МЕЛАНИЯ

Очерк / История, Оккультизм, Приключения, Проза, Реализм
Это рассказ из серии "Кимрские уники" об удивительной девушке, Мелании Нестеровой, имеющей уникальные способности.
Теги: экстрасенс ведьма уник
Группа: КИМРСКИЕ УНИКИ

МЕЛАНИЯ НЕСТЕРОВА  

(из серии «Кимрские уники»)  

 

Мелания жила в Москве, но её вполне можно считать Кимрским уником потому, что она во-первых, родилась в Кимрах, точнее под Кимрами, в селе на берегу Волги, по дороге к Дубне. Кстати сказать, родилась Мелания не в роддоме, а в избе своей бабушки, которая была известной на всю округу повитухой. Она не доверяла врачам и сама принимала роды у своей дочери. Во-вторых, Мелания, живя с родителями в Москве, часто навещала своё родное село, а бабушка и прабабушка у неё вообще были кимрячками и жили здесь почти, что безвыездно. Про отца Мелании мало что было известно, хотя он семьи не бросал и жил вместе с Меланией и её мамой в мире и согласии. Однако Мелания не любила, когда её расспрашивали об отце, скорее всего потому, что, он служил где-то то ли в ФСБ, то ли ещё в какой-то спецслужбе и часто бывал в длительных командировках.  

 

ПУТЕШЕСТВИЯ МЕЛАНИИ  

Сама же Мелания не любила город. Город её тяготил. Её тянуло в село, на природу, на речку, в лес или в горы. Вообще она была путешественницей.  

 

Сэлфи Мелании в Алтайских горах.  

 

Ещё будучи подростком, Мелания несколько раз ездила в дальние экспедиции, в которые её брал друг её отца, профессиональный путешественник, исследователь и учёный географ, Владимир Иванович Ярославцев. Уже к семнадцати годам Мелания объездила с его экспедициями, а то и просто с ним вдвоём, всю страну. Она побывала и в Белорусском полесье, и в Аркаиме, и на Кольском полуострове, и на Алтае, и в других, так называемых «местах силы».  

ПОЛЕСЬЕ  

О Белорусском Полесье она писала в одной из презентаций о своих поездках:  

 

«Эта центральная мировая энергетическая зона, которая находится в середине энергетического креста между Стоунхенджем и Аркаимом по широте и Арктическим полюсом и Пирамидами в Гизе по долготе. Мы ездили к подруге в Белоруссию, в Полесье, и к одному дедушке заезжали, который там живёт в лесу, в глуши. Я тогда ещё не знала, что там энергетическая зона, но почувствовала это всем своим телом. Меня прямо в жар бросало. Я ноги клала на мох, и мне казалось, что земная энергия входит в меня, как в былинного Илью Муромца».  

 

Мелания сделала сэлфи, как она черпает энергию из Полесского валуна.  

 

АРКАИМ  

Побывала она в Аркаиме и написала о нём в своей презентации:  

«Аркаим – наиболее энергетически мощное место в восточной точке мирового энергетического креста».  

 

Мелания сделала сэлфи на камнях Аркаима  

 

Кто не знает, что такое Аркаим, может посмотреть информацию в Google.  

 

 

МЕЛАНИЯ В ЛИЦЕЕ  

 

Училась Меланья неплохо, хотя уроков никогда не учила. Ей хватало того что она слышала в классе от учителя. Одноклассники её мне рассказывали: «Бывало, вызовут её к доске и зададут вопрос, а она встанет так, с испуганным видом, будто ничего не знает, потом закроет глаза, нахмурится, словно прислушивается к чему-то, и вдруг выдаёт совершенно правильный ответ».  

 

 

ЖИВОТНЫЕ И МЕЛАНИЯ  

Очень интересным и удивительным было отношение Мелании к животным. У Сергея Семёныча (о котором ещё пойдёт речь впереди), была во дворе свирепая собака – Кавказская овчарка – которую все панически боялись. К ней подходить, трогать её или гладить мог только другой кимрский уник – Мурмуль, Ангел Мой. Собака эта большую часть времени сидела привязанной на толстой цепи. Даже хозяин собаки, Сермен (так за глаза друзья и знакомые звали Сергея Семёныча), время от времени гулявший с нею, побаивался кормить её из рук. Он, подобно тому, как кормят тигров и львов в зоопарке, давал ей миску с едой на лопате или на вилах.  

Так вот однажды Мелания пришедшая по каким-то делам к Сермену, прошла мимо будки с этой собакой.  

– Будь осторожнее, девонька! – крикнул ей тогда бывший рядом Мурмуль, – Этот пёс не свой брат, может ить и погрызть!  

Пёс, как ошпаренный, выскочил из будки а Мелания заулыбалась ему и присела на корточки. Собака начала ластиться к ней повизгивать, поскуливать и лизать ей лицо, а Мелания обнимала её, тискала, валила на спину и гладила ей грудь и живот. Подобные случаи бывали с ней неоднократно. Например, когда она пришла в селение родноверов, что обитают в глуши, на болотах «Великий Мох». На неё выскочила свора псов, но тут же он, словно щенки, начали ластиться к ней, как к хозяйке.  

 

ОДНОКЛАССНИКИ МЕЛАНИИ  

С одноклассниками Мелания всегда хорошо ладила, больше того, она часто была у них заводилой. Вокруг неё сплотился небольшой, но крепкий коллектив из её верных друзей. Она на выходные и на каникулы приглашала их всех к себе в деревню, и многие из одноклассников часто и с удовольствием туда к ней ездили. Отношения в коллективе были добрые, хотя и сложно переплетённые.  

 

Серёга Буйков  

В Меланию, например, был влюблён Серёга Буйков, высокий красивый парень с мускулистой фигурой и доброй душой, но Мелания его сторонилась потому, что он был ловелас. Меланья как-то сказала Серёге: «Брось всех своих девиц, и тогда я подумаю, стать твоей девушкой или нет». Серёге это условие показалось не совсем определённым и слишком суровым, поэтому он не стал торопиться расставаться со своими подругами. Вообще него постоянно влюблялись девчонки, а он никогда не уклонялся от их ласк.  

 

Агнешка Вербицкая  

Например, в него без ума была влюблена Агнешка Вербицкая, которая училась на год младше него. Он быстро наладил с ней отноншения и даже перебрался к ней жить, потому, что родители её уехали на работу в Польшу, и Агнешка жила неподалёку от школы в московской квартире одна. Сергей не мог без женщин и, живя с Агнешкою, как с женой, часто наведывался к другой своей однокласснице, к Тане Завьяловой.  

 

Таня Завьялова  

Той Серёга тоже нравился, хотя в него она вовсе не была без ума влюблена, однако она ему ни в чём не отказывала. Она говорила: «Ему это доставляет столько радости, а мне так мало стоит, что я не в силах ему отказать». К Таньке ещё захаживал в гости Витька Сельянинов, с которым у неё закрутился бурный роман, но даже во время этого романа Танька не отказывала и Серёге. Меланье всё это очень не нравилось, она это всё осуждала, но вслух своё осуждение никогда не высказывала, просто не подпускала к себе Серёгу, и всё.  

 

Лена Чуримова  

Самой близкой подругой Мелании была Лена Чуримова. Она училась на класс младше Мелании, и Мелания считала своим долгом её опекать юную, неопытную подружку. Так, как Леночка была ещё и сирота. В каком-то смысле Мелания была для неё мамой. Они были «не разлей вода», и Лена всё время, насколько это было возможно, старалась подражать Мелание и быть на неё похожей.  

 

 

Слева Лена Чуримова, справа Мелания. Снято в Кимрах на прогулке.  

фото А. Азарова.  

 

Леночка Чуримова была без ума влюблена в Серёгу Буйкова. Леночка была сирота. Когда ей было одиннадцать лет, у неё умерла мама, и Лену воспитывал только её отец, Борис Витальевич Чуримов. Он боготворил свою единственную дочку, видя в ней продолжение своей покойной жены. Он был дизайнер. У Бориса Витальевича была своя маленькая дизайн-фирма, которая специализировалась по интерьерам. У него было много заказов часто и за границей. Ему приходилось брать Леночку с собою в поездки на объекты, и она ещё в детстве объездила с отцом пол Европы. Она побывала: в Италии, Греции, Испании, Франции. Кроме того, раз в год любящий папа устраивал своей дочке поездки на море, в отпуск. Во-первых, Мелания ограждала её от Серёги, не без основания опасаясь, что, допусти Леночка его до себя, он просто сделает из неё очередную свою сожительницу. Серёге она сказала, что если он посмеет хоть пальцем тронуть её Чуримку, то может забыть о ней, о Мелании, на вечные веки. Леночке же она просто внушила: «Не смей лезть на Серёгу! », вот она и не смела, и Лена с Серёгой просто дружили. Во-вторых, Мелания на каникулы возила Ленку к своей бабушке в деревню под Кимрами. Там, на окраине этой деревни, Борис Чуримов, Ленкин отец, купил для своей дочери маленький домик с садиком, палисадником и сарайчиком во дворе. За домиком он попросил присматривать одного из своих клиентов, бывшего военного, Сергея Семёныча о котором речь пойдёт впереди, и который тоже, как и Мелания, был «кимрским уником».  

 

Андрюша Азаров  

В Лену Чуримову был влюблён её одноклассник, Андрюша Азаров. Он был невысокий мальчик, чуть выше Ленки, но очень красивый и умный. Он был «ботан», и учился на одни пятёрки. Он часто приходил к Ленке в гости под предлогом «подтянуть» её по некоторым предметам и даже, когда ленкин папа бывал в длительной командировке, часто оставался у неё ночевать. Однако никакой физической близости у них не было – оба они были девственниками. Девственницей была и Мелания.  

 

 

БАБУШКА И ПРАБАБУШКА МЕЛАНИИ  

У Мелании были, доставшиеся очевидно от бабушки и прабабушки, сверхчувственные или, как сейчас говорят: экстрасенсорные способности. Когда умирала её прабабушка, её дочь, бабушка Мелании, села возле её кровати, взяла за руку и сказала: «Давай, я тебя отпущу! ». Та говорит ей: «Нет, у тебя и так уж всё есть, ты мне Мелашку приведи, пусть она меня отпустит». Бабушка ей говорит: «Так Мелашечка же сейчас далеко, в Москве! ». «Ты её вызови сюда – я обожду, сказала прабабка, и прибавила: – ты не тяни долго тока! ». Бабушка стала думать, как сообщить Мелании, чтобы она приехала, послать телеграмму или позвонить по телефону? Но Мелания сама почувствовала, что прабабушка её зовёт, села на электричку и к вечеру уже была в Кимрах. Она подсела к постели прабабушки, взяла её за руку, та улыбнулась и, ни слова не говоря, тихо скончалась. Наверное, передала Мелании свои способности.  

Среди прочего Мелания, как её бабушка и прабабушка, была «лозоходцем», то есть при помощи тонкой рогатинки, вырезанной из лозы или орешника, или согнутой под прямым углом металлической проволоки она находила место, где водоносный слой подходит близко к поверхности, чтобы рыть здесь колодец, или, закопанные в землю или утерянные предметы. Между прочим, это она с Леной Чуримовой нашла тот схрон с оружием, о котором рассказывается в истории Читы-Дриты.  

 

СХРОН  

А дело было так:  

Как я уже говорил, к Мелании, в Кимры, на выходные и на каникулы часто приезжали её одноклассники. И вот, однажды, Андрюшка Азаров, которому за отличную учёбу родители купили смартфон, нашел в Интернете информацию, что неподалёку от родной деревни Мелании, на той стороне Волги на мысу, при впадении в неё речки Дубны, некогда была усадьба князей Воронцовых, которая в революцию была разрушена до основания. Хотя ходили слухи, что там, под землёй, когда построили Углическое водохранилище, и вода в реке поднялась, сохранились подвалы, которые то ли обрушились, то ли был затоплены. Вот Андрюшка и попросил это выяснить у Мелании. Сначала она отказывалась, но когда увидела карту на смартфоне Андрюшки, она поводила ладонью над экраном и сказала:  

– Ладно, так уж и быть, я с вами еду!  

 

По соседству с деревней Меланьиной бабушки, в деревне, точнее на бывшем хуторе, стоявшем в лесочке над берегом Волги, стоял дом, можно сказать: усадьба, которую построил себе и жил там друг отца Лены Чуримовой, помянутый уже хозяин свирепой собаки, Сергей Семёныч, или, как звали его знавшие его кимряки, просто – Сермен. Леночкин отец просил его приглядывать за своей дочкой, а заодно и за остальными ребятами, пока тот ездил в командировки по объектам. Сермен был бывшим спецназовцем и Председателем местного союза воинов-афганцев. Сермен считался местным авторитетом, хотя старался, насколько это было возможно, жить в Кимрах скрытно и зря не светиться.  

Вот этот Сермен подарил, вернее дал напрокат Ленке и её товарищам лодку, чтобы они научились грести, ловить рыбу и могли исследовать все приволжские притоки затоны и заливы. Вот Мелания, Ленка, Андрюша Азаров, Серёга Буйков и Сельянинов Витька, а так же, примкнувший к ним, сынок Читы-Дриты, юный Шурыня, забрались в эту лодку и, прихватив с собою пару лопат, верёвок и несколько полиэтиленовых пакетов, поплыли по Волге к устью речки Дубны.  

 

В лодке: Мелания на носу лодки, за ней Сергей с Витькой. за ними Андрюшка с Леночкой, сзади, на корме, Шурыня.  

 

Там Мелания взяла в руки уголки из медной проволоки и начала ходить взад-вперёд по мысу, образованному слиянием двух рек. Её друзья стайкой шли следом за нею, чем вводили её в раздражение.  

– Отойдите от меня – вы мне мешаете, – то и дело повторяла она, отгоняя от себя назойливую ребятню.  

Наконец, она остановилась, обвела вокруг себя пальцем большой круг и сказала:  

– Вот здесь где-то надо копать!  

Мальчишки взяли лопаты и принялись за работу. Почва была каменистой и лопаты то и дело звякали о камни, стали копать рядом – то же самое. Наконец сообразительный Серёга воскликнул:  

– Ребя! Это не камни! Это же кирпичи!  

– Значит, под нами кирпичный свод, – сказала Мелания, как же мы пробьём в нем дыру? Смотрите, за столько лет они совсем не разрушились, даже трещинок в них не видно.  

– Тут нужно кайло или лом, – сказал Витька.  

– Или же ледоруб... – добавила Мелания, из своих походов знавшая мощные свойства этого инструмента.  

– А мы не догадались всё это с собой взять, – тоскливо констатировала Леночка это печальный факт.  

– Ладно, давайте пойдёмте, пока искупаемся, а то больно жарко, – сказала Мелания, и все побежали на берег, разделись и бросились в воду.  

– Одна лишь Леночка замешкалась. На ней были одни только трусики, и она не захотела их мочить. Поэтому она отбежала в сторонку, скинула их с себя на песок и собралась уже бежать в воду, но вдруг почувствовала, что ей хочется до ветру, по-маленькому. Она помнила, что Мелания ей строго настрого наказывала, что ни в коем случае не следует писать в воду: ни в ручеёк, ни в речку, ни в озеро, ни в море, ни в океан, иначе можно оскорбить духа воды. Тогда она, как была голышом, побежала вверх по пригорку за кустик, росший там, наверху. И только она, найдя удобное место, присела, как вдруг земля у неё под ногами просела, и она провалилась в образовавшийся провал, едва успев ухватиться за ветви куста. Она висела, держась руками за тонкие ветки, а ноги её болтались под землёй в пустоте. От страха она даже описалась и услышала, как водичка журчит глубоко под нею. Леночка закричала жалобно:  

– Помогите, ребята! Спасите!  

 

Ребята услышали её крики, тут же примчались и вытащили её из провала. Потом встали на четвереньки и, при свете Андрюшкиного смартфона, принялись разглядывать внутренность этого провала. Оказалось, что они находятся на вершине кирпичного свода, занесённого тонким слоем земли и поросшим травой и кустарником, который в том месте, где Леночка села под куст, свод этот подгнил, ослаб и провалился. Дно провала было не глубоко, метра два, два с половиной, не более, но оно было залито водой. Однако вода, очевидно была не глубока потому, что местами на ней были вины островки, образованные кучами осыпавшейся земли. Ребята посовещались, и решено было спускаться в провал. Для этого сообразительные мальчишки, связали верёвками два весла лодки, увеличив их длину в полтора раза, опустили их в провал и поставили, оперев одним концом в дно, которое оказалось достаточно твёрдым, а другим концом в край дырки. Сначала спустилась Леночка, как самая маленькая и лёгкая (Шурыня был не в счёт потому, что его никто не воспринимал всерьёз). За нею спустились и все остальные. При свете Андрюшкиного смартфона, ребята обнаружили в одной из стен нишу, заложенную кирпичами другого сорта, нежели сама стена. Некоторые кирпичи шатались. Ребята, с помощью лопат, стали выковыривать кирпичи из стены, освобождая от кирпичей нишу. Наконец, ниша была освобождена, а в ней стояло несколько деревянных ящиков, тщательно просмолённых и обитых железными полосами.  

Один из этих сундуков ребятам (благо их было четыре здоровых пацана и две девчонки) удалось выволочь из сводчатого подвала, где они покоились почти целое столетие, на берег Волги и погрузить в лодку, которую они при этом чуть не пустили ко дну. Возвращаться им самим пришлось уже вплавь, держась одной рукой за борт лодки, а другою гребя, помогая себе при этом ногами, потому, что сами они уже в лодку не помещались.  

Приплыв и пригнав лодку в свою деревню, они перетащили ящик в сарай, находившийся во дворе дома Чуримовой Лены. Там они этот ящик вскрыли и обнаружили в нём оружейный арсенал. Оружие это, судя по содержимому, закопано было давно, ещё во времена гражданской войны. Оно было очень тщательно законсервировано и хорошо сохранилось. Состоял этот арсенал из нескольких промасленных и старательно прогудроненных сундуков, и насчитывал несколько десятков единиц хранения. Там, в первом же ящике, было 2 разобранных пулемёта «Максим», несколько «Маузеров», шесть револьверов типа «Наган», множество патронов к ним, и даже гранаты. Пересчитав, пересмотрев и перетрогав всё его содержимое, они стали размышлять, что же теперь со всем этим делать? И тут в сарай ввалился, Сермен. Он давно был в этой компании «своим человеком».  

– Привет, военные, что прячем? – приветствовал он их с лучезарной улыбкой.  

– Вот... нашли мы тут кое-что... оружие какое-то... – забормотали они наперебой.  

– А ну, пацаны, показывайте свой арсенал! – проговорил Сермен командирским голосом.  

Ему показали...  

– И по кому вы хотите открыть огонь? – спросил он.  

– Ни по кому... – отвечала Мелания, а наивная Ленка добавила:  

– На нас ещё пока никто не нападает...  

Сермен улыбнулся.  

– «Не нападает», – повторил он последние Леночкины слова, – а коль нападёт, что будете делать?  

– Тогда мы... – начала, было, Леночка, но запнулась и смолкла, опасаясь сказать опять какую-нибудь глупость.  

– А тут вокруг немало братвы, которая, при случае, начнёт палить так, что – будьте любезны, – проговорил Сермен и, уже совершенно серьёзно добавил: – Его надо куда-то девать!  

– Может, сдать это всё в милицию? – неуверенно спросила Мелания.  

– В милицию? – вскинул на неё брови Сермен, – и что милиция будет с этим всем делать?  

«Отстреливаться от бандитов», – чуть не ляпнула Ленка, но вовремя осеклась, а Сермен, словно отвечая на её мысленное соображение сказал:  

– Оно давным-давно снято с вооружения, и теперь место ему в музее... – потом он подумал несколько минут добавил: – Пожалуй, так и поступим – сдадим-ка его в Кимрский музей! А пока заберу-ка я его себе, от греха подальше. А ну-ка, пацаны, грузите всё в ящик!  

И сам, первый, принялся оборачивать стволы в вощёную бумагу, в которую они и были обёрнуты, и укладывать их в ящик. Ребята безропотно стали ему помогать.  

Пока велись эти разговоры и загружали арсенал обратно в ящик, никто сразу и не заметил, что, крутившийся здесь под ногами, малой Шурыня, куда-то бесследно исчез.  

– Так значит, – проговорил Сермен, когда оружие было упаковано и ящик был закрыт на защёлки: – 2 «Максима», 4 «Маузера», 5 «Наганов», патроны к ним, и 4 гранаты.  

– 6 наганов, – поправили его дотошные Мелания и Андрюшка Азаров, – наганов было не 5, а 6 – мы пересчитали.  

– Я тоже считал! – возразил им Сермен и, подумав, сказал: – а ну-ка, давайте считать снова!  

Ящик опять открыли, и снова начали всё пересчитывать. Сермен оказался прав – «наганов» было 5, а не 6.  

– Ребята, как вы считали? – спросил их Сермен и добавил: – Оружие – дело серьёзное! Здесь требуется, как говорил Ленин: «строгий учёт и контроль»!  

– Мы не ошиблись, – насуплено проговорил Андрюшка и машинально начал оглядываться вокруг себя и заглядывать под стол и под лавки.  

Тут только замечено было исчезновенье Шурыни.  

– Шурыня! Шельмец! – вскричала Мелания и, указывая рукою на полуприкрытую дверь сарая, – это он втихаря попёр у нас наш наган!  

Ящик снова упаковали, Сермен с помощью пацанов перенёс его в свой чёрный джип Мицубиси «Паджеро» и уехал.  

Потом выяснилось, что директор Кимрского музея взять оружие отказался, cказав, что его следует передать в милицию. Однако Сермен, не доверявший ментам, этого делать не стал, и дальнейшая судьба этого клада осталась для меня неизвестной.  

 

 

КУПАНИЕ "ЗАНАВЕСКА"  

Как-то Мелания со своими подругами купались в заливе реки Волки, где в неё впадают насколько ручьев и образовывают тихие заводи. Купались, естественно, голышом, как обычно купаются девчонки в глухих деревнях. В это время на лодке в заводь выплыли парни и увидели их. Девчонки не больно-то испугались и продолжали плавать вокруг лодки, ожидая, что парни проплывут себе дальше своею дорогой. Но один из парней встал на носу лодки, расстегнул штаны, достал оттуда своё возросшее от возбуждения хозяйство и стал мотылять им из стороны в сторону. Мелания же высунула руку из под воды и сделала ею одно движение из стороны в сторону, будто бы задёргивала занавеску. Парень вдруг как завопит, будто его ошпарили кипятком. Друзья кинулись к нему: «Что с тобой? », а у него его ствол огромный, распухший и красный, как вареный рак. Ну повезли его скорее, домой (он всю дорогу стонал и причитал). Вызвали скорую помощь, врач осмотрел его и спрашивает:  

– Где это ты его так ошпарил?  

Парень откровенно рассказал ему, как всё было. Врач сделал ему обезболивающий укол и с усмешкой сказал, то, что врачу обычно говорить не подобает:  

– Тебе надо завтра пойти, попросить прощения у девчонок, а то не пройдёт.  

От обезболивания боль у парня утихла, настроение изменилось, и он сказал:  

– Ещё чего! Буду я перед девками унижаться!  

Врач пожал плечами, дескать: «как знаешь», сел в «Скорую» и уехал. Утром, когда действие обезболивания прекратилось, боль возобновилась с большею силой. Парню ничего не оставалось, как последовать совету врача. Он надел штаны и пошел в деревню, где жила Меланья с девчонками. Парень отворил калитку и вошел во двор. Из палисадника ему навстречу выходит Меланья в сопровождении девчонок. Парень говорит им:  

– Вы, девочки... эта... простите меня за вчерашнее... – выдавил он из себя и пояснил: – ну, что я перед вами хером махал.  

– Бог простит, – отвечала Мелания, – ну, тогда и мы простим.  

– А чё надо, чтоб вы простили? – спросил парень.  

Ну, «что»? Давай, доставай! – Отвечала Меланья.  

– Чё доставать-то?  

– Свой хер доставай.  

– Да как-то неловко, – замялся парень.  

– «Неловко» ему! – передразнила Меланья, – Вчера было ловко, а сегодня, видите ли, неловко стало! Давай, доставай!  

Парень помялся, расстегнул штаны и вынул наружу своё мужское достоинство. Он был всё такой же большой, толстый, распухший и красный, словно свекольный отвар. Меланья повела рукой, как вчера, только в обратную сторону, будто задёрнула занавеску.  

– Всё, можешь прятать уже, – сказала она и добавила: – а то опять выставил вон напоказ.  

Парень быстренько спрятал своё хозяйство и застегнул штаны. По его виду чувствовалось, что, по крайней мере, боль у него утихла.  

– Иди себе с миром, – сказала Меланья, добавив: – но помни...  

Парень пошел восвояси, а Мелания крикнула ему вдогонку:  

– А чтобы ты не забыл, у тебя теперь ни с кем не получится, кроме твоей законной жены.  

– У меня нету жены, – удивлённо возразил парень.  

– Будет у тебя жена, с которой ты распишешься и венчаешься в церкви, – с улыбкой сказала Меланья и добавила еще: – и детишки у тебя ещё будут. Только этот случай им не рассказывай, просто учи их уму-разуму.  

 

Мелания и Мурмуль, Ангел Мой  

Я подозревал, что у Мелании с другим «кимрским уником», Мурмулём, были какие-то особые доверительные отношения. Мурмуль часто отзывался о ней в восторгом и восхищением, называя её то Мелашкой, то Меланькой и даже свою «всамделишную» (так в Кимрах иногда называют самогонку) он часто распространял через её бабушку.  

И вот однажды, зайдя к Мурмулю за этой самой «всамделишной, я застаю такую картину: на полу, застеленном какой-то подстилочкой, вытянув ноги чуть согнутые в коленях, сидит Мурмуль, а напротив него в такой же позе сидит Мелания. Мурмуль в брюках, засученных по колено, по пояс голый, а Мелания в простеньком платьице с задранным до колен подолом. Стопы его и её плотно соприкасаются, а сами они, чуть откинувшись назад, опираются руками об пол. Глаза у них закрыты, на лицах блуждают блаженные улыбки.  

На мой безмолвный вопрос: «Что это тут происходит? », Мурмуль мне ответил:  

– Да вот, видишь, Евгеньич, скоро мне помирать, дык я хочу Мелашке моей кой-чего передать … – но Меланья его перебила:  

– Брось, Николай Петрович (такие Мурмуля на самом деле были имя и отчество), не дам я тебе помереть. Поживи ка ешё!  

– Ишь ты, «не дам»! – возразил ей Мурмуль, – быдто я у тебя то-то прошу, а ты мне даёшь! Жизнь и смерть, матушка, не в твоёй власти.  

– Но и не в «твоёй», – возразила Мелания.  

Потом она поднялась с пола, а за ней, кряхтя, поднялся и Мурмуль. Я подивился этому «ритуалу», но расспрашивать тогда постеснялся. Мурмуль ушел в дальнюю комнату своей избёнки и вынес мне оттуда чистой, как слеза «всамделешней».  

– Не пей много, не пей мало пей по уму и по сердцу – средне так… – проговорил он с усмешкой, вручая мне литровую.  

Я раскланялся и ушел. «Потом, как-нибудь распрошу Меланию, что это было», – подумал я тогда.  

 

ЗАКРАСИЛИ ПОРТАЛ  

Леночка Чуримова про Меланию ещё такой случай рассказывала:  

«Шли мы в начале апреля с Меланьей из школы. Видим, парни какие-то на бетонном заборе граффити рисуют. Она обычно такая тихая, вежливая, вдруг как заорёт на них: «Что это вы, подонки, делаете?! А ну ка пошли отсюдова вон! » Я думала, что после этих слов парни нам морды набьют, а они баллончики свои бросили и наутёк! Я ей говорю: «Ты чё это на них наорала так? тебе не пофиг, что они делают? » А она знаете, что мне сказала? Она нахмурилась и говорит: «Ты не понимаешь, они ведь энергетические порталы закрашивают своею мазнёй! » Потом посмотрела на меня и засмеялась, вроде бы пошутила! »  

 

Мелания свой лицей уже закончила, и где она сейчас: в Кимрах, у родноверов на болоте «Великий Мох», или в очередном путешествии по «Местам Силы» – одному Богу известно.  

 

 

| 277 | 5 / 5 (голосов: 1) | 10:49 19.09.2019

Комментарии

Анонимный комментарий10:11 23.09.2019
Круто!
Ostaev08:15 20.09.2019
cach73, Способности Мелании, очевидно, от её бабушки и прабабушки. Ну, и Мурмуль, Ангел мой, тоже ей кое-что ей добавил. Я написал уже о Мурмуле - скоро выложу.
Cach7311:59 19.09.2019
Можно было подумать, что история фантастическая и вымышленная, но Мелания и Лена Чуримова реальные персонажи, засвеченные в сети. А как тогда способности Мелании?

Книги автора

ДАВИД и НАТАША (версия Давида) 18+
Автор: Ostaev
Повесть / Любовный роман Проза Психология Реализм
Это повесть о любви студентки и её педагога, написанная с разных точек зрения двух главных героев - студентки, Наташи, и её педагога, Давида Леонидовича. Эта часть общей истории отношений написана с т ... (открыть аннотацию)очки зрения педагога, преподавателя "компьютерной лингвистики", - Давида.
Теги: любовь университет студентка преподаватель литература филология
10:37 16.09.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

НАТАША и ДАВИД (версия Наташи) 18+
Автор: Ostaev
Повесть / Лирика Любовный роман Проза Психология Реализм
Это повесть о любви студентки и её педагога, написанная с разных точек зрения двух главных героев - студентки, Наташи, и её педагога, Давида Леонидовича. Эта часть общей истории отношений написана с т ... (открыть аннотацию)очки зрения студентки - Наташи.
Теги: любовь университет студентка преподаватель литература филология
08:57 11.09.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Чита-Дрита
Автор: Ostaev
Очерк / История Мемуар Проза Реализм События Другое
Это рассказ из серии "Кимрские уники". Чита-Дрита (настоящее её имя Нателла Кудиани) - это замечательная одарённая, но очень странная девушка, которую местные жители считали дурой, психически больной ... (открыть аннотацию)или ведьмой.
Теги: художница ведьма жизнеописание воспоминание
00:10 03.09.2019 | 5 / 5 (голосов: 5)

Майская тризна
Автор: Ostaev
Рассказ / Военная проза Проза Реализм
Воспоминание о неожиданном посещении 9 мая 2000 года "вдовьей деревни", где с войны не осталось ни одного мужчины.
Теги: 9 мая праздник победы вдовы
17:55 17.12.2017 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019