Черная ладья

Поэма / Лирика, Поэзия, Верлибр, Любовный роман, Приключения
Сергей Шиповник представляет своим читателям поэму, написанную в формате верлибр, в 10-ти частях, которая была закончена автором в 2000-м году.

1.  

 

По всей планете,  

Да и за её пределами  

Пусть эти в клеточку  

Помятые листки,  

Как клочья снега,  

Неуемные, кружа́тся,  

И мысли добрые  

И светлые несут…  

Не потому,  

Что я возжаждал  

Спелых баксов  

И не за тем,  

Чтоб назидать и поучать…  

 

Писа́ть легко,  

Как будто ты в полёте,  

Твой дельтаплан  

Безоблачно парит,  

И ты летишь, летишь,  

Осознавая,  

Всю прелесть факела  

И ста́туи  

Свободы…  

О, это кайф,  

Который нужно заслужить!..  

 

В те времена,  

Когда планета наша  

Была младенцем  

В колыбельной люльке,  

Когда Спаситель мироздания  

Был  

Ещё в саду  

Не продан  

Гефсиманском,  

Давным-давно  

Росли большие ели,  

Большие пальмы  

И большие звери…  

 

Затем метеориты и кометы  

Сменили образ  

Детского лица  

На более  

Осмысленное  

Лико,  

И появился  

Первый человек.  

Такой нарядный  

Шерстяной красавец,  

С дубинкой,  

Бравый,  

Словно полицейский,  

И начал всем  

Команды раздавать…  

От этого  

И ели поредели,  

И пальмы,  

С позволения сказать,  

Опали…  

Это лишь начало!  

А звери?  

Звери к сожалению  

Обмельчали…  

В процессе революции  

Погибло  

Такое множество  

Звериного народу,  

Что мясом этим бы  

Хватило накормить  

Миллион Юпитеров,  

И тысячу Сатурнов,  

И парочку галактик По соседству…  

 

Вот так-то,  

Это ведь не шутки,  

Над этим сто́ит  

Озадаченно подумать,  

Помыслить вдумчиво,  

Пошелестеть  

Мозгами…  

 

Что мы имеем на сегодня?  

Пароходы?  

Заводы-фабрики?  

Машины-механизмы?  

Компьютеры  

И сотовые ульи?  

И на углу, на каждом  

Полицейских?  

С дубинами и прочим Атрибутом?  

Как раз  

Вернулись к самому началу,  

К тем первобытным  

Дохристовским временам,  

Когда Спаситель  

В колыбельной люльке  

Ещё не мыслил  

О безудержном спасении,  

От нашего дура́чья и безумья…  

 

А дальше хуже.  

Если Антарктида  

Ещё не провалилась  

Прямо в дырку,  

Которая над ней образовалась,  

То только потому,  

Что все буддисты  

За это молятся  

Усиленно и пылко,  

Читая мантры  

Дни и ночи напролет…  

Когда они  

Все мантры дочитают,  

(Желательно конечно,  

Чтоб попозже)  

Наступит небывалая жара.  

Ведь мы не сможем жить  

Без Антарктиды!  

Придется шкуры  

Шерстяные поснимать,  

Кровь выльется из нас,  

Мы в ней утонем,  

Спаситель всех нас разом  

Не спасет…  

Не хватит нам  

Паромов и ковчегов  

И пароходов  

С самолётами в придачу…  

 

Вот потому  

Мой лёгкий дельтаплан  

Пари́т свободно  

Над пространствием планеты,  

Он мудрый оттого,  

Что не зависит  

Ни от компьютеров,  

Ни от автомобилей,  

Ни от мобильников,  

Ни от всего на свете…  

Он гордый  

И свободный,  

Как тот факел,  

Но не как меч,  

Поднять который тяжко...  

 

Но море  

Постоянно  

Бушевало,  

Кругом закручивались  

Страшные  

Торнадо.  

Вы видели хоть раз,  

Как сносит за́мки?  

Смывает бастионы Взгромождений?  

Кусты,  

Мосты  

Ломаются на щепки…  

А люди тонут,  

Люди гибнут,  

Люди тонут!!!  

 

Спаситель  

Мучится,  

Он в еврокабинете,  

Вышагивает  

Сотни километров…  

Спасенья нет!  

Мы жалкие жукашки,  

Мы не хозяева  

Униженной планеты,  

Мы те же щепки,  

Нас курочит и ломает…  

А люди тонут,  

Люди гибнут,  

Люди тонут…  

 

 

2.  

 

Плывут Колумба  

Утлые лодчонки,  

Дерзают в неизвестном направлении.  

Что нужно тем,  

В них выпившим  

Бродягам?  

Бананов  

Может быть неспелых  

На закуску?  

Кокосов-баунти,  

Что падают на бошку,  

И разбиваются  

Конечно на две части?  

Нет, это мелочь,  

Детская забава!  

Им нужно золота  

И самой высшей пробы…  

Вот местные туземцы  

Пленены,  

С них всё снимают,  

Кроме перьев,  

Кроме скальпов…  

Гудбай, Америка,  

Возьми  

Своё  

Банджо!..  

Так вот сегодня  

В каждом перстне,  

В портсигаре  

Есть капля красная  

Сраженного индейца.  

Ведь это золото  

Всё плавится из крови,  

А сколько там её,  

Смотри по пробе.  

Затем его слагают  

В бронесейфы,  

Фланелевой тряпицей  

Пыль сметают,  

А цифры пляшут,  

Пляшут в мониторах  

И в ноут-бутиках,  

И в биржевых табло.  

Индейцы бросили в кострище  

Трубку мира,  

Они не верят  

Людям из железа,  

Водою огненной  

Примачивают раны,  

Гудбай, Америка,  

Прощальное банджо́…  

 

А море постоянно бушевало,  

На нём устраивались  

Бойни и парады…  

Вы видели,  

Как жгут авианосцы,  

Взрывают скорострельные эсминцы?  

О, это зрелище  

Не для детей и женщин,  

Такое и захочешь -  

Не приснится…  

Спаситель нервничает,  

Залпом пьет текилу…  

Спасенья нет,  

Спасенья нет,  

Спасенья нет!  

 

3.  

 

В голубом поднебесье,  

Там плывут облака,  

А по каменным глыбам  

Вниз струится река,  

И огромные сосны  

Её стерегут,  

Растопырив  

Точёные  

Копья.  

Это память свою  

Охраняют века,  

Чтобы было о чем  

Вспоминать и жалеть,  

Чтобы мудрость дошла,  

Спотыкаясь, до нас,  

Пусть вся в ранах,  

Но гордая мудрость.  

 

О, любовь,  

С расплетенною лентой в руках,  

С расплетенною,  

Но непокорная вся,  

В лунном трепете,  

Милости божьей прося,  

О, несносный  

Удел  

Одиноких.  

О, любовь -  

На престоле  

Короткая жизнь,  

У неё мало времени,  

Много обид,  

У неё руки щедрые,  

Порох в душе,  

Та любовь,  

Что до тла нас сжигает.  

О, любовь,  

Упоенье и смерть  

Обречённых.  

 

В голубом поднебесье  

Мой парит дельтаплан,  

Он свободный и гордый,  

Как воздушный поток,  

Он летит над каскадами  

Мнимых побед,  

В нем вся суть,  

Наслаждения грех…  

 

И когда я спускаюсь  

На взлётную нить,  

Торможу и вибрирую  

Лёгким крылом,  

Я людей замечаю,  

Таких же, как я,  

Но совсем  

На меня  

Непохожих…  

 

4.  

 

И тогда, разбегаясь,  

Я по полю несусь,  

И меня поднимает,  

Швыряет наверх  

Я лечу,  

Я лечу,  

Расступаются все,  

Я в полёте,  

Такое возможно…  

 

А индейцы не спят,  

Они жарят в костре  

Оленину  

И жарят картофель.  

Что они говорят  

На своем языке?  

Что?  

Прислушиваюсь  

И от них узнаю́  

Тайну дерзкую,  

За́говор,  

Кровную месть:  

Небоскребы падут  

И уже томагавк  

Бумерангом  

Разрушит вигвамы.  

Вот такая история,  

Больно,  

А надо терпеть.  

Боль ничто,  

Если нужно терпеть.  

 

А море  

Неизменно  

Волновалось,  

Оно плескало нам  

Жестокие цунами.  

Вы видели,  

Как тонут  

Эстакады,  

Строения,  

Большие города?  

А люди,  

Эти маленькие щепки,  

Беспомощные веточки саку́ры  

Смываются лавинами-волнами…  

Спасенья нет,  

Спасенья нет,  

Спасенье… есть!..  

 

 

5.  

 

Спаситель  

Вбросил  

Шарик  

На рулетку,  

Ужасный грохот  

Сотрясает тишину  

Крупье вздыхает,  

Поседевший за секунду…  

Сэр, Вы уволены,  

Таков закон игры.  

 

Планета маленькая,  

Как рулетки шарик,  

На ней  

Великая  

Китайская  

Стена.  

В полёте всё  

Стирается…  

Мне мнится  

Такая чистая  

Небесной глубины  

Вся жизнь моя  

И всё предназначение,  

И маленький, как шарик  

Кабинет,  

И ворох дел,  

И всем чего-то нужно:  

Картошки,  

Оленины  

И костра.  

 

На шахматной доске  

Знакомые фигуры -  

Ферзи́ и генералы,  

Пешки, короли.  

Что делают они?  

Вполне известно,  

У них довольно  

Скудн  

Ассортимент.  

Пойдет направо,  

Значит песнь заводит,  

Налево  

Сказочку про Золушку  

Споёт…  

Сэр, Вы уволены  

И это Вам не сказка,  

А у подъезда  

Черная ладья…  

 

Из диких орхидей  

И… И из георгинов  

Из бабочек  

И прочих мотыльков  

Сплетается любовь.  

Её едва ты видишь,  

Но чувствуешь её  

По запаху цветка.  

 

Что раньше было здесь?  

Утрата смысла?  

Ночлеги у индейского костра?  

Картошка,  

Оленина,  

Скачки в неизвестность?  

И больше ничего,  

Не меньше – пустота.  

 

6.  

 

А море  

Это было  

Океаном,  

И долгожданный  

С золотом  

Колумб  

Явился Господом,  

Неся в руках  

Кровь инков  

Её и пьют  

Сегодня второпях.  

 

Компьютер виснет,  

Лопаются сети  

И боинги упрямые стоят…  

Спаситель  

мучается  

В еврокабинете -  

Спасение  

Наступит  

Не сейчас.  

Оно придёт,  

Колумба дольше ждали.  

Богатый Инка  

Стонет на костре,  

Но будем терпеливы,  

Есть на свете сила,  

Она спалит  

Всё золото дотла.  

 

В голубом поднебесье  

Поплывут облака…  

А на фото застынет  

Повседневный сюжет  

Это капля любви,  

Но она утолит  

Жажду жизни  

В бескрайней пустыне.  

Значит есть для чего  

С ног сбиваясь плестись,  

Грызть стеклянный песок  

И всей кожей гореть,  

Значит что-то тут есть,  

Если нужно терпеть,  

Боль ничто,  

Если нужно терпеть.  

 

7.  

 

А сила -  

В непослушном океане,  

Нет безобразию его границ!  

Он стольких  

Опрокидывал Колумбов,  

Топил пиро́ги  

И большие корабли...  

А люди,  

Нитью связанные куклы,  

Мечтали океаны превозмочь…  

Но вот бесовский шквал  

Тряхнет по переборкам,  

И гвозди  

Вылетают  

Тут-же вон.  

 

Спаситель понял всё  

В последнюю секунду:  

Из всех религий,  

Партий  

И побед  

Есть солнце и любовь,  

А у любви есть море,  

И у любви  

Нетихий  

Океан.  

 

На шахматной доске  

Ферзи́ и президенты,  

Палаты лордов,  

Длинные авто́...  

Доска трещит  

В волокнах  

От нагрузки,  

Ладью снимают,  

Значит  

Будет  

Мат.  

Затем истерзанный  

Встаёт со стула Фишер,  

Идет, превозмогая  

Боль колен:  

"Эй, мне сигару  

Поскорее,  

И текилу,  

И оленину…  

Чёртова ладья! "  

 

Во всей вселенной,  

Да и за её кардонами  

Мой легкокрылый  

Неуёмный дельтаплан  

Развеет миф  

О бренности  

Созданий,  

О вожделении  

Пустого бытия.  

Ведь это счастье  

Всё  

В безумии свободы,  

Где мой полёт в нем  

Не случайный  

Элемент.  

Не теорема  

Неразгаданная в сути,  

А божий промысел,  

Такое вот кино.  

 

8.  

 

И потому  

Беспроигрышный Фишер  

Рулетки грохота  

Не чтил, не признавал,  

Он в тихой заводи  

Ладью подкараулил,  

Нанёс ей  

Оглушительный  

Удар,  

И ноги подкосились  

У фигуры.  

Вот так сдается  

Королевская вся рать.  

Штандарты  

В огнедышащих  

Прорехах  

Кладут к ногам  

Всесильного врага:  

–Сэр, Вы уволены,  

Какие уж тут шутки,  

Вот резолюция,  

Пошёл ко всем  

Чертям!  

 

А море  

Нагоняло море страха.  

Приливы лунные  

Отливы без луны…  

Вы чувствуете,  

Как стучится сердце?  

Колотится,  

Выскакивает прочь.  

А рыбы,  

Эти мокрые русалки,  

Сбиваясь в стаи  

Стелятся по дну.  

Да будет шторм,  

Сквозняк разбитых окон,  

Потрескавшихся стен  

И потолков!..  

 

Из маленьких интриг  

И из больших загадок,  

Желаний поскорей,  

Поближе и сейчас  

Свивается любовь,  

А сколько в ней находок,  

Открытий важных  

И понятий их.  

Ты говорила мне  

Что я преступный циник?  

Возможно так,  

Пусть я твой антипод.  

Ты веришь в чёрти что,  

Похуже наркоманки,  

Убиться и не жить,  

Расстрельная статья.  

А я  

Маньяк-плохиш  

Заклятый алкоголик,  

Тебя боготворю  

В разрез твоим богам.  

Права, как музыка,  

Верна, как пёс,  

Вне смысла,  

И вне закона  

Притяжения  

Земли.  

Ты вне закона,  

Вне меня,  

Твоя комета  

Без всяких траекторий,  

Просто так  

Уходит,  

И уходит,  

И уходит…  

Мой бунт души  

Возьми  

С собой  

В поход.  

 

 

9.  

 

А лодки  

В гавань тихую  

Вставали,  

А яхты  

Всё качались  

На мели,  

А города  

Пыхтели серым смардом,  

Картина пошлая  

Без проблеска  

Ума:  

Окурки  

На мощеном  

Тротуаре,  

Плевки не в сторону,  

В себя…... Он стольких  

Опрокидывал Колумбов!  

Колумбов маленьких,  

Как ягодка в лесу…  

 

Допустим,  

Всё вокруг  

Переменилось,  

Допустим реки  

Развернули  

Русла вспять.  

Положим,  

Небо  

На две части  

Развалилось,  

Допустим  

Море  

Отреклось  

От берегов,  

От дна,  

От волн,  

И от вулканов,  

И от рыбы…  

Я допускаю  

Сей ужасный бред.  

Что дальше?  

Копоти мазут?  

Триумф желаний?  

Уютный переход  

В идиотизм?  

Мы что-то сможем изменить?  

Кругом лишь пробы,  

Пробирки грязные,  

Которых не отмыть!  

Что дальше?..  

 

С потолка висит веревка,  

Возможно ждёт...  

Но я её боюсь...  

Мне нужен воздух,  

Кислород,  

Мне нужно солнце,  

И эта самая,  

Ну, как её?  

Любовь!  

 

Такая важная,  

Сама дрожит пушинкой,  

Как в ресторане  

Получая счёт…  

Забудем детство,  

Нам уже не тридцать,  

Нам остаётся  

Ветер  

На бугре.  

 

А реки  

Всё стекали,  

И стекали...  

Стеклянно-хрупкие  

Пробирочки земли.  

А звёзды,  

Полыхая,  

Вакуум грели…  

Им есть  

О чём подумать  

Неспеша.  

 

 

10.  

 

Индейцы шутят  

Томагавками, как в кегли,  

Но не идёт  

К поклону ягуар…  

Сэр, Вам пальто подать?  

Подать цилиндр?  

И вот Ваш зонтик,  

Чёртова ладья!  

 

Один нарядный  

Шерстяной красавец  

С дубинкой шёл  

Себе по городу,  

И шёл,  

И встретил  

Маленькую девочку  

С цветочком.  

Не с одуванчиком -  

С ромашкой  

"Да-нет-да".  

Затем метеориты и кометы  

Вспахали нафиг  

Почву-целину,  

И стало всем  

Изрядно тесновато…  

 

Пришлось дубинку  

В обиход пускать.  

Метелить воздух,  

Целясь по загривку,  

По позвоночнику,  

По носу,  

По щекам.  

По вышкамм,  

По мишеням,  

Прямо в сердце,  

По деревням,  

По городам...  

Индейцы мстительны -  

Детей кладут на колья,  

Взрывают торгдома  

И роддома…  

Так если вам наступят  

Прям на глотку,  

И будут на неё ещё давить,  

Какие чувства?  

Ненависть и ярость,  

И месть,  

Которая слепа.  

Отчаянье,  

Позор,  

И неизвестность,  

И бегство  

В неизвестность  

Поскорей.  

 

Вы видели,  

Как точатся пещеры?  

Каньоны?..  

Миллионы  

Мрачных  

Лет.  

 

 

© Сергей Шиповник, Волгоград, 2000

| 147 | оценок нет 19:46 16.10.2022

Комментарии

Книги автора








Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.