FB2

В руках ребёнка...

Рассказ / Мистика, Приключения, Религия, Фантастика, Философия, Юмор
Мираж иллюзии свободы Всегда манящий идеал. Для тех загоны, цепи, клетки, Кто для себя их не создал.
Объем: 1.972 а.л.

Розовые листья сакуры плавно спускались на землю под усмещающимся взором полной Луны. Смотря на север, можно было заметить красивую крутую гору, которая словно излучала некую таинственность, что постепенно сжимало сердце. На западе Японии виднелся одинокий исламский храм, в котором днями и ночами работали монахи, которые ежедневно отбивали атаки самураев. Воинам было не понять чужой религии, они презирали и ненавидели еë, мечтая искоренить из страны восходящего солнца навсегда.  

 

На востоке находился маленький-маленький домик, в котором жил старенький отшельник и его дочка-красавица, изредка выходящие из своего жилища. Оно и верно, надо же кому-то заниматься хозяйством, да налоги платить! А юг пылал красно-синими огнями, исходящие от железных коней, что гнались за волосатым мальчиком с меткой на лбу. Токио звонко кричало сиренами и недовольными воплями стражей порядка.  

 

–Немедленно остановитесь! – приказали полицейские мальчику, который бежал не хуже, чем машина.  

 

–Хер я клал на ваше: "Остановитесь! " – передразнил мальчик, сверкая своими голубыми глазами. Резко он завернул за угл и правоохранители стали выпрыгивать со своих верных коней.  

 

–Думал ты сможешь сбежать от закона? Мы – его хранители, всегда стоим на страже и не даëм разбивать фонарные столбы каким-то беспризорникам!  

 

–Да вы лучше б настоящие преступления раскрывали! Вот сколько по Японии маньяков ходят, да людей ебут! А вы за детьми гоняетесь, что фонарики бьют? Да ещё целый наряд прислали! Вам не стыдно, а? – сделал замечание мальчик, одетый в оранжево-жëлтую одëжку. Его штаны были широки и свободны, также, как и кофта, словно ему досталась одежда от старшего брата, правда младшенький ещë не подрос.  

 

–Ни в вашем положении сейчас нам замечания делать! Не подобающе в столь юном возрасте матерится, как сапожник! На вид тебе лет 13! – строго и чëтко сказал полицейский, но внутри уже празднуя победу.  

 

–Вообще-то, мне 13 с половиной! – заметил мальчик, наполняясь фальшивой свободой – Да и я, дядя, поумнее и пошустрее тебя буду!  

 

–Что сказал? – возмутился страж порядка – Чего же вы стоите! Взять его! – приказал он и весь наряд полиции напал на одного маленького бедненького мальчика, который непринуждённо чесал ухо.  

 

–Ребят, было приятно с вами пообщаться, но мне пора! Удачи поймать настоящих преступников! – сказал мальчик и изобразил из своей кисти пистолетик – вверх-вниз, вверх-вниз! – сделал соответствующие движения маг и взлетел над землёй – Бай-бай! – прозвучал торжествующий голос мальчика и он улетел в яркие звëздочки к западу. Пролетая метр за метром с довольной ухмылкой на лице. Его мешковатая одежда монаха немного развивалась на ветру, стараясь оторваться от нецензурного мальчика. Вдруг, шрам на лбу, изображавший оранжевую дугу, повëрнутую вниз от круга того же цвета, что надвышался, усмехаясь на маленькой кривой полосочкой. У летящего над землëй невыносимо начала болеть голова, словно солнце прожигало мальчику мозг.  

 

–Да что тебе?! – не выдержал боль мальчик и накричал.  

 

–Ты как с отцом разговариваешь! – раздался голос в голове мальчика – Игараси сан, я что, тебя не достаточно огнëм палил? Посильнее надо было?!  

 

–Чего тебе? – недовольно спросил Акира, пропустив мимо ушей все замечания отца.  

 

–Тебя где черти носят? Если ты с ними конечно не пьëшь... – задумался отец и продолжил – К нам опять полицейские приходили! Это уже 67 раз, у нас и так проблемы с самураями, а тут ты ещë, да простит меня Аллах, за что мне такой сын!  

 

–Да-да, искренне каюсь... – сказал лживо мальчик и закатил глаза так, что показалась только белезна, как будто зима настала в глазном яблоке Игараси.  

 

–Я чувствую в твоём голосе сарказм... Тебе совершенно не стыдно? – спросил разочаровано отец поникшим голосом.  

 

–Да мне вообще плевать! Если я буду постоянно стыдиться чего-то, то когда я буду жить? Да и к тому же, я сказал правду про этих гондонов, а на правду не обижаются! Серьёзно, вместо того, чтобы искать настоящих преступников, они гоняются за 13-летним подростком, потому что он побил пару лампочек! Истинные бездельники и коррупционеры!  

 

–Но... – хотел возразить отец.  

 

–Конец связи. – Поставил точку в диалоге сын и шрам перестал светится. Почесав его, он полетел дальше, не замечая ни красивейших благоухающих розовых сакур на холмах, ни шумный город, что проснулся после очередного сна, ни на прекрасный огненный рассвет, который предвещал новую беду.... Новую атаку.... Новую войну....  

 

*  

 

"Как же всë заебало... Не делай это, не делай то, не бей лампочки фонарей! – передразнивая отца мальчик, пролетая над серыми муторными и совершенно обычными горами – Веди себя сдержанно, не пой на улицах! Никакой свободы бедным монахонятам! " – жаловался Игараси сам себе в голове, размышляя о устройстве этого мира и его жестокости, от этих мыслей душа его становилась всë изощрëннее, словно учëный, в попытках изобретения сыворотки бессмертия. Он наполнялся фальшивой свободой.  

 

Вот, в поле зрения показалось небольшое, но сверхкрасивое нагорье. По краям его благоухали красивейшие сакуры, манящие людей своими розовыми, словно румянец девушки, листьями. В центре природного достоинства находилось чистейшее, голубое, искрящиеся озеро, в котором были видны все местные обитатели водяного пространства. А на остальной территории росли всякие разные цветы, которые и сорвать жалко, и оставлять тут тоже....  

 

–Наконец-то я могу уединиться... – подумал мальчик, опустившись на зелëную мокрую траву, с которой падали маленькие сверкающие росинки. Игараси закрыл глаза и лëг на траву, витая в самый искренних и неотпугиваемых мыслях.  

 

–Чёрный ворон, чёрный ворон, что ты вьёшься надо мной? Ты добычи не дождёшься, чёрный ворон, я не твой! – послышался мягкий, манящий, тихий, женский тембр, который разбудил мальчика от сладкого сна. Песня девушки была настолько банальна и красива, что Акире захотелось узнать, что за прекрасное существо еë поëт.  

 

Монах прыжком встал с травы и взлетел над озером. Оглянув всë надгорье, он заметил девушку, которая ходила с маленькой корзинкой, в которой виднелись небольшие красивые цветочки, которые украшали и так восхищающий образ девы. Мальчиком овладело резкое чувство чего-то необычного, того, чего он раньше не мог испытать, находясь в храме... От одной внешности девушки у него поднималась температура. Появилось резко желание приблизиться к ней, прикоснуться и понюхать еë прямые, мягкие, русые волосы с темноватым оттенком.  

 

Игараси сделал знак пистолета и нарисовал круг и прицелился в девушку. Он проткнул круг и мгновенно оказался позади красавицы. Немного нагнувшись к голове дамы, мальчик нюхнул еë волосы и вошëл в своеобразный транс, поражаясь этому прекрасному запаху, напоминающий свежий лимон с мятой или же какие-то невообразимые нектары цветов.  

 

–Давно я не чувствовал такого приятного запаха... – сказал Игараси, поплыв из-за аромата волос.  

 

–ТЫ КТО?! – отпрыгнула девушка, перепугавшись и широко раскрыв свои зелëные глаза. Еë руки не нарочно затряслись, а корзинка была обранена на траву. Цветы, как таракашки, рассыпались по земле. Неожиданно, мальчик оказался возле красавицы и уже поправлял еë волосы.  

 

–Я – Акира Игараси, самый сильный монах монастыря имени Дестроя, – представился мальчик – А тебя как зовут, красавица? – резко девушка ударила по руке Игараси, давая намëк, чтобы тот убрал свои лапы.  

 

–Я – Альбина Саито! – ответила дерзко девушка, уже не боясь юного монаха – И чего же ты от меня хочешь, силач?  

 

–Я так давно не видел столь прекрасных созданий как вы.... Ну, тип, вы будете моей девушкой? Бля, я запорол всю романтику... Кароче, я предлагаю вам руку и сердце!  

 

–Ну, замуж мне рано, мне-то всего лишь 14, а вам, молодой человек, негоже материться в культурном, светском обществе!  

 

–Ради вас, мадам, я готов перестать матерится... – сказал Акира и обнял Альбину за талию, понюхав ещë раз волосы девушки – Ах, как я обожаю этот арома...  

 

–Что за некультурщина! – произнесла громка девушка и дала по лбу Игараси с злым выражением на лице, сделав из своих бровей своеобразный тупой угл. Мальчик неуклюже попятился назад, прислонив свою руку, наполненной морщинами от постоянного использования своих сил – Не торопи события, я даже тебя не знаю, мы с тобой первый раз видимся!  

 

–Мне необязательно видется много раз, чтобы понять, что вы моя принцесса и путница жизни на всю жизнь! Видите ли, я всю жизнь не чувствовал близости с человеком, такой же, как с вами! Мне все казались такими... Чужими? Пусть это наша первая встреча, но я, похоже, испытываю что-то на подобии немудрëнного чувства любовь! – признался 13-летний мальчик, говоря поэтическим голосом, как какой-то актëр театра.  

 

–Немудрëнное чувство... Как знать... – сказала Альбина, задумавшись над этой фразой.  

 

– А что для вас значит любовь?  

 

–Любовь – это что-то необычное, что-то захватывающее, испытывая которое ты забываешь обо всëм, думаешь лишь о нём и ни о чëм более! Ты готова ему мир отдать, звезду достать и подарить, не смотря на все ожоги, да хоть рака заставить свистеть! – рассуждала 14-летняя девочка.  

 

–Так я готов это всë для вас сделать! – сказал Игараси и с восхищëнными, словно он увидел самое необычное, что есть в этом мире. Потом он сделал из своих пальцев знак пистолетика и сделал движения, соответствующие его словам – вверх, вниз, вверх, вниз, вверх! – мальчик взлетел и подал руку Альбине – Возьмите!  

 

Девушка согласилась и подала руку Акире. Вдруг она взлетела над землëй. Это было истинно удивительное чувство! Все законы гравитации были раздроблены, остались только парящие прямые волосы, что немного распушились в воздухе. Всë тело перестало иметь вес, Альбина почувствовала, словно она была воздушным шариком.  

 

Девушка согласилась и подала руку Акире. Вдруг она взлетела над землëй. Это было истинно удивительное чувство! Все законы гравитации были раздроблены, остались только парящие прямые волосы, что немного распушились в воздухе. Всë тело перестало иметь вес, Альбина почувствовала, словно она была воздушным шариком.  

 

–Ого-го! – вскрикнула красавица, взлетев, как лепесток.  

 

–Это ещё не пределы! – прокричал мальчик и за руку полетел с Альбиной вверх. Преодолевая атмосферу, вокруг голов детей появились тоненький слой мыльных пузырей, в котором хранился газ жизни – кислород.  

 

–Я могу подарить тебе настоящую звезду! – пара подлетела к горящему кругу, который был центром какой-то вселенной. Акира нарисовал пистолетом окружность и силой мысли притянул к себе светило, в одно мгновение огромный шар стал маленьким, такого же размера, как знак Игараси, даже меньше! – Вот тебе подарок!  

 

Альбина попыталась тронуть звезду, но резко еë ладонь почувствовала неожиданную резкую боль – она обожглась.  

 

–Ой, забыл! – Акира щëлкнул и светило окружило неким невидимым чехлом, через который не проходило тепло от звëздочки.  

 

–Вау, это так круто! – восхищалась девушка и оглянулась вокруг. Она увидела лишь безжизненные астероиды и кометы, которые безмятежно летали по орбите бывшей галактики....  

 

–Полетели дальше! – предложил мальчик и взял красавицу за еë нежную, холодную руку, которую было не согреть даже за несколькими слоями варежек. Они пролетая многие световые года, стараясь не оглядываться на происходящее вокруг. Верно, кому это интересно, когда есть такие безграничные силы, чуть-ли не равных богам! Если это и не есть божественная сила.  

 

–Я могу подарить тебе мир! – прокричал мальчик и создал огромную сферу с размером больше самого Акиры в 3 раза, на которой по щелчку пальцев появились благоухающие растения и цветные города, седые горы и непроглядные океаны – Смотри! – он ткнул мизинцем в чëрное море и неожиданно, в оригинал вонзился такой же перст и огромные цунами полетели наводнять ближайшие берега Турции, Украины, России и других стран, что прилегали к этому водохранилищу. Альбина лишь немного недовольно сморщилась и зажалась, как пушистый сурок.  

 

–Попробуй! – предложил Акира.  

 

–Я пожалуй откажусь... – сказала девушка, расстроено смотря на монаха.  

 

–Ой, ну и скучная ты! Ладно, ты мне нравишься и такой! – ответил мальчик, одурманенный эмоциями и чувствами, что пожирали его детское сердце.  

 

–Полетели дальше! – Игараси протянул руку, Альбина же недоверчиво подала запястье.  

 

В этот раз они летели над полями и огромными суровыми горами, стремясь на верх Эвереста. Альбина была вся бледная, сильнее, чем скелет в школьной биологической каморке. Они встали на кончик каменного титана, ребят по-прежнему окружала сфера.  

 

–Смотри! – мальчик сделал из своих пальцев пистолет и стрельнул перед собой. Неожиданно появился ничего не понимающий, напуганный рак, что из-за мороза еле шевелил клешнями.  

 

–Свищи! – приказал Акира и рак засвител, мощнее, чем свестит зимой ветер, громче, чем взрыв ядерной бомбы.  

 

–Приведи меня домой... – попросила Альбина, на просьбу которую Игараси нахмурился, но не стал перечить, взял девушку за руку и привëл на то самое прекрасное нагорье.  

 

–Ну как, ты будешь моей? – спросил монах и обнял девушку за талию, поправив еë волосы за ухо и уже стремясь поцеловать, как тут красавица его оттолкнула.  

 

–Ты что делаешь?! – возразила она – Я ещë добро не дала, а ты уже целоваться лезешь! Это во-первых! Во-вторых... – девушка изменила свой грубый тон, на более строгий, но тихий – Ты не сможешь мне дать счастья, даже сейчас я чувствую себя поршиво...  

 

–Почему же, красавица? Я тебя чем-то обидел? – спросил мальчик волнуясь, смотря прямо в чистую душу Альбины, приподняв руки.  

 

–Не то, чтобы обидел... Хотя да, обидел.... Обидел своим лëгкомыслием и горючестью! – в мальчике всë вдруг погасло, казалось, что он находился в вечной тьме, а сердце его было неисправимо разбито. Акира был в смятении – Эх, Акира... – сказала спокойно девушка, манящим успокаивающим тоном – Понимаешь, твоя невообразимая мощь приносит бедствия в совокупности с лëгкомыслием и вспыльчивостью эта сила превращается в хаос. Полюбив меня ты мне подарил эту звезду, – девушка немного нахмурилась, но не из-за раздражения, а из-за некой печали – Только вот, отдав еë, планеты, что находились в этой галактике неизбежно были превращены в огромные астероиды. Подарив мне мир, ты ткнул пальцем в чëрное море и в прибрежных странах началась тревога из-за вызванного цунами. Да и тот рак, которого ты заставил свистеть свистел не по своей воле, а его тело окутывал мороз, из-за чего он дрожал, как будто его собирались казнить....  

 

Акира стоял замороженным с большими остекленевшими глазами, он медленно опустил руки и голову и сделал из своих пальцев пистолет.  

 

–Вверх, вниз, вверх, вниз, вверх, вниз, – сделал соответствующие движения монах и взлетел – Прощай, я не буду больше причинять тебе боль....  

 

–Стой! – прокричала Альбина – Нам же не обязательно быть парой, можно быть просто друзьями! – наивно сказала девушка и тепло улыбнулась – Я живу на Востоке в одиноком маленьком домике с загоном, где мой отец разводит всякий кур, коров и других животных! Приходи если что, я тебя буду ждать! – красавица подмигнула и, подняв свою корзинку, она убежала.  

 

–Да... Да.... Друзья... – сказал грустно Игараси и улетел на запад со скучным и печальным пейзажем на лице, сделав из своих чëрных бровей дуги, а губами подобие полукруга. Глаза были чуть прищурены, изображавшие тоску....  

 

*  

 

Расстроенный Акира, плавно опустился на землю, отряхнулся и с печальным пейзажем на лице посмотрел на ругающегося отца, пока на оранжевый розрачный щит сдерживал войска самураев, которые старались разрушить его со всей злобой, что хранилась в их душах.  

 

–Ты где пропадал?! – спросил отец, строго глядя на сына своими тëмными глазами.  

 

–Да какая тебе разница, тебе всегда была нужна только моя сила! – ответил монах с некой злобою в душе.  

 

–Я тебя уродил, значит ты должен мне хоть капельку помощи проявить, а от тебя не дождëшься! Что по Токио бегаешь, совершая мелкие преступления, за которые, между прочем, меня наказывают! То ты куда-то уходишь и тебя не найдëшь, хоть по всей Японии ищи, что ещë что-то! Ты пойми, сын, я тебя люблю, но понимаешь ли, мне тоже нужна твоя помощь. С раннего детства я тебя поил, кормил. А ты... Эх, да что с тебя спросишь, тебе-то всего 13...  

 

–13 с половиной!  

 

–Да будь тебе хоть 14, разум твой, как был 5-летним, так и останется, толку-то!  

 

–Да, блин, бать!  

 

–Извините, что прерываю ваши нравоучения, достопочтенный Игараси, – прибежал запыхавшийся монах и поставил свои руки на колени, восстанавливая дыхание. – Но там... Сейчас... Одну секунду... Но возле щита самураи уже практически пробили дырку и в скором времени войдут на территорию храма!  

 

–Бать, не мешайся! – сказал Акира и прошëлся чуть-чуть вперëд – вправо, влево, вправо, влево, вверх, кругом! – сделал маг соответствующие движения знаком пистолета. Вдруг, огромная воздушная волна промчалась в сторону воинов и забрала их за собой, оставив только трещины на оранжевом щите. Послышался крик, вопли боли и поломанные косточки, которые означал лишь одно... Быструю победу.  

 

Тут зазвучали аплодисменты, мальчик купался в море похвалы, не понимая, что это море – лужа, которая скоро засохнет.  

 

–Акира, зайди ко мне в комнату после похмелья радости... – сказал отец, положив руку на плечо сына.  

 

*  

 

–Босс, мальчик, предположительно сын Мегуру Игараси, смог разом отдалить всю армию на пару километров неизвестной силой, похожей на волну воздуха.... Есть пострадавшие, убитые пока не обнаружены, что нам делать? – сообщил один из самураев своему владельцу чëтко и понятно, строго нахмурив лицо.  

 

–Отступаем! – приказал босс, сидя в уютном кожаном кресле, поставив руку на подлокотники и приставив свои худые пальцы к своему щетинистому подбородку. Лучи солнца пробрались на пол через железные жалюзи, свет от которых отражался и искрился в глазах старца – Сила его необъяснимо огромна.... Свободный нрав, совмещённый с великой мощью создаëт хаос, агонию и боль. А это и есть зло! А зло, если и не должно быть искоренено, то оно не должно доминировать над добром. Я – есть добро!  

 

*  

 

Солнце ушло в Зенит, огненный закат постепенно исчезал, уступая место маленьким звëздочкам и тëмному, немного пугающему небу. Убывающая луна отражалась в небольшой лужице, предсказывая своë завершение. Сегодня она светила особенно ярко. То ли от постепенно нарастающего напряжения, то ли от мысли о последнем появлении на небесах. В честь этого ухода, тучи не смели закрывать светило в стрессе.  

 

–Присядь! – призвал к действию отец юного монаха – Не сотрясай воздух!  

 

Акира недоверчиво подобрал колени и присел. По комнате были расставлены свечи, светящиеся жëлтым светом. Запах воска придавал и так мистической атмосфере некое призрачное ощущение.  

 

–Сын, ты должен понимать, что этот знак, что находится у тебя на лбу, дан тебе не просто так... Он говорит о том, что ты принадлежишь к нашему клану – клану монахов. Получив его, ты пообещал быть сдержанным и холодным, даже когда перед тобой умирает близкий, ты пообещал быть спокойным и выбирать не его – а то, что на подольше сохранит род, помнишь?  

 

–Да когда я пообещал это, а, бать! – возразил мальчик, не желая слушать предка, изобразив на лице раздражительную гримасу – Ты, как я научился разговаривать, сразу потащил меня в очищалку и там заставил меня пообещать эту фигню! Конечно, я был согласен, ведь, мелким был, что с меня взять!  

 

–Детское слово – самое честное слово, Акира, – спокойной сказал отец, поджигая ещё одну жëлтую свечу – В таком возрасте практически нереально соврать! Эх, как легка детская наивность, как она особенно прекрасна! Увы, мы еë теряем с возрастом и не можем вернуть с возрастом....  

 

–Да что ты мне тут свои речи затираешь! Бать, отстань, а! – уже совсем в гневе ответил Акира и хотел выйти из комнаты, полетевши на своë любимое место, как тут, перед ним закрылась деревянная дверь, свечась каким-то оранжевым огнëм.  

 

–Подожди немного, мы не так много с тобой говорим на такие темы... – предложил отец и поджëг ещë одну свечку и поставив на пол.  

 

–Ох, ладно... – сказал Игараси, закатив свои голубые глаза с недовольным выдохом и устало смотря на отца – Ну, чем ещë подоставать меня хочешь?  

 

–Хватит со мной так грубо разговаривать! Где это видано, чтобы сын с отцом огрызался! – вдруг изменил тон Мегуру, но был по-прежнему таким же спокойным – Эх, ладно.... Шут с тобой!  

 

–Ага... – сказал Акира и опять закатил глаза, немного отвернувшись.  

 

–Ты мне, вот что скажи, кто ты есть таков? – спросил отец вдруг неожиданный вопрос.  

 

–Всмысле? – ответил монах.  

 

–Ну, кто ты такой, какой ты человек?  

 

–Я? – вдруг мальчик изменился в лице, он стал смотреть на отца спокойным проникновенным взглядом – Я – сильнейший монах храма имени Дестроя, подросток 13 лет, который уже многого добился и достиг. Меня надо уважать, а также я борец за справедливость!  

 

–Вот и раскрылся твой порок, Акира... – зажëг ещë одну свечу Мегуру и поставил перед сыном.  

 

–Какой порок?! Это же правда! – возразил мальчик.  

 

–Люди часто говорят много лишней информации, которая в конечном итоге может поставить их в тупик. Самолюбие этому вина! Ты льстишь сам себе, хотя до конца не знаешь, в ком какой талант сидит, Акира. Назвал себя сильнейшим.... Хотя тебя может победить обычный человек, имеющий свежую и умную голову, а также немного дополнительных материалов. Назвал себя борцом за справедливость, хотя по факту лишь бегал и лампочки по пути разбивал, извини меня за выражение.... Достиг? Не смеши! Чего ты добился? Силы? Она была у тебя изначально!  

 

–Отец, ты оскорбляешь меня! – сердито пробурчал Акира.  

 

–Нет, сын, это лишь грубые факты.  

 

–Я не хочу с тобой больше общаться! Ты никогда меня не понимал, никогда не понимаешь и никогда поймëшь! Ты всегда был против меня, батя! – мальчик направился к выходу, глаза его искрились слезами, которые не спешили выползать. Отец не стал его останавливать, он лишь потушил свечки взмахом руки и, расположившись поудобнее на матрасе, который неподвижно валялся на полу и, укрывшись одеялом, он закрыл глаза, попав в удивительный мир своих фантазий....  

 

*  

 

На следующий день солнце светило ярко, озаряя своим взором страну восходящего солнца, приятно улыбаясь в лицо летящего Акиры. На его морде была нарисована радость с добавками интригующего волнения, словно он лотерею выиграл, но нет. Мальчик летел в домик своей новой, так называемой "подруги".  

 

Стоит знать, что после чувств и когда они есть, никакой дружбе не быть, все действия, совершаемые участниками такой дружбы будут совершаться не исходя из здравой логики и рвения помочь друг другу, а из чистых эмоций. Но вот, когда эмоции кончаются, перегорают влюблëнный начинает относиться к абузе с жестокой холодностью и отношения погасают, так и не начавши что-то серьёзное.  

 

Тем временем, когда мы рассуждали, Акира времени зря не терял и прилетел с орлиной скоростью к Альбине. Та уже стояла на пороге, увидев из далека своего случайного знакомого.  

 

–Привет! – поприветствовалась девушка и аккуратно обняла своего товарища. Тот, не подавая вида, был значительно смущëн, но счастлив такому поступку со стороны возлюбленной.  

 

–Привет... – ответил Акира, совсем засмущавшись.  

 

–Как дела? – спросила Альбина, исходя из вежливости.  

 

–Да-да... Россия хорошая страна... – сказал мальчик, не сумевший связать несколько слов. В голове у него всë крутилось: "А если у нас всë взаимно? Не зря же она меня обняла! ".  

 

–Ты как-то завис... – сказала она, посмотрев на мальчика любопытным взглядом.  

 

–А? – вдруг очнулся Акира.  

 

–Всё хорошо?.. – спросила Альбина, волнуясь за своего друга с изображением сострадания на лице.  

 

–Да, всë хорошо... – ответил монах, дезориентируясь в пространстве.  

 

–Давай зайдëм в дом?  

 

–Ага-ага.  

 

Ребята зашли в дом.... Тишина.... Оглядевшись вокруг, Акира удивился, что в доме нету никакой техники. Жилище было похоже на те, что строили в 19 веке. Крыша, в виде треугольника, внутри которой находился чердак. В доме стоял маленький столик, а перед столиком лежали 4 подушки, на которые было удобно складывать колени. На стенах висели охотничьи ружья, а над входной двери были прикреплены оленьи рога, которые необычно украшали классический японский стиль.  

 

–Как вы так живëте без технологического прорыва?.. – спросил Акира, удивившись этому дому.  

 

–Живëм полной жизнью! – прозвучал хриплый чудаковатый голос старика.  

 

В дверях показался старец, который каким-то хитрым взглядом смотрел на Акиру. На вид ему было лет 50, крепкий, широкоплечий дедушка с тараканами в голове. У него были чëрные волосы, среди которых виднелись седые, а по центру блестела лысина, в которой, если присмотреться, можно увидеть своë отражения. Одет он был по-домашнему, белая, немного грязная футболка и шорты, с дыркой в районе голени. Он медленно, делая уверенные шаги подошëл к мальчику, с неким азартом облизнул губы и протянул свою шершавую руку.  

 

–Ой... – старик случайно упал на Акирино плечо – Извини, мальчик... – он отряхнулся и продолжил – Схигео Саито, отец Альбины Саито, приятно познакомиться, а как тебя зовут? – спросил Схигео со зверским любопытством.  

 

–Акира Игараси... – с недоверием протянул руку мальчик.  

 

–Какое интересное имя... – заметил старик – свет, исходящий от солнца, да?  

 

–Да...  

 

–А почему тебя так назвали?  

 

–Отец мне никогда не объяснял этого...  

 

–Фамилия у тебя означает "50 штормов"... То есть "50 штормов, исходящие от солнца".... Занимательно...  

 

–А ваше имя, что означает? – поинтересовался мальчик.  

 

–Моë имя означает "король", а фамилия " Маленький", дословно "маленький король", правда, родители -шутники? Хехе.... Зато имя доченьки моей переводится как "Чистая малая"... Правда, забавно?  

 

–Действительно... – стал красноречиво Акира, пообщавшись немного с отцом возлюбленной.  

 

–Ну, откуда ты?  

 

Тут мальчик преисполнился, гордо выпучил свою грудь вперёд и подмигнул Альбине, что та засмущалась от стыда.  

 

–Я – Акира Игараси – сильнейший монах из храма имени Дестроя!  

 

Схигео язвительно усмехнулся и пронзил душу Акиры своим колющим взглядом.  

 

–Чего ты так смотришь, старик?..  

 

–Не называй себя сильнейшим, лишь потому что владеешь огромной силой... Пока ты гордишься, кто-то может готовить против тебя план, с которым обычный смертный с мозгами сможет победить тебя, не смотря на все твои возможности.  

 

–Ой, блин.... Вы что с моим отцом заладили что-ли: "Не гордись", ля-ля-ля.... Задолбали, честное слово...  

 

Старик лишь странно посмеялся.  

 

–Ладно, развлекайтесь, я вам мешать не буду.... Заходи почаще... – сказал Схигео и с довольной ухмылкой закрыл дверь.  

 

–Какой интересный у тебя отец... – заметил Акира и повернулся в сторону Альбины. Та стояла с явным раздражением, нахмурив свои маленькие брови и расстроенно смотря на него сердитым взглядом.  

 

–Не смей так общаться с моим отцом... – внушительно продиктовала девушка.  

 

–Ну, Альбин, он был не...  

 

–Я сказала так не делать! – перебила мальчика красавица.  

 

–Ладно... – согласился Акира.  

 

–Вот так-то! Чем займёмся?  

 

*  

 

День за днëм Акира появлялся дома у девушки, всë больше и больше привязываясь к ней, постепенно Альбина с монахом стали парой. Первый поцелуй их был особенно неловким, но живым и страстным, не смотря на свою 7-секундную длительность. Отец не был против их пары, напротив он благословил их и желал им долгой совместной жизни, живя которую они будут дышать друг другом, жить друг другом. Между Схигео и Акирой завязались дружеские отношения, не смотря на чудоковатость старика, он ожидал мальчика каждый день. На храм больше не было нападений самураев, они притаились, ожидая приказа своего босса... Так бы всë и продолжалось, пока не настал тот день....  

 

В этот день лил непрекращающийся ливень, капли которого, подобно молнии, мчались разбиться о землю. Тëмные тучи закрыли солнце, лучи которого лишь изредка пронзали облака. По улицам Токио в этот день ходили только безумцы и романтики, которые видели в этом погодном явлении что-то необычное, что-то вдохновляющее и волнующее душу.  

 

В такое бедствие Альбина почему-то хотела встретиться с особым желанием, она сильно настаивала на это и даже впервые написала письмо Акире. На удивление у девушки был поспешный, размашистый почерк, без какой-либо аккуратности, что смутило мальчика, но он не подал этому какое-либо значение.  

 

Монах подлетел к дому и остановился перед дверью. Дверь отворилась, впуская мальчика, тот незамедлительно вошëл. Резко вход был закрыт, мрак сгустился в помещении, окна были закрыты плотно прикрепленными чëрными мешками...  

 

–Здесь кто-нибудь есть? – громко спросил Акира, чуя неладное.  

 

"Что-то тут нечисто", – подумал он во тьме.  

 

–Где Альбина?! – ответа не последовало.  

 

"Чëрт... " – заволновался мальчик.  

 

–Вверх, наискось, вверх, наискось, – в руке монаха появился оранжевый, принявший форму меча, странный огонь, от которого исходил небольшой, еле видный дым.  

 

Акира подошëл к деревянной двери, которая ввела в комнату отца Альбины. Девушка всегда запрещала заходить в эту часть дома, говорила, что сам папа запрещает даже ей туда заходить. Эта комната всегда манила мальчика своей загадочностью, что за собой может скрывать обычная, нудная, старая, скрепящая дверь? Что такого может скрывать мистер Схигео?  

 

Но сейчас было ни до этих раздумий, сейчас нужно было узнать, где Альбина. Сердце Акиры впервые почувствовало страх, зверский страх, дыхание участилось, сделалось прерывистым. Он стоял, молчал, бледнея, всë темней ещë темнее...  

 

–Надо, Акира, надо! – твердил он себе перед дверью. Пытаясь совладать с собой и со своими чувствами, он взялся за железную ручку двери и отворил еë.  

 

Вдруг мерцание тьму сменило, небольшой сквознячок подул на лицо мальчику, мурашки пробежались по телу из-за смелого поступка. Акира почувствовал лëгкое облегчение, он прошëлся немного вглубь и...  

 

Дверь захлопнулась, включился режущий глаза свет.  

 

–Привет, Акира... – сказал Схигео, сидя в уютном кожаном кресле, поставив руку на подлокотники и приставив свои худые пальцы к своему щетинистому подбородку. В руках он держал курительную трубку, через которую он выпускал кольцами белесный дым. Капли дождя пробирались в комнату через железные жалюзи, делая небольшую лужицу на ламинате старца.  

–Привет, Акира... – сказал Схигео, сидя в уютном кожаном кресле, поставив руку на подлокотники и приставив свои худые пальцы к своему щетинистому подбородку. В руках он держал курительную трубку, через которую старик выпускал кольцами белесный дым. Капли дождя пробирались в комнату через железные жалюзи, делая небольшую лужицу на ламинате старца.  

 

Вдруг справа послышалось душераздирающее мычание, это была Альбина, которая пыталась вырваться из рук самураев.  

 

"Помоги... " – послышалось Акире в звуках Альбины.  

 

–Что ты с ней сделал?! – взбесился мальчик и направил меч в сторону Схигео, знак на лбу заблестел, его волосы приподнялись, самураи почувствовали ауру этого человека.... Босс сидел невозмутимо, он лишь ещë раз закурил трубку и сказал:  

 

–Тише, тише, Акира, всë будет хорошо, если ты будешь исполнять мои указания...  

 

–Я тебе сейчас как въе... – на этом слове Схигео щëлкнул пальцами и к горлу Альбины приставили две катаны. Та замычала ещë больше, было видно красные, влажные от слëз глаза, она умоляла о пощаде.  

 

"Я хочу жить! " – послышалось Акире.  

 

–Альбина... – Мальчик кинул меч на пол и тот растворился.  

 

–Стой смирно... – приказал босс и показал на монаха рукой. В мгновение позади него оказались несколько самураев, которые связали Акире руки и пальцы.  

 

–Подонок... – сказал мальчик и посмотрел на Альбину, которая опустила свою русую голову и уже не верила в хороший исход. Сам он чувствовал смятение и страх за свою любимую, его сердце сжал удав. – Что ты хочешь?..  

 

Не торопясь Схигео пустил дымное кольцо и безмятежно, без всякого смятения и волнения сказал.  

 

–Мне нужно, чтобы ты отказался от своего символа на лбу.  

 

–Зачем тебе это?..  

 

–Ты разве не знаешь, что делает этот знак? – спросил с удивлением Схигео.  

 

–Нет... – непонимающе произнёс Акира.  

 

–Он лишает тебя свободы...  

 

–Как?! – приободрился мальчик.  

 

–Этот символ не даëт раскрыться твоей силе полностью... – объяснил Схигео. Такие люди, как он не привыкли поддаваться эмоциям и чувствам, лишь изредка наедине с собой, они выпустят пару ругательный слов. У таких, как Схигео все цели ясны, но им всегда есть, что скрывать. Он держался робко, холодно и высокомерно – Твой отец, Мегуру, да? Мегуру Игараси дал тебе этот знак, совершил обряд ради того, чтобы контролировать твою силу.... Именно из-за него ты всегда возвращался домой, всегда защищал храм имени Дестроя... Что думаешь, Акира? – спросил главарь, хитро глядя на мальчика.  

 

–Они совсем оху... – вспомнил наставления Альбины Акира – офигели! Я не потерплю такого отношения к себе, но... Альбина... Дай мне немного времени, позволь, я сам поговорю с отцом и решу этот вопрос!  

 

–Хорошо, я тебя отпускаю... – он щëлкнул пальцами, самураи представили катаны настолько близко, что из-под Альбиненой блузки показались пятна крови. Девушка застыла в оцепенении, боясь пошевелиться хоть немного. Из каждого еë глаза струями текли слëзы, на лице застыл пейзаж ужаса....  

 

Увидев кровь, Акира испугался, но это был не просто страх. Его пронзила ярость, он стал вырываться, вырывался с такой мощью, что сердца находящихся в помещении зашумели, застучали сильнее, в комнате чувствовался страх, который не смел никто показывать, хотя каждый ожидал какого-то неожиданного сюжетного поворота. Монах отцепил одну и руку и приготовился показать заклинание, как тут подбежал 3-ий самурай и надел на руку Акиры железный наручник, сковывающий его ладонь. Мальчику ничего не оставалось сделать, как сдаться.  

 

–Этого не может быть... Неужели я – Акира Игараси проиграл? – пораскинул мозгами монах – Да... Я сниму этот знак! Но обещай, что Альбина будет свободна и цела!  

 

Схигео лишь одобрительно кивнул и приказал приступать.  

 

Акира встал спокойно, с достоинством. Волнение, стоящее над всеми столько длительное время, усилилось, все ожидали припадка монаха... Но тот лишь поднял голову, усмехнулся, на его лице застыла играющая улыбка. Он ненавистно посмотрел на невозмутимого Схигео и сказал.  

 

–Если мой отец действительно мне врал, то мне нечего терять... Поклянись мне своей головой, что Альбина будет невредима!  

 

–Клясться я ничего не могу, кто знает, когда она споткнëтся... – многомысленно закурил трубку Схигео. – Но я еë отпущу, мне больше нет выгоды с неë....  

 

–А всë же, старик, ты забавный и хороший человек.  

 

Тот предпочëл промолчать, в глубине души он понимал, что совершает ужасный поступок, но это ведь во благо, верно?  

 

–Вверх, наискось, влево, наискось, вниз, наискось, вправо, наискось, вверх... – каждое слово звучало тяжело, каждое слово волновало душу, все застыли в ожидании. Перед глазами выдвинулся знак, изображавший солнце и мост, по которому течëт жизнь.  

 

–Великий храм имени Дестроя, искренние извинения приношу я тебе, я обещал быть с тобою до конца своего жизненного пути, но отрекаюсь от тебя. Ты был мне домом, ты был мне семьëй, за что я бесконечно тебе благодарен... Я разрываю нить, связывавшая с тобой меня 13 лет... – сказал мальчик, нисколько не сомневаясь в правильности своего поступка, казалось, что эти слова даже не были искренни.  

 

–К чему все эти прелюдия? – сделал замечание Схигео – Никогда не понимал вас, монахов.  

 

Знак стал гаснуть, растрескавшийся круг опечалено посмотрел на мальчика, разорванная дуга, презирающе стала падать на пол.  

 

Вдох.  

 

Мальчик влюблëнно посмотрел на Альбину.  

 

Выдох.  

 

Схигео выкинул трубку, торжествующе улыбаясь.  

 

Вдох.  

 

Самураи смотрели на монаха в ожидании чего-то ужасного.  

 

Выдох.  

 

Комнату окутала тьма, лампочки вдруг погасли. Все вздрогнули, один Схигео встал, приготовив ладоши в хлопкам.  

 

Вдох.  

 

–Альбина, я люблю тебя! – прозвучал громкий и звонкий голос Акиры. Но он словно уже не был его. Он словно был другим, более грубым и басистым. Более старым.  

 

Выдох.  

 

Резко вся тьма начала сгущаться вокруг мальчика и кружиться ураганом, все прикрылись руками из-за огромного потока ветра, исходящего от этой темноты. Из-за него у Альбины снялась повязка на глазах и она с ужасом посмотрела на кружившеюся неизвестность вокруг возлюбленного.  

 

–Я тоже тебя люблю, Акира, не умирай, прошу!  

 

*  

 

Вокруг мальчика кружилась тьма, изображая ему разные фигуры монахов храма, Акира смотрел на них без всякого сожаления, с некой искренней улыбкой облегчëнности. С его искренних и радостных глаз спустилась слеза, которая тут же растворилась во тьме. Он чувствовал фальшивую свободу.  

 

Вдруг перед ним возникла старая фигура крепкого старика, который устремился ему в глаза и словно вошëл в них.  

 

–Кто ты? – спросил голос в голове Акиры.  

 

–Акира Игараси, а ты? – задал без волнения встречный вопрос мальчик.  

 

–Игараси... Отлично... Меня зовут Дестрой Игараси, кто сейчас управляет моим храмом?  

 

–Дестрой... Что-то знакомое.... Так ты мой прадед! – удивился мальчик.  

 

–Отвечай на вопрос! – холодно ответил Дестрой.  

 

–Мегуру Игараси, мой отец.  

 

–Младший что-ли?.. – разочаровался Дестрой – Лучше не нашлось кандидатуры? Там, старшие? Святослав или Ярослав? М-да, ладно.... Послушай, внучок, ты обрëл свободу в этом бушующем мире... Но остальные монахи не могут обрести ту же волю, что обрëл ты... Было бы эгоистично оставить их без этой радости. Ты мне поможешь?  

 

Акира призадумался.  

 

–Нет времени думать! Скорее! – поторопил мальчика дед.  

 

–Да... – неуверенно сказал мальчик.  

 

–Тогда начнëм....  

 

–Альбина, я люблю тебя! – прокричал мальчик.  

 

–Это всë, что ты хотел сказать?  

 

–Наверное...  

 

–Отлично... – Сказал Дестрой и приготовился.  

 

*  

 

Тьма стала вселяться в мальчика, наполняя его тело всë большей и большей мощью.  

 

Альбина прикрыла свой рот руками, Схигео захлопал, как сумасбродный, хохоча и смотря безумным взглядом на происходящее, уже не смея скрывать своë самодовольство и торжество. Самураи стали сбегать из этого дома, боясь за свою голову.  

 

–Мегуру! Тебя ждëт эшафот! – прокричал безумно старик, смеясь каким-то странным смехом.  

 

Тьма полностью вселилась в мальчика. Это была сила Акиры. Он почувствовал истинную свободу.  

 

Огромная чëрная масса, в которой изредка искрился огонь, мощным быстрым прыжком проломала крышу и полетела в сторону храма.  

 

–Идеально, всë идëт по плану! – сказал восхищëно Схигео и посмотрел на дочь. – Знаю, какие мысли тебя преследуют... То, что твой отец псих и злодей... Зачем он так поступил? А самое главное, что ты ещë не знаешь обо мне? Когда-нибудь, я обязательно тебе всë расскажу и мы вместе посмеëмся... А пока ты можешь делать, что хочешь, я тебе мешать не буду, доченька. Хотя, уверен, даже без моего позволения ты бы захотела поговорить с Акирой... Развлекайся, дорогая. – Сказал старик и побежал на улицу, где его уже ожидала машина.  

 

–Зачем, папа?.. – разочарованно сказала Альбина вслед отцу, который уже еë не слушал, а был погружëн в опьяняющее торжество. – Акира... – проскрипела девушка, встав и побежав в сторону, куда уехал Схигео.  

 

*  

 

–Менять, освободить, они должны узнать и понять правду! – кричал Акира, летя в дождливых облаках.  

 

–Мистер Мегуру! – с волнением зашëл в комнату монах. – На наш храм летит какой-то неопознанный объект чëрной силы... Предположительно аура, которой окружён объект – магия монахов! Что делать?  

 

–Надо же было в такой день проблеме объявится! – проворчал Мегуру – Где Акира?  

 

–Неизвестно, сэр, он улетел ещë утром!  

 

–Собери весь храм на улице, а я пока свяжусь с Акирой...  

 

–Хорошо, сэр! – в этот же момент монах исчез.  

 

–Где его опять носит? – сердито сказал отец и подставил свой палец к знаку.  

 

–Акира, где тебя носит? – рассердился Мегуру. Ответа не последовало. – Акира?..  

 

Молчание....  

 

Он подошёл к окну и увидел в стекле летящий чëрный силуэт, в котором искрился оранжевый огонь, глаза его были кровавы и питали какую-то злобу, какой-то гнев....  

 

–АКИРА! – прокричал Мегуру с ужасом и побежал вниз. Его глаза увеличились в размерах, он не знал, что и думать. Сын, его сын снял печать и поддался силе! Сын, его любимый невоспитанный разгильдяй сейчас летит на храм, на свой родной дом, чтобы напасть! Что думать отцу такого ребëнка, отцу предателя. Что делать? Мегуру не знал, он мигом выбежал на улицу и беспокойными глазами осмотрел всех монахов.  

 

–Есть щит? – спросил он.  

 

–Нет, ваше превосходительство, он куда-то пропал! – ответил один из монахов.  

 

–Плохо дело... – командир немного призадумался, опустился в мир раздумий, всë его сердце горело огнëм, не оставляя даже праха, Мегуру почувствовал какую-то опустошëнность. – Мой мальчик... – жалко сказал отец.  

 

–Снимаем печати! – продиктовал Мегуру неожиданный приказ.  

 

–Но как? – удивились монахи, среди толпы посеялось волнение и сомнение.  

 

–Тише, друзья! Ситуация крайне опасная, на нас охотится Акира Игараси!  

 

Это заявление вызвало панику среди толпы. Недавно они таскали его на руках, а сейчас? Сейчас их герой – враг, но как же так? Что произошло? Почему он так поступил?  

 

–Что же делать? – спросил шëпотом кто-то из толпы.  

 

–Не знаю... – недоумевающе ответил ещë кто-то.  

 

–Мы все умрëм! – запаниковал третий кто-то.  

 

–Кому теперь верить? – подозрительно сказал недоверчивый кто-то.  

 

–Не теряем самообладание, друзья! – попытался успокоить Мегуру. – Мой сын поступил очень плохо, но я не думаю, что он это сделал намеренно... К тому же, это не означает, что кто-то из нас встанет на его сторону, верно?  

 

–Да... – тихо прокричала толпа с сомнением.  

 

–Тогда защитим честь нашего храма! – поднял руку вверх Мегуру.  

 

–Да. – Бодрее сказала толпа.  

 

–Все готовы?!  

 

–Да! – оживлëнно прокричала толпа.  

 

–Отлично... – обрадовался Мегуру, хотя на душе у него была тоска...  

 

Все стали снимать свои печати. В глазах снявших уже не было той белизны глаз, всë пространство заполнял устрашающий свет их ауры, из которого исходил небольшой дымок струëй того же цвета.  

 

–Держим контроль! – поддерживал своих подопечных Мегуру, который сам не отказался от знака. – Не забываем держаться в гармонии с окружающей нас силе! Сейчас идëт ливень, солнце закрыто, будет тяжелее себя контролировать, но мы справимся!  

 

Наконец, все разорвали свои печати, у каждого в очах виднелась страшная сила магии.  

 

–Отлично! – прозвучал подбодрительный голос Мегуру. – А теперь, подходим к Акайо и вкладываем в него всю свою мощь! Объединившись, он создаст крепкий щит!  

 

Все стали действовать по указаниям начальника. Тот отошëл от них и посмотрел вперëд.  

 

"Акира где-то в 10 километрах отсюда... Мы должны успеть... – подумал отец и поглядел на своих приспешников, которые наивно, как малые дитя, верили в победу. – Зная весь потенциал моего мальчика... – он опять посмотрел на тëмный силуэт. – Не уверен, что этой силы хватит, чтобы защититься от его разрушительной мощи... "  

 

Он отвернулся и оглянул храм, перед входом в который стояла каменная статуя основателя – Дестроя Игараси. Мегуру злобно посмотрел на него и раздражëнно произнëс.  

 

–Дестрой, ты меня никогда не любил, я и сам не просил у тебя симпатии! Ты всегда был злым, никого не ценящим, ворчащим стариком, так почему ты выбрал моего сына?! Такие как ты совершают крупные дела, такие как ты становятся центром системы, только души у вас нет... Через войну, агонию и боль же ты создал нашу магию! – агрессивно сказал отец и ударил по груди памятника, что у того осталась трещина. – Ты не представляешь, какие у нас проблемы, дед... – расстроено отошëл Мегуру.  

 

*  

 

–Километр... – прозвучал волнующийся голос отца. – Акайо, щит!  

 

Акайо махнул рукой и храм объял жëлтый, толстый, прозрачный щит, который вселил надежду во всех монахов, они смотрели на него с некой гордостью.  

 

–Следим за своим состоянием, не предаëмся дурости гордости! – скомандовал Мегуру. – Мы ещë не закончили бой... Этот щит лишь немного задержит Акиру, собирайте силу, чтобы схватить его! Мы не должны его убить!  

 

–Но зачем он нам нужен? – спросил один из монахов. – Он грязный предатель! Не легче ли будет его убить? – командир задумался:  

 

"Сынок... Я не могу приказать убить его... А может, он и прав... – подумал Мегуру и ужаснулся своих мыслей. – Нет! Нет! Нет! Он не может быть предателем, он не мог так низко поступить просто так! Вероятно, у него были существенные причины, чтобы так поступить! Я не должен сомневаться в собственном сыне, пусть он и много пакастил, но всегда же защищал наш храм... Да... Я уверен... Уверен в том, что мой сын – не предатель... ".  

 

–Мы не знаем, можно ли его ещë спасти, а лишаться такой силы ни в коем случае нельзя! Во имя защиты всего монашества, мы должны его схватить и попробовать излечить! – оправдал сына отец, пораздумав над ситуацией.  

 

–Излечить? От чего? – удивились монахи.  

 

–Акира – не предатель, неужели вв думаете, что тот, кто защищал вас несколько лет способен осознанно нас предать? – спросил Мегуру, преисполнившись уверенностью. – Нет, он это, вероятно, сделал заразившись жестокой чумой! – монахи задумались, опустили свои глаза, не веря, что им в голову пришла такая низкая мысль. Заметив единое сомнение и лëгкий стыд среди толпы, командир продолжил. – Не теряем самообладание, готовимся начать атаку!  

 

Все монахи покорно сели и стали медитировать, наполняясь какой-то чистой, доброй магией. Не смотря на общее волнение, их с детства учили самоконтролю, поэтому при суровых условиях, они могли легко успокоиться и войти в гармонию с природой, приисполняя свою душу мощной энергией.  

 

–Ну что, ублюдки, я прилетел с революцией! – прокричал злобный Акира сделав из своих маленьких рук 10-метровый, тëмный меч, с проблеском оранжевого огня, который так и пытался выпрыгнуть из заточения тьмы. Он ударил по щиту. Прозвучал громкий, звонкий, железный звук, вокруг меча промчался огромный поток ветра, который не щадил, ни деревья, ни листву от них, всë уносилось в неизвестном направлении... Всех выдохнули, трещины нет...  

 

Послышался хрустящий звук... Щит треснул... Вера монахов в лучшее тоже.  

 

–Вот же чëрт... – сказал Мегуру, увидев результат удара, он тяжело вздохнул и своими блестящими глазами посмотрел на сына. – Не теряем самообладание, собираем силу для атаки, всë хорошо!  

 

"Я ожидал более удовлетворительный результат... – подумал руководитель. – Сила Дестроя развлекается в моëм бедном мальчике... Судя по расцветке меча, сила Акиры старается бороться! Значит, Акира не плохой! "  

 

Тут мальчик снова размахнулся и ударил снова. Трещина увеличилась.  

 

–Ох нет, мальчик мой... – сказал волнующися отец. – Набираем силы, не теряем самообладание! Я больше не смогу за вами присматривать, вы должны сами показать то, чему вы научились!  

 

–Что вы собираетесь делать, мистер Мегуру? – спросил Акайо.  

 

–Я собираюсь снять свою печать...  

 

–Вы в этом уверены?  

 

–Да...  

 

–Ведь, насколько я помню, в вас тоже есть частичка необузданной силы! Не плохо ди это повлияет на исход битвы и судьбы всех монахов принце?!  

 

–Я – был лучшим учеником в уроке сдержанности.... Я смогу сохранить контроль над собой...  

 

–Ваше право...  

 

Мегуру встал перед статуей Дестроя. Он неодобрительно и злобно посмотрел на него и сказал:  

 

–Посмотри, что ты сделал, дед... Ты доволен? – спросил руководитель и показал знаком пистолета движения для снятия печати, – Надеюсь, я не пойду на поводу у эмоций.... Весь род монахов, храм, простите меня... – сказал он искренне и с сожалением. Он отвернулся, не желая видеть фактическое предательство. Лишь резким движением, лишь одним махом руки знак был разорван. В глазах Мегуру появился оранжевая мощь, из морщин руководителя посыпалась сила, подобно пыльце. Он наполнился решительностью.  

 

*  

 

–К чему все эти прелюдия... – спросил хрипловато Дестрой. – Никогда не понимал этих людей, правда, к чему это? Это лишь их действия и слова, которые создал их мозг, я бы находясь на том свете никогда эти слова не услышал, а он с такой детской верой говорил это... Смотреть противно...  

 

–А зачем я это делаю?.. – вдруг неожиданно спросил Акира.  

 

–Как зачем? – спросил у удивлением Дестрой. – На пепле можно построить новый режим, новоë государство, новый мир!  

 

–Я не вижу в этом смысла... – признался подавленный Акира. – Я хочу их освободить, но не таким же жестоким способом... Они многое делали для ме...  

 

–Тихо! – приказал старик громким басистым неприятным до мурашек, словно скрип мела по школьной доске, голосом. – Как ты не понимаешь? Люди глупы! Любовь сводит их с ума, чувства извращают! Достаточно лишь искры одной и люди готовы делать дьявольский зной, губя друг друга в этом пепле эмоций! И лишь лишив их всего, лишив их всех эмоций, разум становится яснее. Только пройдя сквозь боль люди могут обрести силу монаха, передавая его по наследству! Чувствуешь взаимосвязь, Акира?  

 

–Да...  

 

–Мои друзья, с которыми мы делали этот храм давно погибли и кто их заменяет? Черти, которые не могут раскрыть в себе весь потенциал своей мощи? Да через что они прошли, чтобы добиться могущества? – подкрепил веру мальчика Дестрой. – Нет, так не пойдёт! Акира! Нам нужно им показать истину! Нам нужно их освободить от всего имущества, от всех этих грешных чувств! Ты доверяешь мне, Акира?!  

 

–Почему я?.. – спросил мальчик смотря на прадеда взглядом полного боли.  

 

–Не думай, что ты особенный, ты лишь родился в правильное время в нужный момент... – эти слова разбили эго мальчика, он всегда думал, что это его сила.  

 

–Ты мне лжëшь! – не поверил Акира тяжело дыша. – Ты мне всë врëшь! Это не может быть правдой! Ты лишь поселился в моём теле! Я не буду содержать лжеца в своëм имении! Я обрëл настоящую свободу и сам решаю, кто будет во мне жить!  

 

–Постой, постой, Акира... Послушай меня и историю своей силы, а дальше сам решишь, что делать со мной...  

 

–Я тебя внимательно слушаю, предок... – согласился Акира, иронично обратившись.  

 

–Я умирал, когда ты рождался... Я сидел и задерживал свой последний час, пока ты появлялся на этот гнусный свет.... Как только ты появился, как сейчас помню, я произнëс: "Отныне я наследую тебе свой самый главный дар, Акира Игараси... Я дарую тебе свою силу! " – и в этот момент я умер. Ты, наверное, меня спросишь, зачем я это сделал? Ну а ты посуди... Только что рождённый младенец, который не имеет ничего, ни чувств, ни эмоций, ни как такового разума. Его ничего не держит в этом мире, у него нет имущества. У него душа чиста, как белый лист. Именно такой человек мне был нужен, тот, кто ничего не имеет....  

 

–Но как мой отец? он не был против? По-моему этот, весь из себя серьëзный, не разрешил бы подобное провести...  

 

–Мегуру... – сказал старик с каким-то презрением. – Никогда мне твой отец не нравился, всегда ценил ценности храма, до тошноты... Его никто не спрашивал, я его отправил на "важное" задание, тем временем, как сам исполнял свой план.  

 

И вот моя сила возникла в тебе, необычайная мощь младенца.... Эта сила была с тобой всегда, Мегуру лишь косвенно занимался твоим воспитанием... Тем временем, как твой характер и темперамент развивала моя мощь. День за днëм ты обучался всë новым и новым техникам, это обучение развило в тебе целеустремлëнность, упорство и упрямость. Отчего ты думаешь такой фанатик "Справедливости"? В конечном итоге, как я и предполагал, рано или поздно ты снимешь знак и тогда обретëшь свободу... Такая вот история твоей мощи, видишь, она не твоя, она моя! Так исполни наш план!  

 

–Понятно... – менее подавленно сказал Акира, преисполнившись какой-то гордостью. – А почему твоя сила чëрного цвета? У нас же с батей оранжевого...  

 

–Чëрного? У меня также, как и у вас оранжевого, а сейчас... – он задумался. – И вправду, почему?.. Есть одна версия...  

 

–Но всë же, дед, я считаю, что можно их освободить более гуманным способом. – Перебил его Акира, уже не интересовавшийся цветом силы его предка.  

 

–Ты меня совсем не понял, – строго сказал старик, нахмурив свои седые густые брови. – Ты должен сломать храм, лишить их всего!  

 

–Да-да... – сказал с недовольством Акира.  

 

*  

 

Мальчик ещё раз ударил по щиту, послышался треск стекла. Огромный меч исчез, на храм опустилось огромное облако пыли, в котором виднелись только светящиеся кровавые глаза... Они медленно приближались к храму...  

 

–Схватить! – прозвучал голос Мегуру.  

 

На Акиру полетели цепи: красные, жëлтые, зелëные, фиолетовые, голубые, синие. Одним взмахом руки пронеслась оранжевая прозрачная полоска, которая откинула от себя магические оковы.  

 

–Ещë! – приказал командир и на мальчика полетела вторая атака. История повторилась.  

 

Тут на Акиру полетела цепь оранжевого цвета, но она не была похожа на те, которые были до этого. Она, подобно змее, окружила руку мальчика, сковывая его движения.  

 

–Да! – радостно вскрикнул отец.  

 

Акира поморщился, тяжело поднял руку вверх, оскалил зубы, сердито посмотрел вперëд и на скованной руке повисли оранжевые кисти, которые в одно мгновение разорвали цепь на маленькие-маленькие волшебные соринки. Кисти исчезли, как и остатки оков.  

 

–Тебе нужны голуби... – произнëс Дестрой в голове мальчика. Тот засмеялся.  

 

–Какие голуби! С ума сошëл, старик? – спросил с усмешкой Акира.  

 

–Я бы так не смеялся... Это моя любимая техника... Скажи: "Onetyz"  

 

–Ну Onetyz... – сделал одолжение мальчик. Вдруг мимо него промчалась свирепая стая голубей, их было так много, что вся пыль растворилась от постоянных взмахов крыльев. Перед мальчиком открылась страшная картина. Птицы с энергией ярости, с узкими зрачками, словно тигры клевали монахов, которые отбивались от них разными магическими техниками.  

 

–Видишь, почему это моя любимая техника? – спросил Дестрой.  

 

–Не ожидал, что голуби могут быть такими убийственными...  

 

–Они ещë и не на такое способны... – сказал старик. После этих слов, Акира безмолвно пошёл вперëд.  

 

Он шëл. Крики вокруг его не пугали. Он шëл и чувствовал свободу. Такую извращающую, такую волнующую, такую безаконную. Перья летали около него, он шëл медленно, словно кот подбирается к добыче. Капли дождя разбивались об его тëмную голову. Но он шëл. Дорога усеяна трупами голубей. Но он шëл. Повсюду кровь, которую смывал ливень. Но он шëл. Впереди красовался храм, где перед входом стояла гордая статуя Дестроя с трещиной на груди. Он шëл.  

 

Вдруг, его нога упëрлась об что-то твëрдое. Акира посмотрел вниз, под ногами у него валялся Акайо.  

 

–Акира... – прозвучал хриплый, больной голос монаха. Он выглядел подавлено, из его лба и рта тëк ручеëк крови. Весь Акайо был истропян, жëлтая монашеская одежда была продырявленна, если приглядеться, то в животе можно было увидеть коготь птицы. Руки были красны и мокры, все в неприятных царапинах и ранах. Где-то клоками были вырваны чëрные волосы. Жалкое зрелище.  

 

–Я же знаю, твой отец прав... – сказал он скорчив улыбку. – Ты же не злодей, правда? Ты нас не предавал, ведь так?  

 

Акира молчал.  

 

–Можешь молчать, я знаю, что это так... – Акайо закрыл глаза и улыбнулся добрее. – Я помню тебя маленького... Да... Ты был таким.... Сорванцом и хулиганом... – монах посмотрел жëлтыми сияющими глазами на мрачного Акиру. Как-то сожалея усмехнулся. – Ты не изменился, Акира... – он кашлянул кровью и посмотрел на покрасневший асфальт. А ведь недавно он был мощен, как никогда раньше.  

 

–А я совсем старым стал... Казалось, всего 40 лет....  

 

Вдруг лезвие меча пронзило Акайо насквозь. Монах посмотрел выше, перед ним стоял озлобленный тëмный силуэт, зубы были оскалены, а красные глаза изобразили лютую ненависть.  

 

–Почему?.. – спросил Акайо и упал.  

 

–ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ, АКИРА?! – с ужасом спросил Дестрой, глядя на это всë глазами мальчика.  

 

Он стоял, поник головой из его глаз потекли злые слëзы. Акира криво улыбнулся, его сердце горело злобой, взъерошенные волосы опустились вниз прямо на лоб, мальчик опирался на чëрный меч одной рукой. Он посмотрел на свою морщинистую ладонь, та была чиста, только сыра.  

 

–Дестрой... – обратился Акира к предку. – Им же надо лишиться всего, верно? Они и лишаться всего...  

 

–Остановись, Акира! Остановись, пока не поздно! – приказал Дестрой, но тот его уже не слушал.  

 

–Вы все меня использовали... – понял мальчик. – Вы все пользовались моей силой, носили на руках, чтобы я не понял вашего фальша...  

 

–Нет, Акира, это не так! – кричал Дестрой в голове озлобленного. – Хватит, ты и так свободен, успокойся!  

 

–Я спокоен... – сказал безжалостно Акира. – Свобода же заключается в том, чтобы не соблюдать никакие правила... Я полностью свободен... Да... Именно... Я полностью свободен! – заявил уверенно мальчик.  

 

Атака голубей была полностью отбита и внимание монахов было обращено на центр двора. Они ужаснулись, начали терять контроль...  

 

–Акира – убийца! – прозвучал басистый голос одного из монахов. Вдруг из его тела стали вырываться гнойные синие шары силы. Сделавшийся горб на спине причинял ему невыносимую боль. У монаха стала разрываться рука. Прозвучал оглушительный многострадальный крик. 3-метровый бирюзовый монстр с кровавыми глазами заменил богослужителя. Он сутулился, одна толстая округлённая рука была длинее другой. Мышцы – большие комки гноя.  

 

–Убийца! – прозвучал голос другого монаха, история повторилась, только вместо бирюзового урода появился красный.  

 

–Предатель!  

 

–Маньяк!  

 

–Злодей!  

 

Стрелялись обвинениями монахи, становясь разрушительными монстрами.  

 

–Убийца... Предатель... Маньяк... Злодей... – медленно, как-то похабно повторил Акира. – Сколько раз я вам помогал? Но это же всë забыто... Мне нет прощения... Сколько раз я спасал вас от смерти.... Сколько раз я предотвращал битвы, чтобы вы не поранились, ублюдки... – он засмеялся и поднял голову вверх, за его мокрыми волосами был виден лишь один красный яростный глаз. – Для вас же это нормально! Вы привыкли к этому... Считаете, что я обязан был так делать.... Что я не сбегу, что я всегда буду вас защищать, ленивые уроды! И никто из вас никогда не думал, что творится во мне! – сказал подросток и на мальчика обрушился шквал атак. Цепи, молнии, пули, мечи летели на Акиру, тот нагнулся, прыгнул, сделал отжимание, присел, встал и отвернулся от всех атак.  

 

–Как же я вас, блять, ненавижу! – прокричал Акира.  

 

–Я знаю, что ты хочешь сделать, Акира, – холодно сказал старик. – Но остановись! Наша цель освободить их, а не убить! Их уже поздно освобождать, ты ничего не понял... Поэтому просто закуй их в цепи и вали на самую высокую гору, успокаивайся и возвращайся в Японию!  

 

–Ты же тоже меня хотел использовать, дед? – спросил Акира.  

 

–Ты был рождëн, для того, чтобы я тебя использовал. Но я ошибся. Слишком свободолюбивым воспитала тебя моя сила...  

 

–Вы все меня использовали... – Акира криво улыбнулся. – Вы все меня использовали!  

 

Он пробежался вперëд и проткнул мечом одного из монстров.  

 

–Вы все меня использовали!  

 

Он шагнул в сторону и пронзил следующего.  

 

–Вы все меня использовали!  

 

Мстительно и безумно глядя на врагов, Акира столкнул головами ещë двух уродов, а потом отрубил им их тыквы.  

 

–Вы все меня использовали!  

 

Мальчик щëлкнул пальцами и от щелчка всë начало разносится в дребезги, деревянное здание храма не выдержало взрыва и полетело, оставив лишь горящие обломки. Монстры стали каиться в своих грехах и гореть в пепле чëрного огня. Отчаянные существа кричали, просили помощи, но никто им уже не поможет.  

 

–Мы жили тут!  

 

–За что?!  

 

–Мы же ничего не сделали...  

 

Прозвучали отчаянные голоса уродцев, как похоронный звон.  

 

–Предатель!  

 

–Маньяк!  

 

–Злодей!  

 

–Ублюдок!  

 

Произносили они это ненавистно и противно, но эти слова не расстраивали Акиру, они лишь подпитывали его злобу.  

 

–Вы все меня использовали.... – сказал Акира...  

 

Разбирая прах своих братьев Мегуру сидел на коленях и просил у них прощения.  

 

–Покойтесь с миром, дорогие мои... – жалостливо сказал Мегуру, сердце билось, но монах не терял контроль. Он медленно встал и поднял оранжевую свечку за своих мëртвых друзей. – Простите моего сына, уверен, он не специально, уверен, он не хотел этого.... Пусть у вас там всë будет хорошо....  

 

Он поставил свечку в прах и посмотрел в сторону Акиры. Тот испускал слюни, мрачно скаля свои очернëнные зубы. Мальчик смотрел на него с улыбкой, улыбкой торжества и скорой победы.  

 

–Как я и думал... – сказал Дестрой. – Это не моя сила чëрного цвета... Это твоя, Акира....  

 

–Заткнись! Иначе я выкину тебя из своего тела на помойку, предок несчастный! Молись за меня, раз я поддерживаю твоë жалкое существование в этом теле!  

 

–Ты поражён эмоциями и чувствами, Акира... Извращëн ими... – сказал разочаровано Дестрой. – Ни этого я хотел... Совсем ни этого.... Я хотел, чтобы они лишились своего дома, знака, проверить их на самоконтроль и сдержанность, но видно не судьба...  

 

–Заткнись, ублюдок!  

 

–Но разве я могу что-то сделать с этим? Нет, совсем нет. Развлекайся, Бог тебя накажет.... – сказал холодно старик и присел в темноте сознания Акиры.  

 

–Если Бог меня накажет, то Бог будет равен Сатане! Они столько раз меня использовали для своих целей, они все получили по заслугам, жалкие твари... Жалкие твари.... Жалкие твари....  

 

–Акира, – обратился отец. – Я смотрю в твои глаза и не вижу прежнего моего мальчика.... Нет, ты не можешь быть Акирой.... Да, я не сомневаюсь, внутри этого тела есть тот прежний маленький мальчик возрастом 13 с половиной лет....  

 

–Чë ты там мямлишь, батя?! – ненавистно сказал Акира. – Ты же тоже меня использовал, да? Нет, не так... Ты использовал меня больше всех!  

 

–Что ты такое говоришь, мальчик мой... Я никогда не смел тебя использовать!  

 

–Врëшь, батëк, врëшь!  

 

–Ты с самого начала по своей инициативе помогал храму. Никто тебя ни к чему не принуждал.  

 

–Врëшь, ты мне всë врëшь! Вы все врали! И продолжаете врать, даже будучи покойниками! – проскрипел жалко Акира и резким рывком кинулся на отца с мечом. Слюни текли из его рта, отлетая каплями, ненависть поглощала его всë больше и больше.  

 

–Я тебе никогда не врал, Акира, я всегда говорил тебе правду! – отвернулся от атаки Мегуру.  

 

–Лжëшь! – обвинил Акира и бросился на отца сверху. Он пронзил землю, но не пронзил своего родителя. – Ты заставил меня принять тот знак, чтобы управлять мной, ведь так, батя?!  

 

–Что? – спросил Мегуру, отпрыгнул от очередной атаки и силой мысли выронил меч из рук сына. Тот растворился в воздухе. – Этот знак ничего подобного не делает! Он лишь позволяет показать, что ты из храма имени Дестроя и сдерживает силу, находящуюся в тебе!  

 

–Всмысле?.. – удивился Акира и нанëс очередной град атак.  

 

–В каждом монахе находится необузданная магическая мощь, которую очень тяжело сдерживать.... Дестрой был убеждëн в том, что эту мощь надо сдерживать собственной силой воли, без помощи чего или кого-либо. Мне казалась эта мысль сумасбродной и тогда, после смерти твоего прадеда я стал руководить храмом, решил упростить систему и разработал специальный магический обряд, который ограничивал силу.  

 

–Это правда?.. – спросил Акира Дестроя.  

 

–Да, это правда, – ответил холодно старик.  

 

–Не может быть... Даже он меня обманул... – остановился Акира.  

 

Вдруг Мегуру протянул руки в сторону сына и из ладоней полетели оранжевые цепи, которые обвязали тело мальчика, подобно петле. Они въелись в кожу, мальчик скорчился от боли, лицо застыло в жалком пейзаже, на глазах появились страдательные слëзы.  

 

–Вот и всë, Акира... Пойдëм к нагорью с озером, я тебя вылечу... – предложил отец и хотел взять Акиру, планируя положить его на своë плечо, но тëмная энергия ударила его сильным током, что монах задражал. Он обжëгся, прикоснувшись к сыну.  

 

–Где правда? Где ложь? Где правда?! Где ложь?! – начал отчаянно кричать Акира, улыбаясь, он засмеялся сумасбродным смехом. Мальчик стал содрогаться, как будто в него вселился демон, всë сильнее и сильнее, всë быстрее и быстрее с каждым повторением он казался всë безумнее и безумнее.  

 

–Акира, что с тобой?! – забеспокоился отец, непонимающе и больно глядя на сына.  

 

–Ты всë равно меня использовал! – обвинил мальчик Мегуру и оковы разорвались. Он промчался к отцу и толкнул его, испуская слëзы он начал:  

 

–Ты! – Акира дал ему пощëчину.  

 

–Меня! – Акира дал ему ещё одну пощëчину.  

 

–Использовал!!! – он пнул его в живот, тот попятился назад, прикоснулся своей сверкающей рукой к брюху и спросил:  

 

–Я никогда тебя не использовал... – сказал отчаянно Мегуру.  

 

–Да что ты говоришь, батëк! А тогда, когда нападали самураи помнишь?! Ты же мне прям приказал лететь к вам! Так настойчиво звонил!  

 

–Я не заставлял тебя лететь в храм, я спросил, что ты делаешь.  

 

–Да ладно?! А когда я прилетел, ты же сказал мне быстро сражаться!  

 

–Ты сам вызвался помочь, я тебя не заставлял, Акира, ты путаешь события, успокойся, тебя ещё можно спасти!  

 

–Меня спасëт только конец твоего существования! – признался Акира.  

 

–Ты так сильно хочешь моей смерти?  

 

–Да! – сказал мальчик, озлобленный ненавистью, и хотел ударить кулаком отца, как тот схватил его за руку и, швырнул вниз, от чего Акира харкнул кровью.  

 

–Я не верю в это... Ты одурманен! – отец задумался. – Кто тебе сказал, что этот знак позволяет управлять тобой? – задал вопрос Мегуру.  

 

–Схигео мне рассказал это.... Он тоже меня хотел использовать....  

 

–Схигео?! – удивился отец. – Как фамилия у него?  

 

–Саито! – Акира прыжком встал и посмотрел любопытно на отца.  

 

–Схигео Саито?.. Тот самый мальчик.... Как ты с ним связался?! – вспомнил что-то Мегуру.  

 

–Схигео – отец моей девушки! – признался Акира, смотря на отца кривой улыбкой.  

 

–У тебя есть девушка?! – поразился отец новостью.  

 

–Да! Ты мало что обо мне знал, более того, ты никогда мною не интересовался, батя! – он создал энергетический шар и бросил его в отца, но тот, шокированный таким известием, отвернулся.  

 

–Дочь Схигео твоя девушка.... Ты ослушался обета безбрачия... Теперь мне всë ясно... Акира, я понимаю, тебе трудно это принять... Но не верь Схигео, он злодей! – сказал отчаянно отец.  

 

–Да! Я и ему не верю! Я никому не верю! вы все мне лгали! – крикнула душа подростка. Мальчик попытался опять ударить отца, быстрым милисекундным движением, он прицелился в голову и не попал.  

 

–Остановись...  

 

–Нет! Я добьюсь справедливости и уйду ни с чем, но зато героем! Я избавлю мир от таких грязных, жалких тварей, как ты – батя!  

 

–Я тебе расскажу историю со Схигео, просто выслушай... Остановись...  

 

Акира остановился. Он злобно глянул на отца и махнул рукой в знак согласия на рассказ.  

 

–Схигео Саито значит... Удивительно, как прошлое, произошедшее несколько лет назад может влиять на настоящее... Даже столь плачевным образом... Да... Ты был одурманен харизмой этого мальчика...  

 

–Хватит разглагольствовать, рассказывай, а не то я тебя, тварину, на кусочку размотаю...  

 

–Надеюсь, после моего рассказа ты переосмыслишь всë и мы вместе пойдëм к озеру, очистимся и заживëм жизнью отшельников...  

 

–Не беси меня!  

 

–Схигео Саито – был сумасшедшим фанатиком монашеской силы... Практически ежедневно он приходил к Дестрою и почитал его подобно Богу, словно он второй Иисус, прибывший на землю... Дестрою, в свою очередь очень нравился этот мальчик.  

 

–Да... Забавный малый.. – признался Дестрой.  

 

–Твой дед даже хотел его сделать монахом нашего храма, но не успел. Он умер. Тогда на престол взошёл я. Схигео также ко мне приходил, но он мне был не по душе. Я не видел в нëм монаха. Слишком лицемерный, слишком извращëнный, слишком фанатичный, слишком безумные у него были идеи... Он также приходил ко мне, также льстил мне, но каждый раз уходил ни с чем. И вот однажды Схигео опять пришëл ко мне:  

 

"Достопочтенный Мегуру, вы сегодня выглядите особенно прекрасно. Даже не знаю, в какой из дней вы имели лучший образ, наверное, вы всегда выглядите, как орëл! " – говорил он мне.  

 

"Чего тебе, Схигео? " – спросил я его.  

 

"Мне нужна лишь небольшая услуга, ваше сиятельство. Сделайте меня монахом этого храма, научите меня той силе! "  

 

"Абсурд! Нужно тебе очистить свою грязную душу... Что-то нечистое, что-то злое скрывается в тебе. "  

 

"Вы в этом уверены? Подумайте хорошенько! – Схигео посмотрел на меня лицемерным взглядом. – Всë же, мне всегда нравились ваши глаза, знаете, в них можно увидеть такую мудрость! "  

 

"Довольно мне вашей лицемерности, мистер Схигео! "  

 

"Но, царство ему небесное, Дестрой – моë превосходительство – разрешил мне тогда стать монахом вашего храма... Так последуйте примеру вашего деда, разрешите мне служить нашему богу! "  

 

Тогда я сильно устал от постоянных его визитов, уже не мог терпеть этого парня. Может быть он и был умным, но слишком навязчив, сотни раз я ему отказывал, а он всë напоминал мне про решение Дестроя и льстил мне...  

 

"Вниз, наискось, вниз, наискось, вниз" – сделал соответсующие движения я и на полу образовалась нога, которая стала выпинывать Схигео из храма. Это выглядело унизительно, он окончательно понял, что убеждать меня бесполезно и ушëл...  

 

Я думал навсегда, Акира... Но видимо он питался всë это время злобой, его мучила жажда мести. Он собирал силы и нанял тех бездушных воинов.... А дальше тебе известно... Понимаешь, Акира, это очень низкий и лицемерный человек, нельзя было тебе с ним связываться... Тебе надо было всë рассказать мне и мы бы вместе разобрались, а сейчас... Остановись, не верь ему! Не верь!  

 

У Акиры были закрыты глаза, он казался спокойным, уставшим. Его истрëпанные отемневшие волосы вяло лежали на лбу мальчика, ноги подобраны. Странный безмятежный мир вдруг почувствовался.  

 

–Вот сейчас я вижу своего мальчика... Ты сделал правильный выбор, Акира... Пойдëм к озеру...  

 

Вдруг из под земли выполз кол, который пронзил Мегуру, прозвучал ужасный болючий крик, из рта отца потекла кровь. Слëзы, оранжевые сверкающие горечные слëзы промчались по щекам папы. Он грустно посмотрел на сына, у того во взгляде виднелась только злоба.  

 

–Вот та самая безмятежность... – прозвучал расстроенный голос отца. – Тебя больше ничто не беспокоит, тебя питает лишь злоба. Волнения на твоëм сердце нет... Ненависть тебя не беспокоит... Ты посчитал, что наступила справедливость и успокоился?  

 

–Ты как всегда ничего не видишь.... Ты не понимаешь меня, ты не чувствуешь меня. Что скрывается за маской спокойствия? Что ты обо мне знаешь, папа? Некогда уже это выяснять.... – он промолчал и продолжил. – Я никому более не позволю себя использовать... За любую услугу надо чем-то платить... Заботой ты не смог, денег у тебя тоже нет... Вот ты и платишь – жизнью...  

 

–Я не верю, что это говорит Акира... Нет, это не может быть мой мальчик, мой мальчик не такой... – сказал отец, борясь за последние секунды своей жизни.  

 

–Мы все меняемся, папа, меняемся.  

 

–Я... Верю... Что ты.... Не плохой... – сказал отец и лëг полностью на кол.  

 

Акира посмотрел на труп своего отца, безмятежно валяющегося на посохе своей смерти, потом на окровавленные руки. Он устремился в землю, горькие, горькие слëзы прошлись по его щекам, осуждающе. Он смеялся и плакал, улыбался и грустил, его пугливые глаза бегали из стороны в сторону маленькими зрачками.  

 

–Чего ты ревëшь, Акира? – спросил холодно старик. – Ты же добился того, чего хотел. Убил всех, устроил "справедливость", отомстил! Что-же тебе ещë надо?  

 

–Да, я добился всего... Да, я отомстил всем... Да, я устроил справедливость... Но почему же я так не счастлив?! – прокричал мальчик и стал рвать свои чëрные волосы.  

 

–Ну же, ну же, волосы тут не при чëм, они не виноваты в твоей глупости. Жалко выглядишь, Акира.  

 

–Уйди! Уйди от меня, гнусный жалкий чмошник!  

 

–Как скажешь, Акира... – старик растворился в его голове. Тëмная энергия осталась, исчезла лишь оранжевая сила...  

 

–Ничего не поменялось?.. Неужели, я так чëрн?.. – он задумался. – Я остался один! Мне никто не поможет! Один! Нет! Есть Альбина! Моя любимая Альбина! Да! Она не предала меня! Она никогда меня не использовал! Ведь так?! Нет... Нет-нет-нет! Я по-любому не заметил еë лжи! Она тоже мною пользовалась! Где-то же точно пользовалась... – Акира засомневался. – Она отличается от других, она особенная! Нет, дурак, она такая же, как и все! Может быть, я просто одурманен любовью?! Да, наверное, это так... Нет! Не может быть... Боже... Помогите.... Мне... Хочу в объятия еë... Нет... Если я предамся чувствам, меня начнут использовать! Мною все всегда пользовались! Ахахах! Игрушка.... Нет... Я не хочу быть игрушкой... Может быть только еë мягким кроликом... Нет! Да! Нет! Да... Нет... Да... Нет...  

 

–Чёрный ворон, чёрный ворон, что ты вьёшься надо мной? Ты добычи не дождёшься, чёрный ворон, я не твой! – прозвучал ласковый, манящий голос девушки. Она пела прекрасно, как всегда, как в первый раз... Слушать еë было райское наслаждение.  

 

–Это мои галлюцинации... Да, наверняка... – подумалось Акире.  

 

–Нет, солнышко моë, это не галлюцинации... – она мягко, аккуратно подошла к нему и поцеловала. Акира открыл глаза, он не мог поверить в происходящее.  

 

–Это сон...  

 

–Это не сон! Хватит, успокойся... Акира, всё хорошо... – на еë глазах были сожалеющие слëзы, Альбина обняла мальчика. Крепко, так крепко, что мальчик почувствовал себя в безопасности. Сердце забилось сильнее. – Всë кончено... Хватит, прекрати... Я люблю тебя, я не хочу, чтобы ты умирал... – она посмотрела на его кровавые ладони.  

 

–Я так много зла совершил... Как ты можешь быть рядом с убийцей?  

 

–Я знаю, что ты не такой... Это делал не ты! Ведь так, солнышко?  

 

–Это был я... И я таким остаюсь...  

 

–Нет, это не ты, это лишь твои злые чувства...  

 

–Я не могу быть с тобой... Я... Я... – он заплкал. – Я ужасен! Я слишком плох для тебя!  

 

–Нет, я не отпущу тебя! Ты мне нужен! – она задержала его за руку.  

 

–Отпусти меня! Мне надо лететь и каяться... Я ужасен, ужасен, ужасен! Просто отвратителен! – он отпустил еë руку и хотел полететь.  

 

–Акира! Если ты улетишь, я буду несчастна! У меня нет никого, кроме тебя! – призналась девушка. Плача, она отчаянно посмотрела на Акира, дождь смывал еë горькие слëзы.  

 

–Как?.. – спросил Акира и спустился на землю.  

 

–Вот так, солнышко моë, вот так! У меня не было ни подруг, ни друзей, в школу я не ходила, моим учением занимался папа, а про прочие заведения... Токио в 10 километрах от дома, я изредка выходила в город... Помнишь миф про таинственную белую деву? Так вот это я! Единственным моим утешеньем был отец... Он был моим миром, был моим всем, дал мне всю заботу и ласку... Но этого не хватало, мне нужно было общение со сверстниками и тут ты... Акира, я люблю тебя, слышишь, люблю! – она побежала к нему и обняла крепче, чем прежде. – Если ты бросишь меня, я себе место не найду, я умру без тебя, Акира! Не покидай меня, пожалуйста, прошу!  

 

–Зайка моя... Я же не знал... Просто меня глупого, я и тебе причинил неудобства.  

 

–Ничего... – отпустила Альбина мальчика, подтирая слëзы руками. – Всë же в прошлом, ведь так?  

 

–Да, всë в прошлом... Мы заживëм по-новому... Мне столько надо тебе показать! – Акира опустился на уровень головы Альбины и искренне улыбнулся. – Ты удивишься, насколько разнообразен этот мир.  

 

Пара уплыла в поцелуе, этот момент был чем-то особенным. Он был таким страстным, таким особенным, пташки любви летали над ними. Чувства овладели ими, дождь создавал незабываемую атмосферу этому мгновению. В ход пошли языки, они сплелись в одну единую верëвку, узы их было не разорвать, не сжечь, не уничтожить. Чудный миг...  

 

Пара отдалилась друг от друга, ещë обнимаясь. Всë утихло, все трупы, валяющиеся на полу, отец Акиры, который спал на коле их больше не волновал, они любовались друг другом, смотрели таким влюблëнным взглядом, по которому можно было прочесть лишь одну фразу: "Я обожаю тебя! "  

 

Извращающие, но такие милые чувства. Такие милые чувства... Они не хотели, чтобы это заканчивалось...  

 

–Браво! Бра-во! – послышались хлопки с вершины. Это был отец Альбины. Он ловким движением спрыгнул в кратер и, увидев труп Мегуру, побежал в припрыжку к нему.  

 

–Схигео?.. – удивлённо и злобно произнëс Акира.  

 

–Говорил же, Мегуру, говорил, что тебя ждëт эшафот! – он рассмеялся злобным саркастическим смехом. – А эти трупы монашеских тварей! Как долго я жаждал вас увидеть! Наконец, моя жажда мести удалена, да, Акира, спасибо тебе, что появился в моей жизни! Спасибо! Я так рад! Безумно рад!  

 

–Схигео... Лицемерная, отвратительная, жалкая тварь! Ты – последний, с кем мне осталось разобраться!  

 

–Не надо, Акира, довольно! – попросила Альбина, смотря на возлюбленного испуганным взглядом.  

 

–Не волнуйся, доченька, всë будет хорошо! – с многозначительной улыбкой сказал Схигео. – На твоëм бы месте я бы так не спешил, Акира.  

 

–Почему же?! – создал меч Акира.  

 

–Потому что у меня есть такая маленькая кнопочка! – сказал он легко и непринуждённо, как будто насмехаясь над Акирой. Схигео показал красную кнопку в своей ладони.  

 

–И что мне даëт эта твоя кнопка, ублюдок?! – спросил злостно Акира.  

 

–Тебе – ничего, а вот мне... – он нажал на кнопку и Акира стал биться в агонии боли. Электричество, смертельное электричество промчалось по телу мальчика, жаря его изнутри. – Даëт силу тобой управлять!  

 

–Папа, нет, не надо! – прокричала Альбина в страхе и подбежала к Акире.  

 

–Стой, доченька! – заволновался отец. – он под напряжением в 1 ампер, ты сдохнешь, если прикоснëшься к нему!  

 

–Ну и пусть! Зато умру в объятиях любимого!  

 

–Да вы под таким напряжением даже обняться не сможете.... Ах, ладно! – раздражëнно сказал Схигео. – Будь по-твоему, я отпущу кнопку! – папа отпустил кнопку и Акира перестал биться в боли. – Видишь, всë хорошо.... Дай я обниму тебя, я чуть не лишился своей любимой дочери... – он подошёл к ней и обнял еë. – Я же тоже тебя люблю... И побольше этого полудурка...  

 

–Ай... Как голова болит... – сказал Акира, не отойдя от удара током.  

 

–Но я никому не позволю препятствовать достижению своих целей, – вдруг Схигео ударил Альбину по голове. Та упала, папа стоял невозмутимо и как-то страшно смотрел вперëд.  

 

–Что ты делаешь, ублюдок?!  

 

–Молчи и слушай меня! – холодно и бесчувственно сказал Схигео, нажав на кнопку. Было видно, что он переживал за дочь, уже позабыв прежней радости. – Не волнуйся, я еë ударил по макушке, она не умерла, всего лишь потеряла сознание.  

 

Акира снова стал корчиться от боли.  

 

–На этот раз я точно избавлюсь от всего монашества... – злобно сказал Схигео.  

 

Акира закрыл глаза, статуя Дестроя бездушно глядело на страдающего...  

 

–Довольно старая уловка... Нацепить на человека шокер, когда падаешь на жертву... Помнишь, наше знакомство?  

 

Акира прокрутил первую встречу со Схигео ещë раз, немного удивился, как он был слеп. Потом он вспомнил Альбину.  

 

–Люблю тебя, твоë мëртвое солнышко... – сказал он на последнем вздохе и закрыл глаза.  

 

Наступила темнота. Эмоций нет. Чувств нет. Ничего нет. Тебя нет. Смерть...........................................  

 

Нет хорошего конца,  

Когда сломал ты много жизней...  

Мы все – создания Творца,  

Как миллионы разных слизней....  

 

И пусть свободу ты обрëл  

Но расскажи, обрëл ты счастье?  

С свободой истинной ушëл  

Но с сердцем грязным – вот несчастье!..

| 7 | оценок нет 19:11 20.04.2024

Комментарии

Книги автора

Секрет театра миниатюр. Временное вмешательство 18+
Автор: Samara6
Трагедия / Абсурд Детектив Мистика Проза Фантастика Юмор
Вот и подошёл конец истории, всё кончено. Все злодеи побеждены, конечно не без потерь. Недавно умерли и руководители театра миниатюр, но одно остаётся неизменным. Вечная чахарда в коллективе, даже пос ... (открыть аннотацию)ле его распада. Стоили ли все потери своей цены или нет? Можно как-то избежать жертв? F z yfdctulf bpvty. [jl bcnjhbb? xvshb1
Объем: 3.894 а.л.
19:38 03.04.2024 | оценок нет

Секрет театра миниатюр. Театральная травма. 18+
Автор: Samara6
Трагедия / Детектив Мистика Фантастика Фэнтези Хоррор Юмор
"Семицветик - это очень интересный цветок. Оторвав его лепесток, и сказав набор определённых слов, ты можешь исполнить любое желание. Но, как всё мы знаем, в сказке последний ушёл на лечение мальчика, ... (открыть аннотацию) которого девочка не смогла бы бросить, загрызла бы совесть. Но разве есть всего один такой цветок? Неет, на свете есть ещё один, второй, и у него оторван лишь один заветный лепесток, который исполнил желание многих сердец, а уже эти души породили третий цветок, которому многое предстоит пережить"
Объем: 7.116 а.л.
17:03 13.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.