Зона смерти или ( Мертвая зона)

Рассказ / Другое
Рассказ написан на основе реальных событий

Александр Пономаренко  

 

З О Н А С М Е Р Т И  

или ( М Ё Р Т В А Я З О Н А )  

 

 

 

Рассказ  

 

 

1  

 

2011 год, май  

 

Андрей Пахомов очнулся от резкой боли в правом боку. Вздохнуть полной грудью было невозможно.  

-Кажется, у меня сломано ребро! Как сильно болит! Даже дышать стало тяжелее! Интересно, сколько я проспал?!  

Он автоматически взглянул на светящийся циферблат механических часов «Командирские» – подарок отца на «второй день рождения».  

– Всего-то двадцать минут! – удивился Андрей.  

Этот день его семья всегда отмечает после того, как он разбился, упав с лесов строящегося высотного дома. Андрей работает промышленным альпинистом, поэтому, помимо очистки фасадов и мытья стёкол высотных зданий, других специальных работ на высоте, приходится иногда заниматься спасением людей, попавших в критическую ситуацию. Тогда Андрей целый год лечился в израильской клинике, затем почти год реабилитации, пока его не подняли на ноги опытные врачи. Сейчас, вспоминая тот трагичный и вместе с тем комичный случай, Андрей не может не рассмеяться. На что жена Галина с укоризной высказывается:  

– Моли Бога, что ещё так легко отделался, могло быть и хуже! Сейчас не лазил бы по крышам и не уходил в свои горы на весь отпуск, а сидел бы дома, прикованный к коляске!  

В тот день монтажники-высотники седьмой бригады домостроительного комбината, после рабочей смены, решили отметить здесь же, на двенадцатом этаже, где и монтировали панели, рождение сына одного из членов коллектива.  

После нескольких выпитых бутылок водки, когда уже стало темнеть, дело было в конце марта, ребята пошли по домам. Все рабочие были опытные, привычные к высоте, ходили по лесам, можно сказать, с «закрытыми глазами». И вот один из лихачей потерял бдительность и сорвался вниз с двенадцатого этажа. Сорвался он очень удачно, зацепился хлястиком на спине рабочей куртки и повис на металлической тавровой балке на высоте одиннадцатого этажа. Пока приехали спасатели, среди них был и Андрей Пахомов, прошло полчаса. К этому времени рабочий с перепугу протрезвел и беспомощно качался с небольшой амплитудой из-за слабого вечернего ветерка. Увидев подъехавших спасателей, рабочий закричал:  

– Ребята, быстрее, а то хлястик не выдержит, потрескивает уже!  

В это время откуда-то налетел сильный порыв ветра. Андрей успел спасти парня, тому крупно повезло, в рубашке родился, а вот сам сорвался вниз. Проломив нижние настилы лесов, упал на третьем настиле, и тут же потерял сознание. Дальше он не помнил, что с ним было. Помнит только, как он очнулся после операции в реанимационном отделении. Затем новая операция в израильской клинике. Теперь он с усмешкой вспоминает об этом случае, как рабочий болтался на тонком хлястике, как успел за доли секунды перехватить его, резко дёрнув на леса, сам не удержался и упал. Второй день рождения всё-таки под нажимом родственников отмечает...  

-Наверное, у меня сломаны несколько рёбер, если так больно дышится! – подумал Андрей.  

И он вспомнил сегодняшний неудачный день, когда из-за ошибки альпиниста Владимира Литвинова, он и сам виновник, едва не разбились, падая в глубокую расщелину. А ведь опытные альпинисты знают, что самое коварное и опасное-это расщелины. Снежные бури, несущие огромное количество снега, постепенно засыпают большинство из расщелин, создавая снежные мостики толщиной полтора-два метра. Вот по невнимательности в одну из них угодил Литвинов, шедший в одной связке с Пахомовым. И они вместе полетели в пропасть, глубиной пятьдесят метров. И потом пришлось выбираться из неё целых полтора часа. В памяти Андрея вновь и вновь возникали эпизоды этого случая. А за тоненькой стенкой палатки уже третий час неистовствовала снежная буря, завывая на разные голоса...  

Коммерческая группа альпинистов, возглавляемая Андреем Пахомовым, опытным альпинистом-скалолазом, планирует совершить восхождение на высочайшую вершину мира Эверест. Помогают восхождению группы два шерпа- проводника из местного населения. Все альпинисты не новички в этом деле, у каждого по несколько восхождений на вершины Памира, Тянь – Шаня, Саян. В этот раз они решили покорить самую высокую вершину мира.  

Небольшая проблема возникла у Андрея по поводу помощника. Его постоянный заместитель и друг Денис Версаев, заболел и вместо него в группу включили малоизвестного альпиниста Сергея Сырцова. Пахомов вначале сомневался, но под нажимом вышестоящего руководства назначил его своим заместителем и поручил ему заниматься хозяйственными вопросами группы. В состав группы вошли: бизнесмены Алексей Семёнов и Сергей Погодин, врач -терапевт Томилова Анна и врач – травматолог Кузьменко Александр, предприниматель из Финляндии Эрви Кекконен, имеющий свой бизнес в России и хорошо владеющий русским языком, директор завода пластмассовых изделий Сергей Сырцов, помощник руководителя группы, радист-профессионал, руководитель радиоклуба Вадим Коротченко, два шерпа, брата-близнеца Ларсанг и Парсанг проводники группы. И, наконец, сам руководитель группы Андрей Пахомов, промышленный альпинист, высотник- профессионал, скалолаз, к своим тридцати пяти годам покоривший двенадцать высочайших вершин Азии, Африки, Америки и Европы.  

Несколько дней ушло на инструктаж и адаптацию к местности в базовом лагере, в двадцати километрах от Эвереста. Инструктировали альпинистов штатный инструктор базового лагеря и Андрей. Особое внимание было уделено дыхательным кислородным аппаратам. Затем инструктор объяснил, что первый лагерь находится на высоте 6300 метров, где группа отдохнёт несколько дней, адаптируется к высоте и затем двинется ввысь. Следующий, второй лагерь, находится на высоте 6600 метров. С этой высоты возникает опасность отёка лёгких, силы альпиниста постепенно слабеют. Третий лагерь уже на высоте 7300 метров – здесь притупляются реакции, теряется аппетит, в два раза ослабевают силы человека по сравнению с обычными условиями. Каждый шаг даётся уже с большим трудом. Четвёртый лагерь на отметке 7800 метров. Здесь ещё больше ощущается нехватка кислорода, подъём всё сложнее и сложнее. Может возникнуть отёк мозга из-за постоянной нехватки кислорода, так как постепенно накапливается жидкость, появляются неврологические симптомы, чувствуется замедленность реакций. И, наконец, последний пятый лагерь находится на высоте 8100 метров. С отметки 8000 метров начинается «зона смерти», или как её ещё называют «мёртвая зона». С этой отметки ощущается ещё большая разрежённость воздуха. Здесь обязательно выполнение требования постоянно носить солнцезащитные очки и кислородные маски.  

-Если с полуночи и до четырнадцати часов вы не подниметесь до вершины – высота 8550 метров, то немедленно возвращайтесь назад, потому, что истощится запас кислорода и вы не успеете вернуться назад до пятого лагеря, где хранятся запасные баллоны с кислородом! – предупредил инструктор...  

Шёл месяц май. Время поджимало. В начале июня начинались муссоны, несущие огромное количество снега на Эверест, поэтому руководство базового лагеря и руководители групп альпинистов, которых у подножия вершины скопилось множество, торопились начать восхождения.  

Пахомов обратился за разрешением к буддийскому Ламе. Вскоре оно было получено. Монахи местного монастыря во главе с Ламой совершили Пуджу – напутствие тибетцев и шерпов на посещение священной горы альпинистами.  

Группа без каких-либо серьёзных приключений, благополучно, за несколько дней прошла большую часть маршрута. Перед решительным броском остановились на отдых, не доходя до вершины чуть менее пятисот метров, в «мёртвой зоне». Почему в «мёртвой»? Потому что на высоте 8000 метров и более невозможно находиться без кислородной маски, так заметно ощущается нехватка кислорода. У человека ухудшается общее состояние, кружится голова, сильная слабость, притупляются реакции, любые простейшие движения доставляют большие трудности, возможна потеря равновесия и координации движения, может возникнуть гипоксия и отёк мозга. На этом отрезке подъёма зафиксировано наибольшее количество смертей-более полутора сотен за весь период восхождений на Эверест с 1953 года.  

Вся группа собралась в одной, самой большой из четырёх палаток на ужин. В спокойной, деловой обстановке обсудили завтрашнее восхождение, а точнее сегодняшнее. Нужно было выйти заранее, за четырнадцать часов, чтобы попасть на вершину к обеду. Как обычно, в назначенное время после ужина, радист вышел на связь с базой, и вдруг получил приказ немедленно возвращаться назад. Пришла метеосводка – надвигается сильнейший снежный циклон. Радист Вадим доложил Андрею. Немного подумав, Андрей решил продолжить восхождение, он торопился, опасался, что группа попадёт под снежные циклоны, которые начнутся в начале июня, поэтому радисту приказал молчать и никому из членов группы ничего не говорить. Хотя все ребята страстные любители альпинизма, смелые, решительные люди, не впервые совершающие восхождение и, собираясь на это опасное предприятие, готовы были к любым неожиданностям. Они все жители гор, с детства знали приёмы скалолазания. К тому же, довольно богатые люди. Заплатили кругленькие суммы за восхождение и теперь, почти в двух шагах от цели всё бросить и вернуться назад?! Нет, на это Андрей пойти не мог, прекрасно понимая, что ему грозит за невыполнение приказа, особенно, если будут человеческие жертвы. Вчерашний случай показал, что расслабляться нельзя. Каждый неверный шаг, каждая незначительная, на первый взгляд, ошибка может стоить жизни не только тому, кто её совершил, но и его товарищу...  

Андрей рассказал травматологу Алексею Кузьменко о том, что у него вероятно сломано одно или два ребра. Врач наложил на грудь пострадавшего тугую повязку. Андрею стало немного легче.  

В лагере был объявлен отбой. Все разошлись по своим местам. Но многим не спалось: кто-то волновался, что завтра исполнится его мечта и он достигнет вершины великой горы, кто-то переживал, сможет ли он выдержать последний самый трудный и опасный участок пути, а может останется в полубессознательном состоянии в пятистах метрах от финиша, которому он отдал все силы и всё своё здоровье...  

Пахомов тоже, как и его товарищи, не спал. Он вдруг вспомнил службу в армии, Чечню...  

 

 

2  

 

 

1995 год, февраль-март  

 

Грозный, конец февраля 1995 года. Планируется захват федералами двенадцатиэтажной гостиницы, которая доминирует в этом районе города, и так же здания МВД республики. Перед самым началом рассвета штурмовые группы батальонов двух мотострелковых полков начинают выдвижение через позиции нашей роты спецназа. За день до этого танки стреляли прямой наводкой по гостинице и, казалось, ни одного «дудаевца» в гостинице не осталось в живых. Едва прекратился обстрел здания, как гранатомётчики и снайперы боевиков вновь ответили огнём из окон гостиницы. И поступил приказ – полностью очистить от «дудаевцев» гостиницу и занять её нашими федеральными войсками.  

Тихо падает, слегка кружась, мягкий, мелкий снежок. Через час он перестаёт кружить над городом. На ночном небе незаметно высыпали далёкие звёзды. Кругом – звенящая, до боли в ушах, после громогласной «музыки войны»- орудийных выстрелов, щемящая сердце тишина. К утру стало подмораживать.  

Вдруг эту тишину нарушают осторожные, хрустящие по свежевыпавшему снежку шаги – цепочки солдат потянулись в сторону прилегающих к гостинице улиц. Это пошли батальоны, которым вскоре утром на рассвете брать гостиницу штурмом. Кому – то из них сегодня не повезёт. Будет ранен или убит. Никто из них об этом не знает, кому что суждено, но они идут выполнять приказ.  

– А что заставляет нас без приказа, добровольно, идти сегодня на штурм вершины мира?! Тщеславие, самолюбование, желание показать, вот я какой особенный, или ещё что?! -задумался Андрей.  

Его мысли прервало громкое бормотание во сне и скрежет зубов одного из товарищей...  

Через несколько минут Андрей снова вернулся в свои воспоминания...... Правда, батальонами эти подразделения назвать было трудно, ведь в ротах осталось чуть больше половины штатного личного состава. Солдаты стараются идти как можно скрытнее, но хруст недавно выпавшего, слегка подмороженного снега и негромкие команды офицеров могут предательски выдать их передвижение противнику. Но, похоже, боевики спокойно спят, рассчитывая, что «федералы» ночью наступать не будут...  

Февральское солнечное утро. Как стало известно, только забрезжил рассвет, наши взяли штурмом гостиницу. Уничтожено более двух десятков «дудаевцев». Среди них один оказался русский. Как обидно, как отвратительно на душе! Ведь по сути, это гражданская война!  

Мирные жители Грозного, попавшие в мясорубку войны объединились для совместного проживания в подвалах жилых домов и в бомбоубежищах. Питаются законсервированными заготовками овощей и фруктов, запасы которых остались ещё с мирного времени. Большая проблема здесь – питьевая вода, которую жители добывают кто как может. Жители Грозного, в основном русскоязычное население, приходят в расположение полков и спрашивают командование:  

– Как покинуть Чечню и уехать к родственникам в Россию?!  

Наши командиры организовали доставку беженцев в аэропорт «Северный», откуда военно-транспортной авиацией их отправляют в Россию.  

Нашу роту спецназа в марте перебрасывают в район Урус-Мартана. Стало намного легче воевать, по сравнению с городом. Всё сразу ясно и просто: вот наши войска, а вот враг. Навстречу нам часто попадаются русскоязычные беженцы. Увидев своих ребят, они подходят, радостно приветствуют нас и тут же изливают свою душу, с обидой высказывая всё накипевшее за последнее время. Они жалуются, что повсеместно притесняются коренным населением русские мирные жители, их выживают с давно освоенных, насиженных мест. Чеченцы повсюду взяли такой способ изгонять русских: зайдя в дом они объявляют, что покупают дом по такой-то цене, и называют мизерную сумму. Если хозяин начинает возражать, что бывает очень редко, ему угрожают автоматом. А под дулом автомата не слишком поторгуешься! Или такая ситуация: хозяева ненадолго уезжают в гости к своим родственникам в Россию, а в это время чеченцы посёлка через два-три дня сжигают их дом. Люди приезжают домой, а дома нет!  

По словам беженцев, местная власть на все эти безобразия не обращала внимание. Таким образом, осуществлялся негласный геноцид русскоязычного населения республики.  

Местные русскоязычные жители тоже в долгу не оставались. Они активно помогали командованию частей, указывая где находятся боевики. Благодаря их информации, командирам удалось сохранить много солдатских жизней. Воины, в свою очередь делились с местными жителями водой, хлебом, продуктами...  

Андрей отвлёкся от воспоминаний, прислушался. Ему показалось, что начинает задувать ветер. Он быстро вышел из палатки. Нет, ему только показалось! Было тихо, спокойно. Вернулся в палатку, залез в спальник, закрыл глаза, пытаясь уснуть.  

Мысли Андрея постепенно стали путаться, и он, утомлённый тяжелым восхождением, незаметно для себя, забылся беспокойным, тревожным сном...  

 

 

3  

 

 

 

2011 год, май  

 

В назначенное время, 25 мая в 23 часа 45 минут, альпинисты вышли на финишную прямую. До вершины оставалось чуть больше пятисот метров, но каких! Вскоре группа растянулась на добрых полторы сотни метров, кто шёл быстрее, кто медленнее. Первыми шли шерпы, они несли алюминиевую лестницу для перехода через расщелины, за ними следовал Андрей Пахомов. Замыкал движение группы его помощник Сергей Сырцов. Погода не особо благоприятствовала нашим альпинистам. Дул довольно сильный ветер, порывы которого несли мелкую снежную пыль. Температура воздуха была минус 20 градусов по Цельсию. Группа преодолевала тяжелейшие метры «зоны смерти». Шли по старым верёвкам, рискуя сорваться с ледника, потому, что эти верёвки не проверялись предварительно, и как они закреплены, надёжно или нет, не знал никто из альпинистов. Фонари, прикреплённые у каждого из них на лбу, ещё больше искажали фантастическую картину окружающей их ночной действительности. Они шли всю ночь, останавливаясь для отдыха каждые полчаса на пятнадцать- двадцать минут...  

Всё это время в голове Андрея всплывали отрывочные воспоминания прожитых лет и отдельные жизненные ситуации. Сказывалась высота, нехватка кислорода головному мозгу да и в целом всему организму. Все альпинисты тяжело, учащённо с шумом дышали, поэтому время для отдыха приходилось увеличивать всё чаще и чаще. А подниматься с места и идти вперёд было всё труднее и труднее...  

Андрей вспомнил как всё начиналось...  

 

1992 год, сентябрь  

 

-Андрюха, читал объявление на общешкольной доске объявлений?! – спросил друг Денис.  

– Нет! А что там?!  

– Физрук набирает желающих в кружок скалолазания! Пойдём?!  

– Пойдём обязательно, ведь мы же давно об этом мечтали!  

Желающих заниматься в этом кружке было очень много. Записали почти всех, кроме тех, у кого по состоянию здоровья были противопоказания. Но постепенно больше половины записавшихся ушли из кружка в ближайшие месяцы, встретив первые трудности. Среди оставшихся были Андрей и Денис. Кружок занимался на базе городского Центра туризма. В течение зимы и частично весны и осени кружковцы тренировались на специальном имитаторе скалы -скалодроме. В летние месяцы выезжали в окрестности города, где было множество небольших скал высотой десять-двадцать метров. Здесь будущие скалолазы накапливали свой практический опыт...  

Незаметно прошло два года. Друзья закончили школу. Скалолазанием они продолжали заниматься как и раньше. Только теперь они были прекрасно подготовлены к покорению неизвестных им дотоле вершин. И это скоро свершилось. Они совершили восхождение на безымянную вершину Алтайских гор. Вскоре, в конце июня 1994 года, их призвали на военную службу. Ребята оказались в одном учебном батальоне, где готовили бойцов войск специального назначения.  

Парням боевая подготовка доставалась нелегко: преодоление полосы препятствий, прыжки с парашютом, борьба самбо, стрельба по неподвижным и движущимся мишеням из автомата, пистолета, метание ножей по движущимся мишеням, теоретическая подготовка, изучение уставов, политическая информация и другие специальные дисциплины, превратили молодых солдат в настоящих бойцов спецназа. В этом им помогло ещё и скалолазание. После учебного подразделения, получив погоны младших сержантов, ребята разъехались по линейным подразделениям различных родов войск. Денис с Андреем и здесь попали в одну роту спецназа Закавказского военного округа...  

 

 

4  

 

2011 год, май  

 

Наконец наступило утро. Внезапно стих ветер, дувший всю ночь. Рассеялись грозовые тучи. Выглянуло солнце, согревая своими яркими лучами землю и изрядно продрогших за ночь альпинистов. Вершина Эвереста была совсем рядом. Казалось, стоит только протянуть руку – и вот она – величественная вершина мира – 8850 метров. На такой высоте летают пассажирские самолёты! А человек и сюда добрался и всё-таки покорил её, заплатив немалую цену – более ста сорока человеческих жизней.  

Группа вновь бросилась на штурм вершины, отдохнув три часа перед последним рывком.  

Андрей Пахомов не слишком хорошо отдохнул за это время, спал тревожно, волнуясь не столько за подъём, сколько теперь уже за спуск.  

Будучи опытным скалолазом, он прекрасно знал, что спуск бывает не менее опасен, чем подъём. Те, кто поднимаются на вершину мира должны знать, что при восхождении и затем спуске, не всё зависит от тебя и есть шанс не вернуться. Пример тому замёрзшие тела альпинистов. Как известно, более 100 человек погибли в «Зоне смерти».  

Ураганный ветер, замёрзший клапан на кислородном баллоне, неправильный расчёт времени, лавины, чрезмерное истощение, так как пищеварительная система человека в высокогорных условиях плохо работает и сама себя «съедает». И ещё множество других, казалось бы, мелких, малозначительных причин, но в горах очень важных, которые могут стоить жизни. Предугадать их всех не могут даже опытные альпинисты.  

Ещё встаёт этический вопрос: – Как поступить, если встретился по пути на вершину умирающий альпинист? Тащить его вниз, подвергая теперь и себя смертельной опасности или оставить его умирать?  

Многие годы существует неписаное правило альпинистов:  

– Не можешь идти дальше-умирай! По такому принципу и сейчас этим руководствуются многие покорители вершины. Но в последние годы всё больше начинает преобладать гуманное отношение: – Если сам в силах и можешь помочь обессиленному-помоги! В крайнем случае, побудь рядом с ним хоть в последние его минуты!  

В 2006 году весь мир потрясла трагедия – мимо умирающего без кислорода Дэвида Шарпа прошли безучастно 42 человека! Одними из них были телевизионщики канала «Дискавери». Они задали ему несколько вопросов, дали кислородные баллоны и оставили одного умирать. Другим был инвалид Марк Инглис, совершивший беспрецедентное восхождение на протезах. Он не стал жертвовать своей уникальной экспедицией ради умирающего. Инглис достиг вершины Гималаев, но стал героем с запятнанной совестью.  

Опытные альпинисты-скалолазы знают имя Бека Уозерса, легендарного, не побоюсь этого слова, покорителя вершины. Его «хоронили два раза и два раза он «воскресал». Получил сильнейшие обморожения. Ему ампутировали нос, наполовину правую руку и все пальцы левой руки, но он выстоял. Без чьей-либо помощи дважды вставал и шёл до лагеря, когда все думали, что он уже замёрз в бурю среди враждебных скал.  

Один из первых покорителей Эвереста с возмущением тогда заявил: – В нашей экспедиции было немыслимо, чтобы мы оставили умирать кого-то, попавшего в беду. Человеческая жизнь была, есть и будет намного важнее, чем вершина горы!  

До сих пор на ледяных склонах Эвереста остаются непохоронеными около 100 тел, через которые приходится буквально перешагивать следующим очередным покорителям вершины. Так тело индийца Цеванга Полджора в ярко-зелёных ботинках лежит на пути всех проходящих на вершину групп. Термин «Зелёные ботинки» прочно закрепился в лексиконе альпинистов. Так обозначается отметка высоты, где начинается «Мёртвая зона» на Северном склоне горы... Такова «тёмная сторона» великого Эвереста. Не всех он допускает к себе на вершину, но смельчаки находятся. За все годы покорения наверху побывало около 1300 альпинистов...  

В голове Андрея мелькали обрывки фраз, разрозненные воспоминания из прожитых лет. Он вдруг ясно вспомнил, как познакомился со своей будущей женой...  

 

 

1996 год, июнь  

 

 

Андрей с Денисом и другими коллегами производили ремонт кровли жилой элитной многоэтажки. Ребята заготовили стройматериалы и специальные приспособления для доставки их на крышу двенадцатиэтажного дома. Андрей полез первым. Когда он залез на плоскую крышу дома, то был несколько смущён. На крыше, расстелив цветное покрывало, в солнцезащитных очках, топлес, загорала красивая девушка с большой стопкой учебников. Пахомов замер на месте, боясь спугнуть, осторожно, разглядывая её красивое молодое тело, уже сильно загорелое, до шоколадного цвета. Поначалу она его некоторое время не замечала, думая, что здесь кроме неё никто не бывает. Девушка была поглощена чтением и ничего не замечала вокруг. И тут Андрей сплоховал, неосторожно шевельнувшись. Девушка среагировала моментально, быстро прикрывшись синим сарафанчиком. Она была очень смущена, понимая, что парень уже успел за довольно продолжительное время разглядеть её женские достоинства.  

– Отвернись, пожалуйста! Ну, что так уставился, не видел обнажённой девушки?! – сказала она, набрасывая на горячее, загорелое тело свой синий сарафан.  

– Такой красавицы ещё не видел! – сказал Андрей, почему-то неожиданно резко покраснев. -Девушка, нам придётся тебя потревожить, сейчас мы приступаем к ремонту кровли этого дома, вот забросим специальное оборудование и стройматериалы.  

– Вот только дам команду подавать наверх, тогда и начнём!  

Андрей почему-то всячески оттягивал время подачи команды, болтал всякую ерунду, удивляясь своему, вдруг неожиданно открывшемуся красноречию. Он почувствовал себя старым знакомым этой девушки, так легко ему было общаться с незнакомкой.  

– Меня зовут Андрей! – сказал парень, широко, от всей души, улыбаясь красавице.  

-Меня Галя! – тоже улыбнувшись в ответ, сказала девушка.  

– Ты альпинист?! -спросила она.  

– Да, я промышленный альпинист!  

– А я думала- трубочист! – шутливо ответила Галя.  

-Андрей не поняв, что девушка шутит, принялся вполне серьёзно объяснять Галине, что такое промышленный альпинизм, что и в этой работе есть своя героическая романтика. Дальше он перешёл к высокогорному альпинизму, с восторгом и каким-то огнём в заблестевших глазах, оживлённо рассказывая о покорённых им и его друзьями горных вершинах и ещё непокорённых. Через несколько минут и Галя внимательно слушала Андрея, живо представляя все перипетии встречавшиеся на пути отважных альпинистов. Оказалось, и Галина давно мечтает посмотреть горные вершины вблизи, почувствовать романтику гор. Разговор Андрея прервал свист и крик друга Дениса:  

-Андрюха, ты что, уснул там?! Даешь команду!?  

-Даю! Майна!  

И работа у парней закипела! Андрей успел только спросить номер квартиры девушки и её мобильного телефона.  

Вечером, Галя, изрядно уставшая за день подготовки к экзамену, сидела в своём любимом плетёном кресле -качалке в окружении множества учебников. Из-за усталости она не заметила, что подрёмывает, покачиваясь в кресле. Вдруг в открытое окно, на подоконник влез Андрей с букетом крупных белых ромашек. Девушка от неожиданности остолбенела:  

– Как ты меня нашёл?! И откуда ты знаешь какие у меня любимые цветы?!- тихо, с удивлением спросила Галина.  

– Ведь я альпинист и этим всё сказано! – не без хвастовства громко произнёс парень.  

– Тише! Родители услышат! -шёпотом произнесла Галя, закрывая ладошкой ему рот.  

Он усадил девушку к себе на колени, после её непродолжительного сопротивления, и поцеловал, сначала в щёчку, а затем, осмелев, и прямо в губы. Галя уже безропотно подчинилась ему.  

– Ты со всеми девушками целуешься на первом свидании?! – спросила раскрасневшаяся и смущённая Галина. И тут ответ парня чуть не рассорил их:  

– Нет, только с тобой!  

– Как, значит я такая распущенная, что позволяю себе целоваться с малознакомым парнем в первое свидание?!  

– Нет, что ты! Ты меня не поняла! – испуганно оправдывался Андрей. -Они мне совсем не нравились, поэтому и не целовался!  

– Ты, совсем другое! Ты мне очень нравишься!  

Андрей ясно представил себе всю эту их встречу и тот давний разговор. Всё было так реально, что он даже ощутил прикосновение своих жёстких, обветренных губ с нежными, тёплыми губами Галины и уловил тонкий аромат её любимых духов...  

Он вздрогнул и очнулся от своих грёз.  

 

5  

 

2011 год, май  

 

 

Теперь Андрей существует в реальной действительности. Сердце вырывается из груди от учетверённой нагрузки и хриплое, частое дыхание, подобно пыхтящему паровозу, вторит вдогонку ему, несчастному страдальцу, маленькому сердцу. Каждый шаг даётся с огромным трудом. Кажется, на каждой ноге привязана пудовая гиря...  

-Нужно идти вперёд! Только вперёд! – подгоняет себя Андрей, – Ведь за мной идут люди, мои товарищи, мои друзья! Они верят мне и я не могу их подвести!  

К Эльбрусу с разных сторон и в разные годы подходили смельчаки из 58 стран мира. Для кого-то покорение вершины становилось личным подвигом, другие ставили здесь исторические рекорды. На вопрос: – Для чего вы поднимаетесь на вершины гор, рискуя не только здоровьем, но и жизнью?! – у альпинистов не было единого ответа. Кем-то двигало тщеславие, кто-то хотел доказать себе, что он смелый, сильный и бесстрашный скалолаз, а кто-то уже покорив с десяток разных вершин, уже не мог жить без этого, порой теряя жену, семью, большие деньги и прочее. Это были безумцы, готовые на всё, ради того, чтобы побывать ещё на одной, до этого не покорённой ими вершине.  

Команда шла через «Северное седло» с Китая. С ледника Ронгбук подъём идёт на Северную седловину (перевал Чанг-Ла) и оттуда по длинному северному гребню выводит на вершину. Самое опасное здесь место, так называемая, «Вторая ступень» – на высоте 8390 метров – обрыв скал в несколько метров высотой. Вдобавок ситуацию усугубляет ураганный ветер, дующий порой резкими порывами до 200 км/час.  

Чем больше группа шла по Северной седловине, тем больше было у скалолазов ощущение, что они топчутся на месте. Вершина, казавшаяся совсем близко, не приближалась ни на метр. Вероятно, без достаточного количества кислорода, мозг не успевал адекватно реагировать и давал картину окружающего их мира с большим отставанием.  

Перед нашей группой шёл, метрах в ста, шерп, покоривший Эверест шесть раз. Надеясь на свой большой опыт, он не стал прикреплять свою страховочную верёвку к перилам. Не доходя до вершины метров четыреста, он упал в расщелину, забрызгав кровью лёд на несколько метров вокруг. Через пять минут он скончался. Великая вершина не любит самонадеянных и беспечных...  

Чуть позже назначенного срока, в четырнадцать тридцать, команда наконец достигла вершины.  

Что в этот час чувствовал Андрей? Однозначно сказать очень трудно. Это была эйфория. Сбылась давняя юношеская мечта Андрея взойти на Эверест. И сейчас он здесь, на заоблачной высоте, и внизу у него под ногами пики гор, прорывающие своими остриями бело-серые облака. От слепящего глаза солнца и неописуемой радости, трудно сказать, от чего больше, из-под солнцезащитных очков лились обильные слёзы.  

Эмоции захлёстывали, тянуло прыгать, хохотать, куда-то бежать. Постепенно подтянулись и другие альпинисты группы. Пахомов связался с базовым лагерем и доложил, что команда достигла намеченной цели. Руководитель базового лагеря поздравил группу и пожелал успешного возвращения.  

На самой вершине стоял столб, от которого веером на верёвочных растяжках развевались на слабом ветре разноцветные буддийские флажки с мантрами. Альпинисты стали запечатлевать себя на память видео и фотокамерами, для истории.  

Посредством спутниковой связи Андрей созвонился с женой Галиной:  

-Галочка, я на вершине! Эверест мой! Сбылась мечта моей юности! Как твоё здоровье, самочувствие?!  

– Поздравляю, родной мой! Будь осторожен, не расслабляйся! Здоровье у меня в норме, самочувствие хорошее, беременность протекает нормально. Мы с Артёмом, Володей и дочуркой Аннушкой, которая родится на днях, очень ждём тебя! За меня не беспокойся, мне хорошо помогают обе мамы! Очень ждём тебя! Поскорее возвращайся! Целую тебя крепко, любимый мой! До встречи!  

– Очень рад, что всё у вас нормально! Передавай всем нашим родителям привет! Целую и до встречи!  

Через двадцать минут группа двинулась вниз. Андрей внимательно наблюдал за состоянием погоды. И вскоре его опасения стали оправдываться. Ближе к вечеру, часа через два, как они покинули вершину Эвереста, стал усиливаться ветер, неся с собой колючие снежные иголки и резкое похолодание...  

 

 

 

 

6  

 

2011год, май  

 

 

По цепочке Андрею сообщили, что финн Кекконен внезапно ослеп, он в панике сел на снег и отказывается идти дальше. Пахомова и врача Анну Томилову пропустили вперёд. Андрей довольно быстро подошёл к находящемуся в паническом состоянии мужчине.  

-Что случилось, Эрви? – спросил Андрей, хотя комментариев не требовалось. Альпинист истерически выкрикнул:  

– Я ничего не вижу! Я ослеп! Я совершенно ничего не вижу!  

– Прекрати истерику! Возьми себя в руки! Ты же опытный альпинист, скалолаз! Это пройдёт! -сказал Пахомов.  

Эрви лёг на спину и повторял:  

– Я ослеп! Я ничего не вижу! Я так и останусь слепым на всю жизнь!  

Андрей схватил его за руки и поднял с земли:  

Пойдёшь со мной в одной связке! – приказным, не терпящим возражений тоном, сказал Андрей. Это немного успокоило бедного пострадавшего. Тут подоспела и врач команды, осмотрела Эрви и заверила его, что всё пройдёт, если он будет соблюдать необходимые медицинские требования. И они вдвоём с Андреем на время успокоили скалолаза.  

Группа двинулась дальше вниз. Все прекрасно понимали, что нужно быстрее, пока не усилился ветер, спуститься с ледника до пятого лагеря и остаться там на ночёвку. Утром двинуться в путь, взяв с собой запасные баллоны с кислородом. Но планам команды не суждено было осуществиться. К 19 часам вечера ветер резко усилился. Он сбивал альпинистов с ног, не давая возможности идти дальше. Колючие снежные иголки впивались в частично открытые места на лице у покорителей. Температура воздуха резко понизилась. Скалолазы вынуждены были остановиться под небольшим выступом нависшей над их головами скалы. Поставить палатки в таких сложных условиях не удалось. Пришлось сбиться в кучу и пережидать непогоду, вероятно до утра, не меньше. К 23 часам стало темно. Ветер усилился. Альпинисты ощутили ещё большее снижение температуры воздуха. Видимости не было почти никакой. Блистали молнии, на доли секунды освещая фантастическую картину «апокалипсиса».  

Андрею не спалось. И кто спит в такую жуткую ночь! Можно было просто заснуть и не проснуться. Альпинисты периодически похлопывали друг друга и спрашивали у своего соседа, какое у него самочувствие. Андрей стал думать о чём-нибудь приятном и вспомнил, как Галина рожала их сына – первенца Артёма...  

 

 

 

7  

 

 

1999 год, ноябрь  

 

13 и 14 ноября запомнились Андрею навсегда. По подсчётам гинеколога, Галя не сегодня – завтра должна была рожать сына Артёма, но процесс явно затягивался. По самочувствию матери нельзя было сказать, что это должно было случиться именно сегодня. На этот же день по графику Гале предстояло посетить гинеколога. Андрей собирался её отвезти в поликлинику на своей машине.  

Накануне выпал небольшой снежок, затем он подтаял, чуть позже его остатки полило небольшим дождиком, а с вечера и ночью всё это заморозило. И получился настоящий каток. Андрей с утра пораньше подогнал свою «Ладу» к крыльцу. Неожиданный звонок шефа расстроил все планы. Андрея срочно вызвали на работу, что-то случилось на железнодорожном мосту. Поэтому муж довёз Галю до остановки на маршрутный автобус, проходящий по улице, на которой находилась женская консультация. Галине предстояло пройти от остановки всего метров сто до консультации.  

-Ну, что Галочка, пойдём побыстрее, я ведь очень спешу! – сказал озабоченно Андрей.  

-Да не нужно провожать, здесь метров сто будет! – сказала Галина. – Сама дойду!  

– Ну, смотри, как хочешь! Не торопись, сегодня скользко! Будь осторожной, не упади!  

– Не беспокойся, поезжай, буду осторожной, как-нибудь до топаю! – ответила Галя.  

В сильном напряжении, с испуганным лицом, в наполовину расстёгнутой куртке, которая не сходилась на большом животе, медленно семенила, то и дело поскальзываясь, толстопузая Галина к женской консультации. За эти минуты такого страху натерпелась, не дай Бог никому! Вся вспотевшая, но дошла всё-таки, ни разу не упав! На удивление, к гинекологу сидела всего одна молодая беременная женщина, да ещё одна находилась в кабинете врача на приёме. Они окинули друг друга нескрываемыми удивлёнными взглядами. Видимо обе подумали:  

– И чего мы, дуры, сегодня в такой гололёд припёрлись?!  

Пришлось долго ждать пациентку, прошедшую на приём ранее. Наконец Галя вошла в кабинет гинеколога. Докторша, увидев её, испуганно всплеснула руками:  

-Вы что тут делаете? Вы в это время должны уже быть в роддоме! Рожать сегодня должны!  

-Так пока не рождается! – ответила Галя.  

-Немедленно в роддом и чтобы сегодня – завтра родила! – строго приказала докторша.  

Кое-как Галина выпросила разрешение гинеколога, чтобы уйти домой. Пообещала, что завтра обязательно будет рожать  

в роддоме. Галина сильно расстроилась, уже подошёл срок и весь период беременности она готовила себя к родам, но морально, так и не была готова. Женщина была уверена, что как только она попадёт в роддом, то сразу же будет рожать. На деле совсем вышло не так, как она думала...  

Галина вышла из поликлиники, идёт к остановке, а на глаза наворачиваются слёзы. Андрей не приедет, до него не дозвонилась. Придётся самой добираться до остановки, а дальше на автобусе ехать почти до самого дома. Домой Галина пришла в слезах. На площадке её встретила соседка Валентина, таких же лет как и Галя.  

-Дурочка, чего ревёшь?! Всё будет хорошо, ты не плач! Все бабы рожают и ничего! Так и у тебя. Отклонения в развитии плода не обнаружены, ведь так?!  

– Так! – отвечает Галина.  

– Ну, а чего ревёшь?! Успокойся сейчас же! Вон какая вспотевшая пришла! От слабости, наверное! – сказала Валя.  

– Лучше ополоснись в ванной, под тёплым душем! Так быстрее успокоишься! А завтра со спокойной душой поезжай в роддом!  

Такой совет дала уже опытная, дважды рожавшая соседка и ушла к себе домой. Галина включила душ, отрегулировала температуру воды, встала под тёплые струи и забыла обо всём, что её тревожило в последнее время. Через двадцать минут она отогрелась так, что даже её бросило в жар. Тут она сильно испугалась, вспомнив, что ей сегодня или завтра рожать, а сейчас из-за того, что она сильно прогрелась, могут раньше срока начаться схватки.  

– Вот дура, послушала Валентину! – разочарованно подумала Галя, скорее вылезая из ванны. Наскоро одевшись, она начала выходить из ванной комнаты, нажала на ручку-защёлку. Дверь не открылась. В последнее время что-то там сломалось внутри замка  

и он открывался не сразу, а после некоторых усилий со стороны хозяев. Как раз сегодня Андрей собирался его разобрать и посмотреть, что там сломалось. Галя стала отчаянно дергать злосчастную ручку – она не открывалась! Несколько минут женщина билась в дверь, то пиная её, то с разгону ударяясь боками. Всё безуспешно. У Гали началась истерика, она стала стучать кулаками в двери и кричать, прекрасно понимая, что её вряд ли кто услышит. А когда должен прийти Андрей, неизвестно. Она испугалась, что от жары и стресса у неё начнутся схватки. И правда, у неё вдруг начался приступ самой настоящей клаустрофобии: она стала задыхаться, её бросило в жар, стало душно, закружилась голова. Галя тяжело опустилась на пол, прижавшись спиной к прохладной, покрытой кафелем стенке. На некоторое время она успокоилась и стала думать, как выйти из ванной.  

– Как всё выглядит глупо, если посмотреть на это со стороны! – подумала Галя, и её внезапно охватил истерический смех. Смеялась она долго, пока вдруг не отворилась дверь и на пороге не появился Андрей:  

– Галочка, что случилось, тебе плохо?!  

-Ты когда наладишь эту чёртову ручку?!! – выплеснула жена свои накопившиеся эмоции. -Я не могла целых полчаса выйти из ванной. Что бы было, если бы у меня начались схватки, а тут никак не выйти и позвонить нельзя!  

-Ну, прости меня, родная! Сейчас же сниму старый замок и поставлю новый, вчера купил. А ты ляг, отдохни!  

Пока жена отдыхала, Андрей наладил замок.  

-Хозяйка, принимай работу! – торжественно провозгласил Андрей.  

– Молодец! – щёлкнув несколько раз ручкой и целуя мужа, сказала Галина. -Садись за стол, сейчас покормлю тебя!  

Наливая густой наваристый борщ, Галя попросила мужа рассказать, что сегодня случилось на железнодорожном мосту и Андрей стал рассказывать:  

-Помнишь, на железнодорожном мосту начали появляться на левом пролёте метровые надписи: «Маша, я тебя люблю! «Даша, я тебя люблю! » и так далее, перечисляется несколько девичьих имён. Милиции и администрации города никак не удавалось поймать этих «Ромэо». И вот сегодня одного поймали, и то – случайно! Он уже почти написал надпись «Таня, я тебя люб... », как его верёвка оборвалась и он повис на страховочной верёвке между балкой пролёта моста и ещё не замёрзшей в этом месте рекой. Кто-то из водителей, проезжавших по коммунальному мосту, увидел этого горе-скалолаза. Позвонил в милицию, а те в администрацию города, а эти уже нам. Вот пришлось спасать такого невезучего «альпиниста». Сейчас ему накрутят штраф и плюс расходы на оплату труда, краску и прочее. За всех будет отдуваться! Вот только непонятно, как он попал на охраняемый объект, которым считается мост. Наверное, он у них работает охранником и его пропустили?  

– И тебе его не жаль?!- спросила жена. -Ты же сам романтик и тоже не прочь написать на чём угодно такую же надпись!  

-Ну, во-первых, я уже не тот двадцатилетний мальчик! Вон, скоро родится ребёнок! А, во-вторых, это административное правонарушение и пришлось бы платить кругленькую сумму, что могло бы серьёзно отразиться на бюджете семьи! -ответил Андрей, обнимая жену...  

В четыре часа утра у Гали начались схватки. Андрей вызвал скорую помощь и жену увезли в роддом. Он тоже поехал с ней. Волнуясь, Андрей стал ожидать рождения ребёнка. Дежурная медсестра сочувственно сказала:  

– Папаша, да вы так не волнуйтесь, всё будет хорошо! Сегодня дежурит опытная докторша, принявшая не одну сотню ребятишек! Так что, не ходите из угла в угол, а поезжайте лучше домой! Вот вам номер телефона, позвоните и всё узнаете!  

Андрею не спалось до десяти утра. Всё это время он названивал по номеру телефона, данного ему медсестрой, каждые полчаса. Вконец измученная его звонками, медсестра с раздражением сказала:  

– Молодой человек, перестаньте так часто звонить! Дайте ваш номер и я сразу, как только ваша жена родит, сама позвоню!  

Обрадовавшись, Андрей сразу назвал свой номер и тут же уснул, сморённый бессонной ночью. Он спал до обеда. Проснувшись, Андрей бросился к телефону, думая, что так крепко спал, что не слышал звонка. На том конце провода услышал уже знакомый голос медсестры:  

-Ещё не родила, я сказала позвоню! – и бросила трубку.  

В палате была только одна роженица, Галя едва успела разглядеть её заспанное лицо и полноту этой ещё молодой женщины. Её звали Ирина. Они сразу же познакомились и Ирина тут же уснула. А между тем, в это время у Гали периодически происходили схватки. С каждым разом боли всё больше и больше усиливались. Её некому было поддержать в эти тяжёлые часы. Лишь иногда на минутку забегала медсестра с вопросом:  

-Воды ещё не отошли?! Ну, ну... жди, природа всё сделает сама!  

Во время беременности Галя спрашивала у рожавших женщин больно рожать или нет? Многие отвечали, что ничего хорошего, но вполне терпимо. А по времени, у кого как: какая сутки рожает, а какая за час «отстреляется». И приводят пример:  

-Наши прабабушки и бабушки рожали прямо в поле или в цехе у станка! Родила, покормила и сразу дальше за работу!  

Чтобы хоть как-то отвлечься от боли, Галина стала ходить взад-вперёд по коридору. В последней комнате, через приоткрытую дверь Галя заметила спящих медработниц, одну на диване, другую на топчане. Спавшая на топчане проснулась и недовольно пробурчала:  

-Ну, чего тебе?! Чего колобродишь?! Не шлёпай тапочками, а то доктора разбудишь! Ей с утра аборты делать, а с обеда роды принимать! Она взглянула на будильник, стоявший на журнальном столике.  

-Ой! – всплеснула руками медсестра. – Уже пошёл шестой час! Пора вставать!  

По-тихому не получилось. Врачиха проснулась и обругала их обеих. Галя вернулась к себе в палату и стала ходить по комнате, разбудив Ирину. Та недовольно пробурчала:  

-Мне сегодня спать дадите?! И резко села на кровати. -Сок пить будешь?!  

-Нет!  

-Воды отошли?!  

-Кажется, нет!  

-Ну, тогда жди! -сказала, глотая большими глотками сок, Ирина.  

В десять утра пришла врач и поинтересовалась как дела у женщин. Ирина сказала, что у неё всё прекрасно.  

-Вот и хорошо! К обеду выпишу вас с ребёнком! – обрадовала женщину врач – готовьтесь!  

Затем она перешла к Галине, всё подробно расспросила её о самочувствии, был и традиционный вопрос, отошли воды или нет.  

-Обычно, когда отходят воды, это означает, что начинаются непосредственно роды! Но бывают отклонения, воды давно отошли, а роды так и не начинаются. Мы это называем «роды на сухую»! Здесь возможны осложнения. Но волноваться не стоит, это бывает довольно редко, да и мы встречаемся с этим не впервой! – успокоила Галю врач...  

К двенадцати часам к роддому подъехала целая кавалькада автомобилей. Из авто выскочили друзья и подруги Ирины и её мужа.  

Ирина с Галей прощались тепло, как давние подруги. За это короткое время они по-настоящему подружились.  

На некоторое время Галя осталась одна в палате. А с обеда к ней поместили новую соседку. Ею оказалась бывшая сокурсница по институту, студентка из параллельной группы. Звали её Людмила Михайловна. Работала она в школе учительницей начальных классов. Живот у неё был небольшой, она так затягивалась, что до самого последнего момента коллеги ничего не знали. И только перед родами она обратилась к врачу-гинекологу. Причина того, что она долго скрывала, была в том, что Людмила, будучи незамужней женщиной, на свою беду, влюбилась в ученика-старшеклассника их школы. Вскоре она оказалась беременной от этого восемнадцатилетнего любовника. Совсем недавно эта связь раскрылась. Несмотря на то, что родители обеих сторон попытались скрыть это обстоятельство, дошло до руководства и общественности школы. Поднялся грандиозный скандал. Чем это всё закончится, Людмила Михайловна не могла даже предполагать. В это время она попала в роддом. Сейчас её волновали только предстоящие роды.  

Галя украдкой, с некоторым любопытством и небольшой завистью, разглядывала её, восторгаясь свежим, как у распустившегося цветка, цветом лица. Любовалась её красивым лицом и прекрасной фигурой, так и не испорченной беременностью. Людмила была красива своей естественной женской красотой. Её приветливая улыбка не сходила с губ, привлекая взоры людей.  

Вскоре Людмилу увезли в родильное отделение. Часа через два она родила мальчика, вес два с половиной килограмма.  

У Гали наконец отошли воды, но роды не наступали, по-прежнему мучили схватки. Болевые ощущения были такие сильные, что Галина ползала по полу. Медсестра заглянула в палату, интересуясь её состоянием, и, увидев всё это подняла тревогу. Наконец, роженицу повезли в родильную...  

Роды проходили очень тяжело. Врачам пришлось провести оперативное вмешательство. Ребёнок вышел бездыханным, медикам пришлось долго проводить реанимацию. И, наконец, все облегчённо вздохнули: раздался всхлипывающий слабый крик ребёнка.  

Мальчик родился крупный – четыре килограмма пятьсот граммов. После необходимых процедур, его отдали в руки счастливой матери...  

Андрей отвлёкся от воспоминаний. Сосед Эрви тряс его за рукав куртки, испугано повторяя:  

-Андрей, кажется я отморозил пальцы левой руки! Андрей, я отморозил пальцы! Я не слышу их! Я не чувствую!  

Рядом с ним Андрей нащупал в кромешной тьме его вторую пару перчаток. К счастью, их не успело унести ветром.  

– Как это случилось?!-спросил Андрей.  

– Я, кажется задремал и мне приснилось, что я на берегу моря! Было очень жарко! Стал раздеваться, чтобы плюхнуться в прохладные воды Балтики! Видимо, поэтому я и снял перчатку!  

-Вот, возьми! Давай руку, надену! Шевели руками и ногами! Не спи ни в коем случае, а то замёрзнешь! Давай, шевелись! – прокричал Андрей. И, уже обращаясь к группе, как можно громче крикнул, стараясь перекричать шум ветра:  

-Ребята, не спать! Чаще разговаривайте друг с другом, шевелите своих соседей почаще!  

Услышав команду руководителя, все кто был рядом с ним, передали по цепочке, и сразу группа засуетилась, зашевелилась, тряся и похлопывая по плечам своих соседей...  

Эта ночь далась группе нелегко: трое с обмороженными пальцами рук и ног, четверо с обморожением лица. Как бы нехотя, с трудом, начинался скупой рассвет. По-прежнему неистовствовал ураганный ветер. Базовый лагерь связался по рации, с тревогой запрашивая, как группа пережила эту ночь. Андрей доложил обстановку. Лагерь запросил, нужна ли помощь. Андрей отказался.  

Снежная буря бушевала ещё один день и ночь. Как, с каким самообладанием вынесли всё это альпинисты?! Одному Богу известно! Наконец ветер с утра стих, как по мановению волшебной палочки. Стало тихо-тихо, так спокойно, как-будто бы до этого и ничего не было.  

Скалолазы вылезали из огромных сугробов, помогая друг другу откапываться.  

Через несколько минут команда двинулась в путь...  

Андрей продолжал недоверчиво поглядывать на небо. Он поторапливал друзей, чтобы поскорее спустились в пятый лагерь. Там предстояло по планам Андрея переночевать и пополнить запасы кислорода...  

Всё складывалось хорошо. Группа успешно спускалась к пятому лагерю. Но на вершине горы, к полудню, стал скапливаться туман и довольно быстро её затянуло, как огромным белым покрывалом. Это означало, что предстоит очень скоро встретить очередную снежную бурю. Только команда успела добраться до пятого лагеря, как задул ветер...  

Снежная кутерьма бушевала всё оставшееся время до ночи и всю ночь. Утром всё стихло и альпинисты вновь двинулись в путь.  

Всё было хорошо, пока их не настигла снежная лавина, чуть зацепив их своим краешком. Она накрыла одного из шерпов, шедшего самым последним в группе. В поисках члена команды был потерян весь день, но всё безуспешно. Лавина погребла под своим огромным покрывалом ещё одну жертву. Вершина мира никак не хотела даром отпускать своих посетителей.  

На пути от четвёртого лагеря до третьего их вновь застала снежная буря. Группа продолжала двигаться по верёвкам, в надежде достигнуть свой лагерь до темна. С большими остановками для отдыха к вечеру команда заплутала где-то в двухстах метрах от лагеря. Первой не смогла двигаться дальше из-за огромной усталости женщина, врач команды Анна Томилова. Она лежала на снегу с закрытыми глазами, тяжело дыша от нехватки кислорода.  

-Анна, успокойся, сейчас отдохнём минут двадцать и потихоньку будем спускаться дальше!  

-Я не могу!! У меня нет сил даже пошевелить рукой! Я уже ничего не хочу! Я останусь здесь! Оставьте меня! У меня нет сил даже дышать! Оставьте меня, я больше ничего не хочу!  

-Отставить истерику! Аня, ты что такое говоришь?! Ты всегда была примером для остальных своим оптимизмом, силой духа!  

-А теперь, что я слышу?! Где всё это?! Соберись, возьми себя в руки! – сказал решительно Пахомов.  

-Кто ещё захандрил, пал духом?! -спросил Андрей.  

Оказался ещё один член команды, Сергей Погодин, который также лежал на снегу, учащённо дыша, как загнанная лошадь, и безучастно уставившись в одну точку.  

– Так, понятно! Сейчас все остальные после отдыха идут дальше, а вы остаётесь здесь! Мы за вами вернёмся позже! Ждите, мы обязательно вернёмся! Сергей, как будто и не слышал, продолжая безучастно смотреть в небо.  

Анна, вдруг встрепенулась:  

-Не бросайте! Не бросайте нас! Я не хочу оставаться! Я хочу жить! Ну, прошу, не бросайте нас! Я хочу жить! Я очень хочу жить! Вы же не бросите нас?! Она резко вскочила и тут же обессилено упала на снег.  

– Я сейчас! Вот чуть отдохну, встану и пойду! -собрав последние остатки сил, сказала Анна.  

-Аня, я тебе сказал-мы вернёмся, значит вернёмся! Верь мне, мы обязательно вернёмся! Но женщина недоверчиво слушала его уговоры. Вскоре группа двинулась дальше, оставив на снегу двух человек, обессиленных трудным спуском. Через час-полтора, вконец обессиленные, альпинисты добрели до лагеря. Уже стемнело. Ветер, на удивление, стих, но мороз стал усиливаться. На небе высыпали мириады звёзд.  

После короткого отдыха Андрей прошёлся по палаткам, спрашивая, кто согласится пойти с ним за оставшимися альпинистами. Надёжнее всех выглядел оставшийся в живых последний из братьев шерпов. Он и согласился пойти за оставленными товарищами...  

-Вы пришли!? – видимо, ещё не веря своим глазам, то ли утвердительно, то ли вопросительно сказала Анна. Анна плакала и смеялась попеременно. Что-то говорила возбуждённо и едва слышно. Андрей не слушал её, помогая двигаться по верёвкам. Он полностью погрузился в свои думы. Андрей вдруг вспомнил:  

-Вот под Урус -Мартаном, когда вначале ранили друга Дениса Версаева, а позже и меня, тоже было тяжело его выносить из- под кинжального огня боевиков. Рана у Дениса была в правую ногу выше колена, он упал и не мог идти. Когда я его тащил, меня тоже ранили в левую руку. Тогда было очень тяжело. Но сейчас тоже не намного легче. Усталость так и валит с ног. Очень хочется упасть и не шевелиться, и лежать... лежать...  

-Шерп оказался выносливее, ушёл со своим подопечным намного вперёд. Пахомов часто останавливался, чтобы отдышаться. Анна, наконец успокоилась, с большим трудом переставляя, будто деревянные ноги. Чтобы перебороть усталость, Андрей снова погрузился в воспоминания...  

 

1995 год, конец апреля  

 

В районе Урус-Мартана в конце апреля было уже очень тепло. Солдатам очень нравилось покурить на солнышке, сидя на пустых ящиках из под снарядов или патронов.  

-«Запахло дембелем! »-так говорили старослужащие, которым оставалось до конца службы всего полтора-два месяца, радуясь весеннему солнцу и теплу. Рота спецназа получила задание провести зачистку одного из сел района. По донесению разведки в нём скрывается небольшая группа боевиков. Андрей уже не помнил как это село называется. Первый взвод, в котором служили Андрей и Денис, получил приказ на зачистку села.  

Бойцы стали окружать поселение, и вдруг наткнулись на засаду. Их встретили не менее полусотни боевиков. Завязался неравный бой, в котором друзья получили ранения. Денис упал первым, получив пулю в ногу. Андрей подполз к другу и стал оттаскивать его под стену дувала и в это время почувствовал, как обожгло в левое предплечье. Наскоро перевязавшись, он остановил кровотечение у Дениса, перевязал ему ногу и вколол антидот. Затем принялся за себя, перебинтовал руку и вколол антидот. К этому времени подоспела подмога из роты. Часть боевиков была убита, часть ранена. Остальные вынуждены были отступить, оставив тяжело раненых умирать.  

Так друзья попали в медсанбат, а затем и госпиталь. Пока они лечились, пролетело полтора месяца, подошло время демобилизации...  

-Как быстро летят годы! Уже прошло шестнадцать лет с тех пор! -подумал Пахомов. -Где они теперь, мои боевые товарищи?! Один в Калмыкии, другой на Украине, третий – в Подмосковье. Изредка перезваниваемся. У всех семьи, дети, работа. Только мы с Денисом по-прежнему неразлучные друзья. Оба вернулись в родной город. Женились одновременно почти. У обоих по трое детей. Работаем в одной фирме. Жаль, что он приболел и не смог пойти со мной!  

Отдохнув и немного отдышавшись, Андрей с Анной вновь двинулись в путь.  

– Нужно дойти! Обязательно дойти! Ведь меня дома ждут жена и дети, родители и многочисленная родня! Дойти! Во чтобы то ни стало дойти! – думал Андрей. А у Анны спросил:  

– Ну что, дойдём до лагеря?!  

-Теперь с твоей помощью дойдём! Обязательно дойдём! – с надеждой тихо прошептала притихшая Анна.  

До лагеря оставалось совсем немного...  

 

 

2011 год  

начало июня  

 

… В аэропорту Андрея никто не встречал. Он всегда возвращался, не сообщая семье о своём прибытии, чтобы родные заранее не беспокоились. Галина знала об этом и ждала его со дня на день. Но он появился, как всегда, неожиданно, рано утром. Дети ещё спали. Галя, сердцем чувствуя, что Андрей сегодня должен приехать, встала чуть свет и суетилась на кухне. В печке запекался праздничный пирог...  

Чтобы никого не потревожить, Андрей тихонько открыл своим ключом входную дверь. Галя всё-таки чутко уловила, как щёлкнул замок и выскочила в прихожую.  

– Андрюша, родной, вернулся! – негромко воскликнула она, бросившись в его объятия.  

– Вернулся, любимая! – целуя жену, сказал Андрей.  

 

 

(На основе реальных событий. Имена и фамилии вымышлены)  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 92 | 5 / 5 (голосов: 8) | 18:55 06.05.2019

Комментарии

Evgeniya_berlett19:31 19.05.2019
Очень увлекательный рассказ. Вспомнились дятловцы...
Анонимный комментарий19:21 19.05.2019
Прочла на одном дыхании! Спасибо автору. Такое чувство, что находишься рядом с героями рассказа и участвуешь в восхождении , ощущая мороз ветер, тьму...Это фанаты.
Описание яркое и не затянутое. Респект Вам, Александр Иванович, и творческого вдохновения!!!
Ageenka00:49 14.05.2019
Действительно, героические поступки. Догадываюсь, что вы принимали в этом участие. Здорово!
Ageenka22:48 12.05.2019
Интересно! Тревожно! Волнительные моменты!
Tatic13:17 11.05.2019
Спасибо, Александр Иванович, за рассказ. Прочла с большим удовольствием.
Linapalii23:41 06.05.2019
Сумасшедшие эти увлечённые люди!) риск, боль, страдания...всё нипочём. По хорошему есть чему завидовать. Надеюсь больше не полез он в горы.
Dyadya_tolik23:33 06.05.2019
Хороший стиль!
Не грузит!
Приятно читается!
Gorinich19:28 06.05.2019
Очень хороший рассказ.

Книги автора

Уроки вождения автомобиля
Автор: Shuraponomarenko49
Рассказ / Абсурд Юмор
Воспоминания об уроке вождения курсантки автошколы, где инструктор-украинец.
13:27 31.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 12)

Запоздалый ответ другу
Автор: Shuraponomarenko49
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
06:07 26.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 14)

Покаяние
Автор: Shuraponomarenko49
Стихотворение / Психология Реализм
Исповедь грешника
09:53 02.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 26)

Напрасные слова
Автор: Shuraponomarenko49
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
19:27 18.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 23)

Встреча
Автор: Shuraponomarenko49
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
14:02 03.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 20)

Какая дивная зима!
Автор: Shuraponomarenko49
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
19:21 23.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 19)

Диане
Автор: Shuraponomarenko49
Стихотворение / Лирика Поэзия
Посвящается любимой внучке
15:09 21.10.2018 | 5 / 5 (голосов: 18)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019