Проводник

Повесть / Мистика, Приключения, Проза, Фантастика
Что если бы вам предложили при жизни сгонять на тот свет? Посмотреть как там все устроено? Пересилило бы ваше любопытство, ваш страх? На такие вопросы пришлось отвечать главному герою. Что из этого вышло читать вам, дорогие мои читатели!!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное.

Проводник  

 

 

 

– Так ты говоришь, что можешь провести человека на тот свет и вернуть обратно…, это правда? Паш, я правильно тебя понял…?  

 

– Да, но не совсем верно, скорее за грань.  

 

– За какую грань?  

 

– Не знаю, просто провожу, потом встречаю, веду обратно.  

 

– Для чего?  

 

– Да так, просто, не знаю, ну по приколу.  

 

– А…, понятно. Паша расскажи, что произошло прошлой ночью на вечеринке?  

 

– Да вообще-то ничего не произошло, просто они меня попросили, я их отвел, вот и все.  

 

– Что и все…?  

 

– Да так…, все просто, потом пошел их встречать, а они не вернулись. – Паша занервничал, начал грызть ногти.  

 

– А ты в курсе, что они мертвы?  

 

– Нет, поверьте, они не мертвы, просто затерялись, я могу вернуться, подождать, все исправить. – Парень положил руки с тонкими бледными пальцами на желтую поверхность столешницы казенного стола, пальцы нервно впились в деревянную фактуру, побелели.  

 

Сергей внимательно всматривался в худое Пашино лицо, буквально буравил его взглядом, смотрел на реакцию, наблюдал за движением глаз, бровей, губ, просчитывал его, наблюдал за мимикой. Наступил момент истины, если он сейчас его не просчитает, то потом будет намного сложней. Но как он ни старался, прочитать парня не получалось, тот был совершенно непроницаем, не читаем. Было непонятно, какой он человек изнутри, на что способен, как себя вести с ним, чтобы получить от него желаемое. Сергей про себя спокойно удивился: такое случилось первый раз за пятнадцать лет службы в органах.  

 

Пауза затянулась, на потолке щелкнула, моргнула лампа дневного освещения. Он отвлекся от парня, поднял глаза вверх, ровный, белый, пористый армстронг с решёткой светильника.  

 

– Поверьте, я не хотел. – Почти шёпотом сказал Паша. – Просто пришел пива попить, меня уломали. Говорил им не ходить, я всего лишь хотел показать…, а девчонки пошли, еще Женя с ними. – Паренек слегка успокоился, но все же волнение полностью не унялось.  

 

– Паша, куда они пошли…? Куда ты их вел? На тот свет? – Спросил Сергей устало, глянул на санитара, стоящего у дверного проема смотровой, тот скрестил на груди руки, облокотился о косяк. В ответ санитар усмехнулся саркастической ухмылкой, мол, че зря время теряешь, все понятно. Сергей на его сарказм не обратил внимания, вернулся к парню, еще раз внимательно изучил его.  

 

Внешность Паши из себя ничего особенного не представляла, он был обычным парнем, худоват, выше среднего, примерно под метр восемьдесят, с длинными руками, в белой несвежей футболке, с резко выступающими ключицами на плечах, лицо худое с острым прямым носом, голубыми выразительными глазами, со светлыми кучеряшками на голове, можно было бы назвать его красавчиком, если бы не тонкие бледные губы да совершенно безвольный теряющийся подборок. Нет, подбородок не портил его, просто создавал впечатление мягкости, ненадежности, уклончивости Паши. Что для любого парня было бы весомым минусом.  

 

– Скажи, Паша, какой препарат ты подсыпал в кальян на вечеринке – соль, фен или ганж, что за химия была? – Сергей задал вопрос в лоб, рассчитывая на эффект внезапности, внимательно всматриваясь в парня.  

 

Паша отпрянул, шаркнул стулом, вопрос его обескуражил, но он быстро взял себя в руки, махнул головой, посмотрел на Сергея.  

 

– Я не связываюсь с драгом, это не мое…, наркота вредит, убивает, я отрицаю драг. – Заявил он в ответ спокойно, категорично.  

 

– Паша, кальян взяли на экспертизу, ребята показания дали, что ты его заправлял. – Парировал на это Сергей негромко, но настойчиво, провоцируя парня на реакцию.  

 

– Не было никакой наркоты… Да, кальян я забил, девчонки попросили, пиво пили, лонгер, так, ничего особенного, просто туса, но наркотиков не было. Пусть проверяют, мне плевать….  

 

Паша откинулся на спинку стула и с вызовом посмотрел на Сергея, скосил глаза, мельком глянул на санитара, замолчал, давая понять, что добавить ему больше нечего.  

 

Резким щелчком-рывком открылась дверь, санитар чуть не вывалился наружу, беззвучно чертыхнулся, вновь обрел равновесие, шагнул в сторону, отошел от проема.  

 

На фоне более яркого коридорного освещения появился дежурный врач в белом халате, с бежевыми шлепками на ногах, лет пятидесяти небритый крупный мужик.  

 

– Так, хорош…, прекращай бардак, хватит, целый час его мурыжишь, давай, до свидания. – Сказал врач, будто бы выругался сиплым низким басом в адрес Сергея. По нему было видно, что ни с кем церемониться он не привык и не собирался этого делать, тем более с представителями полиции.  

 

– Паша, вставай, пошли со мной, в столовой тебя накормят, потом к старшей медсестре пойдёшь, она тебе палату покажет, не переживай, пару дней у нас побудешь, потом домой тебя отпустим. – Пообещал он парню, давая понять Сергею кто здесь главный.  

 

Сергей кивнул, согласился с условием, шаркнул легким силуминовым стулом, встал из-за стола, спокойно произнес.  

 

– Спасибо Василий Иванович за содействие, вы, как всегда, выручает. – Он хорошо знал психиатра, уважал его за профессионализм и прощал ему профессиональную бесцеремонность.  

 

– Да ладно, – доктор смягчился, – в следующий раз только с бумагами пущу. – Пригрозил он, опустил руку к бедру, махнул Сергею кистью так, чтобы парень не видел, мол выматывайся отсюда, подмигнул. Вслух сказал, – Тут нечего тебе делать, мы сами разберемся…, пошли Паша. – Повернулся, вышел в коридор, за ним вышел санитар. Паша встал со своего места, встретился взглядом с Сергеем.  

 

– Простите…. – Коротко бросил он, быстро вышел за ними следом.  

 

Сергей был разочарован, посмотрел на часы, стрелки показывали девять вечера, прикинул как будет добирается домой. Хотя понимал, что нужно заехать сначала в отдел, но настроения работать не было, решил все-таки домой. Тем более Петрович пообещал его не дергать.  

 

Эта история для Сережи началась ранним утром в отделении, на рутинном совещании, тогда он доложил начальнику о текущих делах, получил на орехи за висяки, поумничал насчет своих предположений, выслушал доклады других оперов, в общем все, как всегда. Собирался слинять по-тихому к себе в берлогу, вдумчиво покурить, выпить кофе, приготовиться к работе, дел было невпроворот, тем более дамокловым мечом висели два выезда по адресам, куда позарез нужно было сегодня сгонять.  

 

– Сереж…, останься, пожалуйста, у меня дело к тебе. – Сквозь гомон сослуживцев неожиданно обратился к нему Юрий Петрович, он нагнул голову, прикурил сигарету. Сергей кивнул в ответ, внутри закралось нехорошее чувство. «Сто процентов нагрузит! » – Подумал он про себя, и не ошибся.  

 

– Сереж, у меня к тебе огромная просьба, у меня проблема. –Начальник заерзал на кресле, было видно, как ему неудобно, начал с тихих просящих интонаций.  

 

«Не к добру такой тон», – подумал Сергей, не удержался достал из пачки сигарету, зажал ее между пальцев.  

 

– Да ты закуривай. – Предложил Юрий Петрович, соглашаясь, увидев сигарету в руках. Сергей искренне удивился, в кабинете начальника разрешалось курить только начальнику, это было железное правило, нарушение строго каралось.  

 

– Сереж, тут такое дело: – перешёл Петрович к теме. – Позапрошлой ночью, когда Звягинцев дежурил, верней уже ближе к утру, случился вызов наряда по адресу Головина пятнадцать, там ребята обнаружили три трупа. Молодежь, две девочки и парнишка, примерно по восемнадцать-двадцать лет, еще человек шесть живыми. По их показаниям, в квартире происходила вечеринка, вели себя тихо, не шумели, от соседей жалоб не поступало. Звягинцев снимал показания, ребятишки, понятно, в шоке. Там все как обычно, собрались, музыка, пиво, хихоньки-хаханьки, ничего особенного. Вон мой оболтус тоже, уже двадцать три, а все таскается черт знает где по ночам. – Он замолчал, видно вспоминал о сыне. Сергей слушал, не мешал, так и не закурил, побоялся. Начальник продолжил.  

 

– По показаниям молодежи на вписке все было нормально, пока один из парней не начал показывать фокусы, сказал им, что может на тот свет провести, показать, что там, и обратно вернуть. Прикидываешь? Сергей прикурил, затянулся, выпустил облако горького дыма. Петрович сделал паузу, тоже достал из пачки парламент, подкурил, отбросил зажигалку на край стола, чуть кашлянул, отхлебнул остаток чая с заваркой, скривился.  

 

«Наверное, горько». – Машинально подумал Сергей, ему становилось интересно.  

 

– Дальше в их рассказах начинается какая-то дичь, – Петрович вновь затянулся, прищурил левый глаз, видно в него попал дым, он смахнул слезу. – С их слов, парень вышел на середину комнаты махнул рукой, и они внезапно оказались на тропическом острове! Понимаешь, на острове?  

 

– А кальян проверяли? – Перебил Сергей начальника. Юрий Петрович оценивающе посмотрел на Сергея, помолчал, спокойно ответил.  

 

– Звягинцев тоже подумал про кальян, причем смесь готовил фокусник! По-моему, его Паша зовут, в городе недавно, сейчас пробиваем откуда он появился. Мы отправили остаток смеси на экспертизу по наркотикам, трупы тоже на экспертизе. В показаниях ребята все как один повторили одну и ту же сказку, показания сходятся один в один, ты понимаешь? – прищурился, тихо произнес. -Получается, действие наркотика оказало общее воздействие, с одинаковым эффектом? – Вопрос повис в воздухе. – Юрий Петрович спохватился, развел руками.  

 

Сергей в ответ, высказал сомнение.  

 

– Как такое возможно, они же разного веса, пола, физиологии, все увидели одинаковый мульт, или это гипноз?  

 

– Вот и я говорю, что жопа, ничего не ясно, как так, что три человека погибли, а остальным хоть бы хны? – Начальник пожал плечами, продолжил. Казалось бы, стандартная ситуация, парень приносит на вписку наркотик, заправляет его в кальян, в надежде произвести впечатление на окружающих, и как максимум в результате получить секс. – Петрович поднял указательный палец вверх. – В итоге три трупа от передоза или интоксикации. Все просто, как два пальца об асфальт, дело можно закрыть по горячему. – Он положил руки на стол, взял ручку, щелкнул пару раз кнопкой. Но тут не сходится, твою мать! – Хлопнул ладошкой по столу. Показания у них сходятся, идентичные, понимаешь?! Почему один и тот же остров, мать его, тропический? Он вновь замолчал, достал почти из пустой пачки сигарету, молча подкурил, Сергей закурить не рискнул, хотя жутко хотелось. Петрович затянулся, продолжил. – Можно было бы списать трупы на несчастный случай, мало ли что, сердце, кровоизлияние, черт еще чего может быть при гипнозе, если это конечно был гипноз, но им по двадцать, я на всякий случай позвонил в дурку, поинтересовался у Василия Ивановича по этому случаю, он сказал, что такое невозможно, предложил мне у него отдохнуть недельку. – Юрий Петрович печально глянул на Сергея. – Что скажешь? Может, и в самом деле, мне к нему на профилактику, а? – Он ухмыльнулся, ожидая слова поддержки. Сергей тупил, лихорадочно обдумывал полученную информацию, спохватился.  

 

– Да не, Петрович, какой отпуск в дурке? Пусть сам в своем учреждении отдыхает, мы как-нибудь на рыбалочку, на шашлычки. – Успокоил патрона. Тот довольно хмыкнул, продолжил выдавать информацию.  

 

– Звягинцев парня задержал, остальных отпустил под подписку. Доставил фокусника в отдел, ну соответственно пока горяченький, ребятки обрабатывать его давай, спрашивают где наркоту взял? Он в глухую, в отказ, мол я не я и хата не моя. Как ни кололи, ничего не вышло. К утру парни начали замечать, что парниша того… – Юрий Петрович, покрутил пальцем у виска. Начал втирать ребятам какую-то несуразицу, что, мол, он никто иной, как проводник, только не тот, что в поезде, а на манер колдуна. Парни ему о наркоте, а он им рассказывал о какой-то системе, о том, что он ее хакнул, обошёл, обещал и ребят провести на тот свет, представляешь? – Петрович улыбнулся, Сергей автоматически кивнул. В общем, всё поняли, протокол отложили в сторону, договорились с парнишей о демонстрации его возможностей, тот совсем приуныл, мол, житья нет, сам туда уйду. Ребята втихаря вызвали бригаду психиатрической помощи, пока ждали, собрались в кабинете, даже Татьяна по такому поводу пришла, бросила свои бумаги, расселись, ожидая гипноза.  

 

Сергей раскрыл рот от внимания, его захватила история, крайняя интрига событий.  

 

– Парень ничего не делал, просто сидел хлопал глазками, личный состав наш приторчал, это и понятно после дежурства-то ночного, время примерно к восьми утра шло. Кому-то что-то прислышалось, типа ручья, короче, хрен его знает, только в тот момент в отдел патруль мужика с горячкой доставили, тот в частном секторе на народ с топором бросался, в общем, не до фокусника стало, закрыли его в обезьяннике. – Петрович перевел дух, откинулся на кресле, продолжил. Потом бригада по тихому его в дурку увезла, вот и все, вся история. Он развел руками, замолчал, добавил. -Дело на контроле в прокуратуре, три трупа…, молодёжь, сам понимаешь. – Сергей был слегка разочарован банальным концом, молчал.  

 

– Сереж, прошу тебя, сгоняй в дурку. – Нарушил паузу начальник. Пробей там, че да как, Звягинцев отпросился у меня на недельку, че-то с тестем у него, вроде простатит, короче возит его по больницам, не мог не отпустить, а у меня с этим делом гайки.  

 

– Не…, Юрий Петрович, не могу, у меня и так перегруз. Три висяка, текущих дел по горло, а это вообще кабздец, Твин пикс, много неизвестных, что там делать, ума не приложу. – Сергей развел руками.  

 

– Сережа, не спеши отказываться, я же все понимаю, просто поедь туда, поспрашивай парня, может чего узнаешь, ниточку какую получишь, так сказать, чем черт не шутит. А я учту, тебе подсоблю, если что. – Пообещал Юрий Петрович, с надеждой смотря на подчинённого. Предложение было крайне заманчивым, тем более поддержка начальства всегда востребована.  

 

– А с другой стороны он понимал, если согласится, дело к нему перейдет, а там черт ногу сломит, неизвестно еще какой результат по экспертизе кальяна, а если он чистый, что тогда? Если трупы без вредных веществ в крови, как интерпретировать смерть молодежи? Много если, еще и надзор прокуратуры, просто нещадно задавят. Звягинцев молодец, мгновенно вкурил что к чему, съехал с базара побырому. – В секундную паузу, лихорадочно размышлял Сергей, Петрович молчал, внимательно смотрел на него, давая возможность подумать.  

 

Совсем неожиданно, даже для себя, Сергей кивнул, Юрий Петрович хитро улыбнулся в ответ.  

 

– Сегодня договорился с Иванычем, в восемь вечера устроит тебе рандеву с фокусником, пробей его так сказать в иной обстановке. – Дал указания патрон, достал последнюю сигарету, подкурил, затянулся. – Сереж на три дня это в приоритете, мне нужно хоть какая-то информация, чтобы скормить прокуратуре, а то закопают, но думаю все-таки прорвемся. – Заключил он, подбодрил слегка.  

 

Так Сергей вляпался в эту непонятную историю, сейчас стоял на остановке ждал в темноте подходящую маршрутку, размышлял, курил. Но дельные мысли по делу в голову не приходили, скорее лезли о том, чем его вечером Танька кормить собралась.  

 

Домой добрался довольно быстро, повезло, его подхватил вахтовый автобус, везший откуда-то рабочих, водитель решил подзаработать подкинул зависший на остановке люд.  

 

Дома его встретила Татьяна в легком, коротком хлопковом халате, который подчеркивал ее точеную фигурку, задорно торчащие грудки соблазнительно выпирали из декольте. Сергей удрученно подметил, что сил на нее уже не осталось. Супруга встретила его в хорошем настроении, обняла, тихонько прошептала почти на ухо, что Светку уже уложила, чтобы он не громыхал. От нее пахло едой и едва чувствующимся ароматом дневных духов. Сергей уловил намек, понял, что отмазаться не получится. Таня помогла снять джинсовку, провела его на микрокухню хрущевки, чтобы он поужинал. За ужином обменялись последними новостями, потом по-тихому направились в свою комнату, по дороге Сережа на цыпочках зашел к трехлетней дочурке, вздохнул, – что совсем не хватает время для неё с этой проклятой работой. Бесшумно подошла Таня, нежно поцеловала в щеку, – пойдем шепнула она, – ш-ш…, поднесла палец к губам.  

 

Громом среди тихой комнаты, зазвонил мобильный, Сергей проснулся, глянул на часы на стене, стрелки показывали шесть тридцать утра, одним махом взял вибрирующий и трезвонящий телефон, нажал на ответ. Таня рядом недовольно замычала, махнула рукой, чтобы он убирался с постели на кухню.  

 

– Алло? – Почти шепотом ответил Сергей по пути на кухню, он шлепал босыми ногами по полу, сильно хотелось в туалет.  

 

– Серега, здоров, прости, что разбудил…, хотя тебе и так уже пора вставать. – Оправдал себя голос на том конце трубки, голосом в телефоне, был его коллега и кореш, Натан Жарков, он был чуть моложе Сергея, обладал открытым, веселым характером, сегодня дежурил на сутках.  

 

– Слышь…, Серый, пришли результаты экспертиз, – сообщил он, – бумаги пока не оформили, сказали, что после обеда подготовят, но словами передали, что кальян чист, наркоты там отродясь не было. В морге тоже дали ответ, что в трупах никаких вредных веществ не обнаружили, только по ноль восемь промилле в крови, примерно по литрухе пива выпили.  

 

– Да, дела…! – Ответил Сергей, добрался до кухни поставил чайник на плиту.  

 

– Полиорганная недостаточность, внезапное прекращение жизненных функций. – Продолжил коллега. – Там в морге офигели…, разводят руками, такого еще не видели, чтобы ни с того, ни с сего на тот свет. – Натан замолчал, дал возможность подумать, собраться с мыслями, продолжил. – Мне Петрович сказал, чтобы как данные появятся, тебе сразу слил, просил по делу сильно не распространяться. Ладно, пока…, жду тебя в отделе. – Он повесил трубку, Сергей обрадовался свободе, быстро побежал в туалет. На кухню вошла Татьяна, на ходу запахивая халат.  

 

– Кто звонил, Сереж…? – Спросила она в пол голоса.  

 

– Натан…, по работе…. – Ответил Сергей из туалета. Татьяна не ответила, молча зазвенела посудой, готовила ему завтрак, сняла свистящий чайник с газа.  

 

Работа встретила будничной суетой, на совещании Сергей был крайне растерян, но с него никто ничего не спрашивал, Петрович не приставал, только после совещания попросил остаться, сказал, что по результатам экспертиз к парню предъявить претензии не получится, сказал, чтобы Сергей сильно не заморачивался, занимался своими делами, но и неявно намекнул, что если есть мысли, как прокачать дело, то он не против.  

 

Сейчас Сергей сидел в своем кабинете, курил сигарету, пил кофе и тупил. Только что звонил в психиатрию, договорился о встрече с парнем, вернее получил разрешение от зав отделением психиатрии Василия Ивановича. Тот заявил, что с Пашей все в порядке, придраться не к чему, у парня только нервный срыв, еще пару дней и он его отпустит.  

 

Сергей посмотрел на часы, понял, что нужно собираться, договорился с дежурным, тот пообещал, что его подкинут поближе, куда собрался он никому говорить не стал, чтобы избежать лишних расспросов.  

 

Ему самому становилось жутко любопытно, с человеческой точки зрения вызывало не хилый интерес, что же все-таки там произошло на квартире, что послужило причиной смерти троих молодых людей в рассвете своих сил, и какова в этом роль Паши. Что он мог такого сделать, что повлекло за собой столь трагические последствия. Не говоря уже о чисто профессиональных вопросах, вернее ответах, вернее их отсутствиях, в этом Сергей как опер, надеявшийся на удачное продвижение по службе, понял, что в свете последних событий, в профессии он не понимает ничего. Несмотря на годы работы и накопленный им немалый опыт, он попросту облажался, несмотря на все факты и свидетелей, это очень задевало самолюбие, ранило самоуверенное эго. Было грустно и противно от того, что не смог понять и раскусить простого сопляка, который остался для него тайной, черной дырой. Чтобы оправдать себе свою состоятельность, Сергей готов был взорваться тяжелой авиационной бомбой, но все-таки докопаться до истины. Самое страшное, что он не мог понять элементарно законы этого дела, его механику, почему все случилось именно так, он точно был уверен, что какой-то детали явно не хватало, важного винтика, шестеренки, пазла, чтобы увидеть всю картину целиком. Он как дуэлянт вызвал себя на дуэль, поставил все на кон, чтобы во всем разобраться! Внизу посигналил уазик, он понял, что гудки для него, одним глотком допил кофе, вышел из кабинета, заспешил вниз к ожидавшей его машине.  

 

Сергей достал сигарету, удобно прислонился к спинке силуминового стула, расслабился, осмотрелся. Все та же смотровая, нечего не изменилось, все так, как при первом свидании с Павлом. Коричневый кафельный пол, в углу блестящий с высоким хромированным краном умывальник, кушетка у стены с белой маленькой подушкой, ровные бежевые стены, неявно пахло недавним ремонтом и медициной, на потолке редко щелкающая лампа дневного света.  

 

Паша тоже ничуть не изменился, все та же бело-серая застиранная футболка, всклоченные кудри, торчащие ключицы, только лицо стало глаже, спокойнее, слегка покрылось щетиной.  

 

– Паша, послушай, пришли результаты экспертизы по кальяну, тебе интересно? – Начал разговор Сергей, внимательно всматриваясь в Пашу. На этот раз они были только вдвоем, без санитара, так договорился Сергей, рассчитывая на откровенный разговор. Он пошел ва-банк, поставил на кон все, понимал, что больше такой возможности для него не представится.  

 

– Мне плевать! – Категорично заявил Паша в ответ, давая понять, что откровенного разговора не получится.  

 

– Вот! – Сергей взял папку со стола вжикнул молнией, открыл ее, порылся, достал два листка, формата, А4, с печатным текстом и синими печатями внизу.  

 

– Что это? – Спросил Павел недоверчиво.  

 

– Экспертиза…, на, можешь глянуть. – Ответил Сергей, протянул бумагу парню. Тот робко, аккуратно, взял листки нетвердой рукой. У Сергея промелькнуло озарение, чуть приоткрылась завеса, не полностью, только микроскопическая щель, но всё же ему удалось разглядеть, считать, что там за занавесом, что за человек этот Паша. Павел дернулся, будто почувствовал, Сергей мог поклясться, что именно так и было, но наваждение быстро исчезло.  

 

Паша пытался прочитать, что написано на листках, но текст был заумный, а он волновался, листки дрожали.  

 

– Там написано, что в кальяне следов наркотиков не обнаружено…, читай последние три строки…. – Подсказал Сергей и добавил. – В трупах тоже следов отравляющих веществ не обнаружено. Так что, Паша, у нас к тебе никаких претензий нет, думаю, что в дурке тебя еще до завтра подержат и отпустят, полетишь белым лебедем на волю, куда глаза глядят. – Сказал Сергей и замолчал, потом добавил. – Но понимаешь, мне все-таки придётся кое-какие вопросы с тобой прояснить, чтобы ты мне помог окончательно снять с тебя подозрения, а мне написать доклад, что ты не причем. – Паша это выслушал с непроницаемым лицом, потом ответил.  

 

– Да ну, фуфло…! – Он небрежно бросил бумаги на стол.  

 

– Зря не веришь…, думаешь я это все подстроил, чтобы тебя развести? Посмотри на печати, за подделку мне придётся присесть лет на пяток, в чем смысл? Чтобы тебя, щегла, закрыть…? Мелкая ты рыбеха, чтоб ради тебя так рисковать. Впрочем, можешь не верить, мне плевать. – Сергей забрал бумаги, поместил их обратно в папку, ждал результата, наживка проглочена, оставалось чуток потерпеть.  

 

Паша недоверчиво глянул на Сергея, по его лицу было видно, что в нем борются два разных чувства, одно негативное отрицательное, как щит, предназначенное для защиты, а второе – желание поверить, облегченно вздохнуть, освободиться от той ситуации, в которую он неосторожно попал. Для второго чувства нужен был союзник, который мог бы помочь во всем разобраться, оправдать, а самым надежным союзником на этот момент был Сергей, принесший столь облегчающую новость. Сергей знал наверняка, о чем сейчас думает парень, знал, что второе чувство сильней, что оно победит, терпеливо ожидал, был уверен, что через минуту перед ним будет сидеть уже другой человек.  

 

– И вы специально пришли, чтобы мне сказать, что у полиции ко мне никаких претензий нет…? – Спросил Паша наивным детским тоном.  

 

– Бинго!! – Сергей про себя ликовал, но оставался снаружи спокойным.  

 

– Да…, совершенно нет претензий. – Ответил Сергей, но лукаво добавил, захлопывая ловушку. – По экспертизам все чисто…, но от тебя нужны объяснения, желательно те обстоятельства, на основании которых я смогу дать заключение, что ты не причем. – Сергей осекся, теперь он оказался в ловушке, ждал, что Паша пошлет его подальше, скажет, – «привет району», вам нужно, вы и копайте, я умываю руки, дальше играть в эту игру мне нет резона, мол я не причем, вы разруливайте, ваше право. Но нет, такого Паша не сказал, упустил шанс. Он молчал, держал не преднамеренно паузу, видно вспоминал тот злополучный вечер.  

 

Сергей махнул рукой с сигаретой, спросил.  

 

– Ты не против, если закурю?  

 

Паша мотнул головой, мол не против. Сергей полез во внутренний карман, там незаметно включил диктофон, взял из него же копеечную китайскую зажигалку, подкурил, с удовольствием затянулся, отбросил ее на стол.  

 

– В тот вечер Жека, пригласил меня на в писку, вечеринку…, я не хотел, он сказал, что там классные бабы будут, пожрать вкусно сделают, прикольно проведем время. А дома скучно, все равно делать нечего, я сказал…, че, пойдем, короче согласился, но, блин, изначально не хотел же.  

 

– А Женю откуда знаешь, кто он…? – Сергей как бы невзначай задал вопрос, Паша отвлекся.  

 

– Вместе коммуну снимаем, так…, знаю месяца два, хороший парень, работал слесарем на РМЗ. – Ответил Павел механически, скрипнул стулом, продолжил. Все было класс, сидели, прикалывались, пока Жека не предложил мне сводить тусу на ту сторону.  

 

«Ну вот опять тупик, какая та сторона…? » – С тоской подумал Сергей, слушал дальше, не перебивая Пашин рассказ, неспешно курил.  

 

– Я ему, ты че с дуба упал…, столько человек, как за ними услежу? –Продолжал Павел. А он, не спрашивая, рассказал толпе, что я типа уникал, что такое чудо можно испытать раз в жизни, что это покруче всего, что он пробовал.  

 

– А он откуда знал, что ты можешь…, ну способен провести на тот свет? – Подыграл Сергей Паше, он уже потерял интерес к допросу, начался бредок, понял, что парень, таки, по-черному загоняет, расстроился, что диктофон оказался бесполезен, и если он даст послушать беседу операм коллегам, то его засмеют, предложат в дурке дальше у дураков интервью брать. Но все же чисто из спортивного интереса, чтобы дома на пьянках рассказывать эту историю, решил дослушать этот бред до конца.  

 

– Я ему однажды показал, в коммуне, ну там, где мы вместе жили, тогда вечером было скучно, я решил так развлечься, но не суть важно. – Паша продолжал гнуть свою линию.  

 

– На вечеринке я отказался, сказал, что он шутит, но бабы стали уламывать, пообещали массаж, я согласился. – Он нервно провел рукой по кудрям, мотнул головой. Когда туда пошли, ну в другой мир… – Паша немного осекся, будто ему стало неудобно за свой рассказ, отвел, скосил свой взгляд, продолжил. – Ясное дело, все были шокированы, мне стало приятно, что я их удивил, ослабил внимание, и четверо из них вместе с Жекой провалились за грань, это он их туда повел, болван, чтобы спасти остальных я вернул их назад, сам нырнул обратно.  

 

– За гранью просто жуть, хаос, сложно выжить даже мне…, – Паша неожиданно стал серьезным, не говоря о простых людях, одну я вытащил. Потом толпа…, в смысле они, вызвали полицию, я не рискнул возвращаться за Жекой и девчонками, могли пострадать все присутствующие в квартире. Но если бы мне дали время, я наверняка смог бы их спасти. – Паша закончил, замолчал. Сергей улыбнулся ему в ответ.  

 

– Типа матрицы, да…? – Саркастически выдал он, был рад, что скоро свалит отсюда.  

 

– Ага, типа матрицы. – Повторил за ним Паша серьезно, как-то странно посмотрел на него.  

 

– Ладно Паш, спасибо тебе, но мне…  

 

Сергей не договорил, смотровая внезапно растаяла, вместо бежевых стен и удобного стула, появилась спокойная, умиротворенная опушка леса.  

 

Там был летний солнечный день, солнце ласково пригревало спину, пробиваясь сквозь нежную зеленую листву. Сергей сидел на большом сером валуне, низкой ступенькой уходящем в воду небольшого озерца, его ноги в кроссовках оказались по щиколотку в тёплой, прозрачно-коричневатой воде. Он неожиданно испугался резкой перемене реальности, все вокруг было настолько настоящим и в тоже время нереальным, что закружилась голова, в нос ударил запах пруда, от резкого перехода затошнило, мозг упорно отказывался верить в происходящее, твердил, что это фальшивка, хотя факты говорили об обратном. Сергей резко вытащил ноги из воды, вскочил, развернулся, двинулся в сторону берега. Там недалеко стоял Паша, смотрел на него и улыбался. Сергей окинул Павла невидящим взглядом, оттолкнул, направился прочь. Такое он испытывал впервые, будто бы внезапно закрыли в тесной бочке без возможности выбраться, все понимал, но был совершенно дезориентирован, ловил ртом воздух, наполненный ароматом теплого леса, как рыба, выброшенная на берег.  

 

– Эй, туда нельзя! – Окрикнул его Паша, махнул рукой. Сергей не отреагировал, брел прочь, как робот. Вот черт! – Чертыхнулся Павел, сплюнул на землю.  

 

Все внезапно прекратилось, лес исчез, Сергей вновь оказался в смотровой, сидел на стуле, напротив него был Паша, широко ехидно улыбался.  

 

Снова тот же эффект, мозг вновь кричал, что его одурачили, Сергей встал, отшатнулся, с треском перекинул стул. Молча, не обращая внимания на парня, попятился на выход.  

 

– Вы папку забыли...! – Сказал Паша, когда Сергей уже почти вышел, добавил вдогонку, почти прокричал в след. – Завтра в двенадцать жду тебя здесь! – Сергей почти его не слышал, шлепал мокрыми ногами, оставляя следы по коридору психиатрии, прочь.  

 

Опомнился, окончательно пришел в себя только на остановке. В ноги становилось холодно, стоял, переминался с ноги на ногу, в кроссовках противно хлюпало. Сергей достал сигарету, порылся в кармане, вспомнил, что оставил зажигалку на столе, посмотрел в сторону психбольницы, возвращаться туда не хотелось, на это просто не было сил, хотя знал, что должен, папка с документами осталась там. Подкурил у прохожего, отошел в сторонку, пытаясь спокойно разобраться в том, что произошло.  

 

– Если это иллюзия, гипноз, тогда все понятно, это пережить просто, ну подумаешь, разок попался в капкан, хотя…, грош цена мне после этого, как оперативнику. – С тоской подумал Сергей, затянулся сигаретой, мимо по дороге ехали машины, пропустил уже три нужные ему маршрутки, не замечая их.  

 

«А с другой стороны, куда денешь мокрые ноги? » – подумал Сергей, поднял ногу, посмотрел на мокрый кроссовок, пошевелил внутри пальцами. – Мда…, загадка! Получается, что вода оттуда…, из потустороннего мира…? – сделал он для себя жуткий сумасшедший вывод. Точно помнил, прям перед глазами стояло, как ноги были по щиколотку в воде, в теплой летней воде пруда! Пруда в смотровой психбольницы…! Да, если такое и может случиться, то это именно то место, которое всегда подходит для таких событий. – Сергей ухмыльнулся про себя.  

 

Но где же ответ, как решается эта головоломка, не может же вода быть и впрямь с того света? – Усомнился Сергей. Где-то есть ключик к этому замку, – думал он, нужно только повнимательнее посмотреть вокруг. – Достал из пачки новую сигарету, взял ее в рот, но подкурить было не у кого. Внимательно, пошагово вспоминал разговор с Павлом, но память почему-то настойчиво отправляла Сергея дальше, к первому разговору с фокусником, это злило, не мог сосредоточится.  

 

Вновь попробовал, мысленно оказался в смотровой. Так что там было? Парень с кудряшками смотрит на меня, пропускаем его, на потолке мигает лампа, тоже не то, санитар у косяка двери, скрестил руки на груди, ухмыляется, опять мимо! Дальше стол под дерево, коричневый кафель на полу, две плитки с трещинами, так, кушетка с подушкой, умывальник с хромированным краном, стоп, умывальник! Конечно же умывальник, вот оно…, ключик! До Сергея дошло, теперь все сошлось, стало на свои места!  

 

Паша, ушлый парнишка, свалил меня в гипноз, пока я пускал слюни, налил мне на ноги воды, благо далеко ходить не пришлось, вывел меня из гипноза, а я с мокрыми копытами! – Улыбнулся про себя Сергей. Не, ну как чисто сработал, шельмец! На душе сразу полегчало, он подкурил у прохожего мужика, пару раз затянулся, понял, что на сегодня с него хватит, решил, что поедет домой. По дороге позвонил шеф, вежливо поздоровался, вкрадчиво спросил, как дела, потом как бы невзначай поинтересовался где он, на что Сергей ответил прямо, что едет в маршрутке с мокрыми ногами домой, что был у Паши в дурке. Юрий Петрович облегченно вздохнул, видно все еще не терял надежду по поводу дела, пожелал Сереже успехов, сказал, – не буду мешать и отключился.  

 

Дома никого не было. Малая была в садике, а Танька на работе, Сергей разделся пошуршал в холодильнике, перекусил и увалился спать. Спал тревожно, снился пруд, демоны, он куда-то бежал от воды, проваливался в темноту, потом вновь оказывался у пруда. Рядом стоял Паша улыбался, Сергей везде искал свою папку, копаясь руками в рыхлой земле, но найти не мог.  

 

Его разбудила Татьяна, очень удивилась, что он дома. Сергей сказал, что его освободили для более важного дела, чем текущая работа, пожаловался ей на свои неудачи, сказал, что плохо себя чувствует. Таня пожалела его, оставила лежать на диване, погладила по голове, ушла на кухню, там они со Светланкой о чем-то тихо чирикали, тарахтели посудой. Вечер прошёл тихо и плавно, он вкусно поужинал, приятно пристроился на диване с телевизором. Сергей успокоился, почти забылось сегодняшнее утро со странностями, только боялся, что ночью опять будут сниться кошмары.  

 

Сергей проснулся бодрым, спал ночью хорошо, в кои-то веки чувствовал себя отдохнувшим, позавтракал, собрался и отправился в отдел.  

 

На работе было все, как всегда, на совещании выслушал последние новости, патрон демонстративно его не трогал, оберегал от лишних расспросов коллег. Потом, после планерки, так они в шутку называли утренний раздолбай, кореша-опера начали прикалываться с него за то, что, мол начальник не трогает его, никак влюбился в Серёженьку, ну и с дальнейшим развитием темы женитьбы Петровича на Сереже, с брачным платьем и фраком. Слушать пошлые шутки было неприятно и обидно, но он терпел, смеялся над собой вместе со всеми, хорошие отношения с сослуживцами были дороже мелких обидных шуток, поэтому не обострял, тем более часть его текущей работы легла на их плечи.  

 

Без пятнадцати двенадцать Сергей уже был в психиатрической больнице, встретился с Василием Ивановичем, спросил за Пашу, тот в ответ сказал, что завтра его отпустит, отдал Сергею его папку, на что Сергей пообещал Ивановичу бутылку вискаря.  

 

Договорился о последней встрече с Пашей, попросил, чтобы дали возможность поговорить без свидетелей в порядке частной беседы, и чтобы он побыл сам минут пять в смотровой. Василий Иванович удивился такой странной просьбе, утвердительно кивнул, пожал плечами и внимательно посмотрел на Сергея с профессиональной точки зрения. Сережа сделал вид, что не заметил взгляда с прищуром, поблагодарил зав отделением и направился в смотровую.  

 

Сергей открутил кран, вода не пошла, умывальник оказался совершенно сухим, озадаченно хмыкнул, подставил руку под кран, было слышно легкое шипение, ладонь чуть подсасывало к отверстию, так он проделал раза три, напрасно ожидая струи.  

 

– Он не работает…! – Раздалось за спиной. – Воды нет, центральную магистраль чинят, уже как два месяца…, вода только в туалете, кабинеты не подключены. – У двери стоял старичок в белом халате, в руках он держал связку ключей. – А вы милиционер? – Спросил он.  

 

– Да, я из полиции. – Спокойно ответил Сергей, оборачиваясь.  

 

– Тьфу…, полиция…, чего надо было название менять? Какая разница, только бардака добавилось…, полиция! Как при царе хотят…! – Сокрушался старик, вставил ключ во внутренний замок, оставил его там и вышел, щелкнув дверью, больше не проронив ни слова. Сергей повернулся к крану, завинтил барашки обратно. Дверь снова открылась, на пороге стоял Паша, Сергей посмотрел на часы, циферблат показывал ровно двенадцать.  

 

– Как такое может быть? – Спросил он у Паши неожиданно для себя.  

 

– Я же говорил, что могу проводить…, я проводник. – Ответил парень просто и спокойно, сегодня он был одет в хлопковую клетчатую рубаху поверх синей футболки и в синие потертые джинсы. Паша щелкнул ключом, закрывая дверь изнутри. – Пойдем, я покажу тебе и все расскажу. – Сказал он, махнул рукой как бы приглашая за собой.  

 

На этот раз Сергей был готов, но все же переход его шокировал. Стены и интерьер смотровой мягко растаяли, место кафельного пола, на котором стоял Сергей, занял песок, кроссовки сразу же чуть провалились в него. Вокруг был сказочный вид, как с открытки. Они стояли на берегу чистого бирюзового моря, на пляже из белого песка, волны плавно накатывались на берег, шипели легкой пеной и уходили обратно восвояси в море. Небо было невыносимо синим, с белыми кучевыми облаками, в зените ярко светило солнце, заметно припекало, становилось жарко. Чуть поодаль на побережье стояли пальмы, окруженные зеленым кустарником, цветущим яркими красными цветами. Пахло морской свежестью, и еще каким-то едва уловимым приятным цветочным ароматом. Рядом стоял Паша, смотрел на горизонт, улыбался.  

 

– Это все по-настоящему, или иллюзия…, гипноз? – Спросил Сергей изумленно.  

 

– Все по-настоящему. – Ответил парень, продолжая смотреть вдаль, отвлёкся, посмотрел на Сергея, снял рубаху, добавил. – Если хочешь, можешь искупаться, я лично искупнусь.  

 

Сергей не видел моря уже четвертый год подряд, прошлый раз были с беременной Татьяной в Одессе, на Черном море, а как родилась малая, уже забыл, как оно выглядит. Хоть тогда и было все супер, но этому морю Черное и в подметки не годилось, здесь все было как в сериалах про богатых. Паша разделся, бросил одежду на песок, остался в семейках, с разбега сиганул в воду. Сергей остался один, но недолго думая последовал Пашиному примеру. Вода оказалась теплой и чуть солоноватой, на дне был мягкий нежный песок, Сергей словил себя на чувстве, как ему приятно барахтаться, плескаться и нырять в теплой воде. Он подплыл к Паше, спросил у него, как бы невзначай.  

 

– Это че…, тот свет…? – Паша не ответил, перестал нырять, погреб на берег.  

 

– Ага, и так можно назвать, хотя на самом деле черт его знает…, так есть и все! – Он ответил на берегу не оборачиваясь. – Вообще-то, я называю это пузырем, потому что это пузырь и есть. – Добавил он, Павел стряхивал капли с кудрей, мотал головой по пути к одежде.  

 

– Как это – пузырь…? – Перепросил Сергей, он шлепал за парнем босыми ногами, обжигаясь ступнями о песок.  

 

– Да так, сам не пойму…, наверное, это какой-то слепок пространства с чего-то, ну, например, какого-то места на земле, а может и не на земле вовсе, короче, черт его знает. Я думаю, это просто шаблон…, черновик, с него потом какое-то место он сделал…, таких пузырей миллионы, миллиарды, какие хочешь, любые на выбор. – Продолжал Паша. – Я как-то нашел пузырь, в котором постоянно идет дождь, ну не все время конечно, но очень часто. Так я там просто залип, когда настроение хреновое было, просто сидел и вискарь пил, или просто тусовал, когда один хотел побыть, туда нырял очень часто, даже подобие домика соорудил. Есть места с горами, где много снега, катался там на лыжах, короче раздолье. – Паша натянул футболку, одел джинсы, хлопал себя по уху, пытаясь достать оттуда воду.  

 

– А ты сказал «он сделал…», а это кто – он? – Спросил Сергей и тоже натянул штаны.  

 

– Ну ты смешной, ей богу…. – Паша ухмыльнулся. – Ну кто…, не знаю…, может магистр Ёда или Дарт Вейдер, да мало ли кто? Но лично я думаю, что все-таки Бог. – Паша прекратил ерничать, серьезно посмотрел на Сергея.  

 

– А чего пузырь…? – Не унимался тот.  

 

– Ну если ты оденешься и пойдешь, например, вон в том направлении. – Он указал в сторону пальм. – И будешь идти…, уходить все дальше и дальше от этого места, ну смотря какой пузырь, конечно…, то ты скорее всего незаметно для себя вернёшься сюда, поймешь, что этот мир для тебя как-то закольцован. – Объяснил Паша. – Получается пузырь, ну как в пузыре!  

 

– А отсюда куда можно попасть…? Ну в смысле, если выйти…, попадем в смотровую дурки? – Сергей продолжал спрашивать, его разбирало от любопытства, вопросов было великое множество.  

 

– Да…, только в смотровую, уходим туда откуда пришли.  

 

– А вот если ты, например, по какой-то причине, ну…, оставишь меня здесь, что со мной будет? Задал вопрос с намеком Сергей. – Паша в ответ рассмеялся, зашагал, направился к пальмам, ответил на ходу.  

 

– Не бойся, здесь я тебя не брошу, хотя, было такое разок…. Я как-то с типом на бухался, захотелось приключений, взяли с собой водки, мангал, пива, ну типа на пикник, я пьянючий поспорил с ним, что на море шашлыки пожарим, он в бычару, – нет мол, не можем, море за четыре тысячи километров же, видел бы ты его рожу, когда я его провел из квартиры! Он, бедный, отрезвел, но долго не заморачивался, так мы там так набухались, что я про него забыл, проснулся и свалил оттуда. Пошел домой, проспался, встал с кровати, а тут, как гром с ясного неба, что он там остался, я к нему бегом, весь в волнениях, захожу, а он на кухне с глазами по пять копеек, кофе глотает. Говорит, что больше пить не будет, мол, водка палёной оказалась, капитальный глюк поймал, ну в общем, хорошо все закончилось! – Заверил Паша.  

 

Без меня тебя пузырь обратно выдавит, в твоем случае в дурку. – Объяснил он, тем временем они добрались до начала пляжа, взобрались на уступ почвы с зеленой травой.  

 

– Пойдем я кое-что тебе покажу, позвал за собой Павел.  

 

– А я смотрю, тут живности совсем нет? – Поинтересовался Сергей на ходу. Паша ответил  

 

Не-а…, нет, ни птиц, ни зверей, всяких букашек, только растительность, деревья, кусты, трава, видно, когда делали, живность еще в планах не стояла, хотя черт его знает…, это только мои догадки, по крайней мере, там, где я побывал, было все также.  

 

Сергей посмотрел на часы, Время уже было пол четвертого, но солнце садиться и не думало, стояло в зените, будто бы вечный полдень, понял, что смены дня и ночи здесь ждать не стоит. Хотелось курить и воды, он достал сигарету из пачки подкурил, затянулся догоняя Пашу.  

 

Вокруг изменился пейзаж, они шлепали по открытой, можно сказать ровной местности с идеальным зеленым газоном, поросшим цветущим кустарником и пальмами, двигались к невысокому холму, теплый ветер немного охлаждал, хотя все равно было жарко.  

 

«Да, точно попал в сериал про богачей, вокруг как поле для гольфа», – подумал про себя Сергей, обозревая ландшафт. Вслух спросил:  

 

– Слышь Паш, а как ты этому научился? Ну, в смысле путешествовать между…, ну типа мирами. – От неудобства Сергей сильно затянулся, успокаивая нервы.  

 

Паша остановился, обернулся, посмотрел на Сергея, потом отвернулся, снова молча пошел дальше. Сергей пожалел, что спросил.  

 

– У меня батя был алконавт конченый, жили мы тогда в Богом забытой деревне, Порошено называется, раньше он был военным, каким-то офицером в звании, по синьке танк утопил, его уволили, дали условно. Он не стал заморачиваться, продолжил бухать, устроился трактористом в колхоз, пил, бил меня и мамку, мне тогда двенадцать было, я, чтобы хоть как-то уйти от этого, убегал в сарай, представлял себя в другом мире, где не было бати алкаша и побоев, выдумывал всякое. Как-то раз мамка ушла на вторую смену, на заводе закруток работала, домой пришел задутый батя, доколупался до меня, что я борщ недоел, тарелку оставил на столе, за это сильно избил, ну я еле вырвался, спрятался в сарае, плакал, потом представлять себя стал в незнакомом месте, это как смотреть на три дэ картинку, сначала ничего не видишь, просто узор, а потом бац и все в три дэ. Так и у меня получилось, тогда я сильно испугался, вот до сих пор и шатаюсь, однажды даже чуть не погиб.  

 

– Паш, вот ты всем показываешь вот это, – Перебил его Сергей, обвел рукой окружающие пространство, не боишься, что рано или поздно, тобой заинтересуются серьезные дяди, упекут тебя в казематы или в какой институт, для опытов…, ведь здесь, если покопаться, много чего интересного можно найти? – Спросил он.  

 

– Не, не боюсь. – Ответил парень. – Меня невозможно задержать или поймать, это отсюда нельзя убежать, а вот если шагнуть дальше за грань, то можно в любую точку мира попасть, хоть на северный полюс, хоть куда, только это очень опасно. За границей пузыря физические законы, в нашем понимании, перестают действовать, там может случиться все, что угодно. И да, ты, Сергей, возможно прав, нужно прекращать таскать с собой кого попало, скорее всего ты последний, кто узнал о моей тайне. – Он замолчал, сделал пару шагов, добавил. Почти пришли, смотри, видишь вон там, впереди, колыхание воздуха, как будто марь подымается? – Спросил Павел.  

 

– Не, не вижу, – честно ответил Сергей. – Он смотрел в ту сторону, куда парень указывал рукой.  

 

– Да вон же, между двух пальм воздух колышется, пошли быстрей, а то мне тут уже надоело, и жарко. – Сказал Паша и прибавил шаг.  

 

– Ого, прикольно! – Сергей, был удивлен, хотя думал, что сегодня его удивить уже ничего не сможет. Он стоял перед стеной искрящегося и колышущегося воздуха, перед его взором пробегала будто бы рябь из мелких волн, непривычным, необычным хаотичным узором складывались мелкие искорки, создавалось впечатление, что воздух был густой, как жидкость.  

 

– Смотри! – Паша провел ободранной веткой кустарника по ряби, в ответ воздух вокруг палки отозвался цветными пятнами, причудливыми узорами, кругами разошелся, как в стоячей воде, на поверхности портала появились цвета, от ярко-красного до темно-синего, Паша вытащил ветку обратно. Портал…! – Заявил он.  

 

– Вот сюда ушли ребята, пока я не видел, результат ты знаешь… Теперь для тебя все ясно? Ты удовлетворен? – Спросил Павел серьезно.  

 

– Да, Паш, все ясно. Но получается, они погибли из-за тебя. – Ответил Сергей, хотя прежней уверенности у него уже не было, ему было жутко интересно, что там за порталом, он сам был готов рискнуть, чтобы увидеть то, что до него, кроме Паши, никто не видел.  

 

– Нет, алкоголь и безрассудство виноваты, я виноват только в том, что повелся на все это. – Ответил Паша, потом добавил. Кстати, можешь рассказывать про все это, мне не жалко, но учти с такими рассказами окажешься в дурке на раз, я тому пример. – Предупредил он, потом добавил. – Ладно пошли, ты все уже увидел. – Паша отошел на пару шагов, махнул рукой, приглашая Сергея за собой. Тот стоял на месте, не двигался.  

 

– А там что? – Показывая рукой на портал, спросил Сергей.  

 

– Там…? Там тот свет, там делать нечего. – С сарказмом ответил Паша. – Пошли, давай, – добавил он. Посмотрел на Сергея, заметил странное выражение на его лице. – Ты что задумал? – Спросил он серьезно. – Даже и не смей думать об этом, он со всех сил бросился к Сергею.  

 

– Я себе этого никогда не прощу, если не узнаю, что там, проговорил Сергей как заколдованный, сделал шаг вперед, в портал.  

 

 

 

– Эй…, браток, слышь… э, проснись…. – Кто-то трепал его за плечо.  

 

– Что за…. – Сергей открыл глаза, перед ним стоял заросший густой щетиной тип в зеленой армейской каске, в грязной шинели, с отворотами на рукавах – в военной форме. В одной руке он держал винтовку со штыком, а другой теребил Сергея.  

 

– Все, хорош…, – сказал и отстранил его руку Сергей, сам откинулся от дощатой стены, к которой сидя прислонялся во время сна, он сидел на каком-то деревянном, неудобном, ребристом, зеленого цвета, ящике. Сверху, с серого, затянутого свинцовыми тучами, неба, мелкими каплями накрапывал дождь. До Сергея постепенно дошло, что он почти весь промокший, посмотрел на свои ноги, они были обуты в видавшие виды грязные кирзовые армейские ботинки с плотно намотанными поверх них обмотками. Сергей подтянул ноги к себе, привстал, снизу под ногами захлюпала жижа из грязи, поморщился холодному, мокрому ощущению ног в ботинках. Сергей незаметно осмотрел себя, был одет в промокшую тяжелую шинель, весь бок которой был испачкан светлой глиной, тяжестью на голове напоминала о себе металлическая каска, прямо подле него стояла винтовка с пристыкованным к ней штыком, опертая о бревенчатый бруствер глубокого, во весь рост окопа.  

 

Вдалеке надсадно ухало, раскатисто и басисто, низкочастотной вибрацией отдавалось в груди, рядом затараторил несколькими короткими очередями пулемет. Внезапно в нос ударило неприятной гарью, воняло еще чем-то, тошнотворно, будто рядом разлагался труп кошки или собаки.  

 

Тем временем незнакомый тип, все это время стоя рядом, как-то неестественно улыбался, не мешал, ждал пока Сергей придёт в себя. Сергей поднял руки к глазам, рассматривая пальцы, ладони, тыльную сторону, руки были обожжены, исцарапаны, с черной грязью под ногтями.  

 

Солдат напротив, не обращая внимания на странности Сергея, молча полез в нагрудный карман под шинелью, там покопался, извлек наружу металлический портсигар, поддел грязным ногтем защелку, открыл его, достал папиросу, вставил ее в рот, с важным видом закрыл портсигар, положил его в боковой карман шинели, достал зажигалку, подкурил, затянулся, пустил струйку дыма.  

 

Увидев папиросу, Сергею в невмоготу захотелось закурить, он поправил рукой каску, стряхнул с ее переднего края нависшие над лицом капли, открыл рот и незнакомым непривычным голосом произнес.  

 

– Слышь…, угости сигаретой, пожалуйста…, а то сейчас помру, страх как курить хочется. – Тип в ответ заулыбался еще шире.  

 

– Во, ожил…, нормалек, вот держи! – Он опять полез в карман, скорее всего догадывался, что портсигар снова понадобится, потому не прятал его далеко, достал из недр портсигара папиросу, протянул ее Сергею.  

 

– На, закуривай братан. – Сказал незнакомец.  

 

– Благодарю. – Отозвался тот, взял папиросу в рот, потянулся ей к зажжённой зажигалке незнакомца, сделал пару тяг, чтобы подкурить.  

 

Горький, крепкий и терпкий дым ворвался в его лёгкие, такого он не ожидал, табак оказался слишком крепкий, задушливый, Сергей зашелся кашлем, согнулся пополам, содрогаясь в конвульсиях, на глаза выступили слезы, но вместе с кашлем и горьким послевкусием от табака, как гром среди ясного неба, нахлынули воспоминания прошлого сна, именно запах табака пробудил их, вывел наружу из-под темного подсознания. Он вспомнил, что ему снилось до тех пор, пока его не разбудил незнакомец. Сон был не четкий и весьма странный.  

 

Ему снилось будто бы он жил в другом более ярком, незнакомом мире, наводненном разными диковинными вещами, в этом сне у него была дочка и жена, их лица, к сожалению, он не запомнил, работал на странной работе, то ли ловил людей, преступников, то ли что-то расследовал, там его уважали, во сне он тоже курил, только курево было куда приятней, как и его жизнь в том мире, подробности сновидения таяли, блекли, исчезали. Сергей мотнул головой, набрал воздух полной грудью, выпрямился, выдохнул, снова затянулся папиросой, правда не так глубоко, сон окончательно развеялся.  

 

Солдат напротив рассмеялся.  

 

– Браток, полегче… Тончечный табак, не любит такого обращения с собой, эти собаки мешают его для нас с дерьмом и грязными портянками с убитых солдат, чтобы наши папиросы были такими крепкими, держат нас за скотов! – Зло пошутил он.  

 

Совсем рядом ухнуло, да так, что затрещали перепонки, болью отозвалось в груди, взрывом разлетелись куски мокрой грязи, пару шматков залетело к ним в окоп. Солдат интуитивно присел, его лицо изменилось, стало жестким, его скулы свело, нездоровая улыбка сошла на нет, в глазах проступил страх. Он отсчитывал про себя, чуть шевеля губами, отсчитав выпрямился, затянулся сигаретой, его страх исчез.  

 

– Шальная! Сообщил он, если бы это был арт обстрел, то уже легло бы штуки три, а тут одна.  

 

Сергей замерз, продрог.  

 

– Это что, война…? – Спросил он серьезно. Незнакомец в ответ рассмеялся, кашлянул.  

 

– Тебя, видно, хорошо вчера контузило, зря ты от госпиталя отказался…, а я тебе говорил, поезжай, хоть отъелся бы на госпитальных харчах. – Высказался он сквозь смех.  

 

– Че так воняет…? – Не обращая внимания на сарказм, интуитивно спросил Сергей.  

 

– Как чего воняет? – Опешил солдат, смачно сморкнулся, руку вытер об шинель. – Ясно чего…, противник воняет, ты что ничего не помнишь? – Уточняюще спросил он, на этот раз серьезно, без сарказма.  

 

– Не-а, не помню, ничего…, вообще…, память вышибло начисто, знаю, что Сергеем зовут, больше нечего, даже тебя не помню. – Честно признался он.  

 

– Так Лука я…! – Представился незнакомец, чуть поклонился, затянулся папиросой. – Ты мой кореш, уже как месяц, нас к вам в роту, в подкрепление прислали, после перегруппировки, вас хорошо тогда противник потрепал, всего взвод остался от батальона. – Рассказал, напомнил Лука, пальцами залез под шлем почесал затылок.  

 

Сергей поморщился, закрыл нос мокрым колючим рукавом шинели, терпеть запах уже не мог. Лука заметил, опять улыбнулся.  

 

– Че, невмоготу? – Спросил он. Сергей согласно кивнул. – Так можешь пойти похоронить их, вон они в ложняке упакованы, аккурат штабелями лежат, уже как двое суток, человек двести пятьдесят, может больше, не знаю…. Лука махнул рукой показывая куда-то за собой.  

 

– Где лежат? – Не понял Сергей. Лука вздохнул, покачал головой.  

 

– Ну как где…? В ложном окопе, на передке, в них сейчас супостат артиллерией лупит. – Ответил Лука, добавил. Своих ребятушек мы уже похоронили, кстати и ты тоже копал, а этих…, – он опять куда-то показал рукой, – пусть похоронная команда хоронит, офицеры сказали, что завтра прибудет взвод. Потерпи, на кой они тебе сдались? – Лука отошел в сторонку, мимо молча прошли шлепая по грязи, три солдата, с серыми жесткими лицами, мокрые и грязные, в шинелях с касками на головах, в руках держали оружие.  

 

– Новички…, сегодня утром прислали, всего человек сто. – Объяснил Лука, провожая парней взглядом. Он посмотрел на Сергея. Получается из старых только ты остался, вот диво дивное. – Он затянулся почти докуренной папиросой, плюнул, выбросил бычок. А ты помнишь, как мы вчера эти окопы брали, мясорубку…, рукопашную…? – Спросил Лука.  

 

– Нет не помню, говорю же…. – Ответил Сергей, он начинал уставать от Луки, на душе было не очень, как-то пусто, вакуум, к нему постепенно возвращались простые инстинкты войны, он поймал себя на мысли, что примерно знает с каких позиций бьёт вражеская артиллерия, каким калибром, автоматически считал интервалы очередей далеких пулеметов. Заметил, что Лука без медицинского подсумка.  

 

– Где твой мед пакет? – Машинально спросил Сергей у него.  

 

– Так я его на спирт сменял…, сегодня…, на кой он мне, у меня вражеских теперь целых три. – Лука показал три грязных пальца как бы в подтверждение правдивости своих слов.  

 

– А в атаку бросят, не дай Бог подстрелят, как тебя спасать, незнакомым мед паком, а? – Не унимался Сергей, он даже сам не знал, не понимал, чего он так придрался к товарищу. Тот в ответ заулыбался, не стал отвечать, сказал совсем другое.  

 

– Так спирт-то у меня, целых пол литра…. – Он перевел неудобную тему в другое русло. – Вместе выпьем, я чего пришел то…? – Лука подошел к Сергею, слегка наклонился, подсунулся поближе. – Слушай…! – Он поднес палец к своему уху, чуть задрал каску свалив ее на бок. – Слышишь? – Загадочно спросил он. Сергей прислушался, ему было слышно только далекие разрывы, одиночные винтовочные выстрелы, какие-то негромкие возгласы, еще, как завывал ветер, как по каске стучат капли дождя, ничего экстраординарного он не услышал.  

 

– Ну, ничего особенного…, так, слышна всякая херня, как обычно. –Отмахнулся Сергей немного разочарованный. Лука отстранился, выпрямился.  

 

– Чудной какой-то ты, Сергей, ей богу, послушай повнимательней. Сергей вновь напрягся, не хотел выглядеть нелепо, подошел к краю окопа, положил обе руки на бруствер, прислушался.  

 

– Э, браток…, ты поосторожней, поберегись, неровен час снайпер, подцепит тебя. – Предостерег Лука  

 

Сергей отмахнулся рукой, слушал, ему стало интересно, всё-таки что же он должен был услышать?  

 

– Ну, услышал? – Луке не терпелось.  

 

– Не мешай. – Сказал Сергей.  

 

– Слышь, мычит? – Подсказал Лука.  

 

– Что…? – Сергей повернулся к солдату лицом. – Кто мычит?  

 

– Известно кто, корова. – Ответил тот улыбаясь. – Она, вооон в той воронке бедолага. – Он указал рукой в сторону нейтральной полосы. Ее там нашей артиллерией накрыло, перед штурмом супостата. Врагам не до нее было, вот и оставили скотину там помирать, теперь мычит, мучается. Я че говорю то…, нужно ночью туда слазить, добить скотину, мясцом разжиться малеха, спирта попить с шикарным закусоном, как тебе такое предложение, а? – Лука замолчал с интересом наблюдал за реакцией Сергея на сказанное.  

 

– Сдурел что ли, тебе жить надоело? – Возмутился Сергей, добавил. – Нарвемся…, никакого мяса не захотим. – Отвернулся прислушался, действительно с порывом ветра донеслось едва уловимое мычание. На Сергея нахлынула волна чувств, скомканных, обрывочных воспоминаний, какая-то деревня, хозяйство, лужа посреди дороги, неясные лица людей. Они быстро улетучились так же, как и нахлынули, растаяли как снежинки на ладони.  

 

– Скажи Лука…, а я когда-нибудь говорил откуда я? – Спросил он у солдата. Тот озадачился в ответ, напрягся вспоминая.  

 

– Так-то не помню, помню ты про деревню свою рассказывал, названия тоже не помню, да что ты…, разве после вчерашнего боя упомнишь что ни будь, я вон цигарки весь день искал у себя, а про товарищей и подавно помнить, не упомнишь. – Отмазался он, помолчал, потом хитро добавил. – Так что…, рванем за мясцом, сегодня ночью. – Подмигнул, приложил пальцы к горлу, показал, типа бухнем?  

 

Сергей прикинул шансы, все равно терять нечего, война осточертела, надоел дождь, холод, голод, сырость и безысходность, и мокрые ноги, убьют так и лучше будет. «А если повезет, то на пару дней мясо всей ротой с кашей есть будем», – подумалось ему.  

 

– Ладно, как стемнеет, ближе к полуночи выступим. – Согласился он, немного подумав предупредил. – Только никому не болтай, дойдет до офицеров, за самоволку на гауптвахту загремим, а может и под трибунал отдадут. – Сергей замолчал, вновь уселся на свой ящик, подсунул себе между ног вещь мешок, начал рыться в нем, в поисках чего-нибудь съестного, в животе урчало от голода. Лука потоптался на месте, видимо не нашел темы для разговора развернулся, собрался уходить.  

 

– Когда…? – Спросил Сергей, мотнул головой, стряхнул пальцами капли, которые свисали с края каски.  

 

– Что когда…? – Переспросил Лука, он остановился, обернулся.  

 

– Когда они окопы свои отбивать назад будут?  

 

– А…, ты об этом…. – Лука махнул рукой, помолчал. – Думаю, на этой неделе, денька через три, пока на нас у них силенок маловато, знаешь…, это будет бойня, сам увидишь…, если конечно доживем. – Лука печально улыбнулся, вздохнул и отвернулся, молча пошлёпал по окопной грязи прочь.  

 

– Ночью жду. – Крикнул Сергей вдогонку. Ему понравился этот приятный, простой, некрасивый мужичок. Лука не обернулся, сгорбившись, так и шагал дальше по своим делам.  

 

Через пару часов как стемнело к Сергею вернулся новый знакомый, он подобрался совсем бесшумно, по кошачьи, возник просто ниоткуда. Сергей даже немного испугался, но виду не показал.  

 

За время, как они расстались, ничего особенного не произошло. С неба моросил все тот же противный мелкий дождь, разве что поднялся ветерок, который холодком залазил под влажную шинель, заставлял ежиться и вздрагивать время от времени. Через какое-то время, как ушел Лука, появился капрал с пятью бойцами– новобранцами, расставил их по окопу на караул, старых часовых освободил, с почтением перекинулся с Сергеем парой слов, сказал, что тот тоже свободен, что может идти отдыхать, посетовал на то, что в землянках-блиндажах не разрешают топить печь, что личный состав совершенно вымок и нет никакой возможности обогреться и высушиться. Увидел у Сергея в руках какой-то сухарь, угостил его банкой тушенки.  

 

Фронт совсем затих, погрузился в ночь, иногда все замолкало, переставало бахать и трещать, мир погружался в тишину и тогда можно было представить, что никакой войны и вовсе нет.  

 

Время от времени с шипением взлетали сигнально-осветительные ракеты, озаряли округу, светили в вышине, падали, медленно сгорая, вновь все погружалось в мокрую моросящую тьму.  

 

– Ну что, пошли…? – Спросил Лука почти шёпотом. Сергей, вдруг неожиданно испугался, в животе свело, свернулось жгутом, он как-то быстро передумал идти на столь рискованную авантюру, в голове представилось, какие опасности могут подстерегать его там, на нейтральной территории. Теперь для него окоп с его грязной жижей на дне казался роскошным уютным домом, обещающим спокойствие и безопасность, дающим в дар драгоценное продолжение жизни. Сергей никак не мог унять нервный мандраж внутри, но снаружи оставался спокойным и флегматичным, свой страх и сомнение не выказал.  

 

– Смотри, что у меня есть! – Лука откуда-то вытащил огромный блестящий нож. – Вот этим корову прирежу. – Пообещал он, потрясая тесаком. Сергей на это ничего не ответил, молча взял в руки винтовку, отсоединил штык, длинную трехгранную пику, оружие отстранил в сторону. – И на кой тебе штык…? – Удивился Лука, заулыбался.  

 

– Не знаю. – Искренне признался Сергей. – Может, прикончу им кого по дороге. –Добавил он.  

 

– Так неудобно же без ружья…? – Возразил Лука.  

 

– Мне удобно. – Ответил Сергей, он перехватил рукой штык снизу, махнул, рассек воздух, сделал выпад.  

 

– Ого, пойдет…, нормально…. – Одобрил Лука. Сергей внутренне удивился своей моторике, не помнил откуда у него такой военный навык.  

 

– Ладно, пошли. – Скомандовал напарник.  

 

Сергей прислушался, вроде все тихо никто не мычал, он напряг слух на полную. – Может скотина уже издохла? Тогда не придётся ее убивать. – С надеждой подумалось ему.  

 

– Сереж, нам надобно пробраться вон на тот выступ. – Лука указал рукой вперед, куда-то в темноту, продолжил. – Там стоит наш пулеметный расчет, братки знают, что мы пойдем, не переживай, не сдадут. – Он опередил немой вопрос Сергея, потом продолжил. – Я им за это отдам приличный кусок, все уже договорено, пока ты дрых. Если случай чего, то они прикроют наш отход. – Лука засобирался. – Пойдем! – Позвал он за собой, продолжил объяснять уже на ходу. – После дозорного пулеметного расчета выберемся наружу, заползем в ложные окопы, да уж…, там мало чего приятного, говорю…, трупов там полно, так что шибко не пугайся, потом нейтралка, метров триста ползти, там как повезет, можно и на мину напороться, а после мины, как говорится, прощавай война! – Лука засмеялся своей шутке, закашлялся, замолчал.  

 

Дальше шли молча, друг с другом не разговаривали, каждый думал о своем, до пулеметного расчета петляли по окопу минут десять. Там их встретили три угрюмых типа, молча поздоровались с ними за руки, они достали папиросы и угостили Сергея и Луку, закурили пряча огоньки в кулаках.  

 

– Там, напротив, метрах в десяти вправо у них тоже стоит пулемет с расчетом, так что смотрите аккуратно, мы чтобы ночью не заснуть, когда уж совсем невмоготу, пуляем с пулемета куда не попадя, чтобы развеяться, они тоже самое делают. – Предупредил пулеметчик сиплым простуженным голосом. Сергей хмыкнул.  

 

– А не боитесь, что артиллерией накроют по вашей точке, засечь то вас можно в два счета? – Неожиданно спросил он, Лука нервно цыкнул на него. Пулеметчик в ответ затянулся, выдохнул клуб дыма, сплюнул на землю.  

 

– Не, не боимся. – Ответил он. – Пока нас будут обрабатывать, наша контрбатарея их накроет! Мы то че…, в блиндаж спрятались и все, сиди кури…, а они как говорится, сгорят, так что прикидывают там на против, что к чему, до поры до времени на рожон не лезут. – Объяснил пулеметчик, остальные вокруг согласно закивали.  

 

– Ладно, мужики, мы пошли, если че, не поминайте лихом. – Сказал Лука, вздохнул. Они снова пожали руки сослуживцам и по-тихому выползли из окопа на мокрую склизкую поверхность. Сергей почувствовал себя голым, беззащитным ребенком, казалось, сама вселенная ополчилась против него. Ползли тихо, старались не издать ни единого звука, Сергей полз чуть сзади, загребая локтями и коленями комки грязи, но этого в порыве страха не замечал. Так им удалось добраться до ложных окопов, вырытых для того, чтобы одурачить вражескую авиацию, и артиллерию, иногда здесь размещали провокационные огневые точки, которые своими действиями вызывали артиллерийский огонь на себя и выдавшие свое местоположение вражеские пушки тут же уничтожались контрбатарейным огнем.  

 

– Фууух… – Произнес Лука, он устроился на дне окопа, прислонился спиной к дощатой стенке.  

 

– Еще метров триста, и мы на месте. – Пообещал он. – Сергей молча кивнул в ответ, чувствовал, что немного устал, действие адреналина уже прошло, он чуть успокоился, счищал грязь с мокрой шинели.  

 

В окопе стоял мерзкий запах, поэтому долго задерживаться тут они не стали, обычно разговорчивый Лука молчал, всеми силами старался не смотреть в сторону, где штабелями друг на друге в серых шинелях лежали трупы. Время от времени свет от ракеты заглядывал в окоп, высвечивая, страшную картину, из-под кучи мертвых человеческих тел, вытекал темный тягучий смрадный ручей, распадался на тонкие ответвления. Сергей с Лукой, быстро выкурили по папиросе, выбрались из окопа, снова поползли по грязи к своей цели.  

 

Примерно на пол пути, когда Сергей понял, что дальше ползти уже не может, неожиданно застрочил вражеский пулемет, Сергей мог поклясться, что расчет стреляет именно в него, страх снова овладел им, он вжался в землю, старался слиться с грязью как можно глубже. Пули со свистом проносились над головой, время от времени плюхались и фырчали в грязи совсем рядом.  

 

Его шинель окончательно пропиталась грязью и отяжелела, каска скатывалась на глаза, закрывала и без того скудный обзор. Лука махнул рукой, мол, давай подползай поближе.  

 

– Не боись, сейчас заткнутся. – Авторитетно пообещал он, Сергей зажмурился, приник к земле, ждал, но вражеский пулемет не утихал. С той стороны взлетела осветительная ракета, повисла яркой звездой над нейтральной полосой. Они пригнули головы старались быть незаметней, в ответ на пальбу врага с союзной стороны застрочил пулемет. Сергей догадался, что это ребята прикрыли их с Лукой, отвлекли вражеский расчет на себя, теперь пули пошли выше, уже не плюхались рядом в грязь. Вверху, осветительная ракета с сухим шипением рассыпалась искрами, моргнула и погасла, наступила темнота. Лука махнул рукой, пополз вперед.  

 

 

– Смотри, сейчас мы осторожно ползем к воронке, я спускаюсь вниз, забиваю корову, отрезаю заднюю часть, ты в это время, находишь себе укромную позицию, прикрываешь меня, в общем стоишь на шухере. – Объяснил Лука, они оба окончательно превратились в комки грязи. Сергей согласно кивнул, он очень не хотел встречаться с коровой, ему было жаль скотину, и теперь, когда наступило время действовать он начал жалеть, что согласился на эту авантюру. Со дна кратера в глубинной темноте доносились непонятные хрипы и всхлипывания.  

 

– Отлично, – произнес Лука, нырнул в темную пропасть огромной воронки. Сергей остался один, искал в темноте куда ему спрятаться.  

 

Из ямы доносились звуки возни, стоны, суетливое шуршание, Сергей переполз на другую сторону воронки спрятался за грязевым бруствером, образовавшимся от взрывной волны. С неба все также редкими каплями моросил дождь, воздух был свеж, почти не пахло гарью и не было тошнотворного запаха разлагающихся тел. Он подставил лицо под капли, высунул язык, стало как-то спокойно на душе, страх отошел на второй план. Вверх взлетела красная ракета, яркой дугой очертила мрачный небосвод. Неожиданно в тусклом свете, Сергей краем глаза заметил в пару метрах от себя какое-то мельтешение, хотя не был уверен, что ему это не показалось. Он весь напрягся, волосы на голове под каской, буквально стали дыбом, он достал из-под ремня свой штык, крепко зажал его в кулаке, другой рукой расстегнул кобуру, вооружился пистолетом, приготовился. До рези в глазах всматривался туда, где заметил движение, но все оставалось спокойным, только дождь немного усилился, каплями барабанил по каске.  

 

Из воронки показался довольный Лука, он всматривался в окружающее пространство ища Сергея, когда его обнаружил, махнул рукой, мол, подползай, Сергей махнул в ответ, он уже собрался оставить свое убежище, как совершенно неожиданно, ни откуда, рядом с Лукой появился человек в серой, в грязных комках шинели. Незнакомец молниеносно метнулся к Луке, точным движением воткнул ему в нож горло, от такого Лука опешил, был удивлен, какое-то мгновение смотрел на Сергея, в его взгляде застыло недоумение, непонимание, потом он начал оседать, сползать обратно в кратер, незнакомец, не проронив ни звука, последовал за Лукой.  

 

Сергей, сбросив оцепенение, привстал на колени, чтобы совершить бросок и отомстить врагу за товарища, но к его удивлению, кто-то крепко обнял его сзади за шею, не давая возможности двигаться. Сергей что есть силы дернулся, пытаясь освободиться, развернуться и достать в ответ врага штыком. Внезапно в его левый бок чуть ниже лопатки, толчком впилась заноза, кольнула, но не больно, Сергей, не обращая на это внимание повторил попытку освободиться, он попытался набрать в легкие воздух, но к его удивлению это у него не получилось, что-то застряло в ребрах, не давало возможности вздохнуть, резью отдалось по всему телу. Он собрал последние силы, рванул, на мгновение ему удалось вырваться из плена, развернутся лицом к лицу к врагу, но сражаться с ним уже не осталось сил, он смертельно устал, не мог дышать, из его рук выпал штык, враг приблизился к нему, лицо противника белым пятном вышло из сумрака. В последний момент своей жизни, стоя на коленях, Сергей взглянул на врага, он очень удивился, не ожидал такого увидеть, враг оказался до боли знакомым. На физиономии противника, в ответ, тоже застыло выражение недоумения, изумления и непонимания, казалось, что он был очень потрясен увиденным, из его руки выпал окровавленный нож. Еще Секунду Сергей держал равновесие, не проронив ни звука, рассматривал стоящего перед ним человека, его взор постепенно затуманился, и он замертво плюхнулся ничком в грязь, его каска слетела, обнажая коротко остриженную голову, из резаной раны под лопаткой, толчками пульсировала кровь, орошая своим горячим теплом холодную вязкую грязь.  

 

– Сержант, твою мать, проснитесь же наконец…! – Кто-то теребил Сергея за плечо, он с трудом открыл глаза, некоторое время не мог сфокусироваться, мотнул головой, наконец опомнился. Перед ним стоял младший офицер, ромбики на его погонах сообщили, что он капрал. Сергей вскочил, отдал честь, вытянулся перед ним по струнке. Капрал кашлянул, отошел на пару шагов, довольно поправил раскидистые усы, тоже выпрямился в ответ, молчал, чего-то ждал. Сергей понял, лихорадочно поправил свою мокрую фуражку на голове. Офицер медлил, внимательно всматривался в Сергея, молча полез во внутренний карман серой офицерской шинели, достал оттуда трубку и металлическую зажигалку, спрятал трубку от капель дождя в кулаке, приладил зажигалку, подкурил, затянулся выпустил клуб дыма, Сергею тоже жутко захотелось курить.  

 

– Господин сержант, для вас появилось срочное задание. – Начал капрал, временами затягиваясь, делая паузу. – Вы, наверное, в курсе, что при вчерашнем наступлении врага мы потеряли много людей и наши оборонительные позиции. Но несмотря на героическое сопротивление, нам пришлось отступить на резервный рубеж. – Продолжил он.  

 

– Так точно, господин капрал! – Отрапортовал Сергей, потом добавил, – мой взвод погиб полностью, в живых остался только я. – Капрал молчал в ответ, видимо переживал воспоминание вчерашних событий, он тоже участвовал в обороне.  

 

– Вольно, садитесь сержант, – предложил он указал на место, откуда вскочил Сергей. Тот обернутся, посмотрел туда, откуда торопясь поднялся, внизу был зеленый деревянный ящик, наполовину погруженный в жижу из грязи.  

 

– Благодарю, капрал, но я постою. – Отрапортовал Сергей.  

 

– Как угодно. – Ответил офицер, махнул рукой, добавил. – Да расслабьтесь же наконец. – Он полез вновь в карман шинели, достал оттуда серебряный портсигар с золотой гравировкой монограммы буквы «м», открыл вытащил оттуда сигарету, протянул ее Сергею.  

 

– Благодарю вас, – сказал Сергей в ответ, принял дар, засунул сигарету в рот. Офицер протянул зажжённую зажигалку, своей ладонью прикрыл ее огонь от дождя и ветра. Сергей подкурил, затянулся.  

 

Вместе с табачным дымом, откуда-то из глубины, внезапно нахлынули воспоминания из странного, необычного мира. Там у него была семья: любимая жена, дочь, работа. Сам мир был странным, ярким, закованным в бетон, торопливый, суетный, совсем нежданно нахлынули воспоминания мчащегося под землей поезда, огромных железных птиц в вышине. Он встряхнул головой, выдохнул дымом, наваждение испарилось, растаяло.  

 

– Что с вами? – Заметив странность, спросил капрал.  

 

– Нет, ничего, все в порядке. – Ответил Сергей, потом добавил. – Что-то странное вспомнилось, что-то, чего никогда не было.  

 

– А…, понятно, не переживайте сержант, после вчерашнего боя всякое может привидеться. – Успокоил его капрал, продолжил. – Как я уже и говорил, в результате наступления мы потеряли позиции и людей, сейчас находимся в бедственном положении, личный составь голодный, холодный, утративший надежду, еще одна такая атака и противник прорвет фронт. – Он махнул рукой в сторону окопов врага. Во время вражеского артобстрела под огонь попала наша корова, которую солдаты забрали у крестьян…, неважно. – Капрал поморщился, продолжил. Мне доложили, что она сейчас на нейтральной полосе…, еще живая, ваше задание заключается в том, чтобы добраться до скотины, забить ее и принести мясо. Тем самым, мы накормим личный состав и подымем боевой дух. – Он смахнул капли с козырька фуражки, продолжал. – Не спорю, задание опасное, я никому, кроме вас, не смогу поручить его, вы являетесь здесь самым опытным бойцом, в подчинение я предоставлю рядового Ковача. – Алекс?! – Позвал он, махнул рукой приглашая солдата. Откуда-то из небытия перед ними возник молодой парень в мокрой, грязной серой шинели, он был невысокого роста, худощав, с редкой рыжей щетиной на лице, у него были веселые голубые глаза с прищуром, картошкой нос, тонкие бледные губы. Алекс, вытянулся отдал им честь, стоял и ждал дальнейших указаний.  

 

– Это самый отважный и опытный боец в нашем подразделении. – Отрекомендовал, похвалил, его капрал, потом добавил. – Он поступает в ваше распоряжение, введите его в курс дела, как стемнеет вы выступите для выполнения важного задания.  

 

– Так точно! – Ответил Сергей, глядя на юнца, стоящего по стойке смирно.  

 

– Отлично, сержант! – Ответил офицер и скомандовал Ковачу вольно, тот в ответ заулыбался, расслабился.  

 

– Идем в землянку, чего-нибудь найдем поесть. – Предложил Сергей парню, когда ушел капрал. Алекс в ответ улыбнулся, протянул руку для приветствия, Сергей пожал ее в ответ.  

 

Стемнело, все окуталось в мокрый холодный сумрак, дождь так и не прекратился, еще к тому поднялся ветер, пробирался за шиворот под промокшую одежду, становилось еще неприятней и холодней. – Хоть бы побыстрей умереть, с тоской в душе подумалось Сергею.  

 

Они стояли возле пулеметного расчета, парни пулеметчики заправляли ленту, заряжали своего зверя.  

 

– Старайтесь быть как можно тише, не привлекайте внимания врага, помните, ваше задание обеспечить наших бойцов мясом, поэтому вы должны добраться до коровы, убить ее, освежевать, доставить мясо сюда, все просто.  

 

Сергей слушал капрала в пол уха, смотрел в темноту, страха не было, в душу поселилось какое-то безразличие, апатия.  

 

– Пока будете туда добираться, расчет вас прикроет, я дам одну осветительную ракету, пока пулемет будет работать у вас есть время подобраться поближе, без нужды не рискуйте. – Предупредил капрал, потом просто, тихо добавил. – Ну все, с Богом, пошли.  

 

Сергей автоматически кивнул, махнул рукой Алексу, и они выползли из окопа на скользкую холодную грязь нейтральной полосы.  

 

Было очень страшно, Сергей не замечал ни луж, ни комков грязи, налипших на него, не было холодно, вообще о недавнем дискомфорте он забыл. Алекс полз чуть впереди, где-то на пол корпуса, время от времени заползал вперед, маячил каблуком сапога.  

 

Застрочил пулемет, парни, как и пообещали, прикрыли их, пули свистели высоко над их головами, Сергей с Алексом, не обращая внимания ползли что было сил к своей цели. В воздух взлетела осветительная ракета, ярко осветила округу, глянцем заблестела грязь, им пришлось замереть и залечь, Сергей обрадовался такой передышке, до него дошло как он устал, грудь и живот окончательно промокли, он расположился в маленькой лужице. К нему почти вплотную подполз Алекс, стукнул рукой по плечу, чтобы привлечь внимание.  

 

– Сержант, когда доберемся, в воронку к корове сразу не полезем, нужно сначала осмотреться, потом я вниз, а ты в караул. – Объяснил он свой план. Сергей согласно кивнул, поморщился, изо рта Алекса изрядно несло.  

 

С другой стороны заговорил вражеский пулемет, теперь пули пошли ниже и кое-где поблизости с урчанием впивались грязь. Осветительная ракета дрогнула, затрещала, рассыпавшись потухла, окутав все в темноту. Сергей с Алексом осторожно по-пластунски продолжили свой опасный путь.  

 

Как только добрались до воронки, залегли за бугорком, в метрах десяти от нее, чтобы отдышаться и осмотреться. Алекс подполз вплотную, прижал палец к губам, ш-ш, издал он тихий звук. Из темноты воронки доносились стоны и возня, Алекс медленно и неторопливо достал из сапога штатный армейский нож, кивнул, указательным пальцем указал на себя потом в сторону воронки, перевел его на Сергея, показал двумя пальцами на свои глаза, мол, ты остаёшься наблюдать, Сергей согласно кивнул. Он выглянул из-за укрытия, чтобы осмотреться, снаружи вроде оставалось все спокойно, пулеметы давно умолкли, вокруг было тихо, слышно только как рядом тихо шуршал дождь. Внезапно, лёгким порывом ветра до него донесло обрывки негромкой речи, неразборчивого шёпота, сначала он подумал, что ему показалось, он прислушался, вроде тихо, только дождь, но потом снова шепот, шуршание. Сергей толчком в бок привлек внимание Алекса, жестом указал на уши, потом туда откуда доносился звук, Алекс понял, напрягся, вслушался, потом кивнул, поднял указательный палец вверх, мол жди. Через какое-то время из темноты совсем близко от них появился человек, он полз к воронке с коровой, Сергей очень испугался, нехорошие мурашки пошли по всему телу, он продолжал всматриваться, человек остановился на краю, задержался, словно поджидая кого-то, через секунду к нему присоединился второй, буквально миг они перекинулись парой слов и один из них шмыгнул вниз. Алекс снова показал пальцем на себя потом в сторону воронки, поднял нож, провел пальцем себе по горлу, затем указал на Сергея очертил полукруг рукой, мол обойдёшь второго, Сергей согласно кивнул. Они выдержали мучительную паузу, второй вражеский солдат, оставшись один, немного подождал, развернулся и уполз недалеко, занял позицию за небольшим выступом. Сергей кивнул, достал нож и тихо по-пластунски отправился ползком окружать врага.  

 

Взлетела красная ракета, Сергей занял позицию с тыла, прекрасно видел спину противника в каске и зеленой грязной шинели, тот распластался за бугорком, дергал ногой, лежал и наблюдал. Вдруг он привстал, очевидно что-то заметил, Сергей напрягся, посильней сжал в руке нож, вражеский солдат откуда-то вытащил штык, приготовил его. Из воронки показался его напарник, махнул ему рукой, приглашая к себе, но совершенно внезапно молнией, к нему метнулся Алекс, мастерски воткнул врагу нож в горло. От такого Сергей даже опешил, на мгновение потерял над собой контроль. Противник получил смертельную рану, безмолвно осел обратно в воронку, Алекс последовал за ним. Вражеский солдат, за которым наблюдал Сергей, вскочил из-за укрытия, чтобы вероятнее всего в ответ прикончить Алекса, теперь пришло время действовать, Сергей поднялся, молниеносным движением добрался до врага, одной рукой обхватил его за шею, второй норовился ударить его ножом в область сердца. Враг оказался на удивление сильным, пытался вывернуться и достать Сергея штыком, на это Сергей сжал объятия еще сильней, что есть мочи ударил противника ножом в бок, лезвие мягко вошло в тело, проскользнуло в щель промеж ребер, противник вздрогнул, замер на секунду, но затем, на удивление, невероятным усилием крутанулся, освободившись из объятий Сергея, развернулся к нему лицом, но сил сражаться у врага с такой раной не осталось, он просто стоял на коленях, пытаясь вздохнуть. Сергей взглянул в его лицо, опешил от увиденного, противник был точь-в-точь похожим на него самого, будто бы он смотрелся в зеркало, Сергей приблизился к нему поближе, чтобы рассмотреть черты внимательней, обомлел на подбородке этого человека был такой же шрам, как и у Сергея, ему стало жутко, он отшатнулся, выронил нож. Тем временем взгляд несчастного померк, он повалился ничком в грязь, с него слетела каска, подставляя обнаженную короткостриженую голову под дождь, из раны под лопаткой все еще толчками пульсировала кровь, проливалась на холодную грязь.  

 

Сергей, не помня себя, встал во весь рост, отрешенно побрел к воронке, добрался до ее края, хотел окликнуть Алекса, но здесь его застал оглушающий взрыв гранаты. Граната взорвалась, подняла со дна кратера кровавые ошметки и куски грязи, выстреливая в округу осколками. Его оглушило, он почувствовал тупые толчки в ноги и в грудь, словно кто-то выпустил по нему тугие теннисные мячики, удивился, что боли не почувствовал, просто сильно ошарашило, он оторопел от такой неожиданности, успел подумать, что Алекс всё-таки не до конца убил противника. Стало горячо, очень сухо во рту, мгновение, силы покинули его, голова затуманилась, взмахнув руками, Сергей упал замертво ниц, съехал головой вперед по скользкому спуску кратера, на дно воронки, орошая землю красной теплой кровью.  

 

 

 

– Сереж, проснитесь, пожалуйста, Сережа….  

 

Кто-то тронул его за плечо, Сергей с трудом расплющил глаза, мог поклясться, что ему даже что-то снилось, он поерзал задом, ужасно надавила перекладина деревянного ящика, на котором он сидел, понял, что замерз, продрог, было неуютно в сырой шинели. Он мотнул головой, на нос слетели холодные капли с козырька железного шлема. Немного пришел в себя, потянулся, хотелось курить, сфокусировался на человеке, который его тревожил, обомлел. Перед ним стоял высокий худощавый молодой парень, очень странно одет, легко для такой погоды и климата. В клетчатую рубаху, поверх синей футболки, синие узкие брюки.  

 

Сергей подскочил, схватил винтовку, направил ее штыком в незнакомца. В ответ парень поднял руки, он дрожал от холода, замерз и промок.  

 

– Сергей, не стреляй…, выслушай меня, пожалуйста. – Парень медленно опустил одну руку, полез ею в карман, достал оттуда небольшую синюю коробочку. – Вот, держи, это твое. – Он протянул вещь Сергею.  

 

Сергей чуть опустил винтовку, одной рукой придержал ее, не спуская палец с курка, а второй свободной, с любопытством взял вещь себе.  

 

– Это мое…? – Перепросил он с любопытством.  

 

– Да. – Ответил незнакомец.  

 

– И, что это…?  

 

– Это пачка сигарет.  

 

– А…, а ты кто?  

 

– Да ты прекрасно знаешь, я Паша.  

 

– Паша…? – Сергей понял, что парень ему не угрожает, опустил оружие стволом вниз, мучительно вспоминая, откуда он видел этого индивидуума, ведь и вправду его лицо было до боли знакомо.  

 

– Может на сортировке? – Думал он. При формировании части, в которой он служил, или с соседней деревни…? Тоже может быть…. – Он перебирал в памяти парней, которых знал, вспомнил свой дом под красной черепицей, мать, отца, младшую сестренку, корову. Но на ум ничего не приходило, словно провал в памяти, словно стена.  

 

– Откуда я тебя знаю? – Спросил он у парня.  

 

– Было дело. – Ответил тот. – Давай покурим. – Предложил Паша, добавил. – Жуть как закурить хочется.  

 

Сергей отвлекся от знакомого незнакомца Паши, поднес пачку к глазам, поставил винтовку прикладом на деревянный ящик, рассматривал синюю коробку с неизвестным зверем, нарисованным с тыльной и фронтальной сторон. Паша внимательно за ним наблюдал.  

 

– Хм…, интересно…, че за зверь нарисован-то? – Сергей искренне удивился.  

 

– Это верблюд. – Ответил Павел.  

 

– Верблюд? – Переспросил Сергей, – че за….  

 

Внезапно на Сергея мощнейшим цунами, нахлынули воспоминания, стирая ненужные, прежние, которые он приобрел в этом мире, ложным слоем лежащие на поверхности сознания. Он вспомнил все, кто он, откуда и как тут оказался. Все окружающее резко приобрело абсурдность, вмиг оказалось не реальным. Он опешил, осмотрел себя, поднес грязные, мокрые руки к глазам, покрутил ими, ощупал шинель, с интересом изучая ее, у Сергея появилось чувство, что он только что пробудился от сна.  

 

– Паша, что я тут делаю…? – Задал он вопрос парню, тот скрючился от холода, дрожал.  

 

– Наконец-то! – Воскликнул Паша. – Ты тут воюешь и без конца умираешь, ходишь в атаку. – Ответил он. – Отступаешь, наступаешь, сидишь под артобстрелами, в холоде и голоде, однажды тебя даже расстреляли свои. –Он улыбнулся.  

 

В последнее время ты делаешь вылазки за мясом на нейтральную полосу, скажу тебе правду, ты постоянно лажаешь, тебя всегда убивают. – Продолжил Паша, потом озираясь по сторонам, подошел поближе, кивнул и спросил. – Сережа, глянь, пожалуйста…, у тебя в вещь мешке серая кофта должна быть. – В ответ Сергей механически наклонился, подобрал вещь мешок, развязал узел, вытащил оттуда аккуратно сложенную, отцовскую шерстяную кофту, чертыхнулся, поймал себя на мысли, что у его настоящего отца все вязанные вещи были из хлопка, он терпеть не мог шерстяные вещи, Сергей поморщился от такого несоответствия.  

 

– Держи… – Он протянул кофту парню. Тот взял, быстро натянул ее на себя, она была ему не в пору большая, смешным мешком уселась на тощей фигуре, Паша просто запахнул ее как халат.  

 

Сергей достал из пачки сигарету, подкурил, затянулся, задумался.  

 

– Тебе нужно выбираться поскорей, иначе здесь твоя личность окончательно растворится, и ты умрёшь, а тело выбросит в дурку в нашем мире. – Предвидя вопрос, объяснил Паша, продолжил. – Этот пузырь вроде чистилища для твоей души, только работает неправильно, так как ты еще вполне жив, это просто ловушка. – Паша обвел окружающее рукой.  

 

– Как ты меня нашел? – Спросил Сергей.  

 

– Я пять пузырей прошел, примерно догадался в каком тебя искать, работа у тебя такая, в душе постоянно борешься с собой, вот и чистилище такое для себя подобрал. – Ответил парень. – Ладно, нужно выбираться отсюда, ты почти на исходе, да и я тоже…, мы с тобой в реальной опасности, не выберемся – нам кранты.  

 

– Да дела! – Подытожил Сергей. – Но как отсюда свалить? – Спросил он растерянно. Паша внимательно посмотрел на него, улыбнулся.  

 

– Классный у тебя прикид, жаль телефона нет, отпадные фотки с тебя в инстаграм получились бы. – Сергей вновь осмотрел себя, зеленую шинель до пола, ноги в обмотках, в коричневых поношенных ботинках. Он снял с головы каску, повертел в руках изучая, удивился ее тяжести.  

 

– Хочешь подарю…! – Он протянул ее Паше.  

 

– Не, спасибо, она мне большая будет. – Отказался он. – Тебе нужнее, без каски тебе нельзя, не по форме получится, – пошутил Павел. Сергей в ответ улыбнулся, натянул каску обратно, так оказалось теплей, да и капли на голову не капали.  

 

– Слушай…. – Начал Павел. – Там за воронкой с коровой есть портал, только туда трудно будет добраться, но если повезет и очень постараться, то возможно, а постараться придётся, крайне важно, чтобы на этот раз мы туда добрались живыми! – Паша указал рукой куда-то в сторону нейтралки.  

 

– В этот раз...? – С сомнением задал вопрос Сергей, нехорошее чувство закралось ему в душу. – А что были и другие попытки? – Он с недоверием, внимательно посмотрел на Пашу.  

 

– Какая разница…? – Ответил вопросом на вопрос Паша. – Неважно сколько до, важно, чтобы сейчас получилось, умрёшь в процессе, будешь дальше тут воевать, пока окончательно не сгинешь, в следующий раз мне не разбудить тебя. – Паша на шаг подошел ближе, оглянулся, не терпящим возражений тоном продолжил. – Слушай внимательно…. Сейчас к тебе подойдет тип, его зовут Лука, будет предлагать тебе сходить вместе с ним за мясом в нейтралку, пошли его подальше, этот Лука, просто болванка, никто…, так массовка…. Послав его подальше, не вступай с ним в разговор…, в результате он отвалит, ты таким образом запустишь новую цепь событий, здешняя реальность сойдет с рельс закольцовки, появится новый виток, в начале витка у нас будет шанс выбраться. – Паша вздохнул, взял Сергея за руку чуть выше локтя, еще раз вздохнул, спокойно сказал. – Прошу тебя, ничему не удивляйся и ничему тут не верь, чтобы здесь не произошло. – Он нервно оглянулся, не говоря ни слова поплотней запахнулся кофтой, поспешил ретироваться, засеменил по грязи дальше по окопу, быстро растворился в сумрачном тумане. Сергей удивился такому поведению, хотел было крикнуть ему вдогонку.  

 

Сзади зашуршало, Сергей резко обернулся, перед ним возник мужичок, заросший густой щетиной, в зеленой армейской каске, в грязной шинели, с отворотами на рукавах. В одной руке держал винтовку со штыком, второй шарил в боковом кармане.  

 

– Братишка, привет, как дела? – Незатейливо начал он. Сергей в ответ молчал, подозрительно смотрел на мужика. Не обращая внимания на Сергея, тот продолжил. Я погляжу ты не спишь, хотя мне сказал, что вздремнуть пошел. Он молча полез в нагрудный карман под шинелью, там покопался, извлек наружу металлический портсигар, поддел грязным ногтем защелку, открыл его, достал папиросу, вставил ее в рот, с важным видом закрыл портсигар, положил его в боковой карман шинели, достал зажигалку, подкурил, затянулся, пустил струйку дыма. Вдалеке надсадно ухнуло, вибрацией отдалось в груди. Глядя как мужичок курит, Сергею тоже захотелось затянуться, но он медлил, держал пачку кэмэла в руке.  

 

– А тебя ведь Лука зовут? – Спросил он. Тот удивлённо посмотрел в ответ, рассмеялся.  

 

– Да, Лука… – Он прищурился. – Странный какой-то ты сегодня, хотя…, в общем ничего странного, видно тебя хорошо вчера контузило, зря ты от госпиталя отказался…, а я тебе говорил – поезжай, хоть отъелся бы на госпитальных харчах. – Сказал он спокойно, затянулся, пустил облако дыма. Сергей удивился уместности разговора для пустой болванки и декорации, как сказал Павел, Лука выглядел очень натурально и гармонично.  

 

– Скажи, Лука, а сколько мы вместе с тобой уже служим? – Сергей прищурился, с интересом смотрел на солдата, с интересом ожидал ответа.  

 

– Так почти уже как четвертый месяц идет, нас к вам в усиление прислали, только из старых горстка осталась, ты да я, да еще с пяток человек, так-то…! – Лука покачал головой. – А ты чего спрашиваешь?  

 

– Да так, в голову пришло, просто со счета дням уже сбился в этой кутерьме. – Соврал Сергей.  

 

– Уж это точно, озвереешь тут. – Пожалел его Лука. Хочешь, папиросой угощу. – Искренне и очень тепло предложил он. Сергей отстранился, на некоторое время потерял связь с реальностью, теперь ему явно показалось, даже можно сказать с уверенностью, что тот парень Паша, был просто сном, ну или наваждением, а вот его боевой товарищ и друг Лука самая что ни на есть реальность. Он мотнул головой с края каски слетели на лицо холодные капли.  

 

– Лука, послушай, а я тебе про дом что-нибудь рассказывал? – Спросил он, ища точку опоры, чтобы окончательно не рехнутся.  

 

– Ну так конечно…, в деревне живёшь на юге, ну, там сестренка лет пятнадцати есть, отец хороший у тебя, чинный, мама, вы семья из крестьян, живете зажиточно, хозяйство, а…, вот…, лужа возле вашего дома, ты про нее рассказывал, что комары в ней плодятся тучами. – На Сергея нахлынуло, перед глазами стояла его деревня, дом, мама с папой, белокурая курносая сестричка, лужа…, как он соскучился по ним. Лука увидел выражение лица Сергея, замолчал. – Давай папироску дам, курни легче станет. – Вновь предложил он. Сергей не ответил, просто слушал как вдалеке ухало взрывами, трещали выстрелами, винтовки и пулемёты, ему казалось, что он стоит на зыбучих песках, еще одно движение и он утонет в пучине событий. Он поднял руку с пачкой сигарет, второй открыл ее, достал оттуда сигарету, засунул себе в рот, махнул Луке, тот понял, в ответ достал зажигалку из кармана, подкурил ему. Аромат дыма оказался до боли знакомым, вернул его мозги на место, отогнал такие реальные ложные воспоминания. Сергей окончательно пришел в себя, но для пущей уверенности нагнулся, подобрал вещь мешок заглянул в него, кофты там не оказалось.  

 

Лука стоял и с интересом наблюдал за действием Сергея.  

 

– Какие сигареты у тебя…, офицерские…? Трофейные…? – С намеком поинтересовался он. Сергей молча открыл пачку, протянул товарищу. Тот аккуратно, точно подцепил одну сигарету ногтями, вытащил ее, направил в рот, подкурил, затянулся, одобрительно закачал головой. – Королевский табак, божественно! – Оценил он, продолжил разговор после очередной затяжки.  

 

– Я че, пришел-то! – Лука скорчил наигранно озабоченное лицо, пытаясь убедить Сергея, будто бы сейчас только что вспомнил. – Тут дельце одно есть, мне недавно на ум пришло. – Продолжил он.  

 

– Я знаю какое. –Опередил его объяснения, твердо заявил Сергей.  

 

– И какое же...? – Заинтересованно спросил Лука.  

 

– За мясом хочешь сходить, на нейтральную полосу. – Ответил Сергей.  

 

– А ты откуда знаешь…? – Лука насторожился.  

 

– А что, трудно догадаться, весь день корова мычит, просит к себе в гости. – Объяснил Сергей, докуривая сигарету. Лука расслабился, видно объяснения Сергея ему показались уместны.  

 

– Ну так что, идешь со мной…? – Предложил Лука, ожидая положительного ответа.  

 

– Не, не пойду…, плохо себя чувствую…, голова раскалывается, боюсь подвести тебя. – Соврал Сергей. Лука опешил, явно такого не ожидал, было видно, как он завис, застыл, будто бы программа дала сбой. Сергей с интересом опера наблюдал за ним. После непродолжительной паузы, Лука оттаял.  

 

– Ты хорошо подумал…? – Спросил он спокойно.  

 

– Да, друг, невмоготу мне... – Продолжил притворяться Сергей.  

 

– Жаль, я так на тебя рассчитывал, придётся в напарники брать другого. – Посетовал он, потом добавил. – Ну, если передумаешь, я на шестерке с дозорными буду, приходи, пока еще время до темноты есть.  

 

– Ладно друг, хорошо…, но вряд ли…, вот достою вахту, спать пойду. –Ответил Сергей.  

 

– Ну ладно удачи! – Пожелал Лука, он как-то поник, развернулся, чтобы уйти, сделал пару шагов, остановился, обернулся.  

 

– Слышь, браток, не угостишь парой сигареток? Жуть как понравились они мне. – Попросил он. Сергей открыл пачку, протянул ему. Тот молча подошел, выудил из нее три сигареты.  

 

– А сколько уже длится война? – Неожиданно для себя спросил Сергей у Луки. Тот задумался, перекладывая сигареты себе в портсигар.  

 

– Ну годков эдак пять, наверное…. – Ответил он неопределенно.  

 

– А ты сам сколько воюешь? – Не унимался Сергей, в нем проснулся опер. Лука пожал плечами, мол не задумывался об этом прежде.  

 

– Ну, дык, как все началось, так и я воевать начал. – Ответил Лука, почесал затылок под каской.  

 

– А как все началось…? Из-за чего война то? – Спросил Сергей, сам пристально смотрел на мужичка, тот явно после расспросов заспешил, засобирался, видно хотел побыстрее улизнуть.  

 

– А сам-то не знаешь, что ли? – Ответил он вопросом на вопрос Сергея.  

 

– Не, не знаю, ты скажи…?  

 

– Так я тоже не знаю, как и ты…, просто забрали в армию, дали ружье сказали воевать, вот я и воюю. – Лука как-то растерялся, оперся спиной о мокрую деревянную опалубку окопа.  

 

– А откуда забрали…? Где ты жил до войны…? – Продолжал напирать Сергей, его разобрал профессиональный азарт.  

 

– Не помню…, помнил до контузии, а сейчас не помню. – Ответил солдат.  

 

– А в документах у тебя что написано, дай глянуть? – Сергей протянул руку, требуя военный билет.  

 

– Нет документов…, вчера в атаке потерял…, вообще, чего пристал, уйду я…, надумаешь за мясом пойти, знаешь где меня искать. – Лука развернулся, побежал от Сергея вдоль окопа.  

 

Как только он скрылся, Сергей не успел подумать, услышал нарастающий свист, сначала еле слышный, потом отчетливо переросший в вой. Ууххх, совсем рядом разорвался снаряд, чуть было не угодивший в окоп, с фырчаньем разлетелись осколки, громкими шлепками впились в бруствер. Сергей присел от страха, дыхание перехватило, он буквально не мог вздохнуть. Еще свист, взрыв! Бах! Рвануло еще ближе. Сергей упал в грязь на дно окопа, закрыл уши руками, сердце бешено стучало в груди. Вокруг забегали солдаты, натыкались, спотыкаясь об него, не обращали внимания. Артобстрел продолжался, усилился, теперь рвалось постоянно, окоп трясло, обильно засыпало мокрыми комьями земли. Сергей чуть пришел в себя, понял, что сейчас мгновенно он не умрет, привстал, но продолжал пригибаться и вздрагивать при каждом взрыве. Вдруг кто-то не сильно тронул его за плечо, он обернулся. Позади него стоял Паша, но уже одетый по всем правилам армейского обмундирования – в шинели, каске, с вещь мешком за плечами. Одежда была ему чуть великовата, но в целом сидела ладно.  

 

– Где ты форму раздобыл? – Спросил Сергей первое, что на ум пришло.  

 

– Не важно. – Ответил Павел, продолжил, повышая голос, перекрикивая канонаду. – Время пришло, нам пора отсюда выбираться, здешние события выходят на новый виток, по сценарию враг нападает на нас, хочет отбить окопы назад, через двадцать минут тут будет мясорубка, тебя сто процентов убьют, потом ты снова проснёшься перед арт обстрелом, потом атака врагов и тебя снова убьют и так бесконечно. – Объяснил Паша, добавил. – У нас пятнадцать минут, пошли, следуй за мной, постарайся не умереть, если увидишь что-то необычное, не обращай внимания, не теряйся, помни, что мы за гранью, а тут может произойти все, что угодно.  

 

– А что может произойти необычного? -Крикнул Сергей в ответ.  

 

–Не морочь мне голову, у нас нет времени. – Ответил Паша, полез на бруствер из окопа.  

 

– Постой…! – Прокричал Сергей.  

 

– Что еще…? – Паша перестал лезть, обернулся.  

 

– Ты собираешься туда…? – Сергей указал рукой на рвущуюся от снарядов землю.  

 

– А я тебе и не обещал, что будет просто…! – Прокричал Паша в ответ, махнул рукой, полез на бруствер, зовя за собой. – Не отставай. – Позвал он, выскочил из окопа, бодро побежал во весь рост по мокрой скользкой земле. Сергей чертыхнулся про себя, сплюнул, последовал Пашиному примеру, вылез из окопа, придерживая рукой каску, бросился за Павлом, видел его петляющую спину в шинели, старался не потерять из виду. Вокруг рвались снаряды, противно свистели осколки, потрясая своей смертельностью, но пока все обходилось, думать об опасности Сергею было некогда, он старался не поскользнутся, еле поспевал за Пашей. Их заметили с той стороны, начали стрелять, застрочил пулемет, Сергей инстинктивно пригнулся, добавил ходу, поравнялся с Пашей, прокричал на ходу.  

 

– Далеко еще? – Он изрядно уже устал, задыхался. Вокруг них зашлепали пули, но пока везло.  

 

– Не, уже скоро. – Отозвался Павел. Они уже покинули область арт обстрела, теперь снаряды рвались вдалеке позади, но все равно осколки долетали и сюда. Сергея больно ударило сзади по каске, да так, что искры из глаз посыпались. Не сбавляя темпа, он снял шлем ощупал место удара на голове, почти на макушке сзади оказалась приличная шишка, Сергей поднес пальцы к глазам, на них крови не оказалось. – Слава богу обошлось! – Подумал он. Глянул на каску, сзади шлема оказалась огромная вмятина с трещиной, одевать ее обратно на голову смысла не было, Сергей отшвырнул ее на ходу, поблагодарив ее про себя за спасение. Тем временем плотность вражеского огня возросла, пули кучно ложились аккурат возле них, даже несмотря на то, что они изрядно петляли. Паша махнул рукой указывая на воронку, изменил направление, метнулся туда. Через пару секунд они добрались до кратера, прыгнули на дно, укрывшись от пуль. Сергей учащенно дышал, не мог отдышаться, казалось, еще секунда и сердце вырвется из груди. Рядом, усевшись задом прямо в грязную лужу, сидел Паша, он тоже тяжело дышал, смотрел на Сергея и улыбался. Сергей только сейчас заметил, что уже почти стемнело, капли дождя холодными иголками капали на выросшую шишку на макушке.  

 

– Ну что, как тебе пробежка? – Спросил Паша, потом добавил, не дожидаясь ответа. – У нас крайне мало времени, послушай… – Он поднял указательный палец, замолк. Сергей прислушался, частота разрывов артобстрела спала, это было очевидно.  

 

– Слышишь, взрывов почти нет...! – Подтвердил Павел. Скоро закончится арт подготовка и они, – Паша указал рукой в сторону врага, – пойдут в атаку, а нам нужно успеть в портал до того как, иначе все напрасно. – Сергей молча кивнул соглашаясь.  

 

– А где твоя каска? – Спросил Паша.  

 

– Потерял! – Коротко ответил Сергей, машинально пощупал рукой шишку.  

 

– Жаль, она тебе очень шла…. – С сарказмом, пряча улыбку, пожалел Паша. С порывом влажного ветра донесся невнятный звук свистка, обрывки команд, канонада артобстрела полностью стихла.  

 

– Вперед...! – Без предупреждения крикнул Паша, встал на четвереньки и полез вверх по склону воронки, Сергей незамедлительно последовал его примеру, карабкался вверх, загребая комья грязи руками.  

 

– Вон смотри, твоя воронка! – Крикнул на ходу Паша.  

 

– Что? – Спросил Сергей, ему было не до разговоров, он задыхался от бега, сказывалось курение, уже три раза за этот вечер он пообещал себе бросить курить.  

 

– Я говорю, тебе знакомая…, там внизу лежит корова, только ее там нет, обманка, пустышка там.  

 

– Какая корова? – Опять спросил запыхавшийся Сергей, чувствовал, что далеко не пробежит, уже почти стемнело, сумрак сгущался на глазах.  

 

– Забудь…. – Отрезал Павел.  

 

– Далеко еще…? Ща сдохну. – Пожаловался Сергей.  

 

– Вон там. – Паша указал рукой вперед. Сергей посмотрел в том направлении, куда показывал Павел. Впереди, примерно метрах в двухстах от них, стояли две фигуры, один чуть повыше худощавый, второй коренастый в шинели, они о чем-то спорили, оживленно жестикулировали руками.  

 

– Это кто там? – Крикнул Сергей.  

 

– Мы, наверное, кому ж еще там быть…. – Ответил Павел.  

 

– Это как? – Удивился Сергей.  

 

– Да так, просто, не спрашивай, приготовься драться если что, ничему не удивляйся, давай быстрей они в атаку пошли. – Паша махнул рукой в сторону врагов, те, как горох, посыпались из окопа, он добавил ходу. Тем временем парочка впереди, обернулась, они заметили приближающихся, заторопились сделали пару шагов и исчезли. Сергей замолчал, не стал мучать Пашу расспросами, на продолжение дискуссии времени и дыхания не осталось, тем более до портала осталось всего ничего.  

 

– Ты первый, я за тобой. – Скомандовал Павел. Они стояли под дождем, мокрые и запыхавшиеся, в паре метров от искрящегося марева. – Давай, Сережа, времени почти не осталось, с минуту на минуту сюда кто-нибудь заявится. – Торопил он.  

 

– Куда я попаду? – Искренне спросил Сергей, у него закралось нехорошее предчувствие.  

 

– Не думаю, что в рай. – Ответил Павел с сарказмом, потом добавил. – Тебе какая разница, где концы отдать? Если хочешь свою дочурку еще раз увидеть, тогда шагай. Вон смотри! – Он махнул назад рукой, вдали по направлению к ним горели колышущиеся точки. Это солдаты с фонариками за нами идут. – Предупредил он. Сергей повернулся, тоже посмотрел.  

 

– Давай! – Скомандовал Паша. Но Сергей его уже не слышал он шагнул вперед, в портал.  

 

 

Что-то изменилось. Но на этот раз он оказался в своем сознании и памяти. Впереди до горизонта простиралась покрытая барханами желто-коричневая пустыня. В синем безоблачном небе, в зените светило колкое белое солнце. Сергей прищурился, прикрыл ладонью глаза, сказался резкий переход из сумрака в яркий полуденный день. С рукавов промокшей шинели слетали легкие струйки пара, становилось слегка жарко, но продрогшему и основательно намерзшемуся Сергею было приятно. Ноги в ботинках по щиколотку погрузились в песок, даже через поношенную кожу армейской обуви, чувствовался его жар. Сергей решил присесть, подождать появления Паши, тем более сказывалась усталость после крайне опасного и длительного забега.  

 

Он просидел примерно с час, Паша так и не появился. Одежда почти просохла, снизу ощутимо припекало в задницу, он пропихнул между песком и задом полы шинели, так стало намного лучше, комфортней, Сергей уже подумывал скинуть шинель. Внезапно он обратил внимание на невесть откуда появившийся едва заметный гул, скорее вибрацию. Сергей прислушался, сначала он подумал, что ему это показалось, он напряг слух…, вслушался, заметил, что вокруг появился легкий ветерок, он тихонько зашелестел в ушах. Нет, гул ему не причудился, он действительно существовал, тем более низко над горизонтом появилось темное облако, именно от него исходило низкое, на грани вибрации, гудение. Сергей насторожился, понял, что в этих местах чего-нибудь хорошего ждать не приходится. Вскочил на ноги, пошарил в кармане, достал пачку сигарет, закурил, с тревогой наблюдая за темным облаком на небе. Оно заметно приблизилось, выросло в размерах, можно было даже рассмотреть его очертания. Сергей курил, с тревогой наблюдал за небом, посматривал на колышущееся марево портала сзади, он все еще ждал оттуда Пашу, но Павел не появлялся, он оставался в одиночестве в этом странном безжизненном мире. Вокруг поднялся ощутимый ветер, по низу позёмкой гнало песок, низкочастотный монотонный гул усилился, уже можно было отчетливо разглядеть то, что сначала Сергей принял за темное облако. Это было никакое не облако, там далеко в вышине простирался на пол неба, огромный черный прямоугольник, он накрывал землю кромешной тенью, под ним бушевала буря, вихри песка вздымались ввысь, поглощались исполинским колоссом, прямоугольник затягивал в себя пустыню, пылесося безжизненный мир.  

 

Сергей заволновался не на шутку, предчувствуя колоссальную опасность, просто не знал, что ему предпринять. Тем временем зловещий черный прямоугольник приближался с ужасающей скоростью, воздух вокруг Сергея пришел в движение, поднялся довольно сильный ветер, вокруг все загудело завибрировало. Сергей в волнении подошел к порталу, он жутко не хотел возвращаться обратно, знал, что его там ждет бесконечная война, но и остаться тут не представляло никакой возможности, было крайне опасно. Он обернулся, взглянул на то, что творилось за его спиной, черное нечто на небе приближалось, теперь оно закрывало пол небосвода, творя под собой хаос, всасывая все содержимое пустыни в себя, подымая внизу ураган. Сергей медлил, собирался с силами, чтобы сделать шаг, сжал кулаки, шагнул вперед.  

 

Ничего не произошло, он просто прошел сквозь марево, повторил еще раз, опять тот же эффект, портал не работал. Тем временем на него быстро надвигалась опасность. Поднимался ураганный ветер, трепал полы шинели, песок больно ударял в лицо, не зная, что делать, Сергей закрыл его высоким воротником шинели, бросился бежать от догоняющей его неведомой черной смерти. Он понимал, что это его не спасет, что он погибнет, но сидеть сложа руки ему было еще страшней. Просто бежал, не зная куда, но так ему было легче, ветер окреп, теперь был такой силы, что буквально чуть ли не сбивал его с ног, он закрылся воротником, ничего не видел, открыть глаза стало невозможно из-за песка, мчавшегося на встречу. Сергей перешел на шаг, просто брел против ветра не зная куда, под ногами земля ощутимо дрожала, сверху доносился ужасный громкий гул. Он понимал, что в любой момент может оступиться и упасть, после этого уже никогда не подняться, не зная почему продолжал сопротивляться. В голове звучали Пашины слова: «Если хочешь свою дочурку еще раз увидеть, тогда шагай. »  

 

Сергей сделал всего пару шагов, отодвинул край воротника, чтобы глянуть, что творится вокруг, везде потемнело, но совсем рядом, в десяти метрах от него, в темноте из-за летящего песка буквально искрился еще один портал. Сергей обрадовался такому неожиданному подарку, напрягая все мышцы, боясь упасть, кинулся к нему, благодаря напряжению всех сил, успешно добрался до места, секунду помедлил, боролся с песчаным ветром, приноравливался, бесстрашно шагнул вперед.  

 

Совсем нежданно он буквально провалился, выпал, камнем падал с огромной высоты, в сизую дымку, за которой простиралась гористая земля, в ушах безумно свистел ветер, он падал головой вниз, рукава шинели задрались до локтей. Сергей обезумел от страха, слезы выбивало ветром из глаз, такого он точно не ожидал. Все, что угодно, но, чтобы падать с огромной высоты, это было уже через чур. В голове красной строчкой горели слова, – «наконец-то смерть! » Он устал от всего этого, от чересчур странного того, что на него навалилось. Сергей пролетел довольно много, гористая гряда внизу уже была почти рядом, еще мгновение и он врежется, станет кровавой кляксой на холодной скале, он зажмурился, сгруппировался, его перевернуло, с левой ноги слетел ботинок. Сергей машинально открыл глаза, совсем случайно краем газа уловил мерцание в расщелине у скалы, мгновенно понял, что у него появился шанс, хотя и очень призрачный. Он ухватился за эту соломинку, тем более у него был опыт парашютных прыжков еще с армии. Сергей распластался в коробочку, его закрутило, но используя руки он остановил вращение, время для него замедлилось он максимально сосредоточился, манипулируя руками, сманеврировал, выправил тело, сменил положение, рыбкой нырнул в мерцающий портал, который расположился буквально в сотне метров над скалой, на его счастье портал оказался просто огромных размеров.  

 

 

-Эй…, гражданин…, проснитесь! Кто-то осторожно тронул за его плечо, Сергей открыл глаза, вскинул голову, посмотрел на тревожащих его людей. Возле него стояли двое полицейских, один из них, тот, что был поближе, одернул руку от Сергея, заметил, что тот уже бодрствует. За ними стояла пожилая женщина в оранжевой жилетке, украдкой и с интересом рассматривала его. Сергей, не отвечая, осмотрелся вокруг. Он сидел на двойном сидении у окна в троллейбусе, за окном было темно, троллейбус стоял на перроне у большого освещенного огнями прожекторов здания, скорее всего депо, троллейбус был абсолютно пустым, все двери открыты, по салону слегка сквозило.  

 

– Как вы себя чувствуете? –Полицейский наклонился к нему, его лицо выглядело как-то неестественно в холодном освещении ламп салона.  

 

– Нормально… – Ответил Сергей, удивился своему осипшему голосу. Он не мог понять того любопытства, которое испытывали к нему присутствующие люди. – А в чем собственно дело? –Задал он искренне вопрос.  

 

– Вы только посмотрите на него, он еще спрашивает…? – Возмутилась женщина в оранжевой жилетке, стоящая за спинами полицейских. Я его уже второй час катаю, на конечной подошла, а он спит, я будить, а он ни в какую, дрыхнет как ни в чем не бывало, сначала подумала, что вообще мертвый, слава богу, отвел. – Закончила она, потом закашлялась.  

 

– Гражданин, пожалуйста, предъявите документы?! – Не обращая внимания на тираду кондукторши, спросил полицейский, он протянул руку к Сергею. Сергей машинально полез во внутренний карман, нащупал книжицу в твердой корочке, вытащил ее, вручил полицейскому. Тот крепко взял ее, открыл, поднес к глазам, внимательно изучая, пиликнула, зашипела рация у соседнего полицейского на груди. Первый полицейский перевел взгляд с документа на Сергея, качнул головой, вздохнул, протянул его обратно.  

 

– Что это? –Задал он короткий вопрос, кивнул на синюю книжицу в его протянутой руке.  

 

– Как что, удостоверение…! – Ответил Сергей, забрал документ обратно, глянул в него, обомлел. В документе, а точнее в военном билете, на первой странице красовалась его черно-белая фотография, где он был одет в военную форму, рядом было написано, что он такой-то, сержант имперского корпуса от инфантерии, и так далее, Сергей вдохнул.  

 

– Ребят, вы меня не так поняли. – Он привстал, чтобы все объяснить, пряча корочку обратно в боковой карман, он только что понял, что наконец-то вернулся домой.  

 

– Спокойно! – Неожиданно крикнул полицейский, отскочил, мгновенно достал пистолет из кобуры, навел его на Сергея, второй среагировал чуть позже, женщина негромко вскрикнула. Сергей машинально поднял руки, медленно опустился обратно на сидение.  

 

– Ребят, вы чего…? – Удивился он такой реакции служителей порядка, не опуская руки.  

 

– Спокойно, держи руки, чтобы я видел, – предупредил полицейский, не оборачиваясь, обратился к своему сослуживцу.  

 

– Коля, держи его! – Сам спрятал пистолет обратно в кобуру, чуть отошел, чтобы напарнику было удобней держать Сергея на мушке, медленно подошел, достал сбоку наручники, защёлкнул их на запястьях Сергея.  

 

– Ребят, вы чего? – Удивился Сергей, такому обращению.  

 

– А вот чего…, встань! – Скомандовал тот служитель порядка, что заковал Сергея. Сергей подчинился, выполнил приказ. Полицейский сразу же развернул его правым боком к себе, дернул за ремень, подтянул Сергея по ближе, расстегнул висящую на ремне сбоку и чуть сзади у него кобуру, вытащил оттуда пистолет.  

 

– Ого, боевой!! – Констатировал он, его напарник улыбнулся, кивнул в ответ, с сарказмом обратился к Сергею.  

 

– Отличный прикид! – Он махнул своим стволом в сторону Сергея.  

 

– Еще оружие имеется, колющее, режущее? – Задал вопрос первый полицейский.  

 

Только сейчас до Сергея дошло как странно он выглядит для них в своей зеленой шинели и в военной форме под ней из не существующего мира, к тому же у него на левой ноге не было ботинка, нога неприятно замерзла, а про пистолет он вообще не догадывался, потому что забыл о нем напрочь.  

 

– Нет…, нет у меня оружия. – Ответил он рассеяно. Полицейский промолчал, похлопал Сергея проверяя под одеждой, с шинели посыпался песок.  

 

– Пройдемте, гражданин! – Закончив с обыском, сказал полицейский, добавил. – Опустите руки. – Обратился к напарнику. – Коля, спрячь пистолет…, уже все.  

 

 

Сергея посадили в глухой уазик, в обезьянник сзади, в уазике на месте водителя был еще один полицейский, внутри было накурено и тепло.  

 

– У нас что, маскарад сегодня? – Обратился водитель к товарищам, гыкнул, потом весело добавил. – Где вы его такого красивого нашли? В шинели…, при всех делах, хаха.  

 

– Вот что ты ржёшь, Паша! – Ответил уже знакомый Сергею полицейский. – Че, не с нами что ли на вызов приехал? В троллейбусе его нашли, кондукторша вызвала, думала, что труп…, а тут такой нам подарок.  

 

– Не спеши с выводом, чего это нам подарок?! – Отозвался второй напарник. – Это клиент дурки скорее!  

 

– Это точно! – Ответил первый. – Ты видел его корочку, которую он мне подсунул?  

 

– Не-а.  

 

– Там уссаться…, этого чуда фотка, чёрно-белая. – Он кивнул в сторону Сергея, продолжил. – Ну такая как раньше, до революции были, и иероглифы вокруг нее, но сделанная скажу вам на совесть, добротная, он точно того. – Сергея знакомый постучал пальцем себе по виску. – Наверно сам варганил, небось генерал! – Двое других полицейских рассмеялись. – Чего вы ржете, пистолет у него вполне себе боевой с полной обоймой, так что в отдел его везем, пусть там с ним разбираются. – Закончил первый страж. Сергей слушал, молчал.  

 

– Ты где ботинок потерял, служивый? – Задал ему вопрос второй полицейский Коля, не переставая скалиться.  

 

– В воздухе…! – Честно и грустно признался Сергей в ответ, потом добавил. – Ребята, дайте закурить. – Тот, что сидел на заднем сидении полуобернулся, протянул Сергею сквозь решётку сигарету, Сергей взял поблагодарил, закурил, добавляя дыму в и без того нездоровую атмосферу уазика.  

 

– Откуда у вас пистолет…? – Не подымая глаз, спросил его усталый дежурный оперуполномоченный, сидевший напротив Сергея за массивным покарябанным столом. Он заполнял шапку открытого протокола о задержании. – Сергей понятия не имел как ответить на этот вопрос, хотя по роду его службы у него имелись стопроцентные, отмазывающие ответы правоохранительным органам, но тут была огромная дыра в аргументах, он просто не понимал, как это ему объяснить.  

 

– Я нашел его…, нес в правоохранительные органы, чтобы сдать. – Твердо ответил он. Опер перестал писать, оторвал взгляд от бумаги, хмыкнул, поднял голубые глаза на Сергея, затем протянул руку, произнес. – «Давай заявление? »  

 

– Да я в общем-то в полиции рассчитывал написать. – Соврал Сергей. В ответ опер покачал головой, критически, с нажимом спросил.  

 

– Что ты мне тут заливаешь…? Знаешь, что тебе двести двадцать вторая ломится, так что давай разбираться вместе, чтобы всем хорошо было, – предупредил он, тем самым как бы предложил сотрудничество, надеясь на взаимность. Но Сергей прекрасно понимал, чем чревата такая дружба.  

 

– Говорю вам…, нес сдавать! – Сергей нарочито не переходил на ты, что бы еще больше не злить дознавателя, уже был час ночи и тот норовил поспать, а тут на его голову свалился Сергей со своим пистолетом, будь он не ладен, угораздило же его не выпасть в воздухе, эхо войны, так его за ногу.  

 

– А, в это…, чего нарядился…, ты что солдат первой мировой войны, что ли? – Дежурный опер кивнул в сторону Сергея, имея в виду его наряд, он не улыбался, на его лице было написано, как это все ему в тягость, что к таким странностям он давно привык. Сергей в ответ окинул себя взглядом.  

 

– Так это…, я с женой поругался уходить от меня собралась! – Начал он объяснять.  

 

– Интересное начало, продолжай…! – Скептически заключил опер. Сергей, не обращая внимания на сарказм, продолжил.  

 

– Она у меня царя любит…, вернее все, что связано с этой тематикой, ну типа исторической, вот я и прикупил прикид, не знаю…, у реконструктора колдыря на барахолке, за три тысячи, вот переоделся, собирался идти извиняться в этом. – Сергей махнул по себе рукой. Откуда мне было знать, что он мне за пистолет подсунул?  

 

– А ты типа не посмотрел, что за оружие…? Под дуру мне тут не молоти? – Прервал его стройный рассказ дознаватель, он явно сомневался в правдивости рассказа Сергея, пытался вытащить ниточку из клубочка, чтобы отыскать правду, он поправил диктофон на столе.  

 

– Да понятно…, но я брал форму задутый, трезвому такое провернуть мне бы и в голову не пришло, тем более ствол шестигранный, где ты такой пистолет-то видел? Вот я внимательно на него и не смотрел, думал игрушка самопальная. – Сергей заметил тень доверия, в глазах у опера, продолжил чтобы закрепить успех. – Потом мужики предложили фунфырь, чтобы обмыть покупку, мы так наобмывались, что я сдуру потерялся, видать они подумали, что я кони двинул, вот и посадили меня втихаря в троллейбус, так-то я не пью, просто с женкой так вышло по-дурацки. – Сергей замолчал.  

 

– А где работаешь? – Дежурный изменил тон, теперь он в самом деле стал почему-то доброжелательным.  

 

– В полиции… – Спокойно ответил Сергей, в душе обрадовался такому вопросу. Служитель закона поднял на него вопросительный взгляд.  

 

– В каком звании…?  

 

– Капитан…! –Собираюсь в майоры, скоро старшего опера дадут. – Гордо выдал правду Сергей.  

 

– А в каком РОВД? – Поинтересовался оперуполномоченный.  

 

– В Октябрьском… – Машинально ответил Сергей, потом добавил. –Сегодня Жарков дежурит, может перезвонишь ему, скажешь, что я здесь. – До этого Сергей у наряда спросил дату, выяснил, что отсутствовал в своих приключениях всего с десяток часов, дома его не могли хватиться. Таня знала, что он может задерживаться по работе, а коллеги начнут волноваться только завтра, когда он не придёт на работу. – Хотя странно что из дурки начальству не перезвонили, что он с парнем исчез, а может и перезвонили, просто ориентировку на них еще не успели разослать. –Думал Сергей. У него был план сделать так, чтобы дежурный опер на первом допросе перезвонил кому-то из коллег, а там дело техники, через пару часов он уже был бы дома, да и так он не шибко волновался, ну подумаешь, просидит в обезьяннике до завтра, пока окончательно не выяснят и не проверят кто он, только вот сидеть до утра было не охота.  

 

– Меня Юра зовут! –Представился дежурный. Сейчас позвоню твоим, подожди…, давай номер? – Сергей незамедлительно назвал цифры, ждал, улыбался, был доволен что его план удался. Опер Юра набрал номер поднес телефон к уху, некоторое время подождал, потом оторвал от уха трубку выключил дозвон. – Занято объявил он.  

 

«Твою мать, Натан, кому ты звонишь в час ночи?!» – Со злостью выругался про себя Сергей, а вслух сказал. – Сейчас перезвонит, Юрий в ответ кивнул. Возникла томительная пауза, Сергей окинул взглядом комнату. Обычная берлога оперов, потрескавшийся, закопчённый от табачного дыма потолок, крашеные бежевой краской стены, на полу под дерево весь в царапинах светло коричневый ламинат, напротив у стены, стоял одноместный, из черного кожзама старенький диванчик, за Сергеем расположился еще один столик со старым квадратным монитором на нем. Напротив него, за большим обшарпанным столом сидел Юрий, за ним располагалось зарешеченное окно, с желтыми от табачного налета жалюзи, при входе, возле двери расположился ряд из четырех обычных стульев, на таком же сидел сам Сергей. Он подумал, что его кабинет намного уютней и современней, в душе защемило, черт возьми, как он такой опытный опер и так мог вляпаться?  

 

– Часто бухаешь? – Юра прервал паузу.  

 

– Да нет, как все. – Сергей продолжил, расшифровав скрытый смысл вопроса. – Не…, не пью, просто с Танькой разругались из-за тещи, та поет ей в уши каждый день, что я неудачник, вот поэтому у меня сейчас тяжелый период в отношениях, переживаю сильно, косяки наматываю. – Юра понимающе кивнул в ответ, нажал пальцем на стоп в диктофоне.  

 

– Слушай…, сейчас я протокол составлю, админку на тебя заведу, твои приедут пусть отмазывают, лады? – Предложил он. У Сергея отлегло от сердца, меньше будет забот.  

 

– А как с пистолетом быть? – Спросил он у Юры. Тот было открыл рот для ответа, но не успел ответить, зазвонил его мобильник.  

 

– Алло…? Дежурный оперуполномоченный Юрий Быкадоров слушает. – Представился он. Минутная пауза. – Да, я звонил, у нас ваш сотрудник, просит с вами поговорить, говорит оперативником работает у вас. – На том конце, что-то спросили. – Центральное РОВД. – Ответил Юра. Потом чуть подождал, продолжил. – Сегодня наряд к нам его привез, нашли без сознания в троллейбусе, без документов, в дореволюционной военной форме, без башмака и с пистолетом. – Следователь замолчал, слушал человека на том конце, потом сказал. – А я откуда знаю, что за пистолет…, в кобуре у него был, какой-то самопал, кустарщина…, да ладно. – Юра машинально стучал кончиком ручки по столу, продолжал разговор. – Говорит, знает вас лично, его зовут Власенков Сергей. – Опер замолчал, давая возможность вспомнить человеку на том конце, возникла минутная пауза. Сергей ерзал на стуле, разутая нога без ботинка замерзла, он поджал пальцы.  

 

– Как не помню такого…? – Возмутился дежурный. – Вы – Натан Жарков…? – Юрий поднял брови от удивления, укоризненно смотрел на Сергея, качая головой, мол, что тут происходит…? – Сергей потупился, пожал плечами, не понимал, что случилось, может Натан с перепоя запамятовал, хотя это совсем невероятно, чтобы забыть про кореша, с которым проработал плечом к плечу пять лет, лихорадочно думал он. Тем временем:  

 

– А он утверждает, что знает вас, могу дать трубку, чтобы он с вами поговорил. – Юрий замолк, оторвал трубку от уха, переключил на громкую, оттуда донесся усталый голос Натана. – Слушай Юра…, на хер мне с кем-то разговаривать, мало ли кто меня знает? Я же тебе сказал, что такого не знаю, тем более, чтобы он тут работал. – Может по делу у меня проходил, или черт его знает, короче пошли его подальше, пусть голову тебе не засирает, мне ли тебе это объяснять? У меня тут такая запара, а ты мне про какого-то штемпа вещаешь, ты что не знаешь, что с ним делать…? Качай его по полной…, он тебе и не такое напоет, ладно извиняй, если что, пока. – На том конце повесили трубку. Юра положил телефон на стол, демонстративно включил диктофон, откинулся на кресле, оценивающе смотрел на Сергея, ждал, что тот первый начнет объяснения. Сергей был подавлен, в шоке, такого сюрприза он не ожидал.  

 

– Ну что скажешь…? – Не дождавшись ответа, Юрий прервал паузу. Он видел, что Сергея телефонный разговор потряс и опустошил, решил воспользоваться его замешательством, на волне моральной подавленности дознаваемого решил выяснить правду об его оружии. Сергей поднял голову, посмотрел на следователя, не знал, что ему говорить, потом выдал свое условие.  

 

– Если расскажу всю правду, дашь еще позвонить? – Юра молчал, оценивающе смотрел на Сергея, мысленно прикидывая, потом утвердительно кивнул.  

 

– Кому звонить-то будешь? – Спокойно спросил он.  

 

– Жене позвоню. – Ответил Сергей.  

 

– Ну рассказывай, я слушаю. – Предложил следователь.  

 

– Даже не знаю с чего начать…, ладно постараюсь кратко. – Сергей вздохнул, сделал паузу, про себя подумал. – Значит переходим к плану «б». А вслух сказал.  

 

– Я как-то расследовал дело про парня, который на вечеринке подсыпал в кальян наркоту, в результате три летальных, две девушки и один паренек. Забрали его тогда с вечеринки в отдел по подозрению, он там на допросе такое плел, что потом наши ему бригаду психиатрическую вызвали, грозил суицидом, кому это надо, сам посуди? – Юрий понимающе кивнул, его глаза горели любопытством, Сергей продолжил.  

 

– На следующий день пришли результаты экспертиз, началось давление прокуратуры, делали все со сверхсветовой скоростью, паренек оказался чистым, наркоту не обнаружили, молодёжь умерла естественной смертью, просто мистика…. Слушай, дай сигаретку? – Сейчас опухну, так курить хочу. – Между делом попросил Сергей. Следователь машинально достал из пачки на столе две сигареты, они подкурили затянулись, пуская клубы дыма, Юра кашлянул, привстал открыл форточку, Сергей дождался пока тот усядется, потом продолжил.  

 

– Мой начальник дал мне задание сходить в дурку к нему, зацепить на чем только смогу, чтобы его хоть как-то к делу приобщить. По началу, когда я пообщался с Пашей, тоже подумал, что парень того, полный крези…, он нес какую-то дичь, про тот свет, другие миры, а я его крутил, вертел, слабое место искал, но понимал, что скорее всего дело гиблое. Однажды я его все-таки достал, но не так, как планировал, вместо признания я получил совсем другое. – Сергей замолчал, ему дым попал в глаз, защипало, он потер его рукой, затем окурок смял в пепельнице, затушил. Юрий не мешал, внимательно слушал, посмотрел на свой диктофон. Сергей продолжил.  

 

– В очередной раз, когда я к нему приехал, он снова начал талдычить свою хрень, мне надоело, я на него немного нажал, и тогда случилось невероятное. Смотровая…, это там в дурке, где я его допрашивал, вдруг растаяла, мы оказались возле какого-то пруда в лесу, более того, я оказался по колено в воде, ну, ясное дело, опешил от такого поворота, ломанулся куда-то, потом все исчезло, снова в смотровой оказался.  

 

– Гипноз? – Перебил, спросил его Юра.  

 

– Я тоже сначала так подумал, но уже на остановке до меня доперло, что ноги мокрые, честно говоря, подозревал, что это какая-то подстава. – Ответил Сергей, продолжил свой рассказ.  

 

На следующий день все повторилось, он меня на какой-то тропический остров утащил, с теплым океаном, я там даже искупался, давно на море не был, а тут такая возможность, Паша сделал это чтобы я наконец поверил. Потом паренек вкратце объяснил мне, что это место типа ограниченных пространств, с закольцованным временем, Паша мог открывать такие пространства, но только самые близкие к нашей реальности. Но чтобы уйти дальше от нас, нужно было воспользоваться порталом!  

 

– Порталом? – Переспросил следователь.  

 

– Да, порталом…. – Серьезно ответил Сергей. – Понимаю, звучит дико, но все же это правда. – Юра в ответ понимающе кивнул, он мрачнел, Сергей продолжил.  

 

– Я глупый, не послушал Пашу, убежал от него там на острове, хотелось самому проверить все, удостовериться, что не подстава это, что не разводят меня, как лоха цыгане. Короче шагнул в портал. Там, на том конце, я оказался на войне.  

 

– На какой войне…, в дурке? – Переспросил Юрий, прозрачно намекая.  

 

– Нет, не в дурке. – Ответил Сергей серьезно. На самой настоящей войне…, вот и форма оттуда, документы и пистолет. – Он указал на себя, похлопал рукой по шинели. Там я воевал, правда не знаю сколько, мои мозги съехали конкретно.  

 

– Понятно…! – Прокомментировал следователь. Сергей на укол не обратил внимания.  

 

– Понимаешь, было такое ощущение, что я родился в том мире, родня, дом, все так как положено, все естественно и понятно, потом меня нашел Паша и, как бы это сказать, он пробудил меня что ли, до меня дошло то, что я считал настоящим, что это все фальшивка, обман, я снова вспомнил кто такой и откуда, и почему я там. Паша мне объяснил план побега из того мира, воспользовавшись им нам удалось убежать, хотя было неимоверно трудно. –Сергей замолчал чтобы перевести дух.  

 

– Я так понимаю, вы убежали через очередной портал. – Предположил следователь Юра улыбаясь.  

 

– Да, через портал. – Подтвердил Сергей, продолжил рассказ. – Дальше я попал в какой-то мир с пустыней, ждал Пашу, но он так и не появился, зато появилась какая-то штука на небе, огромная, она втягивала пустыню в себя, я очень испугался, что погибну, что меня как пылесосом засосет в черную штуку.  

 

– Капец…! – Не удержался, перебил его Юра. Сергей не стал останавливаться, продолжал.  

 

– Я побежал, невзирая на поднявшийся ураган, случайно увидел очередной портал, не раздумывая шагнул в него. В другом мире, с обратного конца портала, я возник на огромной высоте, будто бы выпал, быстро падал, приближался к скалистой земле, но мне повезло сигануть в гигантский портал прежде, чем разбиться о скалы. Портал расположился над горами, кстати там с меня и слетел ботинок, он вытащил вперед замерзшую ногу на обозрение. Ну, а дальше я проснулся в троллейбусе, хотя хоть убей не помню, как там оказался, проснулся и все, дальше тебе все известно. Понимаешь, мир оказывается намного сложней, многограннее, чем я себе представлял, это как матрица, только в тысячи раз разнообразней, придуман не только для нас. – Он закончил, подтянул босую ногу, поставил на ботинок.  

 

– Как в кино…? – Переспросил оперативник, потом добавил. – Да рассказик не хилый, сколько лет работаю, но такое первый раз услышал. – Сергей мотнул головой, поднял глаза на Юру, серьезно произнес.  

 

– Я запутался…, мне нужно убить себя, чтобы начать новый цикл в другом мире, можешь застрелить меня? Не волнуйся я исчезну, у тебя не будет проблем. – Оперативник Юра вытаращил на него глаза, был шокирован необычной просьбой, не знал, что на это ответить. Чтобы закрепить успех, Сергей добил его на повал.  

 

– Мне, наверное, придётся в этом мире все-таки самому себя убить, чтобы освободиться. – Пообещал он. Сергей понимал, что из полиции его не выпустят, сначала закроют до выяснения личности, а там если выяснится, что он без определенного места жительства, то поедет скорее всего в сизо, до конца расследования «экспертизы оружия», а это минимум недели две, такого временного интервала он позволить себе не мог, тем более инцидент с Натаном оптимизма не внушал.  

 

– Сереж, успокойся, не переживай так, все будет хорошо, я завтра сам поеду к Натану, попрошу его тебя навестить, более того, я думаю утром тебя отпустят, давай, пиши заявление на сдачу оружия, криминала тут никакого нет, тем более ты сам в теме, да я думаю, что с Натаном ты сам поговоришь. –Оперуполномоченный, опомнился, спел для Сергея колыбельную, Сергей это ожидал. Юра подсунул листок бумаги с ручкой, Сергей вздохнул взял ручку написал шапку заявления, в кабинет вошел полицейский, Сергей обернулся.  

 

– Не волнуйся. – Сказал Юра. – Сейчас допишешь, Паша тебя в обезьянник отведет до утра побудешь там, а утром выйдешь. Прости, по-другому не могу, сам понимаешь. – Дружески объяснил он.  

 

 

 

– Я ничего говорить не буду, пока мне не дадут позвонить. – Категорично заявил Сергей, сложил руки на груди, перебросил ногу на ногу, откинулся на спинку силуминового стула. Он был одет в больничную робу серого цвета, в «стильные» разношенные, растоптанные чужой ногой тапки. Сергей был сыт, чист и выспавшись. После того, как он дописал заявление у опера Юры, его отвели в обезьянник, там он пробыл недолго, как он и предполагал, через минут сорок приехала психиатрическая бригада, после короткого разговора с ним, его забрали из полиции, отвезли в дурку, где отмыли, переодели накормили и уложили спать, никакие бумаги, предложенные ему вежливо и деликатно, он категорически подписывать не стал.  

 

Сейчас Сергей находился в кабинете Василия Ивановича, смотрел как колышется ветка за окном, пропуская через себя утренние солнечные лучи. Как он и предполагал, зав отделения Василий Иванович его тоже не узнал, хотя понятия не имел почему. У Сергея закралось страшное предположение, что с момента входа в мир войны, его родной мир просто стер упоминание о нем, вроде того, что он тут и не рождался, типа кто-то своей могущественной рукой выписал его из жилплощади этого мироздания, и привет, он стал вселенским лицом без определенного места жительства, но эту теорию нужно было еще проверить, чем он сейчас и занимался.  

 

Зав отделением вздохнул, наклонил голову, внимательно смотрел на Сергея серыми выцветшими глазами, было заметно как маленькие волоски, партизанами торчали из его ноздрей, он изучал, всматривался в своего нового пациента, чтобы максимально понять его, определить по опыту кто перед ним предстал. Он еще раз вздохнул, не показушно, скорее для себя самого, не обращая внимания на пациента, полез в карман брюк, достал оттуда кнопочный телефон Нокиа. Сергей все это время отстраненно за ним наблюдал, стараясь не подавать виду.  

 

– Говорите номер? – Спросил он у Сергея, но тот так увлекся наблюдением что не понял вопроса.  

 

– Что…? – Переспросил он?  

 

– Говорю, куда звонить собрались, номер какой набирать…? – Растерянно и доброжелательно переспросил Василий Иванович. Сергей опешил, если честно, так быстро получить звонок он не надеялся, напрягся, лихорадочно вспоминая номер мобильного Тани, вспомнил, продиктовал его врачу, тот медленно надавливая на кнопки аккуратно набрал его на дисплее, нажал на вызов. Сергей потянулся взять телефон в руки.  

 

– Нет, на громкой говорите… – Зав отделения чуть отстранил трубку. В трубке послышались гудки, на пятом что-то затрещало и из трубки донесся незнакомый мужской голос.  

 

– Алло, слушаю? – Позвучал телефон на громкой. Сергей от такого опешил, растерялся. Василий Иванович чуть поднял руку с телефоном, подвинул его ближе к Сергею: «Мол, давай, говори, ты требовал. »  

 

– Алло…! – Хрипло выдавил из себя Сергей. – А Татьяну позовите, пожалуйста? – Попросил он не своим голосом. В трубке зашуршало отдаленно.  

 

– Танюш, там тебя какой-то мужик спрашивает?  

 

– Какой?  

 

– А я что знаю, твой же телефон? Короче на…! – Трубка зашуршала снова.  

 

– Да, алло. – Раздался женский голос. У Сергея сперло в горле, сердце защемило от того, что услышал родной голос.  

 

– Тань, привет…! – Тихо начал он.  

 

– Это кто? – Спросила она.  

 

– Ты что, не узнаешь?  

 

– Кого не узнаешь…? – Переспросила Таня вкрадчиво, она не поняла.  

 

– Это я, Сережа, ты что не узнала?  

 

– Какой Сережа? Нет, не узнала.  

 

– Тань, ты что? Это я, Сергей, муж твой! – Сергей совсем растерялся.  

 

– Знаете, что, молодой человек, муж мой рядом, а вы, наверное, ошиблись номером, всего хорошего. – Она положила трубку, телефон замолчал. Зав отделением хмыкнул, спрятал телефон, как ни в чем не бывало обратился к подавленному и расстроенному Сергею.  

 

– Я слушаю…, свою часть договора я выполнил, теперь твоя очередь. – Обратился он к Сергею. Тот мрачно молчал, рассеяно ковырял ноготь на большом пальце руки, затем поднял глаза на доктора, убрал руки под стол, обреченно вздохнул.  

 

– Не было ничего, я все наврал в полиции, чтобы отпустили, одно правда, я ничего не помню. – Заключил он.  

 

– И как в военную форму оделся, не помнишь? – С прищуром спросил психиатр.  

 

– Нет, не помню, помню только то, что было после того, как проснулся в троллейбусе.  

 

– А откуда помнишь номер телефона?  

 

– Не знаю, так, наугад придумал.  

 

– Получилось, что Таня наугад попалась? Женой ее назвал…? Значит, ты мне врешь…, оказывается помнишь? – Профессионально припер к стенке Сергея Василий Иванович. – Тебе некуда деваться. – Продолжил он. – Ты один, без документов, без памяти, непонятно в каком состоянии, посмотри на это трезво, что ты собираешься делать дальше? Пойми, мне нужно прежде определить, что с тобой, чтобы помочь вернуть тебя в общество обратно. Не волнуйся, это все решаемо, нам только надо выбрать направление в реабилитации, для этого от тебя требуется вся правда, чтобы ты рассказал все, что помнишь, то, как ты попал в такое положение. – Психиатр говорил тихо, максимально доброжелательно, он закончил, достал диктофон, включил его, положил на стол, смотрел на Сергея. Речь Василия Ивановича его потрясла до глубины души. Вдруг он и впрямь прав, вдруг Сергей болен, и не было никакой работы в полиции опером, жены Тани и доченьки, не было Паши, путешествий в иные миры, не было его повседневной жизни, а есть только болезнь и психиатр, из этого навоза нужно было как-то выкарабкиваться, понять кто он на самом деле и что с ним, теперь той информации в виде воспоминаний, что была в его голове, он перестал доверять, стал сомневаться.  

 

– Да, я все расскажу. – Робко сказал Сергей. – Теперь я не уверен, что это все было по-настоящему, но всё же я постараюсь. – Он начал свой рассказ, стараясь вспомнить как можно больше деталей.  

 

 

 

– М-да… – Заключил Василий Иванович, он был удивлен, было видно по его виду, что за практику опытного психиатра такого он еще не слышал.  

 

– Хм, такие яркие логические цепочки…, хотя…, а ты бы не мог подробней рассказать про тот объект на небе в пустыне? Что он точно там делал? – Зав отделения с интересом смотрел на бедного Сергея, ждал ответа.  

 

– Я не знаю, я там пробыл совершенно не долго, ждал Пашу…, кстати, вы должны его знать, он был вашим пациентом! – Заявил Сергей, его осенило, в ответ зав отделения профессионально мастерски удивился, как бы задумался, наморщил лоб, сделал паузу, потом отрицательно покачал головой.  

 

– Нет, прости, но Пашу не помню, тем более, чтобы его из полиции к нам привозили, тем более по обвинению в убийстве…, нет, прости, не помню. – Заверил он, потом добавил. – Ладно, на сегодня хватит, давай перенесем наш дальнейший разговор на завтра, а пока отдыхай, отсыпайся. – Василий Иванович взял диктофон со стола, выключил его, положил в карман, что-то дописал в открытой карточке Сергея, закрыл ее.  

 

– Скажите, у меня шизофрения? – Сергей спросил в лоб, чтобы поставить все точки над и.  

 

– Не думаю, не волнуйся, рано пока что-то говорить, пока только видно расстройство на фоне амнезии, твой мозг пытается выстроить новые воспоминания вместо утраченных, но это пока догадки, в любом случае что-то говорить конкретно пока рано, так что не волнуйся. – Успокоил его Василий Иванович, он встал, взял бумаги со стола, обернулся, пошел по направлению к выходу, взялся за ручку двери, почему-то замер в такой позе.  

 

В голове у Сергея словно щёлкнул какой-то тумблер, возникло странное чувство будто бы время остановилось, все застыло. Сергей мотнул головой, ничего не изменилось, зав отделением, застывши стоял к нему спиной, взявшись за ручку двери. Вдруг совсем неожиданно он повернул голову в сторону Сергея так, что стало видно его профиль. Четко произнес слова.  

 

– А ты ведь уже догадался, что это не твой мир! – Странно сказал он, продолжил. – Ищи поблизости портал, он совсем возле тебя, хочу встретиться с тобой!  

 

И опять в голове что-то переключилось, словно током ударило, все пошло своим чередом, как обычно. Сергей встрепенулся.  

 

– Что…? – Переспросил он. Щелкнула ручка, Василий Иванович остановился.  

 

– Что, что…? – В ответ спросил он, обернувшись.  

 

– Вы только что что-то сказали? – Проблеял Сергей наивно. Тот внимательно посмотрел на Сергея.  

 

– Нет, я только сказал, что на сегодня хватит. – Ответил он, Сергей вовремя спохватился, махнул рукой.  

 

– Простите, показалось, чего-то я устал сегодня.  

 

– Да, Сереж, отдыхай. Ладно, всего доброго, до завтра. – Василий Иванович вышел, не закрывая за собой дверь, намекая Сергею, чтобы он тоже освободил помещение. У Сергея пронесся ураган в голове. Он пошел в палату, лег на койку и отвернулся к стене.  

 

«Чтобы это все могло значить? » – Думал он. – «Неужели я точно серьезно болен, откуда эти галлюцинации? » – У него было такое ощущение, будто он проваливается в черную бездну, будто зыбучие пески затягивают его на дно и ему не за что ухватиться, реальность словно ускользала, просачивалась сквозь пальцы, таяла, как снежинка в тепле, от этого элементарно тошнило. В таких невеселых мыслях он заснул, снилось ему будто его засосал объект в пустыне, там, внутри, шла война, он мерз в окопе, рядом была Татьяна в халате, вместе со своим огромным бородатым и волосатым мужем, Сергей почему-то на него боялся взглянуть, потом снилось теплое ласковое море, он купался в нем, рядом был Паша, что-то говорил ему, но вода мешала расслышать, но он все-таки расслышал последние слова. «Не волнуйся, все будет хорошо! »  

 

На этом он проснулся, посмотрел на настенные китайские часы, висевшие в палате, оказалось он спал часа два, на циферблате стрелки показывали четыре часа. Он не вставал, так и остался лежать на кровати, размышлял, хотя очень хотел в туалет. После сна на душе стало немного легче, появилась какая-то апатия, желание плыть по течению, хотя где-то из глубин сознания все настойчивей пробивались мысли иного рода.  

 

«– Пусть я съехал с катушек…, так, положим…, в доказательство ловлю нехилые галюны, особенно последнее фееричное, с замедлением времени вообще отпад…, с памятью полная лажа, те люди, которых я помню, наотрез отказываются признавать меня, все, что я знал, не существует, вернее существует, но как-то без меня, значит проблема в голове и с моей головой точно лажа! Но ведь это не помешает мне искать портал в самом деле, как мне в галлюцинации доктор подсказал! » – Он невесело ухмыльнулся своим абсурдным мыслям, на том и порешил. Медленно поднялся с койки, залез в растоптанные и вонючие тапки, побрел в туалет, по пути проверяя углы и укромные закоулки в коридоре.  

 

Весь оставшийся день он посвятил себя поиску признаков портала. Сергей полностью по поведению слился с другими пациентами, старался ни с кем не общаться, скрытно слоняясь по территории, только однажды пообщался с дворником, пришлось признаться, что ищет портал, чтобы тот провел его в хозпристройки, старик, скрепя сердцем, согласился. Дал свое согласие только потому, что однажды был сам пациентом этого отделения, и искренне понимал Сергея, и верил в его миссию, старика дворника оставили работать в псих диспансере после выписки, потому что банально ему некуда было пойти.  

 

После этого к вечеру половина пациентов, включая дворника, тоже переключилась на поиски портала. Это нехило встревожило медицинский персонал, который к отбою начал принимать меры к особо впечатлительным, не смогшим вовремя остановиться, санитары отлавливали разнервничавшихся пациентов, чтобы успокоить их и рассортировать по койкам. Благо, все прошло без серьезных инцидентов, все закончилось благополучно, хоть и доставило дежурной бригаде хлопот. Дворник сдержал свое слово, данное Сергею, не рассказал никому кто являлся генератором идеи.  

 

Утро следующего дня наступило как обычно. Сергей проснулся, помылся, сходил на завтрак, продолжил свои поиски, только в этот раз делал это скрытно, помня вчерашнюю свою ошибку. На прогулке к нему несколько раз подходил дворник, загадочно подмигивал, намекая на продолжение поиска, на что Сергей категорично морозился и на контакт не шел, после нескольких неудачных попыток старик потерял к нему интерес, обиженно волоча за собой метлу, удалился в свою берлогу в пристройке.  

 

Примерно в десять в палату, где лежал на койке Сергей и читал засаленный журнал, зашел санитар, сказал, чтобы Сергей отправился в кабинет зав отделения для сеанса.  

 

Беседа протекала вяло, на этот раз Василий Иванович почти ничего не спрашивал, сидел, что-то писал, смотрел на Сергея через очки, что-то уточнял у него из истории, рассказанной ранее, и опять записывал. Сергей скучал, очень сильно хотелось курить, он уже свыкся с мыслю, что он псих и от этого на душе стало как-то смирно и спокойно. Зав отделения закончил писать, отложил ручку, посмотрел в солнечное майское окно, стекло было грязное, замусоленное зимой.  

 

– Как тебе здесь? Никто не обижает? – Неожиданно спросил он, потом добавил. – А как кормят нормально, не голодный? – Сергей растерялся от такого вопроса.  

 

– Да нет, все нормально, только курева нет, а так все класс! – Честно ответил он.  

 

– Ну насчет курева не переживай, в среду к нам с благотворительного фонда при местной епархии придут, принесут сладости, курево, носки, зубную пасту там. – Василий Иванович замолчал, потом добавил.  

 

– Знаешь, Сереж, я тебе тут курс лечения назначил, поначалу придётся потерпеть, лекарства непростые, потом полегче будет, – он положил руку на свою писанину. Сергей в ответ тупо смотрел на его грязноватый на рукавах белый халат, автоматически кивнул, соглашаясь, мол потерплю, если так надо, а потом совершенно неожиданно для себя, вслух выдал.  

 

– А можно мнет в туалет? – Василий Иванович растерялся неожиданной просьбе, махнул рукой. Сергей встал, направился на выход.  

 

– Ты куда? – Спросил психиатр.  

 

– В туалет… – Ответил Сергей.  

 

– А, понял! – Сказал Василий Иванович. – Не, не туда, у меня в кабинете есть…, там за ширмой, в смотровой. – Он указал на голубую занавеску, перегораживающую полкабинета, одна сторона которой была открыта, обнажая в глубине кушетку и еще один белый столик со стулом, видать для медсестры.  

 

– Там дверь…, выключатель справа, и осторожней…, чтобы ни одной капли мимо! – Строго предупредил он. Сергей послушался и направился в туалет.  

 

Что его удивило, так это то, что дверь с обратной стороны не имела внутренней защелки, еще стульчак был опущен, видать до него здесь была женщина, в уборной была идеальная чистота, пахло душистым мылом. Сергей нагнулся, поднял стульчак, приноровился, с облегчением сделал то, ради чего он пришёл, когда закончил, потянулся к бачку, чтобы слить воду за собой, совершенно неожиданно краем глаза под потолком заметил лёгкое мерцание, до боли знакомое, сначала Сергей не поверил, мотнул головой, присмотрелся, нет, эффект не исчез, портал точно находится тут, под потолком. Сергей, помня об обещанных ему лекарствах, не раздумывая, стал на унитаз пытаясь дотянуться до портала, ему почти удалось достать рукой, но он неуклюже поскользнулся и с грохотом упал на пол, больно ударившись левым боком. На шум в туалет тут же вбежал Василий Иванович, а через некоторое время и санитар.  

 

– Что случилось? – Озабоченно спросил зав отделением, он посмотрел на лежащего Сергея, потом на потолок у стены, вверху была сломан гипсокартонный квадрат армстронга (Подвесной потолок типа Армстронг открытого кассетного типа со встроенными светильниками. ), обломки которого валялись за унитазом, в унитазе в желтой жидкости плавал тапок Сергея. Сергей лежал, лихорадочно соображал, как ему правдоподобней объяснить произошедшее.  

 

– Мне показалось, что проводка искрит. – Начал он. – Я полез, чтобы посмотреть, но поскользнулся и упал, гляньте, там все в порядке или еще искрит? – Он сделал озадаченное лицо, поднимаясь. Василий Иванович месте с санитаром посмотрели в открывшееся темное пространство, прямо на овальные границы искрящегося портала, но его они явно не замечали.  

 

– Странно, вроде все нормально, да и запаха проводки нет. – Сказал зав отделения, пожал плечами. – Ладно потом завхоза сюда зашлю, мало ли что. –Добавил он растерянно, все же с недоверием зыркнул на Сергея, тот в ответ прикинулся шлангом, растерянно посмотрел вверх на портал, потом пожал плечами как бы извиняясь, собрался полезть в унитаз за тапком.  

 

– Оставь его. – Скомандовал Василий Иванович. – Санитарка этим займется, я как погляжу с обувью тебе не везет, пошли, закончим с приемом, – предложил он.  

 

Дальше он рассказал, как собирается привести Сергея в норму, сказал, что будет все хорошо (теперь и Сергей это знал), что с полицией он все уладил и у них к Сергею нет ни каких претензий. «Еще бы, я же сумасшедший», – думал Сергей. После непродолжительных разговоров его отпустили, зав отделения пообещал, что лечение начнется завтра, а пока Сергей направился в палату обдумывать план побега.  

 

Весь день он провалялся на койке, обдумывая как ему добраться до портала, была одна загвоздка, кабинет зав отделения находился на третьем этаже трехэтажного здания, выше кабинета был только чердак, а вот как туда добраться было загадкой, ключ был только у завхоза, и как Сергей думал, логичней всего у ночного дежурного, мало ли что ночью может случиться. Сергей лежал и лихорадочно думал, как заставить дежурного открыть дверь, он понимал, что сделать это нужно сегодня, иначе завтра лекарства превратят его в овощ. Так он лежал и прорабатывал разные варианты, но ничего дельного в голову не приходило, но тут, как гром среди ясного неба, возникло одно странное воспоминание, оттуда с военного мира, он вспомнил атаку во вражеские окопы, вспомнил, что он делал после боя. Это было странно, будто бы не с ним происходило, но все же, если подтвердится то, что он вспомнил, проход на чердак ему гарантирован.  

 

Ночью после отбоя, когда все утихомирились, Сергей, встал с постели, стараясь не шуметь, добрался до двери, дверь в палату была закрытой, обычно ее запирали снаружи, чтобы контингент с бессонницей или еще с чем-то не шатался по отделению, хотя такое редко случалось, больных строго сортировали, способных на буйные поступки содержали в отдельном крыле здания.  

 

Сергей тихонько постучал, прислушался, в коридоре было тихо. Ночью, если тебе приспичит или понос, или еще чего-нибудь неприятное, то можно было постучать в дверь, чтобы пустили в туалет или помогли с проблемой. Хотя санитары такое и не приветствовали, могли даже наказать за то, что какой-нибудь неспокойный пациент мешает им спать, но все же в беде тоже не оставляли. Хотя ночью был обязательный обход, первый в час ночи, второй в четыре. Сергей дожидаться его не стал, решил пойти ва-банк, тем более лишние свидетели ему были не нужны.  

 

Сквозь дверь в коридоре послышалось неторопливое шарканье. Сергей затих, прильнул, удостоверился, что это точно шаги, постучал еще, чтобы наверняка.  

 

– Что за кипешь, кому там не спится, какого тебе надо…? – Задали вопрос с той стороны двери в полголоса. Это был Славик, санитар ночник, ему было где-то лет тридцать восемь, умный ушлый малый. Как раз он идеально подходил Сергею в осуществлении его плана.  

 

– Слышь, дело есть? – В пол голоса ответил Сергей.  

 

– Какие у меня дела с вами, тем более ночью? Че за движ…, давай, дергай обратно спать, еще раз кипешнешь, у тебя будут проблемы. – Грозно пообещал Славик, но пока от двери не отходил, ждал реакции на свои слова. Сергей предполагал такое развитие событий.  

 

– Слава, открой, есть предложение! Тебя точно заинтересует, если нет, то можешь меня припахать на всю ночь. – Это было заманчиво, работа у ночных санитаров всегда имелась, не факт, что они ее делали, но она висела над ними, как дамоклов меч, а тут такой отличный вариант, клиент сам напрашивался на труд. Возникла пауза, через минуту в дверях щелкнул замок, дверь приоткрылась, Сергей прищурился от яркого коридорного света. Он шагнул в проем на свет, перед ним стоял злой Славик, он был невысокого роста, примерно с метр шестьдесят восемь, белокурый, с прямыми немытыми волосами, с наброшенным поверх серого свитера, грязного не застегнутого и помятого от валяния на кушетке белого халата, он был худощав и не красив, его злые голубые глазки внимательно изучали Сергея на предмет адекватности.  

 

– Чего…? Что за дело? – Снова повторил свой вопрос Славик полушепотом, когда он отвел Сергея в сторону и закрыл на ключ дверь в палату.  

 

– Слушай, тут такое дело…, мне нужно срочно попасть на чердак. – Заявил Сергей. Славик в ответ ухмыльнулся, по нему было видно, как он разочарован, можно было догадаться что он там внутри, в очередной раз убедил себя, что работает в психушке.  

 

– Понятно…, куда еще тебе нужно попасть? – Ответил Славик, обратно доставая из кармана ключи от палаты. – А зачем тебе на чердак…? Так, ради интереса, – спросил он у Сергея.  

 

– Крысу хочу поймать, второй день грызет, не дает спать, не высыпаюсь я. – Ответил Сергей, он провел рукой по трехдневной щетине.  

 

– Ты в курсе, что мы на втором этаже, а крыса над третьим, на чердаке, как ты ее можешь слышать? – Было видно, что санитар терял терпение, понял, что Сергей не совсем адекватен, оценивал свои силы, чтобы, если что, справиться с пациентом в одиночку, судя по вмиг ставшему миролюбивому тону Славика, его оценка склонилась не в его пользу.  

 

– Да знаю я, не переживай, мне просто нужно пойти посмотреть туда и обратно, но там же все закрыто, можешь кого-то взять за компанию. – Постарался расслабить его Сергей.  

 

– Ага, потом лови тебя по всему чердаку. – Засомневался дежурный.  

 

– Слушай…, у меня в вашей гардеробной висит шинель, там в подкладке зашита очень интересная вещица, можешь со мной туда подойти, дать мне шинель? – Опять не складно предложил Сергей, он никак не мог справиться со своим волнением, слишком многое стояло на кону. Тем временем, со своей стороны, Славик понял, что вляпался и нужно все это как-то разгребать по-тихому, максимально корректно уложить Сергея обратно в койку, чтобы желательно завтра никто не узнал об инциденте.  

 

– А что там? – Наиграно спросил Славик у Сергея, было видно, что он ему не доверял.  

 

– Очень интересная вещь, и она будет твоей, если я попаду на чердак. – Пообещал Сергей, он понимал, что санитар не доверяет и готовит ему ловушку, только не знал на каком этапе она случится.  

 

– Хорошо…, ща я принесу шинель, ты пока в палате подождешь, потом я с корешем и с тобой на чердак пойдем, порешим крысятину вместе. – Предложил Слава.  

 

– Не, ты не переживай…, хочешь обратно меня в палату? Без проблем, я сам пойду, не надо меня уговаривать, зря боишься, что проблем подкину тебе, мне самому проблемы не нужны, просто хотел тебе штуковину подогнать, все равно пропадет, ну если не хочешь, то давай, открывай, я завтра другому предложу, давай, открывай дверь! – Сергей засобирался обратно в палату. Славик застыл, дело обрело другой поворот, опасности никакой не было, на первое место вышло любопытство дежурного, было видно, как в нем борются желание все закончить и отправиться спать и желание продолжить, чтобы получить приз. Сергей притих, дал Славику возможность выбрать.  

 

– Ладно…, пошли, только по-тихому. – Согласился санитар. Сергей ликовал внутри, его план сработал, еще бы та вещица в подкладке, оказалась настоящей, а не бредом его больного воображения.  

 

– Вот, – Славик протянул Сергею колючую, тяжелую зеленую шинель. – Это твоя…? Откуда ты ее достал? – Искренне поинтересовался санитар. Они расположились возле открытой двери в каптерку, где внутри была импровизированная гардеробная вещей пациентов.  

 

– Не помню, – ответил Сергей. Он взял шинель, ощупал место под правым рукавом, в том месте ощущался твердый продолговатый предмет, Сергей с облегчением вздохнул. Он присел на расставленную рядом полумягкую кушетку повернул шинель изнанкой, разорвал непрочную хлопковую подкладку по шву под рукавом, залез вовнутрь рукой, достал мешочек с продолговатым предметом сантиметров десять в длину. Славик все это время с интересом за ним наблюдал.  

 

– На, держи. – Сергей протянул обратно ставшую бесполезной шинель Славику. – Тот взял ее в руки, не отводя взгляд от предмета в руках Сергея. Сергей держал черный продолговатый коробок.  

 

– Что это? – Спросил санитар в пол голоса, он сгорал от любопытства.  

 

– Отнеси шинель, возвратишься и узнаешь. – Ответил Сергей. Славик молнией метнулся, бросил шинель на стол каптерки, вышел и закрыл за собой дверь на ключ, вернулся к Сергею.  

 

Сергей подождал, пока Славик подойдёт поближе, зацепил ногтем край футляра, сдвинул его в сторону, тот на салазках съехал с футляра, обнажив внутри черный бархатный чехол. Сергей осторожно, двумя пальцами, вытащил вещицу в мешочке из коробочки, развязал тесемки, аккуратно достал оттуда золотой брусок, сантиметров восемь в длину, четыре в ширину и два сантиметра в высоту. Верхнюю сторону бруска покрывала тончайшая платиновая вязь, сплетающаяся в изумительные замысловатые узоры, на этой же стороне бруска, справа налево, строго по центру и симметрично в платиновых гнездах креплениях, расположились четыре огромных кристалла, белый бриллиант, сочный зеленый изумруд, ярко синий сапфир, темно-красный рубин, так он предполагал, но что на самом деле были за кристаллы, точно сказать не мог.  

 

– Ничего себе! – Восхитился Славик от увиденного, у него сперло дыхание.  

 

– Смотри…. – Сергей поднял руку с золотым бруском чуть выше, чтобы было лучше видно, прошелся указательным пальцем другой руки по кристаллам, из-под пальца словно дымка выступили цветные струйки света, они неспешно заполняли пространство вокруг руки, обвивались вокруг кисти и смешивались, образуя удивительную палитру. Чем дольше Сергей касался того или иного кристалла, тем больше становилось того цвета в палитре.  

 

– Ооо…. Я, по-моему, тоже сошел с ума, разве такое возможно? – Спросил изумленный санитар. Сергей отрицательно покачал головой.  

 

– Откуда это? – Спросил Славик.  

 

– Не из этого мира! – Честно признался Сергей, добавил. – Веди меня на чердак и это будет твоим! – Он спрятал обратно вещицу в чехол, положил ее в футляр, цветовое облачко еще висело в воздухе, но быстро блекло и таяло.  

 

Что это за штука, Сергей и сам не знал, только недавно о ней вспомнил, он помнил, как зашивал ее в шинель ночью, в недавно захваченной в атаке вражеской землянке. Повсюду лежали еще теплые трупы противника вперемешку с его товарищами, а он прятал драгоценность подальше от посторонних глаз. Нашел ее на трупе высокопоставленного офицера, тот видимо хотел взглянуть на нее в последний раз, ему взрывом оторвало обе ноги.  

 

– Вот, держи оно твое! – Сергей протянул футляр Славику, они стояли перед открытой дверью на чердак. У Славика нездорово горели глаза, он протянул дрожащую руку, нетерпеливо взял черную коробку, тут же спрятал ее в карман брюк.  

 

– Мой тебе совет…, завтра же выбрось эту вещицу в реку, так тебе намного лучше будет! – Доброжелательно посоветовал Сергей.  

 

– Разберемся… – Ответил Славик. – Ладно иди, я здесь жду. – Он показал рукой в темный проем чердака.  

 

– Дай фонарик. – Попросил Сергей.  

 

– Ты че, гонишь…, откуда у меня фонарик…, я же по чердакам и подвалам не шатаюсь…, хотя…, вот. – Он достал китайскую зажигалку со светодиодом. Сергей вздохнул, взял у него зажигалку, молча шагнул в черный проем чердака.  

 

Найти портал оказалось не просто, он спотыкался и пару раз падал, в тщедушном свете светодиода разобрать что-либо было трудно, но все же благодаря его удаче он нашёл портал, теперь стоял перед ним, размышляя о том, какой сюрприз его ждет на том конце, не решался сделать шаг.  

 

– Эй, ты где…? Давай обратно…, заманался тебе ждать. – Напомнил о себе Славик, Сергей удивился, услышав его голос, если честно, то он был уверен, что Слава свалит с психушки сразу, как получит такую драгоценность.  

 

– Сейчас… – Ответил Сергей и шагнул в портал.  

 

Переход случился мгновенно. Сергей сощурился от яркого света, когда глаза привыкли, осмотрелся, куда он попал на этот раз. Он стоял на краю скалистого, высокого обрыва, там внизу, далеко в глубине, протекала довольно широкая быстрая река, дальше впереди взгляд упирался в отвесную скалистую стену следующей горы, подмываемой рекой. Сергей оглянулся, за ним молча стояли, шелестя пышными ветвями, толстостволые лиственницы в очень густом подлеске. «Тайга! » – Догадался Сергей, сразу загрустил, он был одет в пижаму из психушки и обут в тапки шлепки, слегка обрадовался, что у него в руке была зажата китайская зажигалка. Очень пахло лесом и хвоей, как-то по странному было тихо, не было пения и суеты птиц. «Значит не земля! » – Предположил он, оглянулся. «Как отсюда выбираться? » – Горько подумал Сергей, у него совершенно не осталось сил, хотелось послать все к черту и прямо тут умереть, тем более хотелось спать, в дурдоме уже было где-то четыре ночи.  

 

– Эээй…!? О-го-го…! – Крикнул он в каньон, ему вторило троекратное эхо, потом все затихло. Сергей опустился на землю, обхватил голову руками, заплакал. Немного погодя, справившись с минутной слабостью, встал, решил обойти округу, осмотреться, насобирать сухих дров для ночного костра. «Если конечно здесь наступит ночь». – Думал он. Осторожно чтобы не повредить ноги в шлепках, отправился на разведку, он и не сделал и пару шагов, как в его голове четко и ясно прозвучал чужой голос.  

 

– Привет, Сергей, я ждал тебя! – Сергей мотнул головой, от неожиданности присел, чуть не упал, такого еще никогда не было, оглянулся по сторонам, все было спокойно и тихо. «Все, приехал, окончательно». – Подумал он.  

 

– С тобой все в порядке, не переживай, не в порядке с миром вокруг тебя, хотя ты сам в этом виноват! – Продолжил голос в голове.  

 

– Ты кто? – Опомнившись, задал вопрос Сергей, он почему-то уже ничему не удивлялся.  

 

– Я…? Странно…. Мне такой вопрос никто еще не задавал, хм…, хотя я никогда ни с кем и не разговаривал. – Отозвался голос как-то неуверенно.  

 

– В смысле? – Спросил осмелевший Сергей.  

 

– Ну, если следовать вашему мышлению и языку, то я ангел!! А если говорить упрощенно, так, чтобы ты понял, я тот, кто смотрит сны, вот, например, ты – мой сон. Ты мне снишься, значит ты есть, ты есть в моем сне. Мне снятся миры, они мой сон, если говорить языком вашей эпохи, то я информационный хаб, я создаю, получаю и обрабатываю информацию, передаю ее дальше, высшим.  

 

– Кому, Богу...? – У Сергея сперло дыхание от таких откровений, в ответ в его голове послышалась короткая ухмылка.  

 

– Он очень велик, он видит все, он бесконечная сила, энергия, разум и любовь! – Ответил ангел, что он имел ввиду, Сергей не понял, но нагнетать не стал, ангел продолжил. Ты затерялся среди сущных миров, пропал, затерялся среди событий вероятности, нарушил и спутал мой сон, хотя это было интересно и не скучно, но все равно на моем месте я бы тебя забыл.  

 

– Как это? – Спросил Сергей, он перебил монолог таинственного собеседника в своей голове.  

 

– Сделал бы так, чтобы ты погиб! – Просто ответил ангел.  

 

– Так почему до сих пор ты так не сделал? – Сергея начало это злить, ему было уже все равно, хотя он был поражен встречей, это действительно было самое масштабное приключение с неожиданным результатом.  

 

– Я не вправе решать твою судьбу, мне последовали указания на счет тебя.  

 

– От кого? – Спросил Сергей.  

 

– Все не так просто, как ты думаешь, хотя вы люди, существа более могущественные, чем думаете о себе, каждый из вас многомерно ценен.  

 

Сергей понимал, что общается с бесконечно далеким по интеллекту существом, что тот разговаривает с ним максимально упрощенно, пытается ему объяснить в принципе непонятные для его интеллекта вещи, поэтому не попадал в такт, в суть вопросов, но он отвечал, как можно ближе к истине.  

 

– А ты где, покажись? – Сергею было жутко интересно и любопытно. – У тебя есть крылья? – Продолжал он сыпать вопросами.  

 

– Нет, я не могу тебе показаться, потому что я суть миров, но, чтобы упрощенно удовлетворить твое любопытство, я сравню себя с тем, что ты знаешь, например, с вашим солнцем, хотя нет не совсем…, как с сотней солнц.  

 

– Ого, ничего себе ангел! – Сергей был удивлен, он не был верующим, так, ходил на пасху в храм, на крещение купался иногда, но так, чтобы вникать в религию, то нет, ангелов представлял себе так, как все, как по телеку показывали, беленьких с крыльями, а тут такое.  

 

– А есть рай и ад? – Продолжал сыпать вопросами Сергей. Ангел молчал, потом ответил.  

 

– Мироздание, которое было создано, бесконечно сложное, разнообразное, иногда я тоже поражаюсь совершенству, безупречности и тонкости работы. Без сомнения, существуют те миры, которые ты называешь раем и адом. Рай огромен, даже по моим меркам, он больше вселенной, наполнен искренней добротой, теплом, любовью, там конец, завершение цикла перед началом нового, иногда я вижу сны о нем, но это лишь крупицы, несвязанные обрывки информации, которыми я дополняю его реальность, ведь я один из множества многих, многих тех, кто создает бытие.  

 

– А ад…? Что с адом, ты тоже спишь там? Как думаешь, стоит туда попасть или нет? – Сергей огляделся вокруг, боялся гнева за бестактный вопрос, но ничего не изменилось, также шумела река на дне каньона, тихо шелестели лиственницы. – Эй, куда пропал? – Негромко сказал вслух.  

 

– Я здесь. – Ответил ангел, потом добавил, – да я дополняю его, это сложный мир, мир, который должен дополнять и уравновешивать, без него система будет не стабильна, им занимаются высшие.  

 

– Ты не понял? Я спросил, попаду ли я в ад после того, что я сделал. – Спросил Сергей с надеждой на совет.  

 

– Это не мне решать. – Ответил Ангел.  

 

– А кому? – Сергей не унимался.  

 

– Прежде всего, тебе! – Ответил голос в голове, потом неожиданно перевел тему.  

 

– С тобой был еще один человек, где он?  

 

– Ты у меня спрашиваешь? – Удивился Сергей. – Это ты тут обо всем знаешь, откуда мне знать где Паша, мы с ним расстались на войне, с тех пор я его не видел, кстати, а кто он такой?  

 

– Он проводник! Ошибка системы. Однажды такой как я или это может быть был я, исказили параметр сна, в тот момент родился Павел, вернее Павел возник, с тех пор он может создавать и управлять реальностью, он проводник, через него протекают миры.  

 

– Получается, он как ты?  

 

– Не совсем, но если сильно упростить, то да, его нужно забыть, есть такие указания, но он чувствует меня и искусно избегает встречи, но все равно рано или поздно он встретится со мной.  

 

– А я, что ты сделаешь со меня, убьёшь? – Спросил Сергей, он немного замерз, у него было множество вопросов к ангелу.  

 

– Нет, тебе дали еще один шанс, я встрою тебя обратно в систему, это щедрый подарок для тебя, тебя очень любят, хотят вернуть домой.  

 

– И кааак это…. – Сергей хотел с язвить, спросить, как ангел собирается это сделать, но совершенно неожиданно стал тонуть в скалистом грунте обрыва, сначала погрузились ноги по колено, потом по пояс, такое ощущение, что его засасывало в желе. Все вокруг померкло, наступила тишина и темнота, Сергея сильно сдавило – ух…, из него вышел воздух.  

 

Глубокий вздох в себя, до боли в грудной клети! Сергей дернулся, откинулся на спинку офисного кресла, резко открыл глаза, проснулся, от неудобной позы ломило спину и шею, он выдохнул, в голове чётко и ясно, облаками летали воспоминание о приснившимся сне. Его поражала яркость подробностей своим абсурдом, тем не менее абсолютной логикой событий. Он осмотрелся, все тот же его родной до боли кабинет, на столе еще не успевшая остыть чашка с кофе, в хрустальной пепельнице противно дымила ставшая окурком сигарета. За решетчатым окном играло бликами весеннее солнце. Сергей в кабинете был один, он взял чашку, с удовольствием сделал глоток. Облокотился на спинку стула, расслабился, чувствовал себя отлично, бодрым, выспавшимся. По его расчетам он проспал минут пять, внезапно на него нахлынули воспоминания, перед глазами стоял веселый и небритый в грязной шинели Лука, затем раздетый и продрогший Паша в окопной грязи, Сергей поджал ноги в белых кроссовках, пошевелил пальцами ног, как бы проверяя, действительно ли они не замерзли. «Кстати о Паше…, ну и сон! » – Подумал Сергей, посмотрел на часы, через минуту он должен был выходить во внутренний двор, там его ждал уазик. «Как я так отключился, капец, хорошо, что не проспал». – Подумал Сергей, шаря по столу в поисках документов на парня. Потом остановился, волной накатилось воспоминание о том, как искал портал в дурдоме, стало очень неприятно, мотнул головой, чтобы встряхнуть наваждение. Неожиданно он подтянул к себе телефон, набрал номер главного, пошли длинные гудки.  

 

– Алло. – Послышался на том конце голос Юрия Петровича.  

 

– Юрий Петрович, это вас Сергей беспокоит. – Несмело начал он.  

 

– Слушаю, Сереж.  

 

– Юрий Петрович, простите…, но я вам хочу сказать…, что я не справлюсь по тому делу, что вы мне поручили, ну…, того паренька с трупами, короче я не могу…, простите. – Нескладно отказался он от дела.  

 

– Алло, Сереж…, ты про Пашу, фокусника? – Спросил шеф.  

 

– Да, про него.  

 

– Ты, Сережа, извини, что тебе не перезвонил. – Начал извиняться шеф в свою очередь, продолжил.  

 

– Просто экспертиза пришла, по кальяну, спайс там чистяком…, передоз у ребяток, мораль такая – не бухай с незнакомцами, ночью Фокусника отвезли в сизо, там фокусы показывать… Так что прости, что не предупредил, ладно, занимайся делами. – Петрович повесил трубку, Сергей облегченно вздохнул, полез в сейф, достал висяковое дело, чтобы в очередной раз обломиться, настроение поднялось, теперь сон казался несерьезной странностью, достал сигарету из пачки, посмотрел на нее – «синий Кэмел», перед глазами словно поплыло, но быстро прошло, он бросил пачку на стол, подкурил. Набрал на мобильном Татьяну.  

 

– Кря кря! – Весело ответил любимый голос.  

 

– Привет, а где твой волосатый муж? – Задал он в шутку вопрос, помня свой сон.  

 

– Мне звонит! – Парировала Таня.  

 

– Но я ведь не волосатый. – Задирал ее Сергей.  

 

– С волосатыми ладошками. – Ответила Таня и звонко рассмеялась своей шутке, Сергей тоже рассмеялся вместе с ней в ответ.  

 

– Сереж, помоги хоть с посудой, пожалуйста. – Таня стояла перед ним в праздничном платье и накрашенная, держала стопку грязных тарелок в руках. Двадцать минут назад от них последними ушли Павловы, Светка увела Женю в виде мертвого тела, домой, внизу их ждало такси. Сергей сидел перед Таней набычившись, с ним бывало такое, когда он не допивал, перед этим он пообещал Татьяне, что на ее день рождении будет держать себя в руках, теперь сидел злой, недопитый и не нагулянный.  

 

– Тань, дай кислорода, сейчас помогу. – Ответил он супруге, чтобы не расстраивать ее, у него испортилось настроение, сейчас ему было не очень, пьяный Жека съязвил, что он неудачник без побед, сначала он и сам над этим смеялся, язвил в ответ, но постепенно понял, что Женя прав, жизненная струя как-то иссякла, Сергей сидел опустошенный. С того странного сна прошло полгода, за это время ничем особенным он не отличился, так, работал, ловил мелочь, а хотелось чего-то большего. Единственное, что его радовало, что он тогда не ввязался в историю с Пашей, как он и предполагал, это дело оказалась очень мутным, парень исчез из одиночной камеры следственного изолятора, шуму тогда было, попало дерьмо в вентилятор, но Сергея это не коснулось.  

 

Пока он размышлял на эти темы, Таня сделала пару ходок, недобро посматривая на него, он делал вид, что не замечает. Теперь она тарахтела посудой в мойке на кухне. Сергей встал, вздохнул, собрал раскладной стол, спрятал его в шкаф, перебрался на диван, взял в руки пульт, чтобы включить телевизор, но не стал этого делать, на него вдруг нахлынули воспоминания из того странного сна, он вспомнил тропический остров, вспоминал его в подробностях, деталях, колышущих на ветру кронами пальм, горячий песок, теплый прибой, шелест пены. Он увлекся, будто задремал, в его сонном мареве постепенно растаяла стенка напротив дивана, освободив проход в другой мир на остров, комнату заполнил яркий солнечный свет, ворвался свежий бриз, аромат океана, кромка перехода оказалась слишком близко к воде и с очередным прибоем вода с песком хлынула в комнату, залив собой весь пол. Сергей опомнился, спохватился, дернулся и вскочил, чуть было не закричал, все внезапно исчезло, будто растаявший мираж, уступив место привычной стенке.  

 

– Сережа, у нас что-то горит! – Вбежала испуганная Татьяна, она увидела яркие блики из гостиной, где остался Сергей, потом взгляд ее опустился на пол. Ты обалдел…, откуда у нас столько воды? Соседей зальем, бегом за тряпками!!  

 

 

 

 

– Михалыч, здоров, проходи дорогой, садись. – Валентин Иванович вытянул руку, указывая на кожаное офисное кресло за богатым блестящим лаком столом из тёмно-коричневого мореного дуба.  

 

– Здоров, Иванович! Как дела, как семья, Тамара? – Спросил гость, поудобнее усаживаясь в кресле.  

 

– Да нормально, как всегда, все в норме, Тамара регулярно пилит, Сережка в Москве на курсах, а у меня много работы, ты же сам знаешь, в нашем ведомстве за этим не заржавеет. Как сам то? Как долетел? – Валентин Иванович привстал, пожал руку гостя.  

 

– Да чего там, долетел отлично, бизнес класс есть всё-таки есть бизнес класс. – Ответил гость, чуть натянуто улыбнулся, хозяин кабинета это заметил.  

 

– Михалыч, ты извини, что тебя выдернули, что тебе пришлось сюда двинуть, не обижайся, но я не доложить не имел права. – Извинился хозяин кабинета.  

 

– Да ладно, порядок есть порядок, ну прокатился маленько, что с того, не парься, рассказывай, что там у тебя стряслось, что за дело? Наш отдел в конторе на уши поставили. – Гость наклонился, облокотил руки о стол.  

 

– Да, собственно, с чего это ваш отдел так переполошился…? Да чтобы генерала ФСБ сюда прислать, я если честно и сам не понял, ну не тянет это все на аврал, так – интрига, понимаю, но, чтобы так…, по-моему, это маразм. – Как бы оправдался Валентин Иванович, он встал из своего роскошного кресла, подошел к буфету открыл дверцу, обнажив приличный арсенал элитного алкоголя, достал оттуда два фужера и бутылку коньяка. Вернулся к столу поставил все это на стол, взял телефонную трубку, набрал секретаря.  

 

– Наденька, солнце, парашютиста занеси пожалуйста…, где-то через минут десять. – Распорядился он.  

 

– Парашютиста…? – Переспросил заинтригованный гость, улыбаясь. – Валентин Иванович в ответ тоже озорно улыбнулся, расставил фужеры и плеснул в них из бутылки коньяка.  

 

– Парашютист у нас с Надей, это набор из быстрой закуси, так сказать, десант из бутербродов. – Ответил Иванович, он взял в руки фужер и приглашающе махнул им, гость понимающе кивнул, тоже в свою очередь поднял фужер.  

 

– Ну, будем…, за встречу. – Не дожидаясь ответа, Михайлович профессионально опрокинул коньяк вовнутрь, не морщась поставил фужер. – Классный у тебя коньяк, Валентин Иванович. – Оценил он. Валентин Иванович допил свой, поставил фужер.  

 

– А то…! Армянский, настоящий Арарат, «Эребуни». – Похвалился он.  

 

– Ладно, давай к делу, а то мне через два часа в аэропорт. – Не обращая внимания на гордость хозяина, гость сменил тему.  

 

– Да, собственно, дело-то сплошная мистика. – Начал Валентин Иванович, он уселся обратно в кресло облокотился локтями о стол, продолжил.  

 

– Началось с того, что у нас по адресу Черняховского пять, соседи снизу вызвали полицию, дескать в квартире всю ночь прыгали, таскали мебель, короче шумели не давали спать, дверь не открывали, на стук по батарее не реагировали, в пять утра терпение лопнуло, вызвали патруль. Ну, ребята приехали, дверь оказалась запертой изнутри, потоптались, вызвали МЧС. Спустя час дверь взломали, зашли, а там четыре трупа, двое детей девочка шести и пацан одиннадцати лет, женщина мать, Мария Самойлова, тридцать три года и ее шестидесятивосьмилетняя мать Зинаида Шевчук. У всех колотые ножевые, извини подробности сообщать не буду, у самого кровь в жилах стынет как вспомню, подробности с фотографиями в отчете. Ну, соответственно, сразу на место прибыла оперативная бригада. В квартире не оказалось мужа и отца, Вячеслава Самойлова, по горячим следам было принято решение выдвинуться по адресу проживания его родителей, генерала Жукова двадцать два. Там на месте были обнаружены два трупа пожилых людей отца и матери Вячеслава, и сам Самойлов в критическом состоянии, с ножом в горле.  

 

В дверь тихонько постучали.  

 

– Наденька, входи. – Разрешил Валентин Иванович. Дверь открылась, в кабинет вошла женщина лет тридцати восьми с подносом. Она была довольно привлекательна, с хорошей фигурой, статной осанкой, одетая в белую блузку и черную юбку до колен. Она поставила поднос со снеками, легкими бутербродами и тарелкой с ломтиками лимона, кивнула и удалилась. Они налили себе еще по одной и выпили, Валентин Иванович продолжил.  

 

– Дальше начинается сплошная мистика. По заключению экспертизы смерть семьи Самойловых наступила в районе двенадцати, а соседи утверждали, что шум из их квартиры продолжался до пяти, орудием убийства оказался нож, воткнутый в шею, супруга и отца Вячеслава Самойлова, что говорило о том, что он покинул квартиру с ножом, которым зарезал семью. Экспертиза по его родителям показала, что их смерть наступила в районе двух ночи в результате колото-ножевых тем же орудием, что и семья, то есть, предположительно, он убил свою семью в двенадцать, покинул квартиру в половине первого, добрался до родителей и натворил бед там. Но тут возникает еще один вопрос: кто закрыл дверь изнутри? – Иванович поднял вверх указательный палец, взял ломтик лимона.  

 

– Дверь была закрыта на внутренний замок, который можно открыть только изнутри, понимаешь? Они живут на десятом этаже, Самойлов не мог спуститься по балконам, ему бы не хватило сил, тем более, стеклопакеты тоже были закрыты изнутри. Сосед из дома напротив дал показания, что видел, как по квартире ходили люди в районе трех, но ему семьдесят два, у него бессонница, верить ему я не склонен. Позже, когда Самойлов смог говорить, был допрошен, он во всем сознался, попросил скорее его забрать в камеру. Дальше сообщал какую-то дичь, что убить родных его заставил демон, что Самойлов тем самым спас их именно от демона, который поработил родственников, Самойлов утверждал, что они на момент убийства, уже перестали быть людьми, просил поскорее сжечь их трупы.  

 

– В связи с его состоянием, через какое-то время Вячеслава Самойлова переместили в псих диспансер, где до этого он работал ночным санитаром, было проведена психиатрическая экспертиза, которая подтвердила его невменяемость, специалисты диагностировали у него шизофрению. Дальше опять странность! – Валентин Иванович замолчал, потянулся, достал графин, налил из него в фужер немного воды, выпил залпом, его собеседник сосредоточенно молчал, Иванович продолжил.  

 

– Когда с ним работали врачи, а это дело уже мы курировали и имели доступ ко всем действиям, проводимым с нашим клиентом, был задан логичный вопрос Самойлову, когда и откуда появился так называемый демон? Он рассказал удивительную и интересную историю.  

 

Мол работая ночным санитаром в психиатрической больнице, он познакомился с пациентом неким Сергеем, страдающим полной амнезией и на фоне ее развивающимся бредом, там тоже скажу тебе история еще та. Этого Сергея, нашел патруль в троллейбусе на конечной, он был одет в военную форму приблизительно дореволюционного образца, при себе имел оружие, пистолет очень странной конструкции, сейчас мы его изучаем. Вызвала патруль кондуктор, так как думала, что пассажир умер, при допросе оказалось, что Сергей страдает бредом на фоне полнейшей амнезии, по результатам допроса дежурный оперативник вызвал психиатрическую неотложку, соответственно бригада увезла клиента с собой.  

 

– Да что тут такого, обычный случай? – Спросил гость Генерал, он тоже налил себе воды и выпил.  

 

– Да в общем то, ничего такого, если не считать дальнейших обстоятельств. – Парировал Валентин Иванович, он продолжил. – Со слов Самойлова, ночью, когда он дежурил, его внимание привлек этот Сергей, он попросил провести его на чердак. По признанию самого Самойлова, он совершил ошибку, выпустив больного в коридор, чтобы исправить свою ошибку, он решил обманом поместить больного обратно в палату и уговорить его лечь спать, договорившись с ним и пойти на мнимые уступки. В результате чего, решил-таки разрешить пациенту осмотреть вместе с ним чердак и избавить тем самым его от фобии. За такое решение Сергей вручил Самойлову в подарок некий предмет, после того, как пациент получил доступ на чердак, вырвался вперед и исчез.  

 

– Как исчез…? – Удивился Михайлович.  

 

– Так, просто исчез. – Развел руками хозяин кабинета. – Этот Самойлов только теперь сознался, что с этим Сергеем был, а тогда-то говорил, что слыхом о нем не слыхивал, ну подумали, что псих сбежал, дали ориентировку по нему, ну лишили ночную смену премии, и все, забыли. Но дело-то не в психе Сергее, может бегает где-то, может убили давно, короче, не наше это дело, пусть полиция разгребает. – Он махнул рукой, продолжил. – Я говорю, что бредни у Самойлова не совсем бредни оказались, он сказал, где ту вещицу прячет, мы послали ребят на квартиру, и действительно они принесли ту штуку. – Валентин Иванович встал, подошел к массивному сейфу за его спиной, набрал код на электронной клавиатуре, открыл его, с верхней полки достал черный футляр, вернулся на место. – Вот, смотри. – Он сдвинул крышку футляра, достал твердый предмет в черном бархатном мешочке, развязал тесемки и освободил из него золотой брусок с разноцветными кристаллами в платиновых гнездах, положил его на стол.  

 

– Ого…! Дорогая вещица. – Прокомментировал гость Михайлович. – Ничего себе подарок! – Добавил он.  

 

– Это еще не все! – Предупредил Валентин Иванович. – Смотри, вот настоящее чудо! – Он взял брусок в руки, провел пальцами по кристаллам, с кристаллов сорвались цветные струи, туманом, состоящим из света, яркой палитрой опутали руку Генерала ФСБ, Валентина Ивановича, смешивались, образуя удивительные сочетания цветов, растекались дальше.  

 

– Ого…! Такого в жизни еще не видел! – Изумился Михайлович.  

 

– Вот и я тоже…, вот так чудо…, поэтому ты здесь! – Объяснил Иванович, но опомнился засунул чудесную драгоценность обратно в футляр, цветовые облака вокруг быстро испарялись. – На, держи! – Он протянул футляр гостю, тот молча его взял, положил в свой портфель.  

 

– Да уж, дела…! – Вздохнул Михалыч, он посмотрел на часы. – Ладно спасибо за хлеб-соль, мне пора! – Евгений Михайлович засобирался, пожал руку друга, встал с кресла, направился на выход. Когда он взялся за ручку, чтобы открыть дверь, Валентин Иванович проговорил ему в спину.  

 

– Там везде следы были…, кровавые!  

 

– Что…? – Михалыч обернулся.  

 

– В квартире, у Самойловых…, все в следах, на стенах, на потолке, детские ручки и ножки, все в крови! Женя, поосторожней с этим! – Он рукой указал на портфель. Гость промолчал, ничего не ответил, собрался выйти.  

 

– Еще один исчез! – Не унимался хозяин. – Пропал прямо из камеры сизо, испарился, три трупа на нем, некто Паша, парень лет двадцати четырех. Жень, что это? Может, конец света?  

 

– Валик, не морочь мне голову, разбирайтесь сами, ладно давай пока. – Он наконец открыл дверь, бодро вышел, плотно закрыл ее за собой.  

 

 

 

 

Мои дорогие читатели, автору очень приятно получить Ваш отзыв. Пожалуйста, поддержите книгу комментарием или благодарностью.  

 

 

 

| 114 | 5 / 5 (голосов: 2) | 13:21 11.08.2022

Комментарии

Sneschnaya19:45 11.08.2022
Очень интересно, увлекательно, спасибо большое!!!
Lyrnist14:54 11.08.2022
Просмотрите, пжлст, на предмет отделения прямой речи героев от крив.. (зачёркн.) описательного текста. Не везде норм, что напрянгает.

Книги автора

Золотое счастье 18+
Автор: Kasha23
Роман / Любовный роман Приключения Проза
Первая любовь. В этом чувстве - всё прекрасно. Мир преображается. Всё выглядит по-другому. Краски играют ярче, а душа сладостно томится. Но первую любовь очень легко потерять и остаться ни с чем на вс ... (открыть аннотацию)ю жизнь. Вот и Елена, сможет ли она, сохранить свою любовь, не смотря на все перипетии её судьбы. Уверен, дорогой читатель, вы тоже влюбитесь вместе с героями и будете переживать все повороты обстоятельств. Страстные поцелуи, объятия и яркие выяснения отношений не оставят вас равнодушными. PS. В тексте присутствуют сцены эротического характера.
Теги: Любовный роман приключения отношения любовь страсть эротика
16:03 16.08.2022 | оценок нет

«проводник 2». На другом берегу Стикса 18+
Автор: Kasha23
Роман / Мистика Оккультизм Приключения Фэнтези Хоррор
Завершающая книга серии. Объединяющая произведения, "Мотыльки", "Проводник" , в одну историю и дающая ответы на вопрос. Что же все-таки произошло дальше, с героями Мотыльков и Проводника? Как бы вы п ... (открыть аннотацию)оступили, если бы вам предоставилась возможность заглянуть по ту сторону жизни, на тот свет? На этот вопрос, дают ответ герои, захватывающей истории, представленной в книге. Дорогие читатели, вас ждут, умопомрачительные и совершенно неожиданные повороты сюжета. Тайны, приключения и откровенный ужас. Уверен, вы не останетесь разочарованными. Приятного чтения!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное хоррор
13:46 12.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Мотыльки 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Хоррор
Проклятое место, скверна. Поросшее растительностью кладбище, затаившееся зло. Зло, которое неусыпно ждет своего часа. Не в том месте и не в то время, вот характеристика этой жуткой демонической истор ... (открыть аннотацию)ии. Читайте, ужасайтесь, будьте осторожны, зло всегда наблюдает....
Теги: Мистика проза ужасы паранармальное.
16:25 08.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Часы 18+
Автор: Kasha23
Рассказ / Мистика Проза Фантастика
Вечность! Вот кого спроси, хотел бы он жить вечно? Большинство бы согласилось попробовать. Но мы не знаем какую цену придется платить за это. Скорее всего, наверно слишком дорогую!
Теги: Мистика проза фантастика.
11:39 03.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Демон 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Фэнтези Хоррор Эзотерика
Хорошо подумайте прежде чем начинать читать! Жуткая история. Никогда не знаешь где тебя подстерегает беда. Казалось бы совсем обычные вещи могут таить в себе массу опасностей и угодить в смерт ... (открыть аннотацию)ельную ловушку раз плюнуть. Кем может оказаться с виду тихий, вежливый сосед, проживающий рядом с вами годами? А красивая, приветливая девушка, просящая помощь на улице? В баре незнакомец, милый собеседник? Найденная на дороге, лежащая потерянной, крупная денежная купюра? Все может окончится для вас плачевно. Предлагаю вам прочтение одной из страшных Городских легенд. Дорогой читатель, планирую целую серию таких небольших романов. Подписывайтесь оставляйте комментарии.
Теги: Проза Мистика хоррор Оккультизм Эзотерика
22:12 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Вслед за солнцем 18+
Автор: Kasha23
Роман / Постапокалипсис Приключения Проза Фэнтези
Перед вашим взором, раскроется удивительный, чарующий мир, полный приключений и опасности, тайн и интриг. Путешествуйте вместе с героями книги, окунитесь вовсе перипетии сюжета, почувствуйте буквально ... (открыть аннотацию) на себе, опасности грозящие главным героям. Станьте непосредственным участником событий! Желаю приятного чтения!
Теги: Фэнтези Постапокалипсис приключения проза
21:53 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.