ТЕМНОТА

Рассказ / Постапокалипсис, Сказка, Сюрреализм, Фантастика, Философия, Фэнтези
Темнота... стоит ли ее бояться?
Теги: темнота дружба любовь космос воспоминания детство

Вода, темно-синяя, настолько чистая, что видны все камушки и вся растительность дна, убаюкивает, спокойно и мерно качая из стороны в сторону. Глаза невольно слипаются, и я погружаюсь в сон...  

 

Сладкий сон...  

 

Вода попала в рот. Прихожу в себя. Неприятно. Сильно кашляю, выплевывая воду, и с силой вытираю мокрое лицо ладонью.  

 

С песчаного берега на меня смотрит девочка. Красивая. С волосами пшеничного цвета, который отдает золотом, и необычными глазами: один — синий, другой — зеленый. Она улыбается белозубой детски наивной улыбкой и протягивает мне руку. Я пытаюсь ухватиться за нее, но падаю в воду, захлебываюсь.  

 

Что-то некоторое время держит меня под водой. Но я снова выныриваю и плыву к девочке.  

 

Трудно дышать. Вода солёная. Теперь мое горло горит так, словно я наглоталась песка.  

 

Тяжело.  

 

Ее улыбка.  

 

Я снова плыву к ней. Что-то тянет ко дну.  

 

Страшно. Но на том береге она и ее улыбка.  

 

Но почему-то улыбка перестает быть такой детской, наивной. Я вижу в глазах девочки злорадство, ярость, жестокость...  

 

Она хватает с земли камень и бросает в меня. Камень с силой ударяется о мой лоб, чуть выше левой брови. Боль обручем охватывает мою голову. Я падаю в воду.  

 

Я замечаю в небе косяк журавлей...  

 

 

— Одри... — знакомый мягкий голос издалека. — Одри... Одри! — Дина, склонившись надо мной, несильно трясет меня за плечо. — Мы на месте, — сообщает она и убирает прилипшие к моему лбу пряди волос.  

 

Я вся дрожу. Холодный пот покрыл мое тело. Я все никак не могу прийти в себя. Временами теряю сознание.  

 

Вроде бы столько раз проходила через это, но все равно тяжело. Из-за порталов организм испытывает на себе очень большую нагрузку, а у меня еще и малокровие. Оттого и озноб, потеря сознания, галлюцинации...  

 

Наконец пришла в себя. Сажусь на месте. Пью воду из фляжки, которую подала мне Дина.  

 

Оглядываюсь: темно, как обычно, — ничего удивительного. Дейл включил фонарик, подпитывающийся от аккумулятора, который мы когда-то сняли с брошенной машины; но он светит так тускло, что кроме лица Дейла ничего вокруг больше не видно.  

 

Порталы — непредсказуемы. Никогда точно не знаешь, куда они приведут. Вот и теперь я не знаю, где мы.  

 

Глазам не приходиться привыкать к темноте, — она здесь так давно — разве что к свету, даже такому неяркому, какой исходит от фонарика Дейла.  

 

Теперь я понимаю, что мы в какой-то квартире. Провожу рукой по полу: чувствую холодноватый мягкий ворс ковра. Различаю на стенах незамысловатые узоры — обои, наверное. У стены — длинный диван и кресло, а у большого окна — стол, на котором стоит ваза с засохшими в ней цветами. Значит, мы в зале.  

 

Дейл, Майк, Кит и Дина раскладывают вещи: инструменты, оружия, одежду. Шеннон ушла на кухню в поисках еды.  

 

Мне неловко от того, что все работают, а я по состоянию здоровья должна отсиживаться.  

 

Я встаю, подхожу к ребятам, но меня замечает лишь Кит. Он резко встает (до этого парень сидел на корточках) и предлагает мне осмотреть дом. Я отказываюсь, так как не хочу ходить в другие комнаты: мало ли какие тайны они хранят. Но Кит берет меня за руку, ведет за собой, несмотря на мои возражения.  

 

Сдаюсь и покорно иду туда, куда идет он.  

 

Мы зашли в какое-то помещение. Похоже коридор. Но что самое странное, на небольшом столике у зеркала горела лампа. Обычно в местах, в которые мы попадаем, нет электричества, но бывают и исключения.  

 

Лампа начинает мигать, отчего я сжимаю руку Кита крепче. Мы с ним переглядываемся.  

 

Идем дальше.  

 

— Знаешь, — говорит он, — я тебя понимаю. Я тоже временами боюсь темноты.  

 

Вот так признание!  

 

Значит, не только у меня никтофобия...  

 

(Обычно люди, с которыми мы пересекались, когда телепортировались, признавались: они настолько привыкли к темноте, что перестали испытывать страх перед ней. )  

 

Заходим в другое помещение. Кухня.  

 

Видим Шеннон, стоящую у окна. Она замечает нас и зовет к себе.  

 

— Вам не кажется, что небо какое-то странное? — спрашивает она, когда мы подошли ближе.  

 

Небо — чёрное-черное. Нет ни единой звездочки; лишь луна — маленькая точка — главенствует в его бесконечности, разбрасывая тоненькие лучики вокруг себя. Да и луна ли это вообще?..  

 

Дует теплый легкий ветер — зефир. Я замечаю, что мы с Китом все еще держимся за руки. Мне от этого неловко и как-то жарко стало.  

 

Неожиданно я слышу голоса. По темной и безлюдной улице бегут дети. Их шестеро, примерно одного возраста — 5-6 лет. Они смеются, чему-то радуются. Смотрю на Кита: он нахмурился, его взор направлен туда же. Значит, не я одна это вижу. А Шеннон продолжает смотреть на небо, задумавшись о чем-то. Как странно, она разве не видит этого?  

 

Лицо одной девочки мне кажется до боли знакомым. От ее улыбки на щеках появляются ямочки. Она бежит отдельно ото всех, держа за руку мальчика.  

 

Я чувствую, как ладонь Кита вспотела; он тяжело задышал, нервно сглотнув.  

Другая девочка с пухлыми щечками останавливается и неожиданно смотрит наверх, на нас.  

 

— Привет, — говорит она мягким голосом, словно издалека, и, догнав друзей, исчезает вместе с ними в темноте.  

 

— Черт, — шепчу я как-то истерично, — что это было?!  

 

Кит растеряно смотрит по сторонам.  

 

— Вы о чем? — спрашивает Шеннон удивленно.  

 

Мне не хватает воздуха, и я не знаю, как объяснить подруге то, что я сейчас видела, — нас маленькими.  

 

— Ты сейчас ничего не видела? — спрашивает Кит, обращаясь к Шеннон.  

 

— Нет, я ничего не видела, — отвечает она.  

 

Кит разочарованно вздыхает.  

 

— Только... — голос Шеннон дрогнул.  

 

— Что "только"? — не унимается Кит.  

 

— Я слышала голос своей сестры Кристин.  

 

Всхлипнув, девушка заплакала. Я обнимаю ее, пытаясь успокоить.  

 

— Это были наши воспоминания, — говорит Кит.  

 

— Разве они могут появляться против нашего желания? — удивляюсь я.  

 

— Ну... не совсем воспоминания. Мы не можем слышать лишь голоса, без видений, как это было у Шеннон; люди из прошлого не могут посмотреть на нас и сказать "привет", как это было у нас. Думаю, темнота искажает реальность, — предполагает Кит. — Обычно это происходит перед каким-нибудь природным явлением, которое случается очень редко. Например, перед затмением.  

 

Мы с Шеннон в недоумении смотрим на него.  

 

Луна-точка вспыхивает ярким светом, разлетаясь на мелкие частички. Это произошло так резко, неожиданно, что от испуга мы пригнулись. Наши глаза, так давно привыкшие к темноте, начинают болеть от такой яркой вспышки света, но мы не перестаем смотреть.  

 

Небо стало каким-то жидким, студенистым; частички, разлетевшиеся от луны, плавают в нем, словно блестки, рассыпанные на поверхности воды. Они — самых разных цветов: розовые, зеленые, красные, жёлтые, синие. Их цвета и формы меняются, как в калейдоскопе.  

 

Вместе с ними появляются разные геометрические фигурки, состоящие из точек, которые соединены друг с другом линиями. Они напоминают созвездия из книжек по астрономии.  

 

— Ребята, что проис?.. — удивляется Дейл, подбежавший с остальными к нам, но застывает на месте.  

 

— С ума сойти... — поражается Дина, приоткрыв рот.  

 

Такого мы еще никогда не видели. Кажется, будто кто-то пустил фейерверк — самый красивый фейерверк на свете.  

 

Этот чудесный природный фейерверк сопровождают разные образы и видения. Мы приникли к окну, с трепетом и восхищением наблюдая за этим зрелищем.  

 

Луна, не меняя своей формы и размеров, мигает нам с неба; вспыхнув последний раз ярко-ярко, она опять разлетается на мелкие частички и превращается в точку, какой была раньше, а мир снова поглощает темнота.  

 

— Охренеть!..  

 

— Что это было?  

 

— Это галлюцинации?  

 

— Что происходит вообще?  

 

— Пойдем, — вдруг говорит Кит мне и тащит меня за собой.  

 

Я вырвалась.  

 

— Что происходит, Кит? — спрашиваю в недоумении.  

 

— Доверься мне. Все хорошо, — он снова берет меня за руку и ведет обратно, в коридор.  

 

Мы подходим к двери. Я слышу, как с громким скрипом откидывается щеколда. Я отпрянула от Кита, словно ошпаренная.  

 

Он собирается выйти на улицу. Он что, с ума сошел?! Никто никогда не ходит по городу — это самое опасное место. Ведь весь мир объяла темнота. Поэтому мы и другие люди телепортируем из дома в дом, пытаясь хоть как-то выжить.  

 

Я озвучиваю Киту свои мысли.  

 

— Одри, — начинает он, и его слова как-то успокаивают меня, — Все хорошо. Там нет ничего страшного.  

 

Мне страшно и любопытно в то же время. Я не была в городе с того самого дня...  

 

Осторожно выходим из подъезда на улицу. Мое сердце начинает отбивать бешеные удары. Я нервно сглатываю. Чувствую, как мурашки не просто бегают по моему телу, — они отбивают чечётку.  

 

Вроде дорога заасфальтирована, но такое ощущение, будто ее застелили каким-то ковром с мягким пушистым ворсом, который заглушает наши шаги. Не пойму, что это за "ковер". Смотрю наверх: с неба падает... снег?  

 

— Это пепел от догоревших частиц вспыхнувшего светила, — отвечает на мой мысленный вопрос Кит, указывая пальцем на луну-точку.  

 

— Светило? — переспрашиваю.  

 

— Ну, я не думаю, что это луна.  

 

Пепел, точно пух, падает с неба, ложится на землю, дорогу, деревья.  

 

Мы уже забыли такие слова, как "солнце" или "свет". Какой сейчас день? Месяц? Год?.. Может прошли тысячелетия? Счет времени давно потерян. Лишь деревья как-то намекают на время года. Сейчас их голые ветки больше напоминают когтистые лапы. Наверное, осень или, скорее всего весна, раз дует такой теплый ветер.  

 

Кит предлагает мне лечь на землю.  

 

— Ради тебя я пошла на такой опрометчивый, опасный поступок: вышла на улицу, когда темнота объяла все вокруг, — говорю я. — А ты еще предлагаешь мне лечь?  

 

— Я понимаю, я выгляжу, как сумасшедший. Но со мной все порядке. Я часто выхожу на улицу...  

 

— Один?! — перебиваю его я.  

 

— Один, — спокойно говорит Кит. — Я просто брожу по улице, думаю, вспоминаю прошлое, когда еще не было темноты.  

 

Я ложусь. Как и Кит. Я думала, будет неудобно. Но нет. Я будто лежу на траве.  

 

— Я уже говорил тебе, что тоже временами боюсь темноты, — продолжает Кит. Он проводит по земле рукой, находит мою, и наши пальцы переплетаются. — Но в действительности она не такая уж страшная. Если тебе некому рассказать свою самую сокровенную тайну, расскажи ее темноте, и она заберет эту тайну с собой.  

 

Мы переглядываемся.  

 

— Какого цвета твои глаза? — неожиданно спрашивает он.  

 

Его вопрос застает меня врасплох.  

 

— Я... я не помню, — отвечаю. — Наверное, карие... А у тебя?  

 

— Синие вроде, — говорит он как-то беззаботно и снова смотрит на небо, а потом тихо добавляет: — Как у мамы.  

 

Мимо нас пробегают воспоминания.  

 

Его воспоминания.  

 

Вижу его маленького, бегущего с собакой. Хаски. За ним бежит его мама. Маленький Кит хохочет от радости, а потом вдруг спотыкается и падает прямо в лужу. Мама падает рядом с ним, и мальчик заливается звонким смехом.  

 

Они такие счастливые.  

 

Давно уже улыбка не украшала лица Кита. Временами я замечала глубокую морщину, что прорезывала его лоб.  

 

Вихрем пронеслось это воспоминание и сменилось другим.  

 

Теперь я вижу поезд. Я в купе со старшим братом и папой. Уже не помню, куда мы ехали. Папа, приникнув головой к окну, дремлет. Брат что-то ищет в своем рюкзаке. В купе заходит незнакомый мальчишка намного младше меня, передает мне записку. Я не успеваю прочитать, так как ее выхватывает у меня мой брат. Спрашивает, кто ее передал. Мальчик убегает от страха. Брат в гневе бежит за ним, а я — за братом.  

 

— Это ты?! — в гневе спрашивает он, когда натыкается на Кита.  

 

Кит, ничуть не страшась, говорит, что он. Я в испуге стою, не понимая что делать. Мой брат рвет на мелкие кусочки записку и швыряет Киту в лицо.  

 

— Чтоб духу твоего рядом с моей сестренкой не было. Понял меня?!  

 

— А то что? — говорит Кит и подходит к моему брату почти вплотную.  

 

Господи! Кит, ты что глухой? Он же тебя, как эту записку, на кусочки порвет и развеет по ветру.  

 

Брат краснеет как рак, и со всего маху бьет кулаком Кита. Начинается драка. Все выходят из своих купе, чтобы посмотреть, что случилось. Папа, услышав шум, бежит разнимать парней.  

 

Тут поезд останавливается, так резко, что пассажиры чуть все ни попадали. Ну, я как обычно теряю равновесие и тащу вместе с собой брата. Он ругается. Никто не понимает, что происходит. Смотрим в окно: небо покрывают тучи, плотно-плотно.  

 

Свет исчезает.  

 

Темнота не щадит никого.  

 

Даже брата...  

 

Даже папу...  

 

Воспоминание ушло. Я и Кит так же лежим на земле. Я так и не узнала, что было в той записке, но, думаю, это уже не важно.  

 

— Темнота принимает тебя таким, какой ты есть, — говорит Кит, — что бы ты ни делал, она скроет твои тайны от других. — он пододвигается ко мне и целует в лоб. Его голос переходит на шепот: — Одри, несмотря ни на что, даже на эту темноту, даже если мы никогда не увидим свет, просто знай, что я рядом...

| 103 | 5 / 5 (голосов: 4) | 20:17 23.05.2017

Комментарии

Zippy_sunday_813:34 27.06.2017
vitaliy2017, спасибо большое)))
Vitaliy201714:09 17.06.2017
Хорошая подача. Цепляет

Книги автора

луна
Автор: Zippy_sunday_8
Стихотворение / Лирика Поэзия Философия
Аннотация отсутствует
Теги: жизнь луна отреченье сердце человек
20:24 17.05.2017 | 4.87 / 5 (голосов: 8)

ПРИЗРАК В НОЧИ
Автор: Zippy_sunday_8
Рассказ / Мистика Другое
В народе говорят, что лучшее место для ночлега путнику — кладбище. Там тихо и спокойно...
Теги: призрак кладбище ночь
15:25 14.05.2017 | 5 / 5 (голосов: 6)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017