Вкус настоящего Баварского

Рассказ / Абсурд, Альтернатива, Военная проза, История, События, Другое
Альтернативный взгляд на события второй мировой войны.
Теги: Вторая мировая война история Германия СССР

Всем пострадавшим от советской  

оккупации посвящается.  

 

 

Вашингтон, Белый дом, 6 марта 1953 год.  

– Это ваших рук дело? – спросил худощавый пожилой мужчина.  

– Нет, всему и всем приходит свое время – ответил мужчина с немецким акцентом – когда это случилось?  

– Вчера, 5 марта 1953 года – ответил худощавый – сколько ему было?  

– 73, вроде – задумался немец.  

– Ну да черт с ним, нужно будет подумать, что теперь делать дальше – задумчиво произнес американец.  

– Это мы с вами обсудим у меня в Берлине, господин Форд.  

– Рад был нашей встречи, мой Фюрер.  

– До встречи, господин президент – сказал немец и заложив руки за спину вышел из кабинета.  

 

К середине 1943 года советские войска вплотную приблизились к своим довоенным границам. Немцы вели ожесточенное сопротивление, иногда им даже удавалось проводить успешные контратаки, но после каждой контратаки они неизбежно отступали. Исход войны был предрешён, оставался только вопрос времени.  

 

Москва, Кремль, 23 сентября 1943 год.  

– Товарищ Сталин, немцы в очередной раз просят провести переговоры, это уже третий раз, после Сталинграда – настойчиво произнес Молотов (справки по историческим личностям в конце).  

– Никаких переговоров, только полный разгром, мы должны дойти до Берлина – резко заявил начальник Генерального штаба СССР маршал Василевский и хлопнул ладонью по столу.  

– А сколько людей мы потеряем если продолжим войну? – с характерным акцентом спросил Сталин.  

В данный момент решался один из самых важных вопросов, наверное, это было даже сложнее чем выход России из первой мировой войны. Толи продолжать войну, быть уверенным в своей победе, но при реальном рассмотрении исход войны все же не определен, толи прекратить войну, сберечь миллионы жизней, и совсем не быть уверенным в дальнейшем развитии событий. И тот и другой вариант мог привести неизвестно к какому дальнейшему развитию истории.  

– Людские потери мы компенсируем территориями, а экономические компенсирую немцы после победы по контрибуции – возразил Василевский.  

– А что вы скажите, товарищ Жуков? – продолжал Сталин, набивая трубку табаком.  

– Сейчас перевес на нашей стороне, и у нас есть резервы – Встав и поправив китель четко по-военному ответил Жуков – но учитывая, как союзники принимают участие у меня есть большие сомнения в их планах. Достаточно только вспомнить слова Гарри Трумэна – «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и таким образом пусть они убивают как можно больше! » Есть опасения, что союзники не пустят нас в Европу.  

– Что нам скажет контрразведка, Виктор Семёнович, какие у вас на это взгляды? – обратился к Абакумову Сталин.  

– Ни для кого не секрет, что США продолжают вести торговые отношения с Германией через третьи страны. США выгодно что бы война длилась бы как можно дольше. Более того по нашей информации в США есть план открыть второй фронт только когда мы будем на границе Германии – доложил Абакумов.  

– Второй фронт… – задумчиво произнес Берия – интересно против кого, второй фронт...? – и сняв пенсне с хитрой ухмылкой протёр его.  

– То есть вы, товарищ Берия, опасаетесь, что США могут выступить на стороне Германии? – строго спросил Сталин и прикурил трубку.  

– Скорее всего они откроют второй фронт против Германии, но постараются занять ее всю, раньше нас. Германия спокойно отведет войска на восток и будет удерживать нас на своей границе это приведет к бесполезным нашим потерям в живой силе и технике, а в это время США в течении недели ее всю оккупируют – ответил Жуков – при этом наши требования к Германии будут рассматриваться через Американскую администрацию, что сильно усложнит требования по контрибуциям и однозначно их уменьшат.  

– Более того есть информация что Германия постоянно ведет переговоры в Берне с представителем США Алленом Даллесом – добавил Абакумов.  

– И получится что все наши потери будут напрасны, Германия тихо переживет это поражение, и ничего не изменится, а нам придется не только восполнять свои потери, но еще и восстанавливать все те страны что мы освободим – продолжил Берия – а для этого нужно будет поддерживать порядок там, выявлять прихвостней фашистов и просто недовольных, это столько нам работы добавится с товарищем Абакумовым.  

– А вы что работы боитесь, товарищ Берия? Так мы вас можем освободить от нее – грозно сказал Сталин.  

Берия опустил голову и готов был забиться в угол как загнанный щенок от таких слов Сталина.  

– Как говорит древняя мудрость – лучше худой мир чем хорошая война – Попробовал разрядить обстановку Калинин – Мы и так измотаны этой войной, люди хотят мира.  

Калинин давно уже не имел никакого веса в политике, но его продолжали держать как память о прошлом.  

– То есть, как я понимаю, у всех взгляд примерно одинаковый? – подытожил Сталин – Ну а вы что скажите товарищ Молотов?  

– Подведем итоги – встал Вячеслав Молотов – если мы продолжим войну, то это: во-первых, война будет и дальше разрушать и экономику, и общую ситуацию в стране. Во-вторых, мы получим огромное количество новых территорий, с одной стороны это хорошо, но с другой стороны они будут разорены Германией, и нам придется не только их кормить, но и восстанавливать за свой счет, это плохо, каждый метр освобождённой Европы будет представлять собой выжженную землю. В-третьих, США будут противостоять нам в Европе, и натравливать на нас всех, в том числе и те страны что будут под нашим контролем. Победа в одной войне неизбежно приведет к другой. Учитывая, как Европа натравливала Гитлера на СССР и шла на все уступки ему, очевидно, что и США продолжат эту-же политику.  

– Как говорится – «из двух зол выбирают меньшее», и в данном случае для нас лучше перемирие, хотя конечно оно будет не длительным, но оно нам нужно – вставил Калинин.  

– Хорошо. Ровно через неделю, я от вас, товарищ Молотов жду доклад о подготовке переговоров с Германией. А пока что бы гнать эту нечисть до самых границ. На этом все. Прошу приступить к выполнению своей работы. – закончил совещание Сталин.  

 

Берлин. Рейх канцелярия. 25 сентября 1943 год.  

– Риббентроп, что нового по переговорам с русскими? – спросил Гитлер.  

Задав вопрос Гитлер не переставал пристально разглядывал карту восточного фронта – и не отрываясь от нее произнес – Цейтцлер, что на восточном фронте?  

Цейтцлер переглянулись Риббентропом – кому отвечать первым?  

– Мой Фюрер – начал Риббентроп – русские согласны на переговоры о перемирии, но боюсь, что у них будут слишком большие требования.  

– И какой выход? – не отрываясь от карты спросил Гитлер.  

– Нам нужно в первую очередь определить размеры уступок, на которые мы можем пойти – продолжил министр иностранных дел.  

– Вот и подготовьтесь, и попробуйте еще раз надавить на Даллеса – медленно сказал Гитлер, видимо при этом размышляя о чем-то другом.  

– Цейтцлер, так что на восточном фронте? – повторил Гитлер, и взглянул исподлобья на Кейтеля.  

– Мой Фюрер, мы можем удержать русских в рамках их границ – как-то не уверенно ответил Цейтцлер.  

– Можем удержать? – нервно заорал Гитлер – наша армия сейчас еще на территории СССР, а вы мне говорите, что сможете удержать в рамках границы? То есть вы хотите и дальше отступать?  

– Но учитывая то что мы… – пытался оправдаться он.  

– Молчать – резко оборвал его Гитлер.  

Все что происходило на восточном фронте никак не укладывалось в понимание Фюрера. Он в тридцать шестом году вошел в Рейнскую область с слабой и плохо вооружённой армией, и никто, вообще никто не посмел ничего ему сказать. А сейчас, когда Германия достигла такой мощи, когда под ее знамена на борьбу с большевистской Россией встала вся Европа, он отступает. Россия, в которой половина населения терпеть не может большевиков, когда каждый второй помнит, как его раскулачили, сопротивляются с звериной ненавистью, не просто сопротивляется, а уже даже наступает, как это вообще может быть?  

– Вернемся к русским – обратился Гитлер к Риббентропу – как вы считаете мы сможем принять условия русских?  

– У русских конечно есть еще резервы, но они не в таком уж и хорошем положении, чтобы много требовать, им это перемирие нужно не меньше нашего – ответил Риббентроп.  

– Хорошо. Кейтель, а как вы видите дальнейшую ситуацию? – обратился Гитлер к военному министру.  

– Я думаю, что поход на восток пока целесообразно отложить. Сперва нужно будет решить вопрос с малыми странами, что бы они не мешались под ногами. Решить вопрос с лишним населением, что бы оно не было балластом. Затем определиться с США, для этого или Японии помочь, или решить там внутренний вопрос. А потом уже окончательно разобраться с большевиками, хотя конечно они тоже все это время не будут сидеть без дела. На мой взгляд первый вопрос — это США – отрапортовал Кейтель  

– То есть вы хотите прекратить войну с советами? – ехидно переспросил Гитлер – и начать войну США?  

– Я думаю, что война с США, не лучший вариант, лучше сделать их союзниками, и это возможно – вступился Риббентроп за Кейтеля.  

– Хорошо, какие еще есть мнения? – уже более спокойно спросил Гитлер.  

– Для решения вопроса в Европе, желательно договориться с советами что бы они закрыли для всех Северный морской путь – вступил в совещание Карл Дёниц – Тогда мы сможем больше уделить внимание Атлантике, и сделать штаты более сговорчивыми.  

– Согласен. Риббентроп, прошу вас принять во внимание все мнения, и тщательно подготовиться к переговорам с русскими – закончил Гитлер и вышел из зала.  

 

Москва, Кремль, 30 сентября 1943 год.  

– Докладывайте товарищ Молотов – начал Сталин нервно прохаживаясь по кабинету и набивая трубку табаком из папирос.  

– Немецкая сторона готова пойти на многие наши условия. Они готовы встретится на любой территории которую предложим мы. – ответил Молотов.  

– Требования и условия мы обсудим позже, а сейчас выслушаем товарищей Абакумова и Берию – Сталин затянулся и с большим удовольствием выпустил дым в верх.  

– Учитывая секретность переговоров – начал Абакумов – мы отметаем сразу же условно третьи страны, все они так или иначе находятся под контролем либо США и Англии или Германии. Нам же нужна безопасность переговоров, и полная секретность. Остаются территории под нашим контролем. Оптимальный вариант Монголия, Улан-Батор. – подытожил Виктор Семёнович.  

– Какое ваше будет мнение товарищ Берия, насчет Монголии? – поинтересовался Сталин.  

– Улан-Батор наиболее оптимальное место для проведения переговоров – согласился Берия.  

– Хорошо, с местом мы определились, теперь нужно определиться с основными нашими условиями – продолжил Сталин – Доложите товарищ Молотов свои взгляды, на этот вопрос.  

Молотов достал папку и зачитал основные тезисы требований советской стороны: безоговорочное возвращение всех пленных в том числе гражданского населения, выдача всех перебежчиков, коллаборационистов и участников подпольных организаций, сотрудничающих с немцами. Затем зачитал требований по территориальным вопросам. Создание демилитаризованной зоны со стороны Германии на территории Польши и других сопредельных государств подконтрольных Германии или их союзников. И конечно требования по экономическим возмещениям, и еще множество вопросов.  

– Демилитаризованная зона, это хорошо, но нужно помнить историю про рейнскую зону, в 1936 году она Гитлера не удержала, а весь мир как будто ничего даже не заметил – вставил Жуков.  

– Ну на это мы повлиять уже не можем, если мир чего-то видеть не хочет, то он это не увидит, лучше всех, наверное, это теперь понимают поляки – с ехидством заметил Берия.  

– Что-ж, в общем все верно. Предлагаю создать комиссию по подготовки наших требований, возглавит комиссию товарищ Молотов, по экономическим вопросам товарищ Вознесенский, по военным вопросам товарищ Жуков, по общим вопросам товарищ Калинин. Подготовку встречи и организацией безопасности прошу взять на себя товарища Абакумова, возражений нет? – закончил Сталин и сел за стол.  

Он затянулся и задумчиво выпустил несколько больших клубов дыма.  

Все присутствующие молча и в напряжение ждали что скажет Сталин.  

– Товарищ Меркулов – продолжил Сталин, обратившись к Наркому Госбезопасности – для вас отдельная задача, чтобы ни одна, мышь, ни один вражеский и тем боле союзнический шпион ничего не пронюхали! Утечка информации может произойти в первую очередь в Москве. Перекрыть эфир, и полный контроль информации. Вам товарищ, Абакумов, весь мир и Германию пустить по ложному пути.  

О проделанной работе будете докладывать еженедельно. Следующее совещание через неделю – закончил Сталин – Все свободны.  

 

– Какие есть мысли, Павел Анатольевич – обратился Абакумов к Судоплатову.  

– А какие должны быть – спросил Судоплатов с какой-то хитрой улыбкой.  

– Ты мне тут бейцы, не крути, понятно же, что нужно эфир завалить дезой, при этом так что бы и союзники не прочухали, и чтобы Германия все что нужно получила – нервно сказал Абакумов.  

– Ну есть у меня пару идеек, при штабе есть один крот, мы его до конца не можем вычислить, но направление знаем, мы ему с тобой четкую дезу сольем. Немцам встречу обозначим в Тегеране, ну и то что сам Сталин должен явиться там, тоже сольем. На этом и будем работать.  

– Ну, пожалуй, идея нормальная – поддержал Абакумов – более того предлагаю зачистку Тегерана сделать через Берию. Думаю, Сталин согласится на то чтобы Берия использовал своих в слепую. Чем лучше люди Берии будут работать, а мы потихоньку будем сливать дезу, тем четче все пройдет. Пусть будет эта игра называться «Азия».  

Как только началась игра «Азия», Тегеран наполнился немецкими агентами. Буквально через два дня в Тегеране появились сотрудники практически всех разведок мира. Каждая сторона пыталась выявить, перевербовать, или купить друг друга. Немцы пытались подготовить базы для своих интересов, а союзники пытались хоть что-то прояснить в происходящем. Учитывая, что Германия не была заинтересована в осведомленности ни США, ни своих союзников в том какие именно готовятся переговоры, они со своей стороны тоже пытались всем преподнести дезинформацию. Пока в Европе шла война оружия в Тегеране развернулось настоящее сражение всех спецслужб мира, в котором каждый был сам за себя, даже союзники в этой битве были врагами.  

 

Москва, Кремль, 30 декабря 1943 год.  

В кабинете Сталина была гробовая тишина, все ждали появление Сталина.  

В кабинет вошел Сталин, вид его был задумчивый. Все поднялись со своих мест и вытянулись в струночку как на параде. Он прошел к своему столу, присутствующие молча проводили его взглядом.  

– Прошу садиться, товарищи – задумчиво произнес Сталин.  

Сталин сел за стол и начал забивать трубку, все молча следили за ним, не произнеся ни звука.  

Забив трубку Сталин прикурил ее от спички и сделал большую затяжку, выпустив дым, он произнес – Ну, как у нас дела?  

Никто не решался начать доклад. Последнее время Сталин был не в духе, ему необходимо было принять не простое решение, пойти на перемирие с Германией, с страной войска которой нанесли такой урон Советскому Союзу.  

– И так – начал Сталин – товарищ Молотов, доложите общую ситуацию по подготовке переговоров.  

Молотов встал и раскрыв папку с грифом «Совершенно секретно» начал доклад.  

– Переговоры назначены на 15 января, согласно нашим требованиям место для Германии неизвестно. Все наши требования изложены в акте, копии акта у вас на столе. Предварительные наши требования Германии озвучены, сильного возражения с их стороны не поступало. О причинах согласия и подготовки с точки зрения безопасности доложит товарищ Абакумов. – спокойно закончил Молотов с присущим ему самообладанием.  

Со стороны могло показаться что Сталин не слушает, доклад, но так мог подумать только не следующий человек, на самом деле Сталин ловил каждое слово, и продумывал в голове каждую услышанную фразу. За годы руководства страной он понял, что ни один человек в его окружении не готов принять окончательное решение. Все, абсолютно все, ждали что скажет он. И он понимал, что только он несет ответственность за все!  

– Причина сговорчивости Германии скорее всего в том, что США не в курсе о подготовке наших переговоров, и уверенности США в том, что война продлится еще долго. По нашей информации Даллес не идет на контакты с Германией для переговоров о мире, а готов только обсуждать ряд торговых отношений через третьи страны. – доложил Абакумов.  

– А что насчет непосредственно подготовки встречи? – поинтересовался Сталин.  

– По нашей информации ни одного иностранного агента кроме нескольких человек Канариса в Улан-Баторе нет. Также по нашей информации ни ЦРУ США, ни другие спецслужбы прочих стран не направили туда ни одного агента. Возможно это благодаря хорошей работе ведомств товарищей Меркулова и Берии.  

– За что кукушка хвалит … – Начал Калинин, но Сталин так на него посмотрел, что продолжать он не решился.  

– Ну дифирамбы вы петь будете потом, что дальше? – строго спросил Сталин и попробовал затянуться потухшей трубкой.  

– О месте проведения встречи мы сообщим Германской стороне только первого января. С этим они тоже согласны – продолжал Абакумов – Более того мы гарантируем их делегации безопасный воздушный коридор через нашу территорию. Тем самым мы сохраним секретность места максимально долго.  

– И что Гитлер на это согласен? – с ехидством заметил Сталин.  

– Мне кажется он на многое согласен, мы подбросили им несколько дез что США готовы вступить в войну в ближайшее время, не позднее конца весны 1944 года, и их это сильно сделало сговорчивыми? – Продолжал Абакумов.  

– Это хорошо, что он стал сговорчивым, плохо что так поздно – сказал Сталин, повторно прикуривая трубку.  

– Всеволод Николаевич, что у вас – обратился он к товарищу Меркулову.  

– Наша работа не видна, но то что ни одна спецслужба не пронюхала о подготовке встречи, говорит, что мы делаем все правильно – несколько с пафосом сказал Нарком Госбезопасности.  

– И последний вопрос, состав делегации? – Спросил Сталин, обращаясь к Молотову.  

– На наш взгляд, состав будет следующий – встав сказал Молотов – товарищ Жуков от лица вооруженных сил, и товарищ Микоян по экономическим вопросам.  

– Есть возражения – поинтересовался Сталин.  

Все молча помотали головой.  

– Ну и хорошо, прошу возглавить переговоры вас товарищ Молотов – закончил Сталин.  

 

Берлин, Рейхстаг 13 января 1944 год.  

– Что с русскими, как идут переговоры о мире? – Нервно спросил Гитлер у Геббельса.  

– Русские слишком много хотят, но учитывая ситуацию видимо придется с ними согласится – ответил Геббельс.  

– Это я и без вас знаю, насколько эти требования для нас не приемлемы?  

– Если в целом, то их требования приемлемы, надеюсь, что они не сильно их изменят во время переговоров – Геббельс говорил как всегда с уверенностью в голосе.  

– Как вы считаете, насколько безопасны переговоры, на их стороне? – обратился Гитлер к Гиммлеру  

– Учитывая, что русские заинтересованы в этих переговорах, не меньше нас, то думаю безопасность обеспеченна, конечно насчет нашей информационной безопасности не может быть и речи, уверен, что там все нашпиговано их подслушивающей аппаратурой, но это не столь страшно, как если бы американцы что-либо пронюхали – доложил Гиммлер.  

– Хорошо – медленно произнес Гитлер – нам передышка очень нужна.  

– А что, если русские приготовили просто ловушку и возьмут в заложники нашу делегацию? – размышлял Гитлер.  

– Я так не считаю – сказал Кейтель – Им перемирие нужно не меньше нашего. Я даже думаю, что оно им нужно еще больше, если продолжится война, то им придется вести ее дальше уже на чужой территории, а большевиков не любят нигде.  

– Герр Рибентроп, прошу вас четко определиться с коллегами максимальные границы возможных уступок – продолжил Гитлер – обсудите все вопросы с Функом и Бакке, не упускайте и вопросы национальной безопасности.  

– Мы должны пойти на этот шаг ради Германии… – вызывающи заявил Геббельс.  

– Оставьте это для радио, доктор Геббельс – оборвал его Гитлер – кстати подумайте, что вы будете говорить нации.  

 

Москва. Кремль 20 января 1944 год.  

В зале для переговоров в полной тишине сидело все руководство СССР в ожидании Сталина.  

Сталин вошел медленно, по его внешнему виду было понятно, что он очень устал, и действительно последние дни он практически не спал. Информация о переговорах с Германией в Улан-Баторе поступала с задержками, только в виде депеш. В целях секретности радиоэфир был полностью перекрыт.  

Сталин устало сел за стол, набил трубку, прикурил и медленно затянулся, выпустив дым обратился к присутствующим – как прошли переговоры?  

Первым встал Молотов – переговоры прошли успешно, Германия полностью приняла наши требования.  

– Почему мы до сих пор воюем? – как-то нервно спросил Сталин.  

– Сегодня в двадцать три часа, за час до полуночи, Германия подтверждает ратификацию договора о прекращении боевых действий – начал доклад Жуков – в двадцать три часа тридцать минут по Московскому времени во все боевые соединения Германской армии и Советских войск, задействованные на фронте, поступят секретные директивы о прекращении огня.  

– Хорошо – явно с удовлетворением произнес Сталин и затянулся.  

Доклад делегации занял более трех часов. Затем был перерыв и заседание правительства СССР перешло к обсуждению планов по восстановлению промышленности страны уже в мирное время.  

Заседание еще не закончилось как Сталину доложили, что президент США, Франклин Рузвельт просит обеспечить срочную связь, на что Сталин ответил коротко – Позже.  

 

Настойчивые требования глав правительств множества стран о принятии их послов вынудили СССР организовать их встречу с Министром иностранных дел СССР, с товарищем Молотовым.  

Вопрос у всех был один – что означает прекращение боевых действий?  

– СССР не является союзником Германии – холодно заявил Молотов – Были достигнуты договоренности о том, что Германия прекращает оккупацию советской территории и выплачивает репарации за нанесённый ущерб.  

– То есть СССР выходит из войны? – спросил Кларк Керр посол Англии в СССР. По его виду было что он очень взволнован.  

– Нет – спокойно ответил Молотов – СССР заключило перемирие с Германией, договора о прекращении войны нет.  

– СССР будет выполнять обязательства перед союзниками по ведению войны против Германии? – продолжал задавать вопросы посол Англии.  

– В настоящее время идет проработка вопросов, о помощи союзникам, экономика СССР сильно пострадала в ходе боевых действий на своей территории, и поэтому нам необходимо сперва восстановить экономику и наладить быт населения страны.  

– Как понимать закрытие северного морского пути – вступил в беседу посол США, Уильям Аверелл Гарриман.  

– Это сделано исключительно в целях безопасности границ СССР – ответил Молотов.  

– Но вы же понимаете, что это означает что, немецкий военно-морской флот сможет перекинуть дополнительные силы в Атлантику – не успокаивался Гарриман.  

– Это подвергает повышенной опасности суверенитет Англии – забеспокоился Кларк Керр.  

– Мы уверены, что у США с Англией достаточно сил противостоять Германии в Атлантике, тем более что СССР не выходит из войны.  

Встреча продолжалась более пяти часов. С каждым заданным вопросом для всех становилось все более понятно, что ситуация в мире кардинально поменялась.  

 

Берлин, Рейхстаг 29 января 1944 год.  

– Господа, – начал Гитлер – мы отчетливо видим, что США начинает наращивать свое присутствие в Англии. Это ставит под угрозу всю Европу. Поэтому прошу генеральный штаб разработать операцию по окончательному выдворению американцев из зоны нашей безопасности. Название операции будет – «День Е».  

– Какие есть взгляды на этот вопрос – спросил Гитлер и оглядел всех присутствующих. Его глаза в круглых очках блестели решимостью. Весь его вид показывал, что он готов к новым победам.  

– Оптимальный вариант – начал Кейтель – блокировать американцев в море с помощью подводного флота, желательно это сделать на дальних подступах, потом силами ВВС подготовить плацдарм для десантирования. Думаю, что вся операция займет не более месяца.  

– Мы должны сделать все, чтобы не один представитель всех этих правительств в изгнании, не сбежал с этого острова – продолжал ораторствовать Гитлер, входя во вкус и активно жестикулируя – Мы должны всех этих правителей предать публичному суду, как предателей своего народа и человечества! Суд должен проходить в Варшаве, в последней столице евреев и славян, после чего ее сравняем с землей!  

– Также, герр Эйхман – продолжил Гитлер – у нас огромный балласт из лишних человеческих масс, давно уже пора решить этот вопрос. Евреи, цыгане и прочие славянские племена, очень дорого обходятся Рейху. Оставить нужно только тех, кто необходим промышленности.  

– И так – Гитлер вытянулся во весь и рост и практически прокричал – у нас впереди есть несколько задач.  

– Генеральный штаб должен подготовить план военной операции «День Е», и что бы это было не как в России, а быстро и уверенно  

– Геринг и Денец блокируют всю Атлантику что бы не один из европейских так называемых политиков не сбежал с этого острова.  

– Эйхман, решить вопросы с расовым мусором.  

– Мюллер и Науйокс подготовить операцию такую чтобы весь мир поверил, что Англия есть империя зла, что бы в этот раз бабушка умерла, так умерла!  

– Это есть только маленькая часть большой работы! – Прокричал Гитлер.  

Он развернулся и вышел из зала где проводилось совещание, он был доволен собой. Его эмоциональная речь в первую очередь произвела на него самого впечатление, он был уверен в своих предстоящих успехах.  

Последние пару месяцев для Гитлера были очень тяжелые. Его блестяще задуманная восточная компания провалилась, более того на Германию, как и после первой мировой войны опять возложили груз репараций. Одно его успокаивало, что Европа была в его владении и ему оставалось решить вопрос только с Англией. Он понимал, что Англия, как и вся Европа — это не Россия, и с ней будет не сложно.  

 

– Для Англии нужна такая история что бы в нее поверил весь мир – обратился Мюллер к Науйоксу.  

– Но хорошая история и стоит дорого.  

– Ничего, евреи за все заплатят – ответил Мюллер.  

– Тогда есть идея – не спеша рассуждал Науйокс, попивая французский коньяк.  

– Выкладывай – с интересом сказал Мюллер и придвинул кресло поближе.  

– Англичане за морем, значит с их стороны только авиация, и это хорошо, с нашей стороны жертвами могут кто угодно, но лучше если это будут либо мирное население, либо вообще красный крест, оптимально госпитальное судно.  

– Пожалуй отличный вариант, с английскими самолётами нам поможет Геринг, тут проблем нет, а вот судно нужно подобрать.  

Пятого июня 1944 года вся мировая пресса освещала только одно событие – варварский налет английской авиации на госпитальное судно «Вильгельм Густлофф»  

– Эти английские свиньи, вопреки достигнутого с таким трудом перемирия атаковали мирное судно, следующее в порт Гамбурга под флагом Красного креста – надрывно выступал по радио Доктор Геббельс  

– Английские самолеты видя на палубе развернутый флаг с красным крестом, специально в него целились. После торпедной атаки судно получило пробоину и только благодаря слаженным действиям капитана и команды удалось посадить корабль на мель, спасти раненых и мирных пассажиров. Не смотря на все усилия команды жертв избежать не удалось, погибло около пятисот человек. Это подлая и бесчеловечная акция не останется без возмездия! – срываясь на крик закончил свое выступление по радио Геббельс.  

 

– Я хочу знать все подробности этой операции – с нескрываемым удовольствием сказал Гитлер – Мюллер докладывайте.  

– Лучше пусть расскажет Науйокс – ответил Мюллер, делая скромный вид.  

– Ну докладывайте, и не томите, это вам не Данциг в тридцать девятом, в этот раз весь мир на ушах стоит, англичане теперь точно не отбрешутся – с живым интересом говорил Гитлер.  

– Для операции нам понадобилось три трофейных самолета ВВС Англии, одно морское судно, и около пятисот жертв. Конечно нам придется отремонтировать судно «Вильгельм Густлофф», но его повреждения не столь значительны как могут показаться, через пару месяцев судно будет в строю. Особо отличились орлы Геринга, они очень аккуратно пробили борт корабля после чего наши ассы их сбили так удачно что три самолёта упали на нашей территории. К нашему большому сожалению все английские пилоты погибли.  

Так что мы можем мировому сообществу теперь предъявить и английские самолеты сбитые на нашей территории, и атакованное судно с пробоиной от английской торпеды и пятьсот трупов мирных граждан которых они еще долго будут вылавливать в море. От этого англичанам уже не отвертеться, им не поверит ни один репортер – закончил Науйокс.  

– Отлично, отлично, скромненько и со вкусом – потирая руки добавил Гитлер.  

– Ну, а теперь прошу доложить о подготовке к «Дню Е» – удовлетворенно сказал он и развалился в кресле.  

 

6 июня 1944 года в 4 утра дальнобойная артиллерия начала обстрел южного побережья Англии, а в это время люфтваффе уже бомбил основные порты.  

Германские войска вторглись на территорию Англии.  

Это было начало второй фазы войны.  

С этого момента союзники стали врагами, нейтральные страны оказались вынужденными примкнуть к одной из враждующих сторон, а враги стали заявлять о нейтралитете.  

Английское общество, которое так надеялось, что Гитлер будет расправляется с большевиками где-то за морем, что война далеко в Европе, теперь на себе полностью ощутили все ужасы войны.  

Москва. Кремль 6 июня 1944 год.  

Александр Михайлович докладывайте – расхаживая за спинами правительства СССР и забивая на ходу трубку сказал Сталин обратившись к Василевскому.  

Сталин был взволнован событиями в Европе, но при этом он был в хорошем духе, это была война, которая находилась далеко в стороне от интересов СССР.  

– Как мы и предполагали, в прочем как, наверное, и весь мир, после провокации Германии, они напали на Англию – доложил Василевский.  

– А вы думаете, что это дело рук Гитлера? – спросил Сталин, с ехидством.  

– Без сомнений, но доказать это будет очень сложно.  

– А нам нужно что-либо доказывать?  

– Я думаю, товарищ Сталин, что это никому не нужно – вступил в разговор Берия.  

– Вот и хорошо – закончил Сталин.  

– Теперь вы, Георгий Константинович – обратился он к Жукову.  

Сталин сел в кресло и после затяжки трубкой с наслаждением выпустил в потолок большой клуб дыма.  

Жуков встал и начал докладывать – Учитывая ситуацию, есть мнение…  

– Садитесь, вы-же не на параде, садитесь мы вас и так слышим – прервал его Сталин.  

– Спасибо – Жуков сел за стол и продолжил.  

– И так, есть мнение, что нам нужно иметь базы в средиземном море, это позволит контролировать юг Европы, и позволит в дальнейшем продвинуться по африканским территориям до побережья Атлантики – четко поставленным голосом чеканил Жуков – Если мы не выйдем в Атлантику, мы потеряем стратегическое влияние в море.  

– У кого-то есть иное мнение? – поинтересовался Сталин.  

Все молча мотнули головой.  

Всему миру уже было понятно, что после прекращения войны между СССР и Германией, мир столкнется с еще большим переделом территорий.  

Продолжайте товарищ Жуков – сказал благосклонно Сталин затягиваясь с наслаждением трубкой.  

– Учитывая, что Англия втянута в войну с Германией она ослабила свое присутствие на ближнем востоке, предлагаю установить полный контроль над Ираном. Затем продвинувшись через Ирак занять Палестину тем самым получить выход в средиземное море.  

– На сколько рискованна такая операция? – спросил Сталин и внимательно оглядел присутствующих.  

– С точки зрения войсковой операции, она совсем не сложна – вступил в разговор Василевский.  

– Территория довольно-таки пустынная, при этом имеющая хорошее снабжение топливом, за счет местных нефтедобывающих структур. Англичане там не представляют собой какую-либо силу, да и местное население не очень к ним благосклонны. Есть только один момент, это то что вся эта территория наполнена агентами всех спецслужб мира.  

Ну что-ж, раз иных мнений нет, прошу генеральный штаб в ближайшее время подготовить план операции «Берег» – подытожил Сталин.  

– А что, американцы? – спросил Сталин, обратившись к Меркулову.  

– По нашим сведениям, американцы ведут переговоры с Германией о продолжении торговли, но самое опасное, что в США растут прогерманские настроения, особенно на фоне антисемитской политики – доложил Нарком гос. Безопасности.  

– И какие есть мнения? – оживился Сталин.  

– Вариант один, помочь еврейскому капиталу выехать из северной Америки в южную. Мы должны использовать этот шанс, во-первых, мы завоюем расположение владельцев капитала, поможем поднять значение южной Америки обретя в ее лице союзников – ответил Молотов – в конце 30х мы не использовали этот вариант, да европейские евреи не хотели ничего видеть. Сейчас увидев сближение США с Гитлером, я думаю, они будут более сговорчивыми. Их капитал сможет поднять наше влияние в южной Америке.  

– Мы готовы подготовить варианты вывода капиталов – вступил в разговор Судоплатов – я уже занимаюсь проработкой этой операции под названием «крысиная тропа».  

 

Швейцария. Берн. Посольство США 7 июня 1944 год.  

– Рузвельту осталось не много – с какой-то хитрой интонацией сказал Трумэн – он уже не в состоянии вершить историю.  

– Я полностью с вами согласен, для мира нужны новые люди – ответил Риббентроп – какие у вас взгляды на эту ситуацию?  

– В высших кругах США, есть мнение что на роль президента идеально подходит господин Форд. Мы считаем, что при президенте Форде наши страны смогут не только продолжать экономические отношения, но и прекратить вражду и выйти на совсем другой уровень партнерства – продолжил Трумэн.  

– Фюрер всегда относился с симпатией к господину Форду, и мы будем только рады если США станет нам дружественной державой – ответил Риббентроп.  

– Но для всей этой компании нужны финансы и гарантии о дальнейшем сотрудничестве – начал выдвигать условия Трумэн – конечно с нашей стороны в продвижении независимого нашего кандидата готовы поучаствовать многие, в том числе и господин Рокфеллер. К примеру, Рокфеллер уполномочил меня получить от вас гарантии что как только мы выйдем на новый уровень отношений, то Германия увеличит закупку нефти у его компаний.  

– От лица Германии и моего Фюрера, я могу авторитетно заявить, что наши экономические и политические отношения начнут не просто улучшаться, но и выйдут на другой уровень в плане мирового влияния.  

– Есть еще один не приятный вопрос, Советская Россия?  

– Наше мнение, что, если правильно распределить зоны влияния, вопрос с ней мы сможем быстро решить, в крайнем случае на начальном этапе просто сместим ее с политической арены и минимизируем ее экономическое влияние в мире – закончил Риббентроп.  

 

Десятого июня 1944 года советские войска полностью овладели Ираном и широким фронтом начали двигаться в сторону средиземного моря. Не многочисленные части английской армии не стали оказывать сопротивление, более того многие военнослужащие после активной агитации перешли на сторону СССР. Из числа бывших военнослужащих был сформирован отдельный восточный легион. Практически без столкновений и с минимальными потерями к концу августа советские войска заняли восточное побережье средиземного моря.  

В палестинском городе Хайфа был размещен штаб средиземноморского флота СССР. На освобожденных землях от английского владычества были созданы: на территории Ирана – Персидская народная республика (ПНР), на территории Ирака – Иракская народная республика (ИНР), и социалистическая республика Палестина (СРП).  

 

Китай, Харбин 10 июня 1944 год.  

– Господин Сигэмицу – обратился Молотов к министру иностранных дел Японии – Ваше обращение рассмотрено самым внимательнейшим образом. Более того Ваша страна до настоящего времени выполняла все свои обязательства, и это говорит о том, что между нашими странами должно быть полное доверие и взаимопонимание.  

– С нашей стороны мы можем Вас заверить что мы и дальше будем действовать исключительно в рамках договоренностей и принятых на себя обязательств – ответил Сигэмицу.  

Переговоры между Японией и СССР длились уже более трех часов, и это была не первая встреча между двумя министрами иностранных дел.  

Молотов старался выглядеть спокойным и уверенным. Все, кто его давно знали заметили, что за последние полгода он сильно похудел и осунулся, под глазами появились свинцово-черные мешки. Постоянные перелеты, множественные встречи и решения вопросов от которых зависела судьба всего мира очень сильно его измотали.  

– Мы готовы организовать вам поставки самой современной военной техники и в том числе морской – продолжил Молотов – Для решения этих вопросов к вам направлен товарищ Малиновский.  

– Со своей стороны мы незамедлительно готовы передать СССР всю территорию Маньчжурии согласно протоколу – закончил Сигэмицу, и сделав глубокий поклон сложив руки на груди вышел из зала переговоров.  

Молотов откинулся на спинку кресла и закрыл глаза, со стороны могло показаться что он уснул. Он продолжал размышлять, за последние полгода мир кардинально изменился. Ему было известно, что Германия ведет переговоры с США и он понимал, что эти две могущественные силы уже были не той одинокой Германией, под которой, лежало пол Европы, это был намного более мощный Атлантический альянс, который в скором времени сможет контролировать всю Атлантику, а значит и пол мира.  

Англия продержалась 21 день, 27 июня Англия капитулировала. Она оказалась один на один с одной из сильнейших армий мира, причем которая прошла отличную военную школу. Англию бросили все, США поступили с ней также как в свое время Англия поступила с Австрией, с Чехословакией и в конце концов с Польшей, просто отвернулись от нее.  

Но самое страшное что произошло, это что из-за полной морской блокады Англию не смогли покинуть так называемые правительства в изгнании, они все были захвачены в плен.  

Немцы позволили только королевскому двору покинуть страну и выехать в Австралию, точнее это был ультиматум или королевская семья покидает Англию и бежит как говорится с пустыми карманами или немецкие войска не могут гарантировать ей безопасность. Это было одно из позорнейших бегств королевской семьи за всю историю Англии. Германия не хотела брать на себя ответственность за их гибель, и Гитлер с большим упоением наслаждался позором королевской семьи.  

 

Берлин, Рейхстаг 27 июня 1944 год.  

– Поздравляю вас господа – начал заседание Гитлер – Это было отличное продолжение операции «Днь Е» которая завершилась полным осуществлением плана «Морской лев два»!  

Гитлер был в отличном расположении духа. Он понимал, что возможно неудача на восточном фронте вызвано его ошибкой что сперва он не решил вопрос в Атлантике и не заручился поддержкой США. Но теперь он начал исправлять свои ошибки. И возможно в скором времени он сможет повторить ранее не удавшийся поход на восток, на Россию. Теперь нужно было навести порядок в подконтрольных территориях еще крепче сдружиться с США и объединившись ударить по СССР с двух сторон. Одно его разочаровывало, это то что Япония начинала сближаться с Россией. А это означало что Тихий океан был практически не подконтролен США. Но эти вопросы все в будущем, а сейчас главное наведение порядка в Европе.  

– И так, я хочу провести публичные суды над нашим врагами, так называемые правительства в изгнании Польши и Франции должны быть осуждены народами их же стран!!! – Практически прокричал Гитлер, активно жестикулируя – Пусть весь мир увидит, как народ сам расправится над ними! Затем мы снесем еврейскую Варшаву, разрушим до основания, а через ее центр проложим автобан от Мюнхена до Кёнигсберга! Геббельс, я поручаю вам в течении 10 дней подготовить судебные процессы, и что бы главным обвинителем был народ!  

– Но снос европейской столицы вызовет большой резонанс в мире – попробовал возразить Риббентроп.  

– А мне наплевать на мир! – прокричал Гитлер – Мне наплевать и на мир, и на эти не добитые остатки варварских славянских племен. Мы не должны ориентироваться что скажет мир, мы строители истории!  

– И еще я хочу, чтобы в течении месяца территория всего Третьего рейха была полностью освобождена от евреев, что бы ни одного не осталось, чтобы они не смели топтать святую империю своими ногами! Мы не в 33 году и даже не в 39, с этого дня начинается новая эра человечества, и она должна быть полностью очищена от евреев, а в дальнейшем и от прочих не полноценных рас и всяких славян. Славян оставить только столько сколько нужно для работы, остальные должны быть уничтожены!  

 

Десятого июля 1944 года по решению Народного суда Франции был приведен в исполнение смертный приговор Шарлю Де Голлю, его повесили прямо в створе триумфальной арки в центре Парижа. Это была месть за позорный Версальский договор 1919 года. Немецкие власти не разрешали убирать тело Шарля Де Голля, только через неделю подполью удалось снять тело и захоронить его в неизвестном месте.  

Одиннадцатого июля привели в исполнение приговор польскому правительству в изгнании. Приговоренных повесили на Рыночной площади разрушенной Варшавы. Ровно через неделю поляков заставили вручную разбирать центр Варшавы, для строительства через нее автомагистрали. Это было сделано с особым цинизмом, чтобы максимально унизить порабощенную восточную Европу.  

Суды максимально широко освещались в прессе и по радио. От желающих быть обвинителем от лица народа не было отбоя, каждый старался проявить лояльность, к новой власти и новому порядку. В Европе от Атлантики до реки Западный Буг был только один порядок, порядок Третьего Рейха.  

 

Пятого сентября через Гибралтарский пролив в средиземное море вошли части Северного военно-морского флота СССР во главе с линкором «Архангельск», крейсером «Мурманск». Гитлер не осмелился воспрепятствовать проходу советских кораблей. Советский флот обогнул всю Европу и вошел в средиземное море.  

Как только в Хайфе обосновалась советская военно-морская база главы прибрежных государств стали искать контакты с представителями СССР и Германии. Многие государства еще не знали к кому лучше примкнуть, но понимали, что сделать это нужно добровольно и как можно раньше, чем потом оказаться на пути одной из сил.  

Военная эскадра специально прошла максимально близко к берегам Италии. Это была идея Молотова. Он надеялся произвести впечатление на Муссолини и подтолкнуть его к принятию решения на сближение с СССР. После освобождения Муссолини немецкими десантниками под командованием Отто Скорцени, он был не более чем марионеткой в руках своих немецких освободителей и конечно это положение его не устраивало.  

На фоне ухудшения итало-немецких отношений Бенито Муссолини все больше сближался с Пальмиро Тольятти.  

По распоряжению Муссолини Тольятти был направлен в Москву для обсуждения ситуации в Средиземном море. Эти переговоры еще раз подтвердили грядущий большой передел мира.  

Одновременно с переговорами с Италией в Москве, СССР активно вел переговоры с Турцией. Турция до последнего времени занимала нейтралитет, но под ее контролем находился Босфор, а со стратегической точки зрения этот пролив был крайне важен.  

Переговоры были сложными, Италия и Турция пытались заручиться от СССР гарантиями своего суверенитета, а для СССР основной задачей было добиться размещением своих военных баз на их территориях. По результатам переговоров были достигнуты условия, которые всех устраивали, что было зафиксировано подписанием тройственного пакта, который вошел в историю как пакт Сталина – Муссолини – Исмета.  

На этих переговорах также решался вопрос Суэцкого канала, а точнее дальнейшая судьба Египта. Но как уже было однажды в Мюнхене, в переговорах касающихся дальнейшей судьбы страны, представители именно этой страны не были приглашены.  

Египту был выдвинут ультиматум – в течении недели подготовить директивы во все войсковые подразделения о не оказании сопротивления, после чего в Египет вводятся союзные войска СССР-Италии-Турции, которые берут на себя полный военный контроль.  

При условии выполнения ультиматума, в Египте не будет проведена смены власти. Это фактически означало оккупацию Египта, но без ведения боевых действий что конечно было более гуманно по отношению к мирному населению. Египет, на территории которого последние годы постоянно шли боевые действия конечно был бы не в состоянии оказать какое-либо сопротивление, и ему пришлось принять все условия. К концу сентября 44 год Суэцкий канал находился под полным контролем союзных войск.  

Союзные войска – это только громкое название, на самом деле это был советский военный контингент, к которому на вспомогательных позициях были добавлены части вооруженных сил Италии и Турции.  

 

К середине сентября в США развился очень сильный политический кризис. На фоне отдаления от СССР, Рузвельт терял свое положение, при этом про нацистские силы все больше набирали силы, антисемитские взгляды начали проникать в массы, ко всему этому добавилось резкое снижение производства, война в Европе сошла на нет, поставки бывшим союзникам прекратились, и как следствие увеличение числа безработицы. Американцы опасались повторения Великой депрессии, и во всем винили действующее правительство.  

В связи с болезней президента США Франклина Рузвельта, и не возможностью выполнения им своих обязанностей были назначены досрочные выборы на 19 сентября 1944 года.  

Кандидатов было несколько, но основных только два, это сенатор Трумэн и предприниматель Форд.  

Для народа казалось, что это реальные и честные выборы, но результат был известен за ранее. Этот результат должен был устраивать как основные капиталы страны, так представителей из-за океана. В итоге 22 сентября представитель избирательной комиссии Эллан Памфиллис объявил нового президента США, им стал предприниматель Генри Форд.  

 

Германия. Резиденция Гитлера Бергхоф. 25 сентября 1944 год.  

– Во-первых, разрешите вас поздравить с заслуженной победой, господин Форд – торжественно произнес Гитлер стоя, держа бокал французского шампанского в руках.  

До этого они не встречались, это была их первая встреча. Победа Форда в США означала что Германия получила нового и очень сильного союзника.  

– Мы свои обязательства выполнили – продолжил Гитлер, развалившись в кресле – и теперь у нас с вами очень большая работа предстоит. Но для начала у меня к вам просьба.  

– Какая? – поинтересовался Форд и наклонился в перед сидя в кресле напротив собеседника.  

Форд не очень хотел сразу ввязываться в войну или оказывать большую помощь Германии, конечно вторая мировая война дала возможность США выйти из великой депрессии, но сейчас становиться противником СССР он не был готов, хотя и понимал, что это неизбежно.  

– Так чем могу служить? – повторил Форд.  

– Ой, сущий пустяк – как будто даже заигрывая произнес Гитлер – Прошу вас депортировать предателей Германии. Мы готовы направить судно за ними, вы их главное препроводите на него. Список передадут вашему помощнику, но главное прошу что бы в первых рядах были высланы Марлен Дитрих и Энштейн.  

– Я думаю, что это совсем не проблема, эту просьбу мы выполним с удовольствием – Ответил Форд.  

– Вот и отлично, а теперь прошу вас пройти в зал, там накрыт стол – Гитлер жестом пригласил Форда в соседнюю комнату.  

– Остальные вопросы мы завтра обсудим в присутствии всей делегации – добавил Гитлер и они вышли из комнаты.  

По возвращению в Германию Марлен Дитрих была предана суду, и за измену родине её приговорили к 15 годам каторжных работ. Гитлер не смог ей простить иммиграцию и отказ работать на благо Германии.  

Энштей, как и многие другие евреи, которые попали в список предателей, сразу же по возвращению были отправлены в лагеря смерти. Из практически 190 тысяч евреев которые смогли в начале войны уехать в США около десяти тысяч попали в этот список смертников.  

Остальные евреи, проживающие в США, подверглись начавшимся гонениям, таким же, как и до этого в Европе. Теперь геноцид набирал все большую силу, но уже в северной Америке. Организованные правительством Форда еврейские гетто все больше напоминали европейские начала сороковых.  

Роберт Оппенгеймер был отстранен от Манхэттенского проекта по разработке ядерного оружия и направлен вместе с семьей в первый концентрационный лагерь для евреев в США который создали в пустыне Невады. США под давлением Германии не могли оставить его в проекте, а учитывая его знания секретной информации по ядерной программе, оставлять его в живых было опасно. Оппенгеймер и Чаплин были первыми жертвами, их убили в газовой камере 27 января 1945 года. С этого момента США полностью переняли практику, отработанную в Германии. Единственная разница была в том, что США позволяли нелегально, закрыв на это глаза, выезжать евреям, но при одном условии что все имущество и все накопления они должны оставить.  

Тридцатого сентября, практически с опозданием на месяц, Эйхман доложил Гитлеру – Третий рейх и все принадлежащие ему земли полностью освобождены от евреев, для это потребовалось уничтожить десять миллионов сто тридцать пять тысяч единиц.  

Единиц не человек, а просто единиц, для Гитлера и Эйхмана это были просто единицы, палочки в таблице учета…  

– Также Великая Германия очищена от цыган и прочих не полноценных рас, славяне сокращены до необходимого числа – с немецкой пунктуальностью доложил он.  

Право на жизнь имели только истинный арийцы и близкие с ними по крови народы, а также те лица прочих этнических групп, которые были полезны Великой Германии.  

 

В октябре оккупированная Норвегия и так называемая нейтральная Исландия объявили о закрытии Норвежского моря для прохождения советских судов через него в целях национальной безопасности. Всему миру было понятно, что сделано это под давлением Германии и США. Конечно это были ответные шаги США, за закрытие Россией северного морского пути.  

Взаимные претензии и санкции набирали все большее оборотов. Двухполюсный мир становился все более напряжённым.  

 

Москва. Кремль 1 декабря 1944 год.  

– Ну что ГОСПОДА – Сталин сделал акцент на слове «Господа» – Мне кажется мы все ближе стоим на пороге начала новой войны? И эта война как мне кажется будет страшнее чем предыдущая. Какие есть мнения?  

Сталин грозно осмотрел всех присутствующих.  

– Может кто ни будь начнет? – еще раз он сверкнул глазами и затянулся трубкой.  

Присутствующие не желали начинать доклад. Калинин вроде что-то проговорил губами, но не решился произнести в слух.  

– Ситуация не такая уж и критическая – начал Молотов – в настоящее время ни одна из стран мира не готовы начать боевые действия.  

– Это лично ваше мнение? Или есть еще кто его разделяет? – несколько даже со злобой спросил Сталин?  

– Это мнение разделяют многие – поднявшись сказал Василевский.  

– Ну что-ж, порадуйте нас, объясните свои взгляды. И прошу по пунктам объяснить, так сказать по странам.  

Сталин и сам понимал, что ни одна страна в мире не готова к большой войне. Но от этого не было спокойней. Практически весь мир четко определился к какой из сторон примкнуть, но это означало только одно, что рано или поздно столкновении этих двух сторон произойдет.  

– Германия к войне не готова, она сама еще слаба. Первый сигнал о ее восстановлении будет, когда она откажется выполнять свои обязательства перед нами по репарациям. Есть мнение что на восстановление ей потребуется минимум три – пять лет, может и больше, но это зависит от ситуации в США – доложил Василевский.  

– США, в США сейчас тяжелая обстановка, экономика падает, растет недовольство результатами выборов. Вряд-ли что они смогут сейчас вести внешнюю войну, им бы не вляпаться в Гражданскую, но и это не на долго, вероятно, что через пару лет они будут готовы к войне, она им очень будет нужна, им ужен внешний враг иначе внутри страны начнется разброд. По этой причине они пока практически прекратили боевые действия с Японией, но это ненадолго.  

– И что, все так здорово в мире? – с ехидством спросил Сталин.  

– Меня очень интересует сколько времени нам необходимо для окончания разработки ядерного оружия – обратился он к Берии.  

– Все работы идут согласно плану – встав доложил Берия.  

– Да мне наплевать на ваши планы – резко прервал его Сталин – меня интересуют сроки, мы должны раньше Америки сделать действующее оружие! Мы должны его испытать и продемонстрировать первыми!  

– К лету сорок пятого года мы точно сможем испытать изделие – уверенно заявил Берия.  

– А что американцы? Виктор Семёнович, как у них идет процесс? – уже более спокойно спросил Сталин у Абакумова.  

– Как это не парадоксально, но в данном вопросе нам помог Гитлер, со своим антисемитизмом, он очень сильно подорвал американскую программу, они практически остались без ведущих специалистов, так что, по нашим сведениям, у них изделие будет готово не раньше начала 46 года – доложил Абакумов.  

Значит и в Америке все беды из-за евреев – съехидничал Сталин – ну что-ж это хорошо.  

–Что еще хорошего с евреями в Америке? – поинтересовался Сталин.  

– Учитывая, что нам удалось по программе «крысиные тропы» вывести значительные капиталы в южную Америку, тем самым подняв там экономику на новый уровень, мы получили там не просто большую лояльность к нам, но реальные возможности получить союзников.  

– Союзники в южной Америке, это очень хорошо, необходимо этот вопрос максимально быстро решить – подытожил Сталин.  

 

Двадцать пятого января 1945 года в колумбийский порт Барранкилья вошли транспортные суда в сопровождении военного флота. Флот выйдя из средиземного боря прошел через Суэцкий канал, обогнул Африку и подошёл к южной Америке. На палубах судов и в трюмах была новейшая военная техника, разгрузка производилась открыто. СССР сделал это максимально демонстративно, показывая всему миру свою мощь. В тот же день в венесуэльском Каракасе встали у причалов совместное соединение советских и итальянских подводных лодок.  

Это было начало, как потом назовут эти события – Карибского кризиса.  

По требованию США было решено созвать заседание Лиги Наций, с участием СССР, Японии и Германии. Самое поразительное было что основные четверо основных участников этого заседания не входили в Лигу Наций, а те страны что были ее участниками практически не имели никакого политического веса.  

На повестке встречи был один вопрос – разграничение зон влияний, и создание буферных демилитаризованных зон.  

Для встречи была выбрана Австралия, это была последняя страна, которая занимала нейтральную позицию.  

Эта встреча была похожа на Мюнхен тридцать восьмого года, на ней решались судьбы стран, мнение которых даже не рассматривалось. Представители этих стран могли только наблюдать за тем как сильные мира распределяют зоны своего влияния.  

Переговоры не привели к ожидаемым результатам ни одну из сторон. Единственное что было достигнуто это договоренность о не возобновлении боевых действий между СССР и Германией, и между Японией и США. Так же был подписан совершенно ничего не означающий договор о неприменении сил в-третьих странах и не влияния на политическую ситуацию в них.  

Сотрудник немецкого министерства правды Джордж Оруэлл назвал эти переговоры – Холодная война. Постоянные нападки одной из сторон на противника подталкивали к началу военных действий, при этом каждая сторона понимала, что они еще не готовы и нужно еще немного времени.  

 

Германия. Резиденция Гитлера Бергхоф. 1 июля 1953 год.  

– Мне кажется сейчас самое время ударить по советам – задумчиво сказал Гитлер.  

За последние пять лет его влияние в мире сильно ослабло. В самой Германии, особенно среди своих когда-то преданных соратников, он уже не пользовался однозначным авторитетом. Экономического чуда не получилось, территория оказалась большой, но явное этническое не равенство, не дали плоды процветания арийцам. Получилось, что есть правящая нация, но нет тех кто на эту нацию будет работать. Значительные репарации перед СССР тоже были большим грузом для немцев, вся ответственность за это все цело ложилась на Гитлера, а других виноватых во всех бедах уже найти не удавалось. США все больше занимали главенствующую позицию в мире, а Германия медленно угасала. Сопротивление внутри Рейха сошло практически на нет, были отдельные отряды сопротивления, но их загнали глубоко в леса, и они практически не докучали власти. Любое инакомыслие мгновенно каралось. Население Рейха безропотно существовало, и только в высших эшелонах власти начали витать мысли о изменении политики и смещения некогда так любимого Фюрера.  

– С советами пока подождем – отрезал Форд – первый вопрос — это тихоокеанский регион.  

Гитлер молча потупил глаза, он понял, что теперь все вопросы решает Форд.  

Для США очень остро стояла проблема Тихого океана, который был закрыт для них с карибского кризиса, когда мир поделили на зоны.  

– Адольф, нам необходимо что бы вы сейчас сделали вид что начинаете перевооружение и передислокацию войск на восток, я не прошу вас начинать войну с советами, а просто сделайте так что бы им пришлось бы больше уделять внимания вам. А мы тем временем решим вопрос с японцами и тогда уже на два фронта ударим по советам – слова Форда звучали не как просьба, а как указания к действиям, что очень сильно оскорбляло Гитлера. Ему, Гитлеру, человеку, который завоевал Европу, смел указывать какой-то янки.  

– Пожалуй вы правы – покорно согласился Гитлер.  

 

Шестого августа 1953 года в час ночи по московскому времени США нанесли первый в истории человечества ядерный удар по японскому городу Хиросима.  

 

Москва. Кремль 6 августа 1953 год 1 час 15 минут.  

– Нанести ядерный удар по Вашингтону, Нью-Йорку, Детройту, Ванкуверу, Оттаве и Мехико – резко сказал Хрущев и яростно ударил кулаком по столу – Я им покажу Кузькину мать.  

– Но это приведет к ядерной войне – попробовал возразить Василевский.  

– Если мы не ударим первыми, завтра они ударят по нам. И по Берлину тоже нанести удар – добавил Хрущев…  

 

Москва, Кремль, 23 сентября 1943 год.  

– Товарищ Сталин, немцы просят провести переговоры – произнес Молотов.  

– Никаких переговоров! – резко сказал Сталин!  

 

Германия. Берлин. лето 1945 года.  

Проезжая по побежденному Берлину, Жуков остановился напротив плаката – «Gibt mir fünf Jahre und ihr werdet Deutschland nicht wieder erkennen (Дайте мне пять лет, и вы больше не узнаете Германию) Adolf Hitler».  

Он грустно посмотрел на надпись и добавил шёпотом – Мы их освободили, и они нам этого никогда не простят.  

– Кто они? Немцы? – Спросил водитель.  

– Нет, вся остальная Европа…  

 

 

–------------------------------------------------------------------  

 

СССР  

Василевский, Александр Михайлович – начальник Генерального штаба СССР май 1942 — февраль 1945  

 

Жуков, Георгий Константинович – Заместитель Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами СССР — первый заместитель Народного комиссара обороны СССР 2 августа 1942 — 24 июня 1945  

 

Абакумов, Виктор Семёнович – начальник главного управления контрразведки «Смерш» 19 апреля 1943 — 4 мая 1946 г.  

 

Берия, Лаврентий Павлович – Народный комиссар внутренних дел СССР декабрь 1938 — декабрь 1945  

 

Калинин, Михаил Иванович – Председатель Президиума Верховного Совета СССР «всесоюзным старостой» 17 января 1938 — 19 марта 1946  

 

Молотов, Вячеслав Михайлович – Народный комиссар иностранных дел СССР 3 мая 1939 — 15 марта 1946  

 

Вознесенский, Николай Алексеевич – член комитета при СНК СССР по восстановлению хозяйства на освобожденных территориях (с 1943)  

 

Меркулов, Всеволод Николаевич – Народный комиссар государственной безопасности СССР 3 февраля 1941 — 15 марта 1946  

 

Судоплатов, Павел Анатольевич – Во время Великой Отечественной войны, возглавлял 4-е управление НКВД.  

 

Александр Семёнович Панюшкин – посол СССР в Китае 1939—1944  

 

Малиновский, Родион Яковлевич – с июля 1945 года командовал Забайкальским фронтом. Основной полководец в Советско-японской войне 9 августа по 3 сентября 1945 года.  

 

Германия  

Риббентроп, Иоахим фон – Министр иностранных дел Германии 4 февраля 1938 — 30 апреля 1945  

 

Цейтцлер, Курт – Начальники генерального штаба Сухопутных войск 24 сентября 1942 — 10 июня 1944  

 

Кейтель, Вильгельм – Военный министр 1938—1945  

 

Гиммлер, Генрих – Рейхсфюрер СС 6 января 1929 — 29 апреля 1945, Рейхсминистр внутренних дел 24 августа 1943 — 29 апреля 1945  

 

Дёниц, Карл – главнокомандующий кригсмарине (ВМС) 30 января 1943 — 1 мая 1945 года, гросс-адмирал  

 

Геббельс, Йозеф – Рейхсминистр народного просвещения и пропаганды Германии 13 марта 1933 года — 1 мая 1945 года (один из ближайших соратников Гитлера)  

 

Функ, Вальтер – министр экономики Германии 4 февраля 1938 — 1 мая 1945  

 

Бакке, Герберт – Рейхсминистр продовольствия и сельского хозяйства Третьего рейха 23 мая 1942 года – 1 мая 1945 года  

 

Эйхман, Адольф – с декабря 1939 года начальник отдела IV D 4, затем IV B 4 («еврейский отдел») Главного управления имперской безопасности, непосредственно отвечал за «окончательное решение еврейского вопроса»  

 

Геринг, Герман – главнокомандующий Люфтваффе 1935—1945  

 

Мюллер, Генрих – начальник тайной государственной полиции (IV отдел РСХА) Германии 1939—1945  

 

Альфред Гельмут Науйокс – Один из основных организаторов Глайвицкой провокации (операция «Консервы») которая послужила поводом для нападения Германии на Польшу в 1939 году.  

 

США  

Даллес, Аллен – сотрудник управление стратегических служб США (прообраз будущего ЦРУ), с конца 1942 года по 1945 год возглавляет разведывательный центр в Берне  

 

Уильям Аверелл Гарриман – посол США в СССР 1943-1946  

 

Рузвельт, Франклин Делано – 32-й президент США, 4 марта 1933 — 12 апреля 1945.  

 

Трумэн, Гарри – 34-й Вице-президент США 20 января — 12 апреля 1945 года  

 

Генри Форд — американский промышленник, владелец заводов по производству автомобилей, оказывал серьёзную финансовую поддержку НСДАП  

 

Англия  

Кларк Керр, Арчибальд – посол Великобритании в СССР 1942—1946  

 

Япония  

Сигэмицу, Мамору – Министр иностранных дел Японии апрель 1943 — апрель 1945  

 

Италия  

Муссолини, Бенито – Глава правительства, Дуче фашизма и основатель Империи 24 декабря 1925 — 25 апреля 1945  

 

Тольятти, Пальмиро – с 1926 года генеральный секретарь Итальянской коммунистической партии.  

 

Турция  

Исме́т Инёню́ – 2-й Президент Турции 11 ноября 1938 — 22 мая 1950  

| 110 | оценок нет 15:01 05.10.2021

Комментарии

Lyrnist16:20 05.10.2021
Тема любопытная, она мной тоже частично разрабатывалась, но:
1. Не слишком грамотно, по тем кускам, которые я успел заметить при беглом осмотре .
2. Не соблюдна специфика известных исторических характеров и временных рамок. Я вижу, что стоит "Альтарнатива". Н офакнтастики не стоит...
3. Название фактически стянуто с известного короткометражного фильма с патриотически-исторической подоплёкой. По-моему это дурной вкус, хотя дело ваше.

Книги автора

Горькое лето двадцатого века
Автор: Wlei
Рассказ / Военная проза Драматургия История Проза События Другое
История двух совершенно разных людей, прошедших войну. Их ничего не должно было связывать, но на самом деле у них много общего. У каждого человека есть тайны, которые становятся известными только ... (открыть аннотацию)когда придет время…
Теги: вторая мировая война истрия
14:37 16.09.2021 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.