Да Будет Свет!

Новелла / Мистика, Хоррор
Аннотация отсутствует

Рэндалл Рейнхардт  

 

 

"Да Будет Свет! "  

 

 

– Не бойся нас, дитя! Мы рады твоему приходу!  

– Вы рады? Вас здесь много?  

– Да, нас бесчисленное множество!  

– Кто вы такие?  

– Мы друзья для тех, кто хочет быть нашим другом и смертельно опасные враги для тех, кто отвернётся от нас. Мы не ведаем пощады и нам не известно сострадание. Мы карающая длань и рог изобилия в одной ипостаси! Две крайности, одной и той же сущности, это наша стезя и мы хотим, что бы ты сделал свой выбор. Правильным он будет или нет, решать тебе.  

– Но здесь так темно, я совершенно ничего не вижу. Где я?  

– То место, в котором ты находишься, является нашим домом. Мы уже много лет живём здесь!  

– Но как я попал в ваш дом? Я же играл в прятки со своим старшим братом!  

– Мы знаем это и потому решили помочь. Здесь тебя никто не найдёт! Расскажи нам, чего бы ты хотел больше всего?  

– Я бы хотел обрести дар речи, как все люди! Природа жестоко обошлась со мной и при рождении я был лишён возможности говорить.. – Ты обретёшь голос, дитя! У тебя будет всё, чего ты захочешь, но за всё приходится платить. Ведь тебе известно это жизненное правило?  

– Конечно, я понимаю это! Но что я могу дать вам взамен? У меня ничего нет!  

– Ошибаешься, дитя! У тебя есть то, чего мы лишены очень давно! – Я попытался осмотреть себя и понять, что именно из того, что у меня есть, может представлять ценность для этих существ. Но в кромешной тьме я так ничего и не увидел.  

Раздался лёгкий смех и был он весьма странным! Было очевидно, что смеялись десятки и даже сотни голосов, но вместо шквала звуков толпы слышен был лишь негромкий смех.  

– У тебя есть способность видеть, дитя!  

– Но чем это может вам помочь?  

– Мы ходим увидеть мир твоими глазами, дитя. Ты можешь подарить нам возможность насладиться чудными пейзажами окружающего тебя мира, а в награду ты получишь голос и шанс разговаривать как все люди.  

– Как вы сможете увидеть мир моими глазами? Что нужно для этого сделать?  

– Для этого нужно лишь твоё согласие и небольшое усилие с нашей стороны. Но...! Мы просим тебя не бояться. Мы не причиним тебе зла и больно тебе тоже не будет! Ну, так ты согласен?  

– Да, я согласен! – Я боялся и не хотел разозлить своих собеседников отказом. К тому же они обещали наградить меня даром речи. А это дорогого стоит. Ради такой возможности я готов был пойти практически на всё.  

– Хорошо! – В голосе моих собеседников проскочили едва уловимые нотки радости.  

– Стой и не двигайся! Через минуту мы вернём тебя обратно в твой дом. После этого мы сможем видеть твоими глазами, но не будем иметь возможности управлять твоим телом. Поэтому тебе придётся выйти на улицу и обойти свой двор. Для начала нам этого будет вполне достаточно. Ты сделаешь это?  

– Да! Это я смогу сделать.  

– Тогда закрой глаза и не будем терять драгоценного времени! – С этими словами я почувствовал как в моё тело вселилась какая-то неизвестная сущность. Я не мог с полной уверенностью сказать сколько людей теперь теснилось в моей голове, но одно было ясно, как божий день – все мои собеседники теперь находились в моём теле.  

Едва я открыл глаза, как увидел, что я стою в коридоре второго этажа. Как я здесь оказался? Я не понял. Мои собеседники перенесли меня сюда из того места в котором я только что находился!  

– Вот ты где! Где ты прятался? Я нигде не мог найти тебя! – Я обернулся и увидел брата, подошедшего ко мне со спины.  

Только я собрался сказать ему, что был в самом надёжном месте, как улышал голос моих собеседников.  

– Молчи и не отвечай!  

– Ну почему? Я хочу, чтобы он знал, о том, что теперь я могу разговаривать!  

– Ещё не время! Если он узнает об этом сейчас, то непременно побежит сообщать новость твоим родителям. А это значит, что тебе так просто не удастся выйти на улицу. Твои родители непременно повезут тебя на осмотр в клинику, а это нам сейчас не на руку. – – Хорошо, как скажете! – Я улыбнулся брату и развернувшись пошёл в свою комнату. Дойдя до комнаты, которая, к слову, тоже находилась на втором этаже дома, я как можно плотнее закрыл за собой дверь. Как только дверь оказалась заперта, я услышал голос.  

– Отлично! Теперь ты должен одеться и выйти на улицу.  

Когда я переодевался в зимнюю одежду, я всё думал о том, что же будет происходить дальше.  

– Теперь ты должен выйти на улицу. – Я вышел из своей комнаты, спустился по лестнице на первый этаж и только собрался было выйти, как услышал голос Матери:  

– Вильям, куда это ты пошёл? – Жестами я показал что очень хочу пройтись по улице и подышать свежим воздухом.  

– Но ведь ты болеешь и твоё состояние может ухудшиться. Я бы очень этого не хотела, дорогой. – На помощь мне пришёл отец, как нельзя вовремя вышедший из своего кабинета.  

– Я считаю что если Вильям немного погуляет, то ничего плохого с ним не случится. Ведь он тепло оделся, правда Вильям? – Я кивнул отцу.  

– Ну вот и отлично! Только не уходи далеко от дома, договорились? – Я снова кивнул ему, с улыбкой глядя на него.  

После этого я вышел на улицу.  

– Молодец дитя, ты всё сделал очень правильно!  

– Что мне теперь делать и куда идти?  

– Обойди дом вокруг, и посмотри на окна второго этажа с задней стороны дома.  

– Что я должен там увидеть?  

– Нашу темницу, Вильям! Одно из окон второго этажа уже много лет замуровано и заколочено досками. Именно за этим окном, в замурованной комнате, мы и живём. – Я обошёл дом вокруг и глядя на ряд окон на втором этаже увидел, что одного оконного проёма действительно не хватает. Его, как будто бы пропустили.  

– Ты видишь это окно?  

– Да, оно должно находиться прямо под мансардой, но его как будто бы нету.  

– Ты правильно заметил Вильям. – Обойдя дом ещё пару раз, я решил вернуться к себе в комнату, что я и сделал.  

– Ты оказал нам огромную услугу, дитя. Не хотел бы ты за это увидеть нас?  

– Конечно хотел бы!  

– Хорошо, в доме должны храниться наши портреты, это то не многое, что уцелело в пожаре. Ты должен найти их, но мы не знаем точно, где они могут храниться.  

– Возможно они храняться в кабинете моего Отца, но туда нам с братом путь закрыт.  

– Нет, вряд ли они у него. Их должно быть слишком много.  

– Ну тогда скорее всего они находятся в мансарде над вторым этажом! Когда-то мы были там с братом, но и туда нам не разрешают подниматься потому, что мы сможем споткнуться и покалечиться о находящиеся там старинные вещи.  

– Тебе нужно будет проникнуть в мансарду при удобном случае, тогда ты сможешь увидеть нас на портретах, а мы сможем вспомнить, как мы выглядели до нашего заточения в этом доме. Ну, (а пока) мы покинем тебя, дитя, нам нужно обдумать дальнейшие действия. – Поднявшись к себе в комнату я ощутил что моё тело, как будто опустело. Значит, мои собеседники действительно оставили меня....  

Проснувшись на утро следующего дня, я по своему обыкновению и давно сложившейся традиции, умылся затем оделся к завтраку и спустился в столовую, которая занимала всю заднюю часть первого этажа нашего дома.  

На первом этаже так же находилась гостиная с камином, от которого всегда веяло теплом. Она располагалась по правую руку, если встать спиной к входной двери и лицом по направлению к коридору. По левую же руку от входа, находился рабочий кабинет отца. Нам с братом строго-настрого было запрещено входить в этот кабинет. К тому же мы не могли этого сделать, по причине того, что отец всегда запирал его на ключ. Плотно позавтракав в кругу семьи, я поднялся по лестнице с намерением идти в свою комнату и заняться чтением книги, которую отец привез мне из Бостона во время своей последней командировки. Не успел я сделать и шага по направлению к двери, как услышал лёгкий перезвон колокольчиков. Оглянувшись, чтобы понять откуда идёт звук, я не торопясь пошёл по коридору и как только звон усилился, я остановился. В глазах моих потемнело и разум, как будто обволокла загадочная дымка. Спустя мгновение я очутился в кромешной тьме. В очередной раз пытаясь хоть что-то разглядеть я всматривался в темноту. И труды мои были не напрасными. В отличие от прошлого моего посещения этого загадочного места, в этот раз, я увидел десятки фигур, окружавших меня. Но тьма стояла такая, что видны были лишь очертания.  

– Мы приветствуем тебя, дитя! Ты вновь оказался в нашем доме.  

– Да, ведь вы сами позвали меня.  

– Верно. Мы хотели знать, не испугаешься ли ты? И ты не испугался.  

– Почему вы никогда не выходите из своего дома? Что вас здесь удерживает?  

– Дитя, нас удерживают стены этого проклятого дома. Волею судьбы нам предписано никогда не покидать нашего жилища.  

– Мне очень жаль! Я бы так хотел, что бы мы могли все вместе играть на заднем дворе в снежки и лепить снеговиков!  

– Ты очень добр к нам! Но тяжким грузом нависли над нами стены этого дома, не дающие нам увидеть солнечного света! Лишь одному из нас довелось выбраться из этой ловушки, в которую мы все попали. Лишь один смог сбежать от нас! Ему повезло: он жив и находится под защитой существ, во много раз превосходящих людей по силе и знаниям. Имя ему Джеймс Эдвардс!  

– Как же он смог сбежать от вас?  

– Ему помог такой же ребёнок, как ты. Эдвардс используя свои телепатические способности заставил его поджечь собственный дом, он собирался предать забвению и себя, и нас. Но был спасён из пожара доктором Джорджем Бартоном, будь он трижды проклят!  

– Но как вы спаслись в этом пожаре?  

– Огонь не тронул ту часть дома в которой мы находились. Так мы и спаслись. Со временем дом был полностью восстановлен и спустя несколько лет после этого, ты со своей семьёй переехал сюда. Мы ждали этого момента очень долго. И мы несказанно рады тому, что теперь у нас появился шанс к спасению.  

– Я сделаю всё возможное для того, что бы помочь вам!  

– Ты очень добр, дитя. Мы этого никогда не забудем! Произнося последние слова затухающим голосом, фигуры исчезли в темноте, а я вновь очутился на том месте, на котором остановился, следуя за звоном колокольчиков.  

На следующий день, проснувшись пораньше, я стараясь не производить лишнего шума, тайком прокрался до лестницы, ведущей в мансарду и аккуратно поднявшись по ней, приоткрыл дверь, прошмыгнув внутрь. Из пыльных окон мансарды падал тусклый свет, но его вполне хватало для того, что бы отчётливо видеть ящики со старыми вещами и прочий хлам, которым было занято практически всё пространство. Осмотревшись повнимательнее, я обнаружил у дальней стены десятки картинных рам, которые кто-то прислонил к стене, накрыв плотной серой тканью, видом своим напоминающую парусину. Неторопясь я подошёл к картинам и взявшись за край ткани обеими руками, резким движением сдёрнул её.  

Поначалу мне показалось, что изображённые на портретах люди зажмурились от пробивающегося из окон света, но это была лишь иллюзия. С портретов на меня смотрели десятки людей самого разного возраста. Да и сами картины были написанны в разное время. Это было ясно по состоянию дерева, из которого были сделаны подрамники. Но! Одна немаловажная деталь, сразу же бросилась мне в глаза. Все, без исключения, люди были запечатлены на портретах с одним и тем же фоном. В качестве фона служила деревянная дверь, старинной отделки. Над которой висели не менее старинные часы. Вид которых, был мне до боли знаком. Точно такие же часы висели на стене в коридоре второго этажа. Нет! Не точно такие же! Именно эти часы у нас и висели! Даже время на них было тоже самое, что и на портретах! Я быстро пробежал глазами по всем портретам и убедился что часы на картинах действительно были остановлены ровно в полдень. Этот факт меня немало заинтересовал. В глаза бросалась ещё одна деталь: все портреты были подписаны. Сохранились они весьма хорошо, не смотря на то, что были довольно старыми и плюс ко всему пережили пожар. Видимо последний факт всё таки оставил свой отпечаток: хоть состояние картин и не было плохим, однако краска на них потускнела, а рамы потемнели. Этого нельзя было сказать об одном единственном портрете, который выделялся среди прочих тем, что подписи на нём не было. Когда я взял его в руки, произошла некоторая странность. Рама, до того яркая и совсем не потемневшая, начала тускнеть у меня на глазах, а само изображение мужчины, примерно лет сорока, начало покрываться тёмными пятнами. А затем холст с портретом рассыпался в пыль, прямо у меня в руках. Я стоял в недоумении, до тех пор, пока не услышал шаги доносящиеся с лестницы.  

– Вильям! Что ты тут делаешь? – Я резко обернулся, услышав голос Матери.  

– Ведь вам строго-настрого запрещено подниматься в мансарду! А если бы ты подвернул ногу!? И не дай Бог, произошло бы, что-то ещё более страшное!? Ты же знаешь что я бы не пережила этого!? Подойди ко мне и поскорее пойдём отсюда, пока твой отец не увидел тебя здесь. Представляю как он будет злиться, если узнает, что ты сделал. Я ничего не расскажу ему, если ты пообещаешь больше никогда не нарушать запретов и не заходить сюда. Мы договорились с тобой? – Я кивнул ей в ответ.  

– Вот и хорошо! – А теперь спускайся вниз, как следует умойся и ступай завтракать. Сегодня к нам придёт фотограф для того что-бы сделать ваши снимки.  

Я подошёл к Матери и с её помощью спустился по крутой лестнице вниз. Оглянувшись на неё, я увидел как она аккуратно закрыла дверь в мансарду. И в голове пронеслась мысль что скорее всего она запрёт дверь на ключ. Но к счастью она этого не сделала. Зная что Мама смотрит мне вслед, я прошёл в свою комнату, но не стал плотно закрывать дверь, как я это обычно делаю, а оставил едва заметную щель, через которую я видел коридор. Очень хотелось чтобы Мать скорее спустилась вниз, дав мне возможность пообщаться с моими собеседниками. Она не заставила себя долго ждать, и полностью оправдывая мои ожидания, вскоре спустилась по лестнице, на первый этаж, и направилась в столовую для приготовления завтрака.  

Воспользовавшись её отсутствием, я безшумно подкрался к тому месту, откуда мои собеседники обычно переносили меня к себе и мысленно позвал их. Едва я сделал это, как опять очучился во тьме замурованной комнаты. Фигуры, окружавшие меня на этот раз, были чётко видны. Они точь-в-точь соответствовали тем, что я видел на портретах.  

– Здравствуй, Вильям! Ты рад тому, что ты увидел нас?  

– Да, теперь я знаю как вы выглядите. Я видел ваши портреты и читал подписи на них с вашими именами. Но один из людей, изображённых на картинах, до сих пор не даёт мне покоя.  

– Кто же это?  

– Я не знаю его имени, портрет этого человека не был подписан, а кроме того, когда я взял его в руки, он рассыпался в пыль.  

– Его нет с нами. Мы рассказывали тебе о нём. Того человека которого ты видел на портрете, звали Джеймс Эдвардс. Это он смог сбежать из нашей проклятой темницы.  

– Но почему его портрет превратился в прах?  

– Потому что проклятие наложенное на нас более не имеет над ним власти. – Я стоял среди фигур своих собеседников и никак не мог понять, что же именно тревожит меня? Все они выглядели как обыкновенные люди, но в их внешности было что-то такое, что никак не давало мне покоя. Должно быть они обратили внимание на то, что я внимательно изучаю их, потому что они вновь заговорили со мной.  

– Тебе пора спускаться к завтраку Вильям. Ведь сегодня тебе предстоит важное дело, которое в конце концов изменит всю твою жизнь. – С этими словами они переместили меня обратно в коридор второго этажа.  

Оглядевшись вокруг в надежде, что рядом никого нет, я мельком глянул на часы висевшие на стене. И замер, как будто меня поразило громом. Вот они! Это те самые часы, которые присутствовали на всех портретах, увиденных мною в мансарде! А под часами, должно быть, и находилась дверь в замурованную комнату. Ведь не даром именно на это место меня постоянно возвращали мои собеседники.  

Войдя в столовую и заняв своё привычное место, я думал над словами, услышанными мной от призраков комнаты. Что за дело должно изменить мою жизнь?  

– Вильям тебе не здоровится? Ты выглядишь неважно. – Мама с тревогой смотрела на меня.  

– Пустяки! Это не более чем волнение. Ведь сегодня очень ответственный день! – Отец был как всегда непоколебим в своём оптимизме.  

– Знаешь Вильям, сегодня тебе придётся очень сильно постараться и выглядеть хорошо. Ведь с фотографии, которую сегодня сделают, будут рисовать твой портрет. Не каждому выпадает шанс быть запечатлённым на холсте. Да и к тому же на фоне таких старинных часов, которые к счастью достались нам вместе с домом. Не могу сказать, какое выражение отразилось на моём лице, после сказанных Отцом слов, но родители не на шутку испугались.  

– Вильям что с тобой? – Мать с Отцом подошли ко мне и начали трогать мне лоб, предполагая, что у меня поднялась температура или возникли какие либо ещё осложнения со здоровьем.  

– Чарльз, отведи брата в его комнату, пусть он немного полежит на кровати. И не забудь укрыть его одеялом.  

Признаться честно, никаких осложнений у меня не возникло. Меня сильно поразили слова Отца, которые открыли мне глаза на правду. Все детали, не дававшие мне покоя, внезапно выстроились в одну логическую цепочку. Я не мог понять, что же не так было с людьми окружавшими меня в замурованной комнате, но теперь я понял что именно. Все они выглядели именно так, как были изображены на портретах. С точностью, до каждой трещинки, которыми покрывает краску время. В отличии от живых людей, узники дома выглядели очень блекло, а именно такими я и увидел их на картинах. Призраки наблюдали за мной в мансарде и в тот момент когда я оказался в их темнице, попросту приняли то самое обличье, которое они увидели моими глазами. К тому же, они знали, что сегодня нам с братом предстоит делать фотографии. Фотографироваться на фоне двери в их темницу, пусть и замурованной. Тут же в моей памяти всплыла и ещё одна деталь: Портрет Джеймса Эдвардса был единственным, на котором не присутствовали часы висящие над входом в комнату. Состояние шока, в котором я пребывал, после того, как портрет рассыпался у меня в руках, не давало мне объективно рассуждать. А сейчас эта небольшая и невероятно важная деталь всплыла в сознании сама собой. Именно это и позволило ему вырваться из заточения! Конечно же! Именно так они и подвергались проклятью! Они хотят повторить побег Джеймса Эдвардса! Ведь они сами говорили, что он спасся с помощью ребёнка, которого он заставил поджечь дом. А из пожара его вытащил доктор Джордж Бартон. Только сейчас кроме меня им не кому помочь. Вероятнее всего они надеются выбраться из ловушки в моём теле, ведь они уже перемещались в него и покидали свою темницу. Этому не бывать! Во что бы то ни стало, я должен увидеть их истинное обличие.  

Встав с кровати и взяв из письменного стола ножницы и коробку спичек, которую я надёжно хранил долгое время, я подошёл к двери, и удостоверился, что вся моя семья, по прежнему, находилась в столовой. Воспользовавшись этим, я прокрался к лестнице в мансарду и аккуратно поднялся по ней. Во время моего недавнего визита, я обратил внимание на то, что к потолочной балке мансарды были подвешаны три старых и давно запылившихся масляных светильника. За одним из них я и пришёл.  

Легонько толкнув дверь я пробрался внутрь. Осмотревшись и увидев то, зачем я сюда пришёл, я пододвинул ящик для того, что-бы достать до балки и снять светильник. Масла в нём было не так уж и много, но этого должно было хватить для того, чтобы хорошо осветить небольшую комнату. А замурованная комната, в которую лежал мой путь, по моим расчётам, была не такой уж и большой. Исходя из расстояния между окнами, с задней стороны дома. Используя спички я попытался зажечь лампу. На это у меня ушло несколько минут и в конечном итоге мне это удалось. Постепенно светильник разгорелся достаточно ярко. После этого подойдя к картинам, я поднял с пола большой кусок материи, которой были накрыты портреты и ножницами отрезал от неё кусок. Им я накрыл лампу так, чтобы света её не было видно.  

Спустившись по лестнице и подойдя к часам, я мысленно позвал призраков. Они незамедлительно откликнулись и в одно мгновение перенесли меня в кромешную тьму.  

– Ты не зря пришёл к нам, дитя. – На этот раз в их голосе звучала едва уловимая тревога.  

– Да, вы правы. Я хочу знать как вы очутились в этой комнате и кто вас здесь замуровал.  

– Всему виной проклятие, наложенное на этот дом. Никому его не избежать. Все, кто заселялись сюда, оказывались в этой комнате. Однако были и те, кто избегал проклятия. Эти люди были слабы духом и оканчивали жизнь самоубийством. Удача сопутствовала им лишь в том, что они умирали свободными. Остальных же поглощали стены этого дома и проклятыми навеки умирали в этих стенах. Но они продолжали жить вне времени.  

– Значит физически вы давно мертвы?  

– Мы живы, дитя! Ведь ты своими глазами видишь нас. – В интонации призраков проскользнули гневные нотки и они начали медленно надвигаться на меня со всех сторон. В этот момент, левой рукой я поднял светильник над собой, а правой сорвал с него плотную ткань, которая препятствовала проникновению света.  

В этот момент лица призраков исказила гримаса ужаса. Последним, что я увидел перед тем как упал без чувств, была ослепительная вспышка света и пронзительный крик, полный страданий.  

Я не могу с полной уверенностью сказать что произошло со мной после того, как я потерял сознание. Но если верить рассказу моих родителей, то находясь в гостиной, на первом этаже нашего дома и занимаясь каждый своим делом, они услышали душераздирающий вопль, раздавшийся из коридора второго этажа. Целый сонм тысячи голосов возник внезапно и в мгновение ока разлетелся по всему дому, сотрясая его стены.  

Переглянувшись между собой, родители бросились вверх по лестнице. Едва поднявшись на второй этаж они застыли в оцепененнии, увидев как я вылетев сквозь стену упал на пол. Никто из них не мог объяснить, как же это произошло. Мать, сообразив что к чему, быстрее Отца, сделала шаг вперёд с намерением поднять меня с пола, а Отец остановил её, схватив за руку и указывая на стену. По стене поползла паутина трещин. Они становились всё шире пока, наконец, стена не рухнула. Мама, побоявшись что меня накроет обломками разрушевшейся стены, вскрикнула от ужаса и прижалась к Отцу. Теперь настала его очередь действовать. Падая, куски стены подняли в воздух неимоверное облако пыли, через которое не было видно ровным счётом ничего. Пытаясь развеять пыль, так чтобы свозь неё были видны хотя бы очертания, Отец двинулся мне на помощь. Едва облако рассеялось, как он с облегчением вздохнул, обнаружив что ни один камень не задел меня. Я лежал немного поодаль от открывшегося в стене прохода.  

За обрушившейся стеной виднелась старая обшарпанная дверь. По состоянию дерева, из которого она была сколочена, можно было сказать, что ей, по меньшей мере лет семьдесят. Замок на ней проржавел до такой степени, что толстый слой ржавчины заполнил собой скважину для ключа. Мои родители со страхом и любопытством смотрели на эту дверь, не представляя себе, что может находиться за ней.  

Едва выйдя из состояния оцепенения, я смог самостоятельно подняться на ноги. Не успел я сделать и шага в направлении родителей, как за моей спиной раздался щелчок, будто бы в замке повернулся ключ и с раздирающим душу скрипом, дверь медленно отворилась.  

То, что предстало нашему взору было не то, что бы самым мерзким зрелищем из когда-либо увиденных мной, всё же выходило за всякие рамки здравого смысла. Свет падающий из коридора, выхватил из тьмы, царившей в запечатанной много лет комнате, груды человеческих останков, хаотично разбросанных вдоль стен. Кости и черепа усеивали не только пол, но и торчали из стен. По ним, без труда, можно было определить что людей, которым принадлежали эти останки, насильно и скорее всего заживо замуровали. Чувство отвращения, от бросившейся нам в глаза картины жуткой и мучительной смерти, стократ усиливал запах, резко ударивший нам в ноздри. Это был спёртый, тошнотворный запах тлена, давным-давно сгнившей плоти, сырости и ещё много чего такого, о чём мне бы не хотелось никогда вспоминать. Едва вдохнув это смрадное зловоние смерти, я покачнулся и опять, лишившись сознания упал в обморок.  

Придя в себя, я понял, что лежу на диване в гостиной, куда судя по всему меня отнёс Отец. Как оказалось, я провёл без сознания довольно таки много времени.  

Когда я очнулся, то первым кого я увидел, был мой брат, сидящий рядом со мной. Увидя что я пришёл в себя, он сообщил что Отец позвал на помощь нашего соседа, мистера Брауна и двоих его сыновей, для того чтобы в максимально короткий срок собрать все наши вещи, посуду с прочим скарбом и как можно скорее, навсегда покинуть этот проклятый дом. Томас Браун был старым другом моего отца и без промедления, взяв с собой сыновей, поспешил нам на помощь.  

Половина дня ушла у Отца, Матери и их помошников на то, чтобы собрать все наши вещи и погрузить их в отцовскую машину. На машине мистера Брауна, что стояла рядом с домом, должны были уехать я, мой брат и Мама.  

Как только весь багаж был аккуратно уложен, Отец с митером Брауном и его сыновьями, их звали Ральф и Артур, отправились в подвал за досками. Около получаса они то и дело спускались в подвал, выходя из него с новыми охапками досок, которые они относили на улицу. Последнюю партию вынес Отец, после чего велел нам с Мамой садиться в машину. Мы без пререканий разместились на заднем сидении.  

Проводив нас взглядом и убедившись что мы сели, Отец молча кивнул своим помощникам и они начали заколачивать окна и двери досками, принесёнными из подвала. На это занятие у них ушло достаточно таки мало времени, так как они работали очень чётко и слажено. Не более чем через двадцать минут все окна и двери первого этажа были заколочены. Все, за исключением входной двери.  

Отец подошёл к мистеру Брауну и что-то тихо ему сказал указывая на дом, затем он направился внутрь и на протяжении пяти минут что-то там делал. Тем временем, мистер Браун с сыновьями подошли к машине и уселись на передние сиденья.  

Когда Отец вышел из дому с зажённым факелом, мистер Браун запустил двигатель автомобиля и не спеша начал отъезжать от дома. Уже сквозь звук мотора я услышал как Отец стоя перед домом прокричал:" Мы слишком долго жили во тьме неведенья, настала пора покончить с этим. Да будет свет! " – И с этими словами он бросил факел в проём входной двери нашего дома, отчего тот незамедлительно вспыхнул.  

По дороге в наш загородный дом, в котором нам какое-то время придётся жить, я прокручивал в голове все события, произошедшие со мной с того момента, как я впервые оказался в замурованной комнате. Столько раз я стоял среди сгнивших трупов и не чувствовал смрадного духа разложения. Должно быть призраки дома настолько сильно влияли на мой разум, что притупили у меня функции всех органов чувств. Зато сейчас, освободившись из под влияния призраков, я приобрёл возможность разговаривать. И с этим даром я удалялся прочь от проклятого дома, на встречу новой жизни.  

Когда на улице стало темнеть и сумерки начали обволакивать землю, в сотне ярдов от пепелища оставшегося от сгоревшего дома из ниоткуда возникли две фигуры. Они молча смотрели как в зимних сумерках тлели угли на брёвнах, служивших некогда опорами стен первого этажа.  

– Ну вот, ваше проклятье и спало, мистер Эдвардс. Не пора ли нам присоедениться к остальным членам нашей команды?  

– Думаю что самое время, мистер Стивенс!  

– Олично! Однако я вынужден просить вас ещё об одной услуге. Дело в том, что к нам наконец-то готов присоединиться ещё один джентельмен. Я много лет ждал его согласия. И теперь он готов!  

– Кто же это?  

– О, уверяю вас, мистер Эдвардс. Он вам очень понравится! Он замечательно впишется в нашу команду и уж поверьте мне, сослужит нам огромную службу!  

– Где нам искать этого джентельмена?  

– По моим расчётам он укрывается в канализационных туннелях Лондона. Когда-то я уже находил его там и тем самым помог отомстить тем, кто сделал его весьма интересной личностью.  

– Кажется я начинаю понимать о ком вы говорите, мистер Стивенс. Этот человек бесследно исчез после того как Лондон всколыхнула новость о нескольких пожарах и погибших в них людях. Но это было очень давно.  

– Совершенно верно, друг мой! С тех пор этот джентельмен ждёт встречи со своими новыми друзьями....  

 

| 273 | 5 / 5 (голосов: 8) | 21:50 10.11.2016

Комментарии

Reinhardt14:47 13.05.2017
rotmistr1980, Спасибо большое!)
Rotmistr198010:56 13.05.2017
Идея конечно оригинальная, это факт.
Reinhardt08:33 19.11.2016
nuki, спасибо за отзыв! Не могу точно сказать что именно вдохновило меня, сюжет просто родился в голове и всё.
Nuki22:52 18.11.2016
Мне понравилась сама задумка истории. Очень уж интересно, что именно вдохновило на ее создание?..
Нашла несколько небольших"ляпов"назовем их так.И ,кое где, я бы пристала к причастиям и деепричастиям)
в общей сложности было интересно,ждал развязки и объяснений происходящего!

Книги автора

Кукольный Карнавал +18
Автор: Reinhardt
Новелла / Мистика Хоррор
Аннотация отсутствует
00:23 10.10.2016 | 5 / 5 (голосов: 10)

Тварь на Пороге
Автор: Reinhardt
Новелла / Мистика Хоррор
Загадочная история произошедшая с главным героем во сне, обернулась кошмаром наяву
16:10 03.10.2016 | 4.76 / 5 (голосов: 13)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017