Режим чтения

Обманные аметисты 18+ Глава 1 - 33 ( продолжение повести "Вальс на булыжниках")

Повесть / Приключения, Проза, События, Юмор, Другое
Приключения двух девушек на производственной практике в геологоразведочной партии.
Теги: геолог тайга девушки выживание цель

Оглавление

Глава 1. Первый пациент Глава 2. Учебная геологическая практика. Глава 3. Дальняя дорога. Глава 4. Якутский тракт. Глава 5. Знакомство с партией. Глава 6. Обитатели партии. Глава 7. Операция дрова. Глава 8. Соседи. Глава 9. Познание жизни. Глава 10. Охота. Глава 11. Не вызывайте вертолет. Глава 12. Выяснение отношений. Глава 13. Рушатся планы дедушки Миши. Глава 14. Лагерь должна покинуть. Глава 15. Эксперимент. Глава 16. Переезд в палатку. Глава 17. Приезд якутов. Глава 18. Налет на лагерь. Глава 19. Новенькая в нашей палатке. Глава 20. Снова пополнение. Глава 21. Охота с Диким. Глава 22. Баклажанная икра. Глава 23. Ревность. Глава 24. Взрывные работы. Глава 25. Подземные аметисты. Глава 26. Неожиданный визит Оксаны. Глава 27. Приезд ревизора по аметистам. Глава 28. Путешествие в Алдан. Глава 29. Последняя охота. Глава 30. Отъезд из партии. Глава 31. Путь от Алдана до поезда. Глава 32. Мы в поезде. Эпилог.

Глава 1. Первый пациент

... Как хочется отдохнуть. Руки устали, тело ломит. Может уже заболела? Нет, заболела бы намного раньше, а сейчас просто очень хочется спать. Веки сами смыкаются. По коридору слышатся торопливые шаги.  

 

– Мария! Маша! Где эта Машка находится? – слышались ворчливые возгласы нашей Валентины Петровны.  

 

– Чего ты ее Машкой называешь? Хорошая трудолюбивая девушка. Другие вон уже давно сбежали, а эта все работает. Устала, наверное, отдыхает в подсобке, – звучал мелодичный голос старшей медицинской сестры Анны Васильевны.  

 

– Чего это отдыхает, смена еще не кончилась? Вся ночь впереди, – и с громким стуком отворила дверь, за которой я присела отдохнуть.  

 

– А вот ты где. Быстро иди в двадцать седьмую палату, срочно убрать там надо и дезинфекцию сделать, – прокричала командным тоном.  

 

Высокая, жилистая средних лет женщина мощной фигурой закрывала все пространство двери. Это о них говорят, что в горящую избу войдет и коня остановит. Думаю, что коня не остановит, а просто голову ему свернет. От ее громкого голоса в голове били колокола. Быстро вскочила, протиснулась мимо и побежала по коридору. Защитный костюм заглушал голос, и что еще кричала мне вслед – не слышала. Уже закончила убирать палату, когда открыла дверь Анна Васильевна.  

 

– Напряжение спало, пройди дезинфекцию, и отдохнем немного в зоне отдыха, там тебя жду, не забудь ультрафиолетовую лампу включить, – сказала она.  

 

Наконец-то немного отдыха. Быстро занесла швабру, ведро и пошла на пункт дезинфекции. Медицинскому персоналу положено два часа на обед, но при таком объеме работ и тяжелых больных мы совершенно не успевали отдохнуть.  

 

Анна Васильевна сидела на скамейке и немного дремала.  

– Садись Маша, поспи, – пригласила она, – возьми свою бутылочку, разогрей в микроволновой печи и попей чай.  

Я присела на стул и начала утолять жажду чаем.  

 

– Тетя Аня, ну почему меня так Валентина Петровна не любит?  

 

– А она никого не любит. Себя тоже не любит. Что-то не везет ей по жизни – вот она такая и сварливая, но ты не обращай внимания. Мы уже давно к ней привыкли. Работник она хоть куда, все у нее в порядке и работает без устали и от других также требует. Забывает, что мы не машины и иногда работаем на пределе.  

 

– Тетя Аня, я уже семь месяцев работаю, а ни разу не принимала больных. Мы это все проходили в медицинском колледже, можно я хоть одного больного оформлю в больницу.  

 

– Да зачем тебе это надо? У тебя своей работы полно, ночью немного затишье, набирайся сил.  

 

– Ну, одного больного можно приму. Представляете: привозит машина больного, я принимаю, расспрашиваю обо всем, месяц за ним ухаживаю. Молодой человек влюбляется в меня.  

 

– А почему ты решила, что привезут молодого человека, фантазерка?  

 

– Я загадала, если больного человека выхожу, то поступлю дальше учиться в Вуз и стану настоящим доктором. Мне обещали дать рекомендации из этого госпиталя после окончания эпидемии. Ну, можно приму больного. Никто не узнает об этом. Это моя мечта сейчас.  

 

– Неизвестно когда эта эпидемия закончится, уже полгода длится, а больные поступают и поступают. Ну, хорошо! Какая первая скорая помощь приедет, тот и будет твой долгожданный пациент.  

 

– Вот спасибо, – и подбежала к окну выглядывать суженого.  

 

Машины не было. Днем иногда становились в очередь с больными, а тут, ни одной скорой. Украдкой посмотрела на Анну Васильевну – она спала. Весь медицинский персонал за это время научился быстро отключаться для отдыха, драгоценные минуты покоя давали новые силы для работы. В костюмах, которых ходили в этой зоне летом очень жарко, а вот поздней осенью стало легче, а может просто привыкли. Отличаем друг друга только по комплекции и именам, которые написаны прямо на материи впереди и на спине.  

 

На территории госпиталя горит свет, очень тихо, скамейки под окнами отражают свет фонарей, кажется, что все замерло в этом мире. Эта обманчивая тишина скрывает мягкий шум приборов, которые замеряют параметры наших больных и вентилируют легкие. За приборами на пульте следит дежурный врач.  

Вдали увидела огоньки скорой помощи. Машина направляется к нашему корпусу.  

 

– Анна Васильевна. Везут к нам больного, – начала трясти ее за плечо.  

 

– Маша, напугала меня. Везут – значит довезут, одевайся и пошли быстро на первый этаж в приемный покой.  

 

В приемной уже стоял фельдшер, когда мы опустились на лифте.  

 

– Принимайте больного.  

 

Анна Васильевна взяла сопроводительные документы.  

 

– А где данные паспорта, СНИЛС? Где направление в наш госпиталь? Анализы, что у больного ковид?  

 

– У больного вообще нет документов, – нам его, то есть ее спасатели передали. По всему городу возим, ни одна больница не берет. Говорят, что не их пациент. Определили вроде ковид у нее. Принимайте, а то помрет бабушка в скорой помощи.  

 

– А почему решили, что ковид?  

 

– Без сознания, плохо дышит, хрипы. Принимайте, – на повышенных тонах начал говорить фельдшер.  

Я стояла в растерянности, что делать? Все надежды о молодом пациенте разом рухнули. Анна Васильевна взглянула на меня с сожалением.  

 

– Ну что будешь ждать следующего, – спросила с легкой иронией.  

 

– Нет. Буду принимать эту женщину, – вылезло моё упрямство, села за стол, вытащила бумаги для оформления больных в стационар. Фельдшер с шофером уже везли каталку.  

 

– Распишитесь, что приняли пациента, мне еще в МЧС отчитаться нужно, – сказал фельдшер.  

 

На каталке лежала старая женщина, закутанная в потрепанную телогрейку, на шапке платок, завязанный, где-то за спиной. Руки и лицо белые и только быстрые хрипы напоминали, что она еще жива.  

 

– Боже! Вторую бомжиху за сутки привозят. Где вы ее взяли? Почему к нам? Как ее оформлять?  

 

– Да вид у нее не очень хороший, но не может она быть бомжихой. Нашли заблудившиеся туристы в горах, вот просто об нее споткнулись. Так бы никто и не заметил. До дороги МЧСники тащили на себе, а там уже и скорая помощь подъехала. Бомжи в горах не ходят, они в городах обитают. Ну, спасибо, мы поехали, – и они быстро исчезли из приемной.  

 

– Маша, давай быстро заполняй документы, надо все с нее снять. Пиши пол женский, среднего роста – метр шестьдесят, возраст около семидесяти. Пульс слабый, обморожений не обнаружено, дыхание частое с хрипами. Неси новый мешок под одежду. Смотри сотовый, только не работает, – она снимала одежду, а я заполняла анкету под диктовку.  

 

Под телогрейкой обнаружилась приличная одежда. Пришла недовольная Валентина Петровна, принесла больничное облачение. Начала помогать раздевать больную.  

 

– Пока анализы все сделают, в бокс везите, – сказала она.  

 

– Но там же маленькая комната и лежит уже одна женщина, вторая кровать не поместится, – пыталась возразить я.  

 

– Одна бомжиха другой не помешает – в бокс ее, пусть на каталке полежит, может и перетаскивать не надо, – и она сама покатила больную к лифту.  

 

Я кинулась ей помогать. Вот и мечта. Только теперь я поняла, в какие рамки загнала себя. Все сбудется, пусть только выживает мой первый пациент.  

 

Наверху нас уже ждал врач, пока мы везли, он успел бегло осмотреть больную, раздавал команды – все задвигалось, несли капельницы, ставили уколы. Я сидела в коридоре на подоконнике и наблюдала за суетой, моя помощь пока не нужна. Быстро все стихло, прокралась к боксу и заглянула туда. В комнате лежали две пожилые женщины. Казалось, что они спали глубоким сном. Следом неслышно зашла Анна Васильевна, проверила капельницы, посмотрела сатурацию, взяла меня за плечи и вывела из комнаты.  

 

– Пока им нужен только покой. Жаль, что нет у них никаких документов. Может все-таки найдутся родственники, и лечение лучше будет для них. Позвать, если подвезут принца, – она загадочно посмотрела на меня.  

 

– Нет. Уже хватит, пойду мыть коридор.  

 

Перед передачей смены заглянула в палату, бабушки лежали без изменений, но живые. Я отправилась домой.  

 

По дороге купила продуктов, но смогла дома только попить чай с булочкой и уснула мертвецким сном. Проснулась поздно вечером, приготовила себе еду, включила телевизор. Новости слушать давно не могу, везде говорят только о коронавирусе, а мне на работе его вполне хватает. Живу одна, никто особо меня не беспокоит, учеба перенесена на дистанционное обучение, но она начнется только через две недели.  

Мысли возвратились к этой женщине, чего это она такая старая делала в горах? Да и горы от нас очень далеко, чего это ее к нам привезли? Кто она такая? При ней не обнаружили документов. А что будет, если не найдутся родственники?  

 

Это получается, как мою маму похоронили в неизвестной могиле, а мы с папой узнали об этом через несколько лет. Хотя он тоже не так долго прожил после ее смерти. Но я за ним ухаживала, он был всегда рядом. Вспомнила, что документы я так и не сдала, и свидетельства о смерти у меня нет. Достала шкатулку с ценными бумагами. С фотографии на меня смотрела немолодая, но еще и не старая мама. После ссоры с отцом без вещей и документов ушла к другому мужчине, сказала, чтобы ее не искали. Папа ждал, что вернется, попросит прощения и останется с ним навсегда. Но она не вернулась ни через день, ни через месяц. Иногда приходили письма без обратного адреса, в которых писала, что у нее все хорошо. Мамины документы положила в сумочку и решила взять на работу.  

 

На следующий день пришла в гости подруга Ася. Она работает в соседнем корпусе, но с более легкими больными. Стрекотала об одном больном, который уделяет ей много внимания, угощает фруктами и конфетами. Похвастаться перед ней нечем, и я рассказала, как принимала первого больного, и о своей мечте после колледжа идти в медицинский институт. Ася посмеялась надо мной, и снова все разговоры крутились около ее загадочной любви.  

 

На следующую смену одела больничный скафандр, захотела навестить альпинистку – бабульку. В комнате стояла одна кровать, каталка отсутствовала, я обомлела. В комнате лежала одна бабушка, пригляделась, вроде стала узнавать в ней свою пациентку. Волнение немного улеглось. А где же другая? Подошла Анна Васильевна.  

 

– Умерла на следующую ночь, не приходя в сознание. Видимо еще долго в морге придется лежать, пока похоронят. Эта еще держится, но так никто ее и не искал. Где взять документы, кто она такая? Главный врач Галина Ивановна ругалась, надо разыскать родных.  

 

– Тетя Аня, есть документы, лежат в сумочке, передали родственники, потом покажу, – неуверенно сказала я.  

 

– Маша ты врать не умеешь, даже и не пытайся. Откуда они у тебя?  

 

– Мамины.  

 

– А вдруг ей понадобятся?  

 

– Уже не понадобятся. Давно уже не нужны.  

 

– А не просрочены? И как будет выглядеть – вы на одной фамилии.  

 

– Да не должны быть просрочены, а фамилия у меня отца. Не догадаются. И прописка разная, расходились, разъезжались по разным домам, потом снова соединялись.  

 

– Хорошо, потом внесем в компьютер, и табличку на кровати поменяем. Иди, работай, а то Валентина уже свирепствует.  

 

– Можно к ней заходить буду?  

 

– Не можно, а нужно. Ее закрепили за тобой, так что ухаживай.  

 

– Ой, спасибо! А она выживет?  

 

– Ну, я не бог. Будем надеяться. Все, что врач выписал, мы делаем. Видимо много побочных болячек у нее. А сказать не может. Будем изучать. Ну, беги.  

 

Документы внесли, табличку поменяли. Теперь ее звали Новикова Светлана Юрьевна. Я уже свыклась, что вместо принца привезли бабульку. Она напоминала мне мою маму, которая просто бросила нас с папой.  

 

– Маша ты где? Опять заходила к своей принцессе? – язвительно спросила Валентина.  

 

– К какой принцессе?  

 

– Которую, вместо принца привезли, – громко засмеялась она.  

 

Если бы не маска, то все могли увидеть, как я покраснела, но так никто ничего не заметил, только еще несколько человек смехом поддержали язвительную Валентину Петровну. Интересно кто ей мог все рассказать, неужели тетя Аня? Надо спросить, но больные забирали все время, и поговорить с ней мне долго не удавалось.  

 

Через несколько дней мне представился случай поговорить с Анной Васильевной.  

 

– Тетя Аня. Откуда узнали, что я принимала бабульку? – спросила я.  

 

– Вот то же самое и я хотела спросить. С соседнего корпуса пришли эти новости. Не догадываешься, кто это мог быть?  

 

– Наверное, Ася. Даже главный врач проходит мимо меня и улыбается.  

 

– Прямо уж улыбается, ты сквозь маску видишь?  

 

– Я по глазам вижу.  

 

– Если хочешь, чтобы никто не знал, никому не говори. Умей держать язык за зубами. Ну, теперь воспринимай как шутку и все забудут. Будешь обижаться – долго будут помнить. Ничего – учись выживать в коллективе, – и тихонько похлопала меня по плечу, – как у нас родственники Светланы Юрьевны не объявились?  

 

– Нет, никто не искал. Может она богатая предпринимательница. В бреду об алмазах, золоте, аметистах говорит. Бред конечно. А может такое быть?  

 

– Опять сочиняешь. Я людей за версту чую, простая пенсионерка. Её нижнее бельё видела? Разве богатая дама будет в таком простом белье ходить? Ни маникюра, ни педикюра, прически нет. Да и богатые по горам не шастают, а в джипах разъезжают или на собственных самолетах. И отдыхают на Канарах, а лечатся в Германии. А эта лежит в комнатушке, которая совсем недавно называлась просто подсобкой. Так что оставь свои сочинения для будущих детей.  

 

– А может клад у нее?  

 

– Видимо от работы у тебя крыша поехала. Больше отдыхать надо. Ладно, надо идти работать.  

 

Перед тем как уйти с работы, зашла к своей подопечной. Она металась в бреду, я положила руку на голову:  

– Все хорошо. Спи спокойно.  

 

Бабушка притихла, видимо заснула. Хотя она спала день и ночь...  

| 3142 | 5 / 5 (голосов: 1) | 17:50 02.07.2021

Комментарии

Книги автора

Вальс на булыжниках 16+ Глава. 1-46
Автор: Lada2020
Повесть / Приключения Проза События Юмор Другое
Приключения двух девушек на производственной практике в геологоразведочной партии.
Теги: геолог тайга девушки выживание цель
15:55 09.04.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Увидеть Париж и умереть
Автор: Lada2020
Рассказ / Другое
Аннотация отсутствует
Теги: Париж
16:00 08.04.2020 | 5 / 5 (голосов: 14)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.