Смерть смерти

Сценарий / Абсурд, Драматургия, Пародия, Философия, Юмор
Аннотация отсутствует

«Смерть смерти»  

 

Действующие лица:  

Антоний  

Смерть  

Священник (Смерть)  

Антоний (Смерть)  

Оруженосец  

Циркач  

Первый автор  

Второй автор  

 

Работа написана совместно с моим коллегой Вадимиром Искандером.  

 

Действие пьесы происходит во времена средневековья. 14 век. Когда ещё не существовало Шекспира, так как он появился на свет только в 16 веке, а точнее в апреле 1564 года. Так что аллюзий к нему не будет... Потому что того захотел сам автор. Видите ли, у него комплекс Бога или неполноценности, таким образом он чувствует, что подобен самому создателю. Адлер-Адлер... Вообще эту уникальную и необычную пьесу написали 2 человека. Так что решать Вам на свой вкус и лад, у кого комплекс "Всевышнего".  

А кого-то поразит историческая недостоверность. Ведь кто-то уверенно молвит, дескать, Шекспир был вором и самозванцем, своего ничего толком не создав, ибо уже величать его и так воспевать дифирамбы безрассудно. "Критики" могут напасть на нас. Но мы их в чём-то поймём и поддержим. Но надеюсь они заткнутся и дадут нам возможность продолжить описание действия! Благодарим!  

Рыцарь Антоний со своим оруженосцем (который без имени. Да, фантазии не хватило у авторов, но это такой ход) возвращаются с крестового похода. Местонахождение пустынный берег. И это всё на сцене. Декорации исправят положение. И не нужно потом нас донимать, что украли идею у Ингмара Бергмана. Это попытка создать пародию на фильм "Седьмая печать". Оруженосец спит. Начинается пьеса с появление Смерти. Между ним и Антонием завязывается диалог.  

Первая сцена.  

 

Антоний. (всматриваясь в Смерть) Почему Смерть всегда мужчина? Что за гендерная дискриминация? Почему не женщина? Что за клише и стереотип? Будто женщины не имеют право держать косу и убивать людей. Им ничего нельзя доверить. Ничего не умеют. Я требую женщину-Смерть! Да, я феминист! Ещё факт и аргумент! Смерть женского рода! Я устрою протест. А то эти штампы тривиальны и противоречат конституции. (обращаясь к залу) Согласитесь, присутствующие в зале? Особенно не осточертело, что ангел-смерти с косой, в чёрной мантии с бледным лицом или что она вовсе костлявая, словно черви вместо пиявок на теле были? И лик череп! (повернулся обратно к смерти) Ладно. Судя по твоей довольной ухмылке, ты пришёл забрать мою жизнь?  

 

Смерть. Это моя работа. Мой доход. Заработок. Я должен обеспечивать семью! Или же тебе безразлична судьба моих детей. Защитник чёртов! А не подумал, что я должен платить налоги, скоро отправлю детей в школу, образование как им получать? Иначе будут мелкими воришками, а может убийцами, а и то хуже Шекспирами... Или авторами этой пьесы. Где я не хотел играть. Я не подписывался. (Медленно и протянуто) Но это дополнительный бюджет приносит... Сам понимаешь в стране кризис, чума, у власти не те. (задумчиво) Жена... Вернуть бы систему НЭПа.  

 

Выходят на сцену авторы пьесы в масках и твердят:  

 

Мало ли что мы обещали. Дальше-больше. Мы так же приплели экономическую политику, которую принял десятый съезд российской коммунистической партии. 14 марта 1921. А это 20 век. Без жалоб...  

 

Уходят.  

Антоний. Да. Прекрасно понимаю. Прости, это твоя профессия, хлеб… Ты прав. (с досадой) Погорячился.  

 

Смерть. Ты тоже зла не держи. Его и так хватает. (задумчиво) Так зачем я пришёл... (вспомнив) Ах... Да. Срок твой истёк. (по-Шекспировски) Пора отправиться в мир иной. Где ждёт тебя вначале страшный суд, где линчевателей гурьба. Где фреска Микеланджела расколота на обе части. А судьи кто? Бог библейский ли судья? Или Фемида? Или сам свободный человек? Всё перемешалось в сумраке ночном, где мерцает осиротелый свет в ветхом доме. Где в этой хижине одинокий старик ждёт своего часа. И когда постучу в его дверь, испортив гробовую тишину. Увидев он меня, скривит свой рот и проглотит язык, перед уходом так и не проронив и слова. Немая жизнь, безмолвие души отравляет колодец бытия. Обездолена и обезличена так жизнь. Её я забираю и несу как бремя. И только тень злобно смеётся и ликует, что бессмертна. Ведь наступая на неё, мы не причиняем ей боли. Жизнь скоротечна. Вот трюизм. Стихи нутро мне согревают.  

 

Смерть читает стихи, будто придумывает на ходу.  

 

Апокалипсис грядёт.  

Тот ангел затрубит в трубу.  

Смерть тогда к тебе придёт,  

Не пройдя твою тропу.  

И пустив девой слезу,  

От судьбы иль отрешение?  

Поглядев в мою косу  

Ты увидишь отражение.  

Убиваешь ты себя,  

Во тьме пороки и грехи,  

Милосердия прося,  

Не подаст Боже руки.  

Боязно топтать святыни?  

Рок все кости обглодал,  

Бродишь, меркнешь по пустыни,  

Дату ведь не угадал.  

Непредсказуем, неминуем,  

Зловещих чар плеяды, лес,  

Что мы жизнью именуем,  

Когда кожею облез?  

В котле кипящем холод веет,  

Рай закрыт. В нём пустота,  

Гениальна простота?  

В дивный мир никто не верит.  

 

Смерть вальяжно делает поклон.  

 

Антоний аплодирует.  

Антоний. Браво. Красиво. Эстетично. Очень ритмично, хотя избито и стандартно. Оценил метафоры, словосочетания, классический способ обыгрывание фраз. Что-то в духе того самого... (намёк на Шекспира). Чувствуется исповедь, душевность и чистота слога. Прелестно, однако, но ординарно и прямолинейно. Это старая школа. Старая закалка. Уж извини... (Цитируя Шекспира) "Тот человек мне гадок,  

В ком мысли гнусны, язык же льстив и гладок".  

Смерть. Благодарю за такую непосредственную критику.  

 

Антоний. Только что на ходу такое придумал?  

 

Смерть. О что ты, нет, это авторы намалевали. Мне пришлось выучить и с выражением рассказать.  

Антоний. О, точно. Ведь это не наши предложения и мысли. Ибо диалоги построили за нас. Мы лишь те, кто зазубрил и прогнал материал заученный. Неужто ограничены? Эти повторы... (озарение) А может есть выход из этой бездны? Ибо взаперти! Может мы не одни в этом пространстве? Есть и ещё кто-то, помимо других персонажей и героев?  

Смерть. (напевая басом) Мир полон тайн и загадок. Как-нибудь ещё со своим творчеством обязательно ознакомлю, но уже при других обстоятельствах. (вспоминая) Мне придётся забрать твою душу.  

 

Антоний. Я что Фауст тебе?  

 

Выходят снова авторы пьесы.  

 

А мы что говорили?  

 

Уходят.  

 

Смерть. Твоё время пришло. И никакая теория относительности не поможет.  

 

Антоний. Мы так хорошо начали общаться. Нашли общий язык. Поняли друг друга. Всё в последний момент надо деформировать.  

 

Смерть. То есть? Ты уж пойми, я не закончил школу, это что значится?  

 

Антоний. То бишь исказить, изменить форму и т.д.  

 

Смерть. Понял. спасибо большое. Но ты откинешь копыта, приятель, таковы правила. Это моё кредо. Надо придерживаться своих принципов.  

 

Антоний. А может моим главным и фундаментальным принципом является не умирать?  

 

Смерть. Какая тебе разница когда погибать? Ты посещал очередной крестовый поход. Мог умереть. Тебе повезло. Но забавно то, что все эти войны, в который раз из-за религии. Ей-богу надоело. Вы будто ищите причины ради чего воевать. Ради земель. Младенцы в доспехах. Но если присмотреться, то внутри в них пелёнки.  

 

Антоний. Я никак непричастен к этому делу. Вынудило нынешнее правительство и государство. Узурпировали!  

 

Смерть. Вечно эти либералы вопят. Пацифисты... Против войны... Ущемления прав... Помогать бедным... (плюётся)  

Антоний. (обличая) Ты же сам с таким тоном говорил, мол, перед тобой консерватор мерзкий.  

 

Смерть. (саркастично) Как колко подмечено. Хватит голых разговоров!  

 

Антоний. То есть ты меня упрекаешь в частности за идеологию демократического строя. За политический плюрализм и многообразие. Соблюдения прав конституции. Чтобы церковь была отделена от государства. Чтобы царило равноправие. Политкорректность. Чтобы каждая личность была социально обеспечена...  

 

Смерть. (перебивая) Так-с. Понял. Всё-таки я заберу твою жизнь или будем чесать языками?  

 

Антоний. Прошу, выслушай меня! И давай забудем уже про политические дискуссии и споры. После бойни кровавой я ощущаю себя погремушкой в незримых руках ребёнка-Бога, которого перестал чувствовать и воспринимать. Я утратил веру. Томлюсь отныне, ибо в поисках смысла, счастья и Создателя. Я атеист, но ищу Бога. В этом нету антиномии никакой. И мне нужна отсрочка. Как от армии. Вроде того. Я наслышан, что ты азартный игрок в картах. Как Достоевский. Такой невроз у тебя. Может сыграем? Если проиграешь, то освободишь из плена небытия. А если выиграешь, то прикоснёшься своей мёртвой дланью и сгину из дивного мира. По рукам? Хотя... Ну... Ты... Сам понимаешь.  

 

Смерть. Вообще-то, честно говоря, завязал с картами, не везёт никак. Да и в любви тоже…  

 

Антоний. Да, без проблем.  

 

Смерть. Лучше в старые добрые шахматы. Чтобы соответствовать хоть как-то фильму...  

 

Антоний. Да. Солидарен. Вот драматургам, что ли, не зазорно, не стыдно порочить мировую классику кинематографа? Ибо в основу фильма вошла одноактная пьеса Бергмана, которая называлась "Роспись по дереву". (с недоумением) Вот во что превращают? (поворачивается к залу) Вот как можно в таком играть с удовольствием или хотя бы без траты нервов?  

 

Смерть. (оглядывается) Кажется, твой дружок оруженосец просыпается. Всё. Скоро свидимся. А то у меня список огромный. Дел невпроворот. До следующей сцены. Пока есть время пойду авторам претензии предъявлю.  

 

Антоний. До встречи, Смерть! Дыши в затылок. Ходи по пятам. По той земле, где оставлю свои незабвенные следы. С попутным ветром пройду все барьеры и препятствия. Конь будет бешено нестись, что рок не настигнет нас. Кстати, плюнь, пожалуйста, от меня им в лицо.  

 

Смерть. Постараюсь. Я вернусь!  

 

Антоний.  

Читает стих, словно придумывает на ходу, завершая первую сцену.  

 

Надо мной палач стоит и суд вершит,  

Направляюсь к эшафоту без оглядки,  

Исступлённо тело пиетистически дрожит,  

Отец небесный безнравственно играет в прятки.  

Десница Божья трепетно и робко покарает!  

Гримасой ядовитой Горгоной в очи зрит,  

Гнилой свой пыл никто не усмирит,  

Заносчивость вершины покоряет.  

Вкушаю плод и всё сражаюсь.  

Мы паутины ваятелями вьём!  

Людьми жестоко, страстно испражняюсь,  

Коль стал могильным я червём!  

Лязг костей скелета эхом отдаёт,  

Пьянят и бури, вихри вином бургундским!  

Какой же узел культа узкий,  

Плоть крайняя Христа в конец ведёт.  

Нет жизни на земле без ремесла?  

Отринутый! Ведь сколько прошло лет?  

Ты подари напыщенный букет,  

Но лишь увижу, что это "цветы зла".  

Напролёт себя терзал и дни и ночи,  

Бичи завидовали властности моей.  

Порфировый, кровавый цвет морей  

Заполнил малолюдный вакуум тотчас!  

Страшится Смерти оболочка, странно,  

И не залечивает шлюха мои раны.  

И как не действуй многогранно,  

Уходит из под ног Тантала почва.  

Оставь ты пошлый, бренный почерк,  

Нагоняй прострацию, тоску,  

Поселишься в кривом мозгу,  

А душа напиться хочет!  

Я за кулисами пропал и нет на сцене места!  

Пюпитр мой без нот расшевелил оркестр!  

Рву письма Бога в клочья.  

Ешь прах ободранная бездна.  

Я жизнь достойную не завершил и не закончил!  

На ужин Божьи остатки чресла.  

Не надо мне божественных комедий,  

Видений и триумфов! Дошёл до края!  

Новелл Кентерберийских. Верьте!  

Не надо мне потерянного Рая!  

Эподы - обуза и балласт!  

Как взвыл ангел тональностью низкой!  

Равнодушен мне баланс!  

Разум не мой является Богом, Аквинский!  

И не желал «честному» миру добра,  

Уж исповедаться пора!  

Выходят на сцену авторы пьесы.  

 

Первый автор. (второму автору говорит) Поэма получилась изрядно нигилистической. Ощущается мизантропия, желчь к религии, богохульство, святотатство. Юношеский максимализм. Незрелость и инфантильный нонконформизм. Раздражает этот персонаж.  

 

Второй автор. (отвечает коллеге) Но ведь это ты его создал таким. К чему жаловаться? Да и поэму придумал ты, а не Антоний на ходу. Ты напоминаешь Бога в книге бытия ветхого завета. Который сотворил человека, а потом обозлился на него и уничтожил. Да уж, обострился твой комплекс. Уж надеюсь героя главного не убьёшь?  

 

Первый автор. (задумчиво) Хм… Почему он герой? То, что рыцарь принимал участие в крестовом походе ничего не значит, ибо разве убийства считаются подвигом?  

 

Второй автор. Чёрт возьми. Ты как всегда убедителен. Тогда продвигаемся ко второй сцене?  

 

Первый автор. Для иллюзорного раскрытия тематики пьесы скажу её название "Смерть смерти"!  

 

 

 

Вторая сцена.  

 

По моему желанию, пускай во второй сцене будет проходить действие в римско-католической церкви. (простите православные) Антоний направляется к исповедальне, чтобы поговорить со священником. Конфессионал расположен слева от центрального места, где изображён распятый Христос. Рыцарь подходит сначала к алтарю мученика. Садится на колени и молится. Встав, отряхнувшись от пыли, которая расстелилась по полу. Собравшись с мыслями, подходит к исповедальне. Начинается диалог со священником (который окажется Смертью).  

 

Антоний. Почему Бог не слышит наших голосов? Почему он не хочет подать знак? Почему Бог озлобленный социопат? Почему он гомофоб? А может у него "реактивное образование"? (защитный механизм). Почему он отдал предпочтение отверстию Девы Марии? И если она девственница, то Иисус порвал собственной матери плеву, когда выходил из вагины? Это можно охарактеризовать как инцест? Следовательно, у Иисуса Эдипов комплекс? Что если Иисус был сексуально озабоченным? Что если в своих мыслях, когда его предавали анафеме он думал о обнажённой Марии Магдалине? Эти экзистенциальные вопросы тревожат меня...  

 

Выходят авторы.  

 

Только без кислых и злобных мин. Ведь давайте представим на минуту, что Иисус был таким же человеком как и мы. Поэтому он явно не объект для насмешек в данном контексте. Он проходил такие же сексуальные стадии. А отец его "яблоко от яблони"...  

 

Уходят.  

 

Священник (Смерть). (кивая головой) Согласен с авторами. Продолжает слушать речи Антония.  

 

Антоний. Брожу будто во сне, но это кошмарная явь. Что делать, если чума захватит с собой? Сторонюсь чумы...  

 

Священник (Смерть). А я положительно отнёсся к роману Альбера Камю. Он колоритно продемонстрировал картину того времени, как боролась Европа с фашизмом, нацизмом. И как же онтологически персонифицировал чуму "Совесть запада".  

 

Антоний. Не читал. Мы же в 14 веке. Такой литературы нет в нашей эпохе.  

 

Священник (Смерть). Я присутствовал на первой сцене. Давай без лукавства. Просто скажи откровенно, мол, не смог осилить масштаб страниц и бездонную коннотацию французского писателя. Лауреата Нобелевской премии по литературе 1957 года.  

 

Антоний. (с огорчением) Так и есть... (тяжело вздохнув)  

 

Продолжает речь.  

 

Я затерялся, застопорился, некуда идти. Ноги не держат больше. Они окаменели и затвердели. Отнялись. Я словно передвигаюсь туловищем. Влачится тело инвалида. Спасения нету на чахлом земном шаре. Складываю руки для молитвы, но, видимо, спустя рукава. Бессилен, немощен и болен.  

 

Священник (Смерть). Так-с... Вообще-то форма земли не может считаться шарообразной. Она – сферическая. (короткая пауза…) Хорошо, что ума хватило Копернику и Галилео отказаться от своих убеждений. Один идиот Джордано Бруно был инкивзирован…  

 

Антоний. (удивлённо) Да уж… Чтобы священник в 14 веке ратифицировал, что земля круглая, а не плоская… Нонсенс!  

 

Священник (Смерть). (намекая) Без кощунства же! Более того скажу, что Папа Климент VI для меня набожный болван и глупец, который использовал "эпидемию" как средство замаскированного вымогательства для пополнения кошелька до гигантских сумм. Дабы набить карман и своё брюхо. Но при этом махинация выглядела легитимно и законно.  

 

Антоний. Слишком уж эрудированны. Образованны и осведомлены. Нереалистично! Невероятно! Абсурд!  

 

Священник (Смерть). Если ты забылся, то напомню, что пьеса написана в таком туманном и гиперболизированном стиле.  

 

Антоний. Я специально спровоцировал тебя на такой ответ, чтобы выставить тебя очевидным!  

 

Священник (Смерть). Увы. Промах. Я заранее знал, что такое произойдёт. У меня имеется даже папирус ещё эпохи племён Майя, на котором написано предсказание, что один чудак попытается меня выставить очевидным, поэтому я подготовился. (Достаёт папирус с доказательством, показывает и прячет обратно)  

 

Антоний. Нет. Увы. Твоя аксиома мимо. Я заранее знал, что такое приключится. У меня имеется папирус эпохи неолита. Где написано, что меня попытается одурачить чудак, у которого будет папирус с предсказанием эпохи племён Майя. (Достаёт папирус, показывает, прячет обратно)  

 

Священник (Смерть). Увы. Снова оплошал. Я заранее знал. Ибо у меня есть папирус эпохи мезолита, где описывается, что попытается мне заморочить голову самозванец, у которого будет папирус эпохи неолита. (Достаёт папирус, показывает, прячет обратно).  

 

Антоний. Увы. Кто ещё действительно заблуждается! Я заранее знал. Ибо у меня есть папирус эпохи палеолита, где описывается, что мне наставит рога бездарь, у которого будет папирус эпохи мезолита. (Достаёт папирус, показывает, прячет обратно).  

 

Священник (Смерть). (устало) Может вернёмся к философским дискуссиям? А то так бесконечно можно... А то вернёмся к временам небытия. Там труднее будет...  

 

Антоний. (решительно) Не смею полемизировать. (Философствуя) Существовать, мыслить. Мыслить, существовать. Не мыслить, не существовать. Не существовать. Не мыслить...  

 

Священник (Смерть). Нелепое картезианство!  

 

Антоний. Меня гложет и удручает сама мысль, что заберёт Смерть в своё царство... Я отчаялся.  

 

Священник (Смерть). Датский философ называл отчаяние "болезнью к смерти". А Хайдеггер развивал концепцию, апеллируя как раз к Кьеркегору. "Бытие к смерти". Осознание смертности...  

 

Антоний. (перебивая) Я что на философском семинаре? А как мне вернуться назад? В прошлое. Возможно ли это в принципе?  

 

Священник (Смерть). Пожалуйста, пассеизм от Марселя Пруста. Ретроспектива. Видно сразу, что сего восхитительного модерниста не читал. Он созидал шедевры в "потоке сознания". "В поисках утраченного времени". 7 романов о ностальгии... Это " По направлению к Свану". "Под сенью девушек в цвету". " У Германтов". "Содом и Гоморра". "Пленница". "Беглянка". "Обретенное время".  

 

Антоний. Вторая сцена вышла витиеватой, из-за отсылок высокопарных. К чему занимались резонёрством...?  

 

Священник (Смерть). Может к концу подведём сцену?  

 

Антоний. Надо бы, а то как-то затянулось…  

 

Священник (Смерть). Ты говорил о том, что Смерть придёт за тобой. А почему ты не сомневаешься?  

 

Антоний. Во-первых, сие чудо явилось ко мне. Во-вторых, мы договорились о том, что будем играть в шахматы, так как с картами... (сбивчиво) На жизнь мою… и …  

 

Священник (Смерть). (перебивая) Как намереваешься пойти? Каким будет обдуманный и рациональный ход?  

 

Антоний. Я буду использовать комбинацию (увидев лицо священника, замолчав резко, разоблачив его) Ты же Смерть! А то убеждал, что присутствовал на первой сцене… Хитрый… как …  

 

Выходят на сцену авторы.  

 

Не ждите антисемитских шуток. Мы не юдофобы. Мы даже Отто Вейнингера порицаем за его индивидуальность. Я уж молчу про Достоевского…  

 

Уходят.  

 

Смерть. Гляди на время. Настанет для тебя вскоре роковой час!  

 

Антоний. Раз так. Тогда тебе расскажу концовку "Улисса" Джойса! Я теперь знаю почти всё про тебя! (ехидно) Модернизм он любит…  

 

Смерть. (наигранно) Твоя взяла. Кто ещё хитёр...  

 

Снова появляются на сцене авторы.  

 

Не надейтесь. Мы знаем, что в ваших грязных мыслях творится.  

 

Первый автор. Напоминаю, пьеса называется "Смерть смерти"! Я ещё раз так повторю в конце четвёртой сцены и тогда, по всей видимости, все разойдутся по домам.  

 

Второй автор. Решил себя выставить таким постмодернистом? Дескать воспользовался приёмом Эжена Ионеско про "лысую певицу"?. Только неудачно переиначил, ибо в пьесе французского драматурга повествовалось о англичанах. Тема абстрактна! В ней нету смысла. Алогизм таков: тематика не влияла на содержание. Лишь задаётся вопрос персонажем. (отрывок из пьесы Ионеско «Лысая певица») Пожарник говорит: "Кстати, а как лысая певица?" - на что отвечает Миссис Смит: "У нее все та же прическа!". А нашему продукту, свойственны параметры классического жанра. Какое название, такая и материя внутри сценария. Так что (по слогам) мимо!  

 

Первый автор. Нет. Увы. Я заранее продумал, чтобы выставить тебя козлом отпущения! К этому и сводилось.  

 

Второй автор. Нет. Увы. Это я заранее продумал, ибо у меня есть доказательство, где написано на листке! Лично сам президент Владимир Владимирович Путин указал, правда почерк отвратительный, (усмехнувшись легонько) не удивительно, (затем повторив глагол «указал») что меня попытается выставить козлом отпущения коллега по цеху. (Достаёт лист с доказательством, показывает, прячет обратно)  

 

Первый автор. Нет. Увы. Это я заранее продумал. Даже имеется аксиома, где бюрократически подтверждается, благодаря Николаю II, что меня попытается выставить посмешищем партнёр, у которого в документе подпишется сам Путин. Простите за то, что произношу всуе! (Достаёт лист с доказательством, показывает, прячет обратно)  

 

Второй автор. Нет. Увы. Ты в пролёте. Это я заранее продумал, ибо меня оправдывает сам Ленин бюрократически, вождь пролетариата, дескать, мой сотоварищ попытается подколоть. (Достаёт лист с доказательством, показывает, прячет обратно)  

 

Первый автор. Но... ведь Николай II был раньше Ленина. Это нелогичная последовательность.  

 

Второй автор. У меня и это зафиксировано, что ты произнёс.  

 

Первый автор. Думаю, ты уморил уже всех этой ребяческой и мучительно длинной, нудной миниатюрой. Прекратим?  

 

Второй автор. И это тоже.  

 

Первый автор. Сколько ты раз ещё повторишь?  

 

Второй автор. (сенсационно, почесав голову, в недоумении, поглядев на лист с доказательством)  

А этого в "декларации" нету.  

 

Первый автор. А это уже зафиксировано у меня! И это всё было...  

 

Второй автор. (перебивая) Я запутался... (уверяя) Наверное, мы утомили целую аудиторию.  

 

Первый автор. Да. Я вообще считаю, что она поделена на три лагеря. Первый лагерь рефлексирует предельно так: "Хм. Качественно пародируют и обыгрывают структуру межличностных отношений. Объединяющая совокупность нитей конфликтов персонажей демиургов пьесы и их самих. Такая грамотная и искусная аналогия." Второй лагерь: "То ли они и в правду во время создания пьесы не могли прийти к резолюции и теперь высказывают, что накипело внутри. Выясняя свои проблемы прямо на сцене. То ли они не смогли придумать концовку к этому акту. Растягивают лишь. Что в этом забавного?". И третий: "Мы не имеем собственного мнения".  

 

Второй автор. Часть зрителей раздосадована твоими суждениями. Не все же привыкли к такому утончённому и завуалированному подтексту.  

 

Первый автор. Но это моя философия.  

 

Второй автор. Вот именно. Ты как все философы лишь различным образом объясняешь мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его. Как сказал Карл Маркс!  

 

Первый автор. Ты марксист?  

 

Второй автор. Нет. Увы. Тут не подловишь.  

 

Первый автор. Я серьёзно.  

 

Второй автор. Нет! Но проблема отчуждения человека в постулатах Карла Маркса...  

 

Первый автор. (перебивая) Весь этот аберрационный и утопический социализм привёл к разрушению державы и союза...  

 

Второй автор. Ты невыносим. (К залу) Следующая сцена. Приготовились актёры...  

Третья сцена.  

 

Действие происходит в баре. За столом сидит оруженосец. К нему подсаживается чуть подвыпивший циркач.  

Циркач (неуверенно): Разрешите мне присесть...  

Оруженосец: Не возражаю.  

Циркач (закуривая сигарету): Тяжелый сегодня день.  

Оруженосец (с насмешкой): Хах, снова неудачно выступили?  

Циркач: Скорее публика неудачная. (поворачивается к залу) Люди смеются над тем, что их не задевает. Кинь кость ту, которая им нужна, и они кинуться на нее, как собаки. А назовешь их собаками, они загрызут тебя.  

Оруженосец: Так ищите нужную публику.  

Циркач: Это бесполезно. Если есть такие люди, которые готовы принимать правду о себе, то явно не на нашей планете.  

Оруженосец: А как с финансами? Хорошо зарабатываете с выступлений?  

Циркач: До повышения уровня инфляции было лучше. Сейчас бывает трудно накопить на корку хлеба. А про колбасу и говорить не приходится. (После небольшой паузы) Ладно. Хватит обо мне. Давайте поговорим о вас. Откуда и куда держите путь?  

Оруженосец: Возвращаюсь с крестового похода домой.  

Циркач: Все эти походы бред.  

Оруженосец (возмущенно): Постыдились бы своих слов.  

Циркач: С чего бы вдруг? Ради чего совершаются подобные походы?  

Оруженосец: Ради Бога.  

Циркач: Ради мужика, которого не существует?  

Выходят авторы на сцену.  

Мы вас хотим предостеречь! Мы не агитируем атеизм!  

Уходят.  

Оруженосец: Вы живете лишь благодаря ему. Весь мир существует благодаря ему.  

Циркач: Я живу благодаря своей матери, которая растила меня в одиночку. А так же благодаря таланту и дуракам, которые платят за мусор в своей голове.  

Оруженосец: Были когда - нибудь в церкви?  

Циркач: Нет, не был.  

Оруженосец: Сходите. Это вам любой нормальный человек предложит.  

Циркач: Лучше быть ненормальным, чем верить во всякую чушь, да еще проливать кровь за нее.  

Оруженосец: Вы вообще во что - то верите?  

Циркач: Да! В золото, которое дает мне хлеб. А вот ваш вымышленный герой ничего и никому не дает.  

Оруженосец (с возмущенным криком): Да как вам не стыдно?! Где ваши мораль и нравственность?!  

Циркач: Там же, где и кресты на могилах. Там же, где и наша с вами плоть окажется.  

Оруженосец: Таких как вы нельзя хоронить, а сжигать на костре и отправлять к дьяволу, ибо вы с ним очень похожи. Оба омерзительны.  

Циркач: А что вы так плохо относитесь к дьяволу? Он тоже хотел быть добрым, но Бог принудил его заниматься грязной работой, так как в мире должен быть баланс между добром и злом. Но вот только никто никак не поймет, что нету четкого понятия о добре и зле.  

Выходят авторы на сцену.  

Мы вас хотим предостеречь! Мы не агитируем сатанизм!  

Уходят.  

Оруженосец: Что за лапшу вы мне на уши вешаете?  

Циркач: Да вы сами подумайте. Разве убивать это хорошо? Я читал библию и там по другому написано. Но Бог сам убийца, так как он подобен человеку. Даже хуже.  

Оруженосец: Ради веры это допустимо.  

Циркач: А что если вашу семью перебить во имя веры?  

Оруженосец (гневно): Закройте свой свинячий рот!  

Циркач: Вот вы и потеряли собственную нить.  

Оруженосец: Это вы мне мозги запудрить решили.  

Циркач: Это вам не я мозги запудрил, а люди в храмах, в которых даже налоги не платят.  

Выходят авторы на сцену.  

Чёртова церковь не платит налоги. Понятно, почему экономика находится в заднице.  

Уходят.  

Оруженосец: Они отмаливают наши грехи. Ваши в том числе.  

Циркач: У меня нет грехов. Я сам себе судья. Живу, как хочу и только для себя.  

Оруженосец: Ну хоть, страну свою вы любите? Чувство патриотизма имеется у вас?  

Циркач: Какой же вы предсказуемый. Нет никакого патриотизма. Я бывал во многих местах. Увидел мир в конце концов. И где - то было лучше, чем дома. Да и нет у меня дома. Я бродяга.  

Оруженосец: Понятно теперь почему вас не любят.  

Циркач. И хорошо. Мне подхалимы не нужны.  

Выходят на сцену авторы.  

Первый автор. По мне очень сносно и продуктивно высмеяны мнительность и заплесневелые мировоззрения обывателей со своим слепым патриотизмом и фанатичным религиозным видением мира. Ибо современное государство не модифицировалось, это так же актуально, релевантно. Традиции и обычаи укоренились, по ним живут и существуют до сих пор. Сатира сильная и провокационная, но бросающая вызов стандартам и моральным нормам. Публика в основном не одобряет такие мысли и вольнодумство. Им не нужна правда!  

Второй автор. (смущённо) Очень приятно. Но почему ты за меня прописал диалог?  

Первый автор. (переводя тему) Следующая сцена…  

 

Четвёртая сцена.  

 

В глухом лесу; Антоний в одиночестве сидит на земле и ждёт Смерти. Но для намеченной игры. Перед ним лежит шахматная доска, где фигурки сверкают как армия солдат на поле битвы. Пленник судьбы размышляет о предстоящем сражении, о том как обмануть сильного и непревзойдённого соперника. Возможно много ещё о чём, как предположение, что у вымышленного действующего лица обсессивно-компульсивное расстройство. (Предварительно стараюсь объяснить психологию). Так как Смерть опаздывает из-за забастовки "Долой драматургов эксплуататоров и тиранов". Акт начинается с монолога Антония в стиле сами знаете кого... (намёк на Шекспира), дабы подождать своего противника.  

 

Антоний. Последний бой. К трагичному финалу  

Я не рвусь. Вожделею прожить до пенсии,  

Умереть никчёмным и дряблым стариком?  

Иль опростаться в горшок в палате для больных...?  

А перед этим породив потомство. Позже залечь на дно,  

И поглощать свой результат, чтоб  

Мёдом жизнь казалась?  

Забытый Богом.  

Я как человек-слон! Уродлив и прекрасен!  

Но я человек! И сердце сжимаю в кулаке.  

А ваше безразличие и атавизм душевный,  

Истлевает, как огарок аристократа.  

Освобожу кишечник, создам я образ нравов,  

Где будут ригористы кидаться моральными фекалиями.  

О вонь, о смрад, зловонный запах,  

Но не от экскрементов, а от напутствий элиты!  

Не поддамся. Хоть прижгите огненной  

Кочергой мне грудь. Ножницами  

Язык отрежьте. Но ваш поступок зато скажет!  

Снимите с меня скальп и вы увидите себя!  

И это жизнь?  

Так лучше умереть,  

Чем жить в таком аду,  

Да безгранично...  

Вот и ответ.  

 

После монолога Антоний начинает нервничать, ибо прошло столько времени, а виновника торжества нет.  

 

Где? Чёрт… Хоть за смертью посылай... (надменно) О, как остроумен был применён фразеологизм...  

Придётся начинать без него... Семеро одного не ждут. (Обращаясь к залу) А то задерживать вас не хочется. Это уже сделали в конце второй сцены двое ребят. Мне всегда казалось, что они чернят... Вам не кажется, что они... (смущённо), как бы помягче сказать... (заикаясь). Ну, вы знаете, чьи права лимитируют лишь потому, что такие люди неправильной сексуальной ориентации... Подозрительно. Они ходят так вместе. Как сладкая парочка. Не знаю, почему меня так это волнует и об этом открыто говорю... Неважно... Выходит я вынужден играть за... (не договаривая, намекая про Смерть). И всё-таки я уверен, что я гетеросексуал. По-другому быть не может. Мне нравится женский пол! Кстати, почему женщины не задействованы или девушки? Ведь в фильме Бергмана было их предостаточно. Явно здесь что-то не так. Это ещё один признак и гипотеза... Не в пользу авторов, конечно, но я безусловно знаю, что лично я (смеясь) не из таких... Почему этим вопросом так озабочен? Неважно...  

 

Антоний будет играть за двоих. За себя и за Смерть. Так как по причине фантазии драматургов она пока ещё отсутствует. (Видимо, в это время Сизиф обманул) Так же Антоний будет периодически перемещаться на другую сторону, на позицию врага, воображая себя им, чтобы сделать ход за Смерть. Антоний за чёрных. Антоний (Смерть) за белых.  

 

Антоний. Сделаем инверсию. Я за чёрных. Начну сразу с коня.  

 

Антоний (Смерть). Но это уму непостижимо.  

 

Антоний. По Канту, да!  

 

Антоний (Смерть). Как ты можешь ходить конём, когда пешки преграждают путь? С них начинают свой ход.  

 

Антоний. А может этот конь Пегас и он может летать?  

 

Антоний (Смерть). Это шахматы. Здесь нету чудес и мифов. Есть железные правила. Это интеллектуальная игра. Она рассчитана на логику и на внимательность.  

 

Антоний. Тогда пойду с ферзя?  

 

Антоний (Смерть). Ты хочешь, чтобы у меня случился нервный срыв или сразу инфаркт? У меня от злости руки трясутся! Я в ярости. Ты не вникаешь в парадигму шахмат. Каждая фигура стоит на своей клетке и двигается строго по своему вектору. Как можно с тобой играть, если ты не знаешь элементарных правил? Выдумывая неведомую чушь! Ты это Я! Почему ты решил именно изобразить аморфно, что Смерть умнее и тактичнее? Строя из себя умственно отсталого. Тем самым олицетворяя, что эта шлюха с косой всегда побеждает!  

 

Антоний. А тебе не кажется, что это твои границы и твой фатализм? Надо разрушать архаичное и созидать новое!  

 

Антоний (Смерть). Тоже мне Ницще...  

 

Антоний. Нет. Увы. Я не спятивший немецкий философ!  

 

Антоний (Смерть). Мы с тобой одинаковые и идентичные. Почему мы разводим софизм античный?  

 

Антоний. Вовсе нет. Придрался педантично ты! Дескать, на шахматной доске фигуры стоят чётко на своих позициях, расположены упорядоченно и ходят только по своей указанной траектории, придуманной людьми! А ты видишь иронию? Такую параллель. Не кажется, что социальная проблема исходит от того, что фигурки - это общество, где политиками навязываются ценности, "верное", по их мнению, мышление, функции, так ещё куда идти и где можно дышать. Вот где ступор смысла жизни. Фигурки нарезают круги в квадратной пропорции! И только последователь и адепт Малевича истинно освободиться.  

 

Антоний (Смерть). Кубизм и супрематизм Малевича презираю. Примитивный художник. А его "Чёрный квадрат" не шедевр.  

 

Антоний. Ты не разбираешься в изобразительном искусстве!  

Он пережил много стилей: импрессионизм, экспрессионизм и футуризм и кубофутуризм! Ты не понимаешь беспредметность и метафизику художника! А чёрный квадрат - это бунт и вызов косности, трансцендентность и стремление к Абсолюту. Грандиозная и масштабная работа. А её перспектива устремляется в бесконечность. Скандальный шедевр тех времён, о которых мы ещё не знаем, но уже обсуждаем! Да, до Малевича написал "чёрный квадрат" Альфонс Алле и называлась его картина «Битва негров в пещере глубокой ночью». Он был эксцентричным ребёнком. Это юмор. А Малевич вложил целый цикл в философию живописи, показав её в геометрической абстракции.  

 

Антоний (Смерть). Всю свою жизнь не мог себе представить, что когда-нибудь буду играть за Смерть и что мой настоящий образ будет диспутировать о ... (теряясь в мыслях) этом...  

 

Антоний. Всего этого могло и не быть. Если бы кто-то (кашляя наигранно, намекая на авторов пьесы) не решил соорудить такой сценический, инсценированный приём для комического эффекта, чтобы проиллюстрировать сумасшедший моноспектакль, используя одного актёра, которому вдвое больше учить приходится слова и довольно непростые! В обыденной речи такой вульгарный лексикон не обязателен. Так ещё применять физический труд, дабы передвигаться с места на место. И мало того, что это выглядит будто у персонажа раздвоение личности. Так выжить из ума можно! Опасно для психологического здоровья.  

 

Антоний (Смерть). Но почему именно эта реплика тебе досталась?  

 

Антоний. Потому что изначально я и был задуман как герой, который идёт против масс. Ты же просто моя противоположная сторона. Ты часть меня. Половинка. И поэтому мы и ведём горячую беседу.  

 

Антоний (Смерть). (вздорный голос) Что? Против масс? Вначале пьесы ты отстаивал либеральное мнение. К последней сцене заделался гомофобом. Ты лицемер! Что на тебя нашло? Ты с цепи сорвался.  

 

Антоний. Я понял одно, что мы с тобой не виноваты. Сценаристы. Эти высокомерные, наполненные чванством Боги самое ядро зла.  

Антоний (Смерть). (Кивает, в знак согласия)  

Появляется Смерть, из-за которой чуть не сорвался спектакль.  

 

Смерть. Извини, дружище, чуть задержался. Пришлось выяснять отношения с авторами. Какие они мелочные и тупорылые... Да и часы сломались. Никак не дойду до сервисного обслуживания по ремонту часов. Но я всегда знаю время.  

 

Антоний. Я из-за тебя чуть не свихнулся!  

 

Смерть. Неувязка вышла... И за это прости.  

 

Антоний. Да я очередной объект для экспериментов бессердечных бихевиористов. Я разговаривал не просто сам с собой, а ещё занимал твою позицию. Хотя ты должен был это делать! Не в моей компетенции. Я лез вон из кожи, чтобы занять грёбаное время. А эти, блять, зрители подумали, что он в край лишился ума...  

 

Смерть. Перестань плакаться в жилетку. Ты сел в калошу. Ты лишь фигляр на помосте. Дурак и простофиля. Пускать в ход крылатые фразы. "Семеро одного не ждут". Но ты ждал один! И без меня ты тюфяк. Да ещё и испоганил впечатление о театре.  

 

Антоний. Ты же сам употребил выражение про жилетку, калошу.  

 

Смерть. А не твоя ли сентенция ( цитируя Антония) "Я понял одно, что мы с тобой не виноваты. Сценаристы. Эти высокомерные, наполненные чванством Боги самое ядро зла."  

 

Антоний. Да-да... Я не отказываюсь и не отрицаю...  

 

Смерть. Развёл цирк, понимаешь ли... Это ещё полбеды. Ведь всё то, что ты проговаривал… Тирады, пока меня не было, это мои слова. Так что начинаем заново!  

 

Антоний. Чёрт...  

 

Выходят авторы.  

 

Мы не психи! Начало будет другим. Вот увидите. Новые реплики.  

 

Уходят.  

 

Долгожданная битва начинается.  

 

Антоний. Я за белых. Не против? (Смерть кивает) Хорошо. Начну с ферзя.  

 

Смерть. Пожалуйста.  

 

Антоний. (в недоумении) Как такое возможно? Ты не знаешь железных правил? Логики нет?  

 

Смерть. Нет, просто все пытались играть со мной без обмана и лжи. (вспоминая) Хотя... (вспомнив) был один ненормальный, кто одолел меня. Кажется... Сизиф его звали, сын повелителя ветров Эола. Он засыпал меня льстивыми речами, ловкий малый и заточил меня в оковы. И по сей день он поднимает огромный камень на вершину горы, который скатывается вниз раз за разом. Камю считал, что царя Коринфа надо представлять счастливым. Вот придурок же... Какое тут счастье?  

 

Антоний. Это описание нашей бренной жизни...  

 

Смерть. Нечего раскисать. Ты будешь делать ход или нет?  

 

Антоний. А зачем и для чего? Ибо люди подобны Сизифу. Умру я или буду жить, разве что-то изменится? При первой с тобой встрече я дрожал, сконфузившись, понимая всю безвыходность положения. Прилагал усилия, чтобы убежать от всего. Но я не знал куда именно деться. Я всего боялся. Тебя, себя, людей. И я не верил своим глазам, покрытым пеленой. Я видел будущее и прошлое. Но где я теперь нахожусь? Я и есть обман, иллюзия. Можешь засунуть шахматы в глотку... Куда угодно! Ты мне больше не помеха! Забирай мою душу, но она никогда не будет твоей. Ты же у нас всё знаешь, но вершитель судьбы я, ты прогадал!  

 

Смерть. Я и не говорил, что всё знаю.  

 

Антоний. Тогда, Сократ, выпей цикута и умри сам. Ведь я одержал вверх над самой Смертью! Сразил тебя. Отныне никого не сможешь отправить в путешествие по просторам галактики.  

 

Смерть выпивает яд и умирает.  

 

Антоний заканчивает пьесу монологом в духе... (намекая на Шекспира) сами знаете кого... В руке держит зеркало ручное.  

 

Рад бессмертию, Антоний?  

Улыбки и смеха в тебе нет.  

Всмотрись в зеркало,  

Хочется порезать бритвой горло?!  

Да как бы не надрывался:  

Попытки тщетны.  

Нет Смерти. Нет и замысла!  

Всё перевернулось вверх дном.  

Невесомость...  

И люди вверх тормашками  

Плетутся. И тишина настала.  

Будто время покинуло нас  

Как Бог. И нету целей и задач.  

Финал трагичнее намного получился.  

Нет снов. Нет радости, печали.  

Жизнь остановилась.  

За ней цивилизация, культура.  

Народ как насекомых рой.  

И тех в кого плевался,  

И тех кого ты унижал.  

К кому относился брезгливо,  

В тех и превратился!  

Одним из них и стал.  

Кто ты? Герой, страдалец,  

Или второстепенный объект  

Насмешек и пошлых анекдотов?  

Шут и скоморох, пляшущий на черепах  

Своих предков, опустошая мочевой  

Пузырь на кровную землю?  

Усугубил или улучшил Мир свой?  

Ты пример подражания, кумир  

Или враг, подлец?  

Себя кем величаешь?  

Это не совесть говорит,  

А ты сам терзаешься в агонии.  

По ту сторону стекла  

Ничего нет. Ибо реальность,  

Существует, где находишься ты.  

Но теперь наоборот.  

Пошла система под откос.  

Мораль читаешь себе сам,  

Хотел оживить ты Мир свой,  

Но оказался его убийцей.  

Ты обманул не Смерть.  

Ты обманул себя!  

Так что не будь м*дак*м.  

 

Антоний придя в себя, будто после гипноза или транса.  

 

Что я только сейчас произнёс? Мне стыдно, краснеют щёки. Аж не по себе! Дурно стало... Плохо... Состояние ухудшилось... Ибо такой монолог не блещущий оригинальностью и азбучный получился...  

 

Появляются авторы.  

 

Первый автор. (перебивая) Ты свободен!  

 

Антоний. Благодарю... (уходит)  

 

Второй автор. Почему-то меня под конец так грызёт то, что в пьесе не было представителей прекрасного пола. Нас не будут уличать, как думаешь в сексизме или в гомосексуализме?  

 

Первый автор. Я могу развеять и развенчать предрассудки зрителей. (обращаясь к залу, в частности к женскому полу) Я уважаю женский пол и люблю его всем сердцем. Даже утверждаю, что женщины злые не потому что у них зависть к пенису. Этим бы хотел подвести итог. Моральную черту.  

 

Второй автор. Ты в своём уме? Ты действительно хочешь закончить этим пьесу?  

 

Первый автор. (вздыхает тяжко) У меня других вариантов не оказалось.  

 

Второй автор. Ты издеваешься? Бессодержательное шоу по любой телепередаче получается, а не изысканное постмодернистское и аллегорическое раскрытие, высмеивающее изыскание смысла жизни.  

 

Первый автор. Но я же... Рассеял сомнения по поводу того, как мы относимся к женскому полу...  

 

Второй автор. Даже не слышишь, что говоришь. Повторю для тебя, что ты высказал. Тут есть свидетели их много. Если кто будет читать опубликованную пьесу, то предложение может потерять свой сок, ибо если вы одиноки. А если у вас большая семья: бабушки, дедушки, братья и сёстры, то тогда может и сработает. Я вас предупредил. Так вот… Ты заявил: "Даже утверждаю, что женщины (акцент делает) "злые" не потому что у них зависть к пенису". Ты их считаешь всё равно злыми! Несмотря на твоё категорическое несогласие с позицией Зигмунда Фрейда.  

 

Первый автор. В этом и была шутка. Но я не хотел никого этим обидеть. ( обращаюсь к залу, в особенности к женскому полу) Как будто я какой-то Сергей Ткач! Это я сформировал реплику за Антония про дискриминацию гендерную.  

 

Второй автор. Может теперь-то занавес?  

 

Первый автор. (кричит) Да! Напоминаю, пьеса называется «Смерть смерти»! Чёртов занавес!  

 

Занавес  

 

 

 

 

 

 

 

 

| 17 | оценок нет 18:42 11.01.2017

Рекламное место #3
Вы можете разместить рекламу в этом месте. Подробнее →
реклама вашей книги

Комментарии

Книги автора

Гений или недоумок +18
Автор: Kairyze
Другое / Абсурд Философия Чёрный юмор Юмор
Аннотация отсутствует
20:47 09.01.2017 | 5 / 5 (голосов: 3)

Идиот
Автор: Kairyze
Сценарий / Абсурд Пародия Психология Сюрреализм Философия Юмор
Аннотация отсутствует
21:46 06.01.2017 | оценок нет

Свободный Прометей
Автор: Kairyze
Сценарий / Психология Философия
Аннотация отсутствует
21:44 06.01.2017 | оценок нет

Поиски начала
Автор: Kairyze
Сценарий / Абсурд Психология Сюрреализм Философия
Аннотация отсутствует
21:17 06.01.2017 | оценок нет

Тернистая тропа
Автор: Kairyze
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
20:15 07.12.2016 | оценок нет

Лживые слёзы
Автор: Kairyze
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
20:15 07.12.2016 | 5 / 5 (голосов: 2)

Отец. Под гнётом страха
Автор: Kairyze
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
20:15 07.12.2016 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017