FB2

Путь к Высшей истине. Часть 1: Пустынный стрелок

Роман / Боевик, Постапокалипсис, Постмодернизм, Приключения, Фантастика, Эпос
Ч.О., он же Черный охотник, идет по пустыне с целью достичь Высшей истины, которая может исполнить любое желание
Объем: 2.109 а.л.

ОДИН  

Наступил алый закат.  

Желтый песок бескрайней пустыни окрасился в оранжевый; небо же стало частью темно-синим, частью голубым, частью оранжевым и частью алым в цвет заходящего солнца.  

Облаков на небе не было месяца два-три, поэтому на темно-синем участке неба можно было увидеть редкие звезды и планеты нашей системы. С одной из сторон небосвода уже была видна Луна.  

Песок лежал и барханами выше человека, и горками на пару десятков метров в глубину. Кое-где в этом безжизненном, на первый взгляд, крае можно было увидеть скалы песчаника различной высоты.  

И посреди этого края, медленно, но верно, двигался странник, движимый своей целью. Имя ему – Ч. О.  

На страннике был черный плащ с такой же шляпой, похожей на ковбойскую. На поясе у Ч. О. было две кобуры, в каждой из которых лежало по два РШ-12 (крупнокалиберных револьвера).  

Шел же Ч. О. не один, но со своей верной лошадью – Алисой. Лошадь была под стать своему хозяину – вороной масти, только на задних, из трех пар, лапах были небольшие пятна белой шерсти.  

Ч. О. шел рядом с Алисой по той причине, что не хотел ее лишний раз нагружать своим весом, хоть солнце и заходило и было не так жарко, как днем.  

Ч. О. так же понимал, что скоро наступил время Нёхов – враждебных существ. Они всегда выползают из своих нор и гнезд как только становится холодно.  

Ч. О., тем временем, начал всей поверхностью тела ощущать неприятный холодный ветер. Он решил сделать привал.  

Он вырыл небольшое углубление в песке. Снял с лошади охапку хвороста и высыпал его. Выстроил аккуратный шалашик в углублении. Достал огниво из левого кармана. Чиркнул пару раз и зажег костер.  

Лошадь, знающая своего хозяина хорошо и долго, стояла на месте смирно даже без команд.  

Ч. О. достал из сумки, которая висела на Алисе, пару кусков мяса, которые были завернуты в плотную, почти парусную, ткань, а так же нож из ножен на своей правой ноге. Он порезал мясо, насадил на несколько хворостинок и поставил жарится. Обрезки же он скормил Алисе, которая просто обожала мясо.  

Когда Ч. О. снимал зажаристое мясо, то он услышал знакомый хрустящий звук позади себя. Резко обернувшись, он увидел немного пошатывающегося после сна тонконожника. Хрустели его восемь членистых лап, которые покрыты чем-то похожим на древесину. Именно их и использовал Ч. О. для костра. Два глаза на крепких стебельках уже успели увидеть Ч. О. и его лошадь, а хелицеры довольно задергались, предвкушая вкусной добычи.  

Тонконожник, быстро перебирая лапами, двинулся в сторону своей будущей пищи…  

 

Выстрел  

 

Выстрел  

 

Выстрел  

Выстрел  

Выстрел  

 

Каждый из 12, 7-мм патронов освободил пулю, которая прошила прочный экзоскелет тонконожника, застревая либо в плоти, либо с обратной от пулевого отверстия стороны. Из образовавшихся отверстий сочилась голубая жидкость, которая заменяла тонконожникам привычную красную кровь. Его коричневый экзоскелет был заляпан в этой жидкости. Он попытался, на чистых рефлексах, пройти еще несколько шагов, но задние, а затем и передние две пары ног подкосились, и он упал на песок. Пару раз взмахнув хелицерами, существо испустило свой дух.  

«И это я еще довольно слабый патрон использовал, – думал Ч. О., когда он шел к трупу с ножом. – Был бы патрон… Да даже средней силы, то от него бы уже ошметки лежали. Да, удачная покупка вышла! »  

Когда Ч. О. подошел к мертвому Нёху, то присел и начал аккуратно отрезать конечности по особым сухожилиям, которые можно увидеть только если сложить лапу под правильным углом. Этот процесс долгий и кропотливый, а так же заставляющий все в радиусе «разделки» покрываться голубым цветом из-за кровяной жидкости.  

Когда все лапы были срезаны, то Ч. О. убрал их в связку хвороста.  

Теперь настал черед остального тела.  

Несколько покопавшись, он нашел небольшую щель между спинной и боковой частью экзоскелета. Поддев ее ножом, он начал резать, двигаясь по краю. Получившуюся крышку Ч. О. снял и начал копаться во внутренностях. Вытащив большую часть органов, он остановился на сердце и кожаном мешке, который заменял легкие. Остальные органы он кинул Алисе, а сердце с мешком он замотал в плотную ткань, откуда доставал прошлое мясо, которое так же являлось сердцем и кожаным мешком тонконожника.  

Когда Алиса закончила трапезу, Ч. О. вырыл небольшую яму рядом с костром, забрался в нее, закрылся на половину песком и уснул. Лошадь некоторое время еще постояла, но затем сложила свои ноги и тоже улеглась спать рядом с костром.  

 

ДВА  

Полностью находясь во сне, Ч. О. смог услышать подозрительно знакомый звук где-то за спиной. Звук этот был похож на смесь чириканья и тиканья: «Тик-чирик… Тик-чирик…» – доносилось у него из-за спины. Видавший многое в пустыни Ч. О. все равно не осмеливался открыть глаза и повернуться, так как все никак не мог вспомнить кто из Нёхов издавал такие звуки.  

«Тонконожник отпадает этот только ногами трещит и хелицерами иногда позвякивает Медузы только в дождь появляются но и то беззвучные Для ската Нёх слишком маленький и просто стоит на одном месте а скаты всегда двигаются Алиса тоже отметается она только ржать цокать и пыхтеть может Многокрылый полу-миф полу-легенда да и если легенда-миф правда то меня бы уже не было в живых Летуны конечно наиболее вероятны так как что-то такое я у них слышал Левифаны не обсуждаются они летают большую часть времени да и размеры имеют очень большие Так ладно остановлюсь на том что это летун хоть я и не уверен в этом но очень буду надеятся», – такие мысли единым потоком пробегали в голове у Ч. О. за десять секунд раздумий.  

Он на ощупь нашел кобуру, аккуратно расстегнул ее и достал револьвер. Стараясь быть максимально тихим, он очень аккуратно открыл барабан, проверив револьвер на наличие пуль, закрыл его и приготовился.  

Тик-чирик (раз)  

…  

Тик-чирик (два)  

…  

Тик-чирик (три)  

…  

Тик-чирик (четыре)  

…  

Тик-чирик (пять)  

После этого Ч. О., резко развернувшись, совершил выстрел (Бах! ), угодивший Нёху куда-то в шею.  

Вылезя из ямы, где он спал в тепле от костра, он стряхнул всю пыль и весь песок с себя и подошел к трупу.  

Это оказался молодой летун.  

«Очень странно, что он не попытался напасть на меня или Алису. Может, просто присел сюда на отдых, а я… Don’t care! Jihi nado iranai saa. Плевать! Милосердие ни к чему. Если, конечно, не получишь с этого выгоды. Но все, кто сюда попадают, пытаются пройти этот путь любыми методами. Что ж… Я один из них», – размышлял Ч. О., пока он разделывал тело летуна: не пропадать же добру, а пища каждому нужна.  

После того, как все нужные куски мяса были вырезаны, они были уложены в сумки на Алисе, которая к тому времени проснулась.  

Ч. О. надел на лошадь седло, взял ее за поводья и повел ее за собой, предварительно скормив ей пару не очень привлекательных, для него самого, кусков летунинины.  

Температура начинала подниматься. Наступил день.  

 

ТРИ  

Солнце светило во всю свою мощь своих прожитых пяти миллиардов лет. На небе опять не было ни одного облака, поэтому солнечному жару ничего не мешало превращать все и вся в гигантскую сковородку или, точнее сказать, духовку: жарит снизу, жарит сверху и жарит ветер с оставшихся четырех сторон. Глаза от яркости резало даже если смотреть вниз.  

Ч. О., конечно, не знал, сколько градусов адского пекла сейчас было, но предполагал, что не меньше восьмидесяти пяти. Он был готов продать свою душу Дьяволу, чтобы найти хотя бы небольшое место, где можно будет спрятаться от настолько палящего солнца. Хоть один небольшой выступ из песчаника. Хоть одну неглубокую пещеру. Все равно, главное – скрыться от пекла.  

«Сколько времени уже провел здесь, но никогда… да, никогда ТАКОЙ жары не было…», – думал Ч. О., вяло переплетая ногами, но все равно держа Алису за поводья левой рукой, пальцы на которой уже затекли так, что разжать их могли бы только две лошади размером с Алису, которые бы бежали в разные стороны.  

Спустя еще десять минут изнуряющей ходьбы под палящим адским солнцем, Ч. О. увидал спасение: навес из песчаника. Он бросил поводья и, на сколько хватало сил, бросился бежать к уступу. Алиса, подражая хозяину, побежала за ним.  

Подбежав, Ч. О. ловко ухватил лошадь за развивающиеся поводья и остановил ее. Только потом он увидел, что это не просто навес, а пещера.  

Приказав Алисе ждать его снаружи (хотя и понимая бессмысленность приказа), он достал РШ-12 и зашел внутрь. Пройдя метров пять, Ч. О. услышал знакомый хруст и пощелкивающие звуки. Ориентируясь на звук, Ч. О. разрядил барабан в ту сторону. Вытащив огниво, которое он забыл вернуть в лошадиную сумку, он несколько раз чиркнул им. В тот же миг послышались звуки тонконожника. «Скорее всего, попал ему в глаза, поэтому они ничего и не видит», – пронеслось у Ч. О. в голове, когда он наощупь осторожно начал заряжать револьвер разрывными. Зарядив две штуки, он еще раз чиркнул и, когда увидел местоположение врага, а враг услышал его местоположение, он выстрелил в сторону Нёха. Ч. О. даже не стал проверять на наличие жизни у цели: по звуку от экзоскелета тонконожника, можно сказать, что часть его тела просто оторвало от него.  

Вытащив труп на свет, Ч. О. оказался прав: часть правого бока была отстрелена, а остатки мяса были превращены в натуральный фарш. Все, включая руки Ч. О. и песок, было окрашено в голубой цвет крови тонконожника. Мужчина, не долго думая, начал проводить стандартную операцию разделки: подрезал ноги, вскрыл верхнюю часть хитинового экзоскелета, вытащил необходимые куски мяса, а остально отдал Алисе на еду.  

Ч. О. решил не печься на солнце, а поэтому предложил самому себе остаться внутри пещеры (для Алисы был слишком узкий и низкий проход). Но, чтобы не нарваться на внезапно появившегося Нёха, он соорудил следующее: вытащил из одного из патронов порох, заполнил им легкое тонконожника, надул его, а затем сделал то же самое и со вторым легким.  

С места, где он встретил первого гада, он резко кинул под себя и чуть вдаль оба легких и убежал оттуда.  

Раздались два взрыва.  

Он посидел некоторое время у входа, но когда понял, что больше тут никого нет, решил прилечь поспать, чтобы потом ночью продолжить путь.  

Когда уже наступил поздний вечер, Ч. О. начал медленно и лениво просыпаться. В главную очередь от того, что ему показались странные звуки снаружи. Эти звуки походили на человеческие шаги. Медленно перебирая ногами и еще частично находясь в мире снов, он добрался до выхода из пещеры. Там он увидел одиноко бредущего парня. Он был очень худой и уставший. Лицо его говорило, что он больше не хочет оставаться в этом месте и хочет поскорее вернуться домой.  

– Эй! Эй, там, у пещеры! – крикнул уставшим голосом парень. – Чувак, дай поесть чего!  

– Подойдешь еще на один шаг – прикончу, – сказал ему резко Ч. О.  

– Ха-ха, очень смеш… – не успел парень договорить и переставить ногу, как пуля пролетела рядом с его левым ухом. – Ты че творишь, идиот?! – воскликнул парень.  

– Я не шучу. Это был пробный. Попробуй еще раз и сможешь узнать, хорошо ли живется твоей прапрабабушке, – все так же спокойно и сурово ответил Ч. О.  

– Брат, ну дай поесть. Ну по-братски!  

– Не брат ты мне… гнида ты не жравшая.  

– Че ты там сказал?!  

– Лови! – сказал Ч. О., доставая из сумки завернутое сердце тонконожника и бросив его парню.  

– А что это?  

– Тебе нужна еда – это то самое. Пожарь его на костре, главное, а то хреново будет.  

– Так а что это?  

– А тебе прям важно, что ты жрешь?! Съедобно, питательно, вкусно. Чего тебе еще нуж.. Сердце тонконожника, – последнюю фразу Ч. О. произнес быстро и, как бы, невзначай.  

– Чего, нах?! Ты серьезно?!  

– Не нравится – кидай обратно и вали к чертям собачьим, пока решето не сделал.  

– Ладно, ладно, спасибо…  

– Пожалуйста. Это все?  

– Ну… Эм… Можно я немного хвороста возьму?..  

– Не больше пятнадцати лап.  

– Хорошо, спасибо, – парень продолжал стоять. – Мне можно подойти?  

– Даю минуту на все.  

Когда Ч. О. засек время, парень подбежал к связке, быстро набрал пятнадцать лап и вернулся назад.  

– Еще раз спасибо. До свидание!  

– Ага, давай. Надеюсь, не встретимся.  

Парень, держа в одной руке хворост, а в другой завернутое сердце, пошел дальше, а Ч. О. забрался назад в пещеру и продолжил свой сон.  

 

ЧЕТЫРЕ  

БРАТЬЯ ПО НЕСЧАСТЬЮ  

Дождь лил четвертый день. Это было во истину знаменательное для пустыни событие. Но не для мальчика, который выжил в том, что считалось невозможным. Многокрылые могли и в одиночку уничтожать абсолютно все в радиусе трех километров, а уж двое, которых неудачно занесло в это поселение, тем более, пытаясь еще и убить друг друга.  

Мальчик же этот, буквально, восстал из мертвых, потому что во время их атаки, на него упала арматурина, которая вырубила его. Видимо, его сон был настолько сильным, что признаки жизни почти отсутствовали. Когда те двое (или один из них, уже неизвестно) улетели, то через некоторое время мальчик пришел в себя, сам поразившись своей удаче.  

Когда же он выбрался из-под обломков, то увидел только пустые улицы, которые были залиты литрами крови, остатками внутренностей и крошкой костей. Увидев этот рай любого серийного убийцы, мальчик сразу же вспомнил о своих родителях и помчался к ним в дом (сам же он во время нападения был в гостях у своего друга (его смерти он не видел, так как до этого на него и упала арматура)). Когда он прибежал, то увидел только руины, залитые кровью более чем полностью.  

Осознав все, он упал на колени и просидел так, не моргая, около получаса. Он хотел заплакать, чтобы успокоить эмоции, но, как бы он не старался, у него не было никаких сил на это.  

Так он сидел, пока не услышал детский плач. Резко встав, он побежал на плачь второго выжившего. Убрав пару обломков, он обнаружил плачущего младенца, который, по всей видимости, так же крепко спал, пока его родители превращались в адскую смесь крови, костей и внутренностей. Младенец тоже оказался мальчиком.  

Мальчик поднял младенца и, чтобы успокоить, начал укачивать и петь тихим голосом, готовясь вот-вот разрыдаться, колыбельную, которую ему исполняла его мама:  

 

«От края до края небо в огне сгорает  

И в нём исчезают все надежды и мечты  

Но ты засыпаешь, и Ангел к тебе слетает  

Смахнёт твои слёзы, и во сне смеёшься ты  

 

Засыпай, на руках у меня засыпай  

Засыпай под пенье дождя  

Далеко, там, где неба кончается край  

Ты найдёшь потерянный рай…»  

 

Малыш, то ли от укачиваний, то ли от песни, успокоился, сладко зевнул и уснул, взяв большой палец в рот. Мальчик аккуратно положил его на землю, сел и заплакал, сколько есть мочи.  

Ему удалось все осознать, осознать весь ужас произошедшего и тот факт, что он остался один наедине с этим малышом.  

Спустя двадцать минут плача, мальчик начал успокаиваться. Поняв, что уже вечерело и что стоило бы поспать, он аккуратно поднял младенца и пошел к единственному более или менее целому зданию – местному мини-отелю.  

Взяв случайный ключ, он подошел к нужно двери и отворил ее. Ему повезло и в этом номере никого прежде не жило, так что тут было цело.  

Он уложила малыша на кровать, а сам, взяв подушки и лег на пол.  

«Я не смогу с ним возится – я слишком слаб. Мне нужно отнести его в ближайшее целое поселение. А пока я его главная защита. Я обязан его защитить! » – это были последние мысли мальчика перед тем, как он погрузился в сон, изможденный.  

 

ПЯТЬ  

Когда он почувствовал, что уже начало холодать, то очнулся ото сна.  

Выбравшись из пещеры, Ч. О. оттряхнулся от песка, снял шляпу, которую повесил на крепление на седле Алисы, и принялся будить свою лошадь, которая до сих пор спала своим крепким сном, который было бы трудно нарушить даже мегатонным ядерным взрывом неподалеку от этой пещеры.  

Но Ч. О. знал один действенный метод, как заставить проснуться свою лошадь. Алиса боялась щекотки в ногах рядом с копытами (из-за этой боязни, ей вкололи почти смертельную дозу снотворного, чтобы подковать ее). Стоило ему начать легонько водить пальцем по одной из ног, как лошадь активно замахала хвостом, а бока начало сводить, будто от смеха. Через пару мгновений ее глаза открылись, и она поднялась на ноги.  

«Вот так, моя хорошая, уже не время спать, – произнес Ч. О., одновременно и обращаясь к лошади, и просто воспроизводя свои собственные мысли в слух. – Пора ехать. Знаю, что темно, но ничего не поделаешь: днем было слишком жарко. На вот, перекуси, – в этот момент Ч. О. достал из сумки голубые от крови кишки тонконожника и протянул их ко рту Алисы. Она охотно взяла их ртом и начала жевать. – Вот так, молодец. А теперь поехали! » – Ч. О. вскочил на седло, дернул за поводья и поскакал вперед, рассекая пески необъятной пустыни, разрезая воздух.  

Ч. О. давно не чувствовал себя так спокойно и безмятежно. Он выжимал из Алисы все, что она могла. От спокойствия и безмятежности, и от ощущения прохладного ветра разрезаемого воздуха, Ч. О. озарила улыбка, которая ясно говорила, что он счастлив.  

Когда он в последний раз был по-истине счастлив? Он уже не помнит.  

Может быть, после покупки РШ-12? Нет, просто легкий приступ эйфории от нового приобретения.  

Это было так давно, что он уже и не вспомнит. А копаться в давних воспоминаниях – это не его прерогатива.  

Именно поэтому он просто наслаждался скоростной скачкой.  

Он был счастлив – и это главное.  

 

ШЕСТЬ  

Скача на всей скорости, какую могла выдать Алиса, Ч. О. разрезал воздух, а клубы песка будто начинали виться только через пару секунд, с задержкой, из-за такой быстрой езды. Шляпа его давно уже съехала набекрень, но каким-то чудом продолжала держаться на его голове. Сам же Ч. О. ничего не видел кроме того, что находится прямо перед ним. Оскалившаяся улыбка его была натянута до ушей. Если он и мог о чем-то думать, так это о том, как же ему хорошо. Он уже очень давно не ездил на лошади и сейчас, сидя верхом, испытывал несравненные ощущения от поездки. А мерная барабанная дробь копыт по песку очень приятно расслабляла нервы и заставляла погрузится в транс.  

Находясь в таком трансе, Ч. О. и не заметил, как уже начало светать. Он понял это только тогда, когда солнце оказалось довольно высоко, наполняя воздух своих адским жаром. В тот самый момент его улыбка слезла с лица. «Сука…» – кратко и раздраженно произнес он себе под нос. Он дернул поводья на себя с такой силой, что лошадь остановилась почти мгновенно, встав на дыбы под девяносто градусов. Когда она приземлилась всеми лапами на землю, Ч. О. слез с нее и сказал: «Ну, подруга, на этом, пока что, все. Но ты не расстраивайся: гарантирую тебе, будет еще время, когда я на тебе смогу так покататься. Вот увидишь! » Он взял ее за поводья и повел за собой.  

Этот день выдался намного более прохладным, чем прошлый, поэтому им было комфортно идти при такой температуре.  

Когда солнце уже начало закатываться за горизонт, Ч. О. решил сделать привал. Проделав все процедуры для создания костра, он начал жарить на нем порезанное сердце тонконожника. В то же время, рядом, Алиса уплетала за обе щеки свою порцию обрезков внутренностей.  

Ч. О. же глядел на огонь, где жарилось сердце, и задумчиво слушал потрескивание лап тонконожника в огне. Было тихо и спокойно.  

Внезапно, эту тишину и спокойствие нарушил скрипучий высокий выкрик (Сквааа! ).  

Ч. О. резко выхватил из кобуры свой револьвер и нацелился в небо, беспорядочно водя им. Снова тот же выкрик (Скваа! ), и Ч. О. направил револьвер в ту сторону. Ничего не было видно из-за молодой Луны, которая тонюсеньким месяцем висела на небе, но почти ничего не освещала.  

Выкрик (Скваа! ) повторился, но уже сразу спереди и сзади. «Так вас двое!.. » – с насмешкой произнес Ч. О. и резко достал второй РШ. И тут он увидел смутный темный силуэт, которые быстро приближался на Ч. О.. Последний совершил выстрел, уклонился от туши летуна и повернулся к предполагаемому второму.  

Глаза, которые успели немного привыкнуть к темноте, смогли уже более отчетливо увидеть приближающийся силуэт. Ч. О. выстрелил одновременно из обоих РШ-12 и уже собирался уклонится, как его внезапно повалил первый из летунов, которые незаметно прокрался к нему за спин.  

Его острые когти впились в плечи Ч. О., а трехчелюстной рот зловеще клацал над шее, выбирая идеально место для атаки.  

Но Нёху крайне не повезло, так как Ч. О., резко дернувшись, перевернулся на спину, придавив летуна под собой.  

Из такого положения Ч. О. спокойно снял когти с плечей, а затем, перевернувшись на бок, он очень быстро начал расстреливать лежащего летуна. Весь этот процесс сопровождался писком, схожим на свиной (Сквия! ).  

Когда все закончилось, Ч. О. вздохнул свободно.  

Пока не вспомнил про беззащитную лошадь и второго летуна.  

 

СЕМЬ  

Вспомнив об этом, Ч. О. резко вскочил и огляделся вокруг. Он увидел темный силуэт вдали, которые двигался рядом с поверхностью. А затем еще один, который периодически врезался в первый.  

«Это она! », – вскрикнул, сдерживаясь, Ч. О..  

Он резво побежал по неудобному песку, чтобы догнать эти два силуэта.  

Ч. О. бежал на пределе, так как его ноги часто очень сильно застревали в песке, но он продолжал бежать. Ему повезло, что Алиса бегала восьмеркой, чтобы освободится от летуна.  

Когда Ч. О. подбежал на достаточное расстояние, то сделал выстрел в небо.  

Громкий звук привлек летуна, и тот полетел прямо на Ч. О.  

Сделав пару выстрелов, Ч. О. смутно заметил, как позади Нёха образовалась пара кровавых всплесков. Но туша, видимо, чисто по инерции, налетело на Ч. О., да так удачно, что клювом процарапало левое плечо, а когти вонзились в корпус. Самого же Ч. О. откинуло на песок. Летун был мертв.  

Сняв труп с себя, кривясь от боли, он поднялся на ноги. Ч. О. увидел, что лошадь лежала на песке. Подбежав к ней, он заметил, что она еще дышит, но на теле было очень много рваных ран от клюва и когтей. Невооруженным глазом можно было сказать, что раны очень глубокие. Она истекала кровью.  

Ч. О. попытался поднять ее, но сил не хватало, чтобы поднять такую большую тушу, которая еще и ничего не могла делать. Еще сильнее его сломило то, что когда он поднимал Алису, то увидел, что у нее была пробита трахея. Она не только истекала кровью, но еще и задыхалась.  

«Черт! Черт-черт-черт-ЧЕРТ! », – прокричал Ч. О., направив револьвер на лошадь. Та посмотрела на него, как бы понимая, что ее ждет и принимая свою судьбу.  

Раздался выстрел.  

А в след за ним и приглушенный плач.  

 

ВОСЕМЬ  

Спустя пять минут, содрогания тела Ч. О. закончились, и он встал, вытерев остатки слез со своего лица. Еще раз посмотрел напротив себя, чтобы увидеть труп лошади, которую он собственным руками застрелил.  

Но это же все ради того, чтобы облегчить ее страдания! Но часть мозга и сердце все равно говорили Ч. О., что во всем виноват он, что это он ее убил. И ведь он даже не мог с этим поспорить, так как в барабане была стреляная гильза, а в голове лошади идеальное круглое отверстие. Но при этом он прекрасно понимал, что он это делал ей на благо, так как не хотел видеть, как она страдает. Не хотел думать о том, как ей больно, как она желает конца этим мучениям, как она желает смерти.  

Присев на колени, Ч. О. начал активно рыть яму в песке. Он рыл ее так быстро и с таким усердием, что всего через пять минут после начала работы, его ногти были почти полностью забиты песком и песочной пылью, а на самих ладонях сохранялось ощущение, что их очень тщательно терли о среднюю наждачную бумагу. Под конец работы, когда солнце уже высоко светило над головой, а сам Ч. О. испускал уже не седьмой, а двадцать седьмой пот, он вырыл яму достаточной глубины, достаточной ширины и достаточной длины.  

Затем Ч. О. (так как ему ничего другого не оставалось) аккуратно подтащил тушу Алисы к краю, а затем сбросил в эту могилу. После этого он засыпал яму песком, который остался после рытья. Утрамбовав его, Ч. О. взял достаточного размера кусок песчаника и, с помощью ножа, вырезал на нем имя лошади, приписку, что здесь похоронена именно лошадь, в скобочках, а так же даты жизни ее. Затем он взял это надгробие от мира «кустарного» производства и воткнул его в землю в том месте, где была голова у Алисы.  

После всех этих процедур, Ч. О. пошел к костру, который еще со вчерашнего вечера медленно становился нерабочим и где лежали все вещи, которая носила Алиса.  

Открыв ту самую сумку, он начал обыскивать ее на предмет вещей, которые ему пригодятся больше всего. Все ненужное он выкладывал на песок и оставлял так лежать. В итоге в сумке осталось: два обернутых сердца тонконожника, столько же легких тонконожника, в общей сложности, десять коробок патронов разной пробивной мощи, огниво, которое он зачем-то переложил из кармана в сумку и связка хвороста, в которой было где-то двадцать пять штук лап.  

Он перекинул сумку через плечо и голову, надев ее на подобие колчана со стрелами, и направился к двум трупам летунов, уже достав свой нож.  

Подойдя к первому, он перевернул его животом вверх, вставил нож со слабым хрустом полых костей и хлюпаньем внутренностей, а затем начал делать разрез вниз к хвосту. Достав все внутренности, он хотел уже было их убрать в сумку, но тут же вспомнил, что скакуньи больше нет в живых, а значит запасы органов не нужны и можно просто собирать одно только мясо. С грустной, но слегка ехидной, улыбкой, он отрезал от туши все самое вкусное: грудка, крылья и ноги. Остальное же оставил гнить на солнце. Тоже самое он проделал со вторым летуном.  

Собрав все это себе в сумку, он пошел прочь от этого места.  

Без лошади шлось намного легче, так как не надо было за половодья тащить эту огромную тушу, а значит и не надо было замедляться. Поэтому Ч. О. смог продвинуться очень далеко, при этом успев к закату. Занявшись привычными делами, то есть рытьем ямы, поджогом костра, готовкой еды и подготовкой ямы для сна, Ч. О. очутился во сне.  

Во сне он увидел летуна, который был размером с лошадь. Он стоял перед ним, повернувшись к нему задом. Сам же Ч. О. лежал на песке. Попробовав встать, он понял, что его руки и ноги чем-то связаны. Он повнимательнее посмотрел на свои ноги и понял, что к ним привязана пара плотных канатов. Вторые же концы были привязаны к летуну.  

Осознавая то, что скоро произойдет, он посмотрел назад и увидел еще одного летуна размером с лошадь. Руки Ч. О. так же были привязаны к летуну.  

Внезапно, он услышал голос, который, по всей видимости, исходил с правой стороны:  

– Ч. О., ты не смог защитить меня. Ты заслуживаешь смерти.  

Он сразу же понял, что этим голосом говорила Алиса.  

– Начинайте! – скомандовала лошадь.  

Пока не стало все совсем плохо, Ч. О. успел поглядеть на Алису. Она была целой и невредимой.  

В этот же момент все тело содрогнула сильнейшая боль, так как летуны начали свое движение по растягивающей казне человека.  

Он услышал, как плечи вышли из суставов. В скором времени это должно случиться и с бедренными костями и коленями. Но до этого момента вышли из суставов лучевая и локтевая кости.  

Летуны двигались изо всех сил.  

Вот и ноги вышли из суставов. Скоро все будет кончено: у него оторвутся руки, а он умрет от шока и потери крови. И в тот самый момент, когда вот-вот это должно было произойти, Ч. О. проснулся.  

Сидя в холодном поту в своей яме, он первым же делом осмотрелся по сторонам и проверил свои руки. Все было целым и никаких летунов с говорящей Алисой не наблюдалось.  

«Черт возьми… Ты через столько дерьма прошел, а сняться кошмары из-за смерти какой-то лошади?! Выброси ты ее из головы. И твой плач над погибшей лошадью выброси. Забыл? Don’t care!.. и так далее. Успокойся и иди», – такой внутренний монолог проговаривал Ч. О., пока отходил ото сна и вставал на ноги. Солнце хоть еще и не встало, но раз уж проснулся, так почему бы не пойти дальше? С такими мыслями Ч. О. собрал все свои вещи в сумку, затушил костер и пошел прямо к горизонту, где уже немного начал пробиваться диск рассветного солнца, окрашивая тот клочок неба в пурпурно-розово-оранжево-красный тон.  

Спустя два часа солнце уже вовсю светило, хотя было еще не так жарко. На удивление Ч. О., он оказался в очень скалистой местности. Каждая скала, конечно же, состояла из песчаника. Не смотря на довольно хрупкий материал, как песчаник, скалы все равно были достаточно крепкими.  

Сами скалы не образовали ни «каньона», ни тоннеля, ни чего-нибудь еще. Они просто были случайно рассыпаны по песку, как если бы человек нечаянно высыпал горсть семечек из своей ладони на стол. Полный природный хаос и случайность.  

Ч. О., проходя по такому столу с рассыпанными семечками, больше беспокоился о том, как бы ни одна из скал не рухнула прямо на него, чем о каких-либо Нёхах: здесь не было мест, где можно было бы устроить гнездовье.  

Именно поэтому последующее открытие его сильно удивило, а так же заставило попотеть и сильно понервничать.  

 

ДЕВЯТЬ  

Началось все с того, что Ч. О., проходя около очередной скалы, ощутил легкую вибрацию от земли. Сначала он подумал, что это где-то все таки обвалился камень, и его вибрация распространилась настолько далеко, что даже звук падения камня не слышно было.  

Когда же это повторилось, а потом еще раз, и еще раз, и еще раз, но все с плюс-минус той же самой силой и частотой.  

Он не на шутку перепугался, когда понял, что конкретно это было.  

«Скаты. Так их называют в нынешнее время, хотя раньше этим именем называли других существ, которые жили в воде… Ну, не суть важно. Важно то, что существа эти стайные и очень опасные. Когда передвигаются, то издают монотонный шум, который похож на трение песка об песок и жужжание бензопилы. Ах да, еще кое-что. Признаюсь честно, точно не знаю, что происходило с теми, на кого скаты нападали, но точно могу сказать, что крики тех, на кого напали, слышались еще долго после того, как скат ушел. И это не метафора: можно было действительно услышать крики, если приложить ухо к песку. Вот такие вот опасные существа, друг мой Ч. О…. » – этот рассказ от одного попутчика-охотника-исследователя мигом всплыл в голове Ч. О., когда ему пришла мысль о скатах. Сам он, к слову, погиб от атаки трех тонконожников во сне. Такие дела.  

«Ну теперь-то мы и узнаем, что скаты с людьми делают! » – с азартом и уверенностью в победе произнес он сам. А звук все усиливался.  

Вот из-под песка показались края крыльев трех из скатов. Он не знал, сколько их было всего, но чувствовал, что не меньше пяти. Ч. О. приготовил свои РШ-12 к стрельбе.  

И тут один из скатов выпрыгнул.  

Огромная туша с размахом между концами крыльев около трех метров подлетела на высоту десяти метров, а затем перекосившись вперед, перелетела Ч. О. и упала в песок. Перед падением существо зашевелило своим ротовым аппаратом и остальной передней частью тела, на которых, судя по всему, были особые органы, которые помогали передвигаться им в песке. Сразу же упав в песок, оно очень проворно зарылось в него и, судя по направлению появляющихся песчаных туч, оно пошло на второй круг.  

Все это время Ч. О. стоял неподвижно, завороженный этим полетом. Его нижняя челюсть сама отвисла, глаза не моргали, а руки, расслабившись, опустились, но все еще держали пистолеты. Вдруг он опомнился, поднял руки и прицелился.  

Как только первое же новое существо приготовилось к прыжку, он начал стрельбу.  

(Бах! Бах! Бах!  

Бах! Бах! Бах!  

Бах! Бах! Бах!  

Бах! )  

Спустив на одного ската оба магазина и только тогда его убив, Ч. О. понял, что так просто их точно не одолеть.  

Внезапно, к нему в голову пришла идея, которую он незамедлительно захотел проверить. Для этого он побежал к самой близкой к нему скале, забрался на нее и пытался мало двигаться, пока перезаряжал свои револьверы.  

Как он и думал: внизу тихо. Существа ориентируются по вибрациям песка.  

Перезарядив свои РШ, он аккуратно отколол от скалы небольшой кусок, размахнулся и кинул его подальше от скалы.  

Сразу же неподалеку образовалось пылевое облако и все разразилось шипящим звуком. Под местом, где упал камень, выпрыгнул скат, который сразу же исчез под песком. «Способ атаки мне понятен. Почему же жертвы продолжали кричать после того, как их схватили – это мне пока неизвестно», – размышлял Ч. О., отколупывая новый камень. Когда он его отколупал, то достал из сумки патрон и легкое тонконожника, а затем и нож из ножен на ноге. Распотрошив патрон и разрезав легкое на несколько равных частей, края которых он аккуратно, чтобы не порвать, завязал узлом, он засыпал в легкие порох, который достал из патрона. Затем Ч. О. кинул камешек. Когда в ту сторону поползло облако пыли, то Ч. О. кинул легким с порохом в ту сторону. Раздался взрыв и Ч. О. успел разглядеть разлетающиеся ошметки ската, прежде чем поднялось огромное облако пыли.  

Скорее всего, остальные уже направились в ту сторону, привлеченные звуком.  

Тогда Ч. О. решил прикончить всех сразу, поэтому взял оставшиеся из «бомб» и кинул все сразу…  

 

ДЕСЯТЬ  

…Оглушительный взрыв, ощутимый удар взрывной волной и падение – последнее, что помнил Ч. О. перед тем, как вырубиться. Он и представить себе не мог, что пять «бомб» вместе могут взорваться с такой силой, пока, находясь без сознания, не разобрался.  

Во всем было виновато то, что он забыл надуть остальные. Из-за этого там остались пары (которые, по непонятной причине, никогда не выветриваются обычными способами) взрывчатого вещества, которое у тонконожников было своеобразной заменой легочной ткани. Из-за того, что пары не были разбавлены воздухом из легких Ч. О., взрыв получился намного сильнее, чем ожидался.  

Очнувшись, Ч. О. почувствовал острую боль по всему телу из-за довольно жесткого падения с высоты порядка двух метров. Он попытался пошевелить ногами и руками. Они отозвались.  

Перевернувшись на живот, Ч. О. попытался встать, придерживаясь за скалу. Сначала он чуть не упал обратно, но на второй раз стоял на ногах уже тверже.  

Он обошел скалу, дабы посмотреть на последствия этого взрыва.  

Это можно описать только словосочетанием «кровавая баня»: черная кровь вместе с ошметками внутренностей лежала на песке, скалах и, казалось, в самом воздухе. Ч. О., который только очнулся после сильного падения, стало дурно от этого зрелища и его стошнило на ту самую скалу, откуда он и совершил этот подрыв. Когда ему полегчало, он осторожно полез по скале на верх, чтобы забрать оставленные там вещи. Уложив все так, чтобы оно вмещалось, он застегнул ее и перекинул через плечо и голову.  

Ч. О. удалось выжить при встрече со скатами, но до сих пор, как и ему, так и последующим, не удалось узнать, почему же люди продолжают кричать, когда их забирают скаты.  

Поправив шляпу, Ч. О. пошел вперед, прямо на встречу закатному ало-оранжевому солнцу.  

 

ОДИННАДЦАТЬ  

Солнце кренилось к западу. Дул сухой теплый ветер, который сопровождался песком. Из-за закатного солнца весь песок вокруг окрашивался в розовато-оранжевый цвет. То же самое касалось и песка, который устремлялся в спину Ч. О. благодаря ветру.  

Сам же Ч. О. стоял и смотрел вниз, обдумывая то, как пересечь свое новое препятствие – расселина, от края до края которой было около двадцати метров, а вглубь она уходила на все сорок метров. Одно утешало Ч. О. – по сводам расселины были своеобразные природные платформы.  

У него в сумке не было никакого приспособления, чтобы лазать по скалам; даже банальной веревки не было.  

До этого Ч. О. пытался пойти в обход расселены, но она растянулась на крайне большое расстояние. Не меньше сотни километров. И на каждом отрезке ширина, визуально, не менялась.  

Стоя в таком раздумье, Ч. О. все никак не мог придумать выход из сложившейся ситуации. Самые первый план – спуститься вниз, используя выступы скалы – был отклонен им же сразу, как глупый и крайне опасный. Второй же план – остаться ждать, пока не придет кто-нибудь, у кого можно будет забрать веревку – тоже был отклонен, так как неизвестно было, когда этот «кто-нибудь» придет. Был еще вариант, заключавшийся в осмотре другой стороны расселены на наличие перехода, который был принят за неимением других идей.  

Первоначально, пройдя уже около десяти километров, Ч. О. не видел никаких признаков перехода, пока не увидел навесной веревочный мост.  

Обрадованный, он подошел к своей находке. Он был крайне огорчен тем, что ему пришлось узнать дальше: мост был полуразрушенным, а каждая из досок уже, по внешнему виду, сгнила. Тем не менее, не имея других вариантов, Ч. О. ступил на первую из дощечек.  

Она жалобно скрипнула. С нее посыпалась труха, которая говорила, что доска успела частично сгнить. Ч. О. рефлекторно поднял ногу, но заставил себя наступить на нее повторно, а затем и зайди второй ногой. На удивление, эта доска еще могла выдержать его вес.  

Он попробовал следующую доску, которая даже при том, что на нее надавили, даже не издавала никакого звука. Без всякой опаски он наступил на нее, пока не услышал хруст дерева.  

На чистых рефлексах он запрыгнул на канатную основу этого моста. Аккуратно переставляя то правую, то левую ногу, он добрался до третьей доски, которая действительно оказалась крепкой.  

Потом ему пришлось снова двигаться по канатам, но в этот раз дольше, так как две следующие доски уже отсутствовали.  

Так продолжалось еще много раз, пока Ч. О. не добрался до центра.  

В очередной раз, перебираясь по канату, прямо позади него они лопнули. Видимо, были уже настолько перетертые и стертые, что им хватило веса обычного человека, чтобы наконец порваться.  

Ч. О. вместе с половинками моста полетел вниз этой расселены.  

 

ДВЕНАДЦАТЬ  

К счастью, Ч. О. вовремя схватился за одну из досок во время падения. Долетев до противоположной стороны, Ч. О. спрыгнул на каменную платформу, которая так удачно оказалась на пути падения. Половина моста продолжала висеть.  

Переведя дух, Ч. О. посмотрел наверх. Уже было темно. До поверхности было метров десять. Опустив голову, Ч. О. взялся за остатки моста и несколько раз с силой дернул. Все держалось крепко – можно было лезть.  

Осторожно ступив одной ногой на ребро доски, он подтянул вторую сразу же на следующую импровизированную ступень. Переставив первую ногу на вторую ступень, он снова очутился перед местом, где отсутствовали ступени-доски. Тогда, схватившись покрепче за канаты руками и обхватив снизу ногами, он начал на руках поднимать себя все выше и выше, пока не дошел до очередной доски-ступени. Продолжая подтягивать самого себя, и попутно проверив ступень на прочность, он встал на нее и решил перевести дух. Отдохнув, он стал шагать, осторожно, по ступеням: попался участок, где все они были целы и в хорошем состоянии.  

Поднимаясь по этим ступеням, Ч. О. услышал, как что-то поблизости знакомо затрещало. Повернувшись в сторону звука, он обнаружил небольшую пещеру, из которой выглядывали лапы. Тонкие лапы, покрытые древесинообразным веществом.  

Тонконожник выбрался из пещеры, огляделся своими глазами на стебельках, увидел Ч. О. и направился к нему, ловко цепляясь за каждую выемку скалистой стены.  

Ч. О., видя надвигающуюся угрозу, начал очень активно подниматься вверх по остатку моста. Нёх не отставал от него, а, наоборот, очень активно приближался к Ч. О. Пару раз существо протягивало лапы и даже свои хелицеры, чтобы схватить или укусить Ч. О. Оба раза атака была успешно отбита ногой. Во второй раз Ч. О. почти получилось сбить существо в глубину расселены, но тонконожник вовремя смог схватится за крупный выступающий камень.  

Тогда Ч. О. осторожно, но быстро вынул из кобуры револьвер, направил руку вниз и сделал два выстрела.  

Оба выстрела поразили цель, и поверженный Нёх, будучи уже мертвым, начал свое падение в глубину.  

Ч. О. смог выдохнуть спокойно и продолжить свой путь наверх.  

Когда же он, наконец-то, выбрался, то первым, что он увидел – это красоту луны, которая сияла высоко в небе.  

Смотря на луну, Ч. О. отполз на четвереньках от края, лег на песок и уставился в небо, разглядывая далекие звезды и саму Луну. Незаметно для себя, Ч. О. начало клонить в сон. Он зевнул, закрыв глаза, а затем провалился в забытье от усталости.  

 

ТРИНАДЦАТЬ  

БРАТЬЯ ПО НЕСЧАСТЬЮ  

Проснувшись, мальчик поглядел на лежащего на кровати младенца, который там мирно посапывал. Понимая, что младенец в любой момент может проснуться, мальчик быстро встал с пола, поднялся, оделся, обулся и, тихо прикрыв дверь, побежал к ближайшему магазину, чтобы оттуда забрать еды и себе, и малышу.  

Забежав в магазин, он первым же делом вихрем вбежал в детский отдел, взяв там пару бутылочек и детские смеси (Он знал об этих вещах, так как в его любимом телешоу самой любимой была серия, где дедушку попросили купить вещи для ребенка, так как родители были крайне заняты. А сам же дедушка скупил почти весь магазин, потратив почти все деньги на карте. ), а затем помчал в отдел со снэками, где взял одну пачку чипсов.  

Вернувшись, он увидел, что ребенок еще спал. Тогда мальчик, аккуратно оставив вещи на маленькой кухоньке, побежал обратно в тот магазин. На этот раз в книжный отдел, где он взял три книги: две небольшие по выживанию и одну совсем маленькую книжку, которую правильнее было бы назвать буклетом, про заботу о ребенке. По дороге к выходу, он прихватил из детского отдела переноску для ребенка, а из школьного взял один небольшой рюкзак.  

Снова вернувшись в номер, он опять обнаружил, что ребенок спал. Тогда он решил незамедлительно ознакомиться с буклетом, попутно готовя еду для ребенка. Делая все по инструкции с упаковки, мальчик приготовил молочную смесь, залив ее в бутылочку. В то же время страницы буклета перелистывались свободной рукой мальчика, будучи прочитанными по три раза.  

Когда мальчик только-только закрутил крышку бутылочки, малыш проснулся, заплакав.  

Мальчик спокойным шагом подошел к кровати, взял малыша на руки, сел, положив его на колени, приподнял верхнюю часть тела и дал ему в ручки бутылочку. Тот, жадно присосавшись к ней, начал сосать из нее молочную смесь.  

Мальчик же думал: «У меня еще есть две книги… Больше, чем на три дня я оставаться тут не могу. Значит мне нужно все прочитать и, по хорошему, запомнить то, что там сказано. Книги оставлять не буду, с собой возьму. Пригодятся еще».  

Когда же малыш закончил с завтраком, то мальчик положил его обратно на кровать. Первого начало снова клонить в сон и он, очень скоро, вновь уснул. Мальчик смог спокойно приступить к прочтению всех этих книг.  

Так и прошли у них три дня: проснуться, сходить за едой, приготовить еды, накормить малыша, сесть за книгу, попутно едя свои снэки, через некоторое время пообедать и поиграть с малышом, поужинать, почитать и лечь спать.  

Когда все книги были прочитаны, а самое важное из них запомнено, мальчик собрал все эти книги в рюкзак, а так же взяв все самое-самое необходимое. В тот же миг он вспомнил, что у него нет детского белья. За ним он сбегал в магазин.  

Когда все было готово, двенадцатилетний парень и годовалый ребенок были готовы покинуть разрушенный город, чтобы найти более подходящее место жительства и людей-опекунов для малыша в переноске.  

 

ЧЕТЫРНАДЦАТЬ  

Проснулся Ч. О. от того, что ему в лицо светило яркое солнце, чей свет проходил даже сквозь веки. Протерев глаза и скривив лицо от резанувшей боли, он поднял торс и принял сидячее положение тела. Руки его очень сильно болели после лазания по лестнице из половины моста.  

Встав, он попробовал достать из кобуры револьвер и прицелиться. Как он и думал, руки сильно дрожали, из-за чего прицелиться становилось невозможно. Убрав РШ-12 в кобуру, он осознал, что если в ближайшие сутки на него кто-то нападет, то это для него может стать концом, так как одними только ногами Нёхов перебить не получиться. На крайний случай есть еще нож, но с болью в руках наносить удары будет крайне неприятной затеей.  

Идя по пустыне под палящим, но не слишком, солнцем, Ч. О. все думал о том, что делать, при встрече с Нёхом, если он сейчас даже пистолет толком достать не может.  

Пока он продолжал идти и думать, сквозь его внутренний голос послышался какой-то другой, посторонний. Ч. О. остановил процесс активного раздумия и прислушался а голосу. Он доносился откуда-то слева. Это был человеческий голос. Судя по тому, что Ч. О. смог расслышать, голос звал любого, кто близко, прийти на помощь.  

Ч. О. остановился. Постоял пару минут, а затем пошел в направлении голоса.  

Дойдя до места, он увидел следующее: мужчину лет тридцати, который лежал на песке с трупом тонконожника рядом с ним. Ч. О. позже понял, что мужчина держал труп рядом с собой по той причине, что закрывал пробитый живот (живот был пробит одной из лап тонконожника).  

– Вы! Вы там! Помогите, пожалуйста! – крикнул, что есть мочи, мужчина.  

– Можете не кричать. Я вас хорошо слышу. Сейчас спущусь, – невозмутимо ответил Ч. О.  

– Спасибо вам огромное!  

– Рано еще меня благодарить. Я вам еще ничего не сделал.  

– Но ведь сделаете? – с мольбой спросит мужчина.  

– Где тут твое поселение? – спросит Ч. О., проигнорировав предыдущий вопрос.  

– Что? – переспросил мужчина.  

– Спрашиваю, где тут поселение, из которого ты пришел?  

– Километров пятьдесят на запад отсюда, а что?  

– В иных бы случаях я б либо проигнорировал просьбы о помощи, либо пристрелил бы, чтоб не мучился, – с этими словами он демонстративно похлопал по бокам, где висели кобуры. – Пустыня – место, где каждый должен быть сам за себя. Припасов и так мало и на подобных тебе их просто нет.  

– Так почему ты…  

– Поселение недалеко – доберемся к завтрашнему утру. У меня раньше была лошадь, но она… умерла… Я бы хотел извлечь выгоду из того, что отведу тебя домой. Скажи, у вас где-нибудь в поселении можно купить лошадь?  

– Да, есть один магазин.  

– Отлично. Тогда ты дашь мне денег столько, чтобы я мог купить одну вороную лошадь. Так ты сможешь оплатить тот факт, что я тебя вернул в поселение. Идет?  

– Эх… Идет, – ответил мужчина, понимая, что иного выхода у него нет.  

– Вот и хорошо. – ответил Ч. О. с ноткой азарта в голосе. – А пока что дай мне руку. Сесть, надеюсь, сможет, – протянул руки.  

– Попробуем, – протянул руки в ответ.  

Ч. О. взял руки и осторожно потащил на себя, пока мужчина не принял сидячего положения.  

Потом Ч. О. достал из ножен свой нож и начал отрезать лапу, которая вонзилась в плоть мужчины, от остального тела тонконожника.  

Затем, Ч. О. помог мужчине подняться, сказав ему, чтобы он все время держал лапу в теле. Другой рукой мужчина приобнял Ч. О. и оперся на него. На поясе у мужчины в этот момент пусто звякнули две фляги.  

Таким тандемом они начали движение к поселению, откуда пришел мужчина.  

 

ПЯТНАДЦАТЬ  

– Слушай, а как тебя зовут? – спросил мужчина.  

– А как тебя это касается? – грозным тоном переспросил Ч. О.  

– Просто хотелось бы узнать, как зовут того, кто меня спас, – пожал плечами мужчина. – Меня, вот, Денисом звать. А ты?  

– Ч. О. – быстро и резко ответил ему.  

– Чео… Необычное имя. А по нашему, тогда, почему так хорошо разговариваешь?  

– Это псевдоним. Стал бы я первому встречному говорить свое имя, – спокойным, но раздраженным тоном ответил Денису.  

– А как тогда, хоть, расшифровывается? – почти моля спросил Денис.  

– Черный охотник. Но зови меня Ч. О., а то колено прострелю, – с тем же тоном ответил Ч. О.  

– А почему охотник?  

– Ты тупой, скажи мне?! Потому что я убиваю Нёхов не только с целью защиты, но и с целью приема пищи. А еще, иногда, с целью продажи некоторых частей убитых тварей, – уже не скрывая своего раздражения, крикнул Ч. О.  

– Погоди. Ты ешь этих уродов?!  

– Да, и очень советую. Очень полезная, а, главное, вкусная вещь… Тебе же лет тридцать? – спросил он у Дениса  

– А? Ну да, а что?  

– Просто думаю: в этом поселении все жители такие тупые или это ты один такой недалекий? Просто у тебя вопросы, как у ребенка, – ехидно спросил Ч. О.  

– А-а ты слишком серьезен для того, кому, судя по виду, нет и двадцати пяти! – жалобно ответил Денис.  

– Лучше уж быть мною, чем тобою. И да, ты не ответил на вопрос.  

– Я… Я… А не пошел-ка ты?! – крикнул Денис.  

– Да пожалуйста. Я тебя тащу до деревни только с целью покупки лошади. Знал бы я, где она, и ты бы уже подыхал в одиночестве. А так ты для меня просто карта, – спокойным, но с азартом, тоном ответил ему на посыл Ч. О.  

– Да как ты!?.  

– …смеешь? Смею, ты не намного старше меня. Да и в твоем положении ты мне сделать особо ничего не сможешь. А при мне два заряжены револьвера на пять патронов каждый. У меня положение более выгодное, придурок, – с чувством собственного превосходства ответил ему Ч. О. и ухмыльнулся.  

– Знал бы я, кого позвал на помощь, сразу бы послал… – сказал Денис себе под нос.  

– К твоему сожалению, отмотать время на тот момент не получиться. Энтропия и Законы термодинамики не позволят.  

– Чего-чего не позволят?.. – с недоумением спросил Денис.  

– Так и знал, что ты не поймешь. Короче, тебе это не позволит сделать природа.  

– Ааа, понял. Наверное…  

На некоторое время их диалог прекратился. Каждый из них погрузился в собственные раздумья.  

Ч. О. размышлял о том, какая же все-таки тупая ему попалась карта. Впрочем, жаловаться не приходилось, так как этот Денис точно мог его привести в поселение, где он мог бы купить себе новую лошадь. Хоть он и тупой, но зато умеет молчать – и это очень хорошо.  

Попадался ему как-то в попутчики похожий идиот, правда он абсолютно никогда не затыкался, если это не касалось сна. «Слава богу, что он во сне не разговаривает! » – думал в такие моменты Ч. О. Эта болтливость и погубила его самого: он не успел вовремя среагировать на летуна, из-за своей болтовни, и тот ему клювом проколол трахею, а затем и оба глаза, оставив от них только кровавое месиво. Такие дела.  

Денис же думал о том, какой же занудный, серьезный, корыстный и циничный помощник ему попался. Впрочем, плюсы тоже были: Денис не остался лежать на песку, медленно умирая от жажды или голода, или от потери крови, или от инфекции. Нет! Наоборот: он к завтрашнему утру (если верить этому Ч. О. ) будет в родном поселении.  

Правда, ему придется отдать часть денег этому Ч. О., чтобы он мог купить себе лошадь вороную. Видимо, под цвет одежды. Но ничего: ему будет еще достаточно денег на то, чтобы нанять одного наемника, чтобы вернуть те деньги еще и с процентами.  

В таких раздумьях они и не заметили, как день сменился на вечер, а на небе начали появляться сверху вниз темно-синий, который перетекал в голубой, который перетекал в розовый, который перетекал в бордовый, который перетекал в оранжевый.  

А тем временем они прошли около двадцати пяти процентов от всего пути.  

 

ШЕСТНАДЦАТЬ  

Они сидели у костра друг на против друга. У них в руках было по сердцу тонконожника. Ч. О. энергично откусывал от него крупные куски, наслаждаясь его вкусом. Денис же брезгливо сделал пару укусов и больше не притрагивался. «Был бы этот путь длиннее, то у него не было бы выбора, кроме как съесть его. Слабак», – думал Ч. О., смотря на лицо Дениса, которое искривилось так, будто он съел самый кислый лимон этого мира.  

– Эй! Лицо по проще сделай и ешь! – крикнул ему Ч. О., пережевывая очередной кусок.  

– А… Ммм… оно точно съедобно? – замявшись, спросил Денис.  

– Я подобное уже месяцев пять ем и до сих пор жив.  

– А нет ли чего-то другого?  

– Ешь, что дали.  

– Но…  

– Смотри, я сейчас тебе даю бумагу и уголь из костра. Ты в деталях описываешь путь до твоего поселения и где достать в твоем доме деньги, а потом я в тебя стреляю. Мне не нужна карта, которая решила со мной спорить. – спокойным и беспечным тоном перебил его Ч. О.  

– Ладно, ладно, хорошо… – с этими словами Денис откусил небольшой кусок и начал его пережевывать. На удивление, мясо было неприятным только по запаху. На вкус же оно было бесподобным. Видя, с каким азартом Денис уплетал сердце за обе щеки, у Ч. О. на лице появилось что-то вроде улыбки.  

Когда Денис покончил с ужином, Ч. О. вырыл ему и себе ямы, куда они легли. Затем они оба зарылись и, убаюканные теплотой костра, теплым ветром и сиянием звезд, оба уснули.  

На следующее утро их разбудило солнце, которое проходило даже сквозь веки. Ч. О. поднялся из ямы, встал и отряхнулся. Затем он подошел к Денису, протянул ему руки и помог вылезти из ямы. Отряхнул его. Собрал все вещи в свою сумку, которую потом надел привычным способом.  

Затем, Ч. О. положил руку Дениса на свое плечо так, чтобы он мог на него опираться, пока идет. Поправив шляпу, Ч. О., начав медленным шагом движение, дал немую команду для того, чтобы продолжать путь к поселению Дениса.  

 

СЕМНАДЦАТЬ  

Солнце палило нещадно. За последнее время этот день выдался одним из самых жарких и сухих. У обоих уже начинали болеть глаза от того, что они были постоянно зажмурены в тонкую щелку, как у монголоидов. Несмотря на обилие пота, которое выделялось с их кожи, одежда была почти полностью сухой: пот почти моментально высыхал на таком палящем солнце. Они отчаянно нуждались хотя бы в одном литре воды, чтобы не умереть.  

Денису было особенно плохо, так как в подобных ситуациях он никогда не находился и это было для него слишком непривычное и выбивающее из колеи событие.  

Ч. О. же, попадавший в подобные передряги, чувствовал себя лучше, хотя тоже умирал от жажды. Он отчаянно высматривал хотя бы клочок водных песков, чтобы добыть оттуда воды.  

Водные пески представляют собой пласты с пресной водой, которые спрятаны под песком. Такие пласты очень редки и на один квадратный километр повезет, если один пласт на пол-литра – литр воды будет. Распознать их довольно просто: песок будет мокрым, какой бы засушливой погода не была. Именно такие мокрые пески и выискивал зоркий глаз Ч. О.  

Вдруг, Денис оступился, потянув Ч. О. за собой.  

– Из… вините, пож-пожа… луйста. Я совсем… из сил… выбился… – тихим сухим голосом прерывисто проговорил Денис. – Я правда вот-вот… от этой… жары… с ума сой… сойду.  

– Можешь не извиняться. Я тебя прекрасно понимаю. Сам, когда в первый раз с таким столкнулся, похожим образом чувствовал, – подбадривающим, но уставшим голосом сказал ему Ч. О. и изобразил подобие улыбки. – Я сейчас пытаюсь найти водные пески, чтобы взять оттуда воды. Поблизости их нет. Нужно идти дальше, – сказал Ч. О., поднявшись с песка и протягивая руку. – Давай руку… друг. Если, конечно, хочешь живым остаться. – добрым голосом произнес Ч. О., издав короткий смешок в конце.  

– Да… да, конечно… Сейчас… – Денис схватил руку Ч. О., другой придерживая лапу тонконожника в своем животе (так как у Ч. О. не нашлось никаких хирургических предметов, то было принято решение дойти до деревни с лапой в животе). – Погоди… Как ты меня назвал?..  

– Друг. Ты не ослышался.  

– Ох, и когда я удосужился такой… такой чести, чтобы ты наз… назвал меня другом? – спросил Денис, вставая.  

– Ты мне импонировать начал.  

– Чего начал?..  

– Понравился ты мне. Как человек.  

– Так ты из?..  

– Нет. Еще раз так пошутишь, и я быстро закончу нашу дружбу, – Ч. О. резко прервал Дениса.  

– Да ладно тебе… Уж и пош… пошутить нельзя?..  

– Со мной такое плохо заканчивается. Видишь ли, слишком резко на такое реагирую.  

– Да я уже заметил.  

Воцарилась небольшая тишина, пока Денис поудобнее упирался на Ч. О.  

– Ну что, готов? – спросил Дениса  

– Готов, – ответил Денис.  

И вот они уже продолжают идти.  

Ч. О. все еще продолжает высматривать водные пески. Остроте его зрения в этот момент мог позавидовать любой орел.  

Пока Ч. О. высматривал пески, Денис начал диалог:  

– Слушай… А ты ведь, получается, сов… рал.  

– В каком смысле? – спросил у него Ч. О.  

– Ты сказал, что мы… что мы дойдем к утру этого дня.  

– Это называется «ошибся с расчетами». Я считал время, которое бы с тобой прошли в обычном шаге. Я тогда забыл, что у тебя есть тормоз в виде раны. И, пожалуйста, не отвлекай меня по пустякам, хорошо?  

Денис хотел что-то ответить, но Ч. О. уже отвернулся от него и начал внимательно высматривать пески.  

Наконец им повезло: Ч. О. увидел песок, который визуально был темнее, чем остальной. Лужей мочи или подобной жидкости от животных это никак не могло оказаться, так как все они сохраняют жидкость по максимуму, избавляясь через особый орган от кристаллов мочевой кислоты, как насекомые. Так что это определенно были водные пески.  

Ч. О. показал пальцем то, куда они сейчас пойдут.  

Добравшись до места, Ч. О. ничего необычного не заметил. До тех пор пока не подошел к самим пескам на расстояние около двух метров. В тот момент возникло небольшое облако пыли, и из-под песка вылез Нёх.  

Ч. О. отпрыгнул назад, когда увидел, что из-под песка появился хвост с жалом. «Скорпион! » – сразу понял он. Вот появилась у зубастая пасть Нёха, которая мигом попыталась схватить Ч. О. за ногу, но тот успел убрать ее. Неприятной особенностью этого Нёха было так же тот факт, что яд был и в зубах, и в жале. Когда скорпион вылез полностью, то можно было увидеть две пары когтистых лап, которые по расположению и пропорциям напоминали лапы велоцираптора. Сам же Нёх был ростом в три четверти Ч. О. (Около 140 см в высшей точке).  

Последний же, завороженный этим зрелищем, забыл достать свой револьвер, но вспомнил об этом слишком поздно, так как Нёх уже помчался на него. Ч. О. оставалось только пуститься в бегство.  

Убегая от скорпиона, он достал РШ и на бегу зарядил в него патроны. Решив отбежать как можно дальше, чтобы не навредить Денису, Ч. О. прибавил в скорости. Когда расстояние было уже безопасным, то Ч. О. пошел на отчаянный поступок: он остановился, развернулся и открыл огонь.  

Две пули попали по хвосту, отстрелив его; одна попала в спину; еще одна пришлась по задней лапе; а последняя прошла сквозь шею на вылет. Ч. О. успел отскочить от несущейся по инерции туши в сторону. Когда скорпион упал, Ч. О. зарядил револьвер одним патроном и выстрелил им в голову скорпиона, чтобы быть точно уверенным в его смерти. В разные стороны брызнули ошметки мозга, черепа и капли белой крови. От головы осталась лишь лужа крови, которая вытекала из шеи.  

Вернувшись к Денису, захватив хвост по дороге («Можно будет продать и заработать, а то у меня почти ничего из денег не осталось», – думал Ч. О. ), Ч. О. начал копать яму. Уже через две минуты копания ему удалось добыть воды. Первым попить он пустил Дениса, а уже потом сам прильнул губами к прохладной воде. У Ч. О. даже мимолетно выступили слезы, так как он уже почти забыл, какая на вкус природная вода, а не из очищенного пота или мочи.  

Когда оба напились вдоволь, Ч. О. достал у Дениса из-за пояса его две фляги, наполнил их до краев водой, а затем одну положил себе, а вторую отдал хозяину.  

Так как солнце уже клонилось к закату, оба решили остаться на этом месте на ночевку.  

Тем временем они уже прошли около пятидесяти процентов всего пути.  

 

ВОСЕМНАДЦАТЬ  

На следующий день и Денис, и Ч. О. проснулись от того факта, что на них что-то капало. Первым ото сна очнулся Денис, который, посмотрев на небо, застыл в немом удивлении. Когда же Ч. О. тоже взглянул на небо, то обомлел от увиденного.  

Все небо застилали свинцовые тяжелые тучи. Их разбудил дождь.  

Оба лежали с открытыми ртами и не мигающими глазами смотрели на это. Они не могли поверить в то, что видят. Это было слишком нереально. Последний дождь был примерно пять лет назад. Ни Ч. О., ни Денис не могли осознать, благодаря какому богу им дозволена честь увидеть дождь воочию. А сам дождь не собирался останавливаться, а наоборот только набирал в темпе и количестве.  

Денис сидел, подставив ладони под дождь так чтобы в них можно было набрать воду и ждал, пока они наполняться. Поняв, что затея малополезная для его замысла, он запрокинул голову и открыл рот. Он всем сердцем желал попробовать на вкус воду дождя.  

Ч. О., тем временем, лежал на песке со слабой улыбкой, которую почти не было видно. Он наслаждался прохладным покалыванием на лице от капель дождя, которые освежали и бодрили. Все еще находясь под этим ощущением, он начал собирать все необходимые вещи. Закончив, он подошел к Денису, который все так же сидел с опрокинутой головой, и тронул его за плечо.  

– Идем, пора уже – сказал ему Ч. О. тихим голосом  

– Да-да, сейчас, – ответил ему Денис таким же тихим голосом.  

Ч. О. ударил друга по лицу ладонью, и тот сразу же очнулся. Посмотрев на Ч. О. и на отсутствие вещей, Денис мигом протянул руку. Поднявшись, он оперся свободной рукой на плечо Ч. О. Другой рукой он держал кусок лапы в животе, хотя понимал, что в этом нет смысла, ибо сам кусок уже спокойно держался.  

Идя по пескам пустыни, они через некоторое время начали замечать, что их шаги слишком хлюпающие. Будто они шли по луже или по грязи, а не по мокрому песку. Когда они опустили глаза, то увидели множество ползучих медуз.  

– Твою ж… Че это за хрень?! – злобно, испуганно и сердито выкрикнул Денис.  

– Не знаю. Похожи на медуз, – сухим изучающим тоном ответил Ч. О.  

– Они нам не навредят?  

– Не знаю, но на опасных они не похожи: щупальца слишком короткие. Во всяком случае, постарайся не касаться щупалец.  

– Постараюсь, конечно…  

На минуту их голоса затихли, но, вдруг, Денис спросил:  

– А если же щупалец коснуться? Что будет?  

– Сука… – ругнулся Ч. О. себе под нос. – Изнутри расплавит и будешь таким же, как эти медузы. Ты какого хрена такие тупые вопросы задаешь?!  

– Ну… Эм…  

– Вот и молчи.  

Наступила тишина. Были слышны лишь шум дождя да хлюпающие шаги.  

Ч. О. думал: «Себя ведет, иногда, как чрезмерно любознательный ребенок. Не знал бы, что ему около тридцати, спихнул бы все на патологию кожи».  

В то же время Денис думал следующее: «Что ж он такой чрезмерно серьезный? Да, вопрос, согласен, был глупый, но зачем же так буйно на него реагировать? Нет бы промолчать или как-то мягче сказать…»  

Тем временем дождь становился еще сильнее, превращаясь в почти сплошную стену воды, а его шум был уже одной целой стеной белого шума. Медузам, которые выползли на влагу, казалось, не было конца: почти каждый шаг сопровождался хлюпаньем очередной раздавленной медузы.  

Тем временем они уже прошли почти семьдесят пять процентов пути.  

 

ДЕВЯТНАДЦАТЬ  

Давя медуз каждым своим шагом, Денис и Ч. О. продолжали продвигаться вперед, находясь под сплошной стеной дождя, которая пронизала их одежду водой настолько, что, казалось, их одежда стала мокрой на молекулярном уровне. Опасения Дениса по поводу того, что медузы могут им навредить, не оправдались, так как каждый из них до сих пор не чувствовал никаких признаков заражения. Ч. О. же думал про то, насколько водостойкими были его кобуры, так как у него нет денег на то, чтобы менять себе оружие на новое. «У нас была сделка, что он дает мне денег именно на покупку лошади, а на другое договора не было. Может быть, удастся наврать Денису про цену лошади, чтобы он дал денег больше, чем нужно и чтобы я смог купить новые револьверы… Нет, так не пойдет: он мне уже почти друг, а я его вот так кидаю. Придется надеется, что продавец не обманул, что кобуры – водонепроницаемые», – размышлял в спокойном темпе Ч. О., идя чуть позади Дениса.  

Внезапно, каждый из них почувствовал, что что-то не так. Взглянув по сторонам и на небо, они заметили, что дождь начал ослабевать. Через пару минут облака начали редеть, пропуская все больше и больше солнечного света. Уже через четыре минуты почти весь небосвод был привычного голубого цвета, лишь кое-где висят небольшие облака-клочки того гигантского дождевого облака, что вылило на них всю свою мощь, весь свой гнев, который накопился за пять лет ожидания и медленного увеличения массы вплоть до критической. Именно в этот момент Ч. О. и Денис поняли, насколько их одеждах была мокрой: одежда плотно облегала и тело Дениса, и тело Ч. О. Но даже тогда они решили не останавливаться, тем более поселение Дениса уже было рядом.  

Они прошли почти сто процентов пути. «Операция» по возврату Дениса прошла успешно и через некоторое время их с Ч. О. пути разойдутся.  

К слову, само поселение носило название Лентяево. «Интересно, это название просто так выбрали или у них реально тут все ленивые? » – подумал Ч. О., когда издалека прочел надпись. Денис же, когда увидел свое поселение, сорвался с места и побежал со всей своей доступной скоростью к поселению, к дому.  

В тот самый миг, Ч. О. увидел странное миниатюрное облачко, которое двигалось за Денисом. Ч. О. быстро вытащил один из револьверов, зарядил в него патроны (хоть одежда и была мокрой, но содержимое карманов хранило сухим очень хорошо) и выстрелил по облаку.  

Ничего не произошло. Промахнулся.  

Снова прицелился, что было труднее (облачко начало двигаться по спирали, приближаясь к позиции Дениса). Снова выстрелил, но только зря потратил пулю, так как снова выстрел никуда не попал.  

Ч. О. перешел с быстрого шага на полноценный бег, так как видел, что облачко зависло над Денисом, который остановился, судя по всему, перезавязать шнурки на обуви или по какой-то подобной причине.  

Он снова поднял револьвер, прицелился, но замер, так как увидел такое: из облачка резко появился спиральный воздушный поток, который быстро всосал в себя Дениса и поднял его наверх, внутрь облачка. Только после лицезрения этого, Ч. О. выстрелил. В этот раз ему удалось попасть, и облачко, развеявшись, начало снижаться.  

Оказалось, что это тоже была медуза. Подойдя к упавшей медузе, Ч. О. волей-неволей оценил ее размер: примерно 3 метра в длину, купол где-то 2 метра в диаметре. Следующим, что он увидел, это был Денис, который уже начал перевариваться.  

Ч. О. понимал, что друга уже не спасти. Он ничего не чувствовал: то ли Денис на самом деле не был дорог Ч. О., то ли он не мог отойти от шока сцены всасывания, то ли еще по какой причине.  

Отвернувшись от увиденного, от зашагал обходной дорогой вокруг поселения.  

 

ДВАДЦАТЬ  

Идя обходным путем, Ч. О. раз за разом проматывал все события, которые происходили с ним и Денисом вплоть до этого момента. Их встреча, их вечные перепалки, поход под дождем и смерть Дениса. Из-за него Ч. О. должен плакать? Из-за какого-то дурака, который даже за себя постоять не мог? Да он же ж сам назвал Дениса другом только чтобы заставить его идти дальше, так как Ч. О. позарез нужна была новая лошадь. Денис же выступал одновременно грузом, который нужно было доставить, и картой, следуя которой нужно было доставить груз. С другой стороны, сам Денис ни разу не говорил про правильное направление движения, и Ч. О. мог бы самостоятельно добраться до поселения (с, как выяснилось, довольно дурацким названием), пользуясь своей интуицией. Но с другой стороны Денис ему все еще был нужен, так как он бы точно не отдал бы ключи от своего дома, где лежат его деньги. Да, можно было его и пристрелить, но… да, из жалости оставил его в живых. Или быть может… Нет! Других вариантов точно не должно быть. Но все же, что-то там было замешано большее, чем обычная жалость к дураку.  

Например, дружба. Как бы Ч. О. не пытался этого отрицать, но они с Денисом действительно стали, хоть и «одноразовыми», но друзьями. Даже тот факт, что они постоянно ругались, не отменял того, что они действительно дружили, живя каждый в своем мирке со своими «запросами» на дружбу. Но, как говорится, «противоположности притягиваются»: спокойный, умный Ч. О. притянулся к туповатому и эмоциональному Денису (или наоборот). Даже несмотря на отсутствие какого-то внятного взаимодействия между друг другом (не считая переругиваний), они все равно хотя бы немного, но стали связаны узами дружбы.  

Размышления на такие темы помогло Ч. О. собраться с мыслями. Он обернулся к тому месту, где лежал труп Дениса. «Покойся с миром, друг», – произнес он одними губами. Из его глаз побежала пара слезинок.  

Он отвернулся, вытер рукой слезы и поднял голову. Замерев на месте, Ч. О. смотрел на заходящее алое солнце. Затем, когда солнце скрылось, он опустил голову, обронил еще пару слезинок и пошел вперед, продолжая свой путь.  

 

ДВАДЦАТЬ ОДИН  

Выстрелы снова сотрясали пространство воздуха в пустыни. Каждый взрыв пороха, каждый свист пули разносился далеко по округе бескрайних простор песчаной местности. В темноте можно было различит короткие всполохи пламени, которые обозначали выстрелы из РШ-12.  

Ч. О. наткнулся на так называемые пески смерти. Это местность, под которой располагается множество убежищ тонконожников. Из-за ходов, которые они создают для свободного передвижения под песком, любые шаги сразу же будут вызывать эхо по всем пещерам, которое в свою очередь потревожит тонконожников, которые вылезут на поверхность, чтобы убить (и съесть) того, кто их потревожил.  

Ч. О. не повезло попасть именно на такую местность. В ответ на его шаги вылезло около сотни тонконожников, которые сразу же устремились к нему. И началась бойня, которую пустыня еще не видела.  

Ч. О. зарядил каждый из своих РШ бронебойными патронами, благодаря чему от одного выстрела умирало от двух до трех тонконожников за раз. Когда патроны кончались, то Ч. О. делал что-то невероятное: он запускал руку с револьвером в карман с патронами и сразу же доставал оттуда заряженные. И снова начиналась кровавая баня.  

Пару раз Ч. О. использовал бомбы из легких, уничтожая одним махом до восьми Нёхов. Тоже самое происходило, когда Ч. О. перешел на минированные патроны. Каждый из тонконожников разлетался на множество частей в голубом взрыве.  

Лицо Ч. О. не изображало никаких эмоций кроме азарта и веселья. Его глаза блестели огнем радости и пьянящим азартом. Со времени смерти Дениса прошло уже около семи дней, но только сейчас он смог быть полностью счастливым. Пустынный стрелок – это состояние души. Будучи пустынным стрелком тебе нет нужды задумываться о том, сколько патронов осталось и в каком состоянии твое оружие и ты сам. Тебе нужно только одно: уничтожить каждую цель, нашпиговав ее свинцом так, чтобы его стало больше, чем других химических элементов. Тебе не нужен сон, не нужна еда, не нужна вода, не нужен отдых – нужно лишь приятное ощущение отдачи от выстрела в руке и его звук, который ударяет по барабанным перепонкам. Пустынный стрелок обретает истинное счастье, когда из дула его оружия с пламенем от взрыва пороха вылетает пуля. И Ч. О. был счастлив. Каждый выстрел опьянял его все сильнее, пока за мертво не упал последний из тонконожников.  

Очнувшись из стрелкового транса, Ч. О. огляделся по сторонам: все вокруг было голубым от крови и заполнено трупами монстров. Внутренности и их ошметки покрывали песок и экзоскелеты каждой твари, что бездыханно лежала здесь. Скрученные в болевых конвульсиях лапы монстров были не только на их телах, но и валялись неподалеку на соседней груде фарша, которую с трудом можно было назвать тонконожником. Их замутненные глаза на стебельках были либо лопнуты, либо просто оторваны вместе со стебельком от головы.  

Ч. О. же стоял четко в центре этого голубого мертвого круга, окруженный мертвецами. Его ноги подкосились из-за усталости. Он упал на колени, а затем и на бок, подобрав поудобнее ноги. «Черт, сколько еды и бомб попортил…» – была последняя мысль Ч. О. перед тем, как его затянуло к Морфею в царство сна.  

 

ДВАДЦАТЬ ДВА  

БРАТЬЯ ПО НЕСЧАСТЬЮ  

Идя к выходу по разрушенным улицам своего родного поселения, мальчик решил зайти в магазин с оружием, чтобы обороняться в случае необходимости. Проведя в магазине минут пять, он вышел с одним маленьким короткоствольным револьвером и парой пачек патронов для него. Он решил выбрать револьвер по той причине, что его легче всего заряжать, а еще ему нравилась сама эстетика внешнего вида револьвера.  

Продолжив свой путь, мальчик пытался не оглядываться по сторонам, чтобы не замечать разрушенные атакой многокрылых здания. Он воображал, что по обеим сторонам улицы стоят целые жилые дома и магазины, а по тротуарам ходят живые, целые, невредимые и веселые люди, которые довольны своей жизнью в этом городе. Но у него это не получалось, и образ разрушенных кровавых зданий с безжизненными тротуарами крайне активно пробивался в его грезы, пока не заполнил их полностью. Коварная реальность настигла его даже в таком, казалось бы, неприступном месте, как воображение. От злости и некоего остатка, обрубка грусти он ускорил свой шаг, лишь бы поскорее покинуть поселение. Малыш у него в переноске, тем временем, тихо посапывал, находясь в царстве Морфея и видя там приятные грезы.  

Дойдя, наконец, до выхода из поселения, мальчик мимолетно обратил внимание на упавшую сломанную табличку с названием. На ней читалось только: «Чёр» и «ка». Это все, что осталось от их названия из двух слов. Впрочем, было опрометчиво так мало времени потратить на то, чтобы обратить внимание на табличку. Когда мальчик отошел от нее на приличное расстояние, из-за нее выполз тонконожник, который, оглядевшись, увидел сразу двойной улов и поспешил к мальчикам, издавая характерный хруст. Услышав хруст, мальчик резко развернулся, поднял пистолет, крепка держа его в обеих руках, немного неумело прицелился, подпустил Нёха чуть ближе и нажал на курок. Шум от выстрела покатился по всему поселению и пустыни, не разбудив малыша в переноске. Но зато убив тонконожника, который теперь лежал, подергиваясь в предсмертных конвульсиях, мертвый.  

Мальчик удивился своей удаче и своему мастерству. А главное – ему понравилось убивать. И это его сильно напугало, так как он не хотел бы убивать людей. Тварей еще можно – они тупые и все равно почти ничего не понимают, а вот люди – это уже совсем другое. Даже если человек сам хочет тебя убить, то все равно есть шанс все решить мирным путем – договорится с ним. Ведь зачем человеку язык и голосовые связки, если не разговаривать? А слово – это сильнейшее оружие, которое было когда-либо создано, хотя не каждый умеет им пользоваться грамотно. В основном все сразу же пытаются решить неразумными путями – вступить в драку или перестрелку, принеся себе и другому физический ущерб. К сожалению, таких людей большинство в этом и, возможно, прочих мирах. В каждой ситуации можно договорится и прийти к компромиссу, ведь не бывает безвыходных ситуаций – бывают люди, которые не способны увидеть тот самый выход. И если уж мальчик и будет использовать револьвер против людей, то только в том случае, когда к компромиссу прийти не удастся и больше не будет никакого другого выхода. Ведь не бывает безвыходных ситуаций.  

Именно такие размышления были у мальчика, когда он спокойным шагом отходил от трупа тонконожника. Он сам поражался тому, какие взрослые были у него размышления. Скорее всего, на это повлияло тотальное уничтожение всего в поселении. В душе он вырос, хотя все еще оставался двенадцатилетним парнишей. В некоторой степени, он гордился своим духовным ростом. Но все равно он понимал, что даже такого духовного роста не хватит чтобы в одиночку растить ребенка.  

Именно поэтому он двигался вперед. Он хотел, чтобы малыш смог вырасти в нормальной семье. Он хотел малышу всего наилучшего, насколько это возможно.  

Его взгляд направлен вперед, вдаль, а ноги с каждым шагом все приближают его к цели. Целью его стало поселение «Мосинград». И он доберется туда любой ценой, чего бы это ему не стоило.  

 

ДВАДЦАТЬ ТРИ  

Очнувшись ото сна, Ч. О. поднялся на ноги, немного пошатываясь. Вставая, он поднял свою шляпу, которая спала с его головы, когда он упал на песок. Стряхнув пыль, он вернул ее на законное место.  

Огляделся вокруг. Куда бы он не посмотрел, все было голубым: голубой песок, голубые трупы, голубое небо. Только солнце было желтым посреди этого голубого полотна.  

Голубым, возможно, так же было одно из оставшихся на Земле морей. Хотя это вряд ли, потому что после войны, которую прозвали Апокалипсисом, мало чего осталось прежним на Земле. За первые 1, 5 года было истрачено почти все ядерное вооружение мира. Из-за этого не произошло ядерной зимы, как предполагалось, произошло гипер-потепление, которое превратило в пустыню почти всю поверхность планеты. Вся испарившаяся вода выпала осадками по всей пустыни, где она ушла под песок на разную глубину, из-за чего весь цикл испарение-дождь прекратился. Только иногда, когда вода начинает испаряться из водных песков, она может через много времени выпасть новым дождем. И то, когда она испаряется, то не всегда образует облака, а просто копиться в воздухе, пока не достигнет критической массы и тогда ниспадает водной стеной.  

Ч. О., тем временем, уже брел сквозь голубой круг из трупов, слегка опустив голову из-за яркого света. Из-за того, что у него болели ноги, Ч. О. шагал сквозь поле брани медленно и спокойно.  

Каждый его шаг отдавался хрустом экзоскелета или хлюпаньем раздавленного органа, который потом разлетался голубыми брызгами по округе.  

Ч. О. не видел смысла в подборе конечностей для хвороста, так как они слишком сильно пострадали от выстрелов, а он не хотел носить с собой сломанные лапы.  

Почти добравшись до конца голубого круга, Ч. О. поскользнувшись, упал на живот. «Сука! – ругнулся Ч. О. при падении. – Всю одежду загадил, блин. Придется потратить флягу на отмыв. – продолжил говорить с самим. – Черт! – еще раз ругнулся Ч. О. » Он начал аккуратно, чтобы не испачкаться еще сильнее, вставать. Когда он встал, то невольно посмотрел назад. Картина из следов шагов, которые выстроились в прямую линию, и следа от его падения, который частично напоминал треугольник, напомнило ему одно изображение: смайлик, на котором из центра в сторону левого, если смотреть с лицевой стороны, глаза выходил след крови, который напоминал стрелку.  

Мысленно улыбнувшись такой аналогии, Ч. О. отошел пять шагов от круга, достал из сумки флягу с водой и открыл ее. Вылив на себя ее содержимое, он подождал, пока все стечет на песок: кровь тонконожников при смешивании с водой становится смесью, которая не впитывается ни в ткань, ни в песок, ни во что-то еще. Смыв с себя всю кровь, он закрыл флягу и убрал обратно в сумку. Затем он сел на песок, лег и начал ждать, когда солнечный свет высушит его одежду.  

 

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ  

Когда Ч. О. почувствовал, что достаточно высох, то он сначала сел, а затем медленно встал на ноги. Стряхнув весь песок с себя, Ч. О. вспомнил то, что хотел сделать еще тогда, в центре голубого круга: собрать все патроны в коробки. Но, подумав, понял, что это лишь пустая трата времени, так как ему все равно когда-нибудь да придется вновь перезаряжать револьверы. А это значит, что нужно будет опять лезть в сумку, опять тратить время, чтобы аккуратно вставить каждый патрон в место в барабане. Так что лучше оставить просто лежать их в карманах.  

А если, вдруг, снова дождь? Хотя, на это очень малая вероятность. Скорее он, Ч. О., умрет от внезапной атаки тонконожника, чем случиться два дождя в один год. Но если так, конечно, и случится, то тогда он потеряет весь свой запас патронов из-за того, что они промокнут и будут непригодны к стрельбе.  

Просто так в сумке без коробок их тоже не потаскаешь: затеряются быстро и тогда времени придется тратить еще больше, чем при доставании из коробок.  

– Да, черт с ним! – плюнул Ч. О., решив носить патроны просто в кармане. Но от коробок он избавляться не стал: пригодятся еще зачем-нибудь.  

С такими мыслями Ч. О. зашагал вперед к закатному солнцу, которое через пару минут уже коснется горизонта, а затем, преодолев этот невидимый барьер, будет опускаться все ниже, пока совсем не скроется из виду.  

Когда Луна оказалась уже высоко на небе, почти в зените, Ч. О. решил сделать себе привал. Разведя костер, он принялся на нем жарить себе мясо. Внезапно, наблюдая за искрами и языками огня, Ч. О. принялся размышлять.  

А чего, собственно, он хочет? Естественно, что добраться до Высшей истины, чтобы загадать там желание. Если это действительно то, чего он хочет, то что же он загадает? Он загадает, чтобы его родители остались целыми и невредимыми. Не кажется ли ему, что это слишком эгоистичное желание? А он изначально не стремился загадывать чего-то глобального, поэтому такое желание вполне оправдано. Ну а что он собирается делать с Хранителем? Тут есть несколько вариантов: первый – он проигрывает бой из-за того, что противник слишком силен; второй – он выигрывает бой, но из-за полученных ран не сможет добраться до самой Высшей истины, чтобы загадать желание; третий – он выиграет и сможет загадать желание; все будет зависеть от того, насколько силен окажется противник; действовать будет по обстоятельству. Готов ли он к первым двум вариантам? Готов; еще как готов.  

– Да, я точно готов, – сказал Ч. О. тихим шепотом, снимая с костра свою еду.  

Поужинав, Ч. О. соорудил себе привычную яму, закрыл глаза и уснул крепким сном.  

Да, он точно готов умереть за желание.  

 

ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ  

Яркий солнечный свет, который пробивался через веки, заставил Ч. О. отойти ото сна, откопать самого себя и вылезти из ямы. Стоя на ногах, он, как всегда, стряхнул всю пыль с плаща. Из-за плохого пост-сонного настроения он, заметив бредущего сонного тонконожника, подошел к нему размеренной походкой, в которой читалось превосходство Ч. О. над членистоногим.  

Подойдя к Нёху, который приготовился к атаке, Ч. О. пнул его снизу вверх по телу с такой силой, что существо подлетело выше пнувшего. Тварь приземлилась, перевернувшись в полете, и тот час получила удар сверху вниз ногой по брюшку. Вторым ударом были посланы трещины по экзоскелету. Третьим ударом экзоскелет полностью был проломлен. Четвертым ударом нога прошлась насквозь, образовав дыру. Существо все это время только жалобно пищало, перебирая лапами в попытках хоть как-то навредить Ч. О., но все было тщетно.  

Пробив дыру, при этом не задев жизненно важные органы, он достал ногу из тела Нёха, которая вся покрылась голубой кровью, подошел к стебелькам с глазами. Он нажал носком сапога на глаз так, чтобы тот не лопался. Послышалось оглушительное верещание тонконожника; треск его лап перерос в сплошную стену белого шума. Ч. О. не мог вынести такого шума, поэтому, сжав сильнее, раздавил оба глазных яблока, которые разлетелись голубым взрывом.  

После этого он достал револьвер, приставил к тому месту, где располагался мозг существа и выстрелил. Белый шум из треска и оглушительные верещания прекратились сразу же во время или после выстрела и произведенного им шума.  

Достав нож, он быстро срезал лапы Нёха, у которого небольшой лужой медленно вытекала кровь. Когда все лапы были собраны, Ч. О. положил их ко всему комплекту хвороста, который уже давно не пополнялся.  

Все время этой пытки с последующим убийством лицо Ч. О. сохраняло спокойствие и тупое безразличие к происходящему. Лишь только когда он уже не мог терпеть производимого шума, лицо Ч. О. исказилось от боли. Сам же Ч. О. после того, как успокоился понял, что тратить еще одну флягу на то, чтобы почистить просто часть штанов и сапог, он не будет и как-нибудь переживет грязную одежду. Тем более, что он постоянно с утра пачкается в пыли, которую, конечно, можно стряхнуть, но все же ведь пачкается! Но, в итоге, решил, что дождется ближайшего поселения, где и почистит штаны. Можно, конечно, попробовать очистить песком, но Ч. О. так и не научился это делать.  

Тем временем, пока Ч. О. думал, он еще вырезал себе внутренние органы тонконожника, которые не пострадали после превращения тела в хлебобулочное изделие с отверстием посередине (бублик/баранка/сушка/пончик).  

Когда с трупа уже нечем было поживиться, Ч. О. поднялся и посмотрел на небо. Солнце еще висело высоко, а значит он потратил не так уж и много времени на все. Ч. О., заранее зарядив револьверы, направился вперед.  

Хоть солнце и пекло несильно, но безветрие вкупе с безоблачностью создавали малоприятную погоду для нахождения вне тени и помещения. Впрочем, Ч. О. к такой погоде уже малость привык и несильно замечал эти две трудности. Но как не старайся, как не пытайся не замечать такие преграды, а потоотделение все равно не перекроешь. Уже после часа нахождения под таким солнцем почти вся одежда Ч. О. была мокрой до нитки. «А ведь, в теории, я мог бы и полами плаща вытереть ботинок и штанину… Хотя не, не буду: времени тратить не хочу», – мимолетно подумал Ч. О.  

Ему повезло, что солнце в это время года заходило быстро, а потому потеть ему в скором времени больше не придется.  

Ч. О. блаженно выдохнул, когда светило скрылось за горизонтом и наступила темнота. В этот же самый момент он решил устроить привал, совершив все свои привычные действия. Но, как только он захотел начать трапезу, так сразу же услышал крик, который давно не слышал: Сквааа!  

Крик летуна доносился только с одного источника, поэтому Ч. О. решил достать только один револьвер. Отойдя подальше от костра, чтобы свет огня не заглушал небесную темноту, он начал высматривать летающего Нёха. Наконец, выловив темное пятно из такого же темного неба, он прицелился, выждал нужный момент и произвел выстрел. Через несколько секунд мертвая туша летуна уже лежала на песке.  

Когда Ч. О. развернулся, чтобы пойти к костру, то вздрогнул. Перед костром, поедая ужин Ч. О., сидел старик. Ч. О. начал диалог:  

– Дед… Ты откуда взялся? – спросил Ч. О., всё еще не отойдя от потрясения.  

– Да вот, сынок, вижу: костер бесхозный горит. Решил погреться, а тут еще и еда лежит, – добрым тоном ответил старик.  

– Дед, это моя еда! – вспылил Ч. О.  

– Я тебя не заметил, да и где написано, что она твоя. Во всяком случае, я уже все съел, – сказал старик, поднимаясь с песка.  

– Так… так, сука, стоять! Ты никуда не пойдешь, пока не вернешь мне еду, – решительным тоном ответил ему Ч. О., направив сразу оба револьвера на старика.  

– Но-но, сынок, давай лучше договоримся, – ответил старик Ч. О., поднимая руки, но подходя ближе.  

– Никаких «договоримся», пока ты, старик, не вернешь мне то, что только что сожрал! И не думай подходить ближе – честное слово выстрелю! – с этими словами Ч. О. начал медленно надавливать на курки.  

– Ну, ты сам напросился, – в мгновение ока старик перевел правую руку в такое положение, будто держит пистолет, и спустил невидимый курок.  

За этим послышался слегка приглушенный звук выстрела.  

А вслед за ним и попадание пули или чего-то подобного в плоть…  

 

| 64 | 5 / 5 (голосов: 1) | 09:01 31.12.2023

Комментарии

Lordran11:12 15.01.2024
elekttra, Буду очень ждать: 66 страниц А5 не так уж и медленно читаются
Elekttra06:07 15.01.2024
Я ДОЖДАЛАСЬ!
Ух, скоро примусь за чтение)

Книги автора

О силе страха
Автор: Lordran
Поэма / Поэзия Мистика Реализм
История о том, как обычный мужик Смерть в лесу повстречал
Объем: 0.023 а.л.
19:11 24.06.2024 | оценок нет

Кислотные мемуары 18+
Автор: Lordran
Сборник стихов / Лирика Поэзия Абсурд Религия Сюрреализм Философия
Четыре абсурдно-шизофренические поэмы с нотками философии и легким религиозным подтекстом, выполненные трестишьями
Объем: 0.086 а.л.
17:16 24.06.2024 | оценок нет

Шипы розы 18+
Автор: Lordran
Рассказ / Драматургия Проза Хоррор
И снова Болтон, и снова преступления. В этот раз - изнасилование жены простого парня, которое перерастет в историю на грани сна и яви
Объем: 0.345 а.л.
18:31 14.06.2024 | 5 / 5 (голосов: 1)

“The Doomed” A Perfect Circle 18+
Автор: Lordran
Песня / Лирика Перевод
Перевод песни американской рок-группы A Perfect Circle
Объем: 0.028 а.л.
12:33 08.06.2024 | 5 / 5 (голосов: 1)

Путь к Высшей истине. Часть 2: Шизоид 21 века 18+
Автор: Lordran
Роман / Боевик Постапокалипсис Постмодернизм Приключения Фантастика Эпос
Ч.О., он же Черный охотник, идет по пустыне с целью достичь Высшей истины, которая может исполнить любое желание
Объем: 2.546 а.л.
00:38 01.06.2024 | оценок нет

Limbo
Автор: Lordran
Стихотворение / Лирика
#белый-стих #блэк-метал #сладж
Объем: 0.017 а.л.
16:53 18.05.2024 | оценок нет

Пугающий рассказ из двух предложений
Автор: Lordran
Рассказ / Мистика Хоррор
Аннотация отсутствует
Объем: 0.005 а.л.
00:55 17.05.2024 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.