Дима.

Рассказ / Драматургия, Проза, Психология, Реализм, Юмор
Посвящается моему любимому Дяде.

Зимой неизвестного года родился некий Дмитрий Иванович Беззубов.  

 

Родился в некотором доме, которое находилось в некотором селе некоторой области.  

 

Мать и Отец Дмитрия Ивановича были обычными селянами и вели типичный для селян образ жизни, который маленького Дмитрия Ивановича не устраивал, ведь он жаждал выбраться в то место, которое он наблюдал в старом отцовском журнале.  

 

Как ему объясняла мать, местность, которую неокрепшему уму повезло лицезреть, зовется городом.  

 

Для этого Дмитрий Иванович прилежно учился в школе, посещал библиотеку и математический кружок.  

 

Именно благодаря последнему он смог впервые увидеть вживую то, что зовут “городом”.  

 

Дима был приятно удивлен увиденным. Дома раз в десять больше тех домиков, что он регулярно наблюдал в своем селе. Каменные дороги вместо той вязкой земляной жижи, в которую ему приходилось вступать каждый раз, когда он добирался до школы или библиотеки. А наибольшее изумление у Димы вызвал подземный туннель, где по металлическим балкам разъезжали агрегаты, по форме напоминавшие вилы граблей. Местные называли этот туннель – “Метро”.  

 

Эта поездка стала в будущем одним из самых ярких воспоминаний.  

 

Потом Дмитрий Иванович Беззубов вырос, что было, сами понимаете, неизбежно.  

 

Ему стукнул 18-ый год.  

 

А в унисон его совершеннолетия наступили и итоговые экзамены, которые Дима сумел благополучно сдать на максимальный балл, что позволило ему исполнить главную его мечту – уехать жить в город.  

 

Родители долго не отпускали уже не маленького Дмитрия Ивановича. Уговаривали его остаться. Но все же ему удалось их уговорить, пусть им было и тяжело.  

 

“Не забывай нас, сынок. ” – последнее, что услышал Дмитрий Иванович перед тем, как дверца автобуса встала поперек между лицами сына и отца.  

 

Так Дмитрий Иванович Беззубов уехал в город.  

 

В городе он занимался всем тем, чем занимаются все подобные “Дмитрии Ивановичи”, когда только приезжают в город: поступают в институт, на некую специальность с длинным скучным названием, но которая связана с правом, юриспруденцией и прочими бумажными делами.  

 

Дмитрий Иванович закончил один из Юридических институтов, который не отличался от тысячи других Юридических институтов.  

 

Окончил с отличием, красным дипломом, золотой медалью и ухудшившимся от постоянных попыток разобрать плохо пропечатанные буквы зрением.  

 

Зато он смог пойти работать в некую юридическую контору, которая занималась консультацией по юридическим делам.  

 

Так Дмитрий Иванович в ней и работал.  

 

Не год.  

 

И не два.  

 

И даже не три.  

 

Работал он в этой конторе столько лет, что даже у человека со всеми возможными генетическими мутациями пальцев не хватит показать это число.  

 

При чем не просто работал, а, как говорят в народе, поднимался по карьерной лестнице.  

 

Также за время работы Дмитрий Иванович успел заработать себе кучу друзей среди коллег. При этом, чем больше имущества было у Дмитрия Ивановича, тем больше друзей у него появлялось. Такие разные в своей внешности и своем характере, но такие одинаковые в своих мотивах.  

 

Обостряло ситуацию еще и то, что Дмитрий Иванович был сам по себе добродушным и наивным человеком. А, сами понимаете, сочетание добродушности и наивности – самый огнеопасный коктейль в пожаре чужой жадности и лицемерия.  

 

Таким образом, у Дмитрия Ивановича было двадцать шесть лучших друзей, сорок три хороших друга и восемьдесят семь приятелей, а про хороших знакомых даже можно не заикаться.  

 

И да, как вы уже догадались, от этой кипы друзей сам Дмитрий Иванович ничего не получил, кроме табачной зависимости.  

 

И вот, как тигр настигает жертву, в один зимний день Дмитрия Ивановича Беззубова настигло пятидесятилетие.  

 

К этому времени у него было все, что нужно мужчине его возраста: высокая должность в юридической компании, трехкомнатная квартира, машина, дача, сбережения на “черный день” и даже совесть.  

 

Только одинок был старик. Не было ни жены, ни детей. А родители умерли через три года после того, как Дмитрий Иванович уехал в город. Даже домашнего питомца у Дмитрия Ивановича не было. И не потому, что он их не любил (наоборот, он обожал и кошек, и собачек, и хомячков, и даже попугайчиков), а о от того, что у него на любую живность была страшная аллергия.  

 

День своего пятидесятилетия Дима начал обычно: с пробуждения в шесть часов утра. Продолжение утра также беды не предвещало: Дима умылся, почистил зубы, сделал себя яичницу с кофе, позавтракал…. В общем, все утренние ритуалы были успешно проведены, и в половину восьмого наш герой уже сидел в машине, которая по замерзшим дорогам добиралась до конторы.  

 

В конторе Дима занимался тем же, чем и всегда: подписывал будущую макулатуру, ставил печати, вежливо и учтиво раздавал указания своим подчиненным, которых любил, как родных детей. А в перерыве от рутины находился в курилке, где травил анекдоты с одним из двадцати шести лучших друзей.  

 

День, как день…  

 

И где-то между восемью и девятью часами, когда на улице сумерки уже поглотили многоэтажки, Дмитрий Иванович продолжал заниматься тем, за что ему платили уже почти тридцать лет. И, когда наш герой подписывал очередное завещание очередной вредной старухи с нулевым знанием юриспруденции, к нему подошел Алексей Петрович, один из самых лучших среди всех двадцати шести лучших его друзей. Он уже приготовился бросить на него свой обычный добродушный взгляд, как вдруг перед его замыленными от десятков бумажек глазами проскользила знакомая рука и не просто проскользила, а смахнула все со стола: от забитого до основания органайзера до именного степлера.  

 

“Леш, ты чего? ” – почти шепотом спросил Дима своего друга.  

 

“Теперь это мое рабочее место. ” сказал Алексей, поставив на стол Дмитрия Ивановича огромную коробку с вещами, из которой торчал уголок ноутбука и кипа различных бумаг.  

 

“ В смысле? ” – искренне не понимая, продолжал расспрос Дмитрий Иванович.  

 

Алексей ему ничего не сказал, но дал ему в руки бумажку, на которой было написано: “Увольнение по собственному желанию” и далее куча пафосных юридических терминов.  

 

На глаза Дмитрия Ивановича наворачивались слезы. Он побледнел. Ноги его стали подкашиваться, а движения стали ватными.  

 

Он смотрел на Алексея своими влажными глазами, но тот лишь бросил на него мерзкий взгляд абсолютного победителя.  

 

Потом пришли два огромных бугая, которые напоминали обнаглевших бульдогов. Их фуражки висели, будто навес, скрывающий ужасающий фасад.  

 

Эти ошибки сельского среднего образования схватили руки Дмитрия Ивановича и понесли его к выходу. Он им не сильно сопротивлялся, лишь иногда потрясывал ногами.  

 

Несмотря на отсутствие сопротивления, Дмитрия Ивановича не просто довели до выхода, а выбросили с силой, с которой сжимается челюсть бегемота. Да так, что он, бедняга, порвал свой любимый рабочий костюм.  

 

Нашему герою было больно. Больно морально и больно физически. Но ему удалось подняться на ноги.  

 

На улице было холодно. Снег падал Диме на голову, но он не обращал на него внимание, ведь холод и боль в его голове был куда сильнее. Ситуация осложнялась еще и тем, что Дима начал осознавать происходящее.  

 

Он стоял и смотрел.  

 

Долго смотрел.  

 

Смотрел на небоскреб, в котором он еще час назад подписывал очередную бумажку. А сейчас единственная оставшаяся бумажка – это купюра в тысячу рублей в его кармане.  

 

За своей спиной Дмитрий Иванович услышал скрип вечернего снега, стремительно приближавшийся к нему.  

 

“Привет, Юр. ” – сказал Дима добродушно, встав полубоком.  

 

“Здравствуйте, Дмитрий Иванович. ” – ответил ему Юрий, единственный уборщик в конторе. Хороший и трудолюбивый парень.  

 

“Ты ко мне или просто мимо проходил? ” – спросил Дима, гложимый чувством искреннего любопытства.  

 

“К вам мимо проходил. ” – с простодушной ухмылкой ответил Юра.  

 

Дима ответил взаимной ухмылкой.  

 

“А если серьезно, то хотел вам кое-что рассказать. ” – добавил потом Юрий, положив Дмитрию Ивановичу руку на плечо.  

 

“Рассказывай. ” – сказал заинтригованный Дима Юрию.  

 

“Я видел, как Алексей Петрович с еще двадцатью пятью ребятами были в кабинете директора. Они уговаривали его, чтобы он уволил вас под предлогом, что вы якобы выдаете не всю зарплату. ” – говорил ему Юра, словно проповедник нерадивому ученику.  

 

Дмитрий Иванович потупился, осмысливая услышанное.  

 

“Но я же выдавал им столько, сколько они заслуживали? ” – спросил Дима удивленно.  

 

“Да. Но людям всегда хочется больше. ” – заметил Юра с горечью.  

 

“А я считал их друзьями. ” – почти про себя сказал Дима.  

 

“Это да. Такие актеры пропадают. Так сыграть дружбу нужно уметь. МХАТ тихо завидует. ” – выпалил Юра с ухмылкой.  

 

Дима ответно усмехнулся в ответ, хоть его и разрывало изнутри, словно на полость его желудка сбросили атомную боеголовку.  

 

Уборщик и бывший начальник отдела некоторое время еще постояли. Каждый со своими мыслями. Каждый со своими проблемами.  

 

“Я пойду. Мне еще работать надо. ” – сказал Юра и пошел, скрипя снегом.  

 

“Постой” – остановил его неожиданно Дмитрий Иванович – “Я хочу тебе задать еще один вопрос. ”  

 

“Валяйте” – спокойно и как-то по-доброму ответил ему Юра.  

 

“Почему ты продолжаешь работать в этой…” – Дмитрий Иванович на секунду замялся – “в этом театре лицемерия? ”  

 

“Два слова: жена и дочка. ” – очень просто ответил ему Юра.  

 

“Я думал “два слова” – это “теща пилит”. ” – улыбаясь, сказал Дмитрий Иванович.  

 

“Не без этого, конечно. ” – добродушно сыронизировал Юра и ушел, сверкая Дмитрию Ивановичу своей щуплой спиной.  

 

“Пора домой. ” – подумал про себя наш герой и направился в сторону своего автомобиля.  

 

Машина стояла неподалеку. Дима сел в нее и растекся в сиденье, как масло под палящем солнцем. Уперевшись макушкой в мягкую обивку, он глядел в потолок. В его лысеющей голове гонялось куча мыслей, которые, словно кислота, медленно разъедали его черепную коробку.  

 

Спустя некоторое время машина все же тронулась с места…  

 

Мимо замыленных Диминых глаз проносилась дорожная разметка, которая сливалась в причудливую белую фигуру, деревья, ветки которых грозно нависали над ночным шоссе, многоэтажки, к которым Дима за тридцать лет житья в городе стал холоден и равнодушен.  

 

Так бы он и наблюдал всю эту завораживающую картину по ту сторону лобового стекла, если бы в глаза ему не начало бить неприятное красное свечение, источник которого находился где-то на приборной панели.  

 

Этим свечением оказался индикатор наличия бензина. А его цвет говорил не в пользу нашего героя…  

 

Диме ничего не оставалось, кроме как припарковаться в ближайшем месте, да так, чтобы ещё и штраф люди с полосатыми палками не назначили.  

 

“Пиу-пиу” – прозвучал сигнал, информирующий о том, что машина заперта.  

 

Свою ласточку Дима остановил напротив парковки супермаркета. Что ж, с логичностью этого решения не поспоришь.  

 

В городе привычка ходить пешком у нашего героя атрофировалась, поэтому он решает дойти до ближайшей бензоколонки, которая, кстати, действительно оказалась поблизости.  

 

Узнав от главной местной старожилы помоек дорогу, Дима отправился в путь.  

 

Руки в карманах, голая голова, ибо шапка осталась на работе и пепел в глазах, который остался от угасшего огня – так можно было охарактеризовать Диму в данный момент. Внутри него происходили процессы разной степени неприятности, пока хлопья снега продолжали безмятежно парашютировать вниз.  

 

Вскоре где-то на горизонте замаячила верхушка со знакомым сочетанием букв “***нефть”. Единственное, что удалось Диме сохранить за годы службы, это зрение, поэтому такая картина приятно радовала его. Он даже немного ускорил шаг.  

 

В какой-то момент вышло так, что только пешеходный переход отделял героя от заветного бледно-желтого огнеопасного коктейля.  

 

Дима только собрался сделать первый шаг, как вдруг его взгляд зацепился за будоражащую его кровь картину: ржавая будка, которая, видимо, играла роль остановки и мать с девочкой-инвалидом.  

 

Мать была одета скромно. Милая, но потрепанная, шапка с бон-боном. Дешёвый шарф. Бежевое пальто, которое было единственным приличным элементом этого наряда. Черные простенькие лосины. А также ботинки на небольшом каблуке, который от возраста уже начинал пошатывается, словно молочный зуб перед тем, как переехать из ротовой полости в пухлую детскую ладошку. Всю эту грусть воплоти, кроме пальто, спасало ещё милое и не зачерствевшее от длительной жизнедеятельности лицо. Маленький нос с родинкой на переносице. Пышные, но не толстые, щеки. Аккуратные брови. И тоненькие светлые губы, которая деформировались в ослепительную улыбку, будто на секунду возвращая солнце в эту цитадель мрака.  

 

Девочка была не менее прекрасным цветком. На вид ей было лет шестнадцать. Лицо свежее, как трава после дождя. Тонкие, хрупкие ручки, которые будто поломаются от лёгкого дуновения ветерка. На ней была очень пышная шапка крупной вязки, приятного коричневого цвета. Ее скулы прикрывали чёрные, как космические просторы, пряди волос, которые мягко ложились на ее хрупкие плечи. Ее острые колени прикрывал поношенный плед.  

 

Дима смотрел на них где-то минут пять. Он почти забыл про то, что у него машина стонет от бензинового голодания. Он даже запамятовал о том, что ему надо будет с завтрашнего дня покупать газеты с объявлениями о работе. Он был сильно очарован увиденным.  

 

Отвлекло его только пищание машины, которая чуть не сбила его.  

 

До Димы в этот момент дошло, что он так замечтался, что оказался на середине дороги. И чтобы не стать частью асфальта, ему пришлось слегка ускориться.  

 

Оказавшись по ту стороны доски для рисования дорожной разметки, Дима решил подойти и познакомиться с той сказочной парочкой, что он увидел.  

 

“Девушки, что вы тут на холоде стоите? ” – спросил Дима робко у девушек.  

 

“А? Что? ” – сказала недоуменно мать.  

 

“А! Вы тот мужчина, которого чуть машина в бок не поцеловала? ” – опомнившись, сказала она.  

 

“Ну, да. ” – еще более робко сказал Дима. Его щеки покраснели и при этом не от холода.  

 

“Ты веселый. ” – добродушно сказала дочка.  

 

Дима улыбнулся и покраснел еще больше.  

 

“Так что вы тут такие красивые стоите на морозе? ” – повторил Дима свой вопрос.  

 

“Автобус ждем. Так то он должен был приехать еще минут сорок назад, но почему-то задерживается. ” – сказала мама.  

 

“А как вас зовут? ” – вдруг спросила дочка.  

 

“Дима. ” – попытался спокойно ответить Дима, но неестественная пауза между слогами нарушила его планы.  

 

“А я Марго. ” – представилась девочка в ответ.  

 

Мать в этот момент грозно покосилась на Марго, но нормы приличия были сильнее ее личных убеждений, поэтому она тоже представилась: “Елена. ”  

 

“Очень приятно. ” – сумел из себя выдавить смущенный Дима.  

 

После этой штампованной фразы повисло неловкое молчание, которое решил нарушить Дима.  

 

“Я вообще-то направлялся за бензином, поэтому могу подвезти вас после того, как заполню бак. ” – вымолвил он.  

 

Формулировка была не из лучших, но девушки явно заинтересовались таким предложением.  

 

В особенности Марго, которая вопила: “Да! Да! Да! Давайте! ”  

 

Но Лена, аккуратно захлопнув варежку дочки своими нежными руками, произнесла пугающую в любой ситуации фразу: “Нам нужно это обсудить. ”.  

 

Они переместились в дальний от Димы угол остановки. Лена бросила на Диму угрожающий взгляд через плечо, который как бы говорил: “Не подслушивай, а то без ушей останешься! ”. Диму этот взгляд привел в чувство и тот переместился быстрым, словно пританцовывая, шагом в противоположный угол, как бы говоря: “Уши мне еще нужны. ”. Избавившись от лишних слушателей, Лена наклонилась к Марго для важных переговоров.  

 

“Мам, ты чего? ” – начала Марго первой.  

 

“Мне он не нравится. ” – выразила Лена свою гражданскую позицию и при этом ответила на вопрос своей дочки.  

 

“Почему? Приличный моло…” – на этом моменте Марго остановилась и окинула своим сомневающемся взглядом Диму – “Немолодой человек. Одет неплохо, взгляд добрый, скромный, даже оружия нигде не наблюдается. ”  

 

“Тихо ты, еще услышит! ” – почти завизжала Лена – “Ну, да, выглядит он неплохо, но только подозрительный какой-то. ”  

 

“Говорит мне женщина, которая три года встречалось с человеком, который носил нож за пазухой. ” – парировала без колебаний Марго.  

 

“Он говорил, что он охотничий. Я тебе уже об этом говорила. ” – покраснев, попыталась оправдаться Лена.  

 

“Мама, не будь дурой. Хороший мужик. ” – начала Марго давить на свою мать – “Тем более, я уже себе все руки отморозила здесь стоять. Да и твои синие губы говорят о том, что... ”  

 

“... Ладно. ” – скрипя зубами, согласилась Лена.  

 

Дима, стоявший в томительном ожидании, не успел глазом моргнуть, как перед ним воцарилась фигура покрасневшей от великого смущения Лены, которая, сжимая сильно в руках коляску Марго, произнесла: “Мы согласны…”  

 

“Хорошо. ” – почти взрываясь от счастья, прошипел Дима.  

 

Лена покорно кивнула, а Марго озаряла тьму самой искренней детской улыбкой.  

 

“Тогда пойдемте! Я сейчас затарюсь бензином, и мы поедем. ” – произнес воодушевленно Дима.  

 

Таким образом, наша троица отправилась в путь, который коренным образом изменит их жизнь.  

 

Расправившись максимально быстро с бензиновой проблемой, Дима решительно двинулся к своей машине.  

 

Идти надо было минут двадцать, поэтому рано или поздно должен был завязаться разговор. Разговор же штука такая: дай ему немного времени и людей и он вспыхнет.  

 

“Дмитрий, а кем вы работаете? ” – начала вдруг спрашивать Марго.  

 

“Ох… С сегодняшнего дня никем. ” – честно, но с горечью ответил Дима.  

 

“То есть вы теперь безработный тунеядец? ” – со жгучей язвой спросила Лена.  

 

“Мам?!” – окликнула Марго свою мать. Та лишь бросила косой вопросительный взгляд.  

 

“Ничего. Твоя мама права. ” – успокоил Дима заведенную Марго.  

 

Елена смотрела в спину слегка приунывшему Диме. Такая честность и прямота ее поставили в тупик. Она была такой женщиной, что ей сложно было признать свою неправоту, а в данном случае это была неправота.  

 

В общем, продолжение знакомства было не менее удручающим, чем начало. Но ситуацию немного изменила Марго…  

 

“Дмитрий, вы любите кино? ” – спросила она.  

 

“Я? В целом, да. Особенно люблю старые вестерны. Когда я был еще мальчишкой, их нам привозили в деревню. “ – с чувством приятной ностальгии ответил Дима.  

 

“Вы из деревни? ” – заинтересовалась неожиданно разговором Лена.  

 

“Да. До совершеннолетия жил там. ” – спокойно ответил Дима.  

 

“По правде говоря, я сама из деревни. ” – продолжала проявлять интерес Лена. Она в этот момент начала раскрываться и расцветать.  

 

“Правда? Как здорово! ” – высказал наш герой свое искреннее восхищение.  

 

“И нам, кстати, тоже привозили старые вестерны. ” – сказала Лена, погрузившись в воспоминания о тех временах, когда она была еще девочкой.  

 

Между нашими знакомыми начало пропадать это напряжение, вызванное эффектом раннего знакомства. Они стали раскованнее и свободнее. Даже Лена, которая наиболее скептически относилась к Диме, начала потихоньку остывать и привыкать к такому раскладу вещей.  

 

Так наши герои не заметили, как дошли до машины.  

 

За это время зимняя вьюга потрепала любимую ласточку Димы. Снег накрыл ее где-то по пояс, если отверстие для заливания бензина считать за импровизированный пупок. Она смотрелась как малыш, одетый в идеальную в своей белизне кофту.  

 

Лена, Марго и Дима подошли к этому металлическому монстру. Каждый со своим настроением: Дима с приятным чувством, вызванное предвкушением новых и, возможно, приятных знакомств, Марго с чувством счастья от того, что ей уже не надо стоя... простите, сидеть на морозе, а Лена, сохранив остатки своей хмурости, подходила к машине с ощущением волнения, ибо она еще не до конца доверяла Диме.  

 

Не успел Дима подойти к автомобилю, как Лена слегка озадачила его прелюбопытнейшим вопросом: “Дмитрий, а как вы коляску повезете? ”.  

 

Дима немного недоуменно почесал голову в районе начинающего сидеть затылка, но быстро придумал, что делать с этой неприятностью: “Легко! Привяжу к верхнему багажнику. У меня есть стяжки, которыми можно закрепить колесницу. ”  

 

Лена незаметно, но сильно, ткнула локтем Диму. Ее не устроила эта невинная насмешка в лице “колесницы”. Хотя в целом ответ ее устроил. Ей даже стало неловко, ведь это был ее последний шанс избавится от Димы.  

 

“Вас посадить в машину, пока я не начал бензин заливать? Или вы постоите и подождете? ” – спросил Дима, открыв демонстративно дверь.  

 

“Мое высочество предпочло бы расположится в этом величественном агрегате! ” – шутя, говорила нарочито стервозно Марго.  

 

Все засмеялись. Даже Лена пустила смущенный смешок.  

 

“Хорошо. ” – очень добродушно сказал Дима и пошел исполнять просьбу самоназванной баронессы.  

 

Лена вымолвила что-то похожее на имя ее дочери, но произнесла она это так сдержанно, что сложно было разобрать точно.  

 

“А вы, Елена? ” – сквозь пелену сильного страха сказал Дима.  

 

“Постою, пожалуй, здесь. ” – с легкой хитрецой ответила Лена.  

 

“Ну, ладно. ” – очень просто ответил Дима, откручивая крышку канистры.  

 

Марго в это время, минуя наиболее крупные снежные глыбы, подъезжала к машине. Дима не сразу это заметил, но как только обратил внимание, подбежал к ней, аккуратно перебирая своими мальца обвисшими от долгой офисной работы ногами. Потом он, обогнав Марго, ловким движением руки открыл дверцу автомобиля. В этот момент к ним подбежала Лена, схватила Марго за пояс обеими руками, и начала теребить бедняжку туда-сюда, пытаясь немного приподнять ее, чтобы загрузить в машину.  

 

“Я помогу вам. ” – сказал Дима.  

 

“Нет. ” – отрезала Лена.  

 

“Это был не вопрос. ” – отрезал в ответ Дима и, не говоря больше ничего, принялся помогать Лене.  

 

Вместе они быстро поместили Марго в салон, на заднее сидение. Затем Дима постарался как можно более тихо закрыть дверь, чтобы не побеспокоить Марго, но у него это, к его глубочайшему сожалению, не вышло – дверь, все равно, посчитала необходимым издать раздражающий звук, который напоминал взрыв атомной бомбы в сейфе из первосортного титана.  

 

Выдохнув с великим облегчением, наш герой пошел, наконец-то, наливать бензин в свою машину. Все же эта бедолага дождалась времени кормежки.  

 

Дима открыл бак, встал в позу штангиста и начал лить в эти ворота керосинового рая заветный благородный не напиток, но, в любом случае, “питательное” вещество.  

 

“Можно с вами кое-что обсудить? ” – очень серьезно спросила Лена, словно она сейчас интервьюировала самого президента.  

 

“Да, конечно. ” – не заметив подвоха, ответил Дима.  

 

“Зачем вам это? ” – сохраняя серьезность, говорила Лена.  

 

“Вам ответить честно? ” – став участником этого конкурса на самую серьезную серьезность, ответил Дима вопросом на вопрос.  

 

“... ” – Лена деликатно промолчала, но ее взгляд говорил за нее.  

 

“Хорошо. ” – ответил на ее многозначительное молчание Дима – “Просто я искренне этого захотел. ” – продолжил он и ослепительно улыбнулся, не оставив Лене и шанса на сомнение.  

 

“Вот сейчас, я, пожалуй, вам верю. ” – немного усмехнувшись, сказала Лена.  

 

Дима тоже кинул в воздух малюсенький смешок. Потом они друг-другу почти по-дружески улыбнулись, подписав ослепительностью своих улыбок условный мирный договор..  

 

Потом они сели в машину: Дима на месте водителя, а Лена рядом, на пассажирское сидение.  

 

Дима завел машину. Та начала приятно вибрировать и урчать. Видимо, я ее полностью удовлетворила порция 95-ого.  

 

“Поехали! ” – тоном выше среднего сказал Дима, нажимая параллельно педаль газа.  

 

В ответ на этот призыв Марго широко улыбнулась, а Лена лишь слегка приподняла уголки губ. Хотя в глазах ее был виден яркий блеск..  

 

Автомобиль тронулся, и наши герои отправились в свое небольшое путешествие.  

 

Дима осторожно крутил руль, Марго, опираясь на водительское кресло, смотрела в лобовое стекло, а Лена, отвернувшись, смотрела в окно. Свет от проносящихся мимо фонарей плавно скользил по их лицам.  

 

В салоне висело молчание, но не напряженное, как до этого, а приятное, когда не говорят не потому, что сказать нечего, а потому что атмосфера стояла такая, что говорить было вовсе не обязательно. Последним оплотом словесности в этом автомобиле были лишь редкие комментарии по поводу маршрута, которые иногда Лена давала Диме.  

 

Но нашлась одна особа, которой молчать долго было несвойственно…  

 

“А, может, в города поиграем? ” – проговорила своим звонким голосом Марго.  

 

“Хм..” – задумался Дима, поворачивая баранку – “Я не против освежить в памяти школьный курс географии. ”  

 

“Ох.. У меня был честный трояк по географии, но я бы тоже не отказалась занять чем-нибудь голову на время дороги. ” – немного равнодушно протянула Лена.  

 

“Тогда давайте! ” – воодушевленно завопила Марго, замахав по сторонам своими крохотными кулачками, словно собака, довольно виляющая хвостом. – “А как будем отвечать? По часовой или против? ”  

 

“Давайте против. Хоть в этой игре можно заставить часы идти в обратную сторону. Пусть часы и образные. ” – мальца помрачнев, сказал Дима. Лена смотрела на него своеобразным взглядом, смешивающим удивление и уважение. А Марго лишь задумчиво посмотрела в окно, пытаясь вникнуть в Димино высказывание.  

 

“Славненько! Тогда давайте я начну? ” – вернувшись в свое обычное состояние и светясь от счастья, проговорила Марго – “Москва! ”  

 

“С козырей начала. ” – насмешливо вбросил Дима.  

 

Лена задумалась, приставив указательный палец правой руки к подбородку.  

 

“Архангельск. ” – игриво сказала Лена и не менее игриво посмотрела на Диму, невербально намекая, что наступила его очередь.  

 

“Что? Мне уже нужно говорить? Как вы быстро! ”- шутливо ноя, сказал Дима – “Пусть будет Киров. ”  

 

“Киров? Интересно! ” – слегка издевательски протянула Марго. – “Тогда я скажу: “Владивосток”. ”  

 

“Ага…” – призадумавшись, протянула Лена. – “Крым! ” – гордо прогремела она.  

 

“По секрету скажу, что Крым – это полуостров. ” – сказал Дима так, словно объяснял первокласснику простую арифметику.  

 

“Блин! ” – выругалась Лена, немного покраснев. – “Тогда пусть будет Калининград. ”  

 

“Детройт. ” – ни секунды не думая, сказал Дима.  

 

“Тверь, в рот мне дверь! ” – не менее мгновенно ответила Марго.  

 

Все засмеялись.  

 

“Ростов…” – Лена хотела поддержать затею Марго, но замялась – “... стишок весёлый не готов. ”  

 

Все снова засмеялись.  

 

“А в Ростове неплохо жить, кстати. ” – начал вдруг Дима.  

 

“А вы там были? ” – закономерно спросила Лена.  

 

“Да. По командировке. ” – ответил он с легким чувством ностальгии.  

 

“А кем вы работали? ” – осторожно спросила Марго. Она понимала, что для Димы это больная тема.  

 

“Бумажки перебирал, да подписывал. ” – скрывая горечь под маской широкой улыбки, ответил Дима.  

 

“А зачем это нужно? ” – продолжала расспросы Марго.  

 

“Чтобы понять, зачем это нужно, мне пришлось проучиться пять лет в институте. ” – смеясь, ответил Дима.  

 

Лена и Марго засмеялись.  

 

“Лена, а вы кто по образованию? ” – пользуясь общим хорошим настроением, решил Дима поинтересоваться.  

 

“Не поверите. Повар-кондитер. ” – улыбаясь, говорила Лена.  

 

“Почему не поверю? Дочка у вас – конфетка! ” – шутя, говорил Дима.  

 

Все в очередной раз засмеялись.  

 

“Но работаю секретарем. ” – пожаловалась немного на жизнь Лена.  

 

“Вы берете за возможность приготовить несколько сотен видов пончиков? ” – не сильно удачно, но задорно, пошутил Дима.  

 

Все… Нет, не засмеялись, а лишь сдержанно захихикали.  

 

По ту сторону салона продолжали пробегать ряды деревьев и фонарей, которые из-за разности в росте напоминали эквалайзер. Иногда даже проглядывал свет из окон мимо пробегающих домов.  

 

Так они и ехали. Весело и непринужденно. За это время они начали узнавать о себе больше и, таким образом, сближаться. Та напряженность в отношениях исчезла почти полностью.  

 

Через пятнадцать минут они уже были в центре города. Наши герои успели уже обсудить весомую часть биографии каждого из них, кино, музыку, а на въезде в центр уже начали обсуждать политику.  

 

Ещё где-то через двадцать минут они уже приехали на место.  

 

Машина остановилась, мотор уже давно затих, а из машины продолжал доноситься громкий смех. Как понимаете, у Димы, Лены и Марго было все хорошо.  

 

Их уже можно было назвать друзьями. Возможно, даже хорошими друзьями.  

 

“Вот мы и приехали. ” – подытожила Лена, смотря прищурясь сквозь окна автомобиля.  

 

“Пойду вытащу Марго. ” – прошипел почти про себя Дима, параллельно выходя из машины.  

 

Он обошел машину и встал напротив двери, позади которой мариновалась Марго.  

 

“Ты готова? ” – спросил Дима Марго, распахивая дверь.  

 

Да, они уже обращались друг к другу на “ты”.  

 

“С рождения! ” – уверенно сказала Марго.  

 

Лена к тому времени тоже решила подсуетиться и поспешно вышла из машины.  

 

Дима вытащил ноги Марго, пока Лена доставала с крыши автомобиля ее коляску. Потом они дружно посадили ее на ее двухколёсного друга.  

 

“Фух..” – облегченно выдохнула Марго, удовлетворенно разместив руки на подлокотники.  

 

Они стояли втроём: Лена за Марго, держась за ручки коляски, Марго сами понимаете, а Дима напротив этих двоих.  

 

Они понимали, что их путешествие на сегодня подошло к концу, но никто не решался первым дернуть эту нитку.  

 

Спустя секунд десять нависшую тишину нагло нарушила Марго.  

 

“Мам, я замёрзла. ” – произнесла та, закинув голову вверх.  

 

“Пойдем домой. ” – ответила ей Лена.  

 

Дима только стоял и, улыбаясь, смотрел на них.  

 

“Дим, спасибо тебе за все. Ты настоящий друг! ” – сказала Марго, ослепляя Диму своей яркой юношеской улыбкой.  

 

“Не за что. ” – единственное, что смог выдавить из себя этот чурбан.  

 

“Да, Дим, спасибо, что подвёз меня и Марго. Так бы мы, наверно, и стояли на остановке, пока не умерли бы от обморожения. ” – присоединилась Лена к благодарностям.  

 

“Да, ладно. Вам спасибо, что согласились. Это были отличные двадцать минут. ” – покраснев, сказал Дима.  

 

“Да, отличные. ” – сказала Лена, задумчиво смотря в небо. – “Мы, наверное, все таки пойдем. ’ – добавила потом она.  

 

“Хорошо. ” – спокойно сказал Дима.  

 

Девочки развернулись и отправились в сторону ближайшей многоэтажки.  

 

Дима в это время сел в машину, протер запотевшее окно и начал смотреть в спину девушкам, с которыми тот имел счастье познакомится. Они медленно растворялись в белой пелене ночного снега.  

 

Когда Лену и Марго стало совсем сложно рассмотреть, Дима решил потихоньку выдвигаться, как вдруг в окно ему постучала откуда-то появившаяся Лена.  

 

“Что-то забыла? ” – сказал Дима, приоткрыв окно дверцы.  

 

“Нет. Просто хотела спросить тебя: ты свободен завтра утром? ” – ответила ему Лена.  

 

“С сегодняшнего дня я в принципе свободен. А что-то нужно? ” – спросил Дима.  

 

“Да. Можешь завтра часов в девять приехать сюда и отвезти нас кое-куда? ” – покрывшись багрянцем, говорила Лена.  

 

“Да, конечно. ” – сдерживая свой величайший восторг, сказал Дима.  

 

“Хорошо. Отлично! Спасибо! ” – взорвалась счастливая Лена и смачно поцеловала Диму в щечку.  

 

Марго все это видела и облегчённо улыбалась.  

 

“Наконец-то, хорошего нашла! ” – думала она про себя.  

 

Потом Лена отвернулась и пошла обратно.  

 

Дима в этот раз не стал смотреть вслед. Ему грело душу знание того, что он завтра увидит Лену и Марго. Затем он завел машину и уехал, оставив на земле идеально ровные параллельные линии.  

 

Лена и Марго ещё минуту стояли и смотрели на машину, в салоне которой они получили одно из самых приятных воспоминаний за последние годы.  

 

“Сегодня был ужасно сбалансированный день. ” – думал Дима, все дальше отдаляясь от девочек- “Начало дня было обычным, а, значит, никаким. А вот середина дня была отвратительной и безобразной. И тут даже дело не в потере работы, а, скорее, в осознании своей безнадёжной бестолковости, когда дело касается в выборе друзей. Но день спасли вот эти пару часов, за которые я успел познакомится с Леной и Марго. Ничего необычного: простое общение, но как же его, видимо, нам не хватает, раз оно сейчас доставило мне такое блаженство и благоговение от предвкушения предстоящей новой встречи. Хотя, нет. Это было не простое общение. Это было честное общение, которое не требовало тщательного подбора слов. Можно было просто говорить. Говорить обо всем. ”  

 

В тело Димы поступало приятное тепло каждый раз, когда он думал о Лене и Марго. Особенно, когда думал о Лене.  

 

Дорога до дома уверенно сокращалась.  

 

В атмосфере холода и боли у Димы осталась лишь надежда. Надежда на светлое будущее...  

 

| 105 | оценок нет 21:34 10.01.2019

Комментарии

Книги автора

Зачем нужны мужчины?
Автор: Tvorenja_ne_tvorca
Стихотворение / Поэзия Драматургия Психология Философия Юмор
Мужчина - самое неуклюжее существо, созданное богом (или пришельцем, или кем-то там еще....). Но, как говорит Маяковский, "если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно".
14:30 01.09.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Анимация, как вид садомазохизма.
Автор: Tvorenja_ne_tvorca
Рассказ / Мемуар Юмор Другое
Кусок моей жизни.
00:22 14.08.2018 | оценок нет


Жду, жду, жду...
Автор: Tvorenja_ne_tvorca
Стихотворение / Абсурд Чёрный юмор Юмор Другое
Все мы чего-то ждём, но забываем о том, что мы можем этого "чего-то" не дождаться...
13:24 25.06.2018 | 4.85 / 5 (голосов: 7)

Апокалипсис вчера
Автор: Tvorenja_ne_tvorca
Рассказ / Абсурд Байка Пародия Чёрный юмор Юмор Другое
Ирония с привкусом сломанных костей.
01:46 20.06.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019