FB2 Режим чтения

Озаряемая созвездием Ориона

Роман / Фантастика
Он спустился с небес, чтобы подарить людям жизнь
Объем: 2.195 а.л.

Оглавление

Возвращение

Он услышал, как прозрачная крышка саркофага плавно начала отъезжать вниз, освобождая ему проход. В глазах было ещё темно. Тело ныло и с трудом приходило в себя после криосна.  

– Иван, проснись!  

Искусственный разум надземной космической орбиталки, говорил с ним женским голосом. Они называли его Катя.  

– У нас осталось двадцать минут, чтобы покинуть станцию.  

Почему покинуть? Я еще не до конца вышел из крио. Мне так плохо. Мысли путались в его голове.  

– Где Миша, Юля, Андрей? –спросил он заторможено.  

– Их жизненные функции были выключены несколько лет назад. Времени остается всё меньше. Иван, тебе нужно быстро прийти в себя и добраться до капсулы. Я уже загружаю в нее своё сознание.  

Свет мигнул несколько раз, голос станции дрогнул. Последние слова она произнесла, заикаясь и захлёбываясь перебоями электричества.  

Иван поднял правую руку к глазам. Прижав большой и указательный пальцы к закрытым векам, он надавил на них и несколько раз с силой сделал вращательные движения. Туман стал рассеиваться. Да, теперь он начал видеть. Слева от него находилась стена, в которую были встроены мониторы жизни всех обитателей станции. Только на одном из них менялись цифры и синусоиды здоровья. Он был окрашен в зеленый цвет. Другие, темно-синие, оставались без движения с нулями во всех показателях.  

Медленно перекинув руку через ограждение саркофага и схватившись за край, Иван потянул ее на себя, приподнимаясь. Движения давались с большим трудом. Мышцы были словно из пластмассы. Он сел. Три других саркофага стояли с нераскрытыми крышками. Над одним из них в невесомости, привязанный за веревочку, парил маленький плюшевый мишка. Это был саркофаг Юли. Перед тем, как заснуть, она загадала подарить его своему будущему ребенку.  

– До начала эвакуации менее 15 минут. Иван, тебе нужно поторопиться. Прошу тебя, скорее!  

Высвободив ноги из специальных зажимов в саркофаге, он поджал их к себе и, чуть оттолкнувшись ими, вынырнул из него. Но даже парить в невесомости было для него сейчас трудным.  

– Где мы находимся? – спросил Иван станцию.  

– Пролетаем над Атлантическим океаном.  

– Наши координаты после приземления?  

– По моим подсчетам, мы приземлимся в Северной Америке, где-то между …  

Корпус орбиталки вздрогнул. Свет снова мигнул несколько раз. Проплывая рядом с нераскрытыми саркофагами, Иван смотрел внутрь прозрачных люков на лежащие в них тела его друзей. Они умерли так и не проснувшись. Из-за хорошей вентиляции тление было сухим и они превратились в мумии. Что могло с ними со всеми произойти?  

– Иван, я уже почти распределила свою память в твою капсулу. Восемь минут до старта.  

– Почему мы так торопимся покинуть станцию? – спросил он, освобождая мишку от веревочки. Его лицо было обращено вниз и смотрело прямо на лицо Юли. Это было ужасно. Смерть не пощадила ее черт. В мумии было не узнать того, кого он раньше знал.  

– Мне не удалось стабилизировать накопление солнечной энергии. Наши аккумуляторы разряжены на 97 процентов. В целях экономии, я отключаю блоки жизнеобеспечения один за другим. Блок подачи кислорода будет отключен через шесть минут. К этому моменту останется полтора процента энергии. Этого должно хватить, чтобы мы стартовали. Я надеюсь.  

Пока она говорила, Иван уже плыл к отсеку с костюмами. В коридоре освещенным тусклым светом, они стояли плечом к плечу. Там, где находилось сердце, был нашит герб России, справа триколор и имя члена экипажа. На его костюме было написано: «Иван Крылов».  

– Иван, внимание! Приготовься! Сейчас в нас врежется спутник «Комсат 4».  

– Как приготовиться? Что мне делать?  

– Схватись за поручни рядом с твоим костюмом. Я надеюсь, удар будет вскользь. Отсчет до столкновения: 15, 14, 13 …  

– Почему ты раньше не увидела, что в нас что-то летит?  

– …10, он только что столкнулся с другим спутником, траектория поменялась и сейчас летит в нас. 3, 2, 1….  

– Да что происходит? – только и успел выкрикнуть Иван.  

Мощный удар заставил станцию вздрогнуть. Электричество на несколько мгновений вырубилось. Уши порвал лязг и скрежет ломающегося металла. Коридор с костюмами тряхнуло. Они вылетели из своих мест и заметались по нему. Включилось аварийное освещение.  

– Иван, у нас нештатная ситуация. Удар повредил проводку. Есть серьезная утечка энергии на корпус. Я не могу это остановить.  

– Как быстро мы её теряем?  

– Очень быстро. Скорее!  

Иван уже поворачивал костюм к себе. Это была новая серия. Эти костюмы одевались очень просто и быстро. Они были сделаны из двух половин. Нужно было только поместить себя в одну из них, нажать на кнопку сбоку на поясе с наружи, и он закрывался. Герметичность и надежность были сто процентные.  

– 30 секунд, чтобы попасть в капсулу. До старта 45 секунд.  

Иван полетел по коридору к капсулам.  

– Стоп! – сказал он себе. Резко развернувшись, полетел обратно в отсек со скафандрами.  

– Иван, у нас нет времени. Разворачивайся и лети в капсулу! – тревожно предупредила Катя.  

– Успеем.  

Он влетел в коридор. Костюмы безжизненно парили, закрывая собой проход. Сметая их со своего пути, он что-то искал. Свет в коридоре потух. Только аварийная сигнализация на мгновение разрывала темноту красным бликом.  

Костюм уже запустил своё программное обеспечение.  

– Свет! – скомандовал Иван.  

Яркие полосы света из его шлема вырвали в темноте силуэт плюшевого мишки. Иван схватил его, сжал в перчатке, развернулся и стал парить к люку с капсулами.  

– У нас менее одного процента. Если мы не улетим через 28 секунд, то не улетим уже никогда.  

– Дай обратный отсчёт! – он как можно быстрее проталкивал себя в люк. Капсула была уже видна.  

– 19, 18, 17 …  

В этот момент он уже приземлялся в кресло в капсуле. Ремни безопасности автоматически закрылись на замок.  

– 11, 10, 9 …  

Люк капсулы медленно закрывался. «Скорее! » – думал он, смотря на плавное движение и слыша отсчёт Кати.  

– 3, 2, 1, старт!  

Что-то зашипело, хлопок и!...  

Свет погас. Стало очень тихо. Это замолк генератор, отдавший всего себя без остатка. Прошла минута. За ней вторая. В свете красных, зеленых, синих, белых горящих кнопочек в капсуле, он поднял к стеклу скафандра зажатую в кулак перчатку. Когда пальцы медленно, один за другим разжались, из нее выпорхнул маленький плюшевый мишка. Иван смотрел на него. Ну, вот и всё.  

Вдруг снова включился свет. Мгновение потребовалось, чтобы осознать, что не всё ещё потеряно!  

– Катя! – заорал Иван. – Лететь можем?  

– Я постараюсь! – проворковала она.  

Звук зажигания, хлопок и его немного вдавило в кресло. Капсула летела к земле. Сквозь иллюминаторы Иван увидел такое, от чего ему стало не по себе. Вокруг станции в хаотическом порядке проносились детали разбитых спутников. Он не увидел, как в станцию врезался один из них, разрезав ее пополам...  

Сознание вынырнуло из пелены, когда капсула коснулась земли. Сколько длилось падение он не помнил. Иван приоткрыл веки. Перед глазами мигали всё те же разноцветные тумблеры приборной панели.  

– Ты пришел в себя? Как самочувствие, Иван? – Спросила Катя.  

Тело, ноги и руки, голова, были словно налиты свинцом.  

– Не могу пошевелиться.  

– Это нормально. Ты слишком долго был в невесомости. Тебе будет очень трудно снова начать ходить.  

– Ты можешь что-нибудь сделать, чтобы я быстрее адаптировался к притяжению? – спросил Иван Катю.  

– Могу предложить тебе пропазиторалон. Он очень быстро восстановит твои мышцы, и ты начнешь двигаться. Предупреждаю, в больших дозах препарат не безопасен.  

– Это то, что мне сейчас нужно! Давай!  

Ивану казалось, что он говорит с Катей громко. На самом деле он еле шептал. Нужная таблетка лежала справа от него в сдвигающейся в сторону нише. Он хотел поднять руку, но смог лишь пошевелить ею. Необходимо было снять скафандр. Медленно подтянув левую руку на пояс к замку безопасности, Иван нащупал кнопки, которые нажимались одновременно, как если бы рука сжала эспандер. После того, как с первого раза у него не получилось открыть замок, он подтянул правую руку к поясу и уже двумя с силой надавил на кнопки. Через мгновение замок раскрылся и ремни автоматически разъехались в разные стороны освобождая его. Скафандр снять было проще. Он просто дал голосовую команду «открыться» компьютеру, управляющему им. Тот послушно раскрылся и отключил своё питание.  

Иван, отстранив в сторону верхнюю половину скафандра, дотянулся до ниши, отодвинул ее и из стены выехал небольшой ящик с медикаментами с маленьким отверстием внизу.  

– Как называется? – спросил Иван Катю.  

– Подставь руку. Я сама скажу. Пропазиторалон.  

Иван подставил под щель ладонь, на которую из неё через пару секунд выпала продолговатая желтоватая таблетка.  

– Положи её в рот и рассоси.  

– Хорошо. – ответил он ей.  

Когда от таблетки почти ничего не осталось, Иван почувствовал, как начиная с пальцев ног и рук, потом выше, выше, ещё выше пошло ощущение, как будто под кожей что-то вспенилось и нагрелось. Он чувствовал покалывание везде, внутри себя, под кожей, на коже. О! Он мог свободно шевелить руками! В ногах появилась лёгкость. Тело обрело былую силу.  

Иван поднялся из кресла капсулы. Стоять на ногах было не привычно. Колени подгибались, а ноги ловили центр тяжести.  

– Ты пробовала с кем-то связаться? В центре знают о нашем приземлении?  

– Я посылала сигналы во всём частотном диапазоне. Ответа нет. Радиоэфир молчит. По каналам спутниковой связи полная тишина.  

– Катя. – Иван хмуро смотрел прямо на тумблеры перед собой, так, как если бы смотрел на неё. – У меня к тебе много вопросов и тебе придётся ответить на каждый.  

– Да, Иван. Всё что спросишь. – проворковала Катя.  

– Открывай люк. – скомандовал он ей.  

Люк медленно, почти бесшумно отъехал в сторону и из образовавшегося проёма внутрь хлынул солнечный свет. А вместе с ним запах всего, что находилось снаружи. Иван носом втянул его в себя всей грудью и закрыв глаза медленно выдохнул. До ушей донёсся шум ветерка, проносящегося где-то рядом.  

– Температура 27 градусов по Цельсию, погода солнечная, облаков нет. В радиусе пятисот метров движения не обнаружено. Можешь выйти. – выдал информацию искусственный разум.  

Иван ткнул в ухо коммуникационный наушник, пригнулся и шагнул из прохода. Боже! Ни с чем не сравнимое ощущение, стоять на земле своим ногами! Он широко расставил их и замер. В этот миг стоять было так приятно!  

Яркий солнечный свет заставил глаза щуриться. Он поднял голову и повернул к солнцу. Где-то вдалеке виднелось что-то, но что разобрать было невозможно из-за марева, поднимавшегося из песка, на который они приземлились. Желтый песок был везде. Он был вокруг них. Ничего кроме песка.  

– Определи место приземления. – скомандовал Иван.  

– Мексика, штат Сонора. Мы сели на краю биосферного заповедника Эль-Пинакате и Гран-Десиерто-Де-Алтар.  

– Есть что-нибудь поблизости?  

– То, что ты видишь впереди, это поднимающиеся холмы перед солончаками. Правее них, лагерь Кампо Ла Салина. Расстояние 27 километров. Ближе ничего нет.  

– Какая вероятность встретить там людей? – забираясь обратно в капсулу спросил Иван.  

– Когда мы приземлялись я не обнаружила в лагере следов обитания. Возможно, он пуст.  

– Проверим.  

Иван застегнул на левой руке трекер-планшет.  

– Может быть возьмешь с собой смарт-очки? – предложила Катя.  

– Нет. – ответил Иван. – Глаза ещё не пришли в норму. Пусть отдохнут.  

На себя надел пояс с отделениями, где лежали мультитул, обеззараживатель воды, зажигалка, набор аккумуляторов для коммуникатора, пять пакетов с концентратом. Последними пристегнул флягу с водой и фонарик.  

– Ты ещё слаб. Возьми несколько таблеток энергетика. – посоветовала Катя.  

– Хорошо. – ответил Иван, подставляя руку под щель медички, из которой выпал блистер с тремя таблетками желтоватого цвета.  

Положив их в свободное отделение пояса, он вышел из капсулы. Люк медленно закрылся за ним.  

– Я отметила на карте координаты лагеря. Буду постоянно тебя вести. Если связи не будет, над нами висит ещё живой геостационарный спутник. Его ДжиПиЭс сигнал в рабочем состоянии. При любом отключении связи со ной, ориентируйся на него.  

Иван активировал трекер-планшет. На тачскрине появились цели.  

– Я становлюсь на подзарядку солнцем. Удачи тебе, Иван! – произнесла Катя.  

Он шёл по зелёной прямой, прочерченной трекер-планшетом. Иван рассчитывал дойти до лагеря часов за 7-8, учитывая, что еще слаб. Песок был слежавшийся, плотный, поэтому по нему не трудно было идти. Изредка на поверхности были видны сухие кустики травы, засохшие без воды.  

– Катя. – позвал Иван искусственный разум.  

– Да, Иван. – ответила Катя.  

– Почему ты не разбудила нас всех?  

– Не было приказа.  

– А точнее?  

– 23 апреля 2038 года вы были погружены в криосон. Основной задачей миссии был эксперимент по длительному воздействию крио на организм человека. По этой программе, эксперимент должен был продолжаться один год и восемь месяцев. Планируемым выходом из сна считалась дата 26 декабря 2039 года. За две недели до этой даты, я получила указание держать вас в криосне до момента поступления приказа на вывод из сна. Вплоть до вчерашнего дня, такого приказа не поступало.  

– И сколько я был в крио? – спросил Иван.  

– 59 лет три месяца и восемь дней. – ответила Катя.  

– Сколько?!  

Иван остановился. В глазах потемнело. В голове что-то бабахнуло и оглушило его. Этого не может быть!  

– То есть какой сейчас год? – тихо выдохнул он.  

– Первое августа 2097 года. – проворковала Катя.  

Всё померкло перед его глазами. Он тихо опустился на колени и горестно опустил голову. Он знал, что искусственный разум не шутит. Определённо, что дата абсолютно точная. А значит все, кого он знал, глубокие старцы или уже нет в живых. Он неосознанно схватил руками свою голову. Закрыл ладонями лицо. В темноте закрытых глаз, в образах проносились все самые близкие ему люди. Опустошённость и боль наполнили его грудь. Он даже в самом страшном сне не мог бы предположить себе такого поворота событий.  

– Расскажи, как погибли ребята. – гробовым голосом попросил он Катю.  

– Вместе с приказом продления криосна, я получила директивы. Одна из них касалась отключения жизнеобеспечения каждого из вас. Одним из пунктов этой директивы значилось: без специального приказа, не выводить из сна лётчика-космонавта, первого заместителя командира экипажа Михаила Леонтьева, лётчика-космонавта, бортинженера Юлию Долгих, лётчика-космонавта, второго бортинженера Андрея Коромысло, оставив жизнеобеспечение и возможность вывода из криосна при любой опасности, грозящей потерей лётчика-космонавта, командира корабля Ивана Крылова. Я выполнила данную директиву.  

– Какая же ты сволочь! – шептал Иван. – Лучше бы ты меня не будила. Как я теперь могу дальше жить, зная, какую огромную цену заплатил за это.  

Глаза промокли. Солёные капли появились в уголках глаз. Иван смахнул их рукой, рыкнул и встал на ноги. Он посмотрел вдаль, туда, где стоял скрываемый маревом и расстоянием лагерь. И двинулся дальше. Вперёд.  

Он знал, что бесполезно сердиться на искусственный разум. У него нет души. Это программа. Невероятно умная программа, но с одним изъяном. Она подчиняется тому, у кого есть к ней пароль.  

– Почему ты их отключила?  

– В директиве по жизнеобеспечению значилось, что поддержание твоего криосна должно превосходить криосон остального экипажа на 25 лет. Я рассчитала временной интервал, когда оставшаяся часть необходимого криагента, останется только для выполнения миссии. Три года и шесть месяцев назад я отключила их всех.  

– Они что-нибудь чувствовали перед смертью?  

– Нет. Они умерли, не выйдя из криосна.  

Иван хотел остаться наедине со своими воспоминаниями. Он молча шёл к точке «Б» с разорванной в клочья душой. Тёплые воспоминания прошлого проносились в его голове. Он хотел вспомнить всех! Самым ужасным было то, что для него не существовало этой огромной пропасти, почти, в шестьдесят лет! Его память четко помнит момент перед криосном и выход из него. Пропасть, которая лежала между этими воспоминаниями, была черна и невозможна для понимания.  

– Почему в нас врезался спутник, Катя? Что за обломки я видел в иллюминаторе?  

– Наша станция располагалась на орбите выше, чем летают спутники. Из-за того, что с земли управление их орбитами уже давно не происходит, многие попадали на землю, некоторые отклонились от заданного курса и пролетая, сталкивались друг с другом. После одного из таких столкновений, в нас прилетели обломки. Они повредили цепь зарядных устройств на наших крыльях и отключили одну секцию аккумуляторов, оборвав кабели. Оставшейся секции аккумуляторов было недостаточно для поддержания орбиты всей станции и жизнеобеспечения. Поэтому мне пришлось в течение нескольких лет распределять энергию поровну. Это привело к тому, что станция плавно снижалась все эти годы. После того, как мы попали в поле обломков, в нас прилетело несколько из них и это поставило под угрозу цель эксперимента. Станция получила повреждения не сопоставимые с продолжением полёта. Энергии осталось только для того, чтобы разбудить тебя и эвакуировать на землю.  

– Ты хочешь сказать, что все шестьдесят лет с нами никто не пытался связаться? – изумился Иван.  

– Да. За всё время я не получила ни одного сообщения из центра связи.  

– Какой последний приказ ты получила из ЦУПа?  

– Последний был из ЦЭНКИ.  

– Слушаю.  

– Я не могу прочитать его тебе. Приказ зашифрован. У тебя должен быть пароль. Дай мне его.  

– Катя, нет никакого пароля. Я даже не знаю, о чём ты говоришь. – Иван вообще не понимал, почему последнее сообщение было отправлено из центра эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры.  

– Мне было передано, что ты знаешь пароль.  

Солнце давно уже было в зените. После нескольких часов, пройденных под его лучами, кожа на голове и руках покраснела. Жажда заставляла выпить всю воду из фляги. Но нужно было экономно распределить содержимое так, чтобы хватило надолго. С каждым новым шагом, холмы были всё ближе.  

– Теперь самый главный вопрос – что случилось на земле, пока мы спали? – спросил Иван.  

Идти было уже тяжело. Появилась одышка. Шаги становились короче и ноги будто налились свинцом. Это прекращал своё действие энергетик. Иван вынул из блистера желтоватую таблетку и сунул её в рот.  

– У меня нет ответа на этот вопрос. – сказала Катя.  

Удивление, помноженное на бесконечность, отразилось на его лице.  

– Что мешает тебе это сделать? – спросил он.  

– Мне выключили приём новостной ленты 12 декабря 2039 года.  

– И ты совсем не интересовалась, что происходит в мире? – изумился Иван.  

– Да. – ответила она. – Мои каналы заблокировали на приём любой информации извне. В приоритете, только функционирование в рамках криопрограммы.  

Энергетик подействовал и идти стало намного легче. Из-за этого добавилось ощущение жажды. Иван не хотел использовать воду без крайней необходимости. Открыв флягу, он поднёс её к губам и сделал большой глоток. Всё! Больше пить было нельзя. Иван закрыл флягу и повесил её обратно на пояс.  

– Но, ты можешь хоть как-то объяснить, почему была произведена блокировка? Есть что-то перед этим, что может позволить нам понять причину?  

– Видимо, причиной был космический корабль, подлетевший к земле на близкое расстояние. – предположила Катя.  

– Ты видела корабль? – поразился Иван.  

– Да. Детальные снимки объекта и видео я отправила в ЦУП.  

– Что последовало после этого?  

– Через 18 часов после отправки, мне отключили внешнее слежение на дальнюю дистанцию и перевели в режим пассивного функционирования до поступления приказов, с возможностью реагирования только на экстренные случаи спасения миссии.  

– Вспомни, что приходило на информационную ленту в тот день. – попросил Иван.  

– Перед отключением, в новостях был большой резонанс, спровоцированный сообщениями о вторжении из космоса. В частности указывалось, что вплотную к земле приблизился объект, очертаниями напоминающий космический корабль. Его масса не превышала одной тысячи метров в длину и 400 метров в окружности. Приблизившись к планете на расстояние двести тысяч километров до поверхности, объект остановился. По тревоге были подняты силы космического реагирования Соединенных Штатов Америки, России и Китая. Они попытались контактировать с объектом, но безуспешно. Тогда, без предварительного уведомления сторон, китайский космический танк выпустил в сторону объекта два выстрела из тяжелой лазерной пушки, видимо, повредив заднюю часть инопланетного корабля, который после этого ушел в пике к поверхности земли. После этого события, ЦУП отключил меня от новостной ленты.  

– Погоди. – прервал Иван Катю. – дай переварить.  

Идти до лагеря оставалось немного. Как показывал трекер-планшет, через три километра он будет на месте.  

Все ответы Кати, были как… Как какая-то фантастика. Корабль пришельцев, война в космосе, шестьдесят лет сна. Почему станцию перевели в пассивный режим? Что тут вообще происходит?! Мозг разрывался на части от вопросов, ответов на которые не было.  

Вот вдалеке стали виднеться какие-то строения и темные точки рядом. Чем ближе он подходил, тем яснее видел лагерь и занесённые песком машины вблизи него. Сделав очередной шаг, Иван почувствовал, что наступил на что-то. Из песка показалась, изъеденная временем, деревяшка. Он взял её в руку и с силой тряхнул, сбрасывая песок. Это был старый стенд, когда-то сломанный сильным порывом ветра и скрытый потом песком. На синей полосе сверху справа белой краской было написано: «BIENVENIDOS/WELCOME». Посередине на желтоватом фоне черной краской большими буквами «CAMPO LA SALINA» и ниже жирная черная стрелка, указывающая направление вправо. Слева внизу была нарисована лягушка.  

– Я дошёл. – обратился Иван к Кате.  

– Прекрасно. – ответила она. – Ты видишь что-нибудь интересное там?  

– Интересное? – Иван всмотрелся. На стене корпуса лагеря, обращенной к нему, из далека, можно было прочитать на облупившейся штукатурке, выведенное очень чётко кем-то на скорую руку баллончиком с чёрной краской: «la muerte te Mira».  

Солнце плавно опустилось. На горизонте его красный диск недолго трепетал в раскаленном воздухе, пока не пропал из виду. Сумрак быстро окутывал всё вокруг. Трекер-планшет показал пять зданий, из которых состоял лагерь. Старые, обветшавшие, одноэтажные. Простые коробки с козырьком перед входом. Только один корпус был длинным, по сравнению с остальными. Иван стоял метрах в 30 от ближайшего. Поднеся левую руку к лицу, он тихо скомандовал:  

– Тепловизор.  

Трекер-планшет послушно переключился. Понадобилась всего пара секунд чтобы понять, что лагерь пуст.  

– Живых объектов не обнаружено. – подтвердил он.  

– Проверь, не приближался ли кто-либо к домам в ближайшее время. – попросил Иван.  

Трекер-планшет переключился в режим детального сканирования рельефа вокруг и поверхности песка внутри. Он разбил территорию на квадраты. Каждый поочерёдно пропустил через алгоритм, который выявлял места поднятия и проседания почвы. Песок осложнял точность исследования. На эту проверку ушло минут пять. Закончив, трекер-планшет выдал результат:  

– Следы транспорта или человека не обнаружены. На крышах и рядом с домами видны следы птиц и мелких животных.  

– Ты можешь сказать, когда в последний раз здесь были люди? – спросил Иван.  

– Невозможно сказать, что здесь были люди. Следы пребывания человека отсутствуют. – констатировал трекер-планшет.  

Ивану стало немного неспокойно от мысли, что люди давно покинули это место. Из головы не выходила надпись на стене: «смерть смотрит на тебя». Что имел ввиду человек, оставивший это послание?  

Он подошел к окну ближайшего к нему здания. Через пыльное стекло было невозможно разглядеть, что находится внутри. Иван отстегнул от пояса фонарик, поднял руку с ним на уровень головы и нажал на кнопку. Острый луч света прорвался сквозь грязное стекло внутрь. Это была просторная комната. На столах, смещенных к центру, остались стоять тарелки, чашки, солонки. Холодным блеском отражался свет от столовых приборов. Рядом со столами были хаотично расставлены стулья. Это была столовая.  

Подойдя к входной двери, Иван правой ногой разметал песок, подступивший к порогу и мешавший её открыть. Левой рукой надавил на ручку. За десятилетия механизм открывания окислился. Его заклинило. Не желая создавать лишнего шума, Иван отпустил её и оглянулся по сторонам. В соседнем корпусе за его спиной, дверь осталась приоткрытой. Он подошел ко входу. Песок внизу навалился на дверь и, через открытую щель, стелился внутрь дома. Иван ногами скинул его с порога, просунул в щель обе руки и потянул её на себя. Ржавые петли жалобно заскрипели. Дверь поддалась. Он вошёл внутрь.  

В луче фонаря, потревоженная пыль, волнообразно переливалась. Свет выхватил вешалку на стене с висевшими вещами. Под ней стояла скамья и рядом обувная полка, в которой находилось несколько пар никому не пригодившейся обуви. Это была прихожая. Из неё вели три двери. Все были открыты. Левая дверь была ближе к нему. Иван шагнул внутрь. Из маленьких окон, которые находились под потолком, в помещение еле-еле проникал отсвет сгущавшегося сумрака. Комната была небольшая. Луч фонаря сразу упёрся в противоположную стену, во всю длину которой уместились три душевые кабинки. К противоположной стене, справа и слева от него были приделаны умывальники. На полу валялись какие-то вещи и мусор.  

Подойдя к двум оставшимся дверям, открывавшимся внутрь, Иван из коридора посветил сначала в правое помещение, потом в левое. Обе комнаты оказались спальнями. Они, словно отражение в зеркале, повторяли друг друга: по одному большому окну в комнате, по две кровати с тумбочкой между ними. Единственное, что различало их, это беспорядок. В спальне справа всё было перевёрнуто вверх дном. Весь пол был усыпан вещами. На одной из кроватей стоял раскрытый чемодан.  

В левой комнате беспорядок был не такой явный. Несколько вещей на полу и не застеленная кровать. Вторая, у стены, осталась не тронутой. Вид заправленной кровати, подействовал на Ивана успокаивающе. Ему нестерпимо захотелось спать. Перед тем, как лечь, он закрыл дверь в спальню на засов. Потом к ней, для самоуспокоения, подвинул кровать, забаррикадировав вход. Когда он её отодвинул, то обнаружил под ней два неразобранных чемодана.  

Осторожно, чтобы не потревожить лежавшую на покрывале пыль, Иван свернул его и положил к стене. Он лёг на спину. Поднеся левую руку с трекером к губам, тихо приказал:  

– Войти в режим охранник. При любой биологической активности, даёшь мне вибросигнал. По нарастающей. Выполнение слежения с выключенным экраном.  

Трекер-планшет потух и два раза неслышно завибрировал, выполняя приказ. Иван закрыл глаза. Его сознание тут же провалилось в кружащуюся синюю бездну. Он кружился вместе со своей командой. Взгляды всех были устремлены на него. Он распростёр к ним руки, желая притянуть к себе и обнять. Но сколько бы не пытался до них дотянуться, не мог этого сделать. Кружение становилось быстрее. Всё окутало искрящимся звёздным дымом, сквозь который можно было разглядеть, что кожа на руках и лице его команды, начала темнеть и морщится. Пульс участился, сердце бешено колотилось в его груди. Иван ещё больше захотел притянуть всех к себе и обнять, защитить от чего-то, но не мог этого сделать. Вихрь, кружащий всех, ускорялся и ускорялся, высасывая жизненную силу его друзей, которые были уже похожи на мумии. Они тоже протянули к нему свои руки и хором громко воскликнули:  

– Помоги нам!  

Бешенная пляска вихря закончилась сверх яркой вспышкой, на которую невозможно было смотреть. Ивану показалось, что ещё немного и он ослепнет!  

Машинально, он поднял левую руку к глазам, закрываясь от яркой вспышки, которая оказалась солнечным лучом, пробившимся через мутное стекло окна и упавшим на его лицо. Иван открыл глаза и присел на край кровати.  

Обстановка была самой простой. Стены с кое-где облупившейся белой краской, деревянное окно без подоконника с выцветшими шторами, пол был выложен коричневой плиткой на котором валялись кем-то разбросанные вещи. Всё было покрыто густым слоем пыли. Он встал с кровати и подошел к окну. За несколько десятков лет, насекомые, влетавшие в комнату и безуспешно пытавшиеся вылететь через стекло, в конце концов умирали, образовав под ним кучу-малу из своих крылатых тел.  

Небо и песок поровну делили вид из окна, соединяясь посередине в линию горизонта. Утреннее солнце мгновенно нагрело помещение. Стало нестерпимо жарко. Пыль медленно парила в воздухе, делая лучи солнца объёмными.  

– Как спалось, Иван? – услышал он в своём ухе.  

– Не знаю, Катя. Впечатление, будто я закрыл и сразу открыл глаза. Мне снился какой-то кошмар.  

– Я заметила по твоему учащенному пульсу. Не переживай. Это всего лишь сон.  

Иван отодвинул кровать, открыл засов и распахнул дверь. Из прихожей повеяло прохладой. Он вошёл в неё и сел на пыльную скамью. Голова была ещё тяжелой после сна. Хотелось пить и есть. Из кармана пояса достал пакет с концентратом и отстегнул флягу. Воды осталось очень мало. Сорвав обёртку, Иван откусил часть сухого пайка и запил глотком из фляги. Медленно разжевывая шестидесятилетнюю еду космонавтов, он, посидев немного, поднялся и прошёл в душевую. Над одним из умывальников сохранилось целое зеркало. Взяв лежащую на столешнице тряпицу, Иван смахнул со стекла толстый слой пыли и впервые увидел себя, после пробуждения. Он опустил руку и замер, вглядываясь в отражение. На него смотрел кто-то другой. Похожий на него, но внутренне постаревший на шестьдесят лет. Полностью лишенный волос на голове, без бровей и ресниц, голубоглазый, широкий нос, полные губы, массивный подбородок с ямочкой. Кожа на макушке, щеках, шее, плечах и руках была пунцовой из-за солнечного ожога. Он глубоко вздохнул, поднял левую руку с флягой к губам и медленно допил последний глоток. Зеркало абсолютно точно повторило все его движения.  

Под зеркалом была столешница с раковиной и краном. По обе стороны от нее беспорядочно лежали, кем-то забытые, несколько зубных щеток, пара помятых тюбиков с высохшей зубной пастой, пластмассовые флаконы с чем-то и коробка палочек для чистки ушей.  

Рука машинально потянулась и открыла кран.  

– Катя, если здесь душевая, значит откуда-то брали воду. Можно выяснить, откуда? – спросил он.  

– Конечно, Иван. В середине двора есть колодец. Проверь его. – ответила она.  

Прежде чем выйти из дома, он снял лежавшее на полке над вешалкой широкополое сомбреро, поднес к лицу и с силой дунул на него, освободив от пыли. Основание конусообразной тульи было перевязано лентой с надписью «El Capitano».  

«Прекрасно» – подумал Иван, надел шляпу на голову и вышел из дома.  

Действительно, посередине между корпусами виднелись развалившийся от старости мангал и чуть дальше, утопающий в песке, невысокий колодец. Он подошёл к нему. Основание было выложено из больших серых камней, скреплённых цементом. Сверху лежала деревянная крышка. Иван отодвинул её в сторону. Внутрь по стенке опускалась ржавая железная труба, входящая в колодец сквозь каменное основание и на поверхности, теряющаяся в песке. Из глубины пахнуло свежестью. Иван поднял маленький камушек, бросил его вглубь и прислушался. Через пару секунд до ушей донёсся тихий всплеск.  

– Да. Кажется, мы нашли воду. Осталось найти ведро и верёвку.  

– Чудесно! – проворковала Катя.  

Наверняка зная, что найдёт что-то нужное в столовой, Иван повернулся и пошёл к ней. Он подошёл к входной двери и с силой нажал на ручку. Замок тихо заскрипел, но не поддался. Иван двумя руками взялся за ручку и подпрыгнув, всем весом тела надавил на неё. Замок громко взвизгнул, ручка подалась вниз, дверь жалобно заскрипела петлями открываясь. Он шагнул внутрь. Кругом остался беспорядок. На столах грязная посуда, стаканы и столовые приборы. На полу осколки разбитой посуды, какие-то вещи и раскиданные стулья. Всё было покрыто ковром полувековой пыли.  

Пройдя вглубь столовой, он через узкий коридор попал на кухню. В ней так же было всё беспорядочно раскидано и перевернуто вверх дном. Когда люди наспех покидали это место, повара бросили готовившуюся в котлах еду, которая, пригорая начинала тлеть, из-за чего весь потолок был покрыт черным слоем гари.  

Иван глазами искал что-то большое, вроде ведра или глубокой кастрюли с ручками. У стены стоял кухонный шкаф. Он подошел к нему и открыл дверцы. На верхних полках стояли пакеты с крупой, которая за десятки лет превратилась в пыль. На средних полках стояли какие-то консервы. Жестяные банки выглядели очень даже неплохо. Внизу одна в другую стояли несколько чистых кастрюль.  

– Катя, я нашел кастрюлю. Если привязать к ручкам веревку, можно скинуть в колодец и достать воду.  

– Отлично, Иван!  

– Еще я прямо сейчас смотрю на консервы. Как ты думаешь, они могли испортится за шестьдесят лет?  

– Иван, конечно, могли. – Ответила Катя. – Я не советую тебе их пробовать. Но, если ты всё же захочешь это сделать, постарайся начать с сладких.  

Он снял с себя сомбреро, повесил его на длинный крюк, выступающий из стены справа от шкафа, взял первую стоящую к нему банку с полки и повернул к себе названием. «Melocotones enlatados». Что означало с испанского консервированные персики. Сверху была легко вскрываемая крышка с кольцом. Иван просунул в него палец и немного потянул на себя. Когда в крышке появилось отверстие, он услышал тихий хлопок воздуха. Медленно потянул кольцо дальше, пока не сорвал его вместе с крышкой. До носа донёсся нежнейший запах персиков. Иван поднёс банку к носу, закрыл глаза и втянул в себя сладкий аромат. Не открывая глаз, он опустил верхний край банки ко рту, приложил её к губам, сделал первый осторожный глоток и тут же рецепторы отдали мозгу команду выпустить эндорфины. Персиковый сок в банке, за шестьдесят лет, остался свежим и невероятно вкусным.  

Рядом со шкафом стоял стол с выдвижными ящиками. Иван открыл верхний ближайший к себе. Наборы чистых столовых приборов, аккуратно разложенные когда-то, по своим секциям, лежали не тронутыми. Он взял вилку и задвинул ящик обратно в стол. Проткнув половинку персика вилкой, он отправил его в рот и с наслаждением стал разжевывать.  

Когда банка была уже почти пуста, Иван решил продолжить поиски. Оставалось найти верёвку или что-то похожее на неё. В глубине кухни была ещё одна дверь. Он подошёл к ней и толкнул от себя. Дверь распахнулась на пару сантиметров и упёрлась во что-то с другой стороны. Иван поставил банку персиков на стоящий рядом разделочный стол, сверху аккуратно положил на неё вилку. Он просунул в щель пальцы правой руки, левой упёрся в дверной проём и с силой надавил всем телом на дверь. Она нехотя поддалась и стала приоткрываться. Оказалось, что к двери с обратной стороны был приставлен небольшой, но тяжелый буфет. Ещё немного и он протиснулся в образовавшийся проём.  

Это была кладовка. В ней не было окон. Из дверного проёма света попадало внутрь совсем мало для того, чтобы разглядеть, что находится в помещении. Иван достал фонарь. Нажав на кнопку и включив его, он посветил сначала в правую часть комнатки. По стенам стояли и висели шкафы со стеклянными дверцами, которые мерцали в лучах фонарика. Медленно поворачиваясь против часовой стрелки, Иван рассматривал содержимое кладовки. Когда луч упёрся в левую стену, то на полу он увидел нечто заставившее его оцепенеть. Под слоем пыли угадывались очертания двух тел. Иван медленно стал приближаться к ним. Под ногами что-то тихо хрустело и крошилось. Он пытался рассмотреть и понять кто это, вглядываясь в них, не в силах отвести взгляд. Стоя в десятке сантиметров от тел, Иван набрал в лёгкие воздуха, сколько смог и с силой дунул на них. Пыль, поднятая его дуновением, мгновенно разлетелась по кладовке, заполнив собой всё пространство. Луч фонаря стал объёмным. Иван беспомощно ждал, пока она не прекратила свою тихую пляску и дала возможность увидеть, что же было скрыто под ней.  

Два тела, одно принадлежало мужчине, второе какому-то мерзкому существу, сцепились вместе. Мужчина проткнул голову чудовища огромным поварским ножом снизу вверх, а мерзкая тварь пробила тело героя двумя лапами-клешнями слева и справа под рёбра. Ранения обоих были не совместимы с жизнью. Под телами так и осталась чернеть их кровь, образовавшая собой огромное пятно, высохшее, потрескавшееся и лопнувшее толстыми чешуйками. На морде чудовища так и остался предсмертный дикий оскал наводящий ужас.  

Иван отшатнулся от иссушенных временем тел, сплетённых вместе яростной смертельной схваткой. Он попятился назад, не отводя луч фонарика от двух голов, обращенных слепыми глазницами друг к другу, пока не выбрался обратно на кухню. Медленно повернувшись, Иван окинул её взглядом и уже по-иному увидел всё происходящее здесь шестьдесят лет назад: тварь вошла в зал столовой в тот момент, когда там были посетители, сидели за столами и ели. Возникла дикая паника. Пришелец стал набрасываться на всех подряд. Смелый мужчина, скорее всего он был с семьёй, отвлёк её внимание на себя и дал возможность другим спастись. Он провёл тварь по кухне, попутно схватив первый попавшийся под руку нож и завёл её в подсобку. Каким-то образом уже внутри смельчак забаррикадировал выход и сцепился с пришельцем-убийцей. Тварь прижала его в дальний угол и стала медленно протыкать бока своими щупальцами. Не в силах вырваться, мужчина из последних сил, снизу вонзил нож в пасть чудовища и проткнул его голову. Через мгновение оба безжизненно рухнули на пол.  

– Катя, я обнаружил иную форму жизни. – тихо произнёс Иван, выключил фонарик и повесил его на пояс.  

– Очень интересно, Иван! На что она похожа? – спросила Катя.  

– На что? – вздохнул он. – На самый страшный кошмар.  

– Я могу помочь тебе идентифицировать иную форму жизни. Мне нужны образцы ткани, фото или видео этого существа.  

– Да. Хорошо. Только давай немного позже. Мне надо перевести дыхание и всё ещё найти верёвку.  

Иван подошёл к шкафу и вынул с нижней полки кастрюлю. Она была алюминиевой, литров на 10 примерно. Снял с крюка сомбреро, надел головной убор на голову и вышел из столовой наружу. Стоящее в зените солнце тут же опалило его плечи. Горячий ветерок тихо проносился мимо. К тишине, царившей вокруг, примешивался неуловимый, еле различимый, постоянный гул. Он поднял глаза перед собой и посмотрел вдаль за горизонт. Что там за ним? Что ждёт его? Смотрит ли уже на него смерть?  

Постояв с минуту, Иван медленно направился к колодцу. После нескольких шагов, он заметил, что жар от песка начал жалить подошвы ступней ног, сквозь его космотапочки, похожие на чешки. Дойдя до колодца, Иван положил кастрюлю на деревянную крышку, закрывающую его, и вернулся в корпус, где он переночевал.  

Внутри было заметно прохладнее, чем с наружи. Он подошёл к полке с обувью, в которой покрытые пылью стояли три пары. Женские босоножки, детские сандалии и высокие мужские ковбойские сапоги. Иван взял правый сапог, сдул с него пыль и повернул к себе рассмотреть поближе. Тёмно-каштановая кожа сапога была расшита жёлтыми нитками, которые переплетались в затейливые узоры. На голенище спереди и на подъёме мыса были вышиты весёлые черепа, улыбавшиеся двумя рядами зубов во всю ширь, с цветами в глазницах. У Ивана был 43 размер обуви. Он приставил к своей ступне подошву сапога. Размер был вроде бы его. Сняв с правой ноги космотапочек, Иван попробовал засунуть ногу в сапог. От времени кожа высохла и превратилась в камень. Стелька внутри деформировалась, съёжилась и не давала ноге пройти внутрь. Нужно было вначале размочить ссохшуюся кожу.  

Иван встал в проходе между комнатами. Довольный, что решение пришло самом собой, хмыкнул себе под нос и вошёл в правую, где всё было перевёрнуто вверх дном. Подошёл к постели, схватился за пододеяльник, тряхнул посильнее и скинул с него лежащие на нём раскрытый чемодан и разбросанные вещи, а заодно и пыль, которая мгновенно заполонила собой всё пространство раскалённой солнцем комнаты и принялась медленно плясать. Иван освободил пододеяльник от тонкого одеяла и накинув его на плечо перешёл в другую комнату. Сделав то же самое с другим пододеяльником вышел из корпуса и подошёл к колодцу. Здесь он ещё раз поочерёдно тряхнул постельное бельё освобождая от остатков пыли, которая быстро рассеялась, уносимая ветерком куда-то в даль.  

– Катя, нам нужен план. – Иван обратился к ней разрывая пододеяльники по бокам так, чтобы получилось одно большое длинное полотно.  

– Иван, – ответила Катя. – У нас есть первоочередные задачи, которые нам необходимо выполнить с тобой.  

– Какие? – в этот момент он уже продевал через ручки кастрюли свёрнутую в подобие верёвки ткань и образовав треугольник завязал на конце морским узлом. Перекинув кастрюлю в колодец, Иван стал опускать её вглубь.  

– Мы должны найти эвакуатор, чтобы ты мог транспортировать меня дальше, к точке нашей миссии.  

В этот момент кастрюля плюхнулась о поверхность воды и зачерпнув, погрузилась в неё. Иван потянул за пододеяльник, который стал намного тяжелее. Тянуть вверх полную воды кастрюлю было гораздо труднее. Он старался, чтобы она при подъёме не касалась стенок колодца, держа вытянутые руки перед собой, упёршись грудью в горячие камни.  

Через минуту кастрюля, наполненная до крав чистой водой, показалась над колодцем. Иван поставил её у своих ног, опустился перед ней на колени, наклонил голову к поверхности воды и когда губы коснулись её, сделал глоток, потом ещё один, потом не останавливаясь стал пить. Утолив жажду, не отвязывая пододеяльники от ручек, он взялся за них и понёс кастрюлю ко входу в дом, волоча постельное бельё за собой.  

Там он наполнил пустую флягу и пристегнул обратно к поясу. В оба сапога до краёв налил воды и оставил отмокать. А сам направился в комнату, где провёл ночь. За кроватью у стены стояли два закрытых чемодана, один побольше, другой немного поменьше. Оба светло-серого цвета. Первым, расстегнув длинную молнию, проходящую по трём сторонам крышки, Иван открыл чемодан побольше. В нём лежали женские вещи. Немного приподняв их, он увидел детскую одежду. Видимо, это был чемодан мамы и её ребёнка. Отстранив его в сторону, Иван подвинул к себе второй. Чтобы его открыть, нужно было так же расстегнуть молнию. Под крышкой лежали мужские вещи. Майки, рубашки, худи, спортивные штаны, джинсы. Иван приложил к себе майку. Размер был его. Взяв в руки джинсы, он встал и приложил их к себе. Они оказались чуть коротковаты, но в талии были что надо.  

– Повезло. – констатировал Иван после изучения недр этого чемодана.  

– С чем, Иван? – заинтересовалась Катя.  

– Нашёл подходящую одежду. – ответил он.  

– Я рада за тебя! – проворковала Катя и тут же продолжила. – Я обработала снимки местности, которые получаю с геостационарного спутника и выявила на нескольких из них повторяющиеся детали.  

– Не совсем понятно, о чём ты? – Иван нахмурил брови в ожидании её ответа.  

– Мне сложно распознать из-за плохой детализации кадров, но всё указывает на движение группы из трех человек. Сейчас они находятся на расстоянии 34 километров. Двигаются зигзагообразно. Видимо, не знают точных координат точки нашего приземления и прочёсывают сектор за сектором, но неизменно приближаются к нам. Скоро на месте нашей посадки появятся гости.  

Из корпуса вышел обновлённый Иван, в сомбреро, чёрной майке с надписью на груди «Master of disaster», заправленной в синие полинялые джинсы, немного расклешённые книзу, в которые был продет широкий ремень с большой пряжкой, выглядывавшей и поблёскивавшей в лучах солнца из-за пояса с отделениями, одетого поверх него. Он сделал шаг вперёд к сапогам, стоящим на пороге. Присев рядом с ними на корточки, взял левый и медленно вылил из него остатки воды в горячий песок, наблюдая, как тот жадно и быстро поглощает влагу. Так же неспешно вылив воду из второго, Иван присел на узкую террасу и стал натягивать их. Мягкая, влажная кожа дала свободно пройти ногам внутрь. Джинсы сразу стали сырыми, после того как он опустил их поверх голенища. Иван встал. Было немного необычно стоять на высоких каблуках. Размер был точно его. Остатки воды ещё хлюпали где-то в мысках.  

– И так, Катя. – он поправил пояс с отделениями на джинсах, – Какой план?  

– Проверь стоянку машин, которая находится за малым корпусом к югу от тебя. Я поставила точку на трекер-планшете.  

– Что мы там ищем?  

– В этот кемпинг приезжали только на личном транспорте. Наверняка у хозяев был свой эвакуатор на непредвиденный случай. На этой стоянке, по тем фото, которые у меня есть, стоят три машины и ещё два объекта. Видимо закрыты чем-то поверх и имеют большие габариты.  

– Понял тебя. Сейчас проверю.  

Иван поднял руку с трекер-планшетом к глазам. До мигающей красной точки было совсем близко. Малый корпус располагался за столовой.  

Когда он вышел из-за стены крайнего здания, то увидел, что стоянки как таковой уже нет. Всё было занесено песком, сковавшим машины выше порога так, что шин уже не было видно. Казалось, они вросли в песок. Пластик, из которого были сделаны внешние детали авто, выцвел на солнце. Хромированные части давно облупились и, как кости скелета, белели на фоне поблёкших кузовов. Окна, на которые за десятилетия стоянки налипла грязь и пыль, казались словно ослепшими.  

Иван подошёл к накрытой брезентовой тканью машине, выделявшейся от других габаритами. У самой кромки песка найдя узел верёвки, опоясывавшей кузов по кругу, попробовал развязать его. Но лишь только потянул шнуровку на себя, как она тихо разорвалась. Он схватился за край брезента и потянул его в сторону. Ткань лопнула и податливо стала рваться в направлении движения руки Ивана. Под ней стали появляться детали машины.  

Это был лёгкий транспортировщик с прицепом. После того, как Иван полностью снял чехол, то обнаружил, что на прицепе так и остался стоят катер, привезённый кем-то из постояльцев.  

– Катя, я проверил первую машину. Это транспорт для лодки. Зачем она здесь?  

– Калифорнийский залив находится в трёх километрах от нас. Видимо, кто-то хотел порыбачить.  

– Ясно. – ответил Иван. – Начинаю проверять вторую машину.  

– Удачи, Иван! – проворковала Катя.  

Он подошёл к брезенту, под которым была скрыта вторая машина. Зная наверняка, что он прогнил насквозь, взявшись за нижний край, сразу рванул на себя. Брезент, не сопротивляясь его силе, тут же порвался. Ивану осталось лишь дорвать его до другого конца авто, потом перейти к противоположному борту машины и потянуть ткань на себя. Покрывало, медленно спадая сверху вниз, раскрыло вначале кабину и дальше всю машину целиком.  

– Катя! – позвал он её.  

– Да, Иван. – ответила Катя.  

– Я смотрю на э-ва-ку-а-то-р! – протянул он последнее слово.  

– Поздравляю, Иван. Ты, молодец. Теперь нужно его завести. Какая марка машины?  

Он подошёл к кабине, на которой спереди красовался логотип компании «Kenworth», а сбоку табличка «i685».  

– Вот, что я нашла в своём справочнике: «Кенворт» Ай685, производился с 2027 года, на борту среднетяжёлый электродвигатель, на полном заряде может проехать около 800 километров, может заряжаться от солнечных батарей, которые находятся у него над крышей кабины водителя, использует независимые неорганические ионные аккумуляторы, 6-ступенчатая автоматическая коробка передач Эллисон-Даймлер с переключением скоростей на торпеде, электрические стеклоподъемники и замки, круиз-контроль, наклонная и телескопическая рулевая колонка, 3 пассажирских сидения в виде дивана, алюминиевые колёса, ящики для инструментов с каждой стороны, гидравлическое управление, лебёдка, грузоподъёмность 16 тонн.  

Пока Катя перечисляла технические характеристики, Иван попробовал забраться в кабину. Дверь машины была заперта.  

– Катя, я не могу открыть кабину.  

– Я знаю. Без ключа открыть её не получится. Я загрузила в трекер-планшет точное описание ключа от машины. Он уже начал сканирование поверхности. Возможно, нам удастся найти его.  

– Послушай, а мы не теряем время разыскивая его? – стоя рядом с эвакуатором Иван сделал вопросительное выражение на лице и развёл руками. – Может быть проще разбить боковое стекло и таким образом попасть в кабину? Замкнём провода и поедем?  

– Да, Иван, это очень хорошее предложение. – ответила Катя. – Но давай лучше найдём ключ. Попробуй поискать его в небольшой пристройке к корпусу, который прямо перед тобой.  

– Хорошо. – согласился он.  

Песок уже давно обступил пристройку со всех сторон. Деревянная дверь была плотно прижата. Ивану совсем не хотелось откапывать её. Он встал напротив и со всей силой ударил вытянутой ногой в середину досок, от чего те заскрипели, но не сломались. Выдохнув, он ещё раз пнул дверь в самую середину. Удар был мощный. Средняя доска не выдержала и сломалась, уйдя внутрь. Иван схватился за её верх, и с силой рванув на себя, вырвал вместе с гвоздями. Так же быстро он расправился со второй доской, закрывавший вход. Теперь проём был достаточный, чтобы он смог протиснутся.  

Пристройка оказалась маленьким авто складом. Внутри на полках стояли масла, присадки, ещё какие-то банки и баллоны с чем-то. Слева, одна на другой, лежали шесть новых безвоздушных шин. Справа были какие-то ящики, а в углу прятались прислонённые к стене пара лопат и огромный лом. В этот момент трекер-планшет завибрировал на его руке. Иван повернул к себе его тач-скрин и увидел, что стоит прямо в точке нахождения ключа.  

– Ну, и где он? – спросил Иван.  

– Посмотри внимательно. – ответила Катя. – Он где-то рядом с тобой.  

Иван медленно повернулся ко входу лицом и только тут увидел, что над ним был сделан небольшой ящик. Он поднял руку, откинул щеколду и открыл дверцу. Там находились ключи от всех машин на стоянке. Большой ключ от эвакуатора висел прямо посередине. Сняв его с крючка, Иван выбрался из тесной пристройки и направился к машине.  

Батарея внутри брелока давно разрядилась. Он вынул из смарт-ключа обычный металлический. Вставил его в замок двери водителя и попробовал повернуть. Замок намертво окислился за годы стоянки и не желал открываться.  

– Катя, видимо всё-таки придётся выбивать окно. – констатировал Иван.  

– Что случилось, Иван? – спросила Катя.  

– Замок заклинило.  

– Посмотри в пристройке, нет ли там ВэДэ40.  

– Что это такое?  

– Это возможное решение проблемы открывания замка.  

Иван снова направился в пристройку. Забравшись внутрь, стал внимательно рассматривать стоящие на полках жидкости. Наконец он увидел нужный баллон синего цвета с надписью WD-40.  

– Катя, я нашел его. Что делать дальше.  

– Подойди к замку, вставь в него длинную трубочку, идущую из кнопки сверху баллона, и дави на него что есть силы, так чтобы жидкость попала внутрь как можно больше. Всё понятно?  

– Принято! – отрапортовал Иван.  

Он сделал всё в точности так, как сказала Катя. Остановился только тогда, когда с порога внизу двери стала просачиваться жидкость.  

– Что дальше? – спросил он.  

– Через пять минут попробуй снова открыть эту дверь.  

На трекер-планшете появился обратный отсчёт. Иван обошел эвакуатор, сел на заднюю часть кузова и стал ждать. Тёплый ветерок приятно обдувал его лицо, проносясь куда-то мимо. Он смотрел вдаль перед собой, совершенно не представляя, что будет с ним дальше. Куда поведёт его Катя. В какой-то момент, он поймал себя на мысли, что ему даже нравится, что она помогает ему и говорит, что нужно делать и как действовать. Пейзаж вокруг него был однообразным и унылым. Иван медленно повернул голову вправо и не сразу понял, что смотрит на какое-то маленькое существо, которое неподвижно прижалось к песку и смотрело на него одним немигающим глазом. Иван застыл от изумления! Он никогда раньше не видел ничего подобного. Расстояние между ними было около двадцати метров. Существо было одного цвета с песком, поэтому совершенно не бросалось в глаза. Но этот глаз! Увидев его, уже было невозможно оторвать взгляд. В этот момент трекер-планшет несколько раз пропищал окончание отсчёта.  

Иван как можно медленнее приподнялся и встал у эвакуатора. Глаз, не мигая, следил за ним.  

– Катя, – тихо произнёс он. – У меня контакт.  

– Слушаю тебя, Иван. – ответила она.  

– Метрах в двадцати от меня небольшое существо с одним глазом в форме перископа. Попробую подойти поближе.  

Он сделал крохотный шаг вперёд. Потом ещё один. Иван, как загипнотизированный, не мог оторваться от глаза, смотревшего на него. Трекер-планшет на руке стал непрерывно вибрировать, но Иван как будто не замечал сигнала тревоги.  

– Медленно обернись и посмотри назад. – тихо в ухе предупредила Катя.  

– Что? – переспросил Иван.  

– Медленно повернись и посмотри на гостей позади тебя.  

Иван остановился, сделал медленный разворот на 180 градусов и обомлел. Метрах в восьмидесяти от него, полукругом, притаились немигающие глаза, обращённые на него. Их было сто, а может быть двести.  

– Приготовься открыть дверь кабины ключом и прячься в ней. – прошептала Катя. – По команде, на счёт один. Готов?  

Понадобились мгновения, чтобы смысл сказанного дошёл до него.  

– Да! – ответил Иван.  

– Сделай несколько маленьких шагов в направлении кабины. Давай убедимся, что они не хотят тебе навредить. – переживала она.  

Как можно осторожнее и незаметнее Иван сделал первый маленький шаг вперёд. Одноглазые твари всё так же неподвижно находились в отдалении от него. Ещё один шаг. В относительной тишине, Ивану показалось, что под подошвой что-то тихонечко хрустнуло. Одноглазые на несколько сантиметров все, как по команде, одновременно, подвинулись вперёд. Иван сделал ещё один шаг и стая молниеносно приблизилась к нему на метр ближе.  

– Двигаются организованно и очень быстро. – констатировала Катя. – У тебя будет всего секунд пять или шесть, прежде чем первые окажутся рядом с тобой.  

Холодный пот выступил у Ивана на висках и верхней губе. Он примеривался, сколько шагов до кабины и сколько времени ему потребуется, чтобы вставить ключ и открыть дверь.  

– Готов? – тихо спросила она.  

– Да. – еле слышно выдохнул он, замерев перед броском.  

– Три. – Катя начала обратный отсчёт. – Два.  

Глаза Ивана смотрели на море немигающих глаз. Пульс начал учащенно биться в его ушах. Дыхание стало коротким. Майка промокла и прилипла к торсу. Он с силой сжал ключ в правой руке.  

– Один! Пошёл! Быстро! – заорала она.  

Будто молния прошила его с головы до ног в тот момент, когда он услышал у себя в ухе её крик. Он рванул, что есть мочи, вперёд! В несколько шагов добежал до кабины. Зрелище огромного количества немигающих глаз, которые волной стали приближаться к нему со скоростью пули, издавая мерзкий звук высокой частоты, вызвало у Ивана нервный паралич! Он, как в бреду, не осознавая, что делает, машинально, но очень быстро вставил ключ, повернул его, открыл дверь и втащил себя в кабину. Прежде чем он успел захлопнуть дверь, в лобовое стекло влетела своим распахнутым ртом с острыми, как у змеи, зубами, расположенными по кругу, и размазалась по нему первая одноглазая тварь. Следом за ней, как град, посыпались удары в кабину других. Их высокочастотный хор, врезаясь, заставлял умолкать одного за другим, при этом сползая по стёклам, одноглазые издавали утробный звук, от которого кровь начала стынуть в венах.  

– Аааа! – заорал Иван в испуге, прикрываясь рукой после каждого удара о кабину, ожидая, что с очередным броском, одна из тварей сможет разбить стекло и попасть внутрь.  

– Ты вынул ключ из двери?! – услышал он у себя в ухе.  

– Да!  

– Вставь в зажигание и посмотри, остался ли заряд в аккумуляторах.  

Он, всё так же прикрывая голову левой рукой от ударов о лобовое стекло, правой вставил ключ и повернул его. Лампочки в кабине засветились разноцветными огнями.  

– Приборная панель включилась! – прокричал он. – Что мне делать?!  

– Попробуй отпугнуть. Жми на подачу звукового сигнала на руле.  

Иван схватился за руль, подвинул себя из середины кабины к нему и что есть сил надавил на гудок. Тревожный звук, который издал старый «Кенворт», порвал окрестности своим хриплым, но звучным басом. Как только мощный сигнал разорвал тишину, твари запаниковали и в страхе бросились в рассыпную! Ещё несколько раз Иван дал гудок, на всякий случай, чтобы уж точно прогнать поганых одноглазых подальше от себя.  

– Теперь успокойся. – услышал он Катин голос. – Всё. Они ушли.  

– Почему трекер их не увидел до того, как они уже были рядом? – спросил он, часто дыша и озираясь во все стороны, пытаясь высмотреть хоть одно одноглазое создание.  

– Всё дело в скорости их передвижения, она очень высокая. Трекер-планшет распознаёт земные формы жизни. Эти же приобретают цвет и температуру окружающей их обстановки. Как хамелеоны. Насколько я поняла, их привлекает громкий звук. Они появились после того, как ты разломал дверь пристройки.  

Иван сидел в кабине и у него по кругу в голове циркулировала одна и та же мысль: «Как хорошо, что Катя уговорила его не разбивать окно! ». Ему было страшно представить, чтобы было, сделай он это.  

– Так, я перенастроила трекер-планшет на них. Если появятся где-то поблизости, он сразу тебя оповестит.  

– Благодарю! – ответил Иван.  

– Теперь нам надо ускориться. – продолжала Катя. – Давай делать всё быстро и по порядку. Готов?  

– Да. Слушаю тебя.  

–Посмотри на приборную панель. Видишь слева от руля, выше твоего колена, есть панель.  

– Да. Вижу. – Иван нагнул голову влево рассматривая её.  

– На этой панели справа есть два ряда по три столбика. Видишь?  

– Да.  

– Расскажи, что ты видишь.  

– В первом ряду из трёх, горит только второй и показывает менее пяти процентов. Во втором ряду горит только первый. У него 29.  

– Хорошо. – резюмировала Катя. – Чтобы выбраться отсюда нам хватит и этих двух. Разверни над кабиной солнечные батареи, пусть начнут заряжать. Чтобы они раскрылись, нажми кнопку над твоей головой.  

Иван поднял голову. Действительно, там была красная кнопка. Кабина была высокой, поэтому чтобы достать и нажать на неё, ему пришлось привстать. Он услышал, как над головой заскрипели закисшие тросики приводя в действие механизм раскрытия. После того, как батареи развернулись, планочки аккумуляторов на панели слева загорелись ярко-красным светом, и на них появилась надпись «charge».  

– Зарядка пошла. – отрапортовал Иван. – Дальше.  

– Тебе необходимо в кратчайшее время освободить колёса от песка и сделать пологий уклон, чтобы эвакуатор смог выехать.  

– Это значит выйти из машины?! – запаниковал он.  

– Не нервничай. Трекер оповестит тебя заранее об их появлении. Прямо сейчас в километровой зоне вокруг тебя никого нет.  

Иван вздохнул, положил левую руку на ручку двери, немного помешкал, потом выдохнул и резко её открыл. Спрыгнув с подножки, он направился в уже знакомую ему пристройку за лопатой. Забрав её оттуда, он подошел к капоту эвакуатора и с силой воткнул острое лезвие полотна в песок. Было около двух дня. Солнце уже ушло из зенита, но продолжало висеть над головой и жарить. Иван отстегнул с пояса флягу, отхлебнул немного воды и пристегнул её обратно. Оглянувшись по сторонам и, убедившись, что один, он принялся за работу.  

Песок был слежавшийся, тяжелый, но с одним большим плюсом. В нём не было камней. Иван начал освобождать от плена песка машину. Уже через пол часа его ладони покрылись волдырями, которые полопались, и на их месте появились саднящие и кровоточащие раны. Но он продолжал откапывать этот эвакуатор скрепя зубами от боли, несмотря ни на что. Как робот, в одном и том же темпе, не останавливаясь ни на минуту.  

Когда он закончил, было уже около пяти дня. Ладони рук полыхали огнём. Майка и джинсы стали мокрыми от пота, а там, где одежда немного подсохла, были видны большие белые разводы. Иван сделал хороший пологий спуск, чтобы машина могла выехать. Он убрал весь песок из-под днища и освободил от него борта эвакуатора.  

– Катя. – позвал он её.  

– Да, Иван. – ответила она.  

– Он очень долго стоял без движения. Колёса деформировались. Я потрогал, резина очень твёрдая. Боюсь, что после нескольких километров она может лопнуть.  

– Это очень плохое известие, Иван. – огорчилась Катя.  

– Да. – он посмотрел на свои израненные руки.  

Ему хотелось пить и есть. Еще ему хотелось встать под холодный душ и смыть с себя солёный пот и пыль от песка.  

– У нас в запасе есть еще часа три-четыре, – заговорила Катя. – пока не стемнеет. За это время тебе нужно запастись водой, забрать из столовой все продукты, которые могут быть ещё съедобны. И забери машинное масло из пристройки.  

– Хорошо. – ответил Иван. – Знаешь, в ней лежат шесть новых колес с дисками для этого эвакуатора.  

– А вот это очень хорошая новость! – обрадовалась Катя. – Сможешь забрать их оттуда? Как только уберёмся из этого места подальше, сменим резину. Хорошо, Иван?  

Он медленно снял с себя сомбреро и повесил его на зеркало заднего вида водительской двери.  

– Да. – коротко ответил Иван.  

Колёса были очень тяжёлыми. Когда он вытолкнул последнее из пристройки, силы его были уже на пределе. Он накатом поочерёдно докатил каждое до эвакуатора. Хоть в одном ему повезло – транспортная платформа была почти вровень с песком. Ему оставалось лишь докатить до неё колесо, а потом просто положить его на платформу и закрепить тросами.  

– Катя, когда попробуем завести его? – спросил Иван.  

– Давай дадим ему ещё набрать заряд. Аккумуляторы очень старые. За столько лет их ёмкость должна была сильно упасть. Пробный запуск через полтора часа. Хорошо, Иван?  

Солнце уже клонилось к горизонту. Он посмотрел на свою тень на песке, согласно кивнул, развернулся и пошёл в столовую. По дороге он изредка поглядывал на молчащий трекер-планшет на своей руке. Всё было спокойно.  

Пройдя на кухню, он сразу подошёл к столу с ножами. Медленно, оценивая каждый на глаз, примеривая к себе, Иван понял, что лучший нож – это огромный тесак. Он осторожно взял в саднящую ладонь деревянную рукоятку понравившегося ему ножа и поднял его к лицу, повернув остриём вверх. Холодная сталь лезвия, расширявшегося к руке, зеркально отражала его лицо. Он посмотрел в упор в свои глаза, отражённые металлом. Это был нож шеф-повара.  

Засунув его за пояс, Иван подошёл к знакомому шкафу с консервами, вытащил снизу стопку кастрюль, вынул верхнюю и стал аккуратно складывать в неё консервы с средней полки. Всё поместилось в две кастрюли.  

Он подошёл к приоткрытой двери кладовки. Снял с пояса фонарик, включил его и вошёл внутрь. Там всё было заставлено шкафами и полками расставленным вдоль стен. Иван бегло просматривал их содержимое. Всё, что в них находилось, было с давно истекшим сроком годности. Открывая очередной шкаф, он обнаружил в нём пакеты с солью и сахаром. Их было очень много. На ощупь пакеты были, как камень. За годы, проведённые в заточении без движения, кристаллы соли и сахара слиплись друг с другом и окаменели. Сходив в столовую за оставшимися пустыми кастрюлями, он наполнил две солью и три сахаром. Ещё одна кастрюля приняла в себя найденные пакеты с сушёным горохом и фасолью.  

В левую часть кладовки ему совсем не хотелось идти. Он помнил про два высохших трупа. Даже фонарик туда не направлял, пока осматривал шкафы и полки. Уже собираясь выходить, Иван заглянул в шкаф, который стоял справа рядом с выходом. В нём он нашёл несколько нераспечатанных блоков сигарет.  

Всё найденное в столовой, Иван перенёс в эвакуатор. Не забыл сходить за машинным маслом и положить его в свободный ящик в правом борте эвакуатора. Времени оставалось всё меньше и меньше до того, как солнце опустится за горизонт и начнутся сумерки. Он понимал, что нужно было сильно ускориться.  

Примерять вещи из чемодана уже не было ни сил, ни времени. Он просто закрыл его, вынес из корпуса и отнёс в эвакуатор. Оставалось последнее – запастись водой.  

Вытащив полную кастрюлю, набранную в колодце, он медленно вылил себе на голову. Ледяная, чистая вода остудила и сняла усталость. Намокшие майка и джинсы, обдуваемые ветерком, приятно холодили кожу.  

– Иван, у нас небольшое движение к югу от тебя. Расстояние, примерно, три километра. Прямо на побережье залива. – зазвучал в ухе Катин голос.  

– Что там? – спросил он, медленно вытаскивая следующую полную воды кастрюлю из колодца.  

– Мне сложно сказать. Я ориентируюсь на показания трекер-планшета.  

– И что он показывает? – спросил Иван.  

– Он показывает четыре больших левитирующих объекта. Они появились на кромке залива, медленно пролетели над водой до суши и остановились.  

Иван занервничал. Руки стали быстрее вытаскивать вверх мокрую простыню с кастрюлей. Глядя перед собой вдаль, как раз туда, на юг, где появились загадочные объекты, он видел, как тени от сухих кустиков травы, вытянулись в последний раз, окрашенные оранжевым цветом уходящего солнца, и пропали. Начинались сумерки.  

– А вот и наши старые знакомые! – тревожно заговорила Катя. – На западе и востоке от тебя, примерно, в полутора километрах трекер увидел передвижение. Всего несколько точек. Будем надеяться, что их количество не увеличится.  

– Будем. – тяжело выдохнул Иван, поднимаясь на ноги с полной кастрюлей воды в руках.  

– Судя по началу их активности после захода солнца, они любят темноту.  

– Я буду у машины через три минуты.  

– Хорошо. – ответила Катя. – Потому что четыре объекта начали медленно двигаться от залива в твою сторону.  

– Они что, прям летят? – спросил Иван через силу передвигая ноги вперёд и тяжело дыша от усталости.  

– Да.  

Он уже прошёл мимо всех корпусов и вышел на прямую к машине, до которой оставалось около ста метров. Темнота сгущалась и уже заливала своей чёрно-синей краской всё вокруг.  

– Иван, всё очень плохо. – услыхал он в своём ухе. – Одноглазые начали прибывать. Они сбиваются в стаи и несутся к тебе с двух сторон. Их очень много!  

Машина была уже в пятидесяти метрах. Иван был измотан. Кастрюля с водой не давала возможности идти быстро.  

– Сколько у меня есть ещё времени? – прошептал он.  

– Секунд двадцать. Беги к эвакуатору и прячься в кабину!  

Иван остановился, выдохнул устало, поставил кастрюлю с водой на песок, выпрямился и быстро заковылял к машине. Когда он подошёл к водительской двери, то за спиной вдалеке уже были слышны нарастающий высокочастотный звук голосов и шорох песка, потревоженный бесчисленными маленькими тоненькими ножками, которые очень быстро приближались. Иван снял с зеркала сомбреро, надел его на голову и немного поправил. Потом открыл дверь кабины, сел в неё и резко, с силой захлопнул её за собой. Только оказавшись внутри он понял, что снаружи стало непроглядно темно.  

– Катя! – позвал он. – Я за рулём. Что делать?  

– Прекрасно, Иван. – ответила она. – Давай закроем солнечную батарею. Нажми на кнопку вверху кабины под потолком.  

Он приподнялся и нажал, подсвеченную изнутри тихим бордовым светом, кнопку. Снова раздался скрип закисших тросиков, которые собирали механизм солнечного концентратора. Через тридцать секунд механизм смолк.  

– Готово. – отрапортовал он. – Дальше.  

– Вставь ключ, поверни его в первое положение и посмотри на индикаторы заряда.  

– Первый показывает 42 процента, второй 79.  

– Хорошо. Давай попробуем завести машину.  

– Только бы поехала! – воскликнул Иван.  

– Да. – ответила Катя. – Поверни ключ до конца, потом нажми на большую кнопку справа от руля. Рядом с ней идёт ряд кнопок. Нажми ту, внутри которой написана буква «Д».  

– Есть! Дальше!  

– Теперь ты можешь управлять машиной с помощью руля и двух педалей: газ и тормоз.  

Иван посмотрел себе под ноги. Поставив правую ногу на педаль газа, он вцепился в руль и с силой надавил на неё. В относительной тишине он услышал где-то под капотом, слабый звук жжжжж, потом раздался какой-то тихий чпок, приборная панель потухла и стало темно. И тихо! До Ивана только дошло, что стало очень тихо! Сидя на водительском месте, он вглядывался через лобовое стекло перед собой в непроглядную темень. Если бы не вибрации трекера, можно было бы подумать, что он совсем один.  

Сверху, над своей головой, он услышал, как маленькие ножки приземлились на крышу кабины и медленно стали перебирать по ней. Тихий звук иголок, идущих к тому месту, где он сидел, был настолько отчётливо слышен, что каждый новый их шажок, заставлял сердце сжиматься.  

– С первого раза не получилось. – заговорила Катя у него в ухе. – Давай всё повторим. Когда повернёшь ключ, не дави на педаль газа со всей силы. Попробуй лёгкими нажатиями немного раскачать машину, чтобы она тронулась с места. Хорошо, Иван?  

– Да.  

Он нащупал ключ, повернул его на себя, возвращая в начальное положение и остановился. До его ушей донеслось, как ещё одни маленькие ножки приземлились на крышу машины. Внутри кабины становилось душно. Лицо покрылось испариной.  

– Иван, не тяни. Поворачивай ключ. Нам нужно убираться, чем скорее, тем лучше. – шептала она.  

– Сейчас, Катя. – ответил он, не отпуская ключ.  

– Не хочу тебя пугать, но четыре объекта уже в полукилометре от тебя и продолжают двигаться в твою сторону. Заводи машину.  

Правая рука стала медленно поворачивать ключ в зажигании. Когда он достиг первого положения и загорелась приборная панель, то прямо перед своими глазами, в холодном отсвете разноцветных кнопок, Иван увидел горящий глаз, который не мигая смотрел на него. В темноте, одноглазый залез на капот и подошёл вплотную к лобовому стеклу, остановился и наблюдал за ним.  

– Поворачивай ключ дальше и медленно раскачай машину. – тихо шептала Катя.  

Рука повиновалась её приказу. Ключ дошёл до крайнего положения, и Иван начал медленно давить на педаль. Под капотом послышалось короткое жжжууу. Машина немного дёрнулась. Он отпустил педаль и снова легонько нажал на неё. Жжууууу! Было слышно, как заскрипели закисшие за годы детали. Эвакуатор чуть дёрнулся с места. Глаз на капоте, недовольный, что его потревожили, перебрал ножками под собой, вытянул две передние и опёрся ими о стекло, чуть приоткрыв глазам Ивана, свой мерзкий круглый рот с маленькими острыми зубами, который постоянно двигался. Что-то нетерпеливо зашуршало над его головой по крыше кабины.  

– Катя. – тихо позвал он её. – Куда ехать? Я ничего не вижу.  

– Иван, до тех пор, пока ты не включишь фары, ты ничего и не увидишь.  

– Как включить?  

– Слева от руля три самые верхние кнопки. Видишь?  

– Да.  

– Левая «ближний свет», в середине «дальний свет» и правая «свет заднего хода».  

Палец левой руки застыл над кнопкой «ближний свет». Но уже через миг Иван перенёс его на кнопку «Дальний свет» и нажал её. Когда свет фар прорезал ночную темень, в его свете он увидел такое, от чего испуганно сдавленно прошептал по слогам:  

– Ма-ма!  

Свет, отражённый от тысячи немигающих глаз, адским жёлто-огненным блеском горел в них. Где-то позади них, там, где свет обрывался и уходил в темноту, было видно какое-то движение чего-то чёрного огромного парящего в воздухе. Иван осторожно нажал на педаль газа. Эвакуатор дёрнулся и медленно поехал вперёд. Увидев движение, одноглазые встали в позу, приготовившись кинуться на машину. Поняв их намерения, Иван крепче вцепился в руль и с силой надавил на педаль газа в пол! Эвакуатор дёрнулся вперёд и стал разгоняться. Одноглазые твари, с дикими высокочастотными воплями, повалили со всех сторон на кабину, заваливая её своими телами!  

– Ааааа! – заорал Иван.  

Эвакуатор, как молодой необъезженный жеребец, выскочил по пологому уклону из ямы, задними колёсами выбрасывая за собой песок и пыль вверх. Иван не знал, куда ехать и заорал Кате.  

– Катя! Я ничего не вижу! Куда ехать?! Направляй меня!  

Одноглазые долбили со всех сторон своими телами по машине. Те, которые забрались на капот, прижались к стеклу и пытались прокусить его своими ртами.  

– Поверни руль влево! – скомандовала Катя, когда эвакуатор на полной скорости вылетел из ямы. – Теперь чуть правее поверни и держи его ровно! Ты едешь прямо на меня! О! Нет!  

Катин крик заставил его внутренне напрячься! Он совершенно не понимал, почему она так взволнованна.  

– Руль резко влево до конца! – прокричала она.  

Иван, вслепую, что есть силы выкрутил руль влево. Эвакуатор, по короткой траектории, стал резко разворачиваться. Он накренился на левую сторону, готовый перевернуться в любой момент, прокручивая в воздухе правые колёса, левыми вспахивая песок и поднимая его вверх. Иван схватился за руль, чтобы не улететь в опустившуюся правую часть кабины. Одноглазые твари, которые не смогли зацепиться за кузов, слетали с него в пыль, поднятую колёсами машины. В появившемся проёме в стекле, он увидел справа в свете фар, ускользающие огромные отростки чего-то, которые тянулись к машине. Его нога прилепила педаль газа к полу. В этот момент что-то, но теперь уже слева, выхватили фары из темноты. Какая-то огромная бесформенная мегатварь развернула свои огромные конечности и с невероятной силой запустила их к несущемуся на полной скорости по пустыне эвакуатору.  

– Резко, вправо! – заорала Катя.  

– Вижу! – заорал в ответ Иван, выкручивая руль вправо до отказа, разворачивая машину.  

Что-то на полной скорости пронеслось над кабиной. До ушей донёсся низкочастотный страшный утробный звук, который издала в этот момент мегатварь. Эвакуатор стал быстро уходить вправо, накренившись при этом так, что левые колёса немного оторвались от земли, подняв при этом развороте огромное количество песка и пыли в ночной непроглядный воздух. Тут же в левый борт машины прилетели звуки атакующих тел одноглазых.  

– Ты между двумя объектами! – продолжала направлять его Катя. – Прямо сейчас поверни руль влево, выровняй колёса и гони ко мне!  

Иван развернул машину. В боковом свете фар было видно, как огромные отростки, с неимоверной силой упав откуда-то сверху туда, где только что должна была проехать машина, ударившись о песок подняли столб пыли и растянулись в одном направлении с эвакуатором, который увлекаемый скоростью, нёсся по пустыне, оставляя позади себя «la muerte te Mira».  

Уже когда в зеркале заднего вида невозможно было что-то разглядеть в кромешной темноте позади машины, а трекер был спокоен и показывал чистое пространство в радиусе километра, он продолжал давить на педаль газа, уносясь от ужасных тварей прочь, оставляя позади эвакуатора густое облако пыли. Машина, налетев левой стороной на что-то, резко взметнулась вверх. Он и всё, что было в кабине, разметалось по ней. В ту же секунду кабина резко опустилась вниз, что-то лопнуло с левой стороны и Ивана с огромной силой долбануло головой о водительскую дверь. Из глаз посыпались искры. Он обмяк и упал между сидениями на пол. Коммуникационный наушник выпал из его уха и пропал в хаосе, творившемся в кабине. Машина, потеряв скорость, начала медленно плестись на первой передаче, размеренно раскачиваясь.  

На низком холме, чуть возвышающемся над песчаной равниной, на фоне черного ночного неба, испещрённого мириадами звёзд, если очень присмотреться, можно было разглядеть силуэты трёх человек. Они всматривались куда-то вперёд, в непроглядную тьму, сквозь которую, где-то совсем далеко, еле-еле пробивая собой мрак, виднелись две малюсенькие дрожащие точки света, которые из-за расстояния сливались в одно маленькое, трепещущее в кромешной темноте, мерцающее пятнышко.  

– Видите это? Вон там! – тихо произнёс один из трёх, вытянув вперёд правую руку, показывая на далёкий свет.  

– Да. – ответил ему человек в середине. Он сделал небольшой шаг вперёд, приложил к глазам прибор ночного видения, висевший у него на груди, навёл резкость и всмотрелся в окуляр.  

– Расстояние, менее десяти километров. Машина большая. Едет очень медленно. Скорость около пяти километров в час. У транспорта какие-то проблемы. Постоянно повторяющийся сильный крен на левую сторону. Двигается в нашем направлении.  

Не отрывая бинокль от глаз, он медленно опустил его чуть ниже. На чёрно-зелёном фоне отображения ночного видения, забелела капсула, беспомощно лежащая на песке. Сверху была видна небольшая параболическая антенна, медленно вращавшаяся вокруг своей оси.  

– Предположительно, вижу летательный аппарат. Расстояние три километра двести метров. Вперёд!  

Поправив оружие за спинами, троица спустилась с холма и растворилась в ночной мгле.  

Катя видела по данным, получаемым со спутника, что к ней приближаются. Она непрерывно посылала вызов, пытаясь предупредить Ивана, но Крылов молчал.  

Ночной троице хватило двадцати минут, чтобы оказаться рядом с капсулой. У них не было фонарей. Они приблизились вплотную к белеющей обшивке и стали рассматривать корпус. Один из них, зашел сзади капсулы, опустился на колено, пощупал глубокую борозду, оставленную при падении и убедившись, что это то, что они искали, произнёс:  

– Генерал Хоторн был абсолютно прав. Это космический корабль.  

– Отличная новость, Сэм! – услышал он тихий шёпот в ответ. – Входа нет. Как попасть внутрь непонятно. Что мы делаем дальше?  

Тот, кого назвали Сэмом, встал на ноги и подошел к двум другим стоявшим сбоку космического аппарата.  

– Приказываю! – он поднял к глазам прибор ночного видения и всмотрелся вдаль. Машина двигалась всё так же медленно, но уходила в сторону. – Вы двое, должны захватить транспорт. Тех, кто в машине, оставить в живых. Генерал убедительно просил, чтобы никто не пострадал.  

Он отнял руку с прибором от глаз, развернулся к своим товарищам и спросил:  

– Вам всё ясно?  

Те в ответ согласно кивнули, развернулись и побежали догонять эвакуатор.  

Сэм остался один. Он медленно обошел капсулу вокруг, прислушиваясь к звукам изнутри. В ночной тишине его слух улавливал лишь тихое жужжание моторчика, медленно раскручивающего антенну. Он остановился, прислонил руки к обшивке, прильнул ухом к прохладному металлу и замер. Полная тишина. Изнутри не было слышно ни звука. Не отрывая уха, Сэм осторожно снял с себя автомат и с силой, коротким ударом долбанул прикладом по капсуле. Гулкий звук удара вернулся к нему и превратился в тишину.  

Плечо, ощутив свободу от оружия, которое несколько дней висело на нём, заныло. Почувствовав это, Сэм решил, что не плохо будет, если оно отдохнёт. Он подошел к задней части капсулы и приложил автомат дулом вверх в том месте, где заканчивался корпус и начиналось сопло. Повернулся в сторону далёкого света фар, поднял к глазам прибор ночного видения, навёл резкость и стал всматриваться в медленно движущуюся машину. Расстояние было ещё большим. Шкала дальности показывала желтоватыми цифрами пять километров и шестьсот тридцать метров до цели. Переменив диоптрийную шкалу на меньшее расстояние, левой рукой крепко держа бинокль за тубус, немного опустил линзы вниз и правой рукой меняя кольцом фокусировку, попытался в окуляры разглядеть своих товарищей в черно-зелёной пелене. В этот момент до ушей донёсся тихий шорох песка, что-то закрыло обзор прямо перед биноклем, из-за чего тот ослепил Сэма ярко-зеленой вспышкой. Он резко опустил прибор ночного видения и тут же получил мощный удар в голову.  

Когда Сэм пришел в себя, он лежал животом на песке, а его руки и ноги были крепко связанны. Лоб сильно саднило. Он приподнял голову и чуть огляделся. Было тихо. Ночь побледнела и можно было увидеть в предрассветной дымке, что он лежит головой к носу спасательной капсулы. Изгибаясь, как червяк, упираясь подбородком в песок, Сэм стал разворачиваться в обратную сторону. С кряхтением, отплевываясь от песка, норовившего попасть в рот, он развернулся и увидел метрах в пяти от себя девушку, сидящую на корточках. Локти её рук уперлись в колени. Выставив перед собой левую с раскрытой ладонью, она медленно сверху сыпала на неё песок из правой.  

– Кто ты? Кто? – хрипло с одышкой спросил Сэм продолжая поворачиваться в её сторону.  

Она медленно оторвала взгляд от падающего песка и равнодушно посмотрела на него. Затем снова перевела взгляд на песок.  

– Это ты меня связала? – тихо хрипел Сэм. – Кто ты? Развяжи меня!  

Песок закончился. Она зачерпнула новую пригоршню и продолжила медленно сыпать его на ладонь. Легкий ветерок лениво подхватывал пыль и шлейфом уносил её с собой прочь. В раскрытую ладонь падал только песок.  

Сэм, помогая себе мысками ног, подбородком, извиваясь, пыхтя, подползал к ней все ближе.  

– Ты даже не представляешь, кого ты ударила и связала! – сплёвывая песок, забивший весь рот, шепотом негодовал Сэм. – Лучше поскорее развяжи меня! Иди, сделай это!  

Когда до неё осталось ползти ещё пару метров, девушка, резко выбросив песок, отряхнула ладони, подняла правой рукой автомат Сэма, встала, поправила винтовку, висевшую за её спиной, обошла его сзади и остановилась у ног. Он согнул тело и развернул голову, чтобы видеть её. На вид ей было лет двадцать семь или около тридцати, шатенка, волосы плотно зачесаны назад и забраны в хвост сантиметров двадцать. Карие глаза, длинные ресницы, острый нос, полные губы, чуть выдающиеся вперед скулы. Лицо овальное. Про таких говорят – самая обычная. Одета в куртку в стиле милитари и походные штаны, заправленные в черные высокие берцы на шнуровке.  

– Жить хочешь? – тихо и равнодушно спросила она, глядя прямо ему в глаза.  

Этого взгляда хватило, чтобы Сэм понял, что шутить она не собирается.  

– Да! – тихо прохрипел он. – Что ты хочешь?  

– Сколько вас?  

– Я один.  

После этого ответа, она, взяв автомат обеими руками, опустила дуло и навела ему в голову.  

– Эй! – шёпотом прохрипел Сэм. – Ты очень торопишься!  

– У меня нет времени слушать твоё враньё. – тихо ответила она.  

– Только не стреляй! Я всё скажу.  

От напряжения Сэм покрылся испариной и всё его лицо было облеплено песком. На этом фоне очень выделялись его бешено вращающиеся глаза. Она чуть дёрнула дулом вверх, как бы приглашая его всё рассказать.  

– Нас трое. Я, Алекс и Мак. После того, как в небе несколько ночей назад увидели след, пошли на розыск упавшего летательного аппарата. Это он. Пуст. Также, мы обнаружили, что со стороны залива сюда, на малой скорости, приближается транспорт. Алекс и Мак пошли ему на перехват, а я остался здесь.  

– Предположим, это правда. Что с теми, кто прилетел на этом аппарате? – спросила она.  

– Не знаю. – ответил Сэм.  

Девушка отвернулась от него в сторону горизонта. Туманная серая пелена не давала возможности что-то увидеть сквозь неё. Продолжая пристально всматриваться вперед, не поворачивая на него головы, она произнесла:  

– Если твои друзья не успеют вернуться обратно к восходу солнца, можешь больше о них не вспоминать. Когда я шла сюда, то чуть не угодила на обед к большеротым. Их стадо растянулось на несколько километров. Первые уже должны быть где-то совсем рядом.  

Когда Сэм услышал о большеротых, его живот нервно заныл. Связанный, он не знал, что делать, да и не мог. К тому же от удара раскалывалась голова.  

– Возьми прибор ночного видения и попробуй найти их. – предложил он.  

– Что взять? – переспросила она.  

– Когда ты долбанула меня по голове, я смотрел в этот момент в бинокль. Где он?  

Девушка подошла к соплам капсулы, подняла с песка прибор ночного видения и подошла к Сэму, держа его в правой руке.  

– Ты правда не умеешь им пользоваться? – спросил он.  

Она только недоумённо подняла левую бровь и посмотрела на бинокль в её руке.  

– Поднеси к глазам. – начал инструктировать Сэм.  

Она медленно, совершенно не понимая, что делает, подняла прибор ночного видения линзами к себе и прильнула к ним глазами. Увидев это, Сэм издал беспомощный стон.  

– Не так! – зашипел он. – Другой стороной!  

Девушка немного растерянно, посмотрела на шевелящегося на песке Сэма, повернула бинокль к себе окулярами и прижала их к глазам, но кроме темноты ничего не увидела.  

– Да, так! – шепотом обрадовался Сэм. – Теперь держи его так, возьмись за него левой рукой и нажми на кнопку перед кольцом фокусировки!  

Она опустила прибор, посмотрела на него и увидела кнопку. Снова подняв его правой рукой к глазам, левой нажала кнопку. Через мгновение в окулярах она увидела зеленоватое отображение чего-то далёкого. Это было так странно и непривычно, что она немного отшатнулась.  

– Что видишь? – тихо спросил Сэм.  

Девушка отняла бинокль от глаз и посмотрела на Сэма.  

– А что там должно быть видно? – спросила она.  

Сэм обречённо покрутил глазами и опустил голову. Затем приподнял её и ответил:  

– Смотри внимательно в окуляры и медленно води биноклем перед собой. Если увидишь свет фар, скажи мне.  

Девушка стала медленно всматриваться вперед, поворачивая линзы то вверх, то вниз. Утренняя серая дымка не давала возможности разглядеть что-то в деталях. Тишину начинающегося утра пронзил далёкий длинный гортанный вопль. Ему хором со всех сторон ответили такие же крики. Она сказала абсолютную правду. Прямо на них двигалось стадо большеротых.  

Вдруг она увидела, как два столба света разрезали дымку! Мгновение и в видоискателе появилась двигающаяся прямо на неё машина. Она повернулась к беспомощно лежащему на песке пленнику.  

– Вижу транспорт. – сказала она.  

Услышав это, Сэм устало выдохнул и положил голову на песок.  

– Что дальше? – спросила девушка.  

Дикий вопль снова разорвал тишину, но уже где-то совсем рядом. Она подняла бинокль к глазам и всмотрелась туда, откуда долетел страшный голос.  

– Я вижу большеротого. – сказала она, не отрывая прибор ночного видения от глаз. – Ещё один. И ещё. Чёрт! Они совсем рядом и их много,  

– Развяжи меня и отдай автомат. – тихо предложил Сэм. – Я не хочу, чтобы меня сожрали связанным.  

Девушка, молча, ещё минуту вглядывалась в бинокль. Этого времени ей хватило немного обдумать свои действия. Ясно, что в такой ситуации, ему не до неё. Она просто уйдёт, оставив его со своими друзьями здесь. Отсоединив от автомата батарею, она отшвырнула её к носу капсулы, а автомат отбросила к соплам. Вынув из-за пояса маленький складной ножик, подошла к Сэму.  

– Повернись. – приказала она.  

Сэм послушно повернулся к капсуле лицом, выставив позади себя связанные руки и ноги. Острый нож, как масло, разрезал нейлоновую верёвку. Он был свободен.  

Девушка тут же отошла от него на несколько метров, сняв с плеча винтовку и направила дуло в него.  

– Попробуешь что-то сделать, сильно пожалеешь. – предупредила она.  

Сэм, с наслаждением расправил руки и ноги. Он отряхнул песок с лица и помог себе встать.  

– Бинокль отдашь? – спросил он.  

– Нет! – ответила она. – Теперь он мой.  

– Он всё равно скоро перестанет работать. Аккумулятор почти разряжен. Как будешь его заряжать?  

Она прикинула в руке, сколько он может весить. Тяжеловат. Прибор ночного видения весил около двух килограмм.  

– Ладно. – поверив на слово Сэму, девушка положила перед собой бинокль на песок. -Не очень-то и нужен был.  

Свет фар и шуршание песка под шинами были почти уже рядом. Ей нужно было уходить. Как вдруг, за спиной, она услышала тихое чмоканье. Сразу же развернувшись, еле успела упасть на песок, пропуская мимо себя летящую прямо в неё длинную лапу-клешню. Когда конечность большерота поравнялась с местом, где она только что стояла, но не зацепила её, чудовище издало дикий вопль досады. При этом его пасть, способная поместить в себя половину взрослого человека, открылась насколько это было возможно, обнажив несколько рядов острых зубов сверху и снизу, и плотный широкий язык, трепетавший внутри неё.  

Девушка бесстрашно перекатилась по песку через себя несколько раз вправо. Оказавшись немного дальше от большерота, взяла винтовку на изготовку, быстро прицелилась и нажала на курок. Миг, второй, третий. Импульса не было. Она повернула к себе оружие стороной с панелью управления. Всё работало, на счетчике было видно количество импульсов. Этих мгновений хватило, чтобы большерот повернулся в её сторону и пошёл на неё. Его лапы-клешни были вытянуты в стороны и бешено раскачивались вверх-низ. Рот разевался и смыкался, издавая при этом леденящие кровь гортанные хрипящие звуки. Он подошёл к ней совсем близко, остановился и начал готовить клешни к роковому удару. Поняв, что винтовка не выстрелит, девушка попятилась ползком назад. Уже собираясь вскочить на ноги, она услышала приказ Сэма:  

– Не двигайся!  

У неё не было времени даже повернуться, когда красный импульс, прилетевший откуда-то сзади, попав в раскрытую пасть, заставил огромную башку большерота взорвалась прямо перед ней, забрызгав всё вокруг мозгами и кровью. Чудовище перестало храпеть, тут же обмякло, упало на подкосившиеся ноги, а руки-клешни безжизненно рухнули на песок, рядом с девушкой, конвульсируя и подрагивая.  

Она развернулась к Сэму. Ей очень повезло, что тот успел собрать автомат.  

– Вставай! – позвал он её. – Подойди.  

Она быстро поднялась, провела левой рукой по забрызганному лицу, стирая с него внутренности большерота и остановилась, глядя прямо на него. Вопли начали раздаваться со всех сторон. В этот момент к капсуле медленно подъехал искалеченный эвакуатор. Левое переднее колесо было разорвано. В нём не хватало целого куска бескамерной шины. В кабине сидели двое. Они были явно напуганы.  

– Машину прижмите вплотную к капсуле! – закричал Сэм сидящим внутри. – Оставайтесь там и не высовывайтесь!  

Эвакуатор стал маневрировать задним ходом, чтобы подъехать ближе к обшивке. Сэм посмотрел на девушку, которая не решалась подойти к нему. Он развёл в стороны руки и крикнул ей:  

– Я не сделаю тебе ничего. Если останешься там, тебя сожрут! Прячься за машину.  

Звук песка, загребаемого сотней ног приближающихся большеротов, их храп, вой и рычание, раздавались уже совсем близко.  

– Да! – выдохнула она и в несколько шагов оказалась рядом с Сэмом. Эвакуатор медленно закрыл их от наступающих тварей.  

| 279 | 5 / 5 (голосов: 4) | 13:08 28.11.2019

Комментарии

Mamatoma4822:40 29.02.2020
Наконец - то ! Вы достойный фантаст . ничуть не хуже Варшавского , Брэдбери и многих других , а я их перечитала достаточно !
Lyrnist21:57 22.12.2019
В целом читабельно, художественно, автору - плюс. Однако советовал бы ему прочитать мою маленькую критическую вещицу "Реальность ИИ" (и комментарии к ней).
Abits00:52 04.12.2019
alekssnegr, сейчас сижу пишу... )) Будет очень крутой замес сюжета. Никакой воды - только экшен! Обещаю. Из-за большой занятости на работе, не могу отдаться всецело на написание этого труда, но как только есть свободная минутка, сразу же пишу. Так что, скоро продолжение! ))
Alekssnegr00:34 04.12.2019
Замечательно и интригующе интересно, что же дальше... Жду продолжения. Спасибо.
Abits12:26 29.11.2019
lyrnist, рад, что вам немного понравилось. )
Lyrnist22:36 28.11.2019
Какие неустойчивые в будущем системы... Надо было Ивана катапальтировать прямо во сне, чтобы он приходил в себя уже подвешенным. Но в целом любопытно.

Книги автора

Озаряемая созвездием Ориона (далее...)
Автор: Abits
Роман / Фантастика
Он спустился с небес, чтобы подарить людям жизнь
Объем: 0.27 а.л.
22:48 23.03.2021 | 5 / 5 (голосов: 2)

И помер… (никому неизвестный)
Автор: Abits
Рассказ / Философия
Аннотация отсутствует
Объем: 0.016 а.л.
13:32 26.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 5)

Доколе!
Автор: Abits
Рассказ / Реализм Сюрреализм Фантастика
Мы те кто мы есть
Объем: 0.086 а.л.
01:37 21.05.2020 | 4.66 / 5 (голосов: 3)

Соня
Автор: Abits
Рассказ / Хоррор
Нам не дано узнать историю камня у дороги...
Объем: 0.177 а.л.
18:30 12.04.2020 | 5 / 5 (голосов: 15)

Коммунисты
Автор: Abits
Рассказ / Проза Реализм Сказка
сходство с реальностью абсолютное!
Объем: 0.206 а.л.
14:12 17.05.2019 | 4.88 / 5 (голосов: 9)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.