Мотыльки

Повесть / Мистика, Оккультизм, Проза, Хоррор
Проклятое место, скверна. Поросшее растительностью кладбище, затаившееся зло. Зло, которое неусыпно ждет своего часа. Не в том месте и не в то время, вот характеристика этой жуткой демонической истории. Читайте, ужасайтесь, будьте осторожны, зло всегда наблюдает....
Теги: Мистика проза ужасы паранармальное.

Мотыльки  

 

Лето вступало в свои права...  

В такую пору особенно хотелось верить, что самые хорошие и приятные события еще впереди и лето будет бесконечно долгим со своими прекрасными теплыми вечерами, задорными грозами и жаркими манящими пляжами. Середина июня – время, когда познаешь вкус любви и заботу ласковой природы.  

Над дорогой, укрытой мягким от жары асфальтом, подымалось томное марево. На обочине подпрыгивала, подбирая мелкие камешки и мошек, беспокойная стайка воробьев, насвистывая о чем-то своем. Высоко в небе заливался в тишине певучий жаворонок. Изредка срывался сухой тёплый ветерок, принося запах сочных трав. Тишина и умиротворение…  

Но вдруг, постепенно, из ниоткуда, появился слабый, едва уловимый, но потом все более нарастающий и явно тревожный гул. Он становился все громче и явственней, пока не превратился в красивый автомобиль, вынырнувший из-за поворота.  

Большая белая машина с симпатичной супружеской парой стремительно мчалась по ровному четырёхполосному шоссе.  

– Послушай, Тань, по-моему, чуть ведет влево. – С наигранным сомнением, не отвлекаясь от дороги, сказал Андрей.  

– Да ладно, все хорошо, тебе только кажется. Классная новая машина! Дорогу отлично держит. А если что-то не нравится или видишь, что что-то не так, то звони своему Олегу в салон. – Ответила смущенно супруга.  

– Почему моему Олегу? – удивился он искренне. Скорее, – он твой. Кто перед ним вытанцовывал, когда машину выбирали? – Огрызнулся он.  

– Замолчи, прошу тебя, Андрюша, если хочешь поссориться, то давай, пожалуйста. Я готова! – Повысила Таня голос. Она открыла «бардачок» и достала влажную салфетку.  

– Ладно, извини, я не хотел тебя обидеть, просто пошутил. – Не желая ввязываться в ссору, оправдался он.  

– Вот, просто сиди и молчи. – Продолжала злиться Таня, надув красивые губки.  

– Во-во, смотри! Ну, сволочь, – лезет! Ну, гад, просто житья от таких нет, – в сердцах не сдержался Андрей. – Черный «Туарег» нагло подрезал его полосу.  

– Андрюша, не начинай. Прошу тебя, отпусти его, пусть едет, Бог ему судья. – Вжавшись в кресло, испуганно воскликнула она.  

– Вот, Танечка, если так думать, то такие негодяи и будут чувствовать себя безнаказанно, – ответил Андрей с обидой, – но скорость все же сбросил и дал уехать задиристому джипу! – Тань, скажи, правда, машинка класс?!  

–Да, что есть, то есть – подтвердила милая девушка!  

Новенькая белая «Камри» плавно мчалась по шоссе, всем своим видом показывая превосходство над окружающими автомобилями. Андрей ликовал. Наконец сбылась его мечта, – прекрасная машина, красивая женщина рядом и небольшое путешествие. Сколько раз он представлял себе это, сидя на работе. Бывало, сядет, задумается, а Прохоренко с шутливой угрозой в голосе его спрашивает: «Серегин! Твою мать, ну где ты летаешь?! Когда прайсы будут готовы? »  

– Андрей, о чем ты думаешь? – спросила Таня.  

– Да так, вспомнил кое-что. А ты? – Поинтересовался он в ответ.  

– А помнишь нашу свадьбу? – Неожиданно вспомнила она. – Как Левченко мой туфель украл? А ты его ловил, и брюки у тебя на заднице разошлись... Так смешно! – Зажурчала она звонким смехом.  

– Да, сейчас смешно, – заметил он, – а тогда было не очень. Интересно, где тогда мама нитки с иглой нашла? Представляешь, в ресторане-то? – Задался Андрей риторическим вопросом.  

– А как ты в трусах сидел за столом, пока мы брюки тебе штопали? Ну и физия у тебя была. – Смеялась, вспоминая Таня.  

– Ой, притормози вон у того базарчика. – Скомандовала она, указывая пальчиком в направлении придорожного импровизированного рынка, расположившегося почти рядом с обочиной. Андрей повиновался. Машина плавно съехала с дороги, четко скрипнув тормозами, и остановилась рядом с торговцами.  

– Не притерлись еще, – подумал Андрей.  

–Ты идешь со мной? – Позвала она его и пошла вперед. – Я яблоки хочу посмотреть, идем, выберешь себе тоже! – Крикнула, не оборачиваясь.  

– Тань, подожди! «Закрыть же машину надо», – сказал он ей вдогонку.  

– Сынок, от кого тут закрываться-то, от Фомича что ли? – Услышала его стоявшая неподалеку сгорбленная старуха. Возле нее, прямо на земле, расположилось несколько полных корзинок с яблоками. Женщина продолжила:  

– Старику сто лет в обед! Или меня, бабы Марты, боишься? Спросила она с иронией в голосе. – Идите сюда, яблочки ищете?  

– Смотрите, какие у меня есть, – показала она рукой. – И сладкие, и Симиренко, хотите на пробу дам?  

Андрей внимательно посмотрел на бабку. Перед ним стояла грязная древняя старуха, её лицо, окаймленное шерстяным платком, было испещрено множеством морщин, казалось, что ей очень много лет. Ноги были обуты в довольно большие, видавшие виды, войлочные бахилы. Одета она была в черную, длинную, с запыленным подолом юбку и синюю жилетку поверх темно-серого, старого и заштопанного на левом рукаве, свитера.  

– Странно, – подумал он, – как ей не жарко, в такую-то погоду?  

– Бабушка, а почем ваши яблочки? – Спросила Татьяна, копаясь в одной из корзин.  

– Какой цветочек у тебя есть, сынок. – Заявила в ответ бабка, повернулась в сторону Тани, оценивая, причмокнула языком глядя на Татьяну. – Любишь ее? – Спросила она у Андрея серьезно. – Счастьем наполняет она тебя, – продолжила уверенно, не дожидаясь ответа. – Береги ее, береги счастье свое. – Посоветовала баба Марта. Она заглянула Андрею в глаза. Взгляд у нее был суровый, пронизывающий, зрачки, будто иголки, больно кололи. Андрей не в силах выдержать такого взгляда опустил голову. А Марта не унималась:  

– А где любовь, счастье, там и зло прячется, чтоб оторвать свое, да побольше. – Только вот, и с ним разговаривать можно, понять, чего оно хочет.  

– С кем бабушка, разговаривать-то можно? – Спросил Андрей раздраженно. – Ему был неприятен такой напор.  

– Почем яблочки? – Не обращая внимания на странный разговор, снова спросила Таня. – Андрей, вот этих хочу. – Заключила она, набрав полную охапку яблок из разных корзин и не зная, что ей делать дальше.  

– Бабушка, а сколько с нас? – Переспросил Андрей, делая вид, что ничего странного не слышал, и полез в кошелек.  

– А сколь дашь – того они и стоят. – Ответила старуха.  

– Десятки хватит, бабушка? – Предложил он.  

– Хватит, сынок, вот только как худо станет – ищи Марту, – не унималась старуха. – Помогу вам, милые, приглянулись вы мне. Село Кузни, спросите кого, – подскажут где найти!  

– Хватит, старая, ребят пугать, уже совсем с ума сошла, не слушайте ее, – ведьма она! Всем такое говорит. – Резко встрял в разговор, до этого молчавший и стоявший рядом, старик Фомич. Вида он был не ахти какого: одет в поношенный пиджак, поверх серого цвета майки. Помятые брюки свисали на коленях. Но, обут он был в новенькие блестящие калоши, которые не очень соответствовали остальной одежде.  

Несмотря на мешки под глазами и небритые, поросшие седой щетиной щеки, лицо Фомича было жестким и мужественным, из-под густых поседевших бровей, колким взглядом с прищуром, глядели выцветшие от времени серые глаза. У ног лежали две стопки корзин из берестяных прутьев.  

– А ты, алкоголик, душу свою пропил сатане, ад по тебе плачет! – Воскликнула Марта в сердцах, развернувшись в его сторону и уперев руки в боки. Старик, не обращая на нее внимания, ругнулся, достал из пачки «Приму», сплюнул и закурил.  

– Купите у меня корзинку из бересты, ребятки, сам плел, яблочки будя куда сложить. – Как ни в чём ни бывало, спокойно предложил Фомич, обращаясь к молодым.  

– Чай, кофе, сигареты! – Закричала рядом женщина в белом фартуке за прилавком из ящиков.  

– Нет, спасибо, батя, поедем мы. – Отказался Андрей. – И так задержались у вас тут. – Он с опаской глянул на старуху.  

– Спасибо, бабушка, за яблочки. – Поблагодарил он ее, пытаясь помочь супруге с яблоками. Кое как управившись с фруктами, ребята развернулись и направились к своей новенькой машине.  

– Тьму над ними вижу, страшно мне, жалко невинные души, им бы молиться, у Господа просить защиты, летают как мотыльки у огня, того гляди сгорят, – многозначительно заключила бабка им в след.  

–Да ладно, Марта, может только кажется тебе, – ответил Фомич и затянулся горьким дымом.  

– Печать вижу, точно, как тогда, когда немец пришел, – не унималась Марта! Опять стоит он там, ждет проклятый!  

 

– Андрюша, как страшно! Ты бабку эту видел? – ошарашенно спросила его Таня.  

– Да ладно тебе, сколько на свете сумасшедших, что, на каждого внимание обращать? – успокоил ее Андрей.  

– Давай эти яблоки выбросим. – Предложила она.  

– О, а яблоки тут причем? – Воскликнул он, и продолжил с сарказмом. – Вот смотри, какое классное! Прямо само в рот просится. А если не съешь, то зло на тебя нападет неизбежно в тот же час! – Смеялся он.  

– Прекращай, сумасшедший. Что за шуточки у тебя? – С напускной обидой, одернула его Таня.  

А тем временем машина, тихо шурша шинами, на большой скорости уносила ребят далеко от их неприятного, но недолгого приключения.  

 

– Андрюша, притормози, пожалуйста. Я хочу «направо»…  

– Что, зайчик? Куда ты хочешь? – Шутливо спросил Андрей. – Татьяна манерно повернулась к нему и возмущенно воскликнула:  

– Догада моя, ну, так говорят: Мальчики «налево», девочки – «направо». Или наоборот. – Объяснила шутливо Таня.  

– А, ты в этом смысле? – Ответил он, делая вид, что не понимает.  

– Да-да, точно, останавливайся уже! – Подтвердила она с нетерпением.  

Солнце стояло высоко в небе, очень хотелось купаться. Андрей смахнул пот со лба. – Наверное, тридцать пять, – подумал он.  

– Тань, скажи, а где они тут купаются? – Крикнул он ей.  

–Тут недалеко озеро есть, туда мы в детстве на великах ездили. – Ответила Татьяна, выходя из кустов, поправляя юбку.  

– Ой, стой на месте, не шевелись. Ты – такая красотка, я хочу сфотографироваться с тобой на фоне дикой природы. Потом в «Контакте» выложим. – Предложил Андрей, и взял фотоаппарат в руки из «бардачка» машины.  

– Нет, дорогой, посмотри в каком я виде, вся растрёпанная, не накрашенная, что из этого получится? Стыдно будет! – Возмутилась она.  

– Ты – красивая, естественная, и очень соблазнительная, между прочим! Я от тебя просто без ума! Стой, пожалуйста, там. У нас будет только одна попытка. Как получится – так и будет. – Предупредил ее Андрей. Он взвёл затвор камеры в режим тайма, приладил фотокамеру на капот, и пулей понесся к своей супруге. Мелькнула вспышка, сфотографировав ребят в обнимку.  

– Все, а ты боялась. Даже юбка…  

– Не надо пошлостей, пожалуйста, Андрюша. Я и так пошла у тебя на поводу. Дома обязательно сотрешь эту фотку, понял? – Игриво приказала Таня.  

– Да, ладно, я не хотел тебя обидеть, вдруг хорошая фотка выйдет, какая память останется: ты, я и родная природа. – Сказал Андрей в свое оправдание. А потом добавил:  

– Поехали побыстрее. Тут пара километров до твоей деревни осталась. Я очень есть хочу. Надеюсь, твоя мама подготовилась к нашему приезду?  

Резко стартовав, новенькая машина понеслась вперед к своей цели.  

 

Взлетев чуть выше обычного, он почему-то испугался, наверное, тут, на высоте, просто холодно, и ласковое солнышко здесь уже так не греет как там, у земли; и ему ничего не оставалось делать, как сложить крылышки и снизить полет до привычного уровня. Краем глаза он заметил огромный цветок поодаль и решил посмотреть на него поближе. Заложив крутой вираж, он опустился на ветку. Чуть склонив голову, с любопытством, стал наблюдать за происходящим. Двое людей, издавая звуки и раскачиваясь, стали вместе, потом случилось что-то непонятное, солнце вдруг мелькнуло, он, было, хотел уже сорваться с ветки, но все быстро пришло в норму, и он решил остаться и посмотреть что будет дальше… уж больно ему нравился цветок – (это была Танина юбка). А тем временем люди стали шуметь еще громче, сели в огромный белый камень, который почему-то заурчал и на большой скорости умчался. Наступила полная тишина. Вдруг налетел резкий порыв ветра, склонив очень низко кусты. Из-под кустов показались очень старые, почти исчезнувшие надгробия, объявляя, что здесь территория старого забытого кладбища. И в тот же момент засияла радуга… такая неземная… и снова все стало на свои места. Конечно, понять, что произошло, он не мог, просто сидел и смотрел, да и вряд ли кто-нибудь на земле смог бы это понять. Еще посидев секунду, он сорвался с ветки и улетел по своим воробьиным делам.  

 

Ой, ребята! А я вас уже заждалась, все думаю, где вы? – Сказала Танина мама, обнимая и целуя Андрея с Татьяной. – Прямо-таки нехорошие мысли так и лезли в голову, все-таки дорога, всякое случиться могло, – продолжала причитать она.  

– Мам, ну что ты, все в порядке, мы же звонили тебе, что подъезжаем, – обиженным голосом оправдывалась Таня.  

Ее мама ничуть не изменилась, – отметил про себя Андрей. – Все такая же, стройная для своих лет, с аккуратно уложенными в прическу волосами. Ее приятное лицо светилось добротой и заботой. Одета она была в простой хлопковый халат, – такие продаются на каждом углу. Но он ее не портил. Было видно, что для своих лет она очень хорошо выглядит. Пахло от Тамары Ильиничны свежей сдобой и вкусной едой.  

– Да, все-таки хорошая у меня теща, – подумал Андрей. – Танька вся в нее. – Заключил про себя он.  

– Проходите в дом, все уже на столе. – Предложила Тамара, указывая рукой во внутрь дома.  

– Ой, мам, а что там у Петровых? – Понижая голос спросила Таня.  

Андрей обернулся! Во дворе у соседей напротив, суетились две молодые женщины. Одна торопилась в дом, держа букет простых цветов, а вторая шла за ней по пятам с веником в руках. Обе женщины были в черных платках. Причем та, что шла сзади, была одета и в черную юбку, отчего складывалось впечатление, что она монахиня. Возле крыльца красным пятном к фасадной стене дома прислонилась крышка гроба.  

Андрею стало не по себе. Холодные мурашки пробежали по всему телу. Он смотрел на крышку гроба и не мог отвести взгляд. Как нелепо и неуместно она выглядела на фоне белой невесомой занавески и открытого окна. Ее красный, с черными обводами цвет, подводил черту под счастьем, теплом, благополучием этого дома, символизируя собой начало новой, не желанной истории.  

– Тетя Нюра умерла. – Сказала тихим голосом Танина мама, – уже как второй день. – Сегодня утром из морга привезли, завтра похороны. Неделю назад полезла на яблоню, ветку подвязать, упала со стремянки. Вроде, сначала ничего, а к вечеру приходит ко мне, говорит: дай «но-шпу», что-то живот болит. Я ей дала пачку, а ночью ее «скорая» в район увезла. Петрович приходил, сказал, что тяжелая она. Разрыв селезенки, внутреннее кровотечение не могут остановить, а теперь вот… Молодая, ведь, еще была. – Заключила теща.  

– Ну, ладно. Пошли в дом, неудобно как-то, остыло, наверное, уже все. – Заторопила она их.  

 

Ужин был просто превосходным, все было очень вкусно, но Андрей ел без аппетита, перед глазами у него стояла красная крышка гроба. Он никак не мог выбросить это из головы. – Вот так живешь, торопишься, любишь, надеешься, злишься, а ради чего? – Думал Андрей. – Получается, все напрасно? Ведь все равно тебя будет ждать твоя деревянная крышка гроба! – И с этой тяжелой мыслью ему пришлось долго засыпать.  

 

– Сергей Петрович сидел на крыльце, докуривая сигарету и размышляя как ему теперь жить одному дальше. Час назад разошлись по домам невестки. Петрович посмотрел на часы, стрелки показывали одиннадцать ночи. Теплый ветерок еле колыхал бархатную виноградную листву над его головой. Смачно затянувшись окурком, он вздохнул и, тяжело поднявшись, пошел в дом.  

Посреди гостиной на широко расставленных табуретах покоился обитый красной тканью гроб. В оттеснённом черной, скорбной лентой гробу, покоилось хладное тело Нюры Ильиничны. Ее неестественно белое, с заострившимися чертами лицо, резко контрастировало с темным платком, покрывавшим ее голову. Белые морщинистые руки лежали на груди, между пальцами с синеватыми ногтями была вставлена зажжённая свеча, она потрескивала и иногда пускала тонкую струйку дыма. Из-под тюлей, саваном покрывавшим покойную, выступали кончики черных лакированных туфель. Сергей Петрович присел возле своей жены, взявшись одной рукой за край гроба, принялся другой поправлять платок, завернувшийся под подбородком усопшей. На глаза Петровичу накатилась скупая слеза.  

Тут он вспомнил, как они с женой делали ремонт и он случайно порезал палец, а Нюра, охая и причитая, лечила его. Как потом вечером, держа его руку в своих руках, плакала от жалости и сочувствия к нему, а он ее успокаивал, без конца повторяя, что ему не больно и что уже все почти зажило. Но она лишь качала головой, гладила его руку, и продолжала плакать. Вспомнилось, как в первый раз пошел Артемка, как хохотала Нюра, и светились от счастья ее глаза, как он обнимал ее вместе с сыном и дарил им теплые нежные поцелуи.  

Вдруг он отвлекся от воспоминаний, заметил в уголке рта покойной черную пенящуюся жидкость, ее скопилось слишком много, чтобы спуститься струйкой вниз. Петрович встал и направился в спальню. Там, в шкафу, лежала стопка хлопковых платочков. Порывшись среди белья, он вытащил подходящий, и уже собирался закрыть шкаф, как вдруг услышал пронзительный скрежет из комнаты, где была покойная. У него подкосились ноги, во рту пересохло. Звук был отчетливый и громкий. Сергей Петрович прислушался, с кухни было еле слышно, как тикают настенные часы, от напряжения у него зазвенело в ушах. И вдруг скрежет повторился, он был ещё резче и ещё отчетливее. Преодолев слабость и страх, Петрович на ватных ногах заставил себя возвратиться назад в комнату с покойницей.  

Там все осталось без изменения, все также горела и потрескивала свеча в мертвых руках. И все было на своих местах. С дрожью в коленках, Петрович подошел к своей супруге и протянул руку, чтобы стереть черную жидкость с ее лица. Черное вещество оказалось вязким и никак не хотело впитываться в платок. Вдруг, при легком нажатии, голова Нюры резко повернулась в сторону Сергея Петровича и ее мертвые глаза приоткрылись, неподвижно уставившись на него. У Петровича подкосились ноги, не в силах дальше стоять, он отошел на шаг и опустился на скамейку, стоявшую рядом с гробом, не отводя своего взгляда от глаз покойной. В его ушах пульсировала кровь. Неожиданно из дальнего конца комнаты по направлению к нему прокатился вязкий, шумный вал воздуха. Это напоминало снежный ком, который из маленького снежка превращается в огромную глыбу. Свеча в мертвых руках погасла. На кухне зазвенела посуда, слышно было, как упала чашка со стола и разбилась.  

В спальне раздался громкий стук в стену. Создавалось такое впечатление, как будто били молотком. Сергей Петрович в дальнем углу комнаты начал замечать темное пятно, которое разрасталось, клубилось, занимая все больше и больше пространства. От него разносились мерзко чавкающие звуки. Не веря в суть происходящего, часто моргая и дыша, он попытался встать, чтобы выбежать из дома, и не видеть этого кошмара, но ноги стали совсем ватными, онемели и он понял, что ему не подняться! Из-под гроба покойной раздался все тот же ужасный скрежет. Теперь черная жидкость сочилась из глаз, ноздрей и рта покойной прямо на белоснежную подушку, заливая ее мерзкой жижей. Петровичу стало ужасно плохо. Нереальное черное пятно уже занимало полкомнаты, отвратительно клубясь. У Петровича закружилась голова, и он понял, что теряет сознание. И перед тем, как погрузиться в небытие, он услышал ужасный хрип покойной Нюры.  

 

Утро выдалось теплым, солнечным с веселым щебетанием птиц за окном. Петух назойливо прокричал уже в пятый раз, давая понять, что дальше спать – это дурной тон. Андрей потянулся в своей постели, нежась среди мягких подушек. Тани рядом с ним уже не было – они с мамой бодро звенели посудой на кухне. Еще немного понежившись и потягиваясь в кровати, он поднялся, натянул брюки и направился прямиком на кухню.  

– Эй, хозяюшки, а ну-ка накормите меня, гостя дорогого, да повкуснее! – Воскликнул Андрей на ходу.  

Таня обернулась в пол оборота, зажмурилась и вытянула губки для поцелуя. В руках она держала деревянною кулинарную лопатку. На плите, возле нее на сковородке жарились аппетитные сырники, источая божественно соблазнительный аромат. Она была в стареньком синем в цветочек халатике, перевязанном потертым, видавшем виды фартучком.  

– Ну, что тут у нас? – Смачно чмокнув ее в губы, наигранно спросил Андрей.  

– А у нас завтрак с сырниками и медом, с дяди Сережиной пасеки. – Нежно промурлыкала Таня.  

– Эко, вы, барин, спать горазды. Вон уже полдевятого, а вы спите и спите. – Шутливым тоном заметила Танина мама. Она стояла у раковины и ополаскивала какие-то тарелки.  

– А ему можно, он в отпуске! Он и так весь год в шесть часов вставал! – Заступилась за мужа супруга.  

– Да-да, отрок истину глаголет, хоть раз высплюсь за год! – Тоже шутливо заметил Андрей.  

Завтрак был просто чудесный. Теплые нежные сырники, вместе с душистым майским медом оставляли неизгладимое впечатление, добавляя краски и ароматы в долгожданный отпуск.  

Взяв в руку чашку кофе, Андрей отправился на крыльцо допить его на свежем воздухе. И тут он неожиданно заметил у дома Петровых стоящую «скорую».  

– Мам, а чего у соседей «скорая» стоит? – Крикнул Андрей теще.  

Тамара Сергеевна подошла к нему, вытирая руки о фартук, посмотрела в сторону соседского дома.  

– Сергея Петровича увозят. – Тихо сказала она. – Сердечный приступ, пульса почти нет. Два часа «скорую» ждали. Только приехала из области. От горя совсем обезумел. Светка, его невестка, мне утром рассказала, он там такое наделал ночью, что в душе леденеет. Нюру придётся хоронить без него. Процессию на двенадцать назначили. Я вас оставлю. Вы тут сами пока. Вернусь, черешню окопаем, а пока на пруд можете пойти, искупаться, возьмите с собой что-нибудь из съестного – я корзинку вам сложила. Идите, погуляйте, нечего вам на это все смотреть.  

Она повернулась и ушла в дом, а Андрей так и остался стоять на крыльце, ему жутко интересно было узнать, что же такое произошло ночью у соседей и от чего может леденеть в душе? Но спрашивать было неудобно.  

Быстро собравшись, Андрей с Таней незаметно выскользнули из дома, и пошли вниз по улице до перекрестка, где свернули на тропинку, ведущую к пруду. А тем временем у дома соседей уже начинали собираться люди. И там уже была Танина мама.  

 

Пруд от поселка был в нескольких километрах. Чтобы до него добраться, нужно было пройти через лесок и несколько пшеничных полей. Вдоль них, как раз и проходила грунтовая дорога. Стоял прекрасный жаркий и сухой полдень. Вокруг щебетали птицы, выделывая кренделя и суетясь. Стрекотали кузнечики. Время от времени срывался сухой теплый ветер, донося стойкий и терпкий аромат полевых трав. Андрей от скуки принялся, шаркая ногами, взбивать пыль на плотной грунтовке, представляя себя мчавшимся в атаку танком!  

– Андрей, прекрати! Обалдел совсем, что ли? – Возмутилась на это Таня.  

– Я – танк, вперед, ребята, в атаку! – Андрей прибавил ходу, взбивая еще большее облако. – Сколько тебе лет, малолеточка? – С сарказмом спросила супруга.  

– Вам, девчонкам, этого никогда не понять! – Заключил он, продолжая пылить. – Мы в детстве с пацанами постоянно так делали, и еще соревновались кто больше пыли поднимет! Круто было, много чего делали, пока вы там, уси-пуси со своими куколками, возились во дворе. Мы с пацанами, как настоящие мужики, по военным мусоркам лазили! Как-то раз, нашли мы там целый ящик просроченных противогазов, представляешь? Лето, жара тридцать градусов, а мы на великах и в противогазах!!! Во, где круто было. – Гордо вспомнил Андрей!  

– Ой, блин! – Маленький камешек попал в сандалий Андрея, больно уколов ступню.  

– Вот, миленький, а я предупреждала, что так будет! – Поучительно посочувствовала супруга.  

Андрей ничего не ответил, переживая мелкую неприятную боль и обиду, он захромал дальше, обреченно неся в руке корзинку с едой.  

 

Вода была восхитительно теплой и прозрачной! Чистый и аккуратный пруд с роскошными пышными ивами по берегам напоминал кусочек рая на земле. Андрей быстро разделся и с разбега нырнул в воду. Его обдало прохладой, смывая полуденный зной с молодого сильного тела. Проплыв пару взмахов в размашку, он попробовал нащупать дно, но с удивлением отметил, что до дна ему не достать и тут уже глубоко. Вальяжно развернувшись, посмотрел на берег. Кто-то из местных выгрузил здесь пару машин желтого речного песка, устроив отличный песчаный пляж.  

Татьяна, как раз, стелила яркое, в маковый цветок, покрывало вместо подстилки. Она все еще оставалась одетой в рябенький, короткий сарафан. Таня нагнулась и собрала разбросанные вещи Андрея, аккуратно сложив их на подстилке. Заметив, что за ней наблюдают, она помахала ему рукой.  

– Иди сюда, вода просто класс! – Позвал ее Андрей.  

Татьяна, развязав бретельки, сняла сарафан, обнажив чуть худощавую стройную фигуру. Ее темно-синий купальник отлично подчеркивал прелестные плавные женские формы. Обернувшись по сторонам и робко вглядевшись внимательно в округу, она заломила руки за спину и резким движением сняла верхнюю часть своего купальника. Не сказать, что у нее была большая грудь, скорее, она была даже чуть маловата, но зато формы она была великолепной, идеально правильной, почти плакатной, с задорно курносо торчащими розовыми сосочками. Андрея удивил такой шаг, но комментировать не стал, расценил это как вызов! Про себя поощряя ее смелый поступок. Еще секунду постояв, как бы привыкая, она плавно двинулась к воде. Но, зайдя по колено, Таня остановилась, ежась от прохлады пруда. Андрей подплыл к ней поближе, и встал ногами на дно. Вода была ему по пояс. Чувствуя превосходство, он заявил ей ультиматум:  

– Так, я считаю до пяти. Если не окунешься – я начинаю брызгаться!  

– Андрей, ну пожалуйста, не балуйся, дай привыкнуть. – Умоляла супруга.  

– Раз, два, три, три с половинкой… – Он начал шутливо отсчет, че-ты-ре, она подалась вперед, глубина достигла ей до пояса, присела и поплыла к Андрею. Он встретил ее объятиями. Ее руки мягко обвились вокруг его шеи, а грудь плотно прижалась к его груди. Холодные твердые сосочки пуговками уперлись в его тело, вызывая своей изысканно женской нежностью безумное возбуждение. Таня томно посмотрела Андрею в глаза, и прильнула губками к его устам. Поцелуй был долгий и сладкий.  

Слегка отстранившись из ее объятий, Андрей спросил:  

– И что?  

Она опять плотно приблизилась, ее грудки снова уперлись!  

– Чего «и что»? – Игриво переспросила она, не ослабляя объятий. В ее голубых глазах играли шальные огоньки!  

– Смотри, с огнем играешь! – Серьезно заявил Андрей, тем временем пытаясь выяснить, как далеко готова зайти в своей игре Татьяна.  

– С каким огнем? – С наигранным непониманием спросила она?  

– Ты же по пояс в воде, заметь, в прохладной! – Тонко пошутив, продолжила Таня. – Глупышка, мой огонь адски пылает в душе! – Парировал Андрей. Но про себя подумал: «еще немного, и я вытащу ее на берег! »  

Таня как будто прочитала в его глазах мужскую решимость, отстранилась, и выскользнула из его рук, поплыла на середину пруда, шутливо дразня. – Пока, красавчик, твой поезд ушел, ты слишком долго плавал! – А потом добавила. – А вода – и вправду класс!  

Андрей постоял, мгновение ощущая тающий аромат девушки, и заключил про себя: «ничего-с, гусары себя вечером-с покажут, придёшь еще в наши казармы! » А вслух сказал:  

– Да, водица – самое оно. – И бросился догонять супругу.  

Почти весь день они купались и загорали на летнем ласковом солнышке, ели вкусности из заботливо собранной маминой корзинки, запивали ароматным липовым чаем из термоса. И никто им не был нужен – они были счастливы, как и большинство людей, отдыхающих в отпуске.  

 

Вечер Андрея и Таню встретил свежим прохладным ветерком и вкусным ужином за столиком во дворе, жареными карасиками и картошкой пюре, с щедро сдобренным ароматным подсолнечным маслом салатом из помидоров и огурцов. Мама поставила на стол графин с домашним вином, и Андрей, порядком захмелев, начал рассказывать байки о том, как он работал сезон в старательской артели на севере.  

– Да сто раз уже слышали! – Шутя, нарываясь, заметила ему тоже подвыпившая Татьяна.  

– Ну и что? – Нисколько не смущаясь, продолжал он.  

– А историю с медведем слышала, когда я в сортир пошел?  

– Да, тоже слышали. – Смеялась супруга. – Скучный вы, сударь. – Показала кокетливо пальчиком на него. – Продолжайте развлекать дам. – Задорно заводила его она.  

– Ну, ладно, ребятки. – Сказала мама, устало поднялась, собрала лишние тарелки, и ушла в дом.  

Вдруг, Таня стала серьезной и, посмотрев в глаза Андрея, заявила:  

– Андрюша, а давай ребеночка заведем?  

– С чего это ты вдруг? – смутившись, спросил Андрей.  

– Да так, люблю тебя очень – ответила она тихо. И полезла к нему обниматься.  

– Ай, больно! – Таня дернулась, как ошпаренная.  

– Где больно? – Спросил он, испугавшись. Отстранил Татьяну и отпустил ее из своих объятий.  

– Под мышкой. – Воскликнула она. – Прям, как будто оса ужалила и сейчас болит! – Пожаловалась супруга.  

– Покажи, что там у тебя. – Потребовал Андрей. Он был напуган и сбит с толку.  

– Вот, смотри под мышкой. – Таня подняла правую руку и распахнула край халата. Андрей подвел ее поближе к лампочке, над которой вились мошки, тускло светившейся в летней кухне. Под подмышкой, немного ближе к груди, было видно темное пятнышко, размером с пятак. По краям пятна, кожа воспалилась, и отчетливо просматривались водянистые волдыри, как при ожоге. Но, главное – вид самого пятна поразил его. Пятно было абсолютно черного цвета, кожа внутри натянулась черным глянцем, как стекло. Андрей отстранился.  

– Что там? – Настороженно спросила Таня. – Она опустила руку, запахивая край халата.  

– Ничего страшного там нет. – Ответил Андрей. – Укусило, может, что-то. Скоро пройдет, не волнуйся. – Он начал ее успокаивать. Почувствовав фальшь в его голосе, Таня отвернулась и добавила:  

– Сейчас сама в зеркало гляну, а то я вижу, – эксперт ты еще тот. Блин, как печет-то! Она направилась в дом. А Андрей вернулся за стол. Он был обескуражен и напуган, и жутко переживал за супругу. В душу закрался холодок неприятных предчувствий. Он налил из кувшина полный бокал вина и задумчиво выпил его. Посидев еще немного за столом, он про себя отметил, что долго ничего не происходит, что не вернулась Таня и не видно ее мамы. Но, идти в дом, и их искать, жутко не хотелось. Хотелось бросить все на самотек и верить, что все образуется само собой. Он уже было успокоился, как вдруг из дома выбежала Танина мама с белым лицом.  

– Андрей, что ты сидишь?! Быстро помоги мне! – Не громко крикнула она в отчаянии.  

– Что случилось? – Воскликнул он.  

Тут же улетучился хмель, исчезла истома, и тело наполнилось энергией. Он вбежал в дом. На диване с желтым пледом лежала Татьяна, она мелко билась в конвульсиях, ее лицо было очень бледно, глаза закатились, а на губах выступила белая пена. Дышала она с хрипотцой, с каждым спазмом выходил хриплый негромкий стон. Он оцепенел. Руки и ноги сковало, будто стопудовые гири внезапно повисли на нем. Дыхание сперло. Он стоял. Казалось, прошла вечность. Он не верил в реалистичность происходящего. Конвульсии Татьяны, ее хрип, пена у рта, и отчего-то очень громкое жужжание огромной зеленой мухи, бьющейся в лампочку старого светильника. Андрей не знал, что ему предпринять. Он совершенно растерялся. Преодолевая оцепенение и скованность, бросился к супруге. Взял ее голову в руки и приподнял над подушкой, поддерживая ее за спину, краем покрывала он вытер пену у рта и чисто интуитивно начал растирать свободной рукой грудь в области солнечного сплетения. Девушка вдруг затихла, ее перестали мучить судороги, и глаза закрылись. Лицо разгладилось. Дыхание стало ровным, она расслабилась.  

– Тань, ты чего? Тань, очнись, что случилось? – Запричитал он. – Танюша, миленькая, очнись пожалуйста, родная, я без тебя умру. – Плакал Андрей, не отпуская супругу.  

В комнату вбежала Танина мама, за ней вошла соседка с озабоченным лицом. Тамара Ильинична посмотрела на дочь и немного успокоилась.  

– «Скорую» вызвали, обещали, что через полчаса будут. – Сказала она растерянно.  

– Говорят, что в соседнем селе они, роженицу только заберут и к нам, схватки у нее. – Добавила теща.  

– Что тут у вас? – Спросила она у Андрея. – Как она?  

– Немного успокоилась. – Ответил он, приходя в себя.  

– Я на кухне была, тарелки домывала, – начала рассказ теща. – Слышу, Таня вошла. Спрашиваю: «чего тебе? »  

Она: «Мне в зеркало посмотреть надо, укусило что-то, может оса? »  

– Потом слышу, она вскрикнула «ого»! Потом, «ой мамочки», и что-то упало.  

– Я все бросила, вбегаю в комнату Танька лежит на полу и бьется. Я ее на диван затащила, ну, и за тобой, потом к Наде. – Она повернулась к соседке, – «скорую» вызывать – у них стационарный телефон. – Объяснила Тамара.  

 

«Скорая» приехала, на удивление, быстро. Бригада вошла в дом, из комнаты всех попросили выйти. Пробыли там, примерно, минут двадцать. В это время Андрей сидел на табуретке на крыльце, и нервно грыз ногти, мысленно, кидаясь из крайности в крайность. Из дома вышла врач.  

Это была пожилая статная женщина, с аккуратно уложенными в кок, крашеными в темный цвет, волосами. Одета доктор была в медицинский халат лилового цвета. От нее пахло медикаментами и едва слышным ароматом, улетучивающихся духов. Два фельдшера оставались внутри. Она подозвала к себе Танину маму и Андрея.  

– У вашей дочери общая интоксикация. – Начала она. – Может в любую минуту осложниться почечной недостаточностью, что только утяжелит положение. Мы сейчас провели терапию и поставили ей капельницу, я оставлю с ней фельдшера. Света будет за ней наблюдать. – Заключила доктор и продолжила. – Вашу Таню срочно нужно госпитализировать. Взять ее с собой мы не можем, на нашей «скорой» только хуже ей станет, да и ехать почти полтора часа до области. Роженица вот-вот рожать начнет. Первый раз, девочке 19 лет. А там, скорее всего, кесарево. Двоих потерять я не могу. – Заключила она.  

Андрей обратил внимание на руки медика – они мелко тряслись. Было понятно какой груз ответственности лежит на ней.  

– Я сейчас по рации вызову реанимацию. Думаю, если они не на вызове, то через час-два будут у вас. На часах уже двадцать один пятнадцать, они будут к одиннадцати. Думаю, что ничего страшного за это время не произойдет. Негромко и подробно объяснила доктор.  

Из дома вышел невысокий парень в медицинском халате с короткой стрижкой, в очках, с саквояжем в руках. Молча кивнул и вышел за ворота, сел в «Газель», громко хлопнув дверью.  

– Мне пора. – Сказала врач. Повернулась, и тоже вышла за ворота.  

Хлопнула дверь машины, заурчал мотор, и «скорая» умчалась в ночной сумрак, сверкнув фарами.  

 

– Тома, тебе что-то надо помочь? – Спросила до этого молчаливая, полная, в домашнем халате, соседка.  

– Нет, Наденька, спасибо тебе. Сейчас мы сами сообразим, что делать дальше. – Ответила теща.  

– Ладно, тогда я пойду. А то мои байстрюки еще «на гульках», пойду загонять бандитов малолетних домой.  

– Пока вам, здоровья. – Попрощалась, повернулась и тоже вышла на улицу.  

 

– Мам, слишком долго ждать реанимацию. – Сказал Андрей теще негромко. – Пока они приедут пройдет два часа, потом обратная дорога, еще часа полтора. А если бригада реанимации будет занята, то и подавна на все про все, часов шесть уйдет. А это очень долго, слишком большой риск. – Продолжил он угрюмо. – У меня есть знакомый врач, постоянный клиент нашей фирмы. Мы с ним в очень хороших отношениях, я могу ему сейчас перезвонить. Может, что подскажет, он завотделения хирургии. – Андрей достал мобильный телефон начал копаться в телефонной книге. Нашел нужный номер и выбрал его для звонка.  

– Алло, Сергей Николаевич, добрый вечер. – Начал он сбивчиво. – Извините за поздний звонок, это вас беспокоит Серегин Андрей. – Вы приходили с супругой к нам в офис, материал для кровли крыши выбирать. – Напомнил Андрей. – Я вам проект делаю.  

– А, Андрюша, привет! – Отозвался медик на том конце. – Конечно помню, такого джигита как забудешь! На счет «позднего звонка» не волнуйся, я все равно в отделении на работе. Что у тебя стряслось? – Спросил он дружелюбно.  

– Сергей Николаевич, у меня с женой плохо, она потеряла сознание и билась в судорогах, а еще у нее была пена у рта. – Начал Андрей. – Мы вызвали «скорую», они капельницу ей поставили и сказали, что у нее интоксикация и есть риск почечной недостаточности. Сказали еще, что срочно нужно госпитализировать, но «скорая» ее не забрала. Мотивировали тем, что нужна карета реанимации. А пока она к нам доедет, пройдет примерно пять-шесть часов. – Заключил Андрей.  

– Почему интоксикация, не сказали? – Задал вопрос врач. – Отравление, инфекция, воспаление? Что вы с супругой до этого делали, куда ходили, что ели, пили? – Продолжал он расспрашивать.  

– Мы у мамы в деревне, в ста пятидесяти километрах от вас. Вчера было все нормально, а сегодня на пруд ходили, купались, загорали, пришли домой, она ни на что не жаловалась. Потом поужинали, выпили немного вина, тоже все нормально было. Еда свежая, домашняя. А, да, вспомнил! – Сказал он взволнованно. – Она пожаловалась на резкую боль под мышкой. Я посмотрел и увидел у нее странное пятно. Оно было абсолютно черное и глянцевое, как стеклышко, я такого никогда не видел. Ну, вот, после этого, примерно через пять минут, она и потеряла сознание. – Закончил он свое сумбурное объяснение.  

– «Скорая» сделала все правильно. Капельница – это для снятия интоксикации. – Пояснил доктор. – Пока капает, – осложнения не будет. По твоему объяснению трудно понять откуда ноги растут и что случилось, но пятно меня беспокоит. – Озадачился доктор. – Нужно делать анализы. – У тебя транспорт есть? – Спросил он. – Потом добавил: – Только, нужна легковушка, да чтоб, помягче.  

– Да, есть. – Сказал Андрей. – Иномарка, очень мягкая.  

– Тогда бери супругу и вези ее ко мне. Судя, по твоему рассказу – ее в инфекционное отделение надо, там заведующий, мой однокашник, туда ее определим. По времени у тебя все равно быстрее ко мне будет, да и надежнее.  

–Да, Сергей Николаевич, так мы и поступим. – Подтвердил Андрей. – Спасибо Вам, большое, до встречи. – С облегчением поблагодарил он.  

– Мам, я забираю Татьяну. – Категорично заявил Андрей после телефонного разговора. – Сергей Николаевич сказал, что будет ждать нас в отделении.  

– Да, Андрюша, езжайте, так вернее будет. – Подтвердила взволнованная теща. – Только держи меня в курсе. А потом добавила: – Может, я с вами, Андрей?  

– Мам, ну, куда я Вас возьму? Таню на заднее сидение положим, а фельдшера с собой возьму на переднее. А Вас куда? – Спросил Андрей раздраженно.  

– Да. Верно, все верно. – Согласилась она. – Только, звони мне, держи меня в курсе. – Снова попросила Тамара.  

– Конечно, мам, как только, что-то прояснится, обязательно вас наберу. – Пообещал он.  

Андрей развернулся и вошел в дом.  

На диване лежала Татьяна, слабо улыбалась и негромко разговаривала с молоденькой, чуть полненькой, симпатичной девушкой, одетой в медицинский халат. В комнате сильно пахло медикаментами. Возле Тани стоял штатив с капельницей. Андрей обратил внимание, что в двух бутылях капельницы лекарства было больше половины, про себя он прикинул, что капать они будут примерно часа два. А этого с лихвой хватит на обратный путь домой. Таня была бледной, она увидела Андрея и заулыбалась шире.  

– Ну, как тут у вас дела? – С наигранным энтузиазмом спросил он, глядя на Таню.  

– Да, так, Андрюша, не плохо, – отозвалась она, повернув к нему лицо. – Чуть приболела, как видишь.  

– Да уж, вижу, что ж поделаешь с тобой, вылечим тебя, никуда не денешься. Завтра, как новенькая будешь! – Пообещал он.  

– А где мама? – Спросила Таня.  

– Как где? – Ответил Андрей с иронией, – на крыльце стоит, естественно. За тебя переживает. Нас же врачи выпроводили из дому, – он кивнул на девушку фельдшера, та заулыбалась. – Вот и боится заходить она.  

Но, мама зашла, подошла к Татьяне и взяла за руку.  

– Как ты, родная? – Спросила она. – Ты, так нас напугала, доченька.  

– Нормально, мам. – Ответила Таня. – Слабость только, да под мышкой жжёт, не так сильно, конечно, но все же неприятно. – Объяснила она. – Сама не ожидала такого, стояла, смотрела в зеркало. Потом, вдруг, оно почернело, стало черное, как смола, и я была там черная в отражении. Закружилась голова, навалилась слабость и все, не помню, что дальше. Очнулась на диване с капельницей в руке, а рядом Света сидит. – Она махнула рукой в сторону медика.  

– Танюша, милая, мы сейчас уезжаем. – Объявил ей Андрей. – Я уже договорился с врачом, они ждут нас в областной.  

Он подошел поближе и обратился к фельдшеру:  

– Светлана, можно вас попросить с нами поехать. Вы как врач, подстрахуете нас в дороге. – А потом продолжил. – Я в долгу не останусь, обратную дорогу вам на такси обеспечу. Ну, за потраченную ночь, компенсирую.  

Фельдшер смутилась. Было видно, как в ней борется желание помочь с профессиональной этикой. Видимо, старшая ей приказала дождаться приезда машины реанимации и вместе с больной прибыть в расположение «скорой» для того, чтобы вновь влиться в состав своей бригады и продолжить службу. А тут, такой поворот...  

– Я должна перезвонить, Андрей. – Предупредила она, достала внушительный смартфон и вышла во двор.  

– Ты можешь подняться, милая? – спросила мама Татьяну.  

– Думаю, да. Уж совсем меня за инвалида принимаете. – Ответила та раздраженно, и попыталась приподняться, слегка наморщив лоб.  

В дом вошла Света.  

– Да, мне разрешили, – сказала она Андрею. – Но, Вы должны потом написать расписку, что это было вашим решением – забрать больную.  

– Да-да, конечно, – согласился Андрей.  

– А Вы, пожалуйста, лежите. Вам не стоит сейчас делать резких движений, – предупредила она Татьяну.  

– Как же мне ее в машину забрать? – спросил Андрей у медика.  

– Ладно, давайте потихоньку попробуем, – отозвалась та, после секундной паузы. – Я буду Вам помогать поддерживать Татьяну, а Тамара Ильинична пусть несет капельницу, только очень осторожно, – пояснила Светлана.  

Всю тяжесть принял на себя Андрей, – он почти отнес и уложил на заднее сидение Татьяну, которая постоянно охала и ахала. Помог устроиться Светлане на переднем сидении с сооруженным, на скорую руку, штативом для банок с лекарствами. Потом вернулся в дом, забрал оттуда самое необходимое. Вышел во двор и попрощался с тещей.  

– Андрюша, пожалуйста, не торопись. Не гони машину, не рискуй без нужды, – предупредила она. – Как что-то прояснится – звони. Как только приедете – тоже сразу меня набирай! – просила она. Было заметно, как она смахнула рукой слезы с лица.  

– Пока, милая, как приедешь – позвони мне. Здоровья тебе, доченька, – не унималась Тамара.  

– Да, мам, позвоню. Все будет хорошо, – успокоила ее Татьяна из открытого окна машины.  

Андрей открыл ворота, сел в автомобиль и завел двигатель.  

– Ну, с Богом, девчонки, – сказал он и включил передачу.  

Машина выехала со двора. В зеркало заднего вида Андрей увидел, как Тамара перекрестила их в дорогу.  

 

Спустя час, Андрея и его попутчиц застала гроза. Всю дорогу небо освещали грозные вспышки молний, на мгновения, озаряющие окружающий пейзаж. Но, раскатистый гром не проникал в уютный и безопасный салон автомобиля. Кое-где машину и попутный автотранспорт накрывал мелкий, предвещающий грозовой ливень, дождик. Хитрая и быстрая «Тойота» то и дело ускользала от навязчивых объятий грозы.  

Ехали молча.  

Татьяна притихла на заднем мягком диване машины, переживая неприятную зудящую боль под мышкой и сухость во рту. Ее постоянно клонило в сон. И лишь тревога, что разыгравшаяся гроза догонит и накроет своим неистовством их уютный, мчащийся на большой скорости, автомобильчик, не давала ей сладко задремать.  

Светлана с упорством смотрела вдаль, освещенной фарами дороги. С напряжением вглядывалась в ночную пустоту. От этого у нее складывалась иллюзия контроля за безопасным движением машины. А еще она думала о своем непутевом ухажере, который появился у нее совсем недавно, взвешивая его достоинства и недостатки, и все никак не могла принять для себя решение: стоит ли с ним связываться или сразу его прогнать?  

Андрей ехал нервно, напряженно, ему постоянно хотелось выжать педаль газа в пол автомобиля и увеличить скорость до запредельных значений. В голове у него был навязчивый образ бутылей с лекарствами для капельницы, ему казалось, что он теряет слишком много времени. Только ответственность за нежных пассажиров не позволяла переходить рамки безопасного вождения автомобиля. И все же, он максимально приблизился к допустимому порогу скорости. Благо, попутного и встречного транспорта на ночной трассе почти не было. Андрей постоянно прокручивал в голове варианты разговора с врачами, чтобы те могли как можно скорее помочь Татьяне.  

 

Как только машина въехала в город, Андрей набрал на смартфоне знакомого доктора и предупредил, что через двадцать минут они будут у больницы.  

При въезде на территорию больницы их уже встречал охранник. Он ждал их у шлагбаума и подробно объяснил как проехать к заднему выходу инфекционного отделения.  

Прямо у входа в отделение стоял Сергей Николаевич со своим приятелем. С ними была дежурная медсестра с двумя санитарами и каталкой наготове.  

Андрей медленно подъехал к ним почти вплотную. Остановился, открыл двери и буквально выскочил из-за руля, и подошел к встречающим. Он протянул руку и крепко пожал руки встречающим его мужчинам, кивком поприветствовал симпатичную, средних лет, медсестру.  

– Ну, что, как доехали, сюрпризов не было? – Спросил у Андрея Сергей Николаевич.  

Он был довольно коренаст, низкого роста, чуть с полнотой и с седеющей лысиной на голове. Глаза его светились интеллектом, добротой и едва уловимой проницательностью профессионального врача. Поверх дорогой хлопковой рубашки, заправленной в светлые брюки, был накинут хорошо отглаженный медицинский халат. От Сергея Николаевича пахло только что выкуренной сигаретой.  

Он внимательно смотрел на Андрея, ожидая ответа на свой вопрос.  

– Извините, доехали отлично, без приключений. – Ответил Андрей, смотря под ноги, потому что взгляда врача он не смог выдержать. Теплый влажный ветер откуда-то донес отвратительные запахи помойки. Андрей поморщился. Вдалеке загромыхал гром, раскаты были не громкие, но протяжные и долгие, на рядом стоящем дереве зашумела листва. Все интуитивно подняли головы и посмотрели вверх.  

– Это хорошо, что без приключений. – Подтвердил медик. И бросил фразу в сторону санитаров. – Ребята помогите Тане, пожалуйста.  

Довольно крепкие молодые люди беспрекословно принялись выполнять просьбу Сергея Николаевича. Они открыли заднюю дверь автомобиля и помогли Татьяне лечь на каталку. Медсестра взяла у Светы почти пустые бутыли с лекарством.  

– Андрюша, завтра мне халат с тапками принеси, не забудь мой планшет, телефон и косметичку прихвати, – предупредила Татьяна Андрея на ходу.  

– Да, Танюш, завтра к двенадцати буду у тебя, – подтвердил он.  

Ее увезли в отделение.  

– Извините, а что Вы сейчас капаете пациенту? – Поинтересовался у Светланы друг Сергея Николаевича.  

Он был высоким худощавым мужчиной с приятной внешностью интеллигентного человека, и тоже был в медицинском халате.  

– Да так, ничего особенного. Полиионный раствор хлористого натрия и реосорбилакт. Там ведь есть на бутылях маркировка, – ответила, смутившись, фельдшер.  

Она тоже вышла из автомобиля и теперь стояла возле Андрея.  

– Это хорошо, правильно, в общем, – прокомментировал завинфекционного отделения. – Да, на счет маркировки не подумал, извините, коллега, – признал он свой промах.  

– Андрей, езжайте домой, дальше мы сами. Уже поздно, почти час ночи, отдохните, завтра утром мы Вас наберем. И не волнуйтесь, Татьяна в надежных руках все будет хорошо, – сказал Сергей Николаевич, давая понять, что встреча окончена и им нужно возвращаться в отделение.  

Андрей понял. Попрощался, сел в машину вместе со Светланой и выехал за территорию больницы. Там он остановился и набрал номер такси. Потом достал бумажник и стал пересчитывать купюры в нем. Изначально он планировал дать Свете три тысячи, но покопавшись, вытащил две триста и протянул их девушке.  

– Вот, Свет, возьмите, пожалуйста. Это Вам благодарность за незапланированное ночное приключение.  

– Спасибо, Андрей, не нужно. Я же просто помочь хотела, – ответила она смущенно.  

– Я настаиваю, Свет, возьмите, пожалуйста.  

Он настойчиво протянул руку с купюрами поближе. Она вздохнула, улыбнулась и быстро взяла деньги, спрятав их тут же в карман медицинского халата.  

Прошло совсем немного времени, как подъехали белые «жигули» такси. Андрей подошел к худощавому, с наколкой на левой руке, водителю. Договорился с ним за приличную сумму, чтобы тот доставил фельдшера обратно на работу. Усадив Светлану в такси и попрощавшись с ней, Андрей отправился домой.  

В дороге начал накрапывать мелкий дождик, но дворники он включать не стал, решив, что так будет виднее. Андрей доехал до своей стоянки, где недавно купил у пенсионерки, соседки с нижнего этажа, освободившееся место для машины. Стоянка была недалеко от его дома, на месте гаражного кооператива, принадлежавшего офицерам-отставникам.  

Зеленые обшарпанные ворота оказались запертыми. Андрей подошел к калитке и позвонил несколько раз в звонок. Он посмотрел на часы, было уже довольно поздно, практически без шестнадцати два. Через некоторое время, на шум звонка с той стороны железной калитки, послышались негромкий визг собаки, приглушенная ругань и шаркающие шаги. Скрипнул засов и дверь открылась. В тусклом свете наружной лампочки, в проеме, возник седой, заспанный, небритый старик в камуфляжных штанах и курточке. На ногах, у него, были резиновые тапки, одетые на черные носки.  

– Доброй ночи, я ваш новый постоялец. Мое место пятьдесят шестое в конце стоянки возле ямы и цистерны с отработкой, – начал объяснять Андрей, первым.  

– А, белая «Тойота», кажется, – ответил дежурный скрипучим голосом. – Сейчас, погоди. Он закрыл калитку перед носом Андрея. И шаркающей походкой удалился в свою будку. Раздался довольно громкий скрежет, ворота дернулись и с толчком отъехали до упора вправо, открыв широкий въезд на стоянку. Включился прожектор, освещающий путь во внутрь. В его лучах были видны частые стрелки накрапывающего дождя и ровные ряды спящих мокрых автомобилей. Андрей поежился, развернулся и сел в машину. Он очень аккуратно вел свой автомобиль по узким рядам стоянки до своего парковочного места, боясь зацепить кого-то в ночном сумраке.  

Кое-как протиснувшись на свое место, среди узких коридоров автомобилей, он заглушил мотор, посидел какое-то время в полной тишине и сумраке, осознавая свое одиночество. И вышел, доставая свой телефон, чтобы позвонить теще и сказать, что все нормально.  

Позвонив, он отчитался ей в подробностях обо всем, вышел со стоянки и в потемках, под дождем, направился домой.  

 

Артем Валерьевич Логинов удобно расположился на кушетке, заправленной видавшим виды, синим с красными розами, потрёпанным пледом. Кушетку давно смастерили мужики из прочных деревянных ящиков и старого полутораспального матраца. Он только поужинал холодными котлетами, брынзой с помидором и серым бородинским хлебом. Ужин заботливо приготовила его супруга Марина Сергеевна, с которой он прожил почти уже тридцать пять лет. Два сына разлетелись от них, кто куда, со своими семьями.  

Старший был военным и служил в воинской части на Дальнем Востоке. Иногда присылал посылки с кедровыми орехами и баночками красной икры, и раз в два года с семьей приезжал погостить к ним на месяц. Младший работал диспетчером в аэропорту, хотя он и жил с ними в одном городе, но обосновался на другом его конце, где была квартира его второй жены Насти. О себе они напоминали двухгодичной внучкой, которую молодые часто оставляли по разным причинам, а порой и просто так, чтобы самим отдохнуть от шумного, разбалованного ребенка.  

В душной коморке стоял невыветриваемый смрад перегара, который оставил после себя предыдущий вахтер Виталик. Он был заядлым борцом с «зеленым змием». Уничтожал его, как говорится, по мере своих сил, хотя алкоголиком себя не считал.  

Виталика привела и устроила мама месяц назад в надежде, что работа затормозит процесс его алкодеформации, разжалобив начальника стоянки. В коллективе Виталика не любили за лень, неряшливость, которую он оставлял после смены, и за поселившийся ужасный запах в коморке. Все просто мечтали, когда начальство даст ему под зад коленом. Но, работники не ускоряли этот процесс, не стучали на него, боясь испортить себе карму, хотя поводов он давал предостаточно.  

Артем Валерьевич переключил канал шипящего телевизора на «Первый спортивный», он единственный показывал более-менее сносно. Еще был нормальный «Пятый канал», но там засел какой-то нудный толстый мужик, вещавший о парламентских комитетах и их бесполезных инициативах, направленных на укрепление и улучшение чего-то там в эшелонах власти. По «Спортивному», как назло, транслировали футбольный матч, где играли друг против друга команды Люксембурга и Македонии. Счет у них был ноль-ноль. Комментатор вяло и неинтересно комментировал действие, в котором игроки команд просто ходили за мячом и друг за другом по полю. Их вратари просто ночевали у своих ворот.  

Под шум передачи он слегка задремал, хотя еще планировал допить крепкий горячий чай, стоявший в коричневой кружке на грязном в крошках столе. На стене, оббитой фанерой и обклеенной желтыми газетами, висели большие китайские часы, ровно и монотонно тикая секундной стрелкой. Они показывали без пятнадцати два.  

Сладкая теплая марь обволокла и почти овладела Валерьевичем, расслабляя не молодое тело, маня за собой и щедро обещая уютный спокойный сон. Он всецело подчинился ей, позволяя увлечь себя в мягкие и пушистые облака.  

Вдруг, совсем бесцеремонно и неожиданно резко, раздался оглушающий звук входного звонка. Артем Валерьевич подскочил как ошпаренный, прервав сон, ему показалось, что в дребезги разбилось оконное стекло! Он принялся озираться вокруг, часто моргая, слегка не понимая, что происходит. Хотя уже начал осознавать, где он. Тут раздался повторный звонок, уже не такой громкий, как казалось спросонья, и не такой неожиданный. И он, наконец, понял, что это какой-то запоздалый постоялец возвратился на стоянку и теперь стоит у ворот и просится вовнутрь, заявляя о своем желании трелями звонка. Артем Валериевич слез с кушетки, кряхтя и охая. Залез в свои шлепки, взял со старенького холодильника фонарик и чертыхаясь направился на выход.  

Снаружи, прямо у порога, его ждал, свернувшимся калачиком, на входном коврике Роман. Он благополучно, сладко спал, казёня, свои прямые обязанности. И охранник, в потьмах, не разглядел такое препятствие и довольно крепко запнулся о молодое собачье тело. Валериевич едва не упал, прилагая максимум усилий для баланса, но все же выровнялся, приготовился со зла сильно пнуть нерадивого пса.  

– Ах, ты ж, сука, такая псячья, дармоед херов, охранник, твою мать, задушу! Козлина блохастая, спит он тут, урод! Чтоб ты сдох! – В сердцах зашелся старик, ему добавляло злости то, что Рома, взвизгнув с низкого старта, профессионально извернулся и увел свою задницу из-под смачного пинка. Это в нем выдавало настоящего профессионала. Выкручиваться из крайне неприятных ситуаций ему было не впервой.  

Рома был скверной, склочной и очень хитрой собакой. За это его не любили. Он даже позволял себе иногда покусывать клиентов, без особых последствий, конечно. Так, порванные брюки, ничего особенного. За что, не однократно был бит и посажен на диету. Но, был у него необычайный дар – это умение подлизаться и оставаться крайне ласковым в нужный момент, за что ему прощали все его гнилые прегрешения и не гнали со стоянки. Сейчас, осознав свою провинность, он стоял на широко расставленных лапах, в двух метрах от Деда и в знак примирения бодро махал ему коротким хвостом.  

– Тьфу, козлина, пошел вон! – Выругался Артем Валерьевич в сторону пса, и шаркая ногами отправился открывать.  

Рома засеменил за ним, сгорая от любопытства.  

Отперев засов, он открыл калитку. Напротив него стоял высокий худощавый молодой человек в серой, помятой, с коротким рукавом, рубашке и синих джинсах. У него были светлые, коротко стриженые, волосы и голубые, очень печальные глаза.  

– Доброй ночи, я Ваш новый постоялец. Мое место пятьдесят шестое в конце стоянки, возле ямы и цистерны с отработкой. – Начал первым объяснять гость, неожиданно, чуть высоким для мужчины голосом.  

Артем Валерьевич сразу вспомнил это место. Раньше там стояла двадцать первая «Волга», отставного полковника. Он ее очень любил, ухаживал за ней, порой, подолгу натирая до блеска. Но, однажды он не пришел к своей «Волге», а пришла, спустя месяц, его супруга и сказала, что полковника больше нет.  

Спустя какое-то время, продала «Волгу» цыганам за бесценок. И место стало свободным. Он вспомнил и этого молодого человека, который появился две недели назад на новенькой и сильной белой «Камри», и его, словно сошедшую с весенней картины, стройную, жизнерадостную и прекрасную жену.  

– А, белая «Тойота», кажется?! Сейчас, погоди. – Валерьевич закрыл калитку, чтобы Рома, случаем не напал на вечернего гостя.  

Тот, как раз, стоял в тени у ворот. А сам направился в свою коморку, чтобы включить механизм раздвижных ворот и зажечь прожектор. Усевшись на кушетку, он отхлебнул остывший чай из кружки, наблюдая в монитор видеонаблюдения за парковкой. Медленно проехав ряды, машина стала на свое место, погасли фары и габариты, и автомобиль замер, казалось, полностью безжизненным. Только мелкие капельки дождя беспристрастно капали на него, заставляя сверкать в лучах инфракрасной камеры.  

Хозяин еще долго не выходил, и Артем Валерьевич, уж было, заволновался. Но спустя время открылась дверь и изнутри освещенного салона, вышел молодой человек. Он, понуро опустив голову, прошёл сквозь стоянку, держа телефон у своего уха, вышел наружу, через оставленную Валерьевичем щель в воротах.  

Пес все это время семенил за ним поодаль, через ряд автомобилей, боясь себя обнаружить, не нарываясь на неприятности. Дед закрыл ворота, те щёлкнули и стали на место, надежно заперев стоянку. Валерьевич снова прилег и выключил телевизор. Достал книжку, надел очки, открыл на закладке нужное место и принялся читать, смачно плюя на палец для перелистывания страниц. Он углубился в чтение, погрузился в мир, выдуманный автором, буквально наблюдая и переживая за жившими в нем героями.  

Вдруг он услышал приглушенные стенами дежурки звуки орущей сигнализации автомобиля и истошный лай собаки. Дежурный насторожился, отложил книгу, бросил взгляд на монитор видеонаблюдения, тот оказался черным. Камеры были отключены!  

Он подскочил с кушетки, как ошпаренный, и кинулся к двери. Там, в уголке, стояла деревянная, увесистая бита на случай «форс-мажора». Подобрав на ходу ее и фонарик, он выскочил наружу. В конце стоянки, возле ямы с цистерной, истошно вопила недавно приехавшая «Камри».  

Стоянка погрузилась во тьму. Фонари освещения и прожекторы отключились, только хаотично скользящий луч фонарика освещал путь, выхватывая фрагменты припаркованных автомобилей.  

Старик почти бежал к неспокойному месту, надеясь застать и изобличить нарушителей. Когда он второпях добрался до места, сигнализация уже отключилась и снова стала в режим охраны. Синий индикатор на лобовом стекле «Тойоты» ритмично мигал, сообщая, что машина в безопасности. Старик посветил в салон фонариком. Следов взлома он не обнаружил. Посветил на корпус, – на поверхности царапин и вмятин тоже не было. Спокойно вздохнул, отдышался.  

– Может, «глюк» какой-то, или птица? – Подумал он и хмыкнул.  

И развернулся, чтобы отправиться обратно. Он посмотрел на часы, циферблат показывал ровно три ночи. Сделал пару шагов, и до него донеслось совсем тихое поскуливание пса. Валерьевич удивился, раньше он такого от Романа не слышал. Он решил пойти посмотреть. Старик развернулся, аккуратно обошел автомобиль спереди и посветил вдоль корпуса. Там было пусто. Стон пса опять повторился, только тише, теперь Валерьевич определил откуда идет звук. Звук доносился из-за цистерны с отработкой, с ее обратной стороны, там был глухой темный тупик.  

Дежурный направился туда, подняв биту на изготовку, на всякий случай, освещая себе путь фонариком. В его луче было видно, как падал дождь на мокрую, щебеночную землю. Он осторожно обогнул четырехкубовую ржавую цистерну и остановился.  

– Кто здесь? – Спросил он негромко. – Рома, ко мне! – Позвал пса, боясь посветить в тупик. Из темноты никто не отозвался, только был слышен едва уловимый шорох. Артем Валерьевич вышел из-за угла цистерны и посветил вовнутрь.  

От увиденного он обомлел, волосы на его голове стали дыбом и сердце бешено заколотилось. Луч фонарика высветил из мокрого сумрака, лежавшего на боку пса в луже крови. Задние лапы бессильно дергались в конвульсиях, загребая мелкие камешки. А на нем, размером с кошку, водрузилось Нечто. Оно было абсолютно черным. Казалось, было покрыто сизой дымкой, исходящей от него. Очертаниями и размером, скорее отдаленно напоминало кошку. То, что можно было считать головой, было абсолютно ровным и гладким на нем не было ни глаз, ни рта, ничего! Тело было слегка продолговато с явными выдающимися позвонками на спине. Из позвонков выступали блестящие на свету шипы. Оно было без хвоста, на стоящих согнутых когтистых лапах. Из тела существа местами свисали черные нити и плотно опутывали несчастного пса. В местах, где они впивались в собаку, из-под шерсти сочилась кровь. Пес еле слышно скулил, было видно, что собака теряет последние силы и скоро умрет.  

Нечто вырастило тонкий, черный стебелек из спины и направило его в сторону старика, угрожающе покачивая им. Раздалось предупреждающее шипение. Галька возле ног Валерьевича поднялась в воздух, до пояса, в левитации. И закружилась вокруг него, преграждая путь. Старик не мог поверить в происходящее, ему казалось, что это кошмарный сон, и он не может отделаться от него.  

Но Валерьевич был из решительных мужчин, не привык отступать, он шагнул сквозь гальку, занеся биту для удара.  

Его накрыла обжигающая волна воздуха и словно пули, десятки нитей врага, впились ему в лицо и грудь, причиняя ужасную резкую боль. Он выронил биту и фонарь, отшатнулся, принялся руками отрывать ужасные мерзкие нити от своего тела. На ощупь они напоминали очень тонкую острую струну, покрытую мелкими крючковатыми чешуйками. Там, где рука касалась их, оставался глубокий рваный порез до кости. Но все же нити не выдерживали и обрывались под натиском.  

Ценой своих рук, старик освободился из мерзких пут существа. Теперь оно истошно вопило на всю округу. Артем Валерьевич захрипел, он тяжело дышал, не чувствовал своего тела и рваных в крови рук. Луч упавшего фонаря случайно уперся в существо, освещая его. Оно основательно выросло в размере, оставило в покое собаку. Нечто быстро теряло форму, превращаясь в клокочущую черную бесформенную массу. Старик, теряя кровь и сознание, чувствуя всю серьезность своего положения, попятился назад, пытаясь по мере возможности спасти свою жизнь. Существо какое-то время оставалось неподвижным, но, когда расстояние между ними увеличилось, оно молниеносно атаковало Артема Валерьевича, окутав его тело собой. Старик испытал очень сильное жжение и повсеместную невыносимую боль, сердце сжали будто рукой изнутри, пытаясь раздавить. Он не мог даже вдохнуть. Весь мир погрузился в черную липкую тьму. Валерьевич приготовился умереть. На какой-то миг сознание существа коснулось старика, он увидел неистовую злобу, ярость и безмерную тоску по чему-то утраченному, чему-то очень высоко ценимому и важному.  

И вдруг, совершенно неожиданно, все резко прекратилось. Все исчезло, словно ничего и не было, он лежал на окровавленной земле, на спине возле цистерны. А на израненное в крови лицо, лишь капали капли прохладного дождя. Валерьевич не мог вдохнуть, ему не хватало воздуха, он лежал и слабо хрипел, зевая ртом как рыба, выброшенная на берег. Сделав над собой усилие, старик перевернулся и попытался ползти к бытовке, там стоял телефон. Но, сделав несколько движений, он замер, оставшись лежать под дождем на мокрой гальке.  

 

Среди сумрака и уютной тишины, совершенно неожиданно и бесцеремонно зазвонил телефон. Андрей повернулся и рукой нащупал беспокойный предмет. Открыв один глаз, нажал пальцем на значок «ответить».  

– Алло, слушаю. – Негромко сказал он.  

– Алло, Андрей? – Послышалось на том конце. – Это Вас беспокоит Иван Олегович. Вы вчера свою супругу в мое отделение привезли вечером. Я был вместе с Сергеем Николаевичем.  

– Да-да слушаю. – Андрей поднялся и сел на край кровати.  

– Андрюша, не могли бы Вы к нам подъехать сейчас? Есть разговор. – Серьезно спросил доктор.  

– Да, конечно, выезжаю. – Согласился Андрей. – А что с Татьяной? Как она там?  

В телефоне повисла минутная пауза. А потом:  

– Андрюша, к сожалению, Вашей супруге стало хуже, сейчас она в коме. – Сообщил Иван Олегович. Потом добавил. – Приезжайте, пожалуйста, подробности расскажу на месте, жду вас. – И положил трубку.  

Андрей вздохнул, вернул обратно телефон на тумбочку. Посмотрел на часы. Они показывали семь сорок пять. Поднялся, натянул на себя помятую рубаху, надел джинсы и подошел к платяному шкафу, открыл створку, пошарил внутри ящика, достал тонкую пачку долларов. Это были все их совместные сбережения. Положив их в карман, он направился на кухню к холодильнику. В холодильнике было совершенно пусто. Он открыл морозилку и обнаружил там открытую пачку сосисок, среди замотанных в кульки промёрзших кусков мяса. Достав сосиски, он разогрел их в микроволновке, поставил на стол горячую тарелку и принялся их есть, запивая водой из кухонного фильтра.  

Через десять минут он уже был возле стоянки. У входа стояли две патрульные машины. В одной из них сидела девушка полицейский в тёмно-синей кепке и что-то писала в бумажном планшете.  

Он прошел мимо нее. В открытые ворота стоянки. Возле дежурки стояло еще два парня в форме, а рядом с ними – начальник гаражного кооператива. Они что-то в полголоса обсуждали, один из полицейских записывал. Андрей, стараясь не смотреть на них, и не привлекая их внимания, поторопился к своему автомобилю. Рядом с машиной, спереди, вся земля была щедро засыпана желтым песком из пожарного ящика. Дорожка из песка вела вдоль цистерны за ее обратную сторону. Андрея это слегка удивило, ведь он точно помнил, как сверкала в лучах фар мокрая галька под колесами, и песка точно не было. Он нажал на кнопку и снял с охраны машину, та пикнула три раза вместо дежурных двух. Это означало, что ночью сработала сигнализация. Андрей обошёл машину вокруг, но ничего странного не обнаружил, отнес это к случайному «глюку» электроники. Он было открыл водительскую дверь, чтобы сесть, как вдруг услышал сзади вдалеке:  

– Молодой человек, подождите секундочку!  

Андрей обернулся. По направлению к нему торопился полицейский, а за ним дежурный стояночник.  

– Извините, пожалуйста. Доброе утро! – Поздоровался полицейский. – Можно Ваши документы? – Спросил он.  

– Да, конечно, вот, держите. – Андрей достал права и техпаспорт из центрального отсека автомобиля.  

Полицейский взял их и внимательно изучил.  

Андрей Николаевич, судя по записи с камер наблюдений Вы были последним посетителем стоянки. – Вы, случайно, ничего странного не заметили ночью? – Спросил его парень официально.  

И принялся что-то записывать в планшете.  

– Да нет, вообще-то, ничего необычного. Приехал я вчера, примерно, во втором часу ночи, у меня с женой плохо, в больницу ее отвозил. Встретил меня дежурный, открыл ворота я припарковал машину на свое место, он даже со своей дежурки не вышел, я все закрыл и ушел домой. – Объяснил Андрей.  

– А скажите, сколько, по-вашему, оставались открыты ворота? – Задал вопрос полицейский и опять принялся писать.  

– Не знаю, может минут двадцать, пока я ставил машину их не закрывали, щель оставили, чтобы я смог выйти. – Задумчиво вспомнил Андрей. – А что случилось? – Задал он вопрос полицейскому.  

Тот ничего не ответил, протянул ему планшет и сказал:  

– Вот, тут напишите: «с моих слов записано верно», распишитесь, и поставьте дату. – Он показал место ручкой.  

Андрей написал и расписался. И отдал планшет его владельцу. Тот поблагодарил, кивнул головой, развернулся и пошел к своим коллегам.  

Андрей остался наедине с невысоким коренастым мужичком с бородой. Когда полицейский отошел на приличное расстояние, Андрей спросил мужика в полголоса:  

– Так, что случилось-то?  

Тот подошел поближе и оперся о капот «Тойоты».  

– Вчера Валерьич дежурил, толковый мужик! – Начал он. – После тебя, как ты ушел домой, на него стая диких собак напала, искусали здорово, могли до смерти загрызть, если бы не наш пес, хана бы ему была. – Закончил он рассказ доверительно. Потом продолжил. – Я его в двух метрах от твоей машины нашел, всего в крови, без сознания, утром в шесть. А пса нашего, Ромыча, – за цистерной, тоже всего в ранах. Кровищи везде навалом было. Видишь, я все песком засыпал уже. Валерьича «скорая» в реанимацию увезла. А собачку наши пацаны на машине в ветеринарку повезли и оставили там на лечение, жалко же такого пса бросать. – Рассказывал он. – Вот что странно, когда я «скорую» вызвал, я с Валерьичем был, он чутка оклемался и принялся мне о каких-то демонах говорить, представляешь? Я его спрашиваю: куда стая делась, а он мне, что, мол, не было ни каких собак, говорит шепотом, нечисть на меня напала, бред какой-то нес, вот загадка?! Просто не выходит из головы. Да, чего только человеку в горячке не привидится! – Многозначительно заключил он. – И, что интересно, после твоего ухода, где-то через минут двадцать, на нашем трансформаторе короткое замыкание случилось. Всю ночь квартал без света сидел. Видно, Валерьич ворота забыл, все-таки закрыть, свет-то вырубили, не доглядел! Вот собачки чужие и заскочили, натворили бед и также выбежали. – Пустился мужик в рассуждения, представляя себя детективом.  

Андрей, кивая и поддакивая, сел в машину и завел мотор. Стояночник понял и отошел в сторонку, поднял руку в прощальном жесте. Андрей поблагодарил его и попрощался, шокированный ночным происшествием.  

На территорию больницы, на КПП его не пропустили, пришлось парковаться рядом на ближайшей парковке. По пути он позвонил доктору и договорился с ним о встрече в его кабинете.  

– Здравствуйте, Иван Олегович! – Андрей подошел к сидящему за столом врачу и протянул ему руку, тот привстал и крепко ее пожал.  

Потом жестом показал на легкий стул, свободно стоящий возле стола.  

– Садитесь, пожалуйста, – предложил он.  

Андрей автоматически повиновался и сел.  

– Андрюша, у меня для Вас неутешительные новости, – начал врач. –У Татьяны почечная недостаточность на фоне угнетения печеночных функций. К сожалению, наша терапия к улучшению состояния пациентки не привела. То пятно, которое вы вчера обнаружили у вашей супруги, является инициатором отравления ее организма. Сейчас оно увеличилось в размере и по площади, примерно, с апельсин. Нам не удалось выяснить природу этого образования. Это точно не инфекция и не рана от механического, термического или химического воздействия. Это не укус чего-либо или кого-либо, скорее всего, это не онкологическое новообразование. – Пояснил он. – За такой короткий срок оно не может развиться. Хотя, образцы тканей мы уже отправили для анализа. И я больше чем уверен, – результат будет отрицательным. – Закончил он серьезно.  

И ждал реакции Андрея.  

Андрей уставился в подоконник за спиной врача и молчал. По белому пластику подоконника одиноко полз муравей.  

– Скажите, Иван Олегович, что-то же можно сделать? – Спросил он неожиданно для себя. Потом привстал и достал из кармана пачку с долларами. Положил их на стол перед врачом. Может, что-то есть, что сможет помочь? Этого хватит? – Он указал на деньги. – У меня машина есть, если что, – на крайний случай. Повысил он ставку.  

– Что Вы?! Уберите это немедленно! Я совсем другое имел в виду! Вы, Андрюша, меня совсем не так поняли! – Врач отшатнулся от стола с деньгами, отъехал на кресле и встал.  

– Сейчас ваша супруга в реанимации на интенсивной терапии, в коме! А причину и свойство болезни мы не знаем, результаты анализов нам ничего не дали. Силы вашей Татьяны и наши ресурсы истощены и при такой динамике она проживет максимум два дня. – Отрезал доктор.  

Подошел к шкафу и отвернулся, чтобы не смотреть на Андрея.  

– Она умрет? – Спросил Андрей не своим голосом.  

– Нет, я этого не сказал! – Иван Олегович развернулся, подошел к креслу, и снова сел. Оперся локтями о стол, и тихо продолжил:  

– У меня в практике было несколько таких случаев… необъяснимых. Люди просто таяли на глазах, а я был бессилен. Вот тогда мне наш глав и посоветовал одного человека. Он в тех случаях оказался, скажем, более компетентен, чем я и другие врачи. К счастью, тогда все благополучно разрешилось. Вот и сегодня я его пригласил. Он был с вашей супругой утром. И просил меня, что бы я Вас попросил встретиться с ним.  

– Да-да, я готов! – Сразу согласился Андрей. – Когда? Он встал со стула.  

– Сейчас! Он ждет Вас в кафе напротив, у главных ворот больницы. Его зовут отец Михаил, – сказал доктор, и добавил, – поторопитесь и деньги заберите, пожалуйста.  

– Спасибо, Вам огромное. – Андрей развернулся, вышел из кабинета на ватных ногах.  

 

В кафе он заметил священника сразу. Тот сидел в глубине зала, у дальнего столика у стены. Заведение было небольшое, но уютное. Посетителей в это время в нем было очень мало.  

Андрей направился к батюшке. Подошел к нему и протянул руку, чтобы поздороваться. Священник в ответ встал слегка поклонился, и перекрестил Андрея.  

– Спаси и сохрани, Господи, раба твоего. – Сказал он не громко, оставив без внимания протянутую руку Андрея. – Отец Михаил, – представился он.  

– Андрей! – Представился Андрей.  

Священник внимательно смотрел на него, досконально изучая. Смотрел не только на лицо, внешность, но и в душу. В груди что-то зашевелилось, затрепетало в ответ на этот внимательный, добрый, теплый взгляд. Андрей узнал такой взгляд, это то, что давно было утеряно, забыто в суматохе жизненной суеты. Так на него в детстве смотрела мама, а потом ловила в свои объятия и одаривала лаской и теплыми нежными поцелуями. Это то, что помогло Андрею стать взрослым и сильным.  

– Садитесь, Андрей, пожалуйста, –предложил отец Михаил и отвел глаза.  

Он указал на стул напротив. Андрей сел и внимательно посмотрел на священника.  

Михаил был человеком средних лет, на взгляд ему можно было дать лет сорок пять. Батюшка был склонен к полноте, но толстым он не казался. Лицо было волевым, мужественным, на внушительном подбородке водрузилась жиденькая и куцая борода. Лицо выглядело добрым и открытым, его большие карие глаза светились уверенностью и интеллектом. Под его взглядом было приятно и уютно находиться, ощущалась искренняя заинтересованность в помощи Андрею в его беде. Одет отец Михаил был в черную рясу, опоясанную черным матерчатым ремешком. На груди висел на металлической цепочке внушительных размеров деревянный крест. Из-под полы рясы выглядывали носки поношенных, видавших виды туфель. Андрей взглянул на руки священника, они были большими и грубоватыми. Видно было, что когда-то этот человек тяжело работал физически. Вдоль указательного пальца левой руки тянулся глубокий шрам.  

– Крещенные? – Спросил отец Михаил.  

– Да, – ответил утвердительно Андрей.  

– Вы венчались?  

– Да нет, как-то не довелось.  

– Понятно, во блуде живете, как звери. Когда последний раз причащались? – Задавал вопросы батюшка.  

– Никогда. В церкви были года два с половиной назад, тогда еще не женаты были. На похоронах Татьяниного отца. – Рассказал Андрей. – А что, это имеет какое-то отношение к делу? – Поинтересовался он.  

Батюшка нарочито не заметил вопрос. Начал говорить:  

– Был я у вашей супруги, пытался помочь. Увидеть, и помочь. Молился Господу нашему, чтоб знания ниспослал мне. Спросил, что делать, чтобы помочь рабе Божьей. Ведь видел тьму темную, которая овладела ею. Живет зло за счет нее в мире нашем. В ответ получил, что не мое дело это, чтобы не лез. Первый раз такое почувствовал. – Рассказал Михаил удрученно и сбивчиво, нескладно.  

У Андрея чуть челюсть не отвалилась от такого монолога.  

– А как Вы это узнаете? Ну, чтобы не вмешиваться, и во что? – Задал он вопрос растерянно.  

Священник посмотрел на лицо Андрея, и все понял.  

– Сумасшедшим меня считаешь? – Спросил он серьезно. – Три года назад я на стройке работал подсобным рабочим, другим меня не брали, потому что пил. Пропил душу я свою и уверен в этом был. Ночевал в подвале, чтобы мама не видела, не страдала. Однажды шел пьяным к себе, смотрю, в котловане котенок тонет, хотел пройти мимо, но все-таки подошел, лезть в воду лень было, да и страшно, всё же рискнул, разделся, залез, ногу стеклом разрезал. Но котенка вытащил. Потом несколько дней спустя была у меня последняя десятка в кармане, иду за шкаликом, смотрю, – бабушка под магазином конфету потерянную подбирает и так тщательно в платочек ее заворачивает, а сама старая, сгорбленная, в обносках, причитает себе. Ну, я глянул, люди вокруг суетятся, бегут куда-то, а ее не замечают, словно и нет ее вовсе. Я подошел, а у самого сердце щемит, кровью обливается. Про шкалик забыл, отдал ей последние свои деньги. А потом мучился сутки с опохмела, сам чуть не умер. Глаза открылись, с тех пор видеть и сострадать стал. Помогал разным людям, чем мог. Понял, что пить некогда, да и невмоготу больше.  

Однажды на работе несу цемент мастерам, а там обычный разговор, мат через мат, смеются, шутят. А меня, как током ударило, уронил ведро на пол, понял я, что у одного из мастеров дочурка серьезно больна и мне срочно к ней надо. Думал, что с катушек слетел, чего только не напредставлял себе. Два дня ходил, боялся к нему подойти. Жгло оно меня словно горящий уголек изнутри. Спустя время все-таки осмелел и подошел, сам горю от стыда, сказал, мол, дочурка больная у тебя, рак крови у нее, как два года уже. Сам не знаю, как сказал диагноз, первое, что на ум пришло. Говорю ему, что мне к ней срочно нужно. А сам зажался, думаю, оплеуху сейчас поймаю. А он стоит, смотрит на меня, а у него слезы в глазах. Говорит: «ты откуда знаешь? »  

Пришел я к нему домой, смотрю, лежит на кровати девочка, маленькая, худая, измучанная. Не знаю, что делать, подошел к ней, смотрю. Взял ее руку – теплая, живая, мне палец зажала, смотрит на меня и улыбается. Я чуть не провалился сквозь землю. Такая тоска на меня нахлынула, готов был вместо нее на кровать лечь, сгореть в огне ради этой девочки. Стоял так и держал ее за руку, а она не отпускала, за меня держалась.  

Всю ночь я плакал дома, а потом попросил, робко так, за нее, Господа нашего. Чтобы помог, не оставил, так не привычно просил. Потом ходил, может раз десять к ней, может больше, не считал. Бога умолял, чтобы меня покарал за нее. Не знаю, что да как, но рак ушел, как и не было вовсе. Доктора с ума сошли, скачет она теперь, жизни радуется. С тех пор так и помогаю людям, в сане и в святости живу, по-другому для меня никак. Иногда и священников наших спасаю, дарю им свет свой. Чтоб, хоть чуток, светились душой своей. Ну, вот, как-то так. – Закончил свой рассказ отец Михаил.  

– Скажи, Андрей, может странность какая-то с вами тогда приключилась? Скажи, я советом помогу. Не ссорились с людьми, не проклинал ли вас кто? Что было в тот день?  

Андрей задумался, вспоминая.  

– Да, вроде ничего особенного тогда не произошло. – Покачал он головой. – Хотя, когда ехали, остановились у придорожного рыночка. Таня попросила, сказала, что яблок хочет купить. Мы остановились, старуха на нас набросилась с ахинеей какой-то. Говорила, что зло на нас может напасть, что с ним разговаривать нужно, короче бред. Дед тогда нас спас. Начал на нее орать, чтобы нас в покое оставила. Марта, по-моему, ее звать, да-да, точно, Марта. А еще она сказала, что если нам плохо станет, чтобы ее нашли, вроде разобраться пообещала. – Закончил Андрей и пожал плечами.  

– К ней тебе надо, точно говорю. – Отец Михаил оживился. – Езжай, найди ее побыстрее, пусть расскажет тебе. А я молиться буду за вас. Поезжай, поторопись, Андрюша. – Священник перекрестил его.  

К столику подошла молоденькая официантка с меню.  

– Что-нибудь заказывать будете? – Положила на стол папку.  

– Мне чай, дочка, а парень, уже уходит, – сказал отец Михаил и перекрестил Андрея и официантку.  

 

Андрей понял, что ему теперь необходимо ехать искать старуху. По совету светлого священника. Кажется, село Кузни. Забил в GPS название села и уже, как час, ехал по проложенному маршруту. Он не мог поверить, что все это происходит наяву, накал мистицизма просто зашкаливал, а логика просто молчала, значит, нужно делать то, что приказывало сердце. Так он рассуждал, успокаивая себя, искал разумное пояснение всему случившемуся с ним и с Татьяной. Но, более-менее вразумительное объяснение никак не приходило на ум. Вся надежда была теперь на странную бабу Марту.  

 

Он позвонил теще, сказал, что Таня в больнице и что врачи ее пока не отпускают. Он врал, но врал только ради спокойствия Тамары Ильиничны. Помочь она ничем не могла, а ситуация требовала точных действий без посторонней суеты.  

 

Село Кузни оказалось сильно вытянутым в длину поселением. При въезде расположилась довольно большая птицеферма, представленная двумя белыми корпусами и передним двориком, выгулом, набитым курами, источавшая стойкий едкий запах. Он старался ускориться и проехать как можно быстрее, но это не удалось, так как грунтовая дорога была сильно разбита тракторами, и машина то и дело цепляла днищем колею.  

Возле сельмага, в одноэтажном кирпичном здании с плоской крышей, он увидел пару ребят, которые сидели на деревянной скамейке возле входа. На вид им было лет по десять-двенадцать. Один из них стыдливо прятал между ног зажжённую сигарету.  

– Ребята, а где живет баба Марта? – Спросил он их, делая вид, что не заметил сигарету. Они облегченно вздохнули.  

– Вам нужно проехать по этой дороге еще пару километров вдоль дворов, потом там будет стоять разобранный, ржавый трактор, ДТ-шка. Через три дома увидите синие ворота, на них еще пятьдесят один написано, там и живет баба Марта. – Объяснил один из мальчиков, болтая ногами в воздухе, тот, что был без сигареты.  

Андрей поблагодарил сорванцов и продолжил путь дальше.  

 

Ворота оказались закрыты. Он стоял возле них и уже минут десять стучал, надеясь, что на звук кто-то выйдет. Но дом казался совершенно безжизненным и пустым. И на стук никто не отзывался.  

Из дома, который стоял по соседству справа, на крыльцо вышла пожилая полная женщина в коричневом халате. Ее пес лаял, разрываясь на возмутителя спокойствия. Она прикрикнула на него, и тот недовольно замолчал, опустил хвост и отправился в будку.  

– Не стучите, молодой человек, Вам никто не откроет. Она умерла вчера. – Сообщила соседка Андрею.  

– Как умерла? Я же позавчера ее видел! – воскликнул он.  

У него все внутри опустилось. Оборвалась последняя ниточка спасения Татьяны!  

– Так, умерла. Вечером пришла домой, а утром мы ее с соседями еще живой нашли, на заднем дворе, на руках наших умерла. Уже в морг увезли. – Сказала она. – А Вы, случаем, не Андрей? – Спросила она недоверчиво.  

– Да, а Вы откуда меня знаете? – удивился он.  

– Марта сказала, что Вы придёте. Воистину в ней что-то было. Просила передать тебе, если она не дождется, чтобы ты в морг подъехал. Вот, я передала ее просьбу, хотя чудно как-то. Знала она, что придёшь. Что ты там делать-то будешь?  

– Не знаю, сам в шоке от такого, – ответил он.  

Андрей поблагодарил соседку и успокоил ее, сказал, что они с бабой Мартой договорились заранее о встрече.  

– А в какой морг ее повезли? – спросил он.  

– В районный, примерно, часа три по трассе отсюда, – ответила та.  

Он попрощался и еще раз поблагодарил женщину и отправился в районную больницу.  

 

На территорию больницы, на машине его не пустили. Пришлось бросить ее в жилом дворе поблизости. Он долго ходил по кабинетам, выясняя, где лежит тело Марты. Наконец выяснил. Хотел уже пройти в морг, там лежали тела, которые проходили судебную экспертизу. Но, туда его не пустили. Андрею пришлось ждать на лавочке, пока окончится рабочий день. Пару раз он отлучался в местную больничную столовку и туалет.  

Основное время он сидел на лавке, наблюдая за работниками, пока не стало прохладнее и ему пришлось возвратиться к машине и натянуть на себя легкую кофту. Андрей вернулся к моргу.  

Он глянул на часы. Было десять часов. Стемнело, но как назло паталогоанатомы еще работали и не думали закругляться. Мимо него прошел невысокий мужчина в грязном помятом медицинском халате. В руке он держал зажжённую папиросу, а в другой – помятый пакет, с торчавшим снизу грузом. Походка у него была вальяжная и слегка неровная. Он направлялся прямо в морг. Андрей понял, что это тот, кто ему нужен!  

– Извините, а можно Вас? – Позвал он мужика.  

Тот остановился и посмотрел в сторону Андрея.  

– Вы в морге работаете? – Спросил Андрей бесцеремонно и подошел к мужчине поближе.  

– Да, а что? – Ответил тот, глядя на Андрея с прищуром. – Я дежурный, на сутки заступаю. А тебе-то, что? – Повторил он свой вопрос.  

– Да, мне на тела нужно только глянуть. Посмотреть. С мамой проблемы, увезли ее на «скорой» в какую-то больницу. Я везде ее искал, не нашел. Вот, теперь по моргам ищу. – Соврал Андрей.  

– А, понятно, только к нам нельзя. – Сторож покачал головой. – Дождись официального опознания или иди в полицию. – Ответил он. – Подсудное это дело. – Добавил он и крепко затянулся.  

Андрей почувствовал алкогольное амбре вместе с сигаретным «выхлопом» исходящее от мужика.  

– Да мне только глянуть и сразу уйду. Вот, возьмите, может решим вопрос как-то?  

Он протянул тому пятьдесят долларов. Дежурный быстрым движением взял купюру у Андрея и спрятал в карман.  

– Посмотрим, что смогу сделать. – Пообещал он. – Наша бригада паталогоанатомов тоже на сутках. В двенадцать у них перерыв. Втроем они пойдут в пульмонологию, в ординарку, там диваны стоят. Иногда всю ночь сидят в карты рубятся, а иногда работают, черт их знает, но полчаса у нас будет, по-любому. Будь здесь, я тебе маякну, – рассказал он свой план, махнул рукой, повернулся и ушел с Андрея деньгами.  

К назначенному времени открылась дверь морга. Оттуда вышли три человека в белых халатах, двое мужчин и одна женщина. Один из них закурил по дороге, слегка нагнувшись. Они направились в противоположную сторону от Андрея, в сторону трехэтажного кирпичного корпуса, стоявшего по соседству. Спустя минут пять из морга вышел дежурный и помахал Андрею рукой.  

Андрей легкой трусцой подбежал к нему.  

– Основной свет включать не буду, не хочу спалиться, включу только аварийку. – Тихо сказал он. – Разберёшься там. Я дам фонарик. У тебя минут сорок. Я с тобой не пойду, сам смотри. Ну, пошли, заходи побыстрее. – Поторопил сторож, показывая рукой на дверь.  

Они зашли в здание.  

Морг был одноэтажным, сделанным из добротного красного кирпича. При входе внутри было что-то вроде гостиной. У дальней стены приютился скромный столик с придвинутым к нему стулом. На столике был открыт журнал регистрации, между страниц которого затесалась ручка, привязанная веревочкой. Рядом со столиком, прислонённые к стене, стояли зеленые венки с бумажными цветами разных размеров. Возле входа, на цементном полу, лежали друг на друге брезентовые носилки с засаленными деревянными ручками. Андрей догадался для чего они нужны, и быстро отвел взгляд.  

Возле окна стояла простая длинная лавка, выкрашенная в коричневый цвет. А посреди комнаты находился массивный стол белого цвета. Возле него внизу стоял пустой, обитый синей тканью, гроб. Пахло смесью медикаментов и еще чего-то химического. Запах не был неприятным, он был скорее странным и необычным, до того странным, что заставлял внутренности жаться в тугой узел.  

– Чего встал, нам дальше, мил человек! – Воскликнул дежурный, показывая рукой на дверь возле маленького столика.  

Они прошли дальше. За дверью их ждал довольно узкий, хорошо освещенный коридорчик с четырьмя закрытыми кабинетами по бокам. Коридор заканчивался массивной, железной дверью, выкрашенной белой краской. Сторож подошел к ней, и какое-то время возился, отпирая замки. Он нажал на ручку, щелкнул затвор, открывающий дверь. Она слегка приоткрылась, образуя темную щель. Андрей невольно взглянул на часы, было десять минут первого. Идти туда, ему жутко не хотелось, тем более одному, по всему телу бегали неприятные мурашки. Вид открытой двери повергал его в трепет.  

– Ну, что, твой выход… я все сделал, моя совесть чиста, – сказал подвыпивший мужик. Он отошел в сторону, приглашая Андрея вовнутрь.  

–А, да, забыл, – тебе фонарик понадобится, погоди. – Он отошел к ближней двери кабинета, слегка надавил на ручку и, открыв дверь, скрылся за ней.  

Андрея охватила паника и неконтролируемый страх. Хотелось прислониться к стене и присесть, закрыть лицо руками, а еще вернее – просто убежать отсюда. Но, через мгновение вышел дежурный и протянул ему довольно увесистый китайский фонарик.  

– У тебя двадцать минут. Будешь возвращаться – стукнешь мне, я буду у себя.  

Он опять скрылся в кабинете и щелкнул замком.  

Андрей, на непослушных ногах, отправился искать покойную Марту.  

Помещение оказалось довольно просторным и слабо освещенным. Здесь казалось прохладнее, чем с наружи. Запах был сногсшибательным! То, что он чувствовал в фойе, было лишь отголоском. Пахло формальдегидом, спиртом и еще присутствовал оттенок, который он встречал в мясном корпусе на рынках. От запаха стало слегка подташнивать. Посреди помещения стояли четыре стола из нержавейки.  

Верхняя часть стола была выполнена, как очень мелкая ванночка со сливным отверстием посередине. На плоской поверхности у основания лежали блестящие шпицы, зажимы, скальпели и еще инструменты, назначение которых Андрей не знал.  

На крайнем столе, справа, расположилось тело очень худого мужчины. Кожа его имела явно желтый цвет с синюшным, неровным оттенком. Нижняя часть тела была накрыта белой плотной клеёнкой. Андрей скользнул по нему фонариком и поежился. У стен зала стояли стеллажи в три яруса. Они были заполнены телами, на некоторых стеллажах покойники лежали друг на друге, просто внавалку.  

Он прошел от начала стеллажей вглубь, внимательно изучая контингент, вглядываясь в каждое лицо. Делать это было очень непросто, порой лица просто поражали искаженными гримасами смерти. Для того, чтобы заглянуть в лица трупов наверху, ему приходилось подходить почти в плотную. Запах разложения рядом с трупами оказался весьма стойким. Андрея подташнивало, он закрыл нос рукавом. Обошел все стеллажи, Марты на них не было. Немного постоял, принялся светить фонарем в дальний неосвещенный угол. Луч фонаря выхватил дверь с табличкой смотровая. Удивляясь, что раньше ее не заметил, он без раздумий направился туда.  

Дверь оказалась не запертой. Это была небольшая комната без окон, квадратов примерно двадцать, с небольшим канцелярским шкафом у стены, маленьким столиком, стулом и тумбочкой при входе. Все остальное пространство занимали три стола-стеллажа. В довольно скудном освещении одной лампы дневного света.  

На столе, который стоял посередине, лежало тело мужчины в клетчатых брюках и измазанном землей, синем свитере. Почему-то создавалось впечатление, что он заснул. На нем лежал исписанный листок, А4-го формата. А на крайнем, дальнем столе, лежало тело покойной бабы Марты. Оно было без одежды, закрытое по грудь матовой белой пленкой. Черты ее лица заострились, резко выделялся подбородок, глаза были закрыты. Андрей подошел к ней и стал буквально рядом. Первый стол был пустым.  

– Вот я и пришел, что Вы хотели? Зачем я здесь? – Спросил он тихим хриплым голосом, чувствуя себя полным идиотом, смотрел на покойницу.  

Его вопрос повис в кромешной тишине. Постояв буквально полминуты у тела, понял, что ничего не происходит и, ругая себя за глупый поступок, повернулся, чтобы уйти.  

Вдруг, совсем неожиданно, в большом зале что-то упало на пол. Зазвенело, загромыхало, как будто инструменты мелко рассыпались по кафелю. Андрей невольно пригнулся. Первая мысль пришла в голову, что вернулись патологоанатомы, и куда ему теперь прятаться? Но, звука возвратившихся назад патологоанатомов, не последовало, и снова все стихло. Андрей точно понял, что ему нужно очень быстро выбираться отсюда и чем скорее, тем лучше.  

Неожиданно за спиной зашелестела клеёнка. Отчетливо, не громко, но явно. На его голове зашевелились волосы. Андрей медленно повернулся и увидел, что из-под клеёнки повисла мертвая с синими ногтями рука Марты. Андрей немного отшатнулся и попятился назад к столу с телом мужчины. Вдруг, громко раздался хрип, ужасный, неровный булькающий. Труп Марты захрипел, втягивая в себя воздух. С хрустом и щелканьем позвонков, медленно повернулась голова в сторону Андрея, и открылись веки. На него уставились мертвые, подернутые белесой пеленой глаза. Взгляд был ужасным пристальным и пронизывающим. Андрей выронил фонарик, его ноги подкосились, и он сел на красный холодный кафель пола.  

– Не бойся, подойди поближе. – Почти по слогам заскрипела Марта. – Подойди, очень мало времени!  

Андрей не мог поверить, что это происходит. До этого он был уверен, что покойники не разговаривают! Он собрался с силами, встал и подошел на два шага к ней. Труп остался в таком же положении и продолжал сверлить его мертвым взглядом.  

– Тебе нужно торопиться, пока не случилось непоправимое. Многим тогда придётся умереть. – Сказала Марта. – Он стоит там и ждет, готов с тобой говорить.  

– Кто стоит и где? – Спросил Андрей.  

– Зло ждет тебя, черное, объяснения жаждет. – Не верь ему, он сама ложь, каждое слово его неправда! – Вещала Марта. – Остановились Вы в тот день, где-то после нас. Там случилось все! Чувствовала я. Иди туда, говори с ним! – Она захрипела.  

Было жутко.  

– Мне пора, ступай. Такого быть не должно! – Заключила она, закрыла глаза и повернула голову назад, как прежде. Втянула руку на место под клеёнку, выпустила с шипением воздух из мертвых легких.  

Все стало на прежнее место, как ничего и не бывало, погрузилось в мертвую тишину. Андрей развернулся и пулей понесся из морга. По пути возле кабинета со сторожем он оставил фонарь.  

 

В машине посмотрел на время: было без десяти час ночи. Он завел мотор и помчался в то место, где они остановились позавчера и весело сфотографировались с Татьяной. По пути одной рукой он открыл бардачок и достал фотоаппарат. Включил его, фотоаппарат мелодично сообщил о готовности. Но, вместо фотографии, на дисплее было черное пятно, закрывающее изображение. Андрей хотел удалить снимок, на что получил сообщение об ошибке доступа. Разочарованный, он бросил фотоаппарат на переднее сидение, и продолжил путь.  

 

Примерно через час он добрался до места. Кое как, в темноте, нашел то место, где они с Таней остановились. Благо, он запомнил знак «обгон запрещен», за сто метров до их остановки. Бросил уютную машину на обочине, отошел от дороги, точно повторяя свои действия, которые совершал позавчера. На небе было почти полнолуние, в серебристом свете луны было видно довольно сносно.  

Андрей очень устал. Ему хотелось есть и спать. Страха, после неожиданного разговора в морге, сейчас, в лесу, ночью – уже не испытывал. Он отошел от дороги. Довольно далеко углубился в густой подлесок. Было свежо, пахло зеленью, сыростью и очень громко стрекотали кузнечики. Под ногами постоянно хрустели сломанные веточки. Ступать по мягкому сырому грунту было легко, но неприятно. Андрей постоянно оглядывался в разные стороны, чтобы не пропустить что-то важное. Он споткнулся и угодил в довольно глубокую яму. Приземлился на дно мягко, ничего себе не повредив. И, опомнившись, поморщился, раздосадованный на себя, быстро из нее выбрался. Внимательно изучив свою ловушку в лунном свете, он пришел к выводу, что это старый полуразрушенный окоп. Он, буквально, сделал пару шагов от окопа, как услышал отчетливый, негромкий, ровный мужской голос.  

– Здравствуй, Андрей! Я тебя ждал.  

Андрей повернулся.  

В нескольких шагах от него стояла фигура высокого худощавого человека, завернутого в темный плащ с капюшоном, какие бывают у монахов. Голова была не покрыта, у него были короткие, гладкие, черные волосы. Лица Андрей рассмотреть не мог. Не потому, что в лунном свете его было не разобрать, света было как раз предостаточно, а потому что черты лица, постоянно ускользали от понимания. Что-то было очень жуткое в этом зрелище. У Андрея по телу неприятно забегали мурашки, а дыхание перехватило.  

– Не бойся меня, я не причиню тебе зла, не для того я тебя ждал. – Сказал ровно незнакомец.  

Андрей чуть осмелел.  

– Здравствуйте, вернее, доброй ночи, – ответил он, собравшись с силами. – Извините, а Вы кто такой? И зачем я Вам? – обратился с вопросом Андрей.  

– Не желай мне добра, добро мне ни к чему, и здоровье мне не нужно. – Ответил человек без лица. – Скорее, я тебе нужен, чем ты мне, и ты меня ищешь! Я тот, кого вы, в вашем мире, зовете падшим! – Заключил он.  

– А, я понял! Ты зло, с которым я должен поговорить? – Спросил Андрей иронично. – С кем я только за сегодня не говорил! Ты не поверишь! Столько узнал интересного! И ты, под занавес, как заключительный салют! Просто постоянный абонемент в «дурдом»! – Сорвался Андрей, он развел руками и по-клоунски поклонился.  

– Я тебя понимаю, – ответил тот, без тени смущения, не обращая внимания на иронию. – Не многие могут выдержать такое и не потерять рассудок. Но ведь, у тебя есть, за кого бороться. Я знаю ответ!  

Андрей улыбнулся, поднял указательный палец вверх и потряс им.  

– Классика жанра, сколько уже говорено и написано об этом. Что, душу за услугу просить будешь? – С наигранной иронией спросил он.  

– Нет, мне твоя душа ни к чему. – Ответил падший. – Я здесь, чтобы поймать кое-кого, скажем беглеца.  

– Какого беглеца? – Переспросил Андрей.  

– Того, который проник в ваш мир, этим он разрушает баланс! Такого не может быть, но это случилось. Нужно, как можно быстрее, вернуть все на место, пока не включились другие силы. Ты, со своей возлюбленной, позволил ему совершить это. – Говорил падший. – Ваша любовь, была как приманка, как свет для мотылька, – объяснил он с упреком и продолжил, – в нашем мире живут разные сущности, есть сильные, могущественные, есть простые, а есть слабые и незначительные. Некоторые родились в этом мире, а некоторые, пали в него и теперь страдают, не меньше грешников. Страдают потому, что лишились самого главного, что их наполняло и к чему они предназначались. Они лишились любви! Падшие потеряли свет, которым светитесь вы, когда искренне любите, теперь завидуют вам лютой завистью. Мы – пустые, искажены, изуродованы грехом, который сотворили. Перестали быть тем, кем нас создали, в вашем понимании мы – чистейшее зло. Отречение от Него (он посмотрел вверх), очень дорого стоило. Но все же, мы мечтаем о прощении, надеясь, но знаем, что его не будет! Слишком тяжел наш грех! Все же тянемся к Его свету, он манит. Он нас такими создал, но мы ненавидим Его и его свет, и в тоже время любим! И эта кара ужасна! Ненавидим все то, что Он создал.  

Падший потемнел, из него заструились черные клубы дыма, теряя очертания. Ближайшие деревья зашатались, срывая листву с веток. Но он взял себя в руки, укротил ярость и стал, как прежде. Андрей отошел на пару шагов на всякий случай.  

Он продолжил:  

– Тот демон, который проник в ваш мир, он из самых слабых, а может самый слабый и незначительный, поэтому смог преодолеть барьер. Сейчас пытается выжить в вашем мире, питаясь жизненными силами твоей возлюбленной, нападая на все, что по его мнению, представляет угрозу. Наши миры разделены, и попасть в наш мир, вы люди, можете только в результате высшего суда. А мы – в ваш, не можем никогда! Такие правила. Но бывают редкие исключения, как сейчас. Нужно вернуть все на свои места. – Заключил нечистый.  

– С чего это тебя так заботит? Тебе не все ли равно, что будет с нами и моей Татьяной? – Почувствовав скрытый подвох, спросил Андрей.  

– Я понимаю твою озабоченность и недоверие ко мне. – Ответил падший, продолжив:  

– Я – страж, поставлен охранять врата. Это нечистое место. Много крови невинной пролито здесь. Если ты присмотришься, то ты увидишь, что стоишь посреди кладбища.  

Андрей посмотрел повнимательнее вокруг, и действительно, заметил пару разрушенных, почти вошедших в землю, старых надгробий рядом.  

– Однажды, нечистыми тут был сотворен обряд, истончающий границы между мирами. Я поставлен стражем на этом месте, взамен мне обещано могущество. – Объяснил демон. – Но пропустил мелкого, теперь боюсь кары. Помоги мне. – Просил он. – Ты поможешь мне, а я избавлю Татьяну от демона, и с ней все будет в порядке. Если будем медлить – он убьет ее! – Торопил падший Андрея.  

Андрей медлил, он чувствовал подвох, что-то тут не сходилось. В его голове звучал скрипучий голос мертвой Марты. “Не верь ему, он сама ложь, каждое слово его не правда! ” Не знал, как поступить. С одной стороны – очень хотелось поверить, помочь изловить мелкого демона и избавить Татьяну от мучений и зажить как прежде, а с другой – он понимал, что плата избавления может быть очень высокой, в том числе и для Татьяны. Себя он в расчёт не брал. Андрей видел, с чем он столкнулся, с какой силой, и хотел максимально обезопасить себя.  

– Но, ведь ты лжёшь! – ответил он. – Меня предупреждали! Я не знаю, как поступить. – Растерянно сказал Андрей.  

– Что есть ложь? – Удивился черный. – Разве вы не лжёте себе и Богу, когда крестите своих младенцев перед ликом Его, беря в свидетели ангелов, а потом из младенцев ваших вырастают пустые, злобные, бездушные люди, желающие лишь своего удовольствия, и зла другим. Вскормлены вашим гневом, гордынею и яростью, это не есть ложь?! Не есть ли ложь, когда вы, живя в грехе, нечестии и лукавстве, весь год творя злобу и зависть, оскорбляя творение Его собой, идете в дом Его в день воскресения Пасхи, лицемерно подставляя яства свои, для благословения, это ли ни есть ложь?! Когда убиваете во имя Бога! Что есть ложь, может это вы, люди? – Демон махнул рукой.  

Все внезапно изменилось. Андрей стоял на берегу моря, прямо на песке. Он почувствовал запах и свежесть соленого дыхания, слышал, как набегают волны на песок, оставляя после себя шипящую, густую белую пену. Над головой, в синем с белыми в барашках облаками небе, светило солнце. Вдалеке, над обрывистыми скалами громко суетились чайки. Здесь было хорошо свежо и тепло.  

– Наклонись, возьми в руки мокрый песок, ощути его, испей соленую воду из моря, намочи ноги свои и спроси себя: ложь ли это? – Говорил, рядом стоящий демон.  

Андрей не знал, что ему ответить, ведь это место казалось до боли, до скрипа песка под ногами реальным. Падший стоял и ждал ответа. Не дождавшись, он махнул рукой. Теперь они переместились на опушку соснового леса, стоя по колено в траве. Их окружал неимоверный аромат трав и хвои, вокруг громко стрекотали пролетающие по своим делам насекомые, пели лесные птицы, лес благоухал свежестью и здоровьем.  

– Сорви травы своей рукой, поднеси к устам, вдохни их и ощути аромат жизни, послушай птиц, взгляни на это небо и спроси себя: что есть ложь?  

– Как мы можем поймать его обратно? – Спросил Андрей демона.  

Все померкло, снова наступила лунная, тревожная ночь, они находились на старом кладбище.  

– У тебя в повозке находится вещица, он использовал ее как портал, теперь привязан к ней. Нужно, чтобы ты отдал ее мне. – Заключил падший. Андрей, не говоря ни слова, развернулся и пошёл за фотоаппаратом в машину.  

Через некоторое время вернулся назад.  

– Положи шкатулку рядом со мной и отойди. – Скомандовал падший.  

Андрей так и поступил. Отошел на пять шагов и стал с интересом наблюдать. Нечистый стоял на месте, не двигаясь. Неожиданно, фотоаппарат поднялся в воздух на уровень поясницы, он протянул руку и взял. Как только его рука коснулась вещи, возник ослепительный сноп искр. Но, несмотря на это, фотоаппарат оказался у него. Демон вытянул руку с фотоаппаратом вперед и ждал. Перед падшим засиял круг тёмно-синего света с голубым оттенком. В центре начало что-то происходить, казалось, что сама ночь концентрируется в середине. Наконец, в кругу появилась фигура, отдаленно напоминающая человеческую. Нечто стояло в центре и шипело. Вдруг, резко повернуло голову в сторону Андрея. И из его тела выросли черные стебельки. Тварь пригнулась для атаки. Хоть расстояние было приличным, все же Андрей от неожиданности опешил. Но падший заметил угрозу. Раздался очень низкий глубокий рык. Нечто присело, втянув в себя черные нити, принимая позу подчинения. У Андрея отлегло. Он продолжил наблюдать.  

В вытянутой руке фотоаппарат вспыхнул зелёным пламенем, существо в круге начало извиваться и таять на глазах. Вспыхнул последний зеленый сполох и круг исчез вместе с нечестью. Нечистый опустил руку.  

– Вот и все, Андрей, твоя возлюбленная свободна! – Сказал он ровным голосом.  

– Все, ничего уже нет? Все решено? – Спросил Андрей с недоверием.  

– Да, абсолютно. – Сказал демон. – Но, есть одно «но». И это на счет тебя! Ты не сможешь просто так уйти и продолжить свою жизнь как прежде. Тебе осталось жить считанные часы. Возможно, ты не сможешь даже увидеть Татьяну. – Демон склонил голову. – Для других твоя смерть будет случайностью, скажем, ты разобьёшься на своей повозке. Ты оказался посвящен в такие вещи и оказался свидетелем того, что простому смертному знать не положено. А этого «наверху» не допустят. Но, я не жалею тебя, ибо не люблю. Прощай, Андрей. – Он отвернулся.  

– Постой! – Неожиданно сказал Андрей.  

– Что? – Спросил демон, не оборачиваясь.  

– Как там у вас? – Спросил он. – Что там?  

–Что там? -Переспросил черный. -Хочешь увидеть?  

– Да, – ответил Андрей просто. – Ну, я бы глянул одним глазом, раз мне конец. Молча, демон очертил полукруг рукой в воздухе, за ним возник мир, он стоял в фиолетовом свете на краю утеса. Там, внизу возмущенно бушевало море, на скале раскинуло обширную крону темное могучее дерево. Доносились свистящие звуки порывов ветра.  

– Ого, совсем не так! – Сказал Андрей удивленно.  

– Не так, как вам говорили? – Спросил демон.  

– Да. Я представлял себе ад и пламя с серными реками. – По-детски ответил он.  

Темный рассмеялся.  

– Подойди ко мне, я покажу тебе мой мир, он огромен, я открою такие чудеса, которых ты и представить не сможешь в самых смелых своих мечтах.  

Андрей подошел.  

– Ближе, шептал демон! Коснись меня, протяни руку. – Словно во сне Андрей подошел и коснулся падшего.  

Все померкло, стало совсем темно. Андрея что-то сильно стиснуло, так, что он не мог вырваться. Думал, что ослеп. Он услышал громкий ужасный хохот. Потихоньку зрение стало возвращаться к нему. К своему ужасу он увидел, что стал пленником чудовища, державшего его в огромных когтистых лапах. У чудовища было две головы: одна большая, мерзкая, уродливая с изуродованным человеческим лицом, с рогами и горящими огнем глазами, она громко хохотала. А вторая маленькая, чёрная без черт, просто гладкая со свисающими со всех сторон черными нитями, непрерывно шипела. Вокруг ничего не было: ни верха, ни низа, только бесконечная черная бездна! И ритмичные взмахи кожистых демонических крыльев.  

 

Татьяну разбудил скрежет коготков серого голубя о карниз за стеклом открытого окна. Было теплое солнечное утро. Голубь охаживал смирно сидящую рядом голубку, бесконечно суетясь перед ней. Татьяна закрыла глаза, пытаясь уснуть дальше, но поняла, что ей больше не хочется спать, она бодра и полна сил. У Тани ничего не болело. Она села на край кровати, потерла глаза и поняла, что она в больничной палате. На нее нахлынул вал воспоминаний. Таня встала с кровати и босиком, в халате, кинулась к двери. В коридоре ее увидела медсестра, строго поругала и отправила назад. После нескольких часов ожидания пришел доктор и осмотрел ее. Странного пятна не обнаружил, врачи взяли у нее анализы и перевели в общую палату.  

На следующий день утром, дежурная медсестра сообщила, что внизу, в комнате свиданий, ее ждет мама.  

Таня подкрасилась, взяв у соседок тушь и помаду, привела себя в порядок, отправилась вниз к маме.  

Мама сидела одна, в кресле за столиком, держа в руках увесистый пакет. Она была одета в синий в горошек костюм с темными, на низком каблуке, туфлями.  

– Мам, привет, рада тебя видеть! – Начала Таня. – А где Андрей? – с волнением спросила она.  

– Танюш, здравствуй, дорогая! Как себя чувствуешь? – Игнорируя вопрос, спросила мама.  

– Нормально, мам, завтра домой утром еду, – сказала она. – Мам, а почему Андрея нет?  

– Доченька, присядь.  

Мама указала на кресло рядом, другой рукой зажала кулек, тот ощутимо зашелестел. Таня присела на краешек.  

– Танюша, с Андреем беда. Позавчера люди нашли его машину на обочине дороги, открытую, недалеко от нас, а потом в ста метрах от дороги и его самого, без сознания. Увезли в нашу районную больницу. Я к нему ездила. Он, Таня, в коме. Врачи ничего не говорят, вроде со здоровьем все нормально, а из комы вывести не могут. Родители его уже выехали из Новосибирска, завтра будут у нас.  

Таня горько заплакала.  

 

Прошло пару месяцев. Таня привыкла к тому, что Андрея нет, только изредка перебирала его вещи в шкафу и плакала, обнимая их. Пошла на работу, помощником бухгалтера, в оптовую мебельную компанию. Андрея забрали в Новосибирск его родители. Они настояли, сказали, что будут за него бороться. Татьяне приказали остаться, «так для нее будет лучше», говорили они ее маме. Таня верила, что все будет хорошо, но время шло, а все оставалось, как прежде.  

 

Эпилог  

Два месяца спустя...  

Татьяна сидела на работе и перебирала оплаченные счета, погруженная в бухгалтерию, пыталась свести остатки. Задумчиво, кусая зубками, край ручки. Рядом стояла и пахла недопитая чашка кофе. Таня взяла листок, и поднесла его поближе к глазам, и тут раздался звонок мобильного. На том конце была взволнованная свекровь:  

– Танечка, дорогая, родная моя, послушай, милая, Андрей очнулся!  

 

 

 

Мои дорогие читатели, автору очень приятно получить Ваш отзыв. Пожалуйста, поддержите книгу комментарием или благодарностью.  

 

| 111 | 5 / 5 (голосов: 2) | 16:25 08.08.2022

Комментарии

Luko17:29 14.08.2022
kasha23, раз вы говорите, что я могу получить ответы на некоторые вопросы, прочитав "Проводник 2", то я обязательно это сделаю, не переживайте, сил хватит. И про редактуру текста. Я ничего не имею против небольшого количества ошибок, особенно в полностью самостоятельной работе. Но у вас очень много одной и той же ошибки в постановке знаков при прямой речи и словах автора, а в таком случае ошибка действительно сильно сбивает и путает. Вам кстати на это указывали в отзывах к "Проводнику" (и пока что мне нравится его читать:)
Kasha2317:00 14.08.2022
luko, Спасибо за страдания. Объяснить смогу конечно только после того как вы, с отвращением прочитаете остальное, если у вас после этого останутся силы я смогу ответить на ваши вопросы.
Не могу не напомнить вам, что доступ к моим книгам совершенно бесплатен, то есть даром, у меня категорически нет от книг дохода, который бы я мог потратить на доскональное вылизывание текста в редакте. Претензии ваши считаю не правомерными, хотя ваше мнение негативного характера ценно. По поводу логики сюжета. Вы заметили, что в истории присутствует демон, а мертвые разговаривают... Это капец какая дичь не логичная, но в сеже логика во вселенной этой истории есть, она описана в книге Проводник 2 Прошу прощение за доставленные вам страдания. Всего самого наилучшего и да мой друг-- На вкус и цвет товарищей нет..
Luko15:58 14.08.2022
Так как я недавно на сайте, то поставить низкую оценку (а хотел я поставить 2) не могу. Поэтому ограничусь комментарием.

Я внимательно читал произведение, борясь с желанием бросить всё и поискать другое чтиво, так как мне было интересно, чем всё закончится. И честно говоря, зря я это делал, так как концовка меня не удовлетворила в полной мере. Во-первых, мне хотелось бы отметить огромное количество пунктуационных и речевых ошибок, затрудняющих чтение и понимание проиходящего. Во-вторых, мне не понятно, почему существо, пришедшее в человеческий мир из-за Андрея и Татьяны, не убило в первую очередь именно их? И почему оно вообще не тронуло Андрея? Так же не понятно, как оно нападало на людей. В случае Тятьяны было странное пятно, в случае с охранником стоянки физическое нападение, а в случае с мужем покойной тётки напугало до сердечного приступа? Надеюсь в дальнейших частях будет ответ на эти вопросы. Хочется так же сказать про саму стилистику повествования. Много лишних моментов, не имеющих никакой ценности, будто написаны лишь ради увеличения объёма работы. Местами повествование и вовсе какое-то рваное, обрывочное, что сбивает с толку, приходится тормозить и самостоятельно достраивать картину для её понимания. Для меня работа оказалась довольно сомнительным чтивом на один раз. Но из принципа (и своеобразного мазохизма) дочитаю всю серию.

Книги автора

Золотое счастье 18+
Автор: Kasha23
Роман / Любовный роман Приключения Проза
Первая любовь. В этом чувстве - всё прекрасно. Мир преображается. Всё выглядит по-другому. Краски играют ярче, а душа сладостно томится. Но первую любовь очень легко потерять и остаться ни с чем на вс ... (открыть аннотацию)ю жизнь. Вот и Елена, сможет ли она, сохранить свою любовь, не смотря на все перипетии её судьбы. Уверен, дорогой читатель, вы тоже влюбитесь вместе с героями и будете переживать все повороты обстоятельств. Страстные поцелуи, объятия и яркие выяснения отношений не оставят вас равнодушными. PS. В тексте присутствуют сцены эротического характера.
Теги: Любовный роман приключения отношения любовь страсть эротика
16:03 16.08.2022 | оценок нет

«проводник 2». На другом берегу Стикса 18+
Автор: Kasha23
Роман / Мистика Оккультизм Приключения Фэнтези Хоррор
Завершающая книга серии. Объединяющая произведения, "Мотыльки", "Проводник" , в одну историю и дающая ответы на вопрос. Что же все-таки произошло дальше, с героями Мотыльков и Проводника? Как бы вы п ... (открыть аннотацию)оступили, если бы вам предоставилась возможность заглянуть по ту сторону жизни, на тот свет? На этот вопрос, дают ответ герои, захватывающей истории, представленной в книге. Дорогие читатели, вас ждут, умопомрачительные и совершенно неожиданные повороты сюжета. Тайны, приключения и откровенный ужас. Уверен, вы не останетесь разочарованными. Приятного чтения!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное хоррор
13:46 12.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Проводник 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Приключения Проза Фантастика
Что если бы вам предложили при жизни сгонять на тот свет? Посмотреть как там все устроено? Пересилило бы ваше любопытство, ваш страх? На такие вопросы пришлось отвечать главному герою. Что из этого вы ... (открыть аннотацию)шло читать вам, дорогие мои читатели!!
Теги: Мистика проза приключения паранармальное.
13:21 11.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Часы 18+
Автор: Kasha23
Рассказ / Мистика Проза Фантастика
Вечность! Вот кого спроси, хотел бы он жить вечно? Большинство бы согласилось попробовать. Но мы не знаем какую цену придется платить за это. Скорее всего, наверно слишком дорогую!
Теги: Мистика проза фантастика.
11:39 03.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Демон 18+
Автор: Kasha23
Повесть / Мистика Оккультизм Проза Фэнтези Хоррор Эзотерика
Хорошо подумайте прежде чем начинать читать! Жуткая история. Никогда не знаешь где тебя подстерегает беда. Казалось бы совсем обычные вещи могут таить в себе массу опасностей и угодить в смерт ... (открыть аннотацию)ельную ловушку раз плюнуть. Кем может оказаться с виду тихий, вежливый сосед, проживающий рядом с вами годами? А красивая, приветливая девушка, просящая помощь на улице? В баре незнакомец, милый собеседник? Найденная на дороге, лежащая потерянной, крупная денежная купюра? Все может окончится для вас плачевно. Предлагаю вам прочтение одной из страшных Городских легенд. Дорогой читатель, планирую целую серию таких небольших романов. Подписывайтесь оставляйте комментарии.
Теги: Проза Мистика хоррор Оккультизм Эзотерика
22:12 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Вслед за солнцем 18+
Автор: Kasha23
Роман / Постапокалипсис Приключения Проза Фэнтези
Перед вашим взором, раскроется удивительный, чарующий мир, полный приключений и опасности, тайн и интриг. Путешествуйте вместе с героями книги, окунитесь вовсе перипетии сюжета, почувствуйте буквально ... (открыть аннотацию) на себе, опасности грозящие главным героям. Станьте непосредственным участником событий! Желаю приятного чтения!
Теги: Фэнтези Постапокалипсис приключения проза
21:53 01.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.