Искушение

Рассказ / Реализм
Аннотация отсутствует
Теги: дхритика полиамурия тайга

 

 

 

Саша и Яна сидели у себя на кухне. Был ранний вечер. Он курил сигарету "Минск"; она – "Русский стиль".  

 

– Хорош уже курить свой "Минск", – сказала Яна. – Кури "Русский стиль"! Этот "Минск" твой... Дрянь же несусветная.  

 

– А "Русский стиль" лучше, что ли? Такая же дрянь.  

 

– Лучше-лучше. Ненамного, правда. О, у нас же есть табак. Купила вчера. "Голден Вирджиния". Давай по самокруточке, а?  

 

– Не, я лучше "Минск", – Саша добил сигарету парой быстрых затяжек и впечатал окурок в миниатюрные чугунные сани, служившие пепельницей, а может, изначально созданные в качестве пепельницы, теперь это уже трудно было установить.  

 

– Лифчик посоветуй, – попросила Яна. – У меня два. Черный и белый. Лучше, наверное, белый. На контрасте с прической, – у Яны был темный "ежик".  

 

– Лифчик, зачем тебе лифчик, – поморщился Саша, будто услышал что-то неприятное. – Ты же не носишь.  

 

– Хочу нарядиться девочкой! Ну Саааша, хорош кукситься, че ты как маленький, ну хочешь, я никуда не поеду!  

 

– Нет. Поезжай.  

 

– "Поезжай", – передразнила Яна сашину интонацию, – Будто хочешь этим что-то себе доказать. Мне твои напряги ни к чему. Если тебе хоть чуточку в напряг – давай я все отменю к чертовой матери! Останусь здесь, с тобой.  

 

– Как хочешь, – пожал плечами Саша.  

 

– Как я хочу? – переспросила Яна. – Ну, я поехать хочу. Иначе и не подписалась бы. Ладно, ок. Пора выдвигаться... – Яна вышла из кухни и вернулась в просторной футболке в кислотных разводах, – Это лучше? Или... – Яна исчезла в коридоре еще на некоторое время, – Или вот такое? – Теперь на ней была светло-серая майка в обтяжку. – Не могу решить.  

 

– Хм, – издал Саша оценивающий звук. – А низ?  

 

– Да в них и поеду, – Яна кивнула на свои шорты, – Тепло уже.  

 

– Угу, – Саша секунду подумал, – Эта лучше, – одобрил светло-серую майку, – Только надпись дурацкая.  

 

– Цитата, между прочим, из офигенской песни, – пробормотала Яна и пошла в коридор обуваться, – Кеды или босоножки? – спросила из коридора.  

 

– Да сама решай! – воскликнул Саша то ли реально злобно, то ли наигранно, присоединяясь к Яне в коридоре, – Ну, успехов, – толкнул Яну в плечо кулаком. – Желаю с пользой провести время.  

 

– Я-то проведу, – отозвалась Яна, шнуруя ярко-красные кеды. – А вот ты как тут без меня?  

 

– Да как-нибудь, – пожал плечами Саша.  

 

***  

 

В квартире было тихо и темно. Яна разулась и на цыпочках, чтобы не разбудить Сашу, прошла в ванную. Закрыла за собой дверь, пустила теплую воду. Присела на край ванны, слушая негромкий звук воды (струя была несильной, опять-таки чтобы не потревожить спящего). Встала, вымыла руки. Закрутила краны, подышала на зеркало. Пальцем вывела на запотевшей поверхности ивритскую букву "алеф", похожую на латинскую "N" со скругленными боками. Провела кулаком по зеркалу, стерла "алеф". Медленно выдохнула, и "алеф" опять возник. Яна усмехнулась, стряхнула капли воды с ладоней, вышла из ванной и погасила свет.  

 

В спальне помедлила, прежде чем лечь. Сашино дыхание было ровным, но Яна почуяла неладное.  

 

– Спишь? – решилась спросить вполголоса.  

 

– Нет, – ответил Саша тоже зачем-то шепотом.  

 

– Вот и славно, – заключила Яна в полный голос и стянула майку. – Займемся сексом.  

 

– О нееет, – простонал Саша.  

 

– Ну почемууу, – протянула уже полностью раздетая Яна и забралась под одеяло к Саше, тоже голому, круговыми движениями ладони она погладила его поочередно в районе правого и левого соска, исследовала указательным пальцем ложбинку солнечного сплетения, с силой провела по животу, забралась чуть ниже...  

 

– О нет, – повторил Саша, перехватил ладонь Яны и убрал в сторону.  

 

– "Нет" значит "да", – сказала Яна. – Чего ломаешься.  

 

– "Нет" значит "нет", – возразил Саша, откинул одеяло и сел в кровати спиной к Яне, опустив ноги на пол, поставив локти себе на колени и уперевшись скулами в кулаки.  

 

Яна встала, подошла к выключателю, зажгла верхнюю люстру.  

 

– Выключи, выключи, – зажмурился Саша на яркий свет.  

 

– Ща. Погоди-ка, – Яна подошла к комоду, на котором корешком вверх лежала раскрытая книга, взяла ее, уселась на комод, скрестив ноги.  

 

– "Постигни самую глубокую тайну ума, и ты увидишь, что нет ни вещей, ни отсутствия вещей", – прочла вслух. – Дхритика. Шестой буддийский патриарх. Это ты читаешь, не я! У тебя вот карандашиком подчеркнуто это место. Ты понял? "Нет ни ума, ни вещей! " – Яна захлопнула том, отложила. – А ты дуешься. Из-за ерунды.  

 

– Угу. Свет выключи.  

 

Яна спрыгнула с комода и погасила люстру. Села рядом с Сашей на кровать.  

 

– Так себе вообще-то было, – сказала. – Ожидала большего.  

 

– Это ты специально так говоришь, чтобы меня не расстраивать. Ну-ка, проверим, – Саша повернулся к Яне и втянул носом воздух в области ее ключицы, – Угу, так я и думал. Пахнешь кофе. Запах лжи.  

 

– Еще не хватало, – Яна энергично потерла себе шею, поднесла ладонь к лицу. – Каким еще кофе. Не пахну я никаким кофе...  

 

– Это нормально. Люди не ощущают собственный запах. Но я-то знаю. Всегда так пахнешь, когда гонишь. Может, и не кофе. Но похоже на кофе. Ну, выделяется там что-то у тебя. Феромоны.  

 

– Ладно, прости. "Феромоны", во даешь. Я действительно покривила душой. Мне вообще-то понравилось. Но ты мне тоже нравишься. И я тебя хочу. Не отвергай меня!  

 

– Угу. То-то же. Значит, понравилось.  

 

– Да, я как-то, знаешь, заранее чую, с кем покатит, а с кем бесполезняк. Эй, ты чего? – Саша уткнулся лицом себе в ладонь, – Ты чего, плачешь? – Но она видела, что не плачет.  

 

– А член? – слабо донеслось из-под ладони.  

 

– Что член? – не поняла Яна.  

 

– Больше, чем у меня?  

 

– Во даешь, во детский сад! Ну хорошо, проверим, – Яна встала, нажала кнопку выключателя, и Саша дернулся от яркого света, прижал ладонь плотнее к глазам.  

 

– Да, у него побольше, – оценила Яна. – Подлиннее.  

 

– Выключи, выключи! – взмолился Саша.  

 

Яна потушила свет. Села обратно к Саше на кровать. Взяла его ладонь в свою, отвела от лица.  

 

– Ну посмотри на меня, – попросила.  

 

Саша посмотрел.  

 

– Слушай, я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь, – заговорила Яна вполголоса. – Можем обсудить. Но если ты будешь вот так сидеть и на меня злиться до скончания века, это будет несправедливо и нечестно. Мы ведь заранее с тобой договорились. Это было нашей общей идеей. Ты сам предложил мне попробовать. Ты говорил, что мы, в первую очередь, друзья, и что тебе хорошо, когда мне хорошо. А все эти гендерные штуки не про нас. Ревность там, ну, всякое. Но если тебе в напряг, пусть это никогда не повторится. Как скажешь. Я не стану относиться к тебе хуже. Вот ответь мне: на что, на что ты сейчас обижаешься?  

 

Яна ждала ответа, но Саше не было, чем ответить. Он вдруг представил себя и Яну двумя большими растущими рядом деревьями где-то на лесной опушке, одно перед другим вопросительно полусклонилось, но это просто его естественная форма, никто никого ни о чем не спрашивает...  

 

Воображаемый лес пробудил реальное воспоминание. Лето, тайга, они с Яной сбились с дороги, а масштаб топографической карты, приобретенной в знаменитом магазине на Кузнецком Мосту, удручающе мал, целых два километра в одном сантиметре, солнца нет, небо – белая пелена, двинулись обратно, но пришли в неведомые болота. Нашли относительно сухое место, поставили палатку, заночевали, надеясь, что наутро прояснится, и можно будет пойти по солнцу. Не прояснилось. Блуждали еще целый день практически наугад по извилистой сети не обозначенных на карте тропинок, то и дело терявшихся в зарослях, и тогда приходилось возвращаться, пробовать другую тропинку. Иногда вдалеке за деревьями виднелся просвет, и тогда шли на просвет, уже не по по тропинке, напрямик сквозь бурелом, надеясь выйти на поляну или луг, но это оказывалось все то же болото. Ни людей, ни следов человека никаких не попадалось, и сознание начинало достраивать, домысливать желаемое: прямой древесный ствол Саша издали радостно принимал за телеграфный столб, линия невысокого кустарника, светлевшая из-за темной хвои, виделась просекой, хаотичная груда валунов – фундаментом когда-то бывшей здесь постройки, покрытый ферментными пятнами лист – мусором, оберткой от "Сникерса"... В Яну меж тем вселился маниакальный задор, она без умолку что-то восклицала и злилась на Сашу, не разделявшего должный боевой настрой.  

 

Еще сильнее к вечеру заплутав, поставились и легли спать не поужинав, запасы еды подходили к концу, а воды вообще почти не осталось, весь день они экономили, пили по глотку, чтобы оставить на завтра, ведь неизвестно, встретится ли ручей. Яна уснула, а Саше не спалось. А что, если это Яна заранее специально все подстроила, завела черт знает куда, осенила Сашу шальная идея. Почему бы не допустить такую мысль, не поиграться с ней на сон грядущий? Ну да, ну да, они вместе выбирали маршрут, и сам поход – их общая идея, хотя, хотя... Кто-то ведь принимал окончательное решение? Кто, интересно? Стоп, но ведь они оба в равном положении, Яна так же, как он, переживает и надеется на лучшее, почти не ест, не пьет, страдает... Страдает ли? По ней не скажешь. Саша на миг осветил карманным фонариком ее лицо. Мирно сопит, полуоткрыла рот. Что-то здесь неладно. И мимолетная мысль, сперва будто и не принадлежавшая Саше, за миг оформилась в незыблемую уверенность.  

 

Саша подуспокоился. Коварный замысел разгадан, и что бы ни готовило будущее, в обиду он себя не даст. Спутница спала глубоко, можно было расправиться с ней прямо тут, в палатке, у Саши в клапане рюкзака хранился отличный швейцарский ножик с двадцатью четырьмя лезвиями, но он не хотел лишать себя радости разоблачить Яну, высказать ей все в лицо, план мести следовало отложить, а пока действовать тихо, ничем себя не выдавать, делать вид, будто все по-старому.  

 

Отпустило на исходе следующего дня, когда уже в сумерках они выбрели к деревне, откуда стартовали семь дней назад. На крошечной турбазе купили по тарелке супа и по стакану чая, и первый же глоток чая вернул его в чувство. Яне, впрочем, он рассказывать ничего не стал, просто долго смотрел ей в глаза, перепуганные и счастливые.  

 

– Да не обижаюсь я, – ответил.  

 

– Точно, – радостно удивилась Яна в полутьме. – Теперь реально не обижаешься. Как это тебе удается. Ну, и чего будем дальше делать? Остаемся только друг для друга? Даришь свободу? Что ты решил?  

 

– Дарю, конечно, – ответил Саша.  

 

– Уф. Ура. Я, в общем, не сомневалась. Ну, тогда по рукам, – Яна протянула Саше ладонь, и он пожал ее.  

| 1449 | 5 / 5 (голосов: 4) | 21:11 31.08.2020

Комментарии

Brahmssaintmorris20:04 10.02.2021
классно
Pokayannaya20:52 02.09.2020
Понравилось
Спасибо
Повторюсь -легко читается

Книги автора

Родные 18+
Автор: Feyerverk
Рассказ / Реализм
Они встретились в центре зала станции метро "Заельцовская". Поднялись по эскалатору... Вышли в город.
09:59 19.07.2020 | 4.91 / 5 (голосов: 12)

Сон о том, что я родился...
Автор: Feyerverk
Стихотворение / Поэзия События
Прогрохотало - и забылось, трясиной дней заволоклось
23:01 30.08.2017 | 4.90 / 5 (голосов: 41)

Художники 18+
Автор: Feyerverk
Рассказ / Реализм
Валдай топил печь. Минуты две Лика молча наблюдала это зрелище, стоя в дверном проеме, заложив ногу за ногу, упершись в пол носком кроссовка, руки на груди крест-накрест; в обществе Валдая, особенно о ... (открыть аннотацию)дин на один, она всегда стремилась защититься, чувствовала себя раздетой, как бы тщательно ни был продуман ее наряд...
19:05 08.06.2017 | 4.87 / 5 (голосов: 8)

Мачеха 18+
Автор: Feyerverk
Рассказ / Реализм
Промозглым августовским вечером женщина и мужчина, оба средних лет, беседовали на дачной террасе...
Теги: анжела игнат традиционные ценности
13:12 20.04.2017 | 4.96 / 5 (голосов: 29)

В гостях 18+
Автор: Feyerverk
Рассказ / Реализм
Полундра открыла в тельняшке и спортивных штанах. - Это ты вчера звонил? Ну, проходи... Из комнаты грохотала музыка; я мысленно посетовал на перспективу общения в большой компании, но опасе ... (открыть аннотацию)ния не подтвердились. Кроме нас двоих в квартире никого не было.
Теги: штакет полундра наркотики смысл существования
12:33 21.03.2017 | 4.96 / 5 (голосов: 32)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.