FB2

Погружение в ад.

Рассказ / Фантастика, Хоррор
Аннотация отсутствует
Объем: 2.269 а.л.

Часть – 1.  

 

Как бы это звучало не пафосно, но для человечества это был огромный шаг. Если у них всё получится, то наука далеко шагнёт вперёд. Соответственно, а люди следом.  

 

Никита Сергеевич стоял на площадке, окружённый учёными, дымя сигаретой. На него никто не обращал внимания. Каждый занят своим делом. Высоколобые умники готовились к последнему шагу, а группа проникновения находилась в отсеке, дожидаясь своего выхода, а точнее прохода в иной мир.  

 

Всё началось около десяти лет назад, когда проект только запустили. Много ошибок, которые отбрасывали их назад, и вот, наконец, у них всё получилось. Его команда смогла открыть врата в иное измерение. Теперь для человечества наступят фантастические времена. Незачем больше строить космические корабли для полёта к иным планетам. Достаточно будет лишь перешагнуть черту, чтобы оказаться на другой стороне. Но для всеобщего переселения, конечно, всё ещё далеко. Робот подтвердил, что атмосфера в новом мире пригодна для жизни. Вот только где находился этот новый мир? За сколько световых лет? Впрочем, это и должна была выяснить группа вторжения. Она была экипирована по полной, дожидаясь сигнала, когда врата откроются. Оставалось совсем чуть-чуть. Отчёт пошёл.  

 

Цифры на табло быстро сменяли друг друга, приближаясь к нулю. Уже скоро перед ними распахнутся врата рая, и тогда…  

 

— Готовность номер один, — послышался из динамиков искусственный голос.  

 

Люди зашевелились более активнее, чем раньше. Зашелестели бумаги, пальцы застрочили по клавиатуре, отдавая команды, перепроверяя данные.  

 

— У нас всё готово, — объявил один из учёных.  

 

— Ну что же, тогда в путь, — сделав глубокий вздох, проговорил руководитель проекта.  

 

Он нервничал. Столько лет на эту разработку, и вот сейчас они окончательно приблизятся к цели. Его имя будет в исторических хрониках.  

 

Противно завизжала сирена. Свет слегка потускнел, а напряжение возросло. Никита Сергеевич уставился на один из мониторов, который демонстрировал с помощью камеры то место, где будут открыты врата. Нижний уровень базы, глубоко под землёй.  

 

— Сейчас, ребятки, мы вторгнемся в новый из миров, — пробормотал он, туша сигарету в пепельнице. — Зададим жару местным аборигенам.  

 

Искусственный голос продолжал отчёт, пока не дошёл до нуля. Все глаза приникли к монитору, ожидая результата, но, увы, того не произошло.  

 

— Почему ничего нет, — нахмурился Никита Сергеевич.  

 

— Сейчас, секундочку, — проговорил кто-то.  

 

Мужчина ждал в полнейшей тишине. Камеры показывали, врата не открылись. Но ведь в прошлый раз, когда они запускали робота, всё сработало великолепно.  

 

— Ничего не понимаю, — растерянно отозвался один из учёных. — Всё говорит о том, что врата открыты.  

 

— Открыты? Да где же, чёрт возьми, они открыты, если их нет!  

 

Никита Сергеевич начал нервничать. Сколько денег, сколько сил было вложено в этот проект, а теперь случилось нечто…  

 

— Всё верно, врата открыты, — вновь повторил учёный муж. -Если судить по поступающей информации.  

 

— Но где?  

 

* *  

 

Проснулся Вася с чётким ощущением, что сегодня что-то произойдёт. Что именно, увы, он знать не мог, так как не являлся пророком, каких полно на телевиденье. Просто было чувство, этот день будет отличаться от всех остальных. Возможно ему подобьют глаз, или он завалит экзамен. Хотя, честно сказать, два этих события не были настолько уж и редкими. Нечто подобное происходило с периодичностью в несколько недель.  

 

«Тогда отчего меня так грызёт беспокойство? » — подумалось ему.  

 

Откинув в сторону одеяло, юноша встал на ноги, принимая вертикальное положение, после чего громко вздохнул. В школу идти не хотелось, от слова совсем. Ему подумалось о том, чтобы прогулять сегодняшний день, но после секундного размышления, Василий откинул эту мысль. Ему хватило тех нотаций, когда мать целую неделю долбила мозг за прошлые прогулы, а отцовский кулак…  

 

Посетив туалет с ванной, парень, уже одевшись, вышел на кухню, где перекусил бутербродами и тёплым чаем. Родителей к этому времени дома не было. Рабочий день у обоих начинался раньше восьми утра, и поэтому юноша всегда завтракал в одиночестве, не считая выходных дней.  

 

Бросив кружку и тарелку в раковину, он, подхватив рюкзак, громко хлопнул дверью, начиная спускаться вниз по лестнице.  

 

«Когда же эта чёртова школа закончится. Мечтаю о том дне, который наступит весной».  

 

О сдаче экзаменов парню думать не хотелось. Он знал лишь одно. Закончив девятый класс, пойдёт в техникум. Ни за какие силы его не заставят пойти в десятый. Хотя, с другой стороны, его ещё туда и не возьмут. Больно уж аттестат хреновым окажется.  

 

Идти было недалеко, всего каких-то десять минут. Школа располагалась в спальном районе одного из микрорайонов. Если смотреть сверху, то она имела форму квадрата, а в середине имелся внутренний двор, в который можно попасть через ворота, которые шли под помещениями, где учились первоклашки. Там обычно проходили разные линейки, последний звонок и всё такое прочее. Само здание считалось почему-то новым, хотя было построено в середине восьмидесятых годов. В нём имелось довольно много помещений, которые расползлись по всем четырём этажам. Было два спортзала. Один большой, основной, который находился возле библиотеки и столовой, а второй малый. Его переделали в начале девяностых, соединив два класса. Там обычно занималась малышня.  

 

Играя с мобильным телефоном, не самой новой модели, Вася добрёл до входа, взглянув на двери из тёмного дерева. Он вздохнул, словно смертник, который шёл на казнь.  

 

«провалилось бы всё пропадом в ад».  

 

Убрав мобильник в карман, чтобы особо не светить древним динозавром, он оказался в фойе. Народу, как и всегда было много. Некоторые сидели на лавках, что тянулись по всему длинному коридору рядом с окнами, которые показывали внутренний двор. Девчонки шушукались, склонившись друг к другу, пацаны обсуждали важные вещи, не обращая внимания ни на кого. И лишь Вася, то и дело поглядывая по сторонам, спешно шёл к раздевалке, где избавился от куртки, после чего двинулся на второй этаж. Первым уроком должна была быть физика. До занятий оставалось ещё семь минут.  

 

Он осмотрелся вокруг, но парней, которые постоянно издевались над ним, нигде видно не было. Возможно они не пришли в школу, но скорее всего, просто кучка дегенератов собралась за углом, где можно спокойно покурить. Правда, время от времени, в те места делал свои рейды директор, который ловил юных курильщиков, потом ябедничая родителям. За это его не любили, да и за многое другое. Если физрук являлся своим человеком, или трудовик, то директор, нет. Его за глаза называли Беличья морда. Наверное, не трудно догадаться почему.  

 

Достав из рюкзака дневник, который весь был исчеркан красной ручкой, Вася сверился с расписанием, мысленно решая, идти ли на музыку, которая стояла последним, шестым уроком. Обычно там ничего не происходило. Ученики просто сидели, слушая радио, или трёп старой училки, которой давно пора на пенсию. И если он не пойдёт, то ничего не произойдёт. А главное, вернувшись домой, он сможет дольше посидеть за компьютером, благо, имелся весомый повод. Только вчера ему посчастливилось скачать новую игрушку, фэнтези, от которой кружилась голова, и хотелось играть круглосуточно.  

 

Сунув между учебников дневник, юноша вытер вспотевшие ладони о джинсы. Он вновь осмотрелся, но ничего подозрительного не происходило.  

 

«Тогда отчего я продолжаю нервничать? »  

 

Ощущение того, что вот-вот произойдёт нечто, усилилось. Вася уже серьёзно подумывал о том, чтобы наплевав на родительский запрет не прогуливать, дать дёру из школы.  

 

Громко, и даже как-то тревожно, прозвенел звонок. Народ густым потоком потянулся по лестнице, расползаясь по всей школе, отыскивая нужные кабинеты. Кто-то прощался до следующей перемены, другие громко ржали над тупой шуткой, остальные же, как зомби, шли к означенным местам. В этот поток влился и Вася, оказываясь в кабинете физики, который был затемнён.  

 

На окнах висели чёрные шторы, настолько плотные, что совсем не пропускали солнечного света. В классе довольно часто смотрели с помощью проектора различный учебный материал. Хотя, признаться, помещение больше всего напоминало какой-нибудь склеп.  

 

Плюхнувшись на своё место, парень вытащил тетрадь, учебник и ручку, готовясь к уроку. Примерно то же самое делали и его одноклассники. А уже в следующий миг в класс вошёл физик, как всегда хорошо одетый.  

 

Он напоминал Василию первобытного человека, с его надвинутым на глаза лбом. Но девчонки от него по какой-то причине были без ума. Воистину понять противоположный пол оказалось трудно. Уроды нравились, а вот нормальные пацаны…  

 

— * * *  

 

Кристина сидела за партой, сложив руки перед собой, глядя в окно. Там стояла хорошая погодка, и это несмотря на середину осени. Скоро должны были пойти дожди, наступить холода, и тогда можно позабыть об одежде, ещё летней. Придётся кутаться во что-то более тёплое, а значит, менее удобное и не так подчёркивающую её фигурку.  

 

«А как было бы хорошо, если бы холода никогда не наступали, — думала она, продолжая пялиться через стекло. — Как в Бразилии, или Аргентине».  

 

Краем уха девушка слушала, что говорит учительница, которая вела немецкий язык. Лидия Степановна, женщина с возрастом слегка за сорок, всегда носила чёрные одежды, длинную юбку и такого же цвета блузку. А на лице находились очки с тёмными линзами. И именно поэтому нельзя было видеть её глаз. Многие думали, что у неё какой-то дефект, иначе зачем ходить в таких очках даже в помещении. Она была похожа на паука, старого, злобного. Иногда Лидия Степановна срывалась, когда ученики особенно доставали, и тогда Паучиха громко визжала, брызгая на стол ядовитой слюной. Она стучала костяшками пальцев по партам, громко отчитывая, а могла схватить за волосы и оттягать.  

 

— Нестеренко! Раздался визгливый голос Паучихи.  

 

Кристина вздрогнула, отворачиваясь от окна, глядя на учительницу.  

 

— Что я сейчас сказала?  

 

— Вы?  

 

Кристина захлопала ресницами, соображая, вспоминая. Она обвела взглядом одноклассников, надеясь на помощь, но здесь такой номер не пройдёт. Паучиха следила за этим довольно пристально.  

 

«Старая уродина, — подумалось ей. — И какого хера тебе просто не везти урок? »  

 

–Вы сказали… Нестеренко, что я сейчас сказала?  

 

— Я так и знала, — растянула свои бесцветные губы в подобии улыбки учительница.  

 

Это означало лишь одно, сейчас появится в журнале новая оценка, и не хорошая, стоило сказать.  

 

Кристина опустила взгляд, уставившись на раскрытую тетрадь. В ней было предложение на немецком, которое требовалось перевести. Но как, если переводчика под рукой не имелось. Дома она бы справилась с этим с лёгкостью, но здесь, под пристальным взглядом старой карги…  

 

— Это два, Нестеренко. Два.  

 

«Старая сука».  

 

Девушка хотела было возмутиться, но не стала этого делать. Лучше уж промолчать, чем слушать вонь паучихи. Все равно ничего не доказать. Она просто уткнулась в свою тетрадь, краем глаза всё же косясь на старую стерву.  

 

В классе наступила тишина. Все были заняты тем, что бились над переводом предложения. Кристина, черкнув несколько слов, поглядела на Паучиху. Та восседала за своим столом, положив руки перед собой, уставившись на свои покрытые чёрным лаком ногти.  

 

«Интересно, у неё в гардеробе имеются другие цвета? »  

 

— Девушка заметила маленького паучка, который полз по столу учителя. Тварь заметила и Лидия Степановна. Она словно пёс, слегка повела головой, после чего склонилась так низко, что почти касалась своим носом журнала, что по-прежнему раскрытым лежал перед ней. А потом произошло невероятное. От удивления у Кристины даже приоткрылся рот, а к горлу подкатил ком тошноты.  

 

Учительница, всё ещё склонённая вперёд, вдруг высунула язык, влажный, ярко красный, к которому и прилип маленький паучок. Он исчез во рту Лидии Степановны, растворившись в явно дурно пахнущей глотки.  

 

«Боже! Неужели она это сделала? Нет, мне всё показалось. Она же не могла такого сотворить».  

 

Но Кристина видела то, что видела. Ошибиться она просто не могла. Девушка тут же обвела взглядом класс, но никто этой отвратительной картины не заметил. Все были заняты переводом текста. Этого проклятого предложения, которое никак не давалось без помощи гугла.  

 

Девушка подумала, что сегодня не сможет есть в столовой после всего увиденного. Да её просто вырвет на стол, стоит лишь вспомнить паучка и Паучиху. Нет, определённо обед придётся пропустить. Лучше уж она подышит свежим воздухом.  

 

«Я знала, конечно, у Паучихи не все дома, но не до такой же степени! Да она может быть опасна. Придётся всё рассказать Аньке и Полинке. Но поверят ли они мне? »  

 

— Нестеренко, — раздался вновь визгливый голос учительницы. — Что-то не так?  

 

Он прозвучал неожиданно в царящей тишине. Паучиха пристально разглядывала ученицу, медленно почёсываясь под мышкой.  

 

— Нет, всё нормально, — буркнула девушка.  

 

–Раз всё нормально, тогда занимайся переводом.  

 

В этот момент прозвенел звонок с урока, и из груди вырвался облегчённый вздох. Кристина сразу же собрала учебники, ручки и тетради, после чего поспешила прочь из класса.  

 

Она двигалась спешно, не оглядываясь, спускаясь на первый этаж. Несколько девчонок, кто именно, она не успела разглядеть, пошли в туалет, наверное, делясь секретами, если судить по их загадочному виду.  

 

«Да и чёрт с ними», — решила она, выходя в длинный коридор, который вёл мимо раздевалок.  

 

На лавках, возле окна, она заметила своих подруг. Те учились в параллельном классе. Девчонки сидели, тесно прижавшись друг к другу, изучая свои мобильные телефоны.  

 

«Ща я вам такое поведаю, вы просто сдохните», — подумала Кристина.  

 

— Девчонки! — воскликнула она. — Я вам сейчас такое расскажу! Вы просто не поверите!  

 

— * * *  

 

Алгебра наконец закончилась. Началась первая перемена. Денис Арбузов, покинув класс, быстрым шагом направлялся в сторону столовой, которая располагалась возле спортивного зала и медпункта. А если подняться по узкой лестнице наверх, то можно попасть в библиотеку и актовый зал. Правда, в первом и во втором делать было нечего. Зачем читать книжки, если имелся интернет. Можно было войти во множество электронных библиотек, и вот тебе любая литература.  

 

Двигаясь по длинному коридору, Денис прошёл мимо трёх девушек, которые сидели на лавке возле окна. Они о чём-то разговаривали. Правда, в основном было слышно Нестеренко. Блондинка что-то доказывала своим подругам.  

 

— Я вам говорю! Она просто взяла и слизнула его со стола!  

 

— Фу какая гадость, — поморщилась Лебедева.  

 

— Да не заливай ты, — отмахнулась третья девчонка, фамилии которой Арбузов не помнил. -Быть такого просто не может!  

 

Оставив подруг за спиной, Денис свернул за угол, пройдя мимо вахты, глядя в окно на внутренний двор. Откуда не возьмись появились тяжёлые дождевые тучи. Они нависли над городом, зданием школы, грозя в скором времени разродиться дождём.  

 

«Да и чёрт с ними», — мысленно отмахнулся парень.  

 

Открыв дверь из стекла, Денис вошёл в столовую, ощущая аромат готовящейся пищи. Он сразу определил, что сегодня на обед будет борщ, а ещё…  

 

«Хм, может котлеты, или тефтели».  

 

Пройдя к стойке, Арбузов уставился на меню, перебирая в кармане разную мелочь. Выбор был невелик. Первое, второе, но он выбрал пиццу. Да и пиццей эту дрянь можно назвать с огромной натяжкой. Так, обычный кругляш с дерьмом посередине. Но зато довольно питательный, от которого больше не хотелось есть. Пацаны говорили, будто от такой пищи растёт живот, а ещё сиськи, но Денису было наплевать. Его жир перекачивался в мышцы, благо, что спортзал он посещал каждый вечер.  

 

— Дайте мне две. Нет, лучше три пиццы.  

 

Парень указал на то, что здесь называли пиццей.  

 

Повариха, полная женщина с симпатичным лицом, положила перед учеником три кругляша, назвав сумму. Покопавшись в карманах, Денис вынул несколько мятых купюр, после чего протянул вперёд.  

 

— Приятного аппетита, — улыбнулась она.  

 

— Спасибо.  

 

Усевшись за один из многочисленных столов, Арбузов принялся за второй завтрак, глотая пищу почти не жуя. Он, то и дело, поглядывал на персонал столовой, на несколько женщин, которые возились с кастрюлями.  

 

Появился какой-то шустрый первоклашка. Недомерок взял два коржика, которые сунул в карман, после чего унесся прочь, громко хлопнув за собой дверью.  

 

«Жаль, что сейчас не вторая перемена, — размышлял Денис, берясь за следующую пиццу. — От борща, пускай и столовского я бы не отказался».  

 

Взгляд скользнул к окну, где к этому времени тучи полностью завладели небом. Сразу же потемнело, как это обычно бывало в пасмурные дни, а по стеклу застучали капли дождя, стекая маленькими ручейками вниз.  

 

«Похоже пришла осень, окончательно и бесповоротно».  

 

Взявшись со вздохом за третью порцию, Денис повернул голову в сторону, снова изучая поварих. Те продолжали заниматься своим делом, не обращая внимания на парня. Но Арбузова привлекло нечто другое, что находилось на потолке.  

 

— Да что за гадость?  

 

Кусок пиццы выпал у него изо рта.  

 

На сером от пыли потолке рос пузырь кровавого цвета. Он отчётливо выделялся, словно прыщ на лице. Вначале он был не особо большим, но с каждой секундой становился всё больше и больше, пока не достиг размером в человеческую голову. Но и на этом его рост не застопорился.  

 

«Что за мать его так? »  

 

Денис приподнялся со стула, глядя во все глаза на то, что уже достигла размера головы телёнка. Никто из женщин не замечал странной аномалии. Повара продолжали готовиться к обеду, делая зажарку, разливая компот, помешивая что-то в кастрюлях. Их голоса весёлым щебетом разносились по всей столовой.  

 

— Посмотрите! — вымолвил Арбузов, тыча вверх пальцем.  

 

Женщины недоуменно уставились на парня, как на сумасшедшего. Но наконец до них начало что-то доходить. По-видимому, они заметили странное выражение лица юноши. Но было поздно. Слишком поздно.  

 

«Матерь божья».  

 

Достигнув приличного размера, пузырь с тихим хлопком лопнул, и содержимое этой дряни полетело вниз, прямо на людей. Кровавые сопли падали на головы, заливая лица, прожигая кожу. Плоть дымилась, источая неприятный кислотный запах. В том месте, куда попадала вещество, образовывались дыры, и это была не только человеческая плоть, но и дерево с камнем.  

 

Женщины дико завопили. Кто-то перевернул огромную кастрюлю с кипятком. Содержимое хлынуло с газовой плиты, заливая пол, обжигая ноги. Одна из поварих, та самая, с симпатичным лицом, лежала неподвижно. Вместо головы у неё было лишь кровавое месиво. Кислотная дрянь основательно поработала с черепом, избавившись не только от плоти, но и не пощадив саму кость.  

 

Отбросив кусок пиццы в сторону, Денис попятился от этого безумия, вытаращившись на всё происходящее. А потом из его недр вырвался вопль, оглушительный, полный ужаса.  

 

Парень помчался со всех ног прочь, ударяясь о края столов, но совсем не замечая боли от столкновения. Он несся со всех ног, оставляя за спиной смерть, ужасный запах разложившиеся от кислоты тела.  

 

Дёрнув на себя ручку, Арбузов оказался в коридоре, ошалело осматриваясь, а особенно глядя на потолок. Никто ничего не замечал. Да и кто мог заметить, если в основном весь народ находился в другом коридоре, сидя на лавках. Но вопли! Они же должны были их услышать.  

 

* * *  

 

Поднявшись с лавки, Карина оглянулась на своих подруг. Те по-прежнему продолжали болтать, обсуждая новые скидки в одном из магазинов, который торговал косметикой.  

 

— Двадцать процентов, — говорила Алёна. — А если у тебя есть карта…  

 

Но карты постоянного клиента ни у кого не имелось, как и денег на эти вещи. Поэтому оставались лишь разговоры. Девчонки строили из себя модниц, этаких светских львиц, которым едва стукнуло по шестнадцать лет. Больше их ничего не интересовало, кроме цацек, мальчиков, а также мечты удачно выйти замуж.  

 

— Я сейчас вернусь, — проговорила Карина.  

 

— Ты куда? — Поинтересовалась Лера.  

 

Орлова кивнула в сторону туалета, что располагался на первом этаже, возле кабинета географии и биологии.  

 

— Но сейчас будет уже звонок, — заметила Алёна.  

 

— К физруку можно и опоздать, — отмахнулась Карина, поправляя причёску, глядя в зеркало, которое висело тут же.  

 

Она была довольно привлекательной девушкой, отлично осознавая, как действует на парней. Многие взгляды устремлялись вслед за ней. И ей только шестнадцать! А что будет, когда формы более округляться, став изящнее. Грудь немного увеличится, а подростковые черты лица окончательно исчезнут.  

 

Цокая каблуками по плиткам, Орлова прошла до туалета, входя внутрь, тут же морщась от неприятного запаха мочи и хлорки. Как не вымывай это место, сортир все равно останется сортиром.  

 

«Ну и вонище, — подумала она с брезгливостью. — Уж не от вас так воняет, девчонки? »  

 

Несколько одноклассниц сгрудились возле раковины, обсуждая некоторые моменты из жизни. Никто из них не обратил внимания на Карину, которая прошествовала к пустой кабине.  

 

«Да здесь можно чего-либо подцепить».  

 

Стараясь ни к чему не прикасаться, девушка сделала свои дела, после чего принялась тщательно вытирать руки, используя для этого влажные салфетки из сумки. Её взгляд скользнул к окну, и дальше. Рот приоткрылся, а на лице появилась брезгливость, а ещё изумление.  

 

Из здания школы бежали крысы. Самые настоящие крысы, которых было десятки. Гадкие мерзкие грызуны уносились прочь от здания, исчезая за забором в кустах.  

 

«Фу какая гадость».  

 

Покачав головой, она выкинула салфетку, которая плюхнулась на пол, рядом с чей-то использованной прокладкой.  

 

«Откуда их столько? И почему бегут? »  

 

Девушка так была поглощена этим зрелищем, оттого не сразу заметила некие звуки, которые раздались сзади. Нечто булькающее. И когда же наконец обернулась, то не поверила своим глазам. Ноги сразу ослабели, став ватными, а мозг просто отказывался принимать то, что видели глаза.  

 

Её одноклассницы, которые доселе мило общались, теперь быстро старели. Их цвет волос менялся, становясь пепельным, а потом и белым. Молодая кожа морщилась, превращаясь в печёное яблоко. Их спины сгибались, а суставы выворачивало в старческом артрите.  

 

«Царица небесная, что же происходит? »  

 

Карина попятилась назад, спиной к двери, пока не наткнулась на ту. К этому времени, спустя всего несколько секунд одноклассницы превратились в древних старух, которым трудно было стоять на ногах.  

 

«Почему так? А если и я тоже? »  

 

Орлова вскинула перед собой руки, пристально оглядывая их. Но нет, кожа по-прежнему казалась свежей, а её красота никуда не делась.  

 

«Это счастье! »  

 

Нашарив за спиной ручку, позабыв о микробах и грязи, Карина вылетела прочь из женского туалета, громко крича. Нет, даже не крича, а скорее жалобно повизгивая. Ведь у неё за спиной остался её кошмар. Старость.  

 

Вылетев в коридор, размахивая сумочкой, девушку слегка занесло на повороте, так как на каблуках не особо побегаешь. Она вытаращилась на толпу, после чего ещё громче завизжала, привлекая к себе внимания. Но к ней обернулось всего несколько голов. Происходило нечто странное. Многие из ребят бежали прочь, к выходу, вопя от ужаса.  

 

«Да что же происходит? »  

 

В этот миг раздался оглушительный звонок на второй урок. Но движения по направлению к классам не наблюдалось. Наоборот все мчались прочь от них, из школы. Но и здесь было не всё так просто.  

 

«Да почему, мать вашу, вы не обращаете на меня внимания».  

 

Часть — 2.  

 

Выйдя после урока в коридор, Вася какое-то время изучал социальные сети на своём мобильнике. В Одноклассниках ничего, как и ВК. Так, обычный трёп, не особо интересный, никому не нужный. Люди просто маялись от безделья, вот и всё.  

 

Сунув динозавра обратно в карман рюкзака, парень огляделся. За окном начался дождь, мелкий, противный. Тучи казались неестественно фиолетовыми. Такого зрелища ему раньше видеть не доводилось.  

 

«Прямо как в том фильме, ну, о другой планете», — подумалось ему.  

 

Обернувшись, юноша увидел Данилу Громова, того самого парня, который постоянно цеплялся к нему. Он шёл уверенно, сунув руки в карманы, глядя прямо на свою жертву. На губах играла самодовольная издевательская улыбка.  

 

«Вот влип, — пронеслось в голове. — Снова этот говнюк станет цепляться ко мне. Лучше бы ты сдох, чёртов урод».  

 

Громов был один, без своих дружков, но это мало утешало. Все равно издевательства будут, и будут на глазах у девчонок, которые и без того на него смотрели, как на какую-нибудь чушку.  

 

«Может плюнуть на всё и драпануть прочь? Нет, не пойдёт, потом в школе я точно не появлюсь. А как бы хотелось».  

 

— Здоров вонючка, — улыбнулся Данил.  

 

— Чего надо, — буркнул парень, опуская взгляд.  

 

— А? — переспросил Данил.  

 

Он слегка наклонился вперёд, словно плохо расслышал.  

 

— Здравствуйте, Данил Петрович.  

 

Вася себя ненавидел за эти слова, но что он мог поделать. Громов учился в одиннадцатом, а ещё вдобавок посещал качалку.  

 

«И чего вы на меня все уставились? »  

 

Юноша ощущал на себе взгляды тех, кто находился неподалёку. Другие ученики смотрели с интересом, не вмешиваясь, наслаждаясь тем, что у них на глазах сейчас произойдёт очередное унижение. Кто-то даже приготовил для этого мобильный телефон, чтобы заснять это важное событие из жизни школы.  

 

«И почему ты прицепился именно ко мне? Сколько народу, а ты выбрал меня».  

 

— Вот так гораздо лучше, — одобрительно цокнул языком Громов. — Гляди, скоро научишься уважению. А к концу года и в ножки станешь падать…  

 

Вася молчал, по-прежнему уставившись себе под ноги, желая, чтобы быстрее прозвенел звонок, или прошёл учитель. Хотя с последним ничего не выйдет. Учительница по русскому, хромая сука, видела издевательства, но не сделала ничего, кроме того, что прошла мимо. А потом люди удивляются, почему происходит страшное, когда ученики приносят в школы оружие, расстреливая своих одноклассников. Если бы имелся порядок, то не было бы трагедий.  

 

— Что-то ты сегодня хмурый, чушкан, — продолжал Громов.  

 

Он огляделся по сторонам, наслаждаясь тем вниманием, которое притягивал к себе. Словно играл на сцене плохого театра, где актёр был так себе, да и зритель не очень.  

 

— Я не слышу ответа, Василёк.  

 

В этот момент у Громова зазвонил телефон, что-то из тюремного жанра.  

 

— Всегда так…  

 

Вытащив наружу смартфон, парень сделал два шага назад, после чего уставился на экран, медленно шевеля губами, словно Даун, который учился чтению.  

 

— Ёкарный бабай, это же Макар, — ухмыльнулся он.  

 

Нажав кнопку включения связи, Громов было поднёс трубку к уху, как вдруг раздался оглушительный хлопок.  

 

«Че за хрень? »  

 

Вася в изумлении смотрел на то, что осталось от руки Данила. Лишь кровавый обрубок с видневшейся костью, которая отчётливо выделялась в груде плоти. Он не знал, как, но мобильник буквально взорвался в руке Громова, оторвав ему напрочь кисть, порезав осколками лицо. Из пустой правой глазницы вытекала кровь, а левый глаз недоуменно таращился прямо на Василия, словно спрашивая, на самом ли деле произошло это?  

 

Юноша сглотнул вязкую слюну, отступая назад, упираясь спиной в прохладную стену. Следом за этим Громов завопил, громко, безумно, словно животное, или девка на сносях.  

 

«Господи, он же без руки! Без чёртовой руки!. Ему оторвало не только его сраные пальцы»  

 

Кто-то из учеников заорал вместе с Данилом. Одну девчонку вывернуло себе под ноги, а Макс Голубинский снимал всё на телефон. На губах блуждала улыбка.  

 

— Нужно позвать учителя! — кто-то выкрикнул.  

 

— Идиотка, не учителя, а скорую, — поправил другой.  

 

— В медпункт его!  

 

Упав на колени, Данил обхватил окровавленными пальцами другой руки свой обрубок, продолжая дико завывать, вращая единственным оставшимся глазом.  

 

— Рука! Моя рука!  

 

Только сейчас Вася заметил оторванную кисть. Та валялась в нескольких метрах. Её пальцы медленно шевелились. Да и вообще, она ему почему-то напомнила сейчас лицехвата из фильма «Чужие».  

 

— Да позовите уже кого-нибудь! — вопила Лена Мироненко, одноклассница Василия.  

 

Её румяное лицо стало бледным, превратившись в маску призрака. Из глаз катились слёзы, а губы мелко дрожали. Казалось, что вот-вот и она упадёт в обморок.  

 

Юноша стал двигаться по стене, скользя по ней спиной, и уже вскоре оказался на приличном расстоянии. Потом развернувшись, он помчался со всех ног прочь, перепрыгивая сразу через две, а то и три ступени, желая убраться от этого места, как можно дальше.  

 

«Нет, такого быть не может. Мобильники не взрываются. Не взрываются».  

 

Громко прозвенел звонок. Должен был начаться второй урок, но вместо него раздалась новая порция воплей. И она исходила не сверху, а с первого этажа.  

 

«Что там ещё произошло? Может пожар? »  

 

Оказавшись на первом этаже, Вася увидел толпу, которая мчалась к дверям, желая покинуть школу. Не особо размышляя, он присоединился к остальным, вливаясь в людской поток.  

 

* * *  

 

Вначале послышался вопль, который становился громче, быстро нарастая. Кристина недоуменно завертела головой, пытаясь отыскать источник шума. Им оказался Арбузов. Парень появился из-за угла, и на нем лица не было.  

 

— Убили! — завопил он дурным голосом, срываясь на визг.  

 

Народ заволновался. Послышался гул, ропот, вопросы. Кто-то вскочил на ноги, бросаясь по коридору к входным дверям. За ним последовал другой, и так далее. Животный инстинкт, когда люди сбиваются в стадо. Даже не так, люди сами становятся стадом, думая, что будет безопаснее в толпе.  

 

Вскочив с лавки, так ничего и не доказав подругам, Кристина сделала шаг, но в следующий момент рухнула на пол, сбитая кем-то с ног. Она ощущала панику, которая началась мгновенно, словно некто поднёс горящую спичку к сухому тростнику. Две подруги мигом испарились, даже не вспомнив о своей однокласснице.  

 

«Это безумие. Просто безумие».  

 

Откатившись в сторону, Нестеренко вновь поднялась, подхватывая рюкзак, бросаясь следом. Она видела первоклашек, которые падали на пол, тут же затоптанные ногами. Кто-то из учителей орал, пытаясь остановить весь этот хаос, но тщетно. С тем же успехом можно попытаться было остановить стадо антилоп, когда те убегали от преследующего их хищника. Женщину просто оттеснили в сторону, а какой-то парень с силой саданул кулаком в живот, чтобы та не стояла на пути. Взметнулись лишь длинные волосы, и учительница исчезла, слившись с толпой.  

 

«Неужели пожар? Горим? Да нет, Арбузов что-то кричал. А что именно? А да, она мертва. Но кто? »  

 

Первая волна людей достигла дверей, и тут произошло невероятное. Те, немыслимым образом, трансформировались в громадных размеров пасть. Неудачники, которых подталкивали сзади, очутились в зловонной глотке, тут же сожранные. Брызнула на синие стены тёмная кровь, а в ушах отдался хруст костей. Вопли ещё больше усилились. Волна отхлынула назад, потеряв несколько десятков человек.  

 

«Боже! »  

 

Из пасти выскочил влажный язык, который извиваясь, словно щупальце осьминога, обвил четырёх человек, тут же забрасывая в зловонные недра.  

 

— Помощь! — молила второклассница, протягивая вперёд ручонки.  

 

Её ноги были сломаны. Девочка лежала на полу, умоляя, чтобы её не оставляли. Испуганный народ просто промчался по ней, раздробив кости ног.  

 

— Пожалуйста, помогите.  

 

Но никто не обращал внимания.  

 

Вахтёр, старый дедушка, вскочив со своего стула, бросился прочь, но не сделав и пары шагов, вдруг схватился за сердце, после чего медленно сполз по стене. Его остекленевшие глаза смотрели в пустоту.  

 

Кристина пробилась в задние ряды, уставившись на физрука. Тот пытался объяснить, хватая учеников за шкирки, отбрасывая их в стороны. Наконец Нестеренко поняла, что мужчина говорил о втором выходе, который выводил на внутренний двор.  

 

Девушка бросилась вслед за остальными, оставив в суматохе свой рюкзак. Она мчалась за парнем, толстым, неуклюжим. Тот пыхтел, издавая смешные звуки. Его лицо покраснело, а на рубашке образовались круги от пота. Впрочем, как и на голубых джинсах, но уже совсем от иного.  

 

Пробегая мимо столовой, Кристина сквозь прозрачные окна видела кровавые пузыри, что больше всего напоминали гигантский геморрой. Те раздувались до невероятных размеров, после чего лопались с громкими влажными хлопками, обдавая всё окружающее пространство некой дрянью, которая прожигала всё на свете.  

 

«Ещё одно дерьмо, — подумалось ей. — Вначале училка по немецкому, после эта пасть, а в окончании эти пузыри».  

 

Столовая промелькнула и осталась позади. Следом исчез медпункт. Дальше находилась начальная школа, а вот сбоку имелся второй, запасной выход. К нему-то все и направились, толкая друг друга, вопя от ужаса.  

 

«Ещё чуть-чуть, и весь этот дурдом останется позади».  

 

Кристина резко остановилась, ударившись о спину толстого парня. Подняв взгляд, она увидела тварь, которая с удобством расположилась на потолке. Её длинные щупальца хватали подростков, после чего отправляли в пасть, быстро перемалывая плоть. В стороны летели клочки одежды, обувь, а также брызгала кровь. Существо более всего напоминало ската, тонкого, с двумя выпуклыми глазами, но без хвоста. Вот только не ясно, как тварь могла запихивать в себя столько плоти, имея такую толщину.  

 

Раздалась новая порция воплей. Кристину отбросило назад, ударив спиной о стену. Из дверного проёма вылетела часть тела, чья-то нога, окровавленная, обрубленная по колено. Она шмякнулась рядом с Нестеренко, оставив на стене отчётливый след. Девушка тут же ощутила потребность опустошить желудок, а ещё плюхнуться в обморок. Но, увы, на это времени не имелось. Ей во чтобы ни стало следовало выбраться из сумасшедшего дома, в нормальный мир, где не происходит всего этого. Где подростки не умирают, а если и погибают, то только по своей глупости.  

 

«Господи, куда же бежать? Два выхода уже не вариант. Остаётся тот, что под лестницей в старшей школе, но там тяжёлые двери, которые никогда не открывались. Тогда нужно разбить стекло и выбраться в окно».  

 

* * *  

 

Теперь перед глазами стояли не только повара, но ещё и те люди, которых сожрала огромная пасть. Денис не знал, что ему делать дальше. Тупо стоять и ждать помощи? Глупо. Искать выход? Многие его уже нашли. Доказательства тому окровавленная плоть, что валялась повсюду.  

 

Физрук, ухватившись за стул, принялся колошматить им о стекло, желая высадить его к чёртовой матери. То дрожало, но пока держалось, хотя по нему и побежали мелкие трещины. Это была не самая плохая идея, вот только…  

 

«Да что там такое? »  

 

На внутреннем дворе расползалось нечто зелёное, прорываясь прямо из асфальта, ломая его, выворачивая целые куски. Оно быстро устремлялось вверх, становясь толстыми стеблями, из которых во все стороны раздались мясистые листья. Откуда-то взялись диковинные насекомые, которые летали туда-сюда. На некоторых стволах выросли бутоны, яркие, красивые. Они открылись мгновенно, показывая свои внутренности. Огромные глаза с вертикальным зрачком смотрели во все стороны, не мигая. Да и чем мигать, если не имелось век.  

 

Арбузов попятился, в отличие от физрука, которому все-таки удалось завершить начатое. Он, несмотря на все эти странности, разбил окно, после чего первым выбрался во внутренний двор, вступая на густую траву, которая доходила до пояса.  

 

— Давайте за мной, — скомандовал он, обернувшись. — Только быстро!  

 

Какая-то девчонка попыталась перелезть через подоконник, но замерла, увидев, как из зарослей вылетело нечто, что по большей части напоминало огромного комара. Вот только голова у него больше всего походила на слоновую. А вместо хобота торчал, или торчало острое жало.  

 

— Берегись, — прокричал Денис, или по крайней мере, думал, что прокричал, а на самом деле еле слышно сказал.  

 

Но физрук каким-то образом почувствовал опасность, крутанувшись на пятках. Увидев летящую дрянь, он со всех ног бросился прочь, держа путь в сторону ворот. Но, увы, ему не удалось пробежать слишком много. Каких-то пару шагов, и всё. Гадина настигла человека, вонзив ему в спину своё жало. Тело тут же стало сморщиваться, высыхая, словно из него выкачивали всю жидкость. Впрочем, наверное, так оно и было.  

 

Охваченный ужасом, Денис помчался со всех ног по коридору в сторону начальной школы, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Перила громко и тревожно звенели от прикосновений рук. Наконец площадка, а впереди множество классов. Куда бежать? Парень лихорадочно осмотрелся. Отсюда отлично был виден внутренний двор, лежавший труп физрука, и чудовищные насекомые. Высосав кровь, комар-мутант исчез в зарослях, но уже в следующий миг останками от тела занялись жуки, которые появились прямо из асфальта, проламывая собой твёрдое покрытие, возникая наружи. Они-то и растащили то, что осталось от некогда живого человека.  

 

«Этого нет, просто нет на самом деле! — вопил голос в голове. — Ну скажите пожалуйста, этого же нет? Такого не может существовать! О Господи! »  

 

Парень продолжал двигаться вперёд, переступая через многочисленные трупы. Под подошвою хлюпала кровь, повсюду валялись брошенные вещи, которые своим хозяевам уже никогда не понадобятся. Гелиевая ручка, рюкзак, диск с изображением группы Мастер, смартфон, резинка для волос.  

 

«Сколько же здесь мёртвых».  

 

Денису за всю его жизнь никогда не доводилось видеть такое количество покойников. Впрочем, признаться честно, он их вообще никогда не видел, за исключением телевизора, но там одно, а здесь совсем иное. Всё настоящее.  

 

Стараясь не ступать на мёртвые тела, Денис двигался дальше, слыша за собой ещё людей, которые последовали за ним, не желая оставаться на первом этаже. Он размышлял, кто бы это мог сотворить.  

 

«Надеюсь, что я не встречусь с этим монстром».  

 

Было бы гораздо хуже, если бы он сейчас находился один, а так немного спокойнее, когда за спиной другие ученики, пускай и сильно напуганные, недоумевающие.  

 

— Что могло произойти? — поинтересовался невысокий парень с непослушными волосами. — Откуда взялись все эти твари?  

 

Арбузов взглянул на него, пытаясь вспомнить фамилию, но так и не смог. Знал лишь одно, что говорившего звали Васей. Именно над ним издевался Данька Громов.  

 

«И где этот Громов сейчас? »  

 

— Не знаю, — потряс головой Денис. — Может прибыли из космоса?  

 

— Всё возможно, — пожал тот плечами, морщась от вида разорванных тел.  

 

— Или эксперимент учёных вышел из-под контроля, — заявила довольно симпатичная девушка.  

 

Денису не надо было вспоминать, кто это была такая. Главную красавицу школы знал любой парень.  

 

— Карина, это не кино.  

 

— Скажи это им.  

 

Орлова указала подбородком на мертвецов.  

 

— А если такое происходит со всем миром?  

 

Вася остановился на мгновение возле окна, но тут же отпрянул, когда мимо пролетело некое жуткое существо, громко жужжа.  

 

— Не дай бог.  

 

Это была уже другая девушка, Кристина Нестеренко.  

 

— А как же мои родители? Да и вообще?  

 

— Что вообще? — поглядел на неё Арбузов.  

 

— Люди, — ответила она.  

 

* * *  

 

Странные дела. Такая компания никогда бы не собралась вместе. Больно уж разные интересы, а теперь вон как. Опасность объединяет непохожих людей, спрессовывая их в группы. Карина никогда не стала бы общаться с Арбузовым, а тем более с Василием. Больно уж невзрачные эти парни для неё. Она привыкла к немножко другому. Да и не немножко, а совсем к иному. А Нестеренко? Не лучшая подруга, но что поделать.  

 

Их четвёрка продолжала пробираться вперёд, оставляя после себя трупы, лежащие на залитом кровью полу. Впереди были и другие мертвецы, ужасные, дурно пахнущие, обезображенные острыми когтями и клыками.  

 

— Я знал! — вдруг воскликнул Вася.  

 

К нему повернулись три головы.  

 

— Что ты знал? — поинтересовался Арбузов.  

 

Знал.  

 

Парень рубанул ребром ладони воздух, крепко стиснув зубы.  

 

— Ну? — поторопил его Денис.  

 

— Жопой чувствовал, что сегодня произойдёт нечто.  

 

— И это ты называешь нечто? — вопросила Карина, поводя подбородком, указывая на смерть вокруг.  

 

— Да нет, вы не понимаете! Просто я сегодня проснулся с ощущением, что случится нечто плохое. Я даже планировал прогулять школу, но потом как-то передумал.  

 

— Лучше бы прогулял, — вздохнула Нестеренко.  

 

— Да уж, это точно, согласилась с ней Орлова. — А было бы ещё лучше, если бы он и нас предупредил.  

 

Широкий коридор закончился, дальше же пошло сужение, так как с двух сторон потянулись классы. А самое главное, здесь не имелось окон, чтобы видеть то, что выросло во внутреннем дворе.  

 

— Кстати, а куда мы направляемся? — поинтересовалась Карина, то и дело оглядываясь к себе за спину.  

 

Ей всё время казалось, вот-вот её схватят ужасные лапы с острыми когтями. Ведь она шла последней. Но это ненадолго. Девушка тут же ускорила шаг, цокая каблуками, передвигаясь вперёд, оставляя за собой Василия. Парень, наверное, ничего не имел против.  

 

«Или все-таки имел, но гордость не позволяет отпихнуть в сторону девчонку».  

 

— Нужно проверить выход на первом этаже, под лестницей, — проговорил Арбузов. — А если там не получится, то выберемся через окно, но не во внутренний двор, а к спортивной площадке. Там пробежать свободное пространство, и будут жилые дома, где нам помогут.  

 

«Да, я лишь надеюсь, что это происходит не везде, а только в школе. Да и вообще, почему не слышно воя сирен. Где помощь? Где все? »  

 

Проходя по коридору, Орлова заметила некие изменения на стенах, на которые и указала остальным. Стены вспучивались, трескаясь, осыпаясь штукатуркой. Из них появлялись человеческие лица, беззвучно вопящие. Кожа отсутствовала, открывая бурую плоть, истекающую кровью. Бельма глаз без зрачков смотрели на четвёрку, а языки шевелились в пастях, создавая неслышимые слова. Через секунду появились руки, также без кожи, обвитые жгутами мышц. Окровавленные пальцы цеплялись за одежду, стараясь крепче ухватить, после чего притянуть к себе.  

 

— Скорее! Бежим!  

 

Арбузов рванул первым, нанося удары направо и налево, врезаясь костяшками в уродливые головы, круша зубы, выбивая глаза. Следом за ним через весь этот лес рук двигались и остальные. В нос шибал неприятный запах свежей плоти.  

 

Карина ударила локтем одну из влажных голов, отскакивая, но тут же натыкаясь на другие руки, что вцепились ей в одежду с другой стороны. Они принялись разрывать ткань, царапая кожу, оставляя неглубокие борозды на спине, рёбрах. Зубы жуткого существа громко клацнули возле её лица. Девушка только и сумела отскочить, глупо моргая. Ещё бы секунда промедления, и она осталась бы без носа. Но самое ужасное, это то, что существа не издавали никаких звуков. Такое ощущение, словно невидимая рука выключила звук. Они скалились, кривлялись, вопили, но в полной тишине.  

 

— Да отстаньте вы все от меня! Отстаньте!  

 

Она вырвалась из цепкой хватки, оставляя за спиной кусок одежды и кожи, бросаясь дальше, наталкиваясь на Нестеренко, а та в свою очередь на Василия.  

 

Бежавшим первым Арбузов вдруг споткнулся, рухнув лицом на пол. В него тут же вцепились руки, притягивая к стенам, втаскивая в них, разрывая не только одежду, но и плоть. Парень вопил, трепыхаясь в конвульсиях. Изо рта хлынул поток тёмной крови, обдавая трёх оставшихся человек. Слышен был хруст рёбер, когда крепкие руки сдавили сильнее. Денис вскрикнул в последний раз, глядя с мольбой на ребят, протягивая к ним дрожащую руку, после чего его утянули в стену. И лишь спустя пару секунд до них донеслось жадное чавканье.  

 

— Не стойте! — завопил Вася. — Убегайте!  

 

Карина последовала этому мудрому совету, благо бежать было уже недалеко. Всего каких-то несколько шагов, которые она буквально пролетела за один удар сердца. К этому времени парень распахнул дверь, что соединяла обе школы, начальную и старшую. Теперь они очутились в пустом, залитом кровью коридоре уже другого корпуса.  

 

— Выбрались, — утёр Вася пот со лба.  

 

Карина с опаской поглядела назад, на всё ещё торчащие из стен руки и головы. Им смотрели вслед, Девушка содрогнулась от омерзения. Она с яростью хлопнула дверью, отрезая их от того ада, что царил на другой стороне.  

 

— Поверить не могу во всё увиденное, — покачала головой Кристина, опускаясь на корточки, так как ноги не держали от всего пережитого.  

 

— Увы, но всё реально, — вздохнул Вася.  

 

* * *  

 

Никита Сергеевич смотрел перед собой, сложив руки за спиной. Он постукивал ногой от нетерпения, дожидаясь результата, но того всё не было. Его сотрудники возились с оборудованием, проверяя, высчитывая. Некоторые из людей лихорадочно что-то строчили на клавиатуре, выводя на мониторы графики, расчёты. В помещении стояло возбуждение, которое смешивалось с недоумением. Ведь в прошлый раз всё отлично прошло, а вот сегодня…  

 

— Что происходит? — наконец не выдержал руководитель проекта.  

 

Он достал сигарету, закуривая, пуская дым в потолок.  

 

Ответом ему было множество голосов. Учёные что-то доказывали, пытаясь донести некую мысль, или просто хотели оправдаться за неудачу.  

 

— В прошлый раз мы смогли открыть врата, запустив туда робота. Так почему же не произошло этого сейчас?  

 

— Искажение, — отозвался Александр Васильевич, пожилой учёный неопрятного вида. — Я не понимаю, но во всём виновато искажение. Врата открылись, но совсем в ином месте.  

 

— В каком это смысле? — нахмурился Никита Сергеевич.  

 

— Да в самом прямом. Врата переместились, если судить по расчётам… Сейчас, подождите секунду. Так-так. Ага! На сорок два километра.  

 

— Куда именно?  

 

— На северо-запад.  

 

— Чёрт! Это же черта города.  

 

— Так и есть, — зашелестел бумагами Александр Васильевич.  

 

— Отключайте их немедленно!  

 

Руководитель проекта бросил недокуренную сигарету, со злостью топча её подошвой.  

 

— Уже выключили. Но…  

 

— Что ещё?  

 

— Волна затихания. Она будет длиться ещё какое-то время.  

 

— Сколько?  

 

— Минут десять.  

 

Никита Сергеевич представил, что будет, если кто-то из города проникнет за врата. Они окажутся в ином мире. Тогда о секретности проекта можно позабыть. Полетят головы, в том числе и его.  

 

— Как так можно было облажаться?  

 

Александр Васильевич прочистил горло, кладя бумаги на стол.  

 

— А что вы хотели? Проект совсем молодой. Ошибки, это норма в этих обстоятельствах. Мы просто не учли пространственное искажение. В следующий раз такого не произойдёт. Мы откроем врата прямо у нас на базе.  

 

— А свидетели? Эти чёртовы врата открылись в городской черте! Сколько людей их видело?  

 

— Для этого существует служба зачистки.  

 

— Зачистки, — пробурчал Никита Сергеевич. — Тоже мне нашлись, люди в чёрном. Я лишь надеюсь на то, что врата открылись в безлюдном месте города. А если где-нибудь в центре, тогда готовьте себе верёвку.  

 

Мужчина утёр пот со лба, хотя в помещении было довольно прохладно из-за кондиционеров, которые отлично охлаждали внутренности базы.  

 

— Ладно, — уже спокойно проговорил он. — Будем надеяться, никто ничего не заметил. Я, если что, у себя в кабинете. Надо заняться отчётом.  

 

Никита Сергеевич резко развернулся, после чего зашагал прочь, оставляя у себя за спиной людей, а также оборудование, которое постепенно затихало. А где-то там, в сорока двух километрах на северо-западе, врата медленно смыкались, начиная разрывать грань между двумя мирами. Оставалось ещё несколько минут, чтобы действие окончательно исчезло. Затихание продолжалось, сходя на нет.  

 

Часть — 3.  

 

Жанна Алексеевна, учительница химии, бежала по коридору, оставив туфли где-то позади. Впереди неё, и вокруг неё, мчались ученики, которым посчастливилось остаться в живых. По крайней мере, пока. Что-то кричал физик, Андрей Валерьевич.  

 

— Давайте сюда! Сюда!  

 

Поднявшись по лестнице, мужчина заметался по коридору, но наконец подбежал к одной из дверей, опуская ручку. Это был кабинет немецкого языка, которым он собирался воспользоваться, чтобы вывести детей из здания. Ведь выходы отпадали, а во внутреннем дворе творилось черти что.  

 

— Веди всех сюда! Давай!  

 

Жанна Алексеевна подбежала к кабинету, но вдруг замерла. Из его недр раздался странный клацающий звук. Она обхватила руками двух подростков, не давая им пройти внутрь.  

 

— Господи! Что ещё…  

 

Глаза женщины широко распахнулись, как и рот. На потолке висело нечто, больше всего напоминая огромного паука, чёрного, с множеством подрагивающих волосков. Вот только голова. Она принадлежала человеку, учителю немецкого, Лидии Степановне. Да и человека сейчас это мало напоминало. Скорее создание больного кошмара какого-то ублюдка.  

 

Лапы зашевелились, а хелицеры громко клацнули. Пасть бывшей учительницы приоткрылась, выпуская наружу длинный язык, который шмякнулся дохлой змеёй на пол. Изо рта хлынула жидкость, которая была кислотой или желудочным соком. Голова резко крутанулась на тонкой шеи, повернувшись к застывшему на пороге физику.  

 

— Господи, — выдохнула Жанна Алексеевна.  

 

Она услышала падение чьего-то тела. Кто-то грохнулся в обморок. Но женщина не обернулась, продолжая смотреть через плечо учителя на жуткую тварь.  

 

Та, тем временем, слегка переместилась на потолке. Брюхо задрожало, вибрируя от движения, словно желе. После чего гадина выбросила вниз лапу, пронзая Андрея Валерьевича. Его пиджак на спине вспучился, а уже в следующий миг из прорванной плоти брызнули ошмётки и кровь. Тело взлетело вверх, только успев взмахнуть ногами, после чего хелицеры пронзили ещё раз учителя, впрыскивая жидкость для смягчения и разложения плоти.  

 

Какой-то из учеников бросился вперёд, захлопывая дверь. Бояться гадину не стоило, так как выбраться из кабинета она не могла из-за своего брюха.  

 

— Назад! Все назад!  

 

Женщина бросилась к следующей двери, надеясь, что там им больше повезёт. Но, увы, её ждало горькое разочарование. В учительской оказался полнейший бардак. Существа, похожие на крыс, только абсолютно лысые и с более приличными клыками, грызли всё, что им попадало на зуб. Их красные глаза выискивали чего бы сожрать ещё, пока челюсти перемалывали то, что находилось в пасти в данный момент. Они не гнушались книжками, мебелью, и даже металлическими вещами. Всё шло в дело. Иногда твари грызлись друг с другом, кусая, отрывая приличные куски. На проигравшего нападали собратья, разрывая гадину на части.  

 

«Господи мой, да есть ли отсюда выход? »  

 

Женщина снова подбежала к своим ученикам, которых осталось не так много. Может около десятка. Их лица были испуганы, да и это понятно. Не каждый день встречаешь жутких существ, и смерть, которая косит в таком количестве.  

 

— Помогите Огурцову.  

 

Она указала на мальчика. Тот лежал без сознания, по-видимому, потеряв его от вида того, чем стала учительница по немецкому языку.  

 

— Хватайте его под мышки, и пойдёмте.  

 

— Но куда? — поинтересовалась Полина.  

 

«Хороший вопрос. А куда? »  

 

Женщина не знала. Но ведь не стоять на одном месте, дожидаясь своей смерти. Итак уже сколько погибло. Из трёх с лишним тысяч человек осталось не слишком много. Была она со своими учениками, а ещё те, кто разбежался, пытаясь отыскать укрытие. Где они сейчас, и живы ли?  

 

— Я думаю, это нашествие инопланетян, — проговорил Огурцов, наконец придя в сознание. — Ну, марсиан там, или меркурианцев. А может они вообще из глубокого космоса.  

 

— Не говори чушь, идиот, — одёрнула его Полина.  

 

— Сама дура, — огрызнулся парень.  

 

— Так, тихо! — попыталась остановить зарождающуюся перепалку Жанна Алексеевна. — Тихо, говорю! А ну заткнулись оба!  

 

Подростки уставились на учительницу, хлопая глазами.  

 

— Отлично. Теперь слушайте сюда. Мы начнём проверять…  

 

Но женщина не договорила, так как кто-то из девочек громко закричал. Жанна Алексеевна поглядела на неё, потом на остальных, а после и на себя. Их ноги уходили в пол, словно они стояли на болоте, а не на твёрдой поверхности.  

 

— Что происходит! — зарыдала Полина.  

 

Жанна Алексеевна попыталась освободиться, но тщетно. Её сил явно не хватало для этого. Она рухнула лицом вниз, и руки тут же исчезли в чём-то вязком, уйдя по локти.  

 

— Помогите мне, — попросила она. — Пожалуйста.  

 

Но никто ей помочь не мог, так как подростки сами пытались выбраться. И лишь Огурцов, вдруг схватив рядом стоявшую Полину, резко выдернул её из той дряни, что медленно засасывала, после чего отбросил на приличное расстояние, сам уйдя по инерции чуть ли не по подбородок. А уже через секунду жижа полностью поглотила парня.  

 

Барахтаясь в вязком месиве, Жанна Алексеевна видела Полину. Та находилась на твёрдой поверхности благодаря сгинувшему огурцову. Девочка топталась на месте, не зная, что делать дальше. Помочь не имела возможности, так как могла и сама снова увязнуть.  

 

— Беги! — выкрикнула учительница. — Спасайся сама! Отыщи выход ради нас всех!  

 

«Какие глупые слова», — пронеслось у неё в голове.  

 

И Полина побежала  

 

* *  

 

Боря бежал изо всех ног, стараясь уйти от опасности. По его пятам шла сама смерть в образе страшной твари, которая больше всего походила на курицу, если конечно были курицы величиной с хорошего пса. Клюв то и дело жадно клацал, стараясь урвать хотя бы кусочек от плоти. Но гадина не слишком расстраивалась, так как успевала вырывать приличные куски из мертвецов, что валялись повсюду.  

 

«Ах, как бы мне сейчас хотелось бы оказаться у себя дома, в своей комнате, — думал парень, перепрыгивая через очередной труп, который лежал без головы. — Пускай всё это окажется сном, и я сейчас проснусь, после улыбнусь такой нелепости. Ведь этого ничего нет. Просто нет, так как не может существовать».  

 

Пробегая мимо пасти, Боря услышал жадное чавканье, или причмокивание. На том месте, где раньше располагалась входная дверь, громадная пасть клацала зубами, шаря из стороны в стороны языком. Была видна оголённая плоть, которая застряла между клыков невиданной гадины. Сколько она пожрала учеников, страшно было подумать. Но явно не один десяток, если судить по количеству крови, которая хлюпала под ногами.  

 

«А где же все? Неужели я остался один? Нет, всё что угодно, но только не это. Я не хочу быть в одиночестве, находясь в этом жутком месте, который так похож на ад».  

 

Оставив за спиной пасть, Боря увидел человеческую фигуру. Беличья морда, никто иной. Директор школы был распят на собственной двери кабинета. Его живот был выпотрошен, а внутренности валялись у ног, всё ещё дымясь.  

 

«Мне не хотелось бы повстречаться с той дрянью, которая сотворила такое. Да и вообще не хочу видеть никакой дряни».  

 

Цоканье когтей всё ещё слышалось позади. Гибрид курицы и ещё чего-то по-прежнему двигался по пятам, не желая упускать свою жертву, такую свежую, сочную. Мертвечина одно, а живчик совсем иное.  

 

Впереди показалась дверь в спортзал. Боря на секунду притормозил, а потом хлопнул дверью, как раз попав гадине по голове. Та отлетела, скользя по полу когтями, оставляя после себя глубокие борозды.  

 

— Вот так! — обрадовано воскликнул он.  

 

Не теряя драгоценного времени, парень рванул вперёд, входя в лабиринт из узких коридоров, пока не оказался в самом зале. Здесь, как и везде, царила смерть. Кто-то вскрыл деревянное покрытие пола, прокопав глубокий вход под землю. И явно это существо было не маленьких размеров.  

 

Боря перепрыгнул через лавку, поскользнувшись на слизи. Она была везде, покрывая собой шведскую лестницу, трупы, а точнее то, что осталось от людей.  

 

«Интересно, кто это мог сделать? »  

 

Ответ пришёл спустя мгновение. Из недр норы появилась безглазая голова червя. Тот высунулся на несколько метров, словно бы принюхивался, а может просто пытался отыскать движение. Так или иначе, чудовищный червяк повернул свою тупую морду в том направлении, в котором находился человек.  

 

«Нет, нет, нет, нет, нет, нет. Ты меня не можешь видеть. Меня здесь нет, и никогда не было».  

 

Боря едва успел увернуться, когда монстр со скоростью пули ударился в то место, где стоял секунду назад парень. Вспучился пол, стены пошли трещинами. Червь недовольно заворочался, снова готовясь к атаке. А самое ужасное это то, что гиганту не было видно конца. Существо выползло метров на десять, а остальная часть по-прежнему находилась в дыре пола.  

 

— Чёрт! Вот чёрт!  

 

Промчавшись несколько метров, Боря завернул в сторону, готовясь увидеть червя, но тот отвлёкся на гибрид курицы, которая появилась в спортзале. Между двумя монстрами завязалась драка. Кто выйдет победителем, парню знать не слишком хотелось. Главное унести отсюда ноги.  

 

«Боже, спасибо тебе за шанс», — с облегчением вздохнул он.  

 

Оказавшись в раздевалках, Боря вошёл в мужскую. Здесь не имелось окон, лишь дверь, которую он тихо прикрыл за собой. А через такой узкий проём монстр, не первый, не второй не смогут протиснуться. Теперь ему оставалось подождать. В конце концов, помощь обязательно придёт. Ведь не могут не знать снаружи о том, что происходит в стенах этой школы.  

 

Повертевшись в ограниченном пространстве, парень сунулся в душ, прикрывая за собой дверцы, тут же затаившись, дожидаясь чудо. Он уселся на корточки, обхватив себя руками за плечи, трясясь от ужаса. Только сейчас до него дошла вся ситуация, в которой ему довелось оказаться. Это была жопа. Полная жопа.  

 

Откуда-то послышалось шипение. Подняв голову, Боря ощутил на своём лице струи воды, которые полились из душа. Он в недоумении заморгал, после чего пришла боль. Нет, определённо это была не вода, а что-то с едким запахом, причиняющая нестерпимые мучения. Глаза больше не могли смотреть, так как их не имелось. Да и дышать стало трудно.  

 

«Кислота! — промелькнула испуганная мысль. — Но откуда она здесь? »  

 

Боря вскочил, но его нога поползла в сторону на мокром кафеле, а затылок влажно хлопнулся о стену. Всё стало неопределённо. Мир окончательно потемнел, растворяясь в чём-то приятном. Парень потерял сознание, а кислота продолжала литься из душа, сжигая парня, оголяя кости.  

 

* * *  

 

Было заметно, как Карина расчесала себе руки. Кожа покраснела, а в некоторых местах покрылась гнойными язвами. Девушка продолжала скрести с наслаждением на лице.  

 

— Ты бы не делала этого, — заметил Вася.  

 

— Что именно?  

 

— Не надо чесать.  

 

Орлова ничего не ответила, продолжая следовать за парнем и Нестеренко.  

 

Очутившись в другом корпусе, они натыкались на трупы, изуродованные, обезображенные. Их было чертовски много. То и дело слышались разные звуки, скрежещущие, жуткие.  

 

— Не могу поверить, что мы не можем выбраться из этой проклятой школы, — покачала головой Кристина.  

 

Девушка была права. В каждом классе их ждала неприятность в виде какой-нибудь твари, которая обязательно бросалась на них. Нельзя подойти к окнам из-за всех этих чудовищ.  

 

— Ничего, мы обязательно отыщем путь, — пообещал парень.  

 

Он открыл дверь очередного класса, с опаской заглядывая вовнутрь. Из груди вырвался вздох облегчения. Никаких монстров здесь не имелось.  

 

— Ага! А вот и наш шанс.  

 

Вася пересёк класс, приближаясь к окну, собираясь его открыть, но руки так и застыли в воздухе. Парень уставился на то, что находилось за стеклом. А была там пустыня с красным от крови песком. Небеса тяжёлые, лиловые, что изрыгают из себя молнии. Вдали можно разглядеть холмы, или небольшие горы, но до них слишком далеко. Да и смысл к ним двигаться. Из песка торчат человеческие останки, черепа, рёбра, пожелтевшие от времени, а порою взгляд натыкался на свежие куски плоти, возле которых пировали мелкие чудовища, не больше размера крыс.  

 

— Где город? — выдохнула Кристина. — Куда он делся?  

 

Не имелось домов, автомобилей, детских площадок. На месте всего этого был этот жуткий пейзаж, который больше всего напоминал какой-нибудь ад.  

 

— Я не знаю, — покачал головой Вася. — Не знаю.  

 

«Неужели это случилось со всем миром? И теперь такое происходит на всей планете? »  

 

Нет, определённо предполагать такое не хотелось.  

 

Парень с огромным трудом отошёл от окна, глядя на Нестеренко, а после и Орлову. Последняя выглядела всё хуже. Гнойники переползли с рук на лицо, покрывая щёки, лоб, подбородок. Глаза налились кровью. И всё это всего за несколько минут!  

 

— Что-то я себя не слишком хорошо чувствую, — пожаловалась Карина, усаживаясь на парту.  

 

Она устало свесила руки.  

 

— Тебе просто надо немного отдохнуть.  

 

Вася заметил, как один из гнойников лопнул, и теперь по щеке стекала белёсая жидкость, перемешанная с кровью. Поплыл дурной запах. Хотелось заткнуть нос, отвернуться и не смотреть на всё это.  

 

— Некогда нам отдыхать, — покачал головой парень. — Выберемся, а уж тогда…  

 

Он вышел из класса, снова оказываясь в коридоре. За ним двинулась Нестеренко, а следом и Орлова, громко шаркая ногами, словно древняя старуха. От красоты ничего не осталось, лишь отвращение.  

 

— Давайте спустимся на первый этаж.  

 

— Как хочешь, — пожала плечами Кристина. — Главное выведи нас отсюда.  

 

За спинами закашляла Орлова. Вася обернулся и увидел кровь на губах. Она тонкими струйками стекала по подбородку.  

 

— Господи, что со мной! — воскликнула девушка. — Почему именно я?  

 

Это был извечный вопрос, почему именно я. Почему именно мне не везёт? Почему это случилось со мной? Почему смерть пришла так рано? И почему она пришла ко мне, а не к кому-нибудь другому?  

 

— Я, наверное, заразилась тогда, когда меня схватили эти руки. Ну, из стены.  

 

— Всё возможно. Но если мы сможем выбраться, то врачи тебя обязательно вылечат.  

 

Парень нетерпеливо мотнул головой в сторону лестницы.  

 

Они шли по коридору под пристальным взглядом множества глаз, которые росли буквально из стен. С потолка свисали человеческие внутренности, словно новогодние гирлянды. Время от времени по стенам пробегала дрожь, будто само здание дышало.  

 

— Что-то мне не нравится вся эта активность, — заметил Вася.  

 

— Такое ощущение, вот-вот произойдёт нечто, — согласилась с ним Кристина.  

 

Спустившись на первый этаж, парень заглянул через окно во внутренний двор. Всё оставалось без изменений. Там по-прежнему находился странный сад, который возник буквально из ниоткуда. Летали диковинные насекомые, валялись человеческие останки. По одному из трупов ползла жирная гусеница толщиной в человеческую руку. Она с жадностью пожирала то, что оставалось на мертвеце.  

 

За спиной вывернуло Орлову. Девушка согнулась пополам, держась за живот. Из её недр вырвался страдальческий вопль.  

 

— Больно! Внутри всё обжигает.  

 

Кристина хотела подбежать к девушке, но Вася её удержал, покачав головой, терзаемый нехорошим предчувствием.  

 

— Почему?  

 

— Это не нормально, что с ней происходит.  

 

— А разве здесь есть что-то нормальное? Ей надо помочь!  

 

Парень уже хотел согласиться, как вдруг до его ушей донесся треск. Он быстро огляделся, но потом до него дошло, что звук исходит от Орловой. Рвалась её плоть, трещали громко рёбра. Они, прорвав кожу, показались наружу, облепленные мышцами, сухожилиями. С них на пол капала кровь. Изо рта Карины вырвался крик, но стих на высокой ноте.  

 

— Назад! Назад!  

 

Вася оттащил Кристину за шиворот, не особо церемонясь, продолжая с ужасом и брезгливостью смотреть на то, что ворочалось во внутренностях. Какое-то существо, белое, почти прозрачное. Новорожденная тварь. Именно она стала причиной язв, а также смерти Орловой.  

 

— Господи! — прикрыла рот ладонью Нестеренко.  

 

Существо, двигаясь на брюхе, с жадностью стало пожирать то, что выпало из человека, быстро увеличиваясь на глазах.  

 

«Какой-то червяк, — подумалось парню. — Но очень прожорливый червяк. Но что будет, когда он набьёт свою утробу? »  

 

Не оставляя никаких возможностей молодому монстру, Вася схватил довольно приличный по весу горшок с фикусом, который и опустил на гадину. Послышался чавкающий звук, а во все стороны брызнула вонючая слизь.  

 

— Ну и дерьмо, — пробормотал он. — А воняет как.  

 

Он отошёл в сторону, уставившись в пустоту.  

 

«Вот нас осталось только двое. Интересно, есть ещё кто-нибудь в живых? »  

 

В этот момент со стороны лестницы послышались торопливые шаги. На нижних ступенях появилась девчонка лет двенадцати, может тринадцати. Её одежда была выпачкана в крови, а местами разорвана. Глаза с ужасом смотрели на всё происходящее.  

 

— О! — только и смогла выдавить она, после чего осела прямо на пол.  

 

Как выяснилось, девчонку звали Полиной. Она и рассказала, что произошло с её учительницей, а также с классом.  

 

— Я видела, как эта старая сука слизнула паука, — вспомнила Нестеренко, выслушав рассказ о Лидии Степановне.  

 

— И сама стала пауком? — поинтересовался Вася.  

 

— А почему бы и нет? По крайней мере, мне её совсем не жалко.  

 

Парень открыл дверь класса географии, заглядывая внутрь. Его привлёк шум, который исходил оттуда. Школа подрагивала, как и всё в ней. Создавалось такое впечатление, что приближается нечто колоссальных размеров, просто исполин. Но нет, звук был не из класса, а ещё дальше, за окном, где находился этот вид на ад. К зданию школы тянулся чёрного цвета туман, клубясь, извиваясь тысячами влажных червей. Зловоние проникло в помещение даже сквозь закрытые окна. Внутри всё похолодело, а ноги превратились в вату. Вася не знал, что именно его так напугало. Но он знал лишь одно, что эта тварь, чёрный туман, самый опасный из всего увиденного.  

 

Стены стали покрываться коркой льда. Температура быстро снижалась, приближаясь к нулю, и продолжала падать. Перед глазами промелькнула картина жутких мучений, когда человеческие тела растягивают, вонзают в них крючья, заливают в глотку кипящее масло. И всё это ждало и его самого, если не убраться в безопасное место. Потому что сюда тяжёлой поступью, выбрав форму тумана, двигался король, князь мучений, сам мрак, искусник боли и наслаждений.  

 

— О боже! — воскликнула Нестеренко.  

 

— Нет, — покачал головой Вася, которому с трудом удавалось сохранять спокойствие. — Здесь другой хозяин.  

 

Он буквально вытолкнул девчонок прочь из класса, сразу же натыкаясь на нескольких монстров. Но те даже и не думали нападать. Чудовища спасались бегством, убегая, уползая. Мимо прошмыгнули лысые крысы из учительской, а не далее, чем в нескольких метрах какой-то червяк стал исчезать прямо в каменном полу, прогрызая нору, желая отыскать спасения под землёй. Все твари мчались прочь, освобождая место для их повелителя, который двигался сюда, чтобы собрать урожай.  

 

— Что нам делать! — забилась в истерике Кристина. — Я не хочу умирать! Не хочу!  

 

Рядом рыдала Полина.  

 

Вопль многочисленных душ усилился, став невыносимым для слуха. В помещение потемнело, а холод проникал под одежду. Существо приближалось, и приближалось довольно поспешно. От его поступи содрогался мир.  

 

— Бежим!  

 

Схватив девчонок, Вася толкнул их вперёд, заставляя, желая, чтобы они двигали ногами, а не стояли на месте.  

 

— Давайте! Давайте! Давайте!  

 

Парень испытывал животный ужас. Он бы и сам стал биться в истерике, но инстинкты гнали его прочь, заставляя отыскивать спасения.  

 

Они побежали по коридору, промчавшись мимо пасти, а также распятого директора. Оказавшись возле спортзала, Вася бросился к лестнице, поднимаясь наверх, к библиотеке и актовому залу. Но вряд ли, конечно он отыщет там спасения, или сможет спрятаться.  

 

«Что же нам делать? »  

 

Парень оглянулся назад, увидев, что чёрный туман проник в здание школы, быстро расползаясь по сторонам. Щупальце обыскивали каждый сантиметр свободного пространства, пожирая мертвечину, отыскивая всё новую и новую пищу. Вой сотен тысяч душ стал невыносим.  

 

Оказавшись наверху, Вася распахнул дверь, вбегая в библиотеку. Книжки валялись на полу, слетев с полок. За столом сидела обезглавленная библиотекарша. Из обрубка всё ещё хлестала на пол кровь. Её руки продолжали двигаться, по-видимому, агонизируя предсмертными судорогами.  

 

Парень подбежал к окну, глядя на кровавую пустыню, на чудовищ, которые бежали прочь, исчезая у горизонта. Никому не хотелось иметь дел с хозяином этих мест. И Вася их отлично понимал.  

 

— Оно уже здесь! — завизжала Кристина, тыча пальцем в туман.  

 

Тот проникнув сквозь закрытую дверь, стелился по полу, клубясь, отыскивая свежую плоть, которая находилась совсем рядом.  

 

«Господи, если ты существуешь, помоги нам».  

 

Трое человек крепко прижались друг к другу, прикрыв от ужаса глаза, закрыв ладонями уши, чтобы не слышать завывание тех несчастных, кому не повезло. Никто из них не смотрел, дожидаясь собственной смерти.  

 

«Или смерть, это не самое страшное? »  

 

Задержав дыхание, Вася ждал. Он услышал вскрик Нестеренко, но даже не сделал попытку открыть глаза. Зачем, если сейчас придёт и его очередь. Но время шло, а ничего не происходило. Холодные щупальца хозяина не касались его.  

 

«Не понимаю, что происходит? »  

 

Наконец осмелившись, Вася открыл вначале один глаз, а после и второй. Туман пропал, как и тело библиотекарши. Он всё ещё стоял среди разбросанных книжек, а за его спиной светило солнце. От кровавой пустыни не осталось и следа. Теперь на его месте был город, знакомый, родной.  

 

«Спасибо тебе, Господи».  

 

Утерев пот со лба, Вася медленно двинулся к выходу, переступая через разбросанный мусор. Он не мог поверить в то, что всё закончилось. Закончилось также неожиданно, как и началось. Что было этому причиной, парень знать не мог.  

 

«Жаль, что Кристинка с Полинкой не дотянули до конца. А ведь спасение было совсем рядом».  

 

Перед тем, как покинуть библиотеку, Вася поглядел на то место, где стояли девушки. Теперь там никого не было. Он остался один во всей школе. Даже трупы исчезли, пожранные тварью. И лишь кровь на стенах свидетельствовала о том, что совсем недавно здесь произошла бойня.  

 

Тяжело шаркая ногами, парень вышел на улицу, вдыхая полной грудью такой свежий, такой сладкий воздух. Люди шли мимо, даже не обращая внимания на здания, не подозревая, что в нём произошло.  

 

Вздохнув, Вася устало опустился на ступени, кладя руки на колени, глядя перед собой. Он устал. Чертовски устал.  

 

Часть 4.  

 

Чёрный туман окутал своими отростками Полину. Девочка громко вскрикнула  

 

от яркой молнии, а следом за этим раздалось шипение, словно на раскалённой сковороде жарили мясо. В нос ударил характерный запах, от которого замутило.  

 

Нестеренко скосила взгляд в сторону, и часто заморгала. Находившийся рядом Вася каким-то образом перестал существовать. Точнее даже будет не так. Парень просто исчез, раз, и нет его. На его месте находилась лишь пустота, холодная, пахнущая жареной плотью.  

 

«Куда он, чёрт возьми, исчез? Неужели я осталась последняя? »  

 

Мысли мелкими мошками так и роились в голове. Ей хотелось закричать, ударить себя, но только не сейчас, когда хозяин находился рядом.  

 

Кристина, не раздумывая, оттолкнулась ногами и бросила своё тело в оконный проём. Нет, просто так умирать она не собиралась. Не для этого она пережила многое, чтобы её после всего этого сожрала какая-то хрень.  

 

Послышался звон разбитого стекла, плечо обожгло болью, а лицо посекло осколками. Падение продолжалось всего пару минут. Девушка быстро приближалась к земле, вскоре плюхнувшись на груду керамзита.  

 

«Счастье! — подумалось ей. — Я бы расцеловала того человека, кто насыпал сюда эту кучу».  

 

Тут же поднявшись на ноги, Кристина стряхнула с волос мелкие осколки, мельком взглянув на свои руки. Они были все в крови. Между пальцев сочились красные ручейки, падая ей под ноги.  

 

«Фигня, — решила она. — Главное я жива».  

 

Подняв взгляд, Нестеренко увидела клубящийся туман. Тот медленно, как-то неповоротливо выползал из разбитого окна, выпуская вперёд своих разведчиков, многочисленные отростки. Они ощупывали каждый сантиметр пространства, надеясь отыскать ускользнувшую плоть.  

 

— А вот тебе! — громко воскликнула она, показывая средний палец.  

 

Больше не задерживаясь, опасаясь хозяина этих мест, Кристина бросилась вдоль здания школы, слегка пригибаясь от сильных порывов ветра. Порою, ей с трудом удавалось устоять на ногах. Тяжёлые фиолетовые тучи прижимали к земле, заставляя искать укрытия. В небе сверкала молния, разрезая пополам фантастические облачные замки. Следом раздавался гром, оглушительный, опасный, от которого болели уши.  

 

«Куда бежать? Где искать спасение? »  

 

Она оставила за спиной корпус столовой, медпункта, приближаясь к начальной школе. Пробегая мимо окна, девушка резко затормозила, увидев человеческое лицо. А да, ей был знаком этот парень. Максим Голубев.  

 

— Вылезай, идиот! — закричала она, лихорадочно жестикулируя.  

 

Её слова относили тут же ветром, да и про гром не стоило забывать.  

 

Ударив локтем по стеклу, Максим выбрался наружу через разбитое окно, потрясая в руках мобильным телефоном. На его лице находилась довольная улыбка. Казалось, парень не замечает ничего, что творилось вокруг.  

 

— Я всё заснял! — проорал он.  

 

— Что именно?  

 

— Рука Громова оторвалась от взрыва его смарта! А потом ещё паучиху. Она появилась из кабинета немецкого языка. Ты бы её видела. Голливуд просто отдыхает.  

 

— Ты псих, — констатировала Нестеренко.  

 

— Все журналисты должны быть немного психами, — хохотнул Голубев.  

 

— Ты чего, собрался учиться на журналюгу?  

 

— После одиннадцатого.  

 

Кристина взглянула на него, словно перед ней действительно находился идиот, после чего махнула в сторону одноэтажного здание, что находилось не далее, чем в десятке метров от школы. Там обычно проходили труды у девочек. Вязание, шитьё, уход за цветами и прочее.  

 

— Давай туда, — предложила Нестеренко. — В школу я не вернусь.  

 

Максим утвердительно кивнул.  

 

Они помчались от корпуса начальной школы. Кристина вспомнила, как ещё совсем недавно они шли по ней вчетвером. Василий, Денис и Карина.  

 

«Но из них, к сожалению, никто не дожил до этого момента».  

 

Девушка не знала, хорошо ли это, или плохо. Можно ли позавидовать мёртвым? Наверное, да, если ты ещё жива, и находишься в аду.  

 

Домчавшись до здания из красного кирпича, Нестеренко рванула на себя ручку двери, оказываясь в небольшом коридоре. Здесь пахло цветами, пылью.  

 

— Поверить не могу, что мы находимся в самой жопе, — проговорил возбуждённо Максим, по-прежнему сжимая в потной ладони свой телефон.  

 

— Как будто тебя это радует.  

 

— Нет, но какой материал!  

 

— Идиот. Мы ведь могли погибнуть, как и остальные.  

 

— Но если останемся в живых, то станем популярными. Да с моим материалом…  

 

— Ты вначале выберись отсюда.  

 

Они прошли в помещение, где раньше проходили труды. Пустые парты, брошенные вещи. Никого из живых видно не было.  

 

— Я могу согласиться с тобой в одном, что мы действительно в самой жопе.  

 

Кристина приблизилась к окну, выглядывая с опаской. Чёрного тумана, а также иных монстров, видно не было. Похоже твари разбежались, почуяв настоящую опасность от своего повелителя.  

 

— О! Шоколад. Будешь?  

 

За спиной зашуршала обёртка. Нестеренко обернулась, глядя на то, как Голубев разворачивает плитку молочного шоколада.  

 

— Нашёл в одном из рюкзаков.  

 

Он кивнул куда-то в сторону.  

 

— У тебя вообще нервов нет?  

 

Максим откусил кусочек.  

 

— Есть, — ответил он самодовольно. — Просто они довольно крепкие.  

 

* * *  

 

Кристина отворила хлипкую дверь, оказываясь в теплице. От увиденного её замутило, а ноги подкосились. Она опёрлась плечом о косяк, чтобы не рухнуть на пол. В нос ударило зловоние. Создавалось такое впечатление, словно она очутилась в лавке мясника.  

 

С потолка свисали человеческие органы. Они лежали и в грядках, рядом с помидорами, огурцами и какими-то ещё растениями. Печёнка соседствовала с сердцем, неподалёку валялись лёгкие, а ещё дальше кишки, над которыми роились мухи, противно жужжа. Голова учительницы по труду, Нины Николаевны, была насажена на черенок лопаты. Мёртвые глаза с полуприкрытыми веками уставились в пустоту. Рот с чёрными губами широко открыт, показывая окровавленные зубы и посиневший язык.  

 

За спиной появился Голубев, от чего Кристина подпрыгнула на месте, резко разворачиваясь, глядя на изумлённое лицо парня.  

 

— Больше не делай так никогда, — прошипела она.  

 

— Что именно?  

 

— Не подкрадывайся ко мне.  

 

Максим покачал головой, присвистнув.  

 

— Жесть.  

 

— Жуть, — поправила его девушка.  

 

— Не хотел бы я повстречаться с ним.  

 

— Что ты имеешь в виду?  

 

Нестеренко вытолкнула Голубева обратно в класс, захлопывая за собой дверь. Она увидела достаточно, чтобы видеть кошмары до конца своей жизни.  

 

— Ты думаешь, что это сделали монстры? — поинтересовался Максим, вертя в пальцах телефон.  

 

Кристина захлопала глазами, обдумывая услышанные слова.  

 

— А кто ещё?  

 

— Нет, моя дорогая.  

 

Девушка поморщилась от последних слов. Что-что, а его дорогой она не была, и быть не желала.  

 

— Беличья морда, которую кто-то распял на двери кабинета. Ну, а теперь и насаженная на лопату голова учительницы. Нет, здесь дело рук существа, которое умеет думать.  

 

— Уж не на человека ты намекаешь?  

 

— А почему бы и нет, — пожал тот плечами, продолжая играться с мобильником. — Кто-то слетел с катушки, или поняв всю ситуацию, дал себе волю, или фантазию. Какая разница, кто и как погибнет, если рядом монстры.  

 

— Но кто это может быть?  

 

— Без понятия. А может и вовсе не человек.  

 

— Что не человек, так это точно, — хмыкнула девушка.  

 

Убрав телефон обратно в карман, Голубев снова занялся шоколадкой, шелестя обёрткой, громко чавкая, не обращая внимания на рядом стоявшую девушку.  

 

Кристина, тем временем приблизилась к окну, занимая своё прежнее место. Из пустыни ветер гнал песок, создавая бурю. Он был красный, словно кровь.  

 

«Ещё не хватало какого-то психа, повёрнутого на убийствах. Не везёт, так не везёт».  

 

Она принялась размышлять о том, как выбраться из сложившейся ситуации. Но вариантов не имелось. А да, вначале их четвёрка пыталась покинуть школу, но вот теперь, когда никого не стало, Кристине все-таки удалось это сделать, и что дальше? У неё не было желания двигаться в пустыню. Мало ли чего там ожидало. На открытом пространстве даже спрятаться негде.  

 

— О чём задумалась? — поинтересовался Голубев, сидя на парте и уплетая шоколад.  

 

— А разве ни о чем?  

 

Нестеренко увидела мелких грызунов. Те промчались мимо, держась группой из двадцати, может больше особей. Они исчезли в клубах пыли, держа путь в пустыню. Похоже школьный пир для них закончился. Потом её взгляд переместился слегка в сторону, на фигуру. Та стояла возле корпуса школы, сложив руки на груди. Лицо было…  

 

«Уж не это существо убивало с извращениями? »  

 

На первый взгляд он выглядел, как самый обычный человек, если бы не лицо, на котором отсутствовали глаза, нос, рот. На месте них была лишь ровная поверхность. Кожа на черепе была испещрена множеством синих жгутов вен. Существо просто стояло, ничего не предпринимая. Но Кристина отчего-то знала,, хотя у монстра нет глаз, но оно каким-то образом смотрит прямо на неё, изучая. От этого у неё по спине прошла волна холода.  

 

Нестеренко на мгновение отвернулась, позвав Голубева, кивнув тому на окно.  

 

— Быстрее подойди.  

 

— Что там ещё?  

 

Смяв бумажку, Максим стал рядом с девушкой, недоуменно глядя на унылый пейзаж.  

 

— Вон…  

 

Нестеренко оборвала себя, так как существо исчезло. Там, где он стоял раньше, теперь ничего не было. Лишь клубилась пыль, красная, зловещая, закручивающаяся в маленький вихрь.  

 

— Что ты увидела?  

 

— Ммм, не знаю. Какое-то существо. Оно смотрело прямо на меня, но у него отсутствовали глаза.  

 

— Но тем не менее, оно смотрело без глаз? — уточнил парень, в голосе которого слышался скепсис.  

 

— Послушай, а ты ещё разве не привык, что в этом месте не всё нормально?  

 

— Хм, действительно.  

 

Кристина вновь обвела двор школы, а также само здание, но новых сюрпризов в виде различных чудовищ не увидела. Да и чёрный туман куда-то делся.  

 

«Наверное, решил, что мы мертвы, — подумалось ей. — Хотя вряд ли. Такое существо знает, если не всё, то очень многое».  

 

Девушка обняла себя за плечи, желая оказаться снова в нормальном мире, где нет всего этого. Но, увы, мысли и желания здесь не играли никакой роли.  

 

— Ничего, мы обязательно выберемся отсюда, — попытался её успокоить Максим. — Не знаю как, но обязательно выберемся. В конце концов, из любой ситуации существует выход. Главное его отыскать.  

 

— И где ты будешь его искать?  

 

«Жаль, что больше никого не осталось. Я бы сейчас не отказалась от общения с людьми».  

 

Кристина заметила нечто странное, возле ворот школы. Там происходило некое сверкание, заставляя сердце биться быстрее. Она пристально следила за этим какое-то время, после чего из неё вырвался вздох облегчения.  

 

— Смотри! — воскликнула Нестеренко.  

 

— Вижу, — ответил Максим, странным, совершенно глухим голосом.  

 

* * *  

 

Полина почувствовала сильную боль, после чего её швырнуло куда-то с огромной силой. Девочка больно приложилась головой о холодное покрытие, застонав. Отовсюду доносились голоса, а ещё вой сирен. Её подхватили крепкие руки, подняв в воздух.  

 

— Кто это, мать вашу! — раздался над ухом грубый мужской голос.  

 

— Как она здесь оказалась? — послышался другой.  

 

Проморгавшись, Полина увидела множество мужчин. Они окружали её, сыпля вопросами.  

 

«Неужели я смогла. Я выбралась? Но как? »  

 

— Там…  

 

Полина закашлялась, взглянув на свою правую руку. Пальцы отсутствовали. На месте них была лишь обожжённая плоть.  

 

— Никита Сергеевич! Тут ребёнок!  

 

В поле зрения появился седовласый мужчина в хорошем костюме. В зубах дымилась сигарета, а глаза были налиты кровью.  

 

— Каким макаром, скажите мне, она здесь оказалась? Александр Васильевич?  

 

Учёный погладил ладонью подбородок.  

 

— Искажение. По-видимому, оно её захватило при свёртывании врат.  

 

— Да ей же нужен доктор! — вскричал один из мужчин, на котором был надет камуфляж. — Посмотрите на её руку!  

 

— Врача сюда, — скомандовал Никита Сергеевич. — Срочно.  

 

— Подождите, — пролепетала Полина.  

 

Она вдохнула полной грудью, собираясь с мыслями.  

 

— Там остались и другие. Вася, Кристина.  

 

— Где там?  

 

Седовласый пристально поглядел на девочку.  

 

— В аду, — было ему ответом.  

 

Никита Сергеевич поглядел на своего учёного, но тот лишь пожал плечами, как бы говоря, что не понимает о чём говорит эта девчонка.  

 

— Вся наша школа оказалась в том месте. Монстры. Они убивали всех. Происходило нечто странное.  

 

Полина говорила торопливо, боясь, что вот-вот потеряет сознание от боли. Поэтому ей надо было рассказать всё, пока ещё оставались силы.  

 

— Погибли многие, если не все. Но остались Вася с Кристиной. Потом ещё туман, чёрный, как сама ночь. Это был сам дьявол. Моя учительница провалилась в пол, а ещё мои одноклассники…  

 

— Я ничего не понимаю, — потряс головой руководитель проекта.  

 

Он бросил на пол окурок, яростно топча его подошвой туфли.  

 

— Вы, Александр Васильевич…  

 

Палец Никиты Сергеевича обвиняюще ткнулся в грудь учёному.  

 

— Во всём виновато искажение, — залепетал тот.  

 

— К чёрту ваше искажение!  

 

Седовласый обернулся к собравшимся людям.  

 

— Девчонку в медпункт, и срочно! Остальным же приготовиться. Мы снова открываем врата.  

 

Никита Сергеевич поглядел на Александра Васильевича.  

 

— Вы сможете их открыть в том же месте?  

 

— Да, но это, наверное, не безопасно.  

 

— Никаких, но. Мы обязаны вытащить из этого места людей.  

 

Площадка мигом опустела. Люди заняли свои места. Начался отсчёт. Руководитель проекта стоял возле монитора, сложив руки за спиной. В голове роились разные мысли. Это было провалом. Мало того, что они промахнулись, да ещё вдобавок захватили с собой целое здание школы.  

 

«А мир? — пронеслась шальная мысль. — Кто бы мог подумать, что там окажется ад, если верить девчонке».  

 

Счёт дошёл до нуля. Врата распахнулись. Но на этот раз они были соединены с другими, которые вели на подземную базу. Пространственное искажение, которое помогло им переместиться на сорок два километра, погрузившись в иной мир.  

 

В прозрачной арке врат показалось жуткое существо, которое помедлив немного, бросилось через портал. Раздался оглушительный грохот. Оружие застрекотало, а пули впивались в плоть твари, разрывая ту на куски. Слышались команды. Охрана перезаряжалась, готовясь к новому отражению.  

 

«А спасёт ли изолированный отсек нас всех от этой мерзости? А если тварям удастся прорваться? »  

 

Очередная тварь. Она была похожа на огромного червя, только с множеством волосков по всему телу. Они трепетали, шевелясь словно от ветра. Один из людей, который нечаянно коснулся волосков, тут же упал замертво. Из его рта пошла пена, а из глаз хлынула кровь.  

 

— Мы можем переместить врата в пространстве? Ну, чтобы поискать выживших?  

 

— А да, вполне спокойно, — заверил его Александр Васильевич.  

 

— Так делайте это, чёрт побери!  

 

Червяк, который успел наполовину вползти в изолированный отсек, был разрезан на две части. Врата переместились на десять метров в сторону.  

 

— Отлично, — кивнул Никита Сергеевич. — Давайте ещё.  

 

Спортзал оказался чистым, если не считая груды мусора, и пол, в котором находилась громадных размеров дыра. Столовая. Столы и стулья раскиданы, а из потолка появлялись и лопались кровавые пузыри, обдавая едкой жидкостью окружающее пространство. В полу имелось отверстие, заполненное этой дрянью, в которой плескались существа похожие на головастиков, только с острыми зубами.  

 

— Давайте ещё на десять метров.  

 

— А может лучше выпустить группу для поисков? — предположил учёный, клацая пальцами по клавиатуре.  

 

— А может лучше вам заткнуться, и молча исполнять приказы?  

 

Никита Сергеевич приблизился к монитору, пристально глядя на то, что происходило на нижнем уровне базы. Открытые врата показывали пустой коридор. На стенах виднелись пятна крови. Внутренний двор порос растениями, странными, жуткими.  

 

— Давайте теперь пройдёмся по этим корпусам, после чего покинем здание, выходя на улицу.  

 

— Это может быть опасно. Мы же не знаем, что нас там может ждать.  

 

Никита Сергеевич был согласен с высоколобым, но с упорством решил продолжать поиски. Ему вспомнились его собственные дети, которые в данный момент находились в безопасности. В безопасности, в отличии от тех, кто случайным образом попал в их эксперимент.  

 

* * *  

 

Кристина покачивалась на пятках, размышляя, как же все-таки выбраться из сложившейся ситуации. Максим стоял рядом, ничего не говоря, просто уставившись в пустоту отстранённым взглядом.  

 

«Будет ли это место безопасным? Вряд ли. Стоит вспомнить, что произошло со школой».  

 

Где-то вдалеке взвился столп пламени, поднимая вверх огонь и пар. Похоже гейзер, наконец прорвавшийся из-под земли.  

 

«Да уж, не лучшее местечко для обитания».  

 

Девушка вновь перевела взгляд на сияние, которое стало плотнее. Спустя всего пару секунд она увидела людей в камуфляже и с оружием. Они находились по ту сторону некой арке, за которой находился мир. Настоящий, прежний мир.  

 

— Смотри! — выкрикнула она. — Мы спасены!  

 

Нестеренко бросилась к двери, но рука легла ей на плечо, останавливая.  

 

— Да отпусти ты меня! — возбуждённо пролепетала она. — Ты разве не понимаешь, мы спасены! Нам нужно успеть!  

 

— Всё я понимаю, — ответил Максим.  

 

С этими словами он ударил девушку кулаком в лицо.  

 

Кристина отлетела к дальней стене, больно приложившись затылком. В глазах на мгновение померкло, но уже в следующий момент мир обрёл свои краски. Она наблюдала за тем, как вытащив из-за пояса молоток, Голубев, постукивая им по раскрытой ладони, приближается к ней.  

 

— Что… Я не понимаю.  

 

— Потому что ты тупая корова, вот и не понимаешь, — ответил парень.  

 

Он приблизился вплотную, став возле девушки, широко расставив ноги.  

 

— Бедный наш директор, — ухмыльнулся Максим. — Бедная ваша учительница по труду. Бедный трудовик. Бедный Громов.  

 

— Громов?  

 

— А да, — кивнул он. — Когда ему оторвало руку и выбило глаз, он все равно не хотел почему-то умирать. Пришлось ему помочь.  

 

Голубев рубанул ребром ладони воздух.  

 

— Но для чего?  

 

— Это райское место. Здесь я могу реализовать все свои фантазии. Я сделал то, что давно делал в мыслях с Беличьей мордой. После настало время вашей учительницы по труду. Мне пришлось покинуть здание школы, но знаешь, что удивительно? Никто из монстров меня не тронул. Я их собрат! Мы одной крови.  

 

«Да он чёртов псих! »  

 

Голубев взмахнул молотком, а затем резко опустил его вниз. Пальцы Кристины обожгло страшной болью. Ноготь на указательном пальце отлетел в сторону. Ей даже показалось, что она слышала хруст ломаемых костей. Пол стало заливать кровью, густой, тягучей.  

 

— Это только начало, дедка. Мы сможем сделать с тобой многое. И даже не думай о спасении. Теперь этот мир наш.  

 

— Ты псих! — выкрикнула Нестеренко, рыдая от боли, прижимая к себе изуродованный палец.  

 

— Не спорю, поэтому мне и нравится это райское местечко. Здесь сбудутся все мои фантазии. Я смогу мучить, убивать, резать и поедать. Это эдем, чёрт возьми, для таких, как я.  

 

«Господи, а спасение было так близко, — думала Нестеренко. — Осталось совсем немного. Врата рядом».  

 

Она собралась с силами, решив, что не для этого пережила многое, чтобы какой-то психопат её остановил на последнем отрезке. Если ему нравился ад, то пускай он здесь и остаётся.  

 

Кристина выбросила вперёд руку, хватая парня за пах, сжимая здоровыми пальцами мошонку. Голубев завизжал, словно свинья, начиная танцевать на месте. Молоток выпал из его ослабевшей руки.  

 

— Отпусти, сука, слышишь! Иначе будет хуже!  

 

Нестеренко послушно разжала пальцы, сразу хватая с пола оброненный молоток. Девушка, вскочив на ноги, размахнулась со всей силы, после чего зарядила своим оружием прямо в лоб парню. Раздался сухой звук. Голова Голубева откинулась назад, а следом и всё его тело. Максим рухнул среди парт грудой плоти.  

 

— Сукин ты сын! Хочешь остаться здесь, так оставайся, но без меня!  

 

Она зарядила ему ногой по яйцам, и парень ещё громче завопил, чем раньше, скрючившись.  

 

«Вот урод, и не сдох же от удара молотком».  

 

Довольно фыркнув и морщась от боли, Кристина помчалась прочь из здания, оказываясь на улице под шквалистым ветром. Слегка нагнувшись вперёд, она с облегчением выдохнула, так как светящаяся арка находилась на месте, как и люди с оружием.  

 

«Теперь надо успеть. Бежать, и только бежать».  

 

Нестеренко мчалась изо всех сил. Она перепрыгивала через кустарник, заборчик, который окружал его. Люди в камуфляже что-то кричали, жестикулируя. Вначале девушка не поняла, но, когда до неё дошло, сердце на секунду остановилось. Так и не обернувшись, она рухнула лицом в землю, а уже в следующий момент раздались выстрелы. Кто-то зашипел. Повернув голову, Кристина увидела безглазое чудовище, то самое, которое ей доводилось видеть раньше. Пули рвали плоть, выпуская наружу чёрную кровь. Существо билось в конвульсиях, рухнув неподалёку от девушки. В лысом черепе также отчётливо выделялось отверстие.  

 

«О боже, чуть не влипла».  

 

Снова вскочив, она продолжила свой путь, и уже через несколько секунд находилась возле врат. Её подхватили крепкие руки, перетаскивая на другую сторону.  

 

Бросив быстрый взор себе за спину, Нестеренко заметила стелящийся по земле чёрный туман. Он стремительно приближался. Вопль измученных душ нарастал, становясь просто невыносимой адской какофонией.  

 

— Есть ещё кто-то живой? — спросил мужчина в маске.  

 

Кристина подумала о Голубеве, после чего отрицательно качнула головой. Что-что, а этот подонок не заслуживал спасения. Ему не место среди людей.  

 

«Он хотел ада, так пускай его получит».  

 

— Закрывайте скорее! — прокричала она сквозь вопль душ. — Нельзя, чтобы это существо проникло к нам.  

 

Нестеренко ткнула пальцем в чёрный туман.  

 

Ей утвердительно кивнули, после чего арка портала захлопнулась, мгновенно исчезнув. На том месте, где ещё мгновение назад был проход, теперь находилась лишь ровная стена.  

 

«Вот и всё, — с облегчением подумала девушка. — Я смогла. Я выбралась».  

 

О будущем пока думать не хотелось. Оно казалось слишком далёким в данный момент. Но потом, возможно, придётся, так как вряд ли её отпустят… По крайней  

 

мере, в это не верилось.  

 

— Я выжила, — пробормотала она. — Я смогла выжить. И я стану бороться…  

| 2 | оценок нет 06:45 28.02.2024

Комментарии

Книги автора

Звонок.
Автор: Alexna
Рассказ / Проза Фантастика
Рассказ написан по мотивам одноимённого короткометражного фильма.
Объем: 0.193 а.л.
07:13 12.04.2024 | 4 / 5 (голосов: 1)

Забытые корни.
Автор: Alexna
Рассказ / Фантастика
Прошли миллионы лет после того, как не стало человека. На его место пришли другие наследники планеты...
Объем: 0.188 а.л.
13:41 09.04.2024 | 5 / 5 (голосов: 1)

Росток надежды.
Автор: Alexna
Рассказ / Фантастика
Аннотация отсутствует
Объем: 0.272 а.л.
05:58 04.04.2024 | 5 / 5 (голосов: 1)

Заргатон. 18+
Автор: Alexna
Рассказ / Хоррор
Аннотация отсутствует
Объем: 2.051 а.л.
12:47 08.03.2024 | оценок нет

Груз.
Автор: Alexna
Рассказ / Постапокалипсис Фантастика
Аннотация отсутствует
Объем: 1.008 а.л.
06:50 18.02.2024 | оценок нет

Квартира напротив.
Автор: Alexna
Рассказ / Хоррор
Аннотация отсутствует
Объем: 0.226 а.л.
06:54 01.02.2024 | оценок нет

Через реку.
Автор: Alexna
Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует
Объем: 0.215 а.л.
06:22 30.01.2024 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.