Назови свое имя

Рассказ / Постмодернизм
Аннотация отсутствует
Теги: волосы дыбом дама мы имя сумасшедший

 

–Привет! Как дела, – и без паузы, потому что это не вопрос, а привычный оборот речи, – Пойдем в кино! Сеанс через тридцать минут, я взял билеты. Если ты выйдешь прямо сейчас, то мы успеем.  

 

Ага! Спасибо за " мы". Ты знаешь каким словом попасть в ту часть моего головного мозга, которая принимает решение.  

–Боюсь, я не успею. Мне надо собраться, – я смотрю на часы и прикидываю сколько минут я потрачу на "навести марафет", то есть хотя бы ресницы успеть накрасить тушью, и грустно думаю о том, что постиранные джинсы высохли, а вот будь они мокрые, была бы причина отказаться.  

 

–Да? Ну, как хочешь, -как будто мое " успеть собраться" зависит лишь только от желания, – Еще журнал будет, минут десять!  

Он взял билеты и он знает, что я успею, он все про меня знает.  

Я ловлю машину, благо уже глубокий вечер и пробки" рассосались".  

 

Короткое модное пальто, по причине спешки- нараспашку, ветер раздувает небрежно повязанный на шее не шарф даже, а целый палантин и забрасывает его концы мне на лицо, прилепляясь к свежей помаде на губах – выгляжу шикарно!  

 

–А Вы... заплатите? – недоверчиво обращается ко мне водитель машины, после того, как я называю адрес.  

Он что, идиот что ли? Или у меня совсем не платежеспособный вид или... что? Да тут и ехать -то пять километров.  

 

–Конечно заплачу, – улыбаюсь я дружелюбно и продолжаю спокойно, будто я никуда не спешу, – И сколько?  

Водитель называет цену и я сажусь на сидение рядом с ним.  

Он, как нарочно, "собирает" все красные светофоры по дороге, плетется со скоростью сорок километров. Я терплю, но хуже то, что через каждые две минуты, он поворачивает ко мне свое лицо со взглядом затравленного животного и повторяет свой вопрос:" А Вы заплатите, да? " Наверное, он сумасшедший.  

 

– Остановите здесь пожалуйста! – я прикидываю, что выйду раньше, срезав пространство до нужного мне места через дворы домов. Этот, почти- центр- города я знаю как свои пять пальцев.  

–Да, лучше Вам выйти! – говорит водитель как-то обреченно, и останавливает машину, – Вы все равно не заплатите, я сразу понял, таких как Вы надо бесплатно возить.  

 

Нет, моему удивлению нет предела! Я достаю купюру, кладу ее на приборную панель и выхожу, мягко захлопнув дверцу.  

Машина срывается с места: оказывается этот водитель умеет ездить гораздо быстрее той скорости, которую демонстрировал мне по дороге.  

 

Я смотрю на часы- сеанс начался, значит у меня есть минут десять- столько обычно идет журнал, а здесь, через дворы, идти минут пять всего. В кармане пищит мобильный- СМС от тебя: "Я оставил твой билет у контролера, второй зал. Назови свое имя. "  

 

Иногда меня сильно возмущает твоя увереность во мне: а вдруг я не поехала, или нет- поехала, села в машину к сумасшедшему, и да- он меня чуть не убил по дороге, а ты даже не позвонил мне, что бы узнать, что бы...  

Я так хорошо знаю, что бы ты на это ответил. " Да ладно! "- ты бы сказал, что означает: такого не может быть, сгущаешь краски или еще хлеще, пропустив все мимо ушей: " Ты что-то сейчас сказала? "  

 

Арка во двор забрана чугунной, под старину, решеткой(это наверное от " чужих" машин поставили, двор-то – сквозной), но калитка открыта, и я смело шагаю через ее нижнюю перекладину. Во дворе- "майдан", первое, что мне приходит в голову. Огромные бочки, в которых горит смола, по всей видимости- так они чадят, мужчины около бочек, в черных и кажется кожаных фартуках, с большими палками, выпачканными в смоле, в руках.  

 

Поблизости странная группа людей, собравшихся видимо на какое-то мероприятие: на мужчинах под темными костюмами- белые рубашки с галстуками, женщины- в платьях до колена и до полу, на их головах- у кого платочки, у кого шляпки. Тишина, во двор не проникают звуки с улицы, только гул неясный стоит, неприятный.  

 

Что это? И как реагируют на это светопредставление в такой поздний час жители дома, задаюсь я вопросом, и смотрю на окна, выходящие в двор-колодец. Все окна темны. Это значит- проблемма с электричеством. Авария, поэтому и бочки, с кострами в них. Но, признаться, "это", увиденное своими глазами, представшее передо мной – столь внушительно по иходящей от " этого" негативной силе, что моя попытка разумного объяснения звучит слишком слабым голоском рацио в многоголосье ужаса, проникающего в меня.  

 

Мне надо пройти сквозь двор, но ноги упрямо стоят на месте.  

– Пятьдесят вторая, дама! – раздается густой голос мужчины, я не вижу его обладателя, но вижу, как женщина стоящая невдалеке от меня, вздрагивает и покорно идет через расставленные бочки, туда, откуда слышится голос.  

 

– Восемьдесят седьмая, дама! – голос раздается через небольшую паузу, во время которой пятьдесят вторая дама скрылась середи бочек, в черном дыму.  

Что происходит здесь? Дают что-то по спискам, по номерам?  

– Извините! – дрожащим голосом произносит старушка из-за моей спины, обращаясь ко мне, – сказали восемьдесят седьмая? Я не ослышалась?  

 

– Да... кажется, – я чуть разворачиваюсь, пропуская ее вперед- привычка к вежливому обращению со старшими у меня не пропадает в любой ситуации.  

Она обходит меня, у нее в руках белое полотенце, на нем стоят новые туфли на низком каблуке. Она идет на вызваший ее голос, бережно неся эти туфли перед собой, и тут я замечаю, что она ступает по асфальту в одних хлопачтобумажных колготках или чулочках.  

 

Из ближайших ко мне бочек вырывается столб огня и дыма. В меня летит пепел. Мужчина, помешивающий в бочке огненное варево, виновато улыбается.  

– Извините, сорок шестая дама, не рассчитал чуток.  

– Это Вы мне? Нет, я не из списка... вашего.  

 

– Разве? – Он улыбается как улыбался мой дедушка, когда я давала неправильный ответ на арифметичекое действие.  

Он только не сказал:" Подумай хорошенько".  

 

О чем подумать?  

С какой стати я- "Сорок шестая дама"!  

Дама.  

Сорок шестая.  

Сорок шесть... волосы дыбом- это мой возраст.  

 

– Восемьдесят третий, кавалер! – прерывает мои размышления голос невидимого мужчины.  

Я вижу восемьдесят третьего кавалера. Он отделяется от нескольких мужчин, с которым стоял и направляется ко мне! Нет, показалось, он направляется туда, куда ушла восемьдесят седьмая дама, но он смотрит на меня, скалится, обнажив голые десны рта и элегантным жестом фокусника достав из кармана своего черного костюма пару вставных челюстей, произносит:"Ам! "  

 

Я вероятно застыла в изваяние, потому что не чувствую ни рук ни ног. Мне бы сейчас очень помог твой звонок, мне он даже необходим, но учитывая всю историю наших взаимоотношений, я на него не рассчитываю. Ты можешь позвонить завтра, или через неделю, даже не понтересовавшись почему я не пришла в кинотеатр.  

 

Я только сейчас почувствовала, что во дворе холодно- холодно, даже для осени.  

Надо проявить волю. В конце концов ноги и руки управляются мозгом, значит я должна им приказать двигаться. Но... подумать о воли, и заставить ее дейтвовать- совсем разные вещи.  

 

– Сорок шестая, дама! – этот голос раздается как выстрел над ухом. Меня трясет как в лихорадке и кажется, я даже потею. "Это не меня, я здесь случайно, и вообще, все это- дьявольская фантасмогория". – усиленно муссирую спасительную мысль, пытаюсь верить в нее безгранично и топаю ногой от злости. Мне удается топнуть ногой! Это победа! Нога кажется ватной, но очень быстро наполняется изнутри впивающимися в нее невидимыми иголками: " Ой! "  

 

Я топаю и топаю об асфальт одной, ужасно болящей ногой, пока другая стоит себе как вкопанная.  

Все смотрят на меня: и странные люди в галстуках, платочках с туфлями в руках и челюстями в карманах, и мужчины в фартуках, помешивающие свое огненное варево в бочках.  

 

– Я никуда не пойду! – этот крик души я произношу громовым шепотом.  

Повисает абсолютная тишина, все перестают двигаться.  

Из черного дыма между бочками неторопливо выходит низенький полноватый лысый мужчина. Он равнодушно смотрит на странную групу людей, вынимает из замасленного кармана пиджака нечто, напоминающее песочные часы, перевертывает их, засовывает обратно в карман и вперивает в меня свой страшный взгляд. Его глаза буравчиками впиваются мне в мозг, продрав его кажется навылет- голова кружится и начинает болеть. Я уверена, что если я отведу взгляд, то упаду. Упасть перед ним? Не дождется, и я выдерживаю этот взгляд полный холодного змеиного яда.  

 

– Ты же давала заявку?  

– Что? Какую заявку?  

– На смерть.  

 

Господи, я что, среди сатанистов? Это секта, которая вот так запросто творит свои делишки во вдоре дома-почти- в центре- города? Какой бред несет этот придурок: я давала заявку на смерть. Я... сама... заявку...  

 

Это было перед Новым годом. В этот день ты сказал, что не любишь меня, сказал, что не то чтобы никогда не любил, а сейчас не любишь, а что было раньше уже не важно и предложил остаться друзьями. Я уехала домой и долго сидела на диване, глядя в стену, а потом была ночь и я чувствовала, что это конец, я искала и не находила смысл продолжать жизнь, в которой не будет тебя. И я попросила...  

 

Да, это правда, я попросила смерти.  

Было.  

Не отверететься.  

 

Все последующие дни, недели, месяцы я жила по инерции, до тех пор пока ты не позвонил однажды и все началось снова. Все внешне было как раньше, кроме одного исключения- мы не жили вместе под одной крышей и ты словно черту провел между нами, которую невозможно переступить. Мы были рядом, но никогда уже не были вместе.  

 

Каждый раз, когда ты звал меня, я не находила в себе сил отказаться, и каждый раз я задавала вопрос себе: зачем теперь я тебе нужна- и никогда не получала ответа. Я думаю, ты и сам его не знал. Сколько раз, я собиралась закончить эти мучительные для меня ( вполне допускаю, что и для тебя)и никчемные псевдодружеские отношения, столько же раз я не решалась это сделать.  

 

Воля, которая с трудом заставила сейчас двигаться одну мою ногу вероятно изменила мне в ту ночь, когда я... подала заявку на смерть. А может быть, после этой ночи я тогда уже... и больше не жила, а только двигалась постепенно и поступенно каждый день по направлению к этому двору?  

 

– Ну вот и ладненько, – сказал мужчина, – Теперь же все выяснилось?  

– Нет!  

– И " да и " нет"- две стороны одного и того же. Приступим. Назови свое имя!  

 

Эти слова! Это же твои слова, ты мне так написал в СМС- "Назови свое имя"!  

Ты не заехал за мной, ты даже не встретил меня у входа, ты оставил для меня билет у контролера, ты... И вообще...  

– И вообще-то, я тебе нужна? – вопрос, который я никогда не задала тебе, я почти прокричала здесь, в этом странном дворе.  

– Мне? – мужчина зашелся от хохота. Сначала он подкудахтывал как курица, затем стал ржать как конь и трястись всем телом, сгибаясь пополам и делая какие-то нелепые ужимки. То, что было похоже на песочные часы, выпало у него из кармана и стукнувшись об асфальт разбилось, а он все хохотал и хохотал......  

– Фигня какая-то! Я вообще ничего не понял – склонившись к моему уху в полутемном зале кинотеатра сказал ты, разумеется, имея ввиду фильм, – Может, уйдем? Ты как?  

– Уйдем. Я как раз все поняла. Я не назвала своего имени, – последние слова я вряд ли произнесла вслух.  

– Ты что-то сейчас сказала?...  

 

 

 

| 250 | 5 / 5 (голосов: 1) | 18:28 25.09.2017

Комментарии

Dr_stuffing11:35 18.11.2017
Печально, что в 46 дамы мыслят, как в 16.
Анонимный комментарий20:51 25.09.2017
Хороший рассказ)) Бедная бабенка, как все, конечно, которые разменивают жизнь на чужих)

Книги автора

Прятки
Автор: Agathasophiya
Очерк / Абсурд
бытовой абсурд
Теги: она люблю синопсис внутренней трагедии он
18:35 02.10.2017 | 5 / 5 (голосов: 1)

Я ем
Автор: Agathasophiya
Стихотворение / Абсурд
Аннотация отсутствует
Теги: сплю погружаюсь горю скука
01:03 28.09.2017 | 4.75 / 5 (голосов: 4)

Зажомовские дни
Автор: Agathasophiya
Повесть / Естествознание
узы дружбы и вариации на тему
Теги: лицо плакать чай он все
22:47 26.09.2017 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.