грибном сырном соусе. Бульона было немного, в белом сырном и густом сиропе плавали черные горошины душистого перца, краешком выглядывал лавровый листочек. Основной объём в супнике занимало томленое мясо, кое-где оно было на косточке, аромат от него исходил неимоверный. Девушка удалилась, Зика глянул на ее задницу, провел взглядом. Вдохнул, взял лежащие, щипцы с широкими захватами на концах, захватил ими несколько кусков горячего мяса, потащил их к себе в глубокую тарелку, капая жиром на скатерть, положил в тарелку. Подобрал лежащий на подносе маленький изящный половник, зачерпнул им густой тягучий соус, полил несколько раз на мясо в тарелке. Откусил хлеб, наколол кусочек на вилку, помотал его в соусе, отправил в рот. Мясо оказалось нежнейшее, буквально таяло во рту. Сделал глоток красного полусладкого, снова наколол мясо, увлекся процессом, было восхитительно вкусно.  

Резко открылась дверь в столовую, зашел Олисс. Ни говоря ни слова, он подошел к столу, выдвинул стул сел рядом. Некоторое время молча сидел и смотрел на Зику, как тот ест. Под пристальным взглядом советника, О Гутта перестал трапезничать, вздохнул, сложил руки на столе, вопросительно глянул на дядю. Тот подвинул к себе длинное блюдо с рыбой, взял лежащую на маленьком блюдце одну половинку лимона, выдавил на нее пару капель. Вилкой отковырял кусочек без костей, направил в рот, прожевал, одобрительно кивнул головой. Подошел лакей, налил из кувшина белое вино, подал его Олиссу. Тот махнул рукой в благодарность, отхлебнул из бокала, отложил приборы.  

– Ну что делать будем? – Задал вопрос после паузы, откинувшись на стуле.  

– Не знаю! А что? – Ответил вопросом на вопрос Зика.  

– Ситуация серьезная! – Предупредил его дядя. – Ты ешь, ешь, – посоветовал он с сарказмом, – может скоро только вспоминать придется об этом…, в застенках! – Добавил уточняя. – Теперь все зависит от Реднора, от того, намерен ли он поменять тут власть или нет. Повод у него подвернулся отличный!  

До Зики начало доходить, настроение упало, аппетит пропал.  

– Думаешь Император нас хочет убрать? – Спросил О Гутта наивно и трагично.  

– Не нас, а тебя! – Уточнил Олисс. – Хотя и моя голова вполне может слететь, повод серьезный! Под носом прозевать такое! – Подумал он вслух. – Все зависит от того, какие Реднор получает сведения от своих шпионов. Думаю, у нас есть три, максимум четыре дня на решение этого вопроса. – Слегка успокоил он надеждой на благополучный исход.  

– План такой! – Олисс выпрямился, сосредоточился, – первое: нужно поймать мальчишку, пуму и отобрать волшебный артефакт, объявить мальчишку преступником, заточить его в темницу несмотря на возраст, передать пуму и артефакт умникам, пусть разбираются. – А с нас что? Все, что смогли, то сделали, интересы императора соблюдали, никто ни в чем нас не сможет упрекнуть, только в срок управиться крайне важно! – Он сделал глоток из бокала. Зика последовал его примеру. Облегченно вздохнул.  

– А старосту? Старосту тоже нужно в застенки, за укрывательство. – Добавил Зика слегка стукнул по столу кулаком, зазвенели приборы, он напыжился, продолжил. – В его введеньи местность, почему не доложил? – Возмутился он наигранно.  

– Ты я вижу совсем дурак или идиот? – Невозмутимо спросил дядя, чихнул, поморщился и сам же ответил. – Они одержали победу, заметь боевую! Ими командовал этот человек. Как мы можем его в застенки бросить? – Он издевался, поражаясь Зикиной тупости.  

– Ну тогда я отдам приказ об аресте пацана! – Твердо сказал О Гутта, не обращая внимание на пренебрежение субординацией и оскорбление.  

«– Сиди…, я уже послал солдат», – сказал Олисс. – Думаю к завтрашнему вечеру будут здесь, они на легке, на отличных лошадях. Староста поехал с ними, он пока не в курсе, его поставят в известность на месте. Арест произведут без лишнего шума, разные разговоры нам не нужны. Дальше пусть Реднор разбирается.  

Советник поднялся, громко шаркнул стулом, развернулся, молча вышел. Оставил Зику одного.  

Аппетита больше не было. О Гутта сидел удрученно, с тревогой смотрел в окно.  

 

 

За окном спустился прохладный вечер, дождевым ветром барабанило в стекло. Дома было тепло и уютно, чуть потрескивала печка, пахло едой. Эд свернулся колечком, спал на подстилке возле теплых кирпичей печи. Иногда жмурясь, дергал усами, подгребал лапами, похрапывал. Рик сидел за столом, на грубом листке бумаги рисовал Форза, от старания вытащил язык, сам того не замечая. Мама стояла возле плиты, колдовала с посудой. Ровно и ярко горела лампа. На плите струйкой пара из носика закипал чайник.  

– Так где ты был? Тогда в ратуши? – Не повышая голоса, спросила не оборачиваясь, надеясь на откровение.  

– Ма, я же уже говорил, пошли в туалет, там открыли окно, я полез первый, залез на крышу, потом полез Сэм. Он оступился, грохнулся на землю. Дальше ты знаешь. Вбежали мужики, схватили, Адама вместе с Фолловыми, потом достали Сэма. Я на крыше сидел, спрятался в мусоре на площадке, меня не нашли. Позже, после того как стемнело, спустился во двор, все! Там меня преподобный и поймал.  

– По-моему, ты что-то не договариваешь. – Сказала она с сомнением.  

– Ну что я не договариваю? Куда я мог оттуда деться?! Вот сама подумай? Сидел там, боялся, что поймают, думал, что обойдется. – Заключил он.  

– Ну, обошлось? – Спросила она. – Говорила тебе, будь со мной, теперь месяц послушаний! Ну и хорошо, может так тебе наука будет меня слушаться.  

Эд громко всхрапнул, дернулся, уперся лапами в теплую печь, открыл глаза, поднялся, обернулся в другую сторону, вновь упал, вздохнул, тут же заснул.  

– А этот как там оказался? – Она кивнула в сторону печи.  

– Не знаю! – Ответил Рик. Он поднялся, налил себе и маме чай в глиняные кружки. Эд поднял голову, провожая его, уложил ее на передние лапы, вновь задремал. Рик вернулся за стол, взял лепешку, откусил кусочек, запивая чаем. Он во дворе остался, я вообще удивлен! – Продолжил мальчик. – Говорят, он много людей спас! Аж не верится, он такой балбес.  

«– Это плохо», – сказала мама. Наверняка новости достигли наместника. Очень необычные новости. Думаю, Эда нужно на время спрятать, хотя это скорее всего не поможет. – Подумала она в слух.  

В дверь тихонько постучали. Рик поднялся, пошел к двери, отпер засов и открыл. На пороге стояла Лиа, она была закутана в серую шаль поверх домашнего в цветочек халата, голые тонкие ноги были обуты в большие кожаные калоши. На шали искрились в лучах лампы, капельки ночного дождя.  

– Привет Лиа, входи быстрей, там холодно. – Растерянно пригласил Рик. Эди поднял голову, с интересом наблюдая.  

– Добрый вечер, тетя Таня! – Поздоровалась она с мамой Рика, переступая через порог, сбрасывая шаль с головы.  

– Здравствуй Лиа. – Поздоровалась мама в ответ. – Проходи, садись. – Она указала жестом к столу.  

– Спасибо, я на минуту, – предупредила она. – Папе сказала, что в хлев за яйцами иду. – Непонятно объяснила девочка.  

– Рик, тебе нужно уходить! – Заявила девочка неожиданно серьезно. Прошлой ночью приехал отец с пятью стражниками, попили чай и легли спать, весь день проспали, встали не давно, сели кушать, за столом сказали отцу, что приехали пацаненка Томина арестовать, забрать пуму, что он обвиняется в преступлениях против империи за незаконное проникновение в пустошь и укрывание артефактов, что его бросят в темницу. – Она отошла к двери. – Я как услышала, сразу к тебе. Думаю, час у тебя есть, отец догадался куда я пошла, кивнул, когда уходила. – Сказала правду Лиа. – Мне нужно уходить, чтобы не поняли, что это я тебя предупредила. – Она вновь накинула шаль, повернулась, открыла дверь, бесшумно растворяясь в дождливой темноте.  

У Рика подкосились ноги, он присел на лавку, во рту пересохло.  

– Спокойно, сынок, без паники! – Успокоила мама. – Сынок, мне нужно тебе кое-что рассказать, – твердо заявила она не громко, присаживаясь рядом.  

– Сейчас, ма? – Удивился Рик.  

– Да, сынок, сейчас. – Сказала она, положила руку на стол.  

– То, что тебе рассказывали в школе по истории и религии не правда! – Заявила она. Рик вопросительно глянул на нее, намекая что это не к месту. Она не обратила внимания, настойчиво продолжила.  

– На самом деле никакого Бога среди людей не было, верней он был и сейчас есть, но как тебе объяснить? Он с каждым из нас, всегда. Сейчас ты этого не поймёшь, – заявила она. – Но не суть, да, люди достигли необычайных вершин, тут библяр не обманывает. Но никто им не помогал, в прошлом человечество поделилось на несколько союзов – это такое сожительство стран. Союзы сотрудничали между собой, торговали, делились технологиями, культурой. Дошло до того, что, объединившись, люди стали осваивать ближний космос. – Она отхлебнула из чашки, продолжила. – Создали орбитальную станцию Дельта, потом построили космокомплекс Титан в точке Лагранжа между Землей и Луной, и колонию на Марсе, город Королев.  

– Кагрелев? – Переспросил Рик смешное слово.  

– Нет, правильно Королев! – Поправила мама, вновь сказав это непривычно звучащее трудное слово. – Нет времени, – предупредила она.  

– А что такое Марс, Лагранж и орбита? – Не унимался мальчик.  

– Марс – это другая планета, такая же как Земля, только там нет воздуха, как у нас, она тоже вращается вокруг нашего Солнца, есть и другие планеты. – Коротко объяснила мама. – Но нет времени на объяснения, придёт время, ты сам все узнаешь.  

– Триста пятьдесят лет назад между союзами вспыхнула ядерная война, погибла большая часть человечества, через какое-то время большинство людей одичало, опустилось почти в каменный век, меньшинство находилось в бункерах, используя чудесные технологии. Земля понемногу восстановилась, бункеры ветшали, люди вышли на поверхность, будучи технически и культурно организованы, вновь создали страны, со временем новые поколения забыли знания, культуру и человечество деградировало. После войны космические станции и колония на Марсе остались на произвол судьбы. Хотя они задумывались как самодостаточные миры, время их тоже не пощадило. Без поддержки из вне оборудования ветшало, запасы скудели, участились аварии. Спустя сто лет после войны в разрушенных земных городах начали проявляться необъяснимые явления, так называемые пустоши, с невероятными аномалиями. Ты сам это знаешь, сынок. – Мама качнула головой. Рик молча слушал. – Так называемые пустоши, – продолжила она, – как оказалось, есть и в ближнем космосе, там тоже аномалии. Орбитальная станция Дельта угодила в одну из них, потеряла скорость, рухнула на землю, погибло множество людей, это описано в библяре, как упавший город. Станция Титан, вероятнее всего, еще функционирует. – Она сделала паузу, продолжила.  

– Я с твоим папой, мы жили на Марсе, мы пятнадцатое поколение колонистов. – У Рика округлились глаза. – Да, сынок, пятнадцать лет назад верховным советом колонии было принято решение выслать экспедицию к станции Титан. Жизнь на Марсе висит на волоске, ресурсы на исходе, в городе осталось всего пятнадцать тысяч жителей, оборудование изношено, не хватает технологий ремонта и поддержания механизмов в работоспособном состоянии, наука деградировала, сейчас мы не знаем того, что знали наши предки. Еще немного и город падет. Наши старейшины приняли решение выслать корабль к станции Титан. Эта станция, крупнейший форпост человечества в космосе. Гагарин держал с ними связь, но несколько десятилетий назад связь прервалась. Мы оказались полностью отрезаны, колония обладала двумя космическими кораблями. Корабли – это такие сооружения, которые позволяют человеку оставаться живым в космическом вакууме, пересекать огромные расстояния. – Пояснила она. Что такое вакуум, Рик прекрасно помнил. – Мама продолжила: – До земли полет был безопасен, твой отец занимал должность офицера безопасности, а я офицер связи. – Быстро проговорила незнакомые слова. Рик не понял, что это означает, но переспрашивать не стал.  

– Всего на корабле находилось пятьдесят человек, когда мы вышли на орбиту, корабль угодил в гравитационную ловушку, его буквально разорвало на три части. Твой папа спас меня, мы смогли покинуть судно до того, как взорвался реактор. Спасательный модуль приземлился в ста пятидесяти километрах от сюда, в пустоши. Мы смогли выбраться, остаться живыми. Недалеко от поселка нас нашли охотники, изможденными земным притяжением, ослабленных опасной дорогой. Дальше ты все знаешь, ту легенду, которую мы с отцом придумали. Спустя полгода, родился ты. Твой папа пошел в охотники, чтобы вновь добраться до спасательного модуля. К сожалению, однажды он не вернулся. – Она закусила губу, на глазах выступили слезы.  

– Слушай, сынок, внимательно! – Сказала мама серьезно. – Там в модуле есть коммуникатор, устройство которое позволит выйти на связь с Титаном. При подлете к Земле мы установили с ними контакт, но катастрофа помешала нашим планам. Во время аварийной посадки челнок вошёл в атмосферу под критическим углом, подвергся запредельным нагрузкам, чтобы обезопасить полет, электроника челнока перераспределила энергию к двигателю, ее не хватило для сигнала о помощи. Модуль связи оказался обесточен, после приземления мы не могли остаться в челноке, ждать пока перезарядится контур, аномалии были слишком опасны. Пришлось покинуть место посадки. – Мама неожиданно встала, не объясняя отправилась в свою комнату, было слышно, как она роется в каком-то ящике. Через некоторое время она появилась со странным предметом в руке, мама держала коробок размером с небольшую шкатулку, чуть по площе, сантиметра полтора в толщину, он был абсолютно чёрный без каких-либо отверстий. Подошла ближе, вытянула руку вперед, делая это для того, чтобы Рик смог рассмотреть штуку поближе. – Это персональный спутник коммуникатор, – объяснила она. Рик фальшиво смутился, мама не обратила внимания. Она быстро провела указательным пальцем над поверхностью черной коробки. Неожиданно произошло чудо, прозвучала негромкая короткая мелодия, вокруг предмета осветилось пространство, словно образовалась светлая прозрачная дымка, четко очерчивая границы изображения. Внутри светящегося поля возникли кубики, каждый куб по размеру был четыре сантиметра на четыре, на шести гранях которого расположились разные рисунки пиктограммы, кубы отличались по цвету, всего их было примерно штук десять. Изображение было довольно яркое, объемное и реалистичное. Казалось кубики волшебно парили вокруг маминой руки в воздухе, даже можно было различить разнообразную фактуру кубов. Подождав, пока Рик придёт в себя от увиденного, мама коснулась пальцем белого куба, тот щёлкнул, чуть дрогнул и вырос в размере, остальные кубы потеряли цвет, уменьшились, отошли на второй план, плавно уплыв вверх и вниз вокруг руки, но каждого можно было свободно коснуться. Мама повернула пальцем кубик на нужною ей сторону, надавила на пиктограмму. Кубик легким щелчком распался, объемное изображение мгновенно и плавно переместилось вверх, образовав экран впереди, по экрану сверху вниз побежали сначала разные буквы и цифры, возникла объёмная карта, перевернулась, легла так, будто Рик смотрел на землю с высоты птичьего полета. Он увидел поселок с крышами, ратушу, прилегающую территорию с холмами, дорогу в город. Почти в середине поселка светилась точка синим цветом. Это мы, – объяснила мама. Она передвинула пальцем изображение, поселок ушел за край экрана, скрылся за границей изображения. Дальше появилась часть пустошей, мама повторила еще раз, пока среди незнакомой местности не высветилась красная точка.  

– Это посадочный модуль. – Указала пальцем на красную точку. – Тебе сюда, – сказала утвердительно. – Как туда доберёшься, включишь коммуникатор связи, ты видел информационные кубы в начале, тебе нужен зеленый с пиктограммой молнии на одной из граней, нажмёшь на нее, спутник сам соединится с Титаном. Сначала он передаст данные, а потом откроет канал связи. Расскажешь все дежурному, вероятнее всего, они пришлют за тобой агента. А дальше твоя судьба будет в их руках. – Выдохнула она.  

Эд встал со своего места, открыл страшную зубастую пасть, зевнул, лениво поплелся к Рику, ткнулся головой в его руку, ожидая ласок, не дождавшись, небрежно лег у его ног, начал шумно со вздохами вылизываться. Мальчик не обратил на друга внимания.  

– Сынок, тебе нужно срочно уходить! – Сказала мама, положила коммуникатор на стол, провела над ним пальцами, изображение карты вначале поблекло, а затем исчезло, оставив просто черную коробку. – Если они тебя заберут, то из застенок ты уже никогда не выйдешь. – Утвердила она. Рик вздохнул, промолчал, на душе было очень плохо, хотелось плакать.  

– А как же ты? – Спросил он с дрожью в голосе. – Тебя ведь тоже заберут?  

– Скорее всего, да, – кивнула она, – но я смогу отвертеться, скажу, что ничего не знала, да и преподобный подтвердит это, спасая свою шкуру. Будет суд, а на суде они ничего не докажут, скорее всего отпустят. Сынок, это точно был ты? Тогда, ночью при штурме. – Она поднялась, пошла в свою комнату за рюкзаком, вышла обратно, быстро передвигаясь по кухне, заполняла его.  

– Да, мама, это я спас поселок. – Неожиданно признался Рик. – Ребята ничего не знают!  

Он тоже поднялся из-за стола, переступил через Эда, направился в свою комнату. Открыл ящик на полу, достал волшебные предметы, вышел показал их маме.  

Мама подошла к нему, внимательно посмотрела на вещи. Аккуратно взяла белый цилиндр в руки. Тот зажегся зеленым цветом.  

– Осторожно, мам, – предупредил Рик. – Не ставь палец на эту выпуклость, – он указал пальцем. Она убрала пальцы, развернула, вертела его в разные стороны изучая.  

– Это оружие? – Спросила она, не отрываясь.  

– Да, мам.  

– А сколько оно уже у тебя?  

– Года два. – Угрюмо ответил мальчик.  

– Где ты его нашел?  

– Не знаю, мам, в пустошах, на холме... – Начал Рик. – Там было здание, со штуками как у тебя, только большими с какими-то нитями, правда изображение не понятное, еще там был какой-то высохший урод, кубы, предметы, подвал, все странное. А еще небо зеленое и два солнца на нем. – Вспомнил он в слух. – Там я Эда нашел. – Он кивнул в сторону пумы. Мама посмотрела на него, промолчала.  

«– Это не человеческие технологии», – сказала она, как бы признаваясь себе, у людей энергетического оружия не было. – А это что? – Она кивнула на черный искрящийся коробок.  

– Это такая штука, – начал сбивчиво Рик, – пока я сам еще не понял…, работает, когда настоящая опасность, обволакивает тебя черным, а тебе становится так, что все нормально. – Непонятно объяснил он. Мама кивнула, понимая.  

– Нейро, молекулярный скафандр, – предположила она в ответ. Для нас это просто фантастика. – Заключила она. – За эти вещи император не то, что тебя уничтожит, он пол империи отдаст. – Сказав это, мама взяла предметы у него из рук, сложила их в рюкзак.  

– Они тебе пригодятся, доложишь о них на Титан, так скорее прибудет агент! – Вытяни левую руку, – скомандовала она. Рик подчинился, мама взяла со стола коммуникатор, поднесла к его запястью. Прибор вновь ожил, осветил пространство вокруг себя, из коробки потянулись два ремня, обвились вокруг руки, соединились, прочно фиксируя коммуникатор, Рик удивился про себя, как он удобно сидит на руке!  

«– Режим аутентификация», – произнесла мама строго, прибор тонко пискнул, взорвался ночным небом вокруг руки мальчика. Над прибором появилось объёмное изображение мамы в странном облегающем белом костюме.  

– Это я на Марсе. – Смутившись, объяснила она. – Убрать аватар! – Прибор подчинился, изображение пропало. – Новый администратор, код мастер. – Проговорила четко и отрывисто.  

– Авторизацию подтверждаю! – Донеслось из коробки. – Введите идентификационные данные.  

– Прижми палец к поверхности и скажи что-нибудь. – Приказала она. Рик подчинился, выполнил указание. Сказал в коробку, -привет, надавил пальцем!  

– Авторизацию подтверждаю, добро пожаловать, новый администратор. – Отчитался прибор.  

«– Проведи рукой над поверхностью», – сказала мама. Рик выполнил, появились кубики. Тебе нужен зеленый. Мальчик ткнул пальцем в зеленый кубик. Очень удивился, кубик на ощупь был реальный, теплый, чуть шершавый, как настоящий, костяной.  

– Ого, круто! – Вырвалось у него.  

«– Крутни его и найди пиктограмму молния», – продолжала мама. Рик тут же исполнил, ему нравилась новая игрушка, он представил себе, что она может еще много чего интересного. Надавил на пиктограмму. Над рукой появился экран неяркого красного цвета, с надписью «поиск сигнала». Через несколько секунд экран сменился на надпись «сигнал не найден, повторите позже».  

– Когда доберёшься до посадочного модуля, – начала объяснять мама, просто запусти эту программу, точно так, как ты это сделал сейчас, коммуникатор найдет сигнал, соединится, сделает все сам автоматически. – Сказала она. – Для того, чтобы выйти в предыдущее меню, просто проведи рукой над поверхностью. – Рик выполнил, появились кубики. – Для карты тебе нужен белый куб с пиктограммой стрелочка. – Продолжала объяснять, – для того, чтобы выключить, просто подержи рукой над верхом, – она замолчала. – Выключай! – Скомандовала и развернулась к нему. – Я тебе собрала рюкзак, здесь еда, кое-какие теплые вещи, много не сложила, тебе нужно идти на легке. – Вот, держи, – протянула Рику вещь мешок.  

Ему не верилось, что это происходит с ним на самом деле, казалось, что это все понарошку, что через полчаса он пойдет спать, а завтра отправится в школу к друзьям. Он просто не представлял себе, как можно уйти в сырую ночь, просто не ведомо куда, совершенно безвозвратно. Рик не удержался и заплакал. Мама подошла, нежно обняла и поцеловала.  

«– Тебе нужно идти», – сказала она тихо. Отстранила его, погладила по волосам. Было видно, как ей тяжело, на какие жертвы она идет, но всем своим видом мама старалась внушить своему сыну, уверенность, такую необходимую в его дальнейших одиноких приключениях. Эд лежа наблюдал, не выдержал, зевнул, встал, подошел к ним.  

– Пора, – произнесла твердо. Рик вытер слезы, оделся, взял из комнаты самое необходимое, позвал Эда. Тот недоумевал, вопросительно смотрел на друга. Мальчик еще раз обнял маму, она прижалась к его щеке. Было больно вдыхать ее приятный домашний, наполненный любовью, аромат. Он вырвался из ее объятий, терпеть больше не мог. Позвал Эда за собой, молча открыл дверь, шагнул за порог и растворился в дождливой неприветливо ветреной ночи.  

 

 

В кунгане (Юрта, Шатер, Чум, жилище кочевого народа) было тепло, даже становилось чуть жарко, несмотря на дождливую холодную ночь.  

В середине шатра, огороженный по кругу большими камнями, горел сочный, яркий костер, дым от него спешил покинуть кунган через верхнее отверстие в шаныраке (крыше). По периметру шесть факелов освещали не ровным светом окружающее пространство, немного чадя струйками черной смоли. Дым от костра все же просачивался вовнутрь, от этого привычно слегка першило в горле.  

Дтарх восседал на грубо сколоченном деревянном троне, покрытом самыми пушистыми, дорогими шкурами гонков и дрохов, причем последние неприятно кололись со спины. Молодые красивые лины, чуть навязчиво массировали могучие волосатые плечи, выбирали паразитов из грязной, косматой шерсти. Дтарх дернулся, выдохнул, наклонил голову, насупив брови, глянул исподлобья. Шумно втянул в себя воздух, коротко выдохнул несколько раз, получилось угрожающе, – ух, ух. На его руках выступили жилы, напряглись могучие мышцы. В одной руке он держал большой изящный нож. Дтарх привстал, лины (девушки, женщины) испуганно присели за спиной, притихли. Он вновь наклонил голову, взглянул на стоящих рядом. Все отшатнулись, покорно склонились, чуть отступили. Не склонился и не отступил только жрец, он вызывающе стоял, чуть сгорбившись, открыто смотрел вождю в глаза. Дтарх молчал, наблюдал, он прибывал в мрачнейшем настроении, смотрел исподлобья тяжелым взглядом прямо на жреца.  

– Ты подбил меня на это! – Грозно прорычал Дтарх, обращаясь к нему, стукнул кулаком о подлокотник трона, угрожающе повел ножом.  

– Я лишь говорил о том, что нашего народа слишком много, и здешняя земля становится пустынной и опасной для нас, что нужно уходить, мой вождь. – Ответил бесстрашно со скрытым вызовом старый Форз. – Сказал, что мы нашли путь в земли, которые нам подарят достойную жизнь. – Вот что я поведал тебе, Дтарх сын БунаТх.  

– Это ложь, Гхерол! – Взревел взбешенный вождь. – Ты меня подбил на это, – Дтарх окинул взглядом окружающих в поисках вызова, продолжил. – Вспомни, как ты пел о новых землях, о том, что они свободны, что всего лишь нужно туда прийти?  

– Скажи мне, что из этого вышло? – Жрец молчал. – Я скажу тебе, Гхерол, ученик Эхтока! Много Уна (народ Форзов, воины) ушло от нас тогда навечно, они остались там. – Он указал пальцем на запад. – Что я скажу их линам, кто их утешит? – Дтарх опустился на трон, покачал головой.  

– Мой вождь, я только предложил тебе, поведал что я увидел путь в элуа (неизвестная территория)! Эхток, бог наш, указал его! – Ответил жрец бесстрашно. Дтарх не дослушал, молнией кинулся к нему, плечом сбил с ног, повалил на спину и приставил нож к горлу старика. Проговорил сквозь зубы. – Ты говоришь здесь, при всех моих братьях, что я виновен в смерти множества Уна? Ты говоришь, что я обрек мой народ на погибель в чужих землях, и что по моей вине пришлось вернуться? Терпеть лишения, потеряв стольких братьев? – Он тяжело дышал, роняя слюну на старика, крепко держа нож у его горла, пару капелек крови выступило из-под острого лезвия.  

Но несмотря на свою кажущуюся свирепость, Дтарх тонко понимал кого придавил к земле, тайком наблюдал за реакцией младших вождей. Еще пару мгновений, если старик не начнет паниковать и оправдываться, его власти вождя, придёт конец!  

– Вождь, я не говорил, что ты во всем виноват! – Жрец понял в каком положении оказался, что сейчас происходит, допустил для себя печальные последствия. – Я сказал, что цена, которую заплатили Уна, совершенно оправдана! – Он заерзал оправдываясь, давая понять Дтарху, что удерживать и угрожать ему дальше бессмысленно.  

Дтарх облегченно вздохнул, убрал нож от горла, слез со старика отстранился, оставил лежать его на плотной коричневой земле. Поднялся, чуть хромая отправился к младшим вождям, которые расположились полукругом вдоль стен кунгана. Тяжело дыша, подошел к ним вплотную, он смотрел своими маленькими, глубоко посажеными глазами в глаза каждому из младших вождей по очереди, делая вызов персонально. Вожди не выдерживали взгляд, отводили глаза в стороны, склонялись перед ним, демонстрируя покорность. Он обошел их всех без исключения, подтверждая свою власть, никто не решился противостоять ему. Тем временем старик поднялся с земли, отряхнулся, поправил ритуальное ожерелье, пригладил яркий из крашеной кожи короткий с бахромой жакет. Он был высокий, худощавый и чуть с горбленный, редкая шерсть на руках и ногах покрылась сединой. Лицо старика внушало спокойствие, ум и расчетливость, говорило о невероятной хитрости его обладателя.  

Дтарх, не обращая внимания на жреца, вернулся на свой трон, облокотился, расслабился, выпятив нижнюю губу, формальности были соблюдены. Лины, немного осмелев, протянули к нему руки, продолжили ласкать плечи и спину, он не прогнал их, давая понять, что совсем не против.  

– Мой вождь, мы многое узнали. – Продолжил старик дружелюбно, словно ничего не произошло, хлопнул в ладоши два раза, тотчас несколько молодых Форз из секты жрецов внесли в кунган оружие. Сложили возле ног Дтарха, чуть отошли, упали на колени и приклонили к земле головы, замерли в такой позе. Гхерол подошел к оружию ближе, указал на него рукой.  

– Вот! – Сказал он. – Вот за это умерли Уна! – Жрец повернулся к окружающим, развел руки в стороны, обращаясь к ним. – С помощью этих вещей мы станем намного сильней! – На земле лежали несколько мечей, охапка длинных копий, два арбалета с десяток окровавленных стрел к ним, пару луков, полный колчан стрел, четыре комплекта стальных доспехов с кольчугами, штук десять боевых ножей грубой обработки. В кунгане одобрительно заухали, закивали головами.  

– Но это еще не все! – Он поднял правую руку, призывая к тишине, опустил голову, снова развел в стороны руки, начал громко и четко говорить, так, чтобы было слышно каждому. – Там, во время священной битвы с хитрыми и подлыми Вайлатами (люди), мы узрели око великого Эхтока! Многие Уна отдали жизни под его взглядом! – Жрец сделал паузу, давая возможность осознать его слова. – В моем видении Эхток велел мне обрести его и позволить вождю всех Уна покорить мир ради нашего народа. –Последние фразы жрец уже выкрикивал. Окружающие ухали, топали в одобрение. Дтарх присоединился к общему одобрению, увлекся ликованием. Однако быстро опомнился, понимая, что это ложь, спектакль. Нельзя было позволять коварному старику заполучить слишком много авторитета, которого у него и так было в избытке.  

Дтарх вновь встал с трона, теперь уже медленно и вальяжно подошел к жрецу, стал рядом с ним, поднял руку, требуя тишины. По сравнению со жрецом он выглядел как гора, мускулистый, покрытый редкой черной шерстью, с выдающимся вперед крепким квадратным подбородком, на нижней челюсти из-под губы выступали два клыка. Вождь был закутан в шкуру, перепоясан широким грубым кожаным ремнем, обут в шерстяные бахилы, зашнурованными сухожилиями.  

– Тише, братья. – Он обратился к толпе. Наступила тишина, только были слышны сморкания носами, кряхтения, треск поленьев костра.  

– Гхерол, жрец мой! – Начал Дтарх доброжелательно, обращаясь к хитрому старику, тот поднял глаза вопросительно смотрел в ответ, ожидая подвоха. – Скажи мне, когда мы пришли в Элуа, мы увидели поля с чудесными растениями с колосками, видели, как Вайлаты, нагнувшись, говорят с ними. Скажи жрец, что нужно говорить стеблю, чтобы тот вырос таким, как тебе нужно? – Задал свой коварный вопрос Дтарх. Он вогнал старика в замешательство, тот усиленно думал, как выйти с достоинством из интеллектуального поединка и не потерять лицо.  

– Вайлаты умны и хитры, они древние, но их время уходит! – Начал старик с пафосом. – Могут заставить растения расти так, как им нужно, это драгоценные знания, путь к процветанию. – Ответил он туманно. Потом добавил. – Мы взяли с собой несколько вайлатов, они пасли скот, я задал одному из них вопрос, но вайлат не понял его, с нами общаться они не способны, пришлось убить их. – Закончил он, на мгновение замолк, потом продолжил, чтобы положительно закончить непонятную никому речь. – Но мы обязательно узнаем эту тайну, наш народ станет великим! – Он воздел руки к небу. Все опять заухали, одобрительно. Дтарх хмыкнул.  

Открылся край шатра, вовнутрь вбежал воин, он был мельче присутствующих, мускулист, поджарый, одет в черную, грубо сшитую куртку, кожаные брюки и мягкие мокасины. Сразу пал ниц перед вождем и жрецом, опустил голову и вытянул вперед руки. Все смокли, Дтарх переключил свое внимание со жреца на него, вышел на шаг вперед, обратился к воину.  

– Что заставило тебя, брат мой, столь торопиться, что ты ворвался в мой кунган так бесцеремонно? – В конце вопроса он просто прорычал слова, обвел взглядом присутствующих, те одобрительно закивали, поддерживая его справедливый вопрос.  

– Вождь, Дтарх, за это ты можешь съесть мою печень! – Ответил воин серьезно, не поднимая головы. – Мои сыновья не вправе будут вызвать тебя на поединок, а моя лина станет твоей, говорю тебе это, и братья станут свидетелями! – Он не менял позы. – Но выслушай меня, позволь объяснить поступок, меньше всего я хочу нанести тебе оскорбление в твоем кунгане, брат Дтарх! – Оправдался он.  

– Так говори же! – Приказал ему вождь.  

– Не могу, это только для тебя и Гхерола. – Сдавленным голосом сказал вошедший. Подождал, оценил угрозу, добавил, – Это касается ока Эхтока, – народ ахнул в ответ, в любопытстве замер. Дтарх обернулся, вопросительно глянул на жреца, чуть заметно кивнул ему.  

– Сбывается пророчество! – Завопил Гхерол громко, вышел в середину. – Братья, великий Эхток говорит с нами, указывает путь праведный, позвольте мне остаться с ним на едине, слушать и быть услышанным в мольбе нашей. – Воскликнул старик и указал всем на выход. Присутствующие недовольно зафыркали, но все же, топчась, направились на улицу.  

– Говори, – строго сказал Дтарх воину, после того как все покинули кунган, – потом добавил, – вставай, брат. – Тот поднялся, инстинктивно отряхнулся.  

– Вождь! Прибежал разведчик из элуа, рассказал, что детёныш Вайлатов покинул ночью селение! – Тревожно сообщил он.  

– И что? Какое мне дело до их детенышей? – Чуть разозлился Дтарх, не понимая важность информации.  

– Постой, не злись, выслушай его до конца, – включился в разговор Гхерол, до этого стоявший позади.  

– Этот детеныш держал в руках око Эхтока! – Объявил воин. – Это именно он был тогда на вышке, его узнали. С ним идет тот дьявол, который во время битвы загрыз много наших сатдоков (сабокоидов). – Воин закончил с рассказом и просто стоял, опустивши руки, не зная, что делать дальше.  

– Спасибо, брат, ты свободен. – Неожиданно объявил ему Гхерол.  

– Да, благодарю тебя, брат, это очень важно для нас, – подтвердил Дтарх. Тот кивнул головой, развернулся и не увидев никакой реакции на его доклад, разочарованно скрылся за пологами кунгана.  

– Эхток благоволит нам, направил детеныша к нам в руки с дарами своими. – Сказал Жрец, обращаясь к Дтарху. Тот в ответ недовольно дернулся, плюнул на землю, почесал задницу, ответил ему доброжелательно.  

– Богом клянусь, Гхерол, я когда-нибудь тебя прикончу! Тут никого нет, можешь говорить простым языком? – Просто попросил он. Старик осмотрелся вокруг, расслабился. Повернулся в его сторону, сказал.  

– Нужно срочно позвать Даку, чтобы он со своим отрядом изловил сученыша!  

– Вот теперь вижу тебя настоящего. – Дтарх хлопнул Гхерола по спине.  

– Ты чего, меня обвинить удумал? – Спросил он у жреца, не меняя доброжелательного тона. Это ведь ты меня подбил на переселение, я же был против, помнишь? Я говорил, что там Вайлаты, что это опасно.  

– Все верно, – подтвердил жрец, опасения твои правильны. Но ведь там есть много племен Уна, они дикие, не разумные, со временем смогут влиться в нашу семью. Если мы туда не придём, Вайлаты уничтожат их рано или поздно, ты готов к этому? – Спросил он укоризненно. – Если им не помочь, они исчезнут! – Гхерол поперхнулся, кашлянул, посмотрел Дтарху в глаза, взгляд у него был жесткий, цепкий, высматривающий слабину. – Рано или поздно мы должны вернуться, заявить свои права на земли Вайлатов, на их секреты, а с помощью этого, – он махнул рукой на оружие, лежащее на земле, – мы станем намного сильней. Мы найдем способ изготовить, повторить их вещи, вручить каждому воину Уна! – Дтарх от услышанного шумно втянул в себя воздух, мотнул головой, заухал, выдыхая, пару раз ударил кулаком себя в грудь. Но вовремя опомнился, насторожился, опустил руки, подошел почти вплотную к старику, прошептал.  

– Ты думаешь волшебное озеро с водой, которая оставляет одежду сухой еще будет там, в большом туннеле?  

– Да, Дтарх, оно никуда не денется, пока Уна не отвоюют себе новую родину, и мы вновь пройдем туда через него! – Пообещал Старик, резко сменив тему, снова почувствовал власть.  

– Теперь хватит об этом, пойдем в кунган Даку, прикажешь ему срочно выходить за оком. – Жрец направился к выходу, махнул рукой, приглашая следовать за ним.  

Снаружи, за плотными пологами кунгана, сгустилась ночь, стала кромешной тьмой. Дтарх вышел на улицу, ощутил кожей ночной, влажный холод, выдохнул, изо рта пошел легкий пар, воздух был приятен и свеж, он снова с удовольствием наполнил легкие прохладной. Светлым, прыгающим пятном на площадке возле шатра горел костер, вокруг него сгрудились легко одетые и замерзшие лины, выдворенные прежде жрецом из кунгана, они тянули свои руки к огню, поворачивались время от времени разными бочками.  

– Постой, – скомандовал Дтарх, впереди идущему Гхеролу. Тот остановился, замер, недоуменно посмотрел на своего вождя, на его лице плясали отблески языков пламени костра. Дтарх на одно мгновение глянул на лицо старика, молча повернулся, направился к костру, оставил его стоять одного.  

Над костром на хитром приспособлении, был подвешен большой закопчённый казан, наполненный выше половины бульоном, в нем в вперемешку с пряными травами кипело мясо, яство издавало потрясающий аромат, слегка тянуло дымком от костра.  

Присутствующие склонили головы в приветствии, когда он подошел к ним.  

«– Идите в кунган, не нужно мерзнуть», – сказал Дтарх линам просто и спокойно. – И ты, Онартх, тоже ступай с ними. Он обратился к форзу, сидящему у костра, калеке с иссушённой левой рукой, тот прибирался, смотрел за огнем, выполнял работы по дому. Дтарх махнул в сторону шатра. Заглянул в котел, шумно втянул его аромат, скулы свело от желания отведать вкусной еды.  

– Спасибо, брат! – Поблагодарил его калека. – Лохан-дка почти готов, желаешь отведать? – Глядя на то, как Вождь заинтересовался едой, предложил Онартх.  

– Благодарю брат, но нет, много важных дел сегодня. – Ответил Дтарх, махнул рукой, развернулся, направился к ожидающему его Жрецу.  

 

Кунган Даку был маленьким, предназначенным только для его семьи, входить в него посторонним без приглашения было строжайшим табу. Возле шатра горел костер с подвешенным казаном, вокруг огня сидели члены семьи Даку, его сыновья, дочь, старая бабка с младенцем на руках. Несколько ребятишек рядом по близости, гоняли вместе с огромным зубастым сатдоком, заливаясь смехом пытались оседлать его, таскали за хвост. Тот нежно хватал первого попавшегося мальца за шиворот, слегка трепал, носил сорванца из стороны в сторону, добавляя мелким веселья. Зубастый время от времени оставлял их одних, подбегая к хозяевам, присаживаясь напротив, заглядывал им в глаза, ему бросали мелкие кости, он их тут же глотал, понимая, что больше ничего не дадут, возвращался к мелким за продолжением развлечения. Даку у костра не было.  

 

Увидев своего вождя, сидящие у костра склонили головы в приветствии, ожидая, что Вождь заговорит с ними. Сказать что-либо первым перед старшим вождем вне его кунгана считалось верхом неприличия.  

Садток учуял чужаков, оттеснил мелких назад, закрыв их собой, принял боевую стойку, негромко зарычал, ощетинился. Один из младших сыновей обернулся к нему, прикрикнул и запустил в него увесистый кусок земли. Зверь понял свою ошибку, обиженно скульнул, засеменил к шатру, там громко чихнул, недовольный несправедливым наказанием, улегся у входа, оставшаяся одна ребятня притихла.  

– Приветствую вас! – Поздоровался Дтарх с сидящими, затем продолжил, – мне нужен Даку! Не говоря ни слова самый младший сорвался, побежал в кунган, скрылся в нем. Через некоторое время из него вышел Даку. Коренастый, невысокий, очень мускулистый воин. Одет был в кожаную куртку, кожаные плотные брюки, в мокасины на ногах. Он не торопясь подошел к костру.  

– Очень опасный соперник, не хотел бы с ним в поединок! – Подумал Дтарх, глядя на Даку.  

Хозяин семейства подошел, кивнул в почтении, пригласил к костру. Жестом выгнал своих сыновей, освобождая место. Гости молча прошли, уселись у костра, тем временем жена Даку тоже вышла из кунгана, несла в руках глубокие глиняные чаши, подошла к казану наполнила их едой, передала гостям.  

– Разделите с нами пищу, гости! – Сказал Даку первые церемониальные слова гостеприимства.  

– Благодарим тебя, брат, но мы по срочному делу. – Ответил Гхерол, давая понять, что ритуалы тут не к месту.  

– А вот поесть мы всегда готовы! – Сказал Дтарх и с энтузиазмом принялся за мясо, запивая наваристым, пряным бульоном из чаши. Мясо оказалось превосходным, нежно мягким, в меру жирным со вкусом специй, в дополнении с бульоном, яство доставляло массу удовольствия. Подождав, пока гости насытятся, Даку просто спросил. – Что привело вас, мой Вождь и мой Жрец на мою территорию?  

– Собирайся Воин, тебя ждет дело. – Также просто в полголоса ответил Дтарх.  

– Сегодня прибыл разведчик с элуа, сообщил, что из селения Вайлатов сбежал детеныш, который убил много наших Уна, с помощью ока Эхтока. – Сложно объяснил старик. Дтарх посмотрел на воина, дополнил жреца.  

– Возьмешь своих воинов, идите к тоннелю, там встретишь разведчика, он тебе все расскажет, нам нужно око, это очень важно!  

– Гаденыш очень опасен! – Предупредил Гхерол.  

Дтарх продолжил, он смотрел на длинный нож, висящий на шее у Даку, объяснил ему.  

– Мальца нужно брать спящим, чтобы не воспользовался оком, но с ним дьявол! – Он поднял вверх указательный палец. – Ты его видел в деле. – Помолчал и продолжил. – Скорее всего, он не даст застать маленького вайлата врасплох. – Даку хмыкнул в ответ, почесал затылок.  

– Гаденыша и его дьявола убейте, око заберите принесите его вождю. – Приказал Жрец тоном, не требующим никаких возражений. Дтарх, чтобы смягчить ситуацию, добавил.  

– Только ты со своими воинами можешь справиться с этим крайне важным заданием, от исхода миссии зависит судьба всех Уна! Отправляйся Даку, исполни мое желание. – Закончил он. Даку в ответ кивнул, ударил себя в грудь, встал, развернулся, растворился в ночной темноте.  

Дтарх сидел молча, смотрел на лежащего возле кунгана сатдока. Размышлял над разными способами умертвить его в схватке, тот в ответ смотрел исподлобья с вызовом на Дтарха, думал вероятнее всего о том же.  

– Пойду, наверное, курну! – Потягиваясь и вытягивая ноги к костру, заявил Гхерол, он отвлек вождя от бесполезных фантазий, тот оторвался от сатдока, посмотрел на жреца и заявил ему.  

– Прошлый раз, Гхерол, когда ты покурил, тебя два дня выхаживали, так что подумай стоит ли? – Предостерег он старика.  

– Ничего ты не понимаешь, мальчишка! – Жрец махнул на него рукой в ответ. – Так я хожу в гости к Эхтоку за знаниями. – Уточнил он.  

Дтарх громко рассмеялся.  

– В прошлый раз, когда мы с тобой курили, кроме голых лин я никого не видел! – Сказал он смеясь. – Но в гостях у них было очень хорошо! – Заключил, вспоминая. – Ладно, делай, что хочешь, а я пойду к разведчику, дам ему задание, это откладывать нельзя, не могу никому доверить. – Сказал Дтарх, похлопал старика по спине, встал посмотрел на бесконечные точки костров стойбища, простирающихся далеко, вздохнул, беззвучно ушел в ночь, по-своему крайне важному делу. Старик чуть подождал, хмыкнул, кряхтя поднялся, бормоча что-то себе под нос, поплелся в свой богатый кунган.  

 

– Как упустили?! – Олисс был в ярости, его лицо не естественно перекосило, губы дрожали, он бессильно потрясал кулаками от ярости. Перед ним стояли солдаты с каменными, белыми лицами, опущенными головами, в предвкушении наказания.  

– Сир, когда мы пошли к нему, там оказалась только его мать! – Оправдывался сержант. – Мы ее арестовали, она не говорит, где мальчишка, сказала только, что его с утра не видела и что сама волнуется. – Он закончил, потупился.  

– Идиоты, зачем вы мать арестовали? – Олисс оторопел от этой новости, покачал головой. – Как мы докажем ее вину? Даже если она и знает где он, нам не расскажет, мы не можем ее пытать без веских и безоговорочных на то обвинений. Как мы объясним ее арест местному народу? – Он задал вопрос в пустоту, не ожидая ответа, смягчил тон, просто сказал. – Накормите ее, извинитесь и выдайте ей золотой в свое оправдание. – Он достал из кармана монету, вручил сержанту. – Обязательно возьмите с нее бумагу, что у нее нет претензии к властям. Пусть переночует в гостевой, а завтра отпустите ее с миром. – Олисс успокоился, перевел взгляд на утренние крыши домов, о чем-то задумался, смотрел на город, простирающийся внизу. Рядом, закутанный в шубу, с заспанным видом стоял Зика. Его вытащили из постели, сюда, на обширную террасу замка. С нее открывался потрясающий вид, но было холодно и ветрено. Он представить себе не мог, зачем Олиссу понадобилось встречаться с посыльными именно здесь.  

– Ладно, ступайте с глаз моих долой, болваны, будете должны! – Советник смягчился, нормальным тоном обратился к солдатам, махнул им рукой на выход. Военные повеселели, козырнули, поторопились скрыться, пока, чего доброго, начальство не передумало.  

– Чего смотришь? – Олисс повернулся в сторону наместника, он догадался, о чем тот думает по выражению его лица. – Только здесь нас невозможно подслушать, поэтому мы тут, – объяснил Зике. – Или у тебя есть более удобное место? – Зика отрицательно замотал головой. – Тогда просто стой и молчи. – Сказал дядя, подошел к изящным перилам и облокотился.  

С противоположной стороны террасы четким упругим шагом к ним приближался человек, одетый во все черное. Зика понял, что Олисс что-то задумал, какой-то план, который должен их спасти, вытащить из удручающего положения, поэтому расслабился, доверился ему, продолжал наблюдать. Тем временем черный человек подошел, присоединился к их компании, он лишь коротко кивнул, приветствуя, пренебрегая этикетом, намеренно не соблюдая субординацию. Пришедший оказался поверенным в крайне пикантных делах советника, Тони Бэрдер. Зика его узнал, отошёл в сторону, он крайне опасался этого типа, правда, остался на таком расстоянии, чтобы отчетливо слышать разговор. Тони был страшным человеком, злодей без принципов и чести, о нем ходили очень нехорошие слухи, только золото держало его в узде. Никто не знал о его прошлом, не знали откуда он появился, где прежде обитал, немногие при дворе догадывались о том, что Тони является Асассином. Зика и вообразить себе не мог, как и при каких обстоятельствах Олиссс умудрился получить поддержку этого типа.  

– Здравствуй Тони! – Начал советник. – Возьми своих ребят, отправляйся в Зелендолье, там встретишься с сержантом стражей, Кэрелом Даккером, он вас введет в курс дела, в селение не суйтесь. Даккер сам вас встретит в условном месте, место встречи вам сообщит мой человек. Делайте все в тайне, крайне важно, чтобы об этой миссии никто не узнал. – Олисс погрозил пальцем. – Надеюсь, ты понимаешь, о чем я? – Тони кивнул. – Нужно изловить мальчишку, у него есть кое-что для нас.  

– Что? – Коротко спросил наемник.  

– Не твое дело, нечто очень необычное. – Объяснил Олисс. – Тони в ответ хмыкнул. – И да, с мальчишкой идет пума, дьявол во плоти. Я не знаю, что вы будете делать, это ваш профиль, но мальчишку и пуму убейте, а вещицу принесите мне. Вот задаток! – Советник достал увесистый мешочек из кармана, отдал его Тони. Тот принял, взвесил на руке, подбросил, поймал, спрятал за пазуху своего черного камзола.  

– Какая фора? – Поинтересовался он.  

– С вашими сборами трое суток. – ответил Олисс.  

– Не слабо!  

– Что для вас трое суток? – Недоуменно и наигранно спросил Советник, продолжил. – Тем более пацан..., ну насколько он смог отойти? Ну, на километров двадцать? В пустоши? Может он вообще валяется мертвый возле аномалии какой-то. – Фальшиво приободрил наемника Олисс. Тот промолчал, сделал вид, что не заметил сарказма.  

– Ступай, жду от тебя результата! – Тони кивнул, развернулся и зашагал прочь.  

 

– Ненавижу его! – Сказал Зика сквозь зубы, когда тот ушел.  

– Заткнись, идиот, сейчас Тони последняя наша надежда. Если у Тони получится, а он не из тех, кто привык отступать, у нас будет козырь, когда Реднор сюда доберется. – Зика вопросительно посмотрел на дядю.  

– Да, да, Реднор засобирался к нам, он уже все знает, и не приведи господь, если мы с тобой не вручим ему, то за чем он сюда едет. И да, ты прав! Тони отвратительный человек, когда-нибудь он за это поплатится. – Олисс отвернулся, смотрел на город. – Ступай к себе, постарайся пьяным никому о этих встречах не рассказывать. – Сказал не оборачиваясь.  

– Да, дядя, я понимаю, от этого зависит наша судьба!  

– Ни черта ты не понимаешь щенок! – Олисс неожиданно повернулся к Зике, на его лице было очень странное выражение лица. – Сейчас главное в чьих руках окажется волшебный артефакт. –Произнес он загадочно.  

Зика ничего не ответил. Наместник быстро взял себя в руки, выражение на его лице растаяло. – Ступай, племянник. – Сказал он спокойно. – Через час у нас совет, не забудь! И постарайся не опаздывать.  

 

Утро выдалось пасмурным и неприветливым, с редкими падающими капельками из серого тучного неба. Рик выбрался из наспех сооруженного прошлым вечером шалаша. Подстилка из веток с листвой была влажной, пахла очень ароматно, мальчик озяб, поэтому побыстрее поспешил выбраться оттуда. На улице еще не рассеялся влажный утренний туман. Эда рядом не было, хотя, когда он просыпался ночью, тот лежал с ним, ощутимо грел спину. Рик вскочил и в припрыжку пробежал мимо костра чуть подальше от импровизированного места ночлега, еле добежал, терпеть уже не мог, с облегчением сходил в туалет. Возвратился, присел у костра, зябко дрожа. На кострище тщедушно тлела струйкой сизого дыма вчерашняя сырая толстая ветка, лезла дымком в глаза, мальчик добавил сухих щепок, наклонился, приблизился к кострищу, подул на угли, с костра взрывом пыхнул пепел, неприятно попал в лицо, во рту появился горьковатый привкус. Но все же молодое пламя вырвалось из плена толстой ветки, с удовольствием и потрескиванием принялось за сухие дрова, в благодарность за свою свободу даря Рику тепло. Пламя осушило его неприятно отсыревшую одежду после проведённой ночи на земле. Убедившись, что с костром все в порядке, он поднялся и отправился в шалаш за сумкой. Когда возвратился обратно, усевшись, пошарил в ней в поисках еды. Из провизии обнаружил только две лепешки, вздохнул, оторвал от одной четверть, собрался ей позавтракать. Спину ударила ментальная волна искренней детской радости встречи. Было такое ощущение, будто ни с того, ни с сего поднялось настроение до восторга, но мозг бунтовал от такого насилия и впадал в панику, сообщая о неправильном психическом состоянии, начинало тошнить. Рик знал, что происходит, поэтому этот эффект для него был минимален. Он обернулся, к нему семенил Эд в зубах у него был заяц. Он подбежал, громко замурлыкал, тернулся бочком о Рика, бросил ему под ноги несчастное животное. Еще раз обошел вокруг мальчика, сообщая ему о своих чувствах, крутанулся, лег на землю рядом с ним. Вся его морда была в крови, Эд принялся вылизываться, не переставая мурчать. Рик молча подобрал тушку с земли, взял с собой нож, направился к ручью, журчащему не далеко от места их ночевки. Спустя время вернулся с освежёванной тушкой, зажарил ее на углях, все время глотая слюнки. Эд тем временем привел себя в порядок и с безразличием наблюдал за действиями своего друга. Мальчик разделил зайца на две части, одной с удовольствием позавтракал, другую завернул и положил в рюкзак, оставив на потом.  

На сборы ушло не много времени, он затушил костер, включил коммуникатор, сверился с картой, чуть потоптавшись, высматривая не забыл ли чего, отправился в путь, следом за ним засеменил настороженный Эд.  

 

Весь день они брели по пересеченной местности, петляли, спускаясь в овраги, поднимались на холмы, огибая редкие аномалии, досаждавшие им по пути, делая приличные крюки, обходя опасности, благо коммуникатор своим тревожным зумом, предупреждал, обозначал смертельные места, указывая на них визуально.  

Над головой, за ними наблюдало серое небо, налитое неприветливыми угрюмыми тучами, время от времени порывался мелкий неприятный дождик. Несмотря на такую погоду, Рик отметил для себя, что к обеду прилично потеплело, он убрал куртку в рюкзак. Один раз среди дня они останавливались на продолжительный привал, чтобы отдохнуть и перекусить.  

К вечеру навигатор вывел Рика и его друга на какое-то подобие дороги, она была сильно разбита, иногда пропадала вовсе, все равно, шагать по ней было гораздо удобней, чем просто по земле. Они брели по почти исчезнувшему покрытию довольно продолжительное время. Никаких происшествий во время путешествия не случилось, мальчик был этому безмерно рад. Он очень устал, начинал подыскивать стоянку для ночлега. На дворе начало темнеть, Рик немного волновался, он никак не мог найти место ночевки. Тем временем дорога завела их в редкий подлесок, который по мере продвижения дальше, становился все гуще и гуще, а деревья выше. Вокруг раздавались странные звуки, уханья, кто-то совсем рядом громко закряхтел, неподалеку закаркали вороны, сорвались с ветки, улетели громко хлопая крыльями. Эд бежал рядом, разворачивая в разные стороны уши, далеко не отходил, забегал вперед, останавливаясь прислушивался, возвращался, обратно убегал. Мальчик начал волноваться, здесь на дороге ночевать было слишком опасно, звуки леса не предвещали ничего хорошего. Рик остановился, сверился с картой, стрелка указателя направила его в глубь леса, требуя свернуть с дороги. Мальчик вздохнул, решил еще немного пройти, надеясь, что дальше ему подвернется место, более подходящие для привала. В спину почувствовал волну крайнего неодобрения, предостережения об опасности.  

– Что ты предлагаешь, остаться здесь? – Рик обернулся, спросил у друга, в то же самое время удивился звучанию собственного голоса, уже сутки как он не слышал его так громко. Мальчик махнул рукой, зовя пуму за собой, сошел с дороги, хрустнул под ногами мелкими ветками, побрел в чащу. Эд предпочел держаться в стороне, следовал за другом бесшумным охранником, высматривая опасности задолго до того, как те могли проявиться.  

Так прошел в пути почти час, Рик высматривал пещерку под пнем или упавшее дерево, чтобы в его корнях спрятаться, соорудить временный шалаш. Уже стемнело, он то и дело спотыкался о пни, нарывался на кусты, но подходящего места не находил. Уже думал просто опуститься на землю, где придётся, в надежде, что Эд защитит в случае чего, на что получал массу недовольства от своего друга тот требовал идти дальше.  

Поднялся небольшой ветерок, кроны деревьев зашумели, зашелестели молодой, едва распустившейся листвой. Вдруг совсем неожиданно Рик заметил небольшой огонек, проблеск, мелькнувший вдалеке, между качающихся стволов. Он остановился, всматриваясь, решил направится туда, посмотреть поближе.  

Огоньком оказался небольшой костер, горевший на небольшой опушке, мальчик не стал приближаться к нему сразу, сначала понаблюдал со стороны, не выказывая себя, он достал из сумки оружие и спрятал его в рукаве держа на готове.  

У костра сидел старик, он сгорбился над огнем, ковырял его веткой, старик был закутан в большой черный плащ, который балахоном покрывал его полностью, на голову накинул капюшон так, что его лица было не видно, оно скрывалось в тени капюшона, только наружу торчала густая седая борода. Старик слегка покачивался из стороны в сторону, что-то бормотал, будто читал молитву. Мальчик посмотрел по сторонам в поисках Эда. Того по близости не оказалось, но Рик был почти уверен, что друг тоже наблюдает за стариком, только с более выгодной позиции для атаки. Решив опередить друга, Рик вышел к костру.  

– Здравствуйте, доброй ночи! – Робко поздоровался он с одиноким путником. Тот, не поднимая головы, кивнул ему в ответ, прутиком указал на удобно примощенное возле костра бревно. – Спасибо, – сказал Рик не громко, сел рядом, пламя от костра приятно грело.  

– Здравствуй, Рик! – Неожиданно раздался из-под капюшона, ровный мужской голос.  

Мальчик опешил, он уже было открыл рот, чтобы задать вопрос. Но незнакомец его опередил.  

– Я знал, что ты сегодня сюда придёшь. Мне поручено с тобой встретиться. – Проговорил он слова, чуть неправильно их выговаривая, слегка не попадая в ударения.  

– Кем поручено? – Спросил изумленный мальчик. Путник не ответил, только молча продолжал ковырять прутиком в костре. Повисла томительная пауза. Незнакомец чуть отклонился, чтобы развернуться, взять что-то, лежащее у него с права за спиной. Видимо расценив это как угрозу, Эд выступил из темноты, рыча и скалясь подошел к Рику, закрыл его собой, встал в боевую стойку, низко опустил голову, готовый к броску. Незнакомец медленно вернулся в прежнюю позу в его правом рукаве в свете костра блеснул некий продолговатый предмет с овалом на конце. От Эда пошли непонятные волны, адресованные путнику, у Рика закружилась голова.  

– Кагл? Откуда здесь Кагл? – Задал вопрос путник, в его голосе прозвучали нотки паники. На его спине под плащом вспучился горб, неприятно зашевелился. Напряжение нарастало, Рик понимал, еще одно мгновение и Эд бросится. Незнакомец выставил вперед свое оружие, готовый его использовать, край рукава ушел вверх, обнажив кусочек бугристой буро-зеленой кожи, из-под капюшона в прыгающем отблеске костра блеснули желтые нечеловеческие глаза, его борода поползла вниз, смещаясь влево. Мальчик испугался, не зная, что ему предпринять, привстал, интуитивно схватил и резко дернул мотающийся хвост Эда. Тот от такой неожиданности подскочил на метр вверх и вбок, издав ужасный рык. Рик боялся, что путник от испуга выстрелит, но этого не произошло, тот оставался в своей позе, даже более того, убрал оружие. Эд приземлился, принялся за свое, занимая выгодную позицию для драки. Рик крикнул на него, топнул ногой. Тот замер, прислушался, перестал рычать и скалится, просто застыл. Мальчик осторожно подошел к нему положил руку на голову.  

– Ну, успокойся, все нормально, никто нам не угрожает. – Сказал как можно ровнее и спокойнее, успокаивая животное. Сам потихоньку спустил оружие вниз из рукава, давая понять путнику, что вооружен, перехватил цилиндр поудобнее. Эд успокоился, вздохнул, сел, недоверчиво глядя на путника. Рик осторожно, не торопясь, возвратился на место, за ним на полусогнутых последовал Эди, лег у его ног, время от времени беззвучно обнажая клыки в сторону путника. Тот внимательно наблюдал за действиями мальчика и пумы, горб на его спине расправился.  

– Это животное не из этих мест. – Спокойно сказал путник, продолжил. – Кагл очень опасен и коварен, ему доверять нельзя. Каглы руководствуются только своими интересами, невозможно приручить их. Однажды, Кагл предаст тебя, говорю тебе это для того, чтобы ты был готов, когда придёт время. Он из тех мест, – путник сделал паузу, добавил, – с той планеты, где в нашем понимании царит биологический ад. Каглы стоят на вершине пищевой цепочки этого ада. – Завершил он. Рик погладил Эда, тот нервно дернул головой, отбрасывая руку, давая понять, что он очень недоволен, мальчик не поверил в слова странника, промолчал в ответ.  

– Странный предмет держишь в руках, – обратил внимание необычный путник на оружие Рика. Перевел разговор на другую тему. Мальчик все еще держал цилиндр в руке на готове.  

– Очень опасная вещь, – ровным голосом предупредил Рик в ответ.  

– Надеюсь в красном режиме не использовал? – Спросил путник. Рик удивился, отрицательно мотнул головой. – Можешь убрать его, в нем нет нужды, не причиню тебе вреда. Я лишь для того здесь, чтобы передать тебе вот это! – Он вновь обернулся назад, взял сумку, лежащую за ним на земле, полез в нее, достал светло-синий слегка светящийся кристалл размером с кулак, чуть подержал, передал его мальчику. Рик взял, обратил внимание на руку путника, она оказалась обычной человеческой, хотя он мог поклясться, что несколько минут назад видел необычное.  

– Что это? – Спросил он.  

– Не знаю. – Ответил ночной собеседник. – Я понял куда мне нужно идти, где взять это и кому отдать, но что это такое и для каких задач, понятия не имею. – Он покачал головой в капюшоне. – Надеюсь, ты скоро сам все узнаешь… Да, это твое тоже. – Он протянул сумку. Рик ее принял.  

– Мне нужно уходить. – Ночной незнакомец встал. Эд дернулся, но продолжил лежать, тихо зарычал, его задняя лапа дрожала, хвост медленно двигался из стороны в сторону. Путник повернулся, отошел от костра, он оказался высоким, плотной комплекции, определить пропорции фигуры не позволял его просторный балахон. Он остановился, полуобернулся, бросил Рику.  

– Заночевать можешь здесь, – указал прутиком в полумрак, – до утра будет безопасно, обернись, за тобой шалаш, будет уютно. – Незнакомец глянул на Эда. – Мой тебе совет, не доверяй Каглу.  

– Кто ты, как тебя зовут? – Спросил его мальчик.  

– Это не важно. – Ответил путник. – Мы с тобой еще встретимся. – Добавил он загадочно последние слова, шагнул во мрак ночи, оставив их одних.  

Рик посидел пару минут в одиночестве, подождал, навернётся ли назад путник. Прислушался, услышал лишь только треск костра да далёкое уханье в лесу, полез в сумку незнакомца. Она оказалась почти полной, забитой брикетами темно-желтого цвета размером с ладошку. Достал один из них, повертел в руках. Брикет был легким в странной упаковке, прозрачной как стекло, плотно натянутой на брикет. Мальчик царапнул ногтем, упаковка порвалась, в нос ударил аппетитный аромат жареного мяса. Он не сдержался откусил немного, пробуя на вкус, было очень вкусно, слегка солоновато. Съел пол брикета понял, что насытился, захотелось воды, он достал флягу выпил из нее. Брикеты бережно пересыпал себе в рюкзак, от такого подарка настроение явно повысилось, он повеселел. Эд лежал возле костра, показывая всем своим видом, что обиделся, помахивал из стороны в сторону кончиком хвоста. Рик не обращал на него внимания, считал, что поступил правильно, извиняться первым был не намерен. Посидел еще с минут десять у костра, прислушивался к звукам леса, перестал бояться, решил исследовать место с той стороны, где сидел незнакомец. Чуть дальше в темноте оказался аккуратный шалаш. Рик зажег коммуникатор, чтобы рассмотреть, что там внутри, стал на колени, чтобы заглянуть вовнутрь, его оттолкнул бесшумно образовавшийся Эди, с любопытством засунул туда голову, что-то там вынюхивая. Мальчик погладил его спину.  

– Перепросился, разбойник? Давай вылазь оттуда. – Сказал ему в полголоса мальчик. Эд не послушал, проигнорировал приказ. Тогда Рик ухватил его за хвост и чуть дернул, Эду это жутко не нравилось, вообще трогать его хвост в его понимании означало смерть для трогающего, но в правилах были исключения в лице его любимого друга. Эди квакнул не громко, дернулся, но место уступать не стал намеренно, показывая свой характер. По Рику ударила ментальная волна смеси упрямства и доброжелательности, тут же сошла на нет, кошак слишком был занят. Тогда мальчик, не церемонясь, тоже влез вовнутрь, отталкивая друга, тот лишь сопел в ответ в ухо, щекотал лицо своими длинными черными и жесткими усищами. В шалаше на земле лежала красного цвета тоненькая подстилка, рядом с ней находилось сложенным синим квадратом покрывало. Эд, наконец, нанюхавшись незнакомых запахов, что-то вынюхав, долго мусолил носом на одном месте, потом приоткрыл рот, слегка высунув розовый язычок и с таким выражением на морде, убрался из шалаша, там, снаружи, громко чихнул.  

Рик решил улечься, за день он сильно вымотался, рассчитывая на Эда в плане безопасности. К его удивлению, как только он прилег, подстилка под ним обрела объем, превратилась в мягкий матрац, который надежно изолировал тело от сырой земли. Еще бонусом снизу начало чуть греть. Мальчик удивился, взял покрывало, с трудом укрылся им, потому что был в куртке и в одежде. Тоненькая ткань надежно его прикрыла, под ней стало уютно и тепло, Рик сильно устал, не высыпался уже несколько ночей подряд, быстро согрелся и уснул. У шалаша грозным стражем прилег Эд.  

 

Утро выдалось сухим и теплым, ночью было не так холодно, поднявшийся ветерок отнес туман в ближайшие овраги, оставив местность ясной. На опушку редкого леска осторожно вышли пять Форзов, одетых в черные кожаные одежды, хорошо вооружены стальными мечами и ножами у одного на плече висел небольшой арбалет, обуты в мокасины, подвязанные кожаными ремешками за щиколотки, рядом крутился небольшой поджарый сатдок. Не проронив ни слова, разошлись в разные стороны. Утренние птицы своими трелями нарушили тишину начинающегося дня.  

Даку подошел к товарищу, тот сидел на корточках у почерневшего пятна небольшого костровища. Его подчинённый взял щепотку черной золы, попробовал на язык, секунду пожевал, поднял руку с выставленным одним пальцем, Даку кивнул ему в ответ, давая понять, что понял – костер горел сутки назад. Он отошел к другому, тот стоял напротив, указал рукой на груду сбитых вместе веток, в одном месте размётанных в разные стороны, на ветках уже начала вянуть и морщиться листва. Сверху когда-то бывшего шалаша была навалена куча рассыпчатого помета. Неподалёку тихо пискнул сатдок. Даку обернулся, направился туда. Зверь крутился возле небольшого ручья, илистый берег в том месте был испещрён множеством звериных следов. По всему пространству валялись грязные серые клочки шерсти. Форз щелкнул пальцами, сатдок до этого вылизывавший песок поднял голову, глянул недружелюбно. Даку свистнул едва слышно, зверь засеменил к нему. Они возвратились назад, команда уже собралась у кострища, молча ожидала их. Сатдок подбежал, унюхал что-то на земле, зарычал, его шерсть встала дыбом. Даку погладил его, успокаивая.  

– Дьявол! – Сказал он тихо, указал на то место, где занервничал зверь, его подчинённые закивали. Он поднял руку, махнул в сторону и направился в том направлении, остальные беззвучно последовали за ним, быстро растворяясь в ландшафте.  

 

С утра день крайне не задался, мешали мелкие неудачи, не состыковки, не то, чтобы критичные, просто очень уж раздражали. А самое неприятное то, что поступили данные телеметрии от вычислительного отдела, настоятельно рекомендовавшего произвести коррекцию, крайне неприятную и опасную процедуру, требующую затрат огромного количества ресурсов. Прошлый такой манёвр закончился частичной разгерметизацией гидропоники, только по счастливой случайности Титан не потерял тропические сады. Сейчас нужно было просчитать все риски, по возможности скорректировать курс без осложнений.  

Джейн вздохнула, включила коммуникатор, перевела данные на центральный галоэкран, всматривалась в объемный, сложный узор гравитационных полей, окружающих станцию, внизу экрана довольно быстро возникали и пропадали графики, уравнения, тригонометрические функции. Она читала их как утреннюю газету, проверяя правильность выкладки телеметрии. Все больше убеждалась в точности данных.  

– Да, точка Лагранжа смещается, а значит гравитационный тандем Земля – Луна нарушен, пока еще не на значительный параметр, не критичный, но все-же! Не в первый раз и на более значимое число! Очень критичное для Титана. – Она вздохнула, – чтобы это могло означать? – Тревожно подумала Джейн, отвлеклась от потока информации на гало экране, подошла к панорамному иллюминатору.  

На Землю открывался великолепный вид. Планета безмятежно простиралась в синей дымке, с коричнево-зелеными континентами внизу, занимала почти все пространство огромного иллюминатора. Джейн взяла со стола белую фарфоровую чашку, отхлебнула немного горячего кофе, смакуя и наслаждаясь ароматом арабики.  

На земле она никогда не была, мечтала побывать, хотя жутко боялась и не понимала огромных открытых пространств, боялась опасностей, дикости жестокой покалеченной природы, радиационных полей, квантовых неопределенностей, хозяйничающих в местах бывших мегаполисов, ставших мишенями для ядерных боеголовок. Она не понимала и отторгала жизнь там внизу, в дикости и неустроенности, когда в любой момент ты можешь погибнуть. Джейн куда лучше знала жизнь здесь в надежных объятиях станции, в ее могучих технологиях, тут она родилась, окончила школу, поступила в институт, влилась в общество ученых, дослужилась до поста верховного правителя.  

На эту должность ее избрал совет старейших специалистов шесть лет назад. Жизнь на станции была проста и не затейлива, подчинялась строгим правилам, нарушения коих влекли за собой тяжелейшие последствия. Но если вписываться в общую концепцию безопасности, то существование на станции было довольно сносно даже для рядового инженера. Жила в одиночестве, не имела детей, друзей, дожила до седин, всю жизнь положила на служение Титану. Это окупилось той высокой должностью, что она занимала и безграничной властью, которую ей доверил народ, населяющий станцию.  

В иллюминаторе Земля сместилась в верхнюю часть, открывая себя с другого ракурса, сказывалось вращение Титана, заданное для присутствия устойчивой гравитации внутри.  

Коммуникатор мелодично пискнул, она отвлеклась от мыслей и созерцания планеты, повернулась к двери лицом, громко произнесла – входите! Дверь автоматически открылась, на пороге возникла делегация из четырех человек, они поспешили вовнутрь. Поприветствовали ее кивками, она в ответ подняла руку.  

– Докладывайте! – Опуская формальности, обратилась к самому высокому из пришедших.  

– Время до коррекции пятьдесят шесть часов сорок восемь минут двадцать четыре секунды. Мы ждем команды для начала разворота. – Он протянул ей планшет. Джейн приняла его, коснулась указательным пальцем оранжевого поля, цвет сменился на зеленый.  

– Начинайте подготовку немедленно, Джек. – Она вернула планшет обратно его хозяину.  

– Да, правитель, – он копался в коммуникаторе, отправляя указания в свой отдел.  

– Сейчас начнутся песнопения, подготовка ритуала активации главных двигателей! – Отрапортовал он, когда получил подтверждение на свои указания.  

– Да, отлично, – ответила она, предупредила, – делайте все по канону, по инструкции, не отходя ни на йоту. Долговязый кивнул, отошел в сторонку и углубился в коммуникатор, выдал указания своим подчинённым.  

– Что еще? – Джейн с любопытностью посмотрела на остальных своими зелеными глазами. Несмотря на свой возраст, она сохранила красоту, ее фигура не потеряла формы, а темные с проседью волосы были уложены в аккуратную прическу, красивое правильной формы чуть вытянутое лицо вызывало интерес у мужчин.  

– Мэм, у меня сегодня новость, крайне любопытная для вас. – Вперед выдвинулся начальник службы безопасности, он же руководитель внешней разведки, курировал отдел космической разведки и обороны Титана. Джейн относилась к нему с опаской, уважала и понимала какой властью обладает этот умный, культурный, порядочный человек. Она подняла брови в удивлении в ответ на его реплику.  

– Да, мэм, на этот раз новости моего отдела требуют вашего вмешательства незамедлительно. – Он понял ее реакцию, но вида не показал.  

– Что же может быть крайне любопытно для меня, Роберт? Или вы настолько меня знаете, что уже решаете без моего участия, что мне интересно? – Тонко пошутила она, давая ему еще более тонкий намек. Он слегка смутился, чуть улыбнулся, прищурив глаза.  

– Джейн, простите, я не это имел в виду… – Ответил он тоже с намеком на то, что службе безопасности известны все секреты, включая принадлежавшие и верховному правителю в том числе, но быстро взял себя в руки, продолжил. – Недавно мы сообщали вам о странном случае в срединной империи, сначала наши спутники зафиксировали ионизирующее излучение в одном из поселений, в Зелендолье. Потом разведка донесла интересные подробности. – Он сделал паузу. Джейн кивнула в ответ, воспользовалась его молчанием, заявила.  

– По-моему, с той ситуацией уже более-менее понятно, наш человек уже в контакте с Григориусом, верховным умником, по поводу тех обстоятельств. Из последних донесений агента нам понятно, что высший совет умников не в курсе событий. Ясно одно, что этой теме в Империи придают крайне важный оттенок! Сообщают что Император в срочном порядке отбыл из столицы на место событий. – Роберт кивнул, подтверждая ее слова, все слушали не перебивая.  

– Речь идет о некоем оружии, но точных данных нашему агенту добыть не удалось. Надеюсь, вам не нужно объяснять, что в вопросах, связанных с политикой в отношении земных государств, мы занимаем крайне осторожную позицию, мы не можем себе позволить, влиять на государства там. – Джейн указала рукой в иллюминатор. – Наши ресурсы весьма ограниченны, их едва хватает на поддержание Титана. – Она отошла, поставила кружку на стол, развернулась к гостям лицом. – Мы контактируем с государствами очень осторожно, лишь некоторые избранные там внизу, знают о нашем существовании, так мы стремимся к балансу, нас устраивает тот статус-кво, который сложилось на Земле. – Джейн вернулась к присутствующим, подошла поближе. Вблизи, вокруг нее, ощущался аромат духов. Громко, почти на распев провозгласила, – придёт время, когда мы спустимся вниз и принесем людям Земли закон, прогресс и справедливость, падут их жестокие империи, на месте их восстанет из пепла цивилизация. – Она подняла правую руку, призывая к ритуалу главенства закона. Присутствующие, включая того, который работал с коммуникатором, подняли воротники своих курток, у каждого из них был цвет, соответствующий отделу. Подчинённые расставили ноги на ширине плеч слегка присели, делая вид, что читают невидимый учебник, плюнули на пальцы правой руки, жестом перевернули страницу, поправили невидимые парики, кивнули, протяжно выдохнули слова: Закон прежде всего! Вернулись в прежние позы, Джейн элегантно поправила обтягивающую юбку, она молчала, не зная, что еще сказать.  

– Позвольте мне, наконец, продолжить. – Воспользовался паузой начальник службы безопасности.  

– Да, Роб, продолжайте! – Она выдохнула с облегчением.  

– Позволю вам заметить, что энергетические всплески такого рода, как в Зелендолье, мы регистрировали однажды в пустоши, но не придали этому важному событию серьезного значения, так как в пустошах за сутки происходит множество необъяснимых вещей и реагировать на них не представляется возможным. – Он сцепил руки впереди, продолжил говорить. – В данном случае по донесениям полевого агента в тот вечер, когда мы зафиксировали всплеск, состоялась битва между охранниками форпоста и племенами Форз, в результате которой было использовано мощное оружие, по нашим смелым оценкам, это продукт внеземных технологий!  

После этих слов водрузилась гробовая тишина, стал отчетливо слышен тихий монотонный гул станции и едва уловимая вибрация. – Роберт подождал, изучал реакцию присутствующих, продолжил.  

– Еще одна странная вещь появилась как следствие предыдущих событий, наш орбитальный спутник зафиксировал слабый сигнал коммуникатора восточного блока! – Все ахнули.  

– Вы хотите сказать, что кто-то из них остался в живых после катастрофы? – Спросила потрясенная новостью Джейн.  

– Вероятнее всего одному из спасательных модулей все же удалось безопасно добраться до поверхности. – Ответил начальник службы разведки, дальше объяснять не стал, ожидая реакции верховного правителя.  

Джейн медлила с ответом, но все же высказалась.  

– В открывшихся обстоятельствах мы можем предположить, что их миссия продолжится, информация которую они хотели донести до нас сохранилась. Дело принимает интересный оборот. – Она тщательно подбирала слова для ответа, открыла коммуникатор, что-то записала в нем.  

– Хочу вам напомнить, правитель, что мы находимся в состоянии войны с восточным блоком. – Заявил Роберт.  

Джейн пристально посмотрела ему в глаза, он отвел взгляд, не в силах соперничать с ней. Она устала стоять, бросила взгляд на стоящее возле стола роскошное кресло. Не удержалась, подошла и бесцеремонно села в него, приятно осознавая, как расслабляются напряженные мышцы, опомнилась, рукой пригласила остальных присесть на кресла попроще. Народ принял приглашение, лишь один Роберт отказался, остался стоять, сделал пару шагов поближе к ней.  

– Хорошо, Роберт, я хочу задать вам очевидный вопрос, – Джейн взяла со стола в руки бутылку с соком, собираясь открыть, – Как вы думаете, с какой целью восточный блок снарядил к нам рискованную экспедицию, ставя на кон жизни высококвалифицированного экипажа и один из космических кораблей, дальней разведки?  

– Очевидно запас прочности их города исчерпан, эта отчаянная экспедиция была ни что иное, как обращение за помощью к нам и запросом на мир! – Просто ответил начальник безопасности.  

– Вот вы и ответили на свой вопрос. – Поймала его в умело расставленную ловушку Джейн. Понимая, что в свете проведенной дискуссии остальные на ее стороне, а это ощутимый перевес в совете, она продолжала, – уже прошло больше трехсот лет со времени ядерной войны, сменилось не одно поколение, а мы соблюдаем этот дурацкий никому не нужный протокол. Давно пора отменить все ритуалы, связанные с войной, забудем про праздник гражданской обороны как дурной сон, как только получим предложение о мире. – Закончила она, присутствующие начали хлопать. Джейн облокотилась о спинку кресла. – А вы почему не аплодируете? Вам нравиться война? – Задала она вопрос, улыбаясь начальнику безопасности, не дожидаясь ответа продолжила. – Не беспокойтесь, Роберт, наступает новая эра, когда мы объединимся с Гагариным, нам станет доступна их заархивированная база знаний, а им наша, вместе мы станем сильней, и там, – она кивнула в сторону иллюминатора, – у вас будет очень много работы. – Роберт смягчился, улыбнулся, оценивая перспективы.  

– Готов выполнять ваши приказы. – Он кивнул головой, подтверждая лояльность. Джейн облегченно вздохнула, стараясь, чтобы никто этого не заметил, догадывалась, что до разговора здесь, у него и поддерживаемой им фракции были иные планы, теперь все в прошлом, она победила, Джейн прекрасно знала о сигнале коммуникатора восточного блока за два дня до этого, и к сегодняшней дискуссии была готова.  

– Роберт, крайне важно обеспечить безопасность человеку, который обладает коммуникатором, вероятнее всего он направляется к месту посадки модуля. – Теперь она говорила серьезно и прямо. – К сожалению, модуль скрыт от нас квантовыми неопределенностями и его место нахождения нам не известно. Пожалуйста, активируйте полевого агента для охраны путника, дайте распоряжение нашему персоналу на поверхности, чтобы они доставили его сюда для заключения мирного договора, как только сложатся благоприятные обстоятельства. – Джейн улыбнулась, пригубила сок, рукой указала на свободное кресло, вновь приглашая Роберта, тот согласился и с удовольствием сел.  

– Продолжим совет, – бодро предложила верховный правитель. – Выясните, кто является обладателем внеземного оружия, нужно незамедлительно его изъять. Наличие такого артефакта у одной из империй нарушит весь сложившийся баланс сил на Земле, может нести угрозу нам непосредственно, найти и доставить артефакт сюда это ваша наипервейшая задача, Роберт. – Она снова улыбнулась присутствующим.  

В центральном инженерном корпусе в огромном бронированном свинцовыми плитами помещении, группа инженеров в синих комбинезонах под присмотром чифа, образовали круг для танца открытия программы, мануала перекачки гелия три во внешний контур радиаторбак окислителя для синтеза запуска главного двигателя. Относились к этому очень серьезно, потому что без ритуального танца все могло пойти на перекосяк!  

 

Аппетитный, молоденький кабанчик с огромным черным пятаком, негромко похрюкивал, рылся в куче прошлогодней прелой листвы, чавкая, искал червей и корешки. Маленький хвостик, закрученный пружиной на заднице, как ориентир, маячил среди кустов, обещал сытный вкусный ужин.  

Соло свел оптику на правом ухе жирдяя, целясь прямо в висок, лежа примерялся поудобнее, приладил плотней приклад к плечу. Но стрелять не стал, только мысленно про себя сказал, – паф, убрал палец с курка! Медленно, чуть заметно, беззвучно, перевел оптику выше головы кабана и влево. Метрах в пятидесяти от пятака в кустах притаился Хантер, он лежал, прижавши уши, наблюдал за недотепой, готовый к прыжку, по команде. Пес выбрал подветренную сторону, запах кабана шел на него, и он время от времени облизывался.  

– Сначала загони, справься с ним дружище, потом облизывайся, он тоже далеко не слабак. – Подумал Соло. Опять направил ствол на кабана, тот не подозревая продолжал хрюкать и рыть пятаком в земле.  

Но не кабан был сегодня целью для Соло, он ждал другого, хотя мясо очень бы пригодилось, сублимированная еда да консервы изрядно приелись, мясо было недели две назад.  

Кабаны редко заходили в пустошь, боялись опасностей, чувствовали аномалии, держались от них подальше. Этого, наверное, прельстил богатый гумус. Так как лес здесь был почти не поврежденным, здоровым, почва содержала жирный слой гумуса, населенного червями и аппетитными для кабанов корешками, вот жадный товарищ и забрел, не обращая внимание на опасность. Соло вычислил кабана три дня назад, выслеживал, терпеливо ждал пока пятак потеряет чутье, притупит чувство опасности. Знал, что за кабаном обязательно придёт тот, кто ему нужен. Охотнику, осторожному, коварному, очень опасному и умному, не оставляющему шансов на спасение.  

Соло не ошибся, спустя полчаса наблюдений, в четырех метрах от кабана, тот прилег на куче листвы, увлеченно жевал жёсткий корешок, неестественно дернулась довольно толстая ветвь стоявшего рядом дерева. Соло давно туда смотрел, примерно догадывался откуда придёт коварный хищник. Ветвь снова качнулась. Охотник активировал тепловизор, тихо без щелчка установил максимальную чувствительность, это не дало никаких результатов в инфракрасном диапазоне было все чисто. Соло выругался про себя за то, что занервничал. Постарался успокоиться, выровнять дыхание, прильнул к прицелу, не отводя взгляд от ветки.  

– Кар…! – Хлопая крыльями, вдруг взвилась ворона с близлежащей ели. Кабан вскочил на ноги озираясь вокруг в поисках опасности. У Соло взорвалось все внутри, неприятные мурашки молнией метнулись от макушки до пальчиков ног, там осели иголками, но внешне он не шелохнулся, остался монолитом, застывшим одним целым со снайперской винтовкой. Про себя удивился.  

Откуда у него этот навык он не знал, не ведал, как, впрочем, и где научился так виртуозно обращаться с таким сложным оружием, многое открывал в себе постепенно, с удивлением в процессе жизни. Кто он такой Соло не помнил, просто однажды очнулся на стальной койке в бункере среди бетонных серых стен, в десяти метрах под поверхностью. На стоявшей рядом тумбочке расположился коммуникатор, голограммой в воздухе висело приветствие, поздравление и первое задание, совсем простое. Соло выполнил его, получил электронный ключ от кладовки с едой. Так постепенно втянулся, со временем ему рассказали о Титане, на кого он работает, оговорили контракт. Он ничего не помнил, у него никого не было, такая жизнь вполне устраивала. В поселение к людям его не тянуло, понимал, что туда нельзя, да и начальство строжайше запретило показываться в селениях, недвусмысленно напоминая о крайне нежелательных последствиях.  

Ветвь опять дрогнула, Соло приготовился, напрягся, знал, что будет только одна попытка для выстрела, другого шанса ему не представится. Кабан снова прилег, успокоился. На ветке медленно появилась сизая дымка, то исчезая, то появляясь, наконец дымка проявилась окончательно, появился контур, потемнел, постепенно проступили детали.  

На ветке готовилось к атаке странное существо, абсолютно без шерсти, морщинистое, светло-жёлтого цвета, отдаленно похожее на кошку без ушей, размером со среднюю собаку, лапы короткие, мощные, с острыми черными когтями, с длинным узким хвостом, конец которого заканчивался ядовитым шипом. Существо было способно выстреливать его в жертву с расстояния десяти метров. Обычно химера была в камуфляже и оставалась совершенно невидимой для окружающих, но во время подготовки и момента выстрела шипом камуфляж носить была не способна. Соло не знал почему, предполагал, что это как-то связано с перенаправлением давления крови у особи в момент последних минут охоты. В основное время химера в камуфляже была недосягаема.  

Соло через оптику посмотрел на синеватые морщинистые мешочки под подбородком у твари, они налились, были одутловато полные. Он с одобрением отметил это про себя, как раз они ему были и нужны. Вернее, то что в них находилось, секреция, волшебная жидкость, вещество позволяло заживлять неглубокий порез за ночь, мгновенно лечить ожоги. Спиртовая настойка на этом секрете являлась эликсиром жизни, избавляла от любой простуды за считанные часы, прибавляла сил, являлась сильнейшим тонизатором. Лекарства, которые доставляли с Титана, и в подметки не годились этому эликсиру. Он узнал это от других агентов, часто по вечерам общался с ними в чате коммуникатора, делился своими знаниями, внимал другие, сплетничал разнообразными слухами.  

Одну химеру ему однажды довелось найти совершенно случайно, она была ранена, рядом лежал труп огромного ящера с бронелистами защиты, один из которых был пробит шипом, у ящера метаболизм медленный, яд не сразу его убил, ошибкой химеры было слишком скоро приблизиться к нему, прежде, чем умереть, он успел отомстить. Соло оставалось только лишь добить ее и забрать секрецию. Но особь была ранена и мешочки оказались почти пусты. Так что наслаждаться пришлось не долго.  

Тут другое дело, он сам выследил, дело осталось за малым. Соло тщательно целился, старался выцелить под лопатку, чтобы не повредить голову.  

Вдруг зверь отвлекся от добычи, что-то учуяв, внимательно посмотрел жутко белыми без зрачков глазами в сторону Соло, втягивая воздух носом.  

Соло перестал дышать открыл левый глаз, посмотрел на левую руку державшую цевье, она была скрыта за камуфляжем, рассеивавшим свет, полностью сливалась с окружающей текстурой. Убедился, что с комбезом все в порядке, успокоился. Химера, ничего не обнаружив, продолжила охоту, чуть прильнула к ветке, осторожно подняла хвост, целясь в беззаботного кабана. Еще мгновение и он обречен.  

Соло начал медленно, постепенно давить на спусковой крючок, стараясь спустить его как можно плавнее, палец побелел, время почти застыло, как в замедленном кино, химера опустила голову, выставила горизонтально хвост, для точности, а Соло почти спустил курок. Все вокруг остановилось, замерло, только тук……тук…тук, сердце ритмикой сообщало, что время все же еще движется!  

Вдруг, как гром среди ясного неба, будто забили барабаны, а луна упала с неба, в коммуникаторе пиликнуло сообщение! Палец, непроизвольно дернулся, прозвучал выстрел, химера взвилась в верх сломав ветку, исчезла! Кабан ошарашенно подскочил от неожиданности и, как бешеный, на четвертой скорости с воплями бросился прочь в чащу, оставляя после себя кучу помета. Хантер выскочил из укрытия, понесся за кабаном в тщетной попытке догнать его.  

Соло перевернулся на спину, выдохнул, пахнуло прелой листвой, грибами, каким-то растением, произрастающим и замятым под его телом. Сквозь только что распустившуюся листву выглядывало синее, с серыми облаками небо.  

Он вздохнул, был неимоверно злой, четыре дня коту под хвост! Самое обидное то, что добыча уже была в руках. Какое-то время еще лежал спокойно, дышал ароматом леса, ждал, пока успокоится злоба и спадет напряжение, пока не подошел Хантер, не ткнул мокрым носом в лицо. Сел рядом, облизался потом негромко тявкнул, выражая недовольство нерадивым напарником.  

– Да знаю, знаю, лажанул! – Вставая, Соло обратился к псу. Тот сидел, наклонив голову набок, смотрел на своего друга и уже не сердился.  

Соло включил коммуникатор, весьма удивился заданию, от него требовалось срочно встретить человека, защитить его, если потребуется, и передать агентам. Предоставили координаты цели. Он активировал карту, глянул, почему-то екнуло сердце, точка позиции клиента светилась синим, а не зеленым, такой сигнал мог исходить из коммуникатора только восточного блока! Удивился откуда он это знает, почему так отреагировал. Успокоился, выбросил из головы, цель была на расстоянии двадцати километров от него, пять часов перехода, повесил винтовку на плечо, подобрал рюкзак, махнул рукой Хантеру, чтобы тот следовал за ним, отправился выполнять задание, вспоминая о химере.  

 

Тони двигался на пределе, гнал себя не щадя, ноги вязли в мягком влажном мху, петлял между деревьев. Про себя поклялся больше не пить вина, давала о себе знать одышка. Его три товарища чуть отстали, но темп не теряли, старались поспевать за ним. Уже третий час он их не щадил, лишь коротко им кинул на ходу, что почти догнали гаденыша, чтобы не лезли на рожон. Что собирается кончить его и пуму ночью, постоянно заглядывал в какую-то квадратную штуку, прятал ее от них. Два дня они петляли по пустоши, однажды чуть не угодили в аномалии, только чутье босса спасло, знали, что за работу их ждет приличный куш, поэтому терпели.  

 

Сатдок торопился как сумасшедший, шел по следу ни на секунду не отрывался от ненавистного ему запаха, задал бешеный темп, даже такие крепкие уна, как братья из отряда, выказывали признаки усталости, хотя никто не жаловался, считали, что жалобы – это удел плаксивых лин! Даку поравнялся с ними, махнул рукой.  

– Дьявола придётся убить первым, много потребуется на это сил, может кто-то из нас отправиться в кунган к Эхтоку. – Сказал он на ходу, продолжил. – Онарт, ты должен выстрелить из убивающего на расстоянии в бестию, нужно обязательно попасть, скорее всего это его не убьёт, но сил отнимет. – Воины в ответ за кивали. Даку продолжал, – ты, брат Озанк, уже отделяйся от нас, следуй параллельно, когда завяжется битва с дьяволом, детеныш вайлат постарается воспользоваться оком Эхтока, если у него получится, то мы отправимся в кунган всевышнего. Постарайся воткнуть ему нож в горло, пока он будет следить за нашей битвой. Когда убьёшь, бери око и следуй в наши земли, не оборачивайся, уходи, несмотря на то, как окончится наша битва, отдай его лично вождю Дтарху. – Закончил он. Тот в ответ кивнул и отделился от отряда. – Битва скоро состоится, братья, готовитесь. – Предупредил Даку.  

 

Сердце бешено колотилось, Рик задыхался, бежал, изредка переходил на шаг, знал, что им грозит ужасная опасность, правда, пока не знал от кого или чего она исходит. Всего несколько часов назад он сидел у костра и жевал брикеты, запивая водой, Эд как всегда умотал по своим звериным делам, хотя, по правде говоря, надолго Рика он не оставлял. Мальчик размышлял по поводу слов незнакомца у костра, на счет Каглов, хотя не верил, но когда Эди исчезал, в свете сказанного незнакомцем возникало неприятное чувство. Через некоторое время размышлений появился взъерошенный Эд, был очень нервным, рыскал будто искал чего-то, потом просто подошел, уткнулся мордой в живот и на Рика накатила ментальная волна тревоги, смешанная с опасностью, очень сильной, такого не было раньше. Мальчик испугался, быстро сложил вещи и отправился в путь. Эд то исчезал, то появлялся не на шутку встревоженный, направлял, гнал друга все быстрее от неизвестной опасности.  

Рик на ходу вскинул руку, включил коммуникатор, посмотрел на карту, с огорчением отметил про себя, что красная точка спасательного модуля еще в ста километрах от него. Путь был относительно свободным, но дальше будет все сложней и опасней. Заметил маленькую светящеюся зеленую точку на карте, она была совсем близко, километрах в пяти от него, очень озадачился, понимал, что точка означает что-то технологичное, подумал, что это могут быть люди с Титана с такими же коммуникаторами, как у него, решил направиться туда.  

Соло достиг места встречи, по данным навигатора клиент был в полутора километрах от него, двигался строго ему на встречу. Занял позицию на возвышенности, рядом улегся Хантер, дышал с высунутым языком прямо в ухо, отсюда открывался отличный обзор. В восьмистах метрах от его позиции заканчивался лес, переходил в почти ровное плато, покрытое сухой прошлогодней травой с редкими кустами. Видно, пару лет назад здесь бушевали аномалии, лес погиб приличной полосой, не оставил после себя даже пеньков.  

По привычке наметил откуда появится цель, решил еще раз сверить координаты, взглянул на коммуникатор, очень удивился, к точке клиента, которая ускорилась и было видно, как движется, человек вероятнее всего бежал. На перерез с севера двигалась еще одна метка, желтого цвета, он напрягся, постарался вспомнить кому принадлежит этот цвет, но никак не смог, точка еле светилась, это говорило о том, что устройство было более слабое. Мгновенно понял, что у его клиента возникли проблемы, прикинул за какое время с учетом скорости и расстояния его настигнут. Получилось, что встреча объектов осуществится примерно в пятистах метрах от него. Соло успокоился, это его устроило, у него будет много времени предотвратить нежелательный исход.  

Из леса показалась маленькая фигурка возле нее бежала собака, забегая чуть в перед. Соло приник к оптическому прицелу, очень удивился, маленькая фигурка оказалась мальчиком подростком со светлыми короткими волосами, в синей куртке, рядом бежал и торопил его огромный кот-пума, такого экземпляра Соло еще не видел, хотя в пустошах попадалось всякое. Мельком посмотрел на карту, желтая точка остановилась на кромке-оконцовке леса, преследователь не вышел на открытую местность, начал медленно отходить вглубь. Какой умный, – подумал стрелок, погладил собаку по голове. Тем временем, парень с пумой почти преодолел половину открытой местности, видно было, что мальчик сильно устал, Соло следил за ними непрерывно в оптику. Вдруг совсем неожиданно из леса показалось серое собакообразное существо с огромной непропорциональной головой, со страшной зубастой пастью, по размеру было чуть массивней Хантера. Тварь двигалась очень быстро, пума услышала врага, развернулась, приняла низкую оборонительную стойку, готовясь ко встрече неприятеля. Соло прицелился в голову твари, спустил курок, винтовка тихо, мягко щелкнула, отдачи почти не ощутил, сработал компенсатор, мгновенно произошел перезаряд. Тварь кувыркнулась пару раз, дернула задними лапами, осталась лежать неподвижно, красным пятном вокруг нее растекалась кровь. Краем глаза Соло в оптику заметил какое-то непонятное движение в ста метрах справа от парня, он резко перевел туда прицел, среди кустов в маленькой воронке прятался Форз. Одет во все черное, в руке держал довольно длинный нож. Автоматически отметив странность высокотехнологичности Форза, Соло начал готовится к выстрелу. Форз непостижимым образом посмотрел прямо на Соло, отпрыгнул за долю секунды до выстрела, пуля не достигла цели, Форз исчез. – Вот это чутье, мне бы такое! – Позавидовал с удивлением Соло.  

Мальчик с пумой мгновенно развернулись и бегом направились к своему защитнику.  

 

– Здравствуйте, вы с Титана? – Перед Соло стоял худощавый, среднего роста паренек, с большими голубыми глазами. На его лице еще не было растительности, лицо выражало наличие ума и уверенности в себе, еще в его облике и движениях угадывалось что-то теплое, хорошее. Соло поймал себя на мысли, что малый ему нравится.  

– Откуда у тебя коммуникатор? – Проигнорировав вопрос парня, задал свой.  

– Мамка дала, сказала, чтобы к модулю шел, информацию передал из этого, – он показал на руке коммуникатор, – говорила, что очень важно.  

– Что, просто в пустошь отправила ради этого? – Засомневался Соло, малый стоял, Соло рукой махнул, чтобы тот не маячил и присел.  

– Нет, вынужденно убежал, если бы остался, то скорее всего бы попал в тюрьму или вообще убили бы. – Грустно заключил мальчик.  

– Как тебя зовут? – Спросил он у парня.  

– Рик. – Ответил тот и утер нос кулаком.  

– А меня Соло, а его Хантер, – он кивнул в сторону пса. – И как тебя угораздило так попасть?  

– Долгая история. – Коротко ответил Рик.  

Соло глянул на карту, желтая точка не двигалась, на его глазах исчезла. – Плохо дело, – подумал он, вероятней всего будут обходить, долго продержаться не сможем, посмотрел на усталого парня, тот тайком рылся в сумке доставал что-то, какой-то белый цилиндр или палку, нормально не разглядел. Пума сидела рядом, агрессии не проявляла, неотрывно следила за псом, тот сидел тихо, беззвучно обнажал клыки, обозначая свое отношение к гостю. Пума была суперкрасива, темно-коричневого цвета с шикарным густым мягким мехом, большими глазами золотистого цвета, черным носом, огромными усами, торчащими ушками, по размеру была чуть меньше Хантера. Соло так и тянуло к ней, хотелось погладить, ощутить мех, потереть носик, но понимал, что это желание крайне опасно.  

– Попали в ловушку, сами выбраться не сможем, Соло. – Коротко написал сообщение и отправил по аварийно-экстренному каналу, сбросил свои координаты. Прикинул время, которое понадобится врагу, чтобы собраться и атаковать их.  

– А это как зовут? – Соло махнул рукой в сторону пумы, спросил, чтобы как-то отвлечь парня.  

– Эди, – ответил тот. Погладил по голове кошку, тот поднял голову, влюбленно посмотрел в глаза парню. – Я его котенком в пустоши подобрал.  

– А.., понятно. – Сказал Соло. – А эти откуда? Знаешь их? – Он махнул рукой в сторону леса.  

– Не, не знаю, – ответил тот, – я о погоне только часов пять назад узнал, Эди предупредил, – признался малый.  

Соло кивнул. Хотя про себя не понял, как простое животное может о чем-то предупредить буквально, не стал заострять на этом внимание, мало ли что показалось уставшему пацану.  

Справа от них, метрах в восьмистах, сгустилось пространство, потемнело, местность затянуло серой дымкой. – Не к добру это! – Подумал Соло, вслух сказал:  

– Послушай, Рик, тут такое дело…, с тобой уйти отсюда мы пока не сможем, как только покинем выгодную позицию, те, – он махнул рукой в сторону леса, – которые преследовали тебя, нас обойдут. Я видел Форза, скорее всего у них отряд, думаю, еще за тобой охотится имперский спецназ или профессиональные ассасины, у одного из них трекер. – Он произнес незнакомое слово, продолжил. – Не знаю, что ты им сделал, но так просто они нас не отпустят, они знают, что мы серьезный противник, поэтому до ночи трогать не будут, но после заката скорее всего нам придёт каюк, слишком неравные силы. – Честно признался Соло.  

– Такие твари напали вместе с Форзами на наш поселок. – Неожиданно сказал Рик в ответ.  

– Какие еще твари? – Спросил Соло, он наблюдал за серым пятном тумана, там образовались кристаллоподобные колонны, вершинами устремились в небо. Оттуда доносились шипящие, булькающие звуки, запахло озоном.  

– Та тварь, что ты убил…, это домашние псы Форзов, это я на счет их отряда. – Сказал малый.  

– А, понятно. – Соло вяло махнул рукой, давая понять, что это ему не важно.  

– Аномалия, опасная, думаю, до нас не достанет. – Добавил мальчик, он смотрел в сторону колонн, перевел разговор на другую тему.  

– Дай-то бог! – Автоматически ответил Соло, прильнув к прицелу и следя за местностью, пока все было спокойно.  

 

Бип, бип, бииииип!  

Тихо, монотонно, навязчиво тревожил зуммер. Джейн оторвала голову от подушки, какое-то время соображала, лежа в темноте, не понимала, что происходит, хлопнула рукой по панели управления у изголовья, сенсорам это не понравилось слегка скрипнули, но свет зажгли. Под потолком мягко засияли теплым светом светильники. Джейн бросила взгляд на часы, на электронном циферблате светилось три часа ночи. Она вздохнула, встала с койки, направилась к шкафу, перед ней автоматически, плавно и беззвучно открылась створка, открыв доступ к одежде, достала бежевый шелковый халат, глянула в зеркало, слегка скривилась, подхватила волосы, защипнула зажимом сзади. Бип, бип, бип, зуммер не унимался! Джейн подошла к кровати, накинула покрывало. Села на край, включила прием.  

– Доброй ночи, правитель. – На экране появился уставший, помятый начальник безопасности.  

– Роберт, надеюсь, дело срочное? – Опуская все формальности, спросила Джейн с ноткой недовольства.  

– Я понимаю неудобность момента, но дело крайне важное, требует безотлагательного вашего вмешательства.  

– Я слушаю.  

– Полчаса назад наш отдел получил донесение от агента Соло. Он встретил объект, это оказался мальчик лет тринадцати. – Роберт сделал паузу, не продолжал, ждал реакцию на сказанное.  

Это подействовало на Джейн, как ведро холодной воды, вылитое ей на голову. Резко пропал сон.  

– У парня есть коммуникатор восточного блока? – Спросила она, не подав виду.  

– Да. – Коротко ответил начальник службы безопасности.  

– Тогда вероятней всего настоящим хозяином коммуникатора является кто-то из родителей, только он имеет право подписи как уполномоченный гражданин восточного блока. – Объяснила она про себя, бормоча под нос еле слышно, потом громко. – Сообщите агенту, чтобы он сохранял жизнь мальчика и передал его нашим специалистам, доставив сюда ребенка, мы прочитаем сообщение с Гагарина, примем по нему решение! Парень расскажет о родителях, мы доставим их на Титан, тем более при наличии ребенка у нас, нам не составит труда склонить их к сотрудничеству. Это наш шанс, Роберт. –Джейн обрисовала спонтанно рожденный план.  

– Простите, но есть одна проблема. – Сказал Роберт как-бы извиняясь. За ребенком была погоня, ему удалось уйти. Сейчас они блокированы вместе с агентом, Соло сообщил, что у них нет шансов на спасение, они смогут продержатся только до ночи, это примерно еще четыре часа.  

– Что мы можем предпринять? – Спросила Джейн серьезно.  

– Ничего, мэм! – В том районе у нас нет средств воздействия, он развел руками.  

Джейн лихорадочно думала. В голове у нее кружились торнадо воспоминаний, массивы данных представали перед глазами, сидя в ночи на кровати в тишине, мучительно думала искала лазейку как решить эту крайне сложную задачу. Только еле слышный монотонный гул станции и едва легкая вибрация, вездесущие атрибуты Титана, нарушали идеальный покой. На экране застыл Роберт, ожидая приказа верховного правителя.  

– Скажите, а доступ к дракону у нас имеется? – Она улыбалась хищной недоброй улыбкой.  

– Да, правитель. – Подтвердил начальник разведки, понимая к чему она клонит. – Потребуется ваша виза, думаю трех зубов нам вполне хватит. – Предупредил он.  

На планшет Джейн пришел запрос, она не задумываясь подтвердила.  

– А сколько зубов у дракона вообще?  

– На этом спутнике двадцать четыре в обойме, мэм. Конкретно этот не был задействован в боевых действиях. – Джейн удивилась осведомленности Роберта в таких вопросах.  

– Сообщите агенту о ракетном ударе, запросите у него точные координаты, напомните ему, чтобы они остались живы, на кону судьба мира, конкретно в его руках. – Закончила она. – Всего хорошего, Роберт, исполняйте. – Он коротко кивнул, отсоединился, экран погас. Она осталась сидеть на краю кровати, сон прошел, решила заняться просмотром жалоб населения, вечно до них не доходили руки.  

 

– Послушай, Рик, нам нужно срочно выдвигаться, сейчас будет очень интересно. – Предупредил Соло, глядя в коммуникатор, он только что отправил сообщение, на карте желтой точки не было, это значило что трекер отключен и их отход заметят не сразу.  

– Вы же говорили, что отходить опасно. – Рик вопросительно посмотрел на него.  

– Ситуация изменилась. – Коротко ответил Соло и добавил, – они не смогут нас обойти. – Он смотрел на аномалию, хрустальные колонны засветились малиновым светом, переходя в вишневый в вершинах. К звукам, доносящимся оттуда, добавился еще и свистящий, там что-то ухало на нижних частотах, легкой вибрацией отдалось в груди. А вот это уже плохо. – Заявил повеселевший Соло, указал рукой на аномалию, повесил винтовку на плечо.  

Внезапно небо перечертило яркими стрелами, друг за другом, пронзая небеса к земле молнией промчались три огненных шара, угодили прямо на кромку леса, озарили местность белыми вспышками, земля содрогнулась, вспучилась, донесся ужасный грохот, Соло сбило с ног. Рик успел схватить за шкуру Эди, повалился на него, тот в панике шкрябал лапами землю, пытаясь бежать, сломя голову, Рику с трудом удавалось удержать его. Соло держал Хантера. Ударная волна была ужасна, казалось еще секунда и лопнут барабанные перепонки, их спасло то, что они скатились вниз по склону небольшого холма, на котором соло выбрал позицию, земля дрожала. Постепенно ветер начал стихать, Рик отпустил Эда, выглянул из-за холма, там в месте падения звезд, стояли три грязных гриба, они доставали до небес.  

– Ого, вот это поддержка! – Весело сказал Соло, подошел, стал рядом, смотрел вместе с мальчиком на пылевые грибы, взвившиеся в небо.  

– Это сделали люди? – Растерянно спросил мальчик.  

– Да, Рик. – Ответил Соло.  

– Они что боги? – Не унимался Рик, он был поражен мощью, хотя его уже сложно было удивить.  

– Похоже, да. – Сказал с сарказмом новый друг, добавил, – скорей пошли, а то нас ждет еще один сюрприз. – Он указал рукой на аномалию, кристаллы стали огненно-красными, вибрировали, внутри них пульсировал свет, монотонно глухой звук заглушил остальные.  

Колонны с треском осыпались, распались на множество мелких кристаллов, заискрились в небе, серый туман взвился в небо, резко пожелтел, все вокруг стало желтым. Животные в испуге жались к ногам. Эди к таким вещам был привычный, но в связи с прошедшими событиями стал очень осторожен и пуглив.  

– Апокалипсис! – Сказал Соло незнакомое слово. – Скорей идем отсюда.  

Они не стали досматривать светопреставление, скорым шагом зашагали прочь.  

 

Даку зашевелился, тело отозвалось болью, но все же подчинялось, на зубах хрустела земля, движения были скованными, он был прилично присыпан. Еще немного полежал, подождал, пока вернутся силы, начал выбираться, в ушах стоял звон. Сначала выбрался из-под земли, стал на четвереньки, голова опустилась, изо рта полилась кровавая юшка, сплюнул мотнул головой. Глубоко вдохнул, это помогло, все кружилось и почему-то все вокруг было желтым. Собрал все силы в кулак и попытался встать, ему удалось. Осмотрелся в поисках братьев, увидел недалеко от него лежащего Онарта, тот вроде дышал, на ноге зияла небольшая запекшаяся рана. Даку хотел направиться к нему, чтобы помочь, но понял, что он не один, обернулся, увидел троих вайлатов. Сразу схватился за стальной клык, достал его из ножен на ремне, принял стойку для защиты. Вайлаты были вооружены, выставили свое оружие вперед, один из них высокий с седыми волосами на голове, весь в черном, неожиданно поднял вверх правую руку с открытой ладонью, его левая болталась плетью, по кисти сочилась кровь. Что-то сказал, двое его спутников нехотя убрали оружие. Даку не знал, что предпринять, вроде можно было кинуться на них и убить всех одним махом, пока они безоружны, а с другой стороны сил может и не хватить. Коварные вайлаты могли обвести его вокруг пальца. Неожиданно для себя он выпрямился, спрятал клык и повторил жест черного вайлата. Черный указал рукой на лежащего Онарта, его спутники направились к нему, аккуратно освободили от земли, один из них порылся в небольшой сумке, достал из нее бутыль с красной жидкостью, влил ее немного в рот несчастному, пока другой держал голову. Даку опустился на землю, голова все еще кружилась, с интересом и тревогой наблюдал за их действиями. Рядом присел вайлат в черном, кровь все еще капала с его руки, он с любопытством рассматривал Даку.  

Даку пошарил за спиной, там все еще висел сделанный из прочной кожи небольшой походный пенал. Он повернул его на перед, расшнуровал, порылся, достал и него шанр-кха, полоску тонкой выделанной рыбьей кожи, пропитанной маслами лечебных растений, этот шанр-кха делала его бабушка почти два цикла подряд. Даку подержал его в руке, борясь со своей жадностью. Онарт закашлял, очнулся, лежал смирно, оценивая ситуацию.  

– Брат, лежи спокойно, копи силы, эти вайлаты не враги. – Сказал он Онарту, тот послушал, но чуть привстал, изумленно смотрел как вайлат протягивает ему бутыль.  

Тем временем Даку подсел к черному поближе, взял нежно, как лину, его раненую руку, тот было сначала испугался, чуть дернулся, но потом успокоился, Даку осмотрел руку. Рана была не большой, чуть ниже локтя, но из нее торчал кончик кости.  

– Терпи, брат вайлат! – Сказал Даку, легко разорвал ткань рукава, черный понял, подобрал с земли ветку, засунул ее себе промеж зубов, кивнул. Даку одной рукой придержал сверху, другой потянул вниз, кость из раны ушла вовнутрь, по руке из раны, пульсируя, выступила и потекла темно-бурой струйкой кровь. Вайлат замычал. Не обращая внимания на его страдания, Даку принялся туго накладывать шанр-кха на рану, плотно закрыв ее, он осмотрелся по сторонам, встал подошел к дереву, срезал нужную ветку, вернулся, наложил шину на руку, замотав оставшимся свободным концом шанр-кха. Лицо вайлата побелело, глаза остекленели, он отвернулся чуть в сторону, его вырвало. Это увидели его спутники, подоспели влили ему в рот из того же бутля. Через несколько минут его лицо вновь порозовело, он обрел способность действовать. Морщась, указал на клык Даку, что-то сказал спутникам, те принесли ему сумку, здоровой рукой порылся в ней и достал из нее чудесные кристаллы разных размеров и цвета, нанизанные на нитку, их колдовской цвет просто завораживал, манил. Вайлат протянул их, Даку взял, ощутил тяжесть и холод кристаллов, не мог оторваться от такой красоты, отдавать назад не собирался. Вайлат понял, показал пальцем на клык, жестом предложил обмен. Хоть клык и был дорог Даку и очень трудно ему достался, устоять перед кристаллами он не смог, отдал его черному, еще раздирало любопытство, что за красная жидкость в бутле, что так помогает. Даку указал пальцем на нее, вайлаты удивились, засмеялись, один из них протянул бутыль, он взял его, поднес к носу, понюхал, запах был странно резкий, не привычный, отдавало травами. Пригубил, сделал большой глоток. Жидкость оказалась горькой, обожгла все внутри, огнем понеслась вниз, форз пожалел, что сделал такой глубокий глоток, еле удержал бутыль, открыл рот и громко застонал, вайлаты разразились хохотом. От злости Даку захотелось запустить в них бутыль, еле сдержал в себе ярость, они продолжали хохотать, глядя на него.  

Через минуту ему стало хорошо, мышцы расслабились, по телу разлилось тепло, с удивлением заметил, что ярость испарилась и он улыбается вместе с ехидными вайлатами, они заметили перемены в нем, перестали смеяться, закивали головами, что-то говорили ему. Так хорошо Даку еще не было никогда. Черный потребовал бутыль обратно, Форз сжал ее в руках всем видом показывал, что не отдаст. Наступила пауза, человек в черном рассмеялся, махнул рукой, встал приказал своим спутникам собираться, потом нерешительно подошел к сидящему Даку, похлопал по его могучему плечу.  

Даку в ужасе оглянулся, посмотрел на Онарта, тот ползал на четвереньках, собирал свои пожитки, разбросанные вокруг. Форз облегченно вздохнул, хорошо, что Онарт не стал тому свидетелем, в противном случае Даку пришлось бы взять черного вайлата в жены! "Когда лина была согласна на брак, нежно хлопала по плечу своего избранника при свидетелях". Так заключали семейный союзы.  

Даку кивнул вайлатам, понял, что они уходят, позвал Онарта.  

– Брат, поблагодари этих, помогли нам, не убили. – Сказал он своему соотечественнику. Тот неохотно подошел к людям, был выше их на две головы, склонился над ними, опустил голову и произнес.  

– Эхток, услышь меня, это хорошие вайлаты, люби их вместе со мной.  

Даку наблюдал и молил Эхтока, чтобы черный не похлопал по плечу Онарта.  

 

– Какого черта…, Тони почему мы не убили этих уродов? – В сердцах разразился вопросом его товарищ, когда они отошли на приличное расстояние.  

– Знаешь док…? Раньше я думал, что ты просто олигофрен! А теперь уверен, что ты олигофрен и немного страдаешь дебильностью! – Ответил на вопрос подельника Тони.  

– Это почему же? – Тот обиделся на его слова, он не унимался, продолжал. – Такие вонючие скоты, да еще пойло им оставили!  

– А ты вернись и забери! Слабо с тем громилой на кулачках? – До этого молчавший второй спутник разразился смехом, реагируя на колкость Тони, видимо представил себе это зрелище, от себя еще добавил. – Он тебя как шлюху обнимет, нежно наклонит, пока ты кулачками ему в грудку бить будешь.  

– Генри, заткнись! – Грубо прервал его Тони, предчувствуя ссору, нормальным тоном объяснил. – Шансов у нас против громилы не было, наверняка он по такому же делу, что и мы, полагаю, лучший из лучших, теперь я не боец, – он чуть приподнял перебинтованную руку, – сами знаете, даже если бы вы тыкали своими ножами в него, там столько здоровья, что после ваших ударов он бы закусил вашим мясом вечером у костра. Так что я использовал один шанс из ста, чтобы выжить, и у меня получилось. – Подельники притихли, до них дошла логика Тони. Он продолжал. Тем более я получил это за копеечные бусы, к моему счастью я прежде их приобрел для своей шлюхи! – Он достал превосходный нож, здоровой рукой повернул к глазам лезвие, прочитал: – US Army.  

– Что это означает? – Спросил его один из спутников.  

– Не знаю! – Ответил Тони. – Но думаю, что эта древняя штуковина стоит колоссальных денег. – Он спрятал нож от их глаз подальше.  

– Преследуем гаденыша, пока не получим то, зачем пришли. – Сказал Тони грубо, подельники притихли, поняли, что придётся рисковать жизнями дальше, что ставки неимоверно высоки, каждый из них подумывал, не проще ли придушить патрона, только жадность и держала их в узде.  

 

В бункере у Соло было очень уютно, тепло, светло, сухо. Поражала горячая вода, беспрерывно капающая с потолка словно сильный проливной дождь. Соло сразу, как только они пришли, заставил Рика снять всю одежду, отправил в белую чистую, блестящую комнату с горячим дождем, снабдил мочалкой, мылом и красным пушистым полотенцем. Включил воду, удалился, Рику так понравилось греться под струей, что он простоял, играясь примерно минут сорок, пока Соло не начал волноваться, стучал в дверь, спрашивал все ли в порядке, потом выдал обратно чудесным образом уже чистую и сухую его одежду.  

Удивляли яркие лампы светильники под потолком, которые не коптили, не требовали заправки горючкой. Когда он спросил у Соло как они работают, тот пожал плечами на секунду задумался, ответил, что внизу реактор, снабжает энергией жилой модуль. Из его объяснений Рику было понятно только слово внизу.  

Нет, он ощущал и слышал, что внизу что-то постанывало, ухало, но представить что это себе не мог. Еще нравилась еда, очень вкусная на подобие брикетов, которые подарил незнакомец. Он угощал ими Соло, тот ел, кивал головой, восхищался их вкусом.  

Рику почему-то нравилось, когда Соло его хвалил, заботился о нем и вообще так хорошо ему не было ни с одним человеком, если не считать маму. Этот парень определенно ему нравился, такой простой, открытый в то же самое время сильный и мудрый. Рик хотел бы быть на него похожим, когда вырастет. Нравилась его винтовка, хотя если сравнить с цилиндром, она выглядела слабой.  

Эд сначала не хотел идти в бункер, пришлось затащить его силком, потом он открыл для себя кровать Рика, которую бесстыдно занял, валяясь на большей половине, толкаясь оставляя мальчику крохотное пространство. Выгнать его оттуда было очень сложно он сопротивлялся, рычал, вел себя очень некрасиво. С Соло подружился, позволял себя гладить, даже трепать за носик. А вот с Хантером отношения не задались, пес был настроен сдержанно, не дружелюбно, жутко ревновал к своему любимому хозяину, Эд не обижался вел себя бодро, привык, что к нему собаки относились недружелюбно, подозрительно. Три дня прошли в сытом спокойствии, пока утром не пришёл снаружи Соло и не приказал Рику собираться, тот еще валялся в кровати.  

Весь день они шли по лесу, вдоль оврагов, огибая опасные места, Соло уверенно вел к месту встречи с агентами Титана. Все время рассказывал истории из своей жизни в пустошах, Рик слушал, про себя жалел, что скоро с ним придётся расстаться. Неожиданно для себя он спросил.  

– А почему Соло?  

– Что...? – Переспросил его провожатый.  

– Ну почему такое имя…?  

– А, понял, ну потому что я свое настоящее не помню, когда очнулся из того, что вспомнил, это что соло – одиночка означает, знаю, что в местных языках нет такого слова. В общем, почему, не могу тебе сказать.  

– Ааа..., интересно, – фальшиво удовлетворился Рик. – Что совсем ничего не помнишь?  

–Нет, просто как провал, как ни пытался, какие-то добрые люди притащили в бункер, а может всегда там был. – Задумчиво ответил Соло.  

Запиликал его коммуникатор, он отвлекся.  

– Почти пришли! – Сообщил Рику. Остановился, чтобы прочесть сообщение. Он был среднего роста, чуть выше, пожалуй, прекрасно сложен, в меру мускулист со светлыми волосами, короткой прической, с добрыми умными голубыми глазами, с потемневшим от частого пребывания на воздухе лицом. У него была странная одежда, он называл ее камуфляж, когда Соло ее активировал, то исчезал, сливался с окружающим миром.  

Соло отвлекся от коммуникатора, посмотрел на Рика, потом на Эди.  

– Они уже не далеко, если что придержи своего зверюгу, агенты вооружены, я им сообщил о нем, – он кивнул на Эда и добавил: – но все равно, осторожность не помешает. – Мальчик кивнул в ответ, Соло повернулся и зашагал, махнув рукой и ведя за собой.  

 

Их встретили на дне оврага, людей было трое, одеты обычно, как одеваются везде в империи, к удивлению Рика, вооружены были обычными укороченными арбалетами, мечами, покоящимися на ремнях в грубых кожаных ножнах. Один из них обладал пышной черной бородой. Коротко поприветствовали их, попросили подождать еще одного. Эд отнесся к ним дружелюбно, сел на землю принялся демонстративно вылизываться, одним глазом наблюдал за остальными.  

Ждать пришлось не долго, к ним присоединилась женщина, тоже вполне обычного вида, Рик даже мог поклясться, что где-то ее уже видел. Принесла в рюкзаке какое-то устройство, достала его, открыла крышку, на нижней части засветились уже знакомые кубики, только размером побольше, поколдовала с ними, вошла в экран со сплошными буквами и цифрами, повернулась к до этого скучавшему Рику.  

– Активируй, пожалуйста, программу транзакции. – Попросила она.  

– Что? – Удивился Рик, не понимая, что от него хотят.  

– Нужно передать информацию на Титан с твоего коммуникатора, нет времени ждать, пока мы туда попадем, ее уже обработают. – Терпеливо объяснила она. Рик понимающе кивнул, активировал свою программу, как тогда учила его мама. Только теперь экран был зеленым, в центре мигала надпись, – соединение установлено, подтвердите транзакцию, Рик коснулся кнопки, пальцем почувствовал вибрацию, надпись исчезла, на кране появилась шкала передачи. Все молча следили за ней, через минуту она завершилась. Женщина сухо поблагодарила, свернула устройство, спрятала его обратно в рюкзак, засобиралась, с ней пошел один из встречающих. Остались бородач и его напарник, они объявили, что Рик пойдет с ними. Соло может быть свободен, он спокойно ответил, что проводит их до места, так будет безопасней. Бородатый пожал плечами, согласился. Пока они договаривались Рик незаметно переложил цилиндр в сумку, чтобы не потерять, до этого держал его в кармане наготове.  

Шли молча, не долго, несколько часов, выбрались на разбитую дорогу, примерно такую же, по которой прежде шагал Рик. Безымянная дорога вывела их на развалины старого бетонного здания, за ним открылся целый комплекс бывших когда-то огромными строений. Развалины были повсюду, все прибывало в жутком запустении, здания поросли растительностью, сквозь серые твердые блоки пробивались тонкие зеленые стебельки. Агенты уверенно вели к одному из строений, Рик и догадываться не мог, что в пустоши есть такое, с интересом изучал местность, под ногами хрустели мелкие крошки. Они подошли к проему, зияющему в стене, невысокого полу сохранившегося здания с черными прогалинами окон, бородатый остановился, поднял руку, призывая к вниманию.  

– Тебе дальше нельзя, забирай животных. – Бородатый указал на Хантера и Эда, последний прибился к ногам Рика. – Возвращайся к себе, постарайся отойти максимально быстро подальше. – Обратился он к Соло. Тот в ответ кивнул, соглашаясь.  

– Он мой! – Ответил Рик, показывая на Эда.  

– Ему нельзя с нами. – Подал голос напарник бородатого.  

– Без него я никуда не пойду! – Категорично заявил мальчик, он смотрел на Соло, претендуя на его поддержку. Бородач вздохнул.  

– Ждите. – Заявил он, отвел напарника в сторону, там они буквально минуту совещались.  

– Пуму пройдётся усыпить. – Заявил он мальчику по возращению, – только так мы сможем его транспортировать.  

Напарник снял рюкзак, залез в него, достал приличного размера коробку зеленого цвета. На верху светился маленький красный огонек, нажал на кнопку рядом с ним, огонек сменился на зеленый, раздалось шипение, коробка открылась. Внутри коробки в освещении яркого белого света расположилось множество пакетиков разных размеров, отсортированных по цветным ячейкам. Напарник перебрал пару, остановился на синем, вытащил его, сорвал защитную упаковку, протянул Рику квадратную бумажку, словно обертку от праздничного пряника только поменьше.  

– Просто приложи аппликатор к уху, не знаю, как подействует, это предназначено для людей. – Категорично заявил он.  

Мальчик молча взял аппликатор из его рук, обнял Эда быстро приложил квадратик к уху друга, тот видимо ничего не почувствовал, тихонько обдал Рика волной любви. Хантер интуитивно почувствовал ему непонятное, зарычал, гавкнул, Соло цыкнул на него, с интересом смотрел на происходящее. Аппликатор на ухе поменял цвет, побледнел, стал почти белый, Эд мотнул головой, не понимая, что с ним происходит, обернулся, посмотрел в глаза друга в поиске поддержки, внезапно повалился на землю, лежал и ровно дышал.  

– С ним все будет в порядке, – пообещал бородач, продолжил, – это действие транквилизатора, будет спать часов шесть. – Непонятно объяснил он, мальчик понял, что все будет хорошо и Эд проснется, успокоился. – Прощайтесь, нужно идти. – Продолжил Бородач. Соло подошел к мальчику протянул руку.  

– Давай, Рик, пока, приятно было встретить тебя. – Сказал он.  

Рик пожал сильную большую руку и неожиданно обнял его, в Соло было что-то такое бесконечно родное, теплое, такое как в маме, он не знал почему, но ему не хотелось отпускать его, тот в ответ крепко обнял мальчика.  

– Мы обязательно с тобой еще встретимся, парень! – Горячо прошептал он Рику на ухо.  

– Пора. – Сказал бородач, нервничая. Соло отпустил Рика, поднял руку в приветствии.  

– Пойдем! – Позвал он за собой пса и быстро зашагал прочь, оставил их одних.  

– Ты несёшь пуму, мальчик слишком слаб для нее. – Скомандовал бородач напарнику тоном, не терпящим возражений, тот в ответ выругался, поднял бесчувственного Эда, перекинул через плечо. Рик хотел было возмутиться грубым отношением к другу, но промолчал, перехватив гневный взгляд напарника.  

Вошли в здание, сначала было темно, но глаза быстро привыкли, с легким свистом по зданию гуляли сырые сквозняки, Рик поежился, вздрогнул. Бородач уверенно повел вперед. Путь все время петлял по грязным облезшим, обветшалым коридорам. Наконец они добрались, как Рик догадался, до середины здания, зашли в просторный вестибюль с высоким прозрачным потолком, зажмурились от яркого света, потолок обвалился вовнутрь грудами стекла, повсюду валялись осколки, покрывали стеклянной крошкой весь пол, громко хрустели, колясь на мелкие части под подошвами. Они пересекли зал, когда глаза привыкли, стало видно, что вестибюль порос растительностью, буйными кустами, пробившимися сквозь треснутые от времени каменные плиты, здесь царили тлен и разрушение, пахло сыростью и плесенью. Добрались до темного предбанника, вёвшего в очередной коридор. Главный поднял руку, они остановились.  

– Не двигайтесь, – сказал почти шёпотом, здесь активна система защиты, мины! – Предупредил он, Рик не понял, но на всякий случай замер. Бородач осторожно, почти на цыпочках подобрался к противоположной стене, где коридор сворачивал налево, там неярко загорелась замаскированная панель, он поднес к ней коммуникатор, поколдовал, видимо набрал нужный код, панель тихо пискнула, на потолке зажглась неяркая лампа. Главный махнул им рукой.  

– Давайте, двигайтесь быстрее, охрана активируется снова через пять минут. – Нервно предупредил он.  

Напарник с мальчиком поторопились к нему, к удивлению Рика, коридор резко сворачивал влево, заканчивался в пяти метрах от них глухим тупиком, стеной. Пространство вокруг тускло освещал маленький аварийный светильник, вмонтированный в потолок. Бородач пересек коридор подошел к стене приложил руку к разбитой панели, ловко замаскированной под кирпич. Она пискнула, даже не засветилась, стало ясно, что бородач тут не в первые, внутри что-то щёлкнуло, стена отъехала в сторону, освобождая за собой хорошо освещенную небольшую кабину. Рик застыл, помнил, чем чревато заходить в открывшиеся двери, но агенты ничуть не задерживаясь вошли вовнутрь, мальчик посмотрел на обвисшего Эда на плече, вдохнул, последовал за ними.  

Дверь с жужжанием захлопнулась, кабина чуть дернулась, мальчик понял, что они опускаются, изучал интерьер внутри, в холодном цвете освещения блестел глянцем пластик, в некоторых местах, если приглядеться, начал крошиться от времени, на зеленом табло отчетливо отсчитывались цифры, ехали молча. Рик не был удивлен, он видел куда более интересные штуки, уже начал привыкать к тому, что мир куда более разнообразный, чем он привык думать. Легким толчком кабина остановилась, напарник бородача хмыкнул. Вышли в небольшую, тускло освещённую комнату, на противоположной стороне была приоткрытая дверь в темноту, из нее дуло холодом. Бородач уверенно направился туда. За дверью оказался просторный зал, освещали его два светильника на стенах, которых явно не хватало, от чего края зала скрывала темнота. На противоположной стороне на довольно приличном расстоянии светлым пятном расположилась утопленная в пол остроносая повозка, с окнами, металлическая, с оранжевыми огоньками на крыше. Мальчик не удивился, что впереди нее нет лошадей, знал, что эта штука тоже с тех времен, когда люди были могущественны, да и все больше про себя убеждался, что небольшая часть людей так и остались довольно могущественны. Компания пересекла зал, оказалось, что повозка стояла на железных прутьях, уходивших в темную даль тоннеля, оттуда тянуло сырым холодом. Бородач подошел к двери, снова ввел код на коммуникаторе, открыл, приглашая внутрь. Внутри ярко зажегся свет, по обе стороны стояли ряды, по два, из мягких кресел, напарник осторожно опустил спящее животное на одно из них. С облегчением вздохнул и потянулся, в вагоне пахло немножко странно, будто бы перцем. Рик подошел к Эду, погладил его, он был теплый, носик сухой, безмятежно сопел, мальчик успокоился и сел рядом. Тем временем бородатый ввел координаты на панели, откуда-то с верху прозвучал голос на незнакомом языке, тележка очень плавно тронулась и чуть качнувши набрала скорость, время от времени стуча металлическими колесами.  

Поездка растянулась на час-полтора, Рик успел заскучать, чуть не уснул от вибрации, ритмичного стука колес и лёгкого покачивания вагона, за окном монотонно пролетали, освещенные светом из окон, темные нити кабелей и скальная порода тоннеля.  

Повозка остановилась неожиданно плавно, зашипела сжатым воздухом с наружи, открылась дверь. Напарник взял Эда теперь уже осторожно на руки, последовал за главным, Рик вышел последним, в узкий, на ширину открытой двери вагона, серый каменный коридор, он был прекрасно освещен четырьмя светильниками под потолком. Как и прежде, коридор заканчивался тупиком. Рику уже становилось просто интересно, чем же закончится их путешествие. Бородач уже привычно подошел к тупику, включил коммуникатор, ввел код, кашлянул, чуть отошел. На этот раз дверь открылась необычно, сначала ушла вовнутрь потом с глухим низким звуком отъехала в сторону. Бородач молча вошел вовнутрь, они последовали за ним. Оказались в узком помещении, чуть больше кабины лифта, с белыми пластиковыми панелями вокруг, как только вошли, массивная дверь закрылась, в обратном порядке замыкая собой пространство, Рику стало душно. Бородач медлил, просто стоял, что-то шептал себе под нос, создалось впечатление, что он собирается с силами. Наконец справился с собой, развернулся в противоположную сторону, прямо за ним на стене светились зеленым стрелки верх и вниз, он быстро провел по верхней стрелке рукой, стрелка мигнула, стала желтой мелодично пиликнула, пол очень мягко подался вверх, Рик понял, что они поднимаются, стены двинулись вниз, мальчик отшатнулся, предусмотрительно перебрался почти на середину. Через секунд десять они поднялись в относительно просторный зал метров в семь в диаметре, в центре которого на постаменте, похожем на алтарь, расположилась длинная серая тумба как бы вросшая в пол, она полумесяцем огибала два необычных полулежачих кресла с бежевой мягкой обивкой. На тумбе было множество экранов и переключателей, тумблеров. Хорошо освещенный зал представлял собой помещение, напичканное приборами и экранами, разные табло, ящики всевозможных размеров расположились прямо на стенах, мелкие трубочки, большие трубопроводы выходили из потолка, уходили в пол, иногда закручивались в хитрые узоры, все это выделялось, проявлялось по мере того как Рик всматривался в детали, помещение было глухим, без окон, давящим. Агенты сошли с круга и молча направились вовнутрь.  

– Парень, вон там твое место и твоего кота. – Сказал бородач, Рик посмотрел, куда он показывает. Прямо за креслами у тумбы вдоль стены расположилось друг за другом четыре кресла, таких как впереди, только чуть поменьше. Напарник подошел, положил Эда на одно из них.  

– Его нельзя закрепить, возьмёшь на руки, это опасно, но по-другому никак. – Бросил он Рику, забрал у него сумку, – не волнуйся, потом возьмёшь обратно, – оправдался он, уловив взгляд парня, мальчик нехотя ее отдал, кивнул, направился к креслу, взял Эди на руки удивился, какой тот тяжелый, примерно килограмм двадцать пять, пожалел с благодарностью напарника, не понимая, как он нес Эда всю дорогу. Сел в кресло, очень удивился, его буквально обняло мягкой фактурой материала, досконально повторив все изгибы его фигуры, он положил бесчувственного друга на колени, стал с интересом наблюдать за действиями агентов.  

Они тем временем сняли куртки, положили их в автоматически открывшиеся шкафы, расположенные на противоположной стене, достали оттуда два белых шлема, сели в кресла возле пульта с приборами, так его называл бородач, надели их, забрала шлемов закрыли их лица, мальчик был удивлен, – в таких-то штуках ведь ни черта не видно, подумал он. Догадывался, что так нужно для управления. Был уверен, что они сейчас подобно тележке куда-то поедут, уже успел к этому привыкнуть, но все равно чуть волновался. Эд мирно сопел с сухим горячим носом у него на руках. Вдруг кресло бородача щелкнуло, зажужжало, подъехало почти вплотную к пульту, а пульт чуть вырос из пола, выезжая на пневмоподставке, зашипел, навис над ним так, что бородач смог легко дотянутся до любой кнопки не привставая, затем то же повторил напарник. Они коротко и отрывисто обменивались незнакомыми для Рика словами, мальчик видел спинки их кресел да кончики белых шлемов, торчащих из-за сидений. Напарник повернулся вправо, открыл красную коробочку на пульте, щелкнул выключателем, спрятанным под ней. Где-то очень далеко внизу раздался негромкий нарастающий свист, затем заурчало, агенты быстро защелкали тумблерами, к ранее появившимся звукам добавлялись новые, оживали экраны на стенах, на панелях показывались какие-то графики, столбцами пробегали разноцветные цифры, давая необходимую информацию, замелькали огоньки на пульте. В кресле Рика что-то зажужжало, неожиданно из боковых прорезей вышли серые ремни, мягко зафиксировали его с Эдом, не сильно, так, что можно было шевелиться. Из недр где-то очень глубоко родился низкий, громкий, монотонный гул, он будто пульсировал, нарастал, стал главным, заглушая остальные, Рик ощутил вибрацию. Над тумбой зажегся большой экран, но он ничего не показывал, оставался темным, только по краям сверху вниз пробегали зеленые цифры. Бородач хлопнул напарника по плечу, тот в ответ кивнул, главный взялся за маленький синий рычажок, расположенный слева, плавно отодвинул его от себя до упора.  

Звук внизу взорвался, стал очень громкий, громоподобным, ощутимо усилилась вибрация, появилась тряска, Рик очень испугался. Кресло под ним дернулось мальчик понял, что они медленно поднимаются вверх. Страх сковал его, агенты продолжали свою работу, непрерывно что-то делая на пульте. Тряска усилилась, большой экран сверху начал показывать, появились верхушки деревьев, они быстро ушли вниз, внизу лес, холмы до горизонта, земля вышла из поля зрения, на экране приближались облака, еще секунда, они коснулись их нижней кромки, экран окутал белый туман, мальчик так боялся, что потерял способность мыслить, просто смотрел, туман ушел вниз, вверху почти в черном небе засияло солнце. Скорость нарастала, гул стал плавнее, равномернее, ритмично пульсировал, очень сильно ощущалась вибрация, они уносились ввысь к Титану.  

 

Солнце изредка пробивалось сквозь почти плотную пелену облаков, день выдался холодным, сырым, одежда не успела просохнуть после ночевки. Жутко болела рука, ночью Тони бредил, почти не спал, не мог прогнать навязчивые кошмары, легче стало только к утру. Он ослаб, ноги заплетались, накатилась апатия, про себя благодарил смердящего урода за то, что он вправил кость, перевязал своей волшебной штукой рану, она не кровила, и как он чувствовал не нарывала. Его напарники ныли, уговаривая вернутся в город, но он не мог бросить поиски, надежда и жадность все еще толкали его вперед.  

Они давно потеряли след гадкого мальца, но как казалось Тони, в отличие от его подчиненных, они шли в правильном направлении, шастали по лесу нарезая круги, его коробка молчала, не показывала точку, где находится гаденыш. Наконец набрели на невысокий холм, взобрались на него, чтобы осмотреться с высока, решили сделать привал, на вершине оказалась сухая обдуваемая ветром проплешина, прекрасно подходящее место, чтобы обсохнуть, с удовольствием опустились на плоские, слегка теплые камни, молчали, чтобы что-то говорить сил не осталось. Тони с удовольствием закрыл глаза, боль откатилась куда-то за рамки, за барьер, ее стало почти не слышно.  

– Эх, жалко выпивки нет! – Неожиданно бросил реплику Генри. Тони отвлекся, посмотрел на него, решил оборвать нытье.  

– Заткнись, хватит причи… – Тони не договорил, удивленно смотрел на землю, она дрожала, мелкие камешки то и дело подскакивали вверх. Он вопросительно посмотрел на спутников, те недоумевали. По округе прокатился низкий гул, неприятно было ощущать дрожь задом, тем более непонятно было во что это выльется. Они привстали, не зная, что им предпринять, с деревьев сорвались птицы, улетая прочь. Раздался рокот как во время грозы, эффектно угрожающе километрах в пяти от них в воздух взметнулись два грандиозных столба пламени, высокие, могучие, почти достали до облаков, люди смотрели не отрываясь, рокот усилился, внезапно пламя опало наземь, вырвалось огромное облако то ли дыма, то ли пара, росло, клубилось, расширяясь ввысь и в стороны. Из середины облака показался остроконечный, огромный, длинный, черный объект, напоминал сплюснутую башню. Он быстро поднялся на ярком, до бела, столбе огня, громко гудел низким басом, в мгновения ока достиг облаков, скрылся за ними, оставил лишь пятно света, пробивающегося сквозь них. Земля перестала дрожать, Тони и его люди успокоились, перевели дух, лишь только облако ползло по земле, напоминая о необычном событии, в этих местах и не такое еще увидишь.  

Патрон открыл было рот, чтобы это сказать, как мир потряс могучий яркий взрыв в вышине, от взрыва облака расступились, обнажив то, что скрывалось за ними, компанию обдало теплом. Там вверху, превратившаяся было в точку башня окуталась огнем, из нее еще вырывался столб огня, но он был слаб и не такой ровный, более не удерживал ее в воздухе. Объект накренился, дымясь и извергая пламя с громким треском, несся обратно к земле, вдруг у его основания низким звуком, хлопком, произошел еще один взрыв поменьше, в результате его нижняя часть оторвалась, горела, отлетев дымным следом в сторону, падала вместе с остальным. До Тони дошло, он крикнул, перекрикивая грохот.  

– Бежим, сейчас рухнет! – Бросился без оглядки вниз по склону. Секундой позже страшный удар потряс землю, адское пламя поднялось до небес, все вокруг озарила яркая вспышка, гигантское грибовидное облако взметнулось ввысь. Их спас холм, ударная волна ураганом пронеслась вперед, сметая все на своем пути, корежа пылающие деревья, перекатывая валуны. Волшебная коробочка Тони залилась тревожной трелью, ее экран залился красным, предупреждая о неведомой смертельной опасности. Они бежали не останавливаясь.  

 

Даку с Онартом стояли на коленях, смотрели как вдалеке гора взмыла вверх на огромном костре, он понял, что Эхток нашел свое око, теперь довольный отправился к себе в земли, также понял, что им нужно возвращаться, что охота закончена. Видели, как Эхток снял с себя доспехи и бросил их на землю, разжег великий костер, удалился в свой кунган, они плакали от радости, став свидетелями бога, величайшего охотника и воина, брата, который приветливо встретит потом и поведет к себе для вечной и счастливой жизни.  

– Пойдем, брат, тут теперь нечего делать, скажем Гхеролу, что Эхток сам забрал свое око! – Даку облегченно вздохнул, поднялся, протягивая руку брату Онарту. Слега разочарованные они побрели прочь.  

 

После часа беспрерывного бега от смерти с облегчением опустились на землю, на них навалилась страшная усталость, Генри сложился пополам, стал на четвереньки, неожиданно блеванул чем-то зеленым с кровью, застонал, Тони тоже почувствовал себя крайне плохо, наклонился, его вырвало. Даниэль, второй подчинённый, скрутился калачиком, отвернулся, повалился на бок, лежал к ним спиной, тихо содрогался в конвульсиях. Тони догадался, что они скоро умрут, но сдаваться не собирался, украдкой посмотрел на экран, тот все еще показывал тревогу, знак, черный круг с тремя лепестками на желтом фоне, внизу была сноска, рекомендации первой неотложной помощи. Он оглянулся на своих почти бесчувственных товарищей, превозмогая боль в печени и тошноту, полез за пазуху, вытащил оттуда черную шкатулку, открыл ее, достал желтый пакетик, такой же как в таблице на экране, зубами открыл его, бросил фантик под себя, приклеил оставшийся в руках квадратный стикер, на открытый участок шеи, стал на карачки и пополз прочь из опасного места, оставив своих товарищей умирать в страшных муках.  

 

Трясло нещадно, складывалось впечатление что все сейчас развалится, Эд изрядно потяжелел, распластавшись, давил на колени, ремни мягко и надежно фиксировали. Экран показывал черное небо, в гул добавился какой-то треск, металлический визг, неприятный скрежет, экраны залились красным светом тревоги, вибрация усилилась.  

– Древняя рухлядь! – Донесся до Рика отрывок тревожного разговора агентов. Они усиленно заработали на пульте.  

– Глуши, ставь стержни, растет, не допусти срыва. – Слышалось с их стороны.  

Тряска усилилась, теперь треск и скрежет стали главными, доминирующими звуками, мальчик заметил, что зал стал рыскать, слегка наклоняться в одну сторону, затем другую.  

– Переключай на бустер, ротор не отвечает, можем не выйти!  

– Не могу, случится срыв плазмы!  

– Давай, я приказываю! – Рик уже точно понял, что что-то идет не так. Напарник чуть вылез из кресла, насколько позволили ремни, дотянулся до серой коробочки на пульте, открыл ее, там располагалась кнопка, уверенно нажал.  

Внизу ухнуло, все стихло, тишина, слышно было как выл ветер за обшивкой. Рик отделился от себя, видел, как бы все со стороны, странно воспринимал события, будто все происходит не с ним. Зал наклонился, внезапно что-то внизу взорвалось, очень громко, страшно, сильно тряхнуло так что чуть не отвалилась голова, Эд потерял вес перестал давить на коленки, к горлу подкатился ком, мальчик понял, что они падают, взревела сирена. Агенты, не обращая внимания продолжали, работали на пульте.  

– Перезапускай аварийный!  

– Активная зона реактора повреждена, перехожу на аварийку. – Что-то включили, появился мерный, ритмичный низкий звук, Рик обрел вес, падение прекратилось.  

– Выравнивай! Осторожно, не рви сильно.  

– Нет гироротации контура тора, температура растет, опасно!  

– Выравнивай, потеряем аварийный! – Не обращая внимания на ситуацию, общались агенты.  

Урррр, что-то внизу зарычало, клац, клац, бах, снова прозвучал взрыв, зал сильно накренило, снова ощущение невесомости, помещение заполнило едким дымом, Рик начал кашлять так, что с каждым приступом казалось, что выйдут легкие наружу. В мгновение ока все пространство заполнилось огнем, как в замедленном кино, в дымном едком тумане снизу джетом появились сначала тонкие, потом по мере нарастания давления внизу, мощнее струи реактивного белого пламени, резали пол, заполняя смертельным ярким светом окружающее пространство, плавились панели обшивки, под действием высочайшей температуры кукожились, опадали, обнажая за собой металл, горел разлетался на мелкие части пульт, лопались трубопроводы, горели в креслах люди, они взмахивали горящими руками будто дирижируя огненным оркестром в невесомости свободного падения, они уже были мертвы. Рик поднял свою руку, она была черной, переливалась в свете буйного огня, защита маслянисто струилась по поверхности, дышать вновь стало нормально, мальчик словно очнулся, время снова потекло нормально, схватился за Эда, посмотрел на друга, облегченно отметил, что тот тоже весь черный, переливающийся. Рик знал, что они скоро упадут, сомневался, что волшебный костюм позволит им выжить, мысленно попрощался с жизнью.  

Но сюрпризы не закончились, Рика окутал яркий, еще ярче, чем окружающий огонь, туман, отсоединил от губительной реальности, куда-то делась кабина, объятая пламенем, даже кресло под ним с ремнями исчезло, остался только он и невесомый Эд рядом. Свечение исходило из задницы Рика он с удивлением заметил, что оттуда выходят струйки с прожилками веточками, расходящаяся синева, с удивлением вспомнил о синем кристалле, который подарил ему незнакомый путник у костра, вспомнил, что хранил его во внутреннем нижнем кармане куртки, видно ее край завернулся назад, когда сработала волшебная защита, мальчик понял, что вся эта синева работа этого кристалла. Его немного укачивало, он ничего не видел, кроме синевы, не было ни низа, ни верха, ни притяжения, ни звуков, только синева, веки отяжелели, мысли рассеялись, Рик потерял сознание.  

 

Очнулся от жуткого холода, от того, что дрожит, лежа на снегу, слегка мело поземкой, намело ему под бок мини сугроб, рядом валялся волшебный черный квадратик, спаситель. Эда по близости не было, лежал на спине, над ним распростерлось безоблачное фиолетовое небо, на котором ярко сверкали алмазами звезды, огромной сферой над горизонтом висела белесая планета с одним кольцом, опоясывавшим ее. Рик удивился как могут гореть звезды на светлом небе? Встал, оперся голой рукой о лед, ладонь обожгло как огнем, пальцы онемели на обеих руках, мальчик спрятал их в подмышки, для такого мороза он был одет очень легко, свитер тонкой вязки, поверх него хлопковая куртка до бедер, все это продувалось ледяным ветром. Он осмотрелся, его окружали снежно-ледяные торосы, сверкающие, искрящиеся на холмистой местности до горизонта, воздух был морозным, ледяным ножом проникал вовнутрь, облаком пара выбирался оттуда. Мальчик испугался, знал, что долго так не продержится, взял в руки черный квадратик, нажал на него в надежде, что он покроет все тело, согреет, но тот всего лишь поддался, вмялся под слабыми почти белыми пальцами, ничего не произошло, мальчик положил его обратно в мешочек на верёвочке на шее. Ноги окончательно окоченели, почти перестали слушаться, знал, что расслабляться нельзя, замерзнет. Сзади подкрался снежный ком, пнул боком, Рика обдало волной радости, тон сменился на беспокойство, Эди был весь в снегу, нахохлился, морда и усы покрылись инеем, звал куда-то за собой. На окоченевших ногах, пряча руки в подмышки, втянувши голову, поплелся за другом. Идти оказалось недалеко, Эд привел к огромной норе, пещере, со входом в рост Рика, Эд не раздумывая нырнул в черный зев, приглашая друга, мальчик шагнул вовнутрь в темноту. Путь вниз был весьма крутой, Рик остановился, включил коммуникатор, свет от него проявил довольно обширное внутреннее пространство, в центре, на дне сферического зала, прямо на скалистой земле, располагалось белое гнездо, примерно метр в высоту и метров пять в диаметре, верхние своды пещеры состояли изо льда, лед искорками сверкал в лучах коммуникатора, в пещере не было так холодно как с наружи, никакого запаха практически не ощущалось. Рик подошел к гнезду, потрогал, очень удивился, материал оказался нежным и мягким, легким как пух, почти белоснежным. Эд, сидевший рядом, одним броском запрыгнул на середину, лег, сложил лапки, с любопытством смотрел на друга, там уже были следы от его лап, было ясно, что он здесь не первый раз.  

– А ты знаешь кто хозяин этого гнездышка? – Спросил Рик Эда с сарказмом и беспокойством, переходящим в страх. – Ладно, понятно, придётся лезть к тебе, на улице все равно смерть, так что какая разница, где умирать, здесь хоть не так холодно. – Заключил он вслух, скорее всего для того, чтобы успокоить себя, полез к Эду.  

Поверхность была мягкой и пружинистой, мальчик лег, нагреб на себя пух, почти закопался, только торчала голова, испускающая пар при выдохе. Стало тепло, он согрелся, возле него свернулся в калачик Эди, спрятал нос, тихонько сопел.  

– Что, не выспался? – Спросил у него Рик, тот так и остался лежать, даже не высунул нос, хотелось кушать. Мальчик порылся, достал из кармана кристалл, поднял его к глазам, повертел, тот слегка светился светло-синим, внутри будто искрились микроскопические песчинки. Задумался, что же произошло там? Почему он еще жив? Почему тут на холоде? Что же будет дальше? Неужели после всего этого он умрет? Положил кристалл назад, вздохнул, через секунду согревшись, заснул.  

Проснулся от страшного рыка, быстро поднял руку, включил коммуникатор, обомлел. В слабом свете увидел, как Эд ощетинился, занял низкую стойку для прыжка. Напротив него довольно близко, стояло нечто, шипело на Эда в ответ. Оно было размером с корову, покрыто белоснежной шерстью, с внушительной клыкастой головой, два огромных выпуклых жёлто-зелёных глаза неотрывно, не мигая смотрели на оппонента, носа не было, просто внизу были две дырочки, которые время от времени закрывались кожистыми клапанами изнутри, вокруг них густым пучком торчали весьма длинные усы, свисали почти до земли, пасть была очень клыкастой, по острым клыкам было видно, что это опасный хищник. Оно твердо стояло на четырех коротких лапах с широкими, мягкими, пушистыми ступнями. Самое ужасное в облике этой твари было то, что из ее плеч торчали еще две конечности, длинные, тонкие, по два сустава на каждой, которые заканчивались острым внушительными шипами. Как раз оно занесло их вверх к своду для атаки на Эди. Эди рычал, испускал мощные волны хозяину берлоги, предупреждая его об опасности. Тот на них не реагировал, в ответ шипел и кажется уже решился на драку, оценив размеры противника. Рик был напуган неожиданной опасностью, интуитивно сжал квадратик на шее, тот остался, как и прежде нейтральным, только Эд отделял его от хищника, озверевшего от наглого вторжения пришельцев в его логово. Мальчик понимал, что силы крайне неравны, ситуация складывалась не в их пользу, Эд тоже это понял.  

Он осторожно поменял позу, очень медленно из боевой стойки встал в обычную, перестал рычать, постоянно облизываясь, посылал сопернику волны, что он готов подчиниться, очень медленно отошёл к стене, лег там, прося о помиловании, открыл путь к добыче. Хозяин таким поведением был сбит с толку, не нападал, предпочитая отложить бой. Сначала не двигался, ожидая подвоха, убедившись, что оппонент лежит и находится в уязвимом положении, медленно двинулся к мальчику, занося шипы для быстрого, точного удара. Рик с огорчением отметил про себя, что его предали, уже не было ни страха, ни холода, только бесконечное одиночество и обида, он готов был отдать жизнь, в голове прозвучали слова путника у костра, – однажды он предаст тебя!  

Хищник зашипел, довольно пискнул, приблизился, Рик не двигался, так и лежал, просто смотрел, как тот занес шип, прицеливаясь.  

Вдруг Эд прыгнул молнией из лежачего положения, впился в горло существа, оно от неожиданности вздрогнуло, пока еще точно не понимая, что произошло, отклонилось, ударило о стену своего обидчика, но тот держался крепко, хищник повторил, на этот раз еще раз попытался достать Эди передней когтистой лапой, зацепить и сбросить, Эд успешно увернулся, тогда существо с новой силой ударило его о стену, тот видимо забился, на короткое время потерял сознание, упал, хищник развернулся к Рику задом, чтобы прикончить лежачего. Мальчик, не задумываясь, бросился на спину недруга, рывком подтянулся на шерсти до головы, попытался достать одной рукой до глаз существа, противник понял его опасный маневр, опустил голову вниз почти до земли, ладошка Рика скользнула, ощутила гладкую влажную поверхность, но пальцами впиться он не успел.  

Существо отвлеклось от Эди, все еще приходящего в себя, занялось мальчиком, сначала взбрыкнуло, резко встало на дыбы, чтобы его сбросить, но тот крепко держался за мягкую шелковистую шерсть, пробовало закинуть шипы назад, чтобы достать врага, это не получилось, ему не хватало свободы действия и обзора. Рик почти ничего не видел, свет от коммуникатора на руке бешено прыгал по всей пещере, хаотично выхватывая участки событий, у него был полный рот шерсти, дышал хрипло, с трудом, страха не испытывал, просто продолжал бороться, пытался добраться до незащищённых глаз врага.  

Хищник наконец понял тщетность своих попыток избавится от ненавистного седока, упал на землю, перевернулся, придавил мальчика своим весом. У Рика захрустели все кости, воздух воплем мгновенно вышел из легких, но для того, чтобы раздавить мальчика врагу не хватило веса, Рик всего лишь потерял ориентир, отцепился, очень удивился, что хищник еще не расправился с ним, быстро встал, направил свет.  

Эд вновь рвал противнику горло, из зажатой пасти хлестала серо-зеленая жидкость, заливая все вокруг и самого Эди. Существо вопило, хаотично разбрасывая в разные стороны конечности с шипами, случайно передней лапой зацепило Эда, оторвало его от горла с куском серо-зелёного мяса в зубах, бросило наземь и придавило ступней, ударило его шипом, пробив насквозь, Эд взвизгнул. Рик, превозмогая боль, с воплем бросился на хищника, тот вытащил из Эди шип, молниеносно развернулся в сторону мальчика ударил вторым шипом, но промахнулся, мелкие камешки разлетелись у ног Рика, тот не обратил внимание, в броске тянул руки к открытой ране врага, напоролся на удар лапы, отлетел в сторону. Существо пронзительно завопило, развернулось, бросилось к выходу, заливая все своей кровью вокруг, скрылось в морозной темноте.  

Рик остался лежать в наступившей тишине на белом, размётанном тонким слоем по всей пещере пуху. Сил почти не осталось, сильно болело в груди при вдохе. Мальчик поднял руку, освещая пространство, дожидаясь возвращение врага, но вход оставался пустым, было слышно завывание ветра с наружи. Легким шорохом, чуть прихрамывая, подошёл Эд, опустился возле левой руки мальчика, положил на нее голову, с любовью посмотрел Рику в глаза, замурлыкал, не отрываясь от взгляда друга, Рик ощутил горячее, под своей рукой, понял, что это кровь.  

– Не умирай, пожалуйста! Прошу тебя, ну пожалуйста, не умирай. – Рик попросил еле слышно. – Эди, пожалуйста, не оставляй меня. Хочешь, я попрошу маму, чтобы она отдала тебе кровать с периной, хочешь? – Он заплакал, слезы без остановки текли по щекам. Эд смотрел в его глаза, мурлыкал, его урчание становилось все тише, прерывисто, взгляд постепенно затуманился, остекленел, он затих.  

Мальчик закричал, вскочил на ноги, взял своего друга на руки, вынес его из пещеры, прошел пару шагов по снегу, роняя на белый чистый снег капли горячей алой крови, которая грубками застывала на морозе. Одной рукой достал кристалл, с силой бросил его себе под ноги.  

– Этого ты хотел? Этого ты добивался? – Спрашивал заплаканный Рик, обращаясь к небу. – Ну что, добился, сволочь, давай, я жду, отвечай, что молчишь, сцыкло, ненавижу тебя! – Мальчик кричал в небо, рыдая, держа друга на руках, орошая снег красными точками.  

 

На этот раз переход случился почти мгновенно, мальчик даже не понял, что произошло, просто перед глазами промелькнула синяя молния.  

Он попал в кромешную тьму, Эд значительно полегчал на руках. Рик догадался, что изменилась сила тяжести, озирался, всматривался в местность, где он оказался, ничего не видел и не слышал, было не холодно, чувствовал себя комфортно, только болело в груди при вдохе, но уже не так сильно. Боль от утраты друга надсадно отдавалась в душе, мальчик стоял, плакал. Внезапно вдалеке зажглась маленькая искорка, росла в размерах по мере быстрого приближения. Рик дернулся, кроме яркого шара рассмотреть еще что-то вокруг не получалось, свет сразу растворялся возле своего источника. Через мгновение шар приблизился к мальчику, застыл высоко над ним. Рик осмотрелся, понял, что он находится в гигантском туннеле с ровными гладкими белыми стенами, плавно уходящими вверх. Рик просто стоял, ожидая продолжения, кроме тоннеля и яркого шара он ничего не видел, знал, что все это не спроста. Немного дальше, чуть ниже по бокам, зажглись еще два шара, только поменьше, осветили то, что приблизилось к Рику. Мальчик от увиденного обомлел, перед ним, опираясь на множество тонких членистых ног, возвышалось огромное существо, оно заполнило собой весь тоннель. Его сплюснутая голова, размером с приличную карету, не имела ни глаз, ни отверстий, была утыкана всевозможными отростками бугорками, усами антенками. Оно плавно, едва уловимо, подвинулось к нему почти в плотную, протянуло две тонкие металлического цвета конечности, с длинными мягкими, как щупальца, тремя пальцами на каждой, аккуратно дотронулось до Эди, лежащего на руках у Рика, как бы спрашивая разрешения. Только сейчас Рик заметил, что он вместе с другом в черной защите, делать ничего не оставалось, как вытянуть друга чуть дальше, сообщая этим, что он не против доверить его существу. Существо в ответ осторожно с двух сторон обхватило Эда своими гибкими пальцами, но брать из рук мальчика не спешило, что-то ожидало, Рик не торопил. Вдруг черная защита на Эди начала белеть, черный материал сходил, вместо него Эда обволакивал белый кокон, черная защитная субстанция перетекала на Рика. Когда Эд оказался весь в белом коконе, существо мягко подняло его, притянуло к себе, отстранилось плавно и резко, попятилось назад в темноту, оставив мальчика в одиночестве, погасли два световых шара, остался светить только один небольшой. Он мягко двинулся, поплыл вверху, в противоположную сторону тоннеля, освещая все вокруг. Рик догадался, что нужно следовать за ним, развернулся, сделал шаг, удивился тому, что что-то препятствует его движениям, тормозит и смягчает их, с удивлением отметил, что он в жидкости, такие ощущения он испытывал, когда купался, но здесь плотность жидкости была куда меньше, двигаться в ней было проще.  

Он прошел совсем не далеко, очень устал, запыхался, шар остановился, потускнел, сузил освещаемое пространство. Рик стоял, просто ждал продолжения. Внезапно в стене появился проем, просто стена разошлась, открывая проход в хорошо освещенное помещение, мальчик без опаски туда шагнул. Он оказался в белой яркой комнате. Проем, как только он вошел, сразу исчез, стена стала вновь монолитной, он обернулся, заметил лишь краешек черной исчезающей полоски. Вверху под невысоким потолком появилось множество пузырьков, они бурлили, уровень жидкости начал понижаться, через несколько секунд Рик стоял уже в сухом помещении. Щелчком с него слетела защита, черный квадратик упал к ногам, мальчик наклонился, подобрал его, поместил обратно в мешочек на шее. В комнате ничем не пахло, было тепло, дышалось хорошо, не верилось, что всего несколько секунд до этого, помещение было заполнено жидкостью. С легким треском перед ним появился новый проем, в другую комнату. Рик направился туда, шаги отдавались гулким эхом от стен, в новой комнате посередине расположился белый куб по пояс в вышину, на нем стоял матовый высокий стакан, над ним вился парок, возле него лежал синий кристалл, который Рик бросил на морозной планете. Еще в комнате в углу расположилась небольшая кабинка, мальчик с любопытством направился туда, там в полу по середине разместилось аккуратное круглое отверстие со стилистическим изображением ног по обе стороны от нее. Он сразу догадался для чего оно, очень удивился, не ожидал это увидеть здесь, это было очень странно. Удивился разуму хозяев, предусмотревших такую необходимую деталь, он с удовольствием воспользовался их предусмотрительностью, сходил в туалет, с легким шуршанием в стене кабинки появился желобок с проточной не холодной водой, Рик помыл руки, умылся и попил, вышел, подошел к столу, наклонился к стакану с горячей жидкостью, понюхал, пахло очень хорошо, мясным бульоном, приправленным разными специями. Осторожно сделал глоток, пробуя на вкус, бульон оказался превосходным, сытным, Рик выпил его до конца, поставил стакан обратно, не знал, что ему делать дальше, вспомнил об Эди, загрустил, на глаза опять навернулись слезы. Мужественно справившись с комом в горле, осмотрелся, не появилось ли еще чего, взял в руки кристалл, чтобы засунуть его обратно в карман, как только рука обхватила его, он взорвался синим взрывом, вновь окутав его ярким голубым нечто.  

 

Рик появился в странном месте, это действительно было странным местом, даже с учетом того, где он уже побывал прежде. Предусмотрительно осмотрел себя, отметил, что опять в защите, черная субстанция вновь смолянисто переливалась на нем. Он стоял на ровном мраморном круглом постаменте в центре небольшого плоского островка земли, который обрывался вокруг бездной в километре от того места, где он находился, было светло, на небе яркими алмазами горели звезды, голубой мягкий свет лился снизу из бездны, на камнях искрился иней, превращая их в россыпи драгоценностей, Рик был поражен грандиозной величественной и в тоже время холодной, безразличной красотой.  

– Здравствуй Рик, рад тебя видеть вновь! – Раздался знакомый голос сзади. Мальчик обернулся, за его спиной стоял ночной путник, подаривший синий кристалл. Он был в белом ореоле, Рик догадался, что это тоже своеобразная защита от враждебной среды.  

– Здравствуйте! – Поздоровался Рик в ответ. – Где мы? – Спросил он.  

– Не знаю. – Ответил тот. – Я полагаю в начале начал. – Что ты видишь вокруг?  

– Я…? – Удивился мальчик. – Вижу клочок земли..., скорей скалы, белый круглый постамент, мы на нем стоим, черное небо со звездами, снизу льется голубой свет. – Объяснил он. – А вы? – Поинтересовался Рик в ответ.  

– Немного иначе. – Незнакомец ушел от вопроса. – Это место каждый видит по-своему, – объяснил он, – очень немногие знают о нем. Ты здесь для того, чтобы сделать выбор! – Перешел к делу незнакомец.  

– Какой выбор? – Удивился Рик.  

– Не знаю, это тебе решать. – Сказал путник загадочно, его балахон неприятно зашевелился на плечах, он понял, что Рик ничего понимает, решил объяснить.  

– Ваш мир погибает, вернее он почти обречен, когда-то давно ваш вид устроил ядерную войну на своей планете, сила энергии была такова, что в результате ее выделения погибло критическое число наблюдателей, образовался разрыв информационного поля, на вашем, данном участке. То, что вы наблюдаете сейчас в пустошах, это ни что иное как наслоение информационных ошибок потока, и в конце концов, когда-то, это приведет к коллапсу всей системы, погибнет ваш мир и множество миров, затянутых в данное информационное поле. – Он сделал паузу, ею воспользовался Рик.  

– Извините, но я ничего не понял! –Заявил он.  

– Постарайся понять, это важно, Рик, для тебя и для твоей Земли. – Сказал терпеливо путник, продолжил.  

– Когда родилась Вселенная, появилась информация о ее рождении, но в тот момент впитать информацию и подтвердить факт рождения было некому, проще говоря никто не видел, как она родилась, вселенная начала существовать по-настоящему только тогда, когда появились первые наблюдатели, способные оценить и впитать информацию. Я хочу сказать, что если где-то произошло событие, которое никто не увидел, то можно смело утверждать, что его не было вообще, то есть оно не состоялось. Для того, чтобы произошло что-то, обязательно нужен свидетель, зафиксировавший акт события! Жизнь во всех ее проявлениях является наблюдателем, свидетелем вселенной, формируя ее в один информационный поток, позволяя вселенной быть, закрепить ее право на существование. Каждый наблюдатель на своем уровне наблюдает процессы, события, будь то вирус, бактерия, либо разумное существо, подтверждая состоявшееся, чем больше наблюдателей, тем больше событий, тем сложнее вселенная. – До Рика начало потихоньку доходить то, о чем говорил путник, он спросил, нечаянно прерывая его.  

– Получается, в результате страшной войны люди и все живое внезапно погибли, образовав информационный вакуумный пузырь в ключевом потоке. – Высказался он.  

– Да, Рик, ты совершенно прав, тем самым образовав аномалии на данном участке, наслоения информации из других каналов, измерений, совершенно хаотично с дальнейшей подачей неправильных данных от новых наблюдений. В конечном счете, если ничего не предпринять, все задействованные миры погибнут. – Заключил незнакомец. Рик опять не понял, но переспрашивать не стал.  

– Вы говорите, что еще не поздно все исправить? – Спросил он, чтобы завершить непонятный разговор. – Что нужно для этого сделать?  

– Пойдем, я покажу тебе. – В ответ на вопрос мальчика, путник неожиданно махнул рукой, позвал его за собой, направился к обрыву.  

Там, на краю, в самом низу Рик увидел бесконечную, широкую голубую реку уходящею вдаль, с черной страшной проплешиной посреди голубых вод.  

– Это информационных поток, каждый видит его по-своему, я его вижу, как хрустальный столб, уходящий ввысь, – признался путник. – Он является стержнем, каркасом всего, к чему мы привыкли, я и немногие другие разумные, являемся его наблюдателями, сейчас и ты в их числе. Туда, где появляются ошибки, направляемся мы, наблюдая, исправляем их, имея талант в своеобразном восприятии событий, подмечая то, чего не видят другие, мы не принадлежим отдельному миру, мы принадлежим вселенной, перед нами падают границы расстояний, рвутся мембраны измерений, мы там, где должны быть, чтобы восстановить баланс!  

– Вас посылает поток? – Рик кивнул в сторону реки.  

– Нет, просто я понимаю, что нужно делать, куда направиться, я не уверен правильно ли поступаю, просто делаю, все происходит само собой, как сейчас, такова наша вселенная, со свободой выбора, с массой возможностей, разных вариантов решений, но учти за каждый свой выбор и поступок придётся ответить. – Закончил он свой монолог предупреждением.  

– Так что мне делать, о каком выборе вы мне говорите? – Опять спросил Рик устало.  

– Ты наблюдатель, тебе решать, можешь просто уйти, это твой путь. – Ответил ему незнакомец.  

Рик был обескуражен, не понимал, чего от него хотят. Подошел почти к краю бездны, посмотрел вниз на реку, на черную кляксу, некрасиво нарушившую гармонию, вспомнил о маме, о Сэмми, его пухлое улыбающееся доброе лицо малого с веснушками, противного брата Фолловых, вспомнил о Соло.  

– Он не предал! – Тихо сказал Рик.  

– Что? – Переспросил Незнакомец.  

– Он не предатель! – Крикнул Рик и шагнул вниз.  

 

Черная фигурка мальчика с раскрытыми в разные стороны руками медленно опустилась в поток, поплыла по течению к темной прогалине, с его фигурки сошла, растворяясь в потоке черная пленка, какое-то время кляксой держалась за ним на голубой поверхности, доплыв до прогалины, мальчик растворился в синеве, заполняя собой черноту, восстанавливая гармонию.  

Поток продолжил свой вечный путь, залечив ужасную рану.  

Путник стоял на краю, любовался чистым без досадной трещины кристаллом, уходящим столбом вверх, удовлетворенно кивнул, сверкнул яркой вспышкой, исчез, оставив в величественном безмолвии островок. Не понимающим взглядом, беспристрастно ярко светили над ним звезды.  

 

На ярком синем небе не торопясь, лениво, проплывали небольшие белые облачка, как бы в шутку закрывая на мгновение солнце, улетали в даль. Чуть веял ветер, совсем немного разгонял густую летнюю жару, трепал не послушную челку. Восторженным хором перекрикивая друг друга, пели свои песни птицы.  

Сочная зеленая трава доставала почти до колен. Становилось жарко, Рик не спеша снял зеленую куртку, свитер, остался в лёгкой мятой бежевой футболке. Но ногам все-таки оставалась жарко, обувь была рассчитана на раннюю весну. Он находился на чудесной лесной опушке, окруженной молодым леском, деревья Рик узнал, понял, что находится на Земле. От этого стало тепло и спокойно на душе.  

Он появился из ниоткуда всего пятнадцать минут назад, знал для чего здесь, вообще теперь он знал многое, с тех пор как сделал тот шаг в бездну, это время провел как во сне, теперь пробудился с багажом нескончаемых знаний. Это место было своеобразным подарком для Рика, в него входили знания о маме, просто знал, что она сейчас сидит и сутулится в своем кабинете на станции Титан, пьет кофе, обрабатывая данные восточного блока, для ориентации корабля с важной делегацией.  

Знал, что Соло с Хантером относительно не далеко шлепают по болотистой местности, выполняя очередное задание. Рик улыбался, знал, что сейчас произойдет.  

И все же это случилось не так, как он предполагал, неожиданно очень мягко, нежно и осторожно кто-то тернулся бочком о бедро мальчика, он обернулся, там никого не оказалось, обернулся обратно, увидел того, кого так хотел видеть, перед ним сидел Эди. Эд не выдержал, бросился к другу, поставил лапы ему на грудь, принялся тереться головой о подбородок и щеки Рика, громко мурлыкая, сообщая мальчику как он рад, посылая волны своих чувств. Рик обнял друга, гладил его бока, нечаянно нащупал два отчетливых шрама по разные стороны его тела.  

– Рад тебя видеть, дружище, мой хороший, как ты поживаешь, а? – Спрашивал Рик, трепля его.  

Нарадовавшись Эди отскочил, позвал за собой, Рик направился за ним.  

Шли не долго, Эд то отставал, то забегал вперед, оборачиваясь на мальчика, углубились в лес, там в небольшом заломе, Эди вел именно туда, где Рик увидел замаскированную лежанку из сухих листьев, шерсти и веток, на лежанке, почти сливаясь с коричневой фактурой, лежала невеста Эда, девочка Кагл, рядом с ней копошилось четыре маленьких котенка. Самка подняла голову, оскалилась, Рик почувствовал предупреждение от друга. Эд подошел к своим, лизнул сорванца, ткнул носом подругу та успокоилась, вернулся к Рику, сел рядом с ним, уткнулся мордой в руки, замурлыкал.  

– Поздравляю Эд…, ты молодец, счастливо вам, мне пора идти, ты знаешь, – прижался лицом к его голове. Рик погладил друга, развернулся, быстро направился к опушке. Эд не шелохнулся, сидел и смотрел ему вслед, провожал взглядом, пока тот не скрылся за деревьями, моргнул, когда блеснула яркая синяя вспышка.  

Вздохнул, направился к своим неуклюже смешной косолапой походкой, мелкие засеменили к нему, мама недовольно рыкнула на них, конечно, кто бы обратил на нее внимание. Солнышко пробивалось сквозь деревья, ласкало золотыми лучами смешных малышей, они резвились, дрались и баловались друг с другом, не подозревая, что являются опасными и коварными хищниками на новой родине.  

 

 

Мои дорогие читатели, автору очень приятно получить Ваш отзыв. Пожалуйста, поддержите книгу комментарием или благодарностью.  

 

| 184 | 5 / 5 (голосов: 4) | 21:53 01.08.2022

Комментарии

Книги автора

Золотое счастье 18+
Автор: Kasha23
Роман / Любовный роман Приключения Проза
Первая любовь. В этом чувстве - всё прекрасно. Мир преображается. Всё выглядит по-другому. Краски играют ярче, а душа сладостно томится. Но первую любовь очень легко потерять и остаться ни с чем на вс ... (открыть аннотацию)ю жизнь. Вот и Елена, сможет ли она, сохранить свою любовь, не смотря на все перипетии её судьбы. Уверен, дорогой читатель, вы тоже влюбитесь вместе с героями и будете переживать все повороты обстоятельств. Страстные поцелуи, объятия и яркие выяснения отношений не оставят вас равнодушными. PS. В тексте присутствуют сцены эротического характера.
Теги: Любовный роман приключения отношения любовь страсть эротика
16:03 16.08.2022 | оценок нет

«проводник 2». На другом берегу Стикса 18+
Автор: Kasha23
Роман / Мистика Оккультизм Приключения Фэнтези Хоррор
Завершающая книга серии. Объединяющая произведения, "Мотыльки", "Проводник" , в одну историю и дающая ответы на вопрос. Что же все-таки произошло дальше, с героями Мотыльков и Проводника? Как бы вы п ... (открыть аннотацию)оступили, если бы вам предоставилась возможность заглянуть по ту сторону жизни, на тот свет? На этот вопрос, дают ответ герои, захватывающей истории, представленной в книге. Дорогие читатели, вас ждут, умопомрачительные и совершенно неожиданные повороты сюжета. Тайны, приключения и откровенный ужас. Уверен, вы не останетесь разочарованными. Приятного чтения!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное хоррор
13:46 12.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Проводник 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Приключения Проза Фантастика
Что если бы вам предложили при жизни сгонять на тот свет? Посмотреть как там все устроено? Пересилило бы ваше любопытство, ваш страх? На такие вопросы пришлось отвечать главному герою. Что из этого вы ... (открыть аннотацию)шло читать вам, дорогие мои читатели!!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное.
13:21 11.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Мотыльки 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Хоррор
Проклятое место, скверна. Поросшее растительностью кладбище, затаившееся зло. Зло, которое неусыпно ждет своего часа. Не в том месте и не в то время, вот характеристика этой жуткой демонической истор ... (открыть аннотацию)ии. Читайте, ужасайтесь, будьте осторожны, зло всегда наблюдает....
Теги: Мистика проза ужасы паранармальное.
16:25 08.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Часы 18+
Автор: Kasha23
Рассказ / Мистика Проза Фантастика
Вечность! Вот кого спроси, хотел бы он жить вечно? Большинство бы согласилось попробовать. Но мы не знаем какую цену придется платить за это. Скорее всего, наверно слишком дорогую!
Теги: Мистика проза фантастика.
11:39 03.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Демон 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Фэнтези Хоррор Эзотерика
Хорошо подумайте прежде чем начинать читать! Жуткая история. Никогда не знаешь где тебя подстерегает беда. Казалось бы совсем обычные вещи могут таить в себе массу опасностей и угодить в смерт ... (открыть аннотацию)ельную ловушку раз плюнуть. Кем может оказаться с виду тихий, вежливый сосед, проживающий рядом с вами годами? А красивая, приветливая девушка, просящая помощь на улице? В баре незнакомец, милый собеседник? Найденная на дороге, лежащая потерянной, крупная денежная купюра? Все может окончится для вас плачевно. Предлагаю вам прочтение одной из страшных Городских легенд. Дорогой читатель, планирую целую серию таких небольших романов. Подписывайтесь оставляйте комментарии.
Теги: Проза Мистика хоррор Оккультизм Эзотерика
22:12 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.