FB2

ЗА ДВА ЖЕЛАНИЯ - ЮНОСТЬ

Рассказ / Проза
Мы порой не приглядываемся к тем, кто рядом с нами. А в это время встреча, которая произошла, может нам нести очень приятные, очень желаемые изменения в жизни. Аня мечтала подружиться на новом месте. Ее мечта сбылась. Чистое и смелое сердечко было на все готово, ради того, что ей казалось действительно важным. Она прожила интересную студенческую историю, приняв решение, которое изменило жизнь ее подруги.
Объем: 1.649 а.л.

ОБЩЕЖИТИЕ  

 

Юность – прекрасная пора – еще не оперился, но уже покинуто родительское гнездо. Еще живет и дышит внутри чувство собственного бессмертия, и, любое “море проблем” всего лишь «по колено» максимум. Живется легко и трепещется от предвкушения грядущих приключений.  

Родители привезли Аню в общежитие и сдали из рук в руки коменданту тете Рае. Предстояло пять лет учиться серьезной науке на уважаемом факультете, чтобы потом внимательно и интеллектуально посматривать на всех, пребывая, естественно, на престижной работе. Перед заездом в общежитие Аня успела, правда, только в окно автобуса, впервые, посмотреть на большой город, столицу своего заповедного края, где ей теперь предстояло жить. Стоит ли говорить о вдохновении и мощном желании “ярко гореть”, пусть и с тетей Раей, но уже практически самостоятельно, в красивом большом пространстве, обретая солидный багаж знаний.  

Ночью Аня не спала, в голове роились мысли о предстоящем светлом будущем. Было немного тревожно, с утра предстояло сходить за продуктами, а сначала найти продуктовый магазин. Еще, лучше прямо с утра, начать знакомиться с постояльцами общежития и предлагать всем дружбу на новом месте – думала она. Предложить кроме себя Аня ничего своим будущим друзьям не могла, но и то ладно, она сама по себе уже большой подарок.  

В окно солнечными лучами пощекотало утро – пора вставать. В общежитии было тихо, заехал только первый курс, старшекурсники заезжать не спешили. Аню поселили со старшекурсницами, поэтому в комнате она была пока одна.  

Магазин с продуктами оказался рядом, через два дома. С полным пакетом круп и вермишели она возвращалась на новое место жительства. Глядя по сторонам, на улицу большого города, она думала о том, что хорошо бы найти своего человека, подругу, с которой можно было бы по этому городу гулять и бесконечно разговаривать. Она нуждалась в наставнике, ощущала это своим нутром. Поэтому, хорошо было бы найти подругу старшекурсницу, которая бы уже знала о жизни в большом городе и правилах поведения в нем. А пока ей нравилось абсолютно все: и старое общежитие с высокими дореволюционными потолками, и тетя Рая, которая хоть и приняла в распростертые объятия, но немного невзлюбила, потому и определила жить к старшекурсникам, и комната с трещиной на окне, оттуда была видна большая улица большого города.  

Аня зашла в комнату, на соседней кровати сидела старшекурсница, с которой предстояло жить.  

– Есть что поесть? – спросила она.  

– Есть – ответила Аня – я купила «Ролтон», чтобы быстро можно было его приготовить, будешь?  

– Не еда, но давай.  

Старшекурсницу звали Тамара. Она заварила предложенный «Ролтон», а Аня сидела на кровати и рассматривала ее. Тамара попросила рассказать о себе. Обычно многословная Аня решила рассказать коротко: о том, что приехала из провинциального города, удалось поступить по собеседованию, потому что в школе хорошо училась. Тамара не слишком внимательно слушала, ковыряясь в лапше, а потом вдруг сказала: «А что-то необычное за тобой водится, в магию веришь? »  

– Наверное, есть магия, не знаю – ответила Аня – А ты?  

– А я верю, у меня бабка ведьма – сказала Тамара, выкинув недоеденную лапшу в мусорное ведро.  

«Странно так с едой поступает» – подумала Аня, а вслух произнесла: «Как так – ведьма? »  

– А все умеет, – ответила Тамара, – приворожить, отворожить, со свету свести. Вот у меня монетка есть на шее, она заговоренная: чего не захочешь, все сбывается. Опаздываю, например, на автобус, – прикоснусь к монетке – и успеваю, надо с кем-то встретиться – прикоснусь к монетке и встречаюсь. Все получается, понятно?  

– Понятно – вздохнула Аня, посмотрела внимательно на монетку, и подумала о том, что опасно это – с ведьминскими внучатами жить. Вид на улицу из комнаты, конечно хорош, но хотелось бы в какое-нибудь безопасное место, к обычным людям, которые не разбрасываются едой. Хотя, может, монетка и ее желание исполнит…  

Тамара легла спать, а Аня пошла на кухню, варить картошку, надо было начинать самостоятельное обеспечение себя пропитанием. На кухне она встретила еще одну старшекурсницу, Людмилу. Очень жизнерадостную на внешность, и, наверное, такую же хорошую внутри. Людмила некоторое время наблюдала, как сосредоточенно Аня варит картошку, а потом спросила ее, что беспокоит.  

– Меня к потомку ведьмы заселили, – сказала Аня.  

– К кому? – спросила Людмила.  

– К потомку ведьмы, – повторила Аня, – к внучке, у нее и монетка есть.  

– Это в какую комнату тебя заселили? – уточнила Людмила.  

– В сорок девятую, – вздохнула Аня, – я коменданту не понравилась, было видно, теперь понимаю, почему меня заселили именно туда.  

– В сорок девятую – еще та история, – нахмурилась Людмила, – да, сильно не понравилась ты тете Рае, а про ведьму – очень интересно, пооткровенничали с тобой, умеешь расположить людей.  

– Не умею – пискнула Аня, глядя на свою закипающую картошку.  

– Не вешай нос – прорвемся, – улыбнулась Людмила и куда-то быстро ушла.  

Оказалось, что Людмила была председателем студенческого совета общежития и уже к вечеру зашла в комнату и предложила Ане собирать чемоданы для переезда к таким же первокурсникам, как и она, с другого этажа. Тетя Рая была уже не «против», а – «за». Тамара немного поворчала, сваренная на обед картошка ей понравилась, и, хотелось бы повторить, но отпустила Аню с миром.  

В новой комнате предстояло жить вчетвером, сразу же совместно были распределены обязанности. Договорились по очереди, по дню, дежурить на кухне, и по порядку в комнате. Все продукты общие, у каждого личная тумбочка. Ане понравились девочки, внутри проснулось много симпатии к ним, любить людей сразу и ни за что – было с ней частым явлением.  

Перед сном Аня лежала и думала о том, что всего один день прожит на новом месте, а уже столько событий: монетка, которая почему-то исполнила и ее желание; неожиданное знакомство с Людмилой, которая была так добра, что приняла деятельное участие в ее жизни; девочки в новой комнате, которые ей очень понравились. Она была благодарна всем силам жизни, и большой силе, которая есть на небе, за прожитый день. С этими мыслями и настиг сон.  

 

ЕЖЕДНЕВНЫЙ БЫТ  

 

Начались занятия. Аня знакомилась с новыми предметами и преподавателями, которые давали по ним знания. Понемногу начал вырисовываться ее личный распорядок дня. Подготовив домашнее задание после пар, она отправлялась в путешествие по общежитию, дежурить в комнате надо было только один день, и у нее было целых три вечера, чтобы познать этот многокомнатный мир.  

Ходила она пока не по гостям, а по кухням, где собирался веселый студенческий народ по вечерам. Слушала занимательные истории про классно проведенное время от сессии до сессии, и про то, как кто и кого заваливал на экзаменах. Иногда на кухнях даже пели под гитару, песни под гитару Аня очень любила. Это было время еще до Интернета и сотовых телефонов, поэтому все новости узнавались и разносились по «сарафанному радио». Ничего нельзя было спросить у гугла и люди слушали друг друга внимательно, чтобы запомнить и случайно не переврать. Ане пока нечего было рассказывать. Участвовала она лишь в неспешных разговорах о жизни – кто и как ее представляет, что можно от нее ждать, а чего не стоит. Все делились друг с другом бесценным опытом.  

В один из вечеров на кухне четвертого этажа было немноголюдно, Аня пришла туда с однокурсницей, жарить ее оладьи. У широко распахнутого окна стояла старшекурсница и смотрела в ночь.  

– Тебе не кажется, что звезды похожи на человеческие души? – спросила она Аню.  

– Чем, например? – ответила Аня, для нее разговор с незнакомой старшекурсницей был неожиданным.  

– Так же как и между звездами, между душами людей огромное расстояние, каждый одинок… – произнесла старшекурсница и замолчала.  

– Я так не думаю, – возразила Аня, – одинок человек только по своему выбору. В отличие от звезд, вокруг душ людей постоянно крутятся соседи. На расстоянии слова всегда кто-то есть.  

– Ты еще маленькая, – улыбнулась старшекурсница – разве тебе никогда не казалось, что тебя, встречающиеся в жизни люди, не понимают?  

– Нет, мне так не казалось. Да, моими глазами никто мир не увидит, но что-то всегда можно объяснить, если у человека есть желание тебя послушать. Просто предлагать себя слушать надо только желающим, они всегда обязательно находятся – нахмурилась Аня, то, что ее назвали маленькой, пощекотало личное эго.  

– Как тебя зовут? – спросила старшекурсница.  

– Аня  

– А меня Юля, интересный у тебя ход мыслей, – заключила старшекурсница, -не думала, что на такую тему на первом курсе можно навыдумывать.  

– Так это не сложно, мне же 18 лет, взрослая – буркнула Аня.  

– Не дуйся, – вздохнула Юля, – у меня готов суп, предлагаю тебе пойти к нам в комнату на ужин, если ты не против.  

– Я не против, – улыбнулась Аня, – еще о чем-нибудь поговорим.  

Юля взяла большую кастрюлю с плиты, и повела Аню в свою комнату. Аня шла за ней следом в предвкушении еще какой-нибудь философской темы под горячий суп.  

В комнате было еще три старшекурсницы, они не удивились появлению Ани, встретили приветливо, познакомились. Девушка со светлыми вьющимися волосами, синими, как небо, глазами, и, королевской осанкой представилась Светланой. Приветливая шатенка, с умным внимательным взглядом и таящейся улыбкой в уголках губ – Людмилой. И проницательная, в очках и бигуди, с мечтательностью в чертах лица, была Ларисой. Они все вместе сели за большой стол, объявили разговорную паузу для принятия пищи, и стали есть очень вкусный студенческий суп.  

После ужина все были довольны и добры, завязался разговор: откуда Аня прибыла в общежитие, как у нее прошли первые дни знакомства с новой обстановкой, понравилось ли учебное начало. Оказалось, что Аня, Юля и Лариса из одного города. Аня купалась во внимании к себе таких взрослых, на ее взгляд людей, таяла от симпатии к ним, и даже рассказ о коте-шкоднике, оставшемся дома, в общем провинциальном городке, был встречен старшекурсницами добродушным принимающим вниманием. Когда Ане уже нечего было рассказывать, Юля предложила гадание с юмором, каждый на листочке писал песню, которая пришла на ассоциацию с вопросом, а в заключении выдалось «толкование». Смеха было много, и по поводу первой брачной ночи, и по поводу восприятия своей супружеской доли – вечер казался волшебным.  

В какой-то момент разговор зашел о разных проявлениях в жизни, Юля заговорила о преодолении сложностей – и бытовых и внутренних, кто как справляется. И тут Аня поделилась своими мыслями, которые видимо чем-то задели Ларису, которая задала Ане неожиданный вопрос: как она относится к тому, что человек долгое время думает про самоубийство.  

– Я думала над этим, – ответила Аня, – муж нашей соседки по подъезду так свою жизнь завершил, видимо «натерпелся». Не осуждаю его, но нам жизнь дана не для того, чтобы малодушно ее завершать, думаю, Небеса этого не одобряют.  

– Ты веришь в Небеса? – спросила Лариса.  

–Да, верю, даже знаю точно, не могу сказать почему, но так чувствую, что они есть, и все в жизни разумно устроено. Жизнь, конечно, разными местами порой поворачивается, но все временно, и трудности в том числе, если уж не преодолевать, то потерпеть настроиться можно, проявив в этом душевную твердость, а если нет – взрастить ее. Все проходит, и разворачивается порой интересными моментами.  

– А если человек не из-за себя закончить жизнь хочет, а из-за того, чтобы не быть обузой для других?  

– Это точно не благородство, ведь после остаются с вопросом любящие этого человека. Они точно есть и до конца своих дней понесут груз вины, что недоглядели, недоговорили, не остановили. Такое себе чувство. В общем, никак на акт любви такой поступок похож не будет. Я думаю все от того, что человек сильно много думает о себе с ненужной жалостью, можно попробовать заботу о других, чтобы отпустило.  

– Понятно, – вздохнула Лариса, – ты считаешь это трусостью.  

– Да, это определенным образом не мужество, это точно, и зацикленность на себе. Не осуждаю, но и не поддерживаю.  

В комнате воцарилось неудобное молчание, Аня поелозила на стуле и решила, что пора идти к себе. Все было так хорошо, только как-то грустно завершилось. Поблагодарив Юлю за вкусный ужин и всех за приятное общение, Аня вышла за дверь.  

Перед сном Аня думала о том, не слишком ли она резко высказалась о нежелании жить, да, она ничего не знает о том состоянии, в котором человек такое решение принимает, страшное, наверное. Лучше о нем не знать, заключила Аня и уснула.  

 

СБЛИЖЕНИЕ  

 

Осенние дни проходили очень быстро, учеба-общежитие, и, снова -учеба. До сессии было еще далеко, поэтому время бежало весело. Аня решила подружиться с председателем общежития Людмилой, ей казалось, что это именно та старшекурсница, которая поможет ей освоиться в городе и станет для нее той самой замечательной подругой. Она выбрала местом своей дислокации тумбочку у зеркала на третьем этаже, недалеко от двери комнаты Людмилы, чтобы часто попадаться на глаза. У этой тумбочки стали собираться и другие первокурсники, Аня оказалась вполне себе душой компаний, веселила одногруппников как могла, было много разговоров и смеха. Людмила такому не радовалась, выходила и разгоняла все компании в вечернее время, но Аня возвращалась к тумбочке снова.  

В один такой вечер, когда Аня «трещала» с другими первокурсницами у зеркала, из комнаты Людмилы вышла Лариса в бигуди. Подошла к веселой компании и спросила Аню:  

– Чего сидим? Кого ждем?  

– Тебе уже на нас нажаловались? – ответила Аня вопросом на вопрос.  

– А что, на вас уже жалобы где-то накопились – улыбнулась Лариса, – пошли к нам, посидим, чай с вареньем попьем, – предложила она.  

– Заманчиво, пойдем – весело сказала Аня, и попрощалась с собравшейся компанией.  

Они поднялись на четвертый этаж в уже знакомую комнату. Аня поздоровалась со Светланой, Людмилой и Юлей, заметив как Юля, почему-то, нахмурилась.  

– Ты ее с тумбочки на третьем сняла? – спросила Юля Ларису, натянуто улыбнувшись.  

– Да, – засмеялась Лариса, – мы оттуда.  

Ане почему-то стало очень совестно, что на ее обитание на тумбочке так натянуто улыбаются, видимо ее «коварство» раскусили. Лариса достала с полки над кроватью свои альбомы с фотографиями и предложила их посмотреть. Разместившись на кровати Ларисы, Аня начала рассматривать фотографии. Ей это действительно приносило удовольствие, можно было заглянуть в жизнь другого человека и обрести какое-то понимание, кем он во времени и пространстве является.  

– А ты кто по году рождения, – вдруг спросила Юля.  

– Крыса – улыбнулась Аня.  

– А я в год Лошади родилась. Крыса с Лошадью – не совместимы, теперь все понятно – опять натянуто улыбнулась Юля.  

Сказано было таким тоном, что Аня расслышала это, как «гусь свинье не товарищ», причем в этой истории она не «благородный гусь», а та самая «свинья». «Видимо Лошадь лучше Крысы, надо где-то почитать» – подумала Аня. Сердце немного екнуло, что Юля сожалеет, скорее всего, о том, что ее, Крысу, в гости привела. Но дело – сделано. А в альбоме с фотографиями действительно было, что посмотреть. Лариса, которую она видела только в спортивном костюме, очках и бигуди, была очень красивой и элегантной на фотографиях, красиво стояла, красиво сидела, красиво улыбалась в камеру. Аня смотрела внимательно, как будто другой человек был перед ней. Лариса комментировала фотографии, что вот она в одном большом городе, вот она в другом большом городе, у нее было много родственников в больших городах. Огромное впечатление произвели фотографии с моря. Это просто что-то нереальное, моря Аня никогда не видела, и как все ее ровесники – мечтала на него посмотреть. Закрыв альбом, Аня посмотрела на Ларису другими глазами. Не было уже так страшно от вопроса про суицид, и возможности того, что она о нем думает. Ей было даже очень не понятно теперь, как об этом можно думать, имея такую насыщенную жизнь.  

Неожиданно Юля громко стукнула учебниками по столу и достала конспекты.  

– Мне пора заниматься, – сказала она.  

– Пошли гулять, – по-доброму улыбнулась Лариса Ане, – ты иди, собирайся, и я соберусь, встретимся на вахте.  

 

ПРОГУЛКА ПО БОЛЬШОМУ ГОРОДУ И ДЕТАЛИ  

 

Аня собиралась, как ей казалось, очень быстро, основательно покрутилась перед зеркалом, хорошо ли выглядит. Выглядеть надо было хорошо, чтобы не позорить на улицах Ларису. Наконец, получив удовлетворение от того, что увидела, Аня спустилась на вахту. Лариса была уже там.  

– А я думала, это я – копуша – засмеялась она – пойдем.  

На улице было уже темно, но улицы хорошо освещались. Лариса предложила сначала обойти общежития. Они располагались недалеко друг от друга, и, Аня решила, что это безопасно.  

– Не расстраивайся из-за Юли, – вдруг сказала Лариса, – она просто ревнует. Я замужем за ее братом, и с тех пор как замужем, эта ревность постоянно есть, не всегда такая острая, но я уже привыкла. А то, что Крысы с Лошадьми не совместимы – я не верю, я тоже родилась в год Лошади, но мне кажется, мы вполне сможем друг с другом общаться и дружить.  

– Угу – буркнула Аня, ей все еще было некомфортно от поступка Юли, но уже было приятно, что Лариса допускает мысль о дружбе с ней.  

– Знаешь, я никогда не смотрела на тему с обрывом своей жизни с той позиции, с которой смотришь ты. Ты, наверное, догадалась, что об этом думал не абстрактный человек, а я сама. У меня в жизни есть свое «невозможно», то, чего никогда не будет, а так же еще и то, что гнетет изо дня в день. А ты рассказала, что думаешь, и мне действительно стало стыдно за свои мысли. Есть за что тебя поблагодарить.  

– Это хорошо, что стало стыдно, не виновато, а просто стыдно – сказала Аня, – я рада, что сказала тебе то, над чем ты подумала. Ведь порой терпения не хватает совсем чуть-чуть, до благополучного поворота. Никто не говорил, что в жизни будет легко, но лучше отстоять, погнувшись, но твердо на своем, чем это «чуть-чуть» не дотерпеть.  

– Да, ты права, я даже такую историю знаю, – ответила Лариса – в этом институте был преподаватель, жил скромно, в полуразвалившемся доме, что виден у нас из окна, иногда пил, и видимо устал от такой жизни. Он оборвал ее, а через несколько дней пришло письмо из университета другого города, что ждут его и готовы предоставить самые лучшие условия, и работы, и проживания.  

– Вот видишь, ты про это «чуть-чуть» и так знаешь, и это не единично, так что перестань думать бяку – улыбнулась Аня.  

Неожиданно они с Ларисой рассмеялись, и пошли дальше бродить по большому городу, разговаривая про древние души. Лариса верила в реинкарнацию, и что на землю человек приходит не однажды. Аня верила, что жизнь – разовое мероприятие, но с Ларисой не спорила, ей даже показалась милой мысль, о наличии древних душ. Через час они уже обошли много улиц, Лариса научила Аню ориентироваться по телевышке. И, если вдруг она куда-то забредет, отважившись ходить одна – надо увидеть телевышку и взять левее по улицам, тогда точно можно выйти к общежитию. Ночной город был очень красив: много огней, много витрин, приятных глазу и душе, внутри рождалось чувство какого-то волшебства, все казалось нереальным. Аня подумала, что если и древняя душа у нее, как сказала Лариса, то этой душе вполне по-детски приятно оказаться с новой подругой в этом красивом ночном городе. Да, и не древней душе – тоже очень приятно.  

 

НЕСПЕШНЫЕ БЕСЕДЫ  

 

Аня больше не сидела на тумбочке под зеркалом у двери Людмилы. Вечерами они с Ларисой гуляли по городу, а в непогоду сидели на тумбочке под зеркалом на четвертом этаже, уважая желание Юли на них в своей комнате не смотреть. Лариса рассказывала Ане про своего мужа и тонкости семейной жизни, как вообще понимать, что нравится, а что – нет другому, близкому, человеку, как проживать несхожесть характеров, сглаживая углы. Случалось, что они обсуждали истории, прочитанные Ларисой: о том, как мечты превращаются в цели, которых вполне можно достичь, если мечтать о реальном; о черных и белых магах, которых довольно много в районах вокруг и к ним лучше не попадать; об уме и интересных особенностях дельфинов, у которых точно есть своя цивилизация. Ане очень нравилось, что они с Ларисой общаются на равных, и ее никто не считает маленькой, и в то же время воспринимала свою подругу старшей наставницей. Лариса разбиралась в людях, подсказывала, как быть, если у Ани возникали вопросы о взаимоотношениях, помогала справиться с бытовыми неурядицами, которые естественным образом возникали в месте, где много разных предпочтений и характеров. Тете Рае Аня, все-таки, по-прежнему не нравилась, а потому в свое дежурство кухню надо было драить до блеска. Но ее успокаивало то, что Лариса говорила, что это не она, Аня, такая, а ее просто как-то по-своему видит тетя Рая, может оказаться даже так, что видит в ней то, чего близко нет. От Ларисы Аня узнала, что она больна астмой и не может иметь детей, именно с этими фактами были связаны ее темные раздумья о завершении жизни. Это действительно было тяжело, но Аня рассказала Ларисе, что смысла жизни общего, как такового, скорее всего, нет, или он не для непросветленных. А вот частный, собственный смысл жизни, вполне обретаем, даже в тяжелых обстоятельствах, надо просто хорошенько над ним подумать и назначить, а назначив, уже легче жить, потому, как этот самый смысл есть и вполне ощущается.  

– А что, если назначенный смысл окажется ложным? – задала вопрос Лариса.  

– Если окажется ложным, можно еще подумать, и назначить другой, – ответила Аня, – мне кажется, что это хорошо работает. Посмотри, например, на жизнь своих родителей, в каждом возрасте у них был свой смысл, так же лично назначенный, это просто на примере близких людей можно хорошо отследить, как они разными смыслами по жизни руководствовались.  

– Но ложный смысл – это ложный смысл, а хочется какой-то истиной жить, – вздохнула Лариса.  

– Тогда, можно найти что-то благородное и вполне претендующее на истину. Например, Любовь, именно с большой буквы. Ко всему Любовь – к природе, к погоде, даже к людям, которых, казалось бы, невозможно любить, тренируйся в ней. Ты же веришь, что ты древняя душа, скорее всего, вырасти в Любви тебя на землю и послали. Вот и черпай в этом силы, потому как дна не видно в этом источнике. Встань с тумбочки, посмотри в зеркало и реши, что ты тот человек, который послан любить и нести Любовь.  

– Занимательно рассуждаешь, – засмеялась Лариса, – а ты, себе, какой смысл назначила?  

– Мне пока не до него, – улыбнулась Аня, – живу базовыми потребностями и желанием отлично закончить институт.  

– Закончишь отлично, ты умная, – сказала Лариса.  

– И я на то надеюсь – вздохнула Аня, у которой под ложечкой засосало от надвигающейся первой сессии.  

Была уже зима, и предстояло сдать экзамены за прошедшее полугодие. Есть цель – сдать, есть средства – конспекты. Казалось бы, легко, но очень и очень страшно.  

Глухо хлопнула дверь и в коридоре появилась Людмила, председатель общежития.  

– Вот где мы теперь обитаем, – добродушно сказала она, распушив Ане волосы – О чем сидим-трещим, девочки?  

– О смысле жизни, – вздохнула Аня.  

– И как, уже чего-то нашли? – подмигнула Людмила.  

– Нашли, – смеялась Лариса – Вселенская любовь.  

– Надо же, как громко – подняла Людмила бровь.  

– А мы не мелочимся, – ответила Аня, – нам необходимо что-то благородное и прекрасное.  

Людмила была в хорошем настроении, и рассказала, как она за порядок повоевала, намедни, с непорядочными постояльцами. Пожелала Ане и Ларисе спокойной ночи и снов исключительных, соответствующих найденному смыслу.  

Перед сном Аня лежала под одеялом и думала, как, однако, странно поворачивается жизнь – находишь там, где не ищешь, и чувствуешь себя довольно и счастливо. Все-таки Небеса посылают гораздо больше, чем ожидаешь, это факт.  

 

КАК ТОНКА БЫВАЕТ ГРАНЬ  

 

В преддверии Новогодних праздников в общежитии было оживленно и весело. Сдав зачеты, все собирались отправиться по домам. Аня тоже собиралась к родителям, в свой провинциальный городок. Она беспокоилась, что могут кончиться билеты, или еще что-то станет препятствием к встрече с родными. Решив тридцатого декабря рано утром сходить за билетом, вечером двадцать девятого, она отправилась по общежитию пожелать всем счастливого Нового года и легкой дороги. Поднимаясь на третий этаж, Аня встретилась с Ларисой, которая была радостна и весела.  

– У меня хорошая новость, Аня, – сказала Лариса, – если ты еще не купила билет, мы тридцать первого можем поехать на машине с моим дядей, он будет по делам в городе, и с удовольствием нас заберет.  

– Действительно, классная новость – обрадовалась Аня, – сразу до дома довезут, это же – здорово! Пойду, позвоню родителям, они очень ждут.  

– Конечно, – ответила Лариса, – я своим уже всем позвонила, всех предупредила, что к обеду приедем. Вечером заходи на чай, я одна, все сдали зачеты автоматом и уже разъехались.  

Аня прибежала в комнату, быстро оделась и отправилась на почту, там можно было заказать звонок к соседям, и, сообщить приятную новость маме, что они приедут, в предновогодний обед, на машине.  

Вечером они сидели в комнате с Ларисой, в праздничном настроении, обсуждая, какие купили подарки своим родным. Подарки были не велики – ароматические свечи, сувенирные фигурки, все, что можно было купить на студенческую стипендию, но на свою стипендию, что казалось важным. Друг другу они вручили шоколадки с открытками, и были взаимным подаркам очень рады. Отдельно поговорили о праздничном столе, что и у кого предположительно будет, предполагаемые столы оказались одинаковыми по содержанию, что радовало, одинаковость объединяет и роднит.  

Утром тридцатого Аня собирала свою сумку, что-то надо было увезти, отдельно аккуратно складывала подарки, когда в комнату постучалась и зашла Лариса, глаза которой горели счастьем.  

– Мы едем сегодня вечером, – объявила он, – дядя завершил свои дела на день раньше, приедем к своим с сюрпризом, без предупреждения!  

– Как это – классно! – отозвалась Аня, ей очень приятной показалась идея быть сюрпризом, и на один день дольше побыть с родными.  

Праздничное настроение стало еще более праздничным, окончание дня предвещало хорошие новости. И вот уже, в пять вечера, Лариса и Аня сидели у вахты с сумками, предвкушая приятные встречи.  

Дорога домой была стремительной, дядя Ларисы оказался опытным и прекрасным водителем, и вместо трех часов пути довез за два с половиной – никто ни разу не зажмурился. Как она прекрасна, все же, дорога в тот уголок, где тебя любят и ждут.  

Аню высадили у подъезда. Мама с папой были очень рады новогоднему сюрпризу, с удовольствием рассматривали ароматические свечи, купленные на свою, личную стипендию. Обнимали, целовали, и на ужин решили приготовить любимую Аней селедку под шубой, еще до праздника. Все же дома и теплее, и светлее, и «мухи не кусают» – заключила Аня, – а еще прямо осязаемо в воздухе движется Любовь, себе, вполне разумно, тоже этот смысл жизни надо назначить.  

Предновогодним утром, Аня в хорошем настроении, отправилась за покупками на праздничный стол: докупить то, чтобы было съедено накануне вечером. Рассматривая гирлянды на дверях магазинов, она думала о том, что Лариса тоже такая же счастливая сегодня, все же кроме мамы с папой ее ждал любимый и любящий человек. На обратном пути домой, она зашла в «Хозяйственный» за лампочкой в прихожую – старая неожиданно перегорела, и увидела там Ларису. Обрадованная предновогодней встречей, она поспешила к ней, еще раз поздравить с наступающим Новым годом, но быстро остановилась, увидев потухший взгляд, и суровое напряжение вместо мечтательности на лице.  

– Что случилось, Лар? – спросила Аня.  

– Ни-че-го, ровным счетом ни-че-го, Ань. Приехала я без предупреждения домой, смотрю свет в окнах, значит мой любимый дома. Долго звонила в дверь, так как не могла ее открыть своими ключами, с другой стороны были вставлены. В итоге – открыл, провел в зал, и познакомил с Наташей – тихо проговорила Лариса.  

– С какой Наташей? – прошептала Аня, уже заранее предчувствуя ответ.  

– С такой Наташей, – по щеке Ларисы спускалась слеза, – только не жалей, я это переживу, давно надо было догадаться, как-то раз на полу крестик его находила, а он его только в интимные моменты снимает.  

– Жалею, Лар, ты только выдержи это, все временно, все пройдет. Надо просто перетерпеть, просто дать себе время прожить это – произнесла Аня.  

Лариса вытерла слезу, очень стараясь улыбнуться.  

– Не дождутся, – сказала она, – ты со своими Новый год встречай, я тоже со своими встречу, после Нового года увидимся. А пока – пока.  

–Да, пока – снова прошептала Аня, наблюдая, как Лариса быстро уходит.  

 

ТРАМ-ТАМ-ТАМ  

 

Аня вернулась домой без настроения. На расспросы родителей о том, что случилось, она ответила, что произошла трагедия, и, плохое случилось не с ней, а с уже близким и родным человеком – это просто надо прожить. Первым пришел гнев, хотелось настучать по лицу предателю и обозвать последними словами. Как он мог обидеть такую замечательную Ларису? Когда гнев был прожит, появился вопрос: «а что дальше? ». Как поступит Лариса, простит или нет, ведь она так любит мужа. «В любом случае будет боль и много сил придется приложить, чтобы из этой внутренней ямы вылезти» – думала Аня, нарезая вместе с мамой салаты.  

Под бой курантов Аня загадала свое традиционное желание на ближайший год, чтобы все родные были в плюсе, живы и здоровы, и еще одно – чтобы Лариса смогла принять, прожить то, что случилось, и, исцелиться от такой глубокой травмы, а она уж ей точно подставит свое дружеское плечо, вместе легче.  

 

ПЕРВОЕ ВРЕМЯ  

 

Приехав обратно в общежитие на сессию, после небольшой новогодней передышки, Аня первым делом поднялась на четвертый этаж, увидеться с Ларисой. В комнате ее не было, – она была на кухне. При встрече с ней взглядом, Ане захотелось плакать, столько боли было в нем. Они постояли молча, наблюдая, как жарится картошка.  

– Знаешь, я намерена все пережить – вдруг сказала Лариса, – сначала сдам сессию, а потом подам на развод в каникулы, иначе быть не может. Мне надо готовиться к экзаменам, тебе тоже, давай сначала это преодолеем, а потом будем разбираться с моими «пирожками». Мне надо побыть одной, со своими мыслями, встретимся после каникул.  

– Хорошо, – ответила Аня, – просто помни каждый день, что я на твоей стороне, что точно можно справиться с тем, что случается в жизни. Все живы и здоровы, и, это уже первая хорошая новость.  

– Спасибо, – Лариса потирала замерзшие руки, – ты давай, сдавай сессию на пять, сначала ты работаешь на зачетку, потом зачетка работает на тебя, много в голову не бери, удачи.  

– Так точно, – улыбнулась Аня, и пошла к себе в комнату.  

Предстояло первое испытание на прочность в самостоятельной жизни, экзамены казались сложными и страшными. Шли дни, Аня готовилась целыми днями, разбирая и заучивая конспекты, иногда отвлекаясь на мысль, что хорошо, что все, что случилось с Ларисой, случилось перед экзаменами – меньше времени на раздумья, и есть другая, серьезная цель, требующая собранности и внимания. Все предметы Аня сдала на пять, играли свою роль хорошая память, сформированная мамой, и, логическое рассуждение, доставшееся от отца.  

После последнего экзамена, перед каникулами, Аня поднялась в комнату к Ларисе. Ее не было, некоторые экзамены она получила автоматом, и уехала домой, к родителям.  

Аня не знала, куда писать и звонить Ларисе, адреса не было, а потому решила подумать над планом выхода из сложившейся истории, продумать то, как Ларисе можно помочь. Каждый день, уже дома на отдыхе, Аня выходила бродить по улицам своего провинциального городка, в скупой надежде встретить на них Ларису, в «Хозяйственном» же встретились, так что все могло быть. «Испытания в жизни нам посылаются не случайно, – думала она, шагая по хрустящему снегу, – что-то в нас их рождает, да, мы становимся сильнее, тверже, но главное эту дорогу пройти, и лучше за руку с теми, кто облегчил бы ношу мыслей и чувств, от которой могут дрогнуть коленки». Ане хотелось быть опытнее и старше, чтобы польза от нее для Ларисы была, как можно, более максимальной. С такой ситуацией она столкнулась впервые, и действительно не знала, что делать, что говорить, как и чем при этом можно помочь. Книги – книгами, а жизнь порою может задачу завернуть. Естественно, грустить за компанию – нельзя, если подаешь руку, она не должна быть трясущейся, а нести в себе уверенность, силу и благо. И все же, все в мире устроено разумно, что-то для чего-то, за ночью всегда следует рассвет, значит и белую полосу для Ларисы Небеса приготовили точно, надо просто до нее добраться, дойти или при самом плохом сценарии, доползти и коснуться этой ленточки нового старта.  

 

ЖИЛЕТКА И НЕМНОГО АРТИСТИЧНОСТИ  

 

В первый день после каникул, Аня с Ларисой отправились на прогулку.  

– Я свободна, – сказала Лариса, – может, зайдем в кафе отметить это, я плачу.  

– Нет, – нахмурилась Аня, – давай лучше погуляем, ты расскажешь мне обо всем, что было в эти каникулы, а я не буду перебивать тебя, просто послушаю.  

– Знаешь, не могу пока говорить, но странное спокойствие, никаких чувств, спокойно развелась, решила начать новую жизнь, мне кажется, это хорошо – ответила Лариса.  

– Нет, не хорошо, – настаивала Аня, – это просто любовь замерзла, поэтому так пусто и, казалось бы, спокойно, надо все проговорить и выпустить из себя.  

– Нечего пока выпускать – тихо, – отозвалась Лариса.  

«Похоже, дела обстоят гораздо хуже, чем я думала» – пришла мысль в голову к Ане.  

Они почти целый день проходили по городу, в молчании, прерывая его комментариями, как все же меняется картинка в лучшую сторону, когда вокруг белый снег, и знакомые дороги и дома, уже кажутся не такими знакомыми. Возвращаясь в общежитие, Лариса с Аней остановились у газетного киоска, выбрать Ларисе кроссворд на вечер, но внимание привлекла маленькая книжечка американского психотерапевта. Название было многообещающим, и намекало на то, как справиться с тем, с чем казалось бы нельзя. Книжку они купили, сложившись пополам, Аня решила, что ей тоже ее надо будет прочитать, но первая встреча читателя с автором будет у Ларисы.  

Шли дни, в первой половине была учеба, во второй – прогулки по городу. Прочитав книжку, Лариса перестала молчать, и рассказывала, что чувствует, что происходит, начала плакать в душе, это было единственное место, где можно уединиться в общежитии. Аня слушала внимательно, изредка обещая, что в итоге все будет хорошо, потому как результат правильного решения всегда хороший. Ларисе приходилось тяжело не только из-за проживания боли, от полученной раны. Каждый день Юля демонстрировала свое отношение к разводу, позиция ее была простой – она против, и считает, что можно было бы и простить, и жить дальше. В целом, она была понятна Ане, все-таки сестра, и видит все в пользу брата, но обстановка становилась все более нагнетающей. Аня приняла решение ходить к Ларисе с разговорами в комнату, просто, чтобы поддержать физическим присутствием. Под хмыканье Юли, они обсуждали книгу психотерапевта, о том, откуда берутся болезни, новое слово психосоматика, теперь для них стало чем-то само собой разумеющемся, что делать, чтобы их не было, и какое новое положительное чувство было прочувствовано в прошедшем дне.  

Во время прогулок, они уже начали обсуждать казусы в общежитии, Аня успевала по нему побегать, и новостей добыть. В лицах и комментариях, она показывала и рассказывала последние новости, о тете Рае, бдящей за порядком и пугающей даже пауков, о постояльцах, нашкодивших и удирающих к себе в комнаты, о замеченных мышах, перебегающих от двери к двери по направлению на кухню на нижних этажах. Лариса уже немного, но начинала смеяться, и вот наступил тот день, когда Ларисе на ум пришла песня «Солнечный круг, небо вокруг…», когда она вечером зашла на кухню и включила свет.  

 

ОБНОВЛЕНИЕ И ДВА ЖЕЛАНИЯ  

 

Весна пришла в город стремительно, сугробы растаяли за несколько дней. В воздухе сладко пахло бензином и молодой травой. Пространство пульсировало и глубоко дышало, чтобы затем выйти в рост и цветение. Лариса и Аня решили исследовать новый, строящийся, район и забрели далеко от вышки. Они обсуждали написание дипломной работы Ларисы, как оно идет, на что можно рассчитывать, и какие планы на будущее уже пора намечать. Лариса не хотела возвращаться домой, так как там все будет напоминать о неудавшейся семейной жизни, да и работу довольно сложно найти. Рассказывала, что видела объявление о месте работы по специальности в другом большом городе, с предоставлением общежития. И можно бы было рискнуть там начать новую жизнь, хотя даже знакомых там нет, что может быть и к лучшему. Ее очень интересовало, что думает на этот счет Аня.  

– А чего ты хочешь от жизни сейчас, – вдруг спросила Аня, что-то внутри подсказало, что это сейчас самое важное, – выбирать город для работы дело не хитрое, важно знать еще, чего хочется от жизни в нем. Это и называется план.  

– Жизнь покажет, как устроюсь, – ответила Лариса.  

– А если бы не было неудачного замужества, и все намеченное сбывалось, чего бы ты хотела? – настаивала Аня, чувствуя внутри какую-то нарастающую волну решимости и истинности происходящего, ей казалось, что вот, сейчас, решается очень и очень многое.  

– Чего бы я хотела, если бы всего, что было не было? – вздохнула Лариса, – я хочу любви взаимной, хорошего человека, любимого и любящего рядом. Хочу стать мамой, и вырастить свое дитя в заботе и любви, очень хочу… Ты права, город и работа не так уж и важны. Но только это все меч-ты, пойдем на пляж, на бревне посидим.  

Они сидели на сухом бревне и смотрели на течение небольшой реки, пересекающей границу между городом и новым районом, приятно грело солнышко, и, ласкал щеки теплый ветер. Лариса рассказывала о том, что нужно еще для того, чтобы диплом написать, о расписании компьютерных аудиторий. Но Аня ее уже не слышала, она смотрела в небо и разговаривала с Тем, Кто присутствует на нем. Она говорила с Богом о том, что он всегда добр и щедр был к ней, все в ее жизни сбывалось и удавалось. А сейчас она хочет попросить о том, чтобы сбылись желания Ларисы, которые почему-то просто так сбыться не могут. Чтобы обязательно сбылись, ей нечего за это отдать, но вполне можно не поддерживать и не исполнять ее желания лет пять, она готова отдать часть той задуманной счастливой и приятной жизни, которая ее ждет. Потому, что понимает, что за то, что не по плану, надо что-то отдавать. Она готова. Пять лет не так уж и много, все же вся жизнь впереди, и она вытерпит, сможет, сдюжит. Только бы были у Ларисы и муж, и ребенок. «А уж если от своей бури запищу, – добавила Аня малодушно, – то пусть ребенок родится в день свадьбы моих родителей, чтобы я поняла, что все не зря было». В этот момент она вдруг почувствовала Согласие.  

На обратном пути, из нового района, Аня шла бодро и улыбалась.  

– Вспомнила что-то хорошее? – поинтересовалась Лариса.  

– Да, вспомнила, тебе надо ехать в выбранный большой город, через полтора года, плюс-минус три месяца, у тебя будет муж, красивый, немного худощавый человек, будет тебя очень любить, и ты его тоже, у вас не сразу, но родится сын, на него похожий – ответила Аня.  

– И свадьба будет с голубями, – подхватила весело Лариса.  

– Да, с голубями – вот увидишь!  

– Твои б слова да Богу в уши, – вздохнула Лариса.  

– Он уже нас услышал, – весело ответила Аня.  

Лариса начала рассуждать, что если бы такое могло случиться, она бы обязательно на свадьбу с голубями пригласила Аню, в качестве почетного гостя. Аня слушала, понимая, что будет не так – Лариса и разговор забудет, и на свадьбу не пригласит. А ей самой пора собираться с духом, перед теми тучами, что в ее, уже недалеком, будущем разверзнутся грозой.  

 

В ОЖИДАНИИ ЛЕТА  

 

Прошел год после прогулки с Ларисой в новом, строящемся, районе. Она уехала в большой город, хорошо там устроилась, работа ей нравилась, даже выиграла микроволновку на открытии торгового центра, она об этом писала. Для Ани год выдался тяжелым. Милые взгляду и сердцу соседки по комнате очень изменились, устраивали в комнате дебоши, ехидно надсмехались над Аней, отказывающейся в этом участвовать. Попадало от тети Раи все равно всем, и Ане в том числе. Чтобы выключили музыку, тетя Рая с криками стучалась в дверь так, что пыль с потолка летела. И с зимней сессией уже было не все так гладко, как первый год. Аня вытягивала недоученные билеты, и честно на дополнительные вопросы отвечала, что не знает. Это «не знаю» переносилось очень тяжело, но было легче, чем мучения преподавателя при попытке что-нибудь рассказать.  

Уже предстояла следующая сессия, к которой надо было бы подготовиться более основательно, так как более основательными были предметы. В выходной день, Аня сидела в комнате над учебниками и конспектами, изредка поглядывая в окно на стаи голубей, кучкующиеся на заднем дворе общежития. На улице уже была поздняя весна, радовала зеленью и палящим солнцем, пением птиц и медовыми запахами цветов. На душе было тихо и спокойно, но не восторженно. Соседки по комнате разъехались по домам, и это принесло большое облегчение.  

В этом году дипломную работу пишет Людмила, председатель общежития. Каково Ане будет без нее, она не могла себе представить. Людмила очень помогала Ане, наблюдая разворачивающуюся картину, и позорить за поведение в деканат Аню вызвали всего лишь пару раз, а могло быть и больше…  

«Это еще ничего, перемелется – мука будет, надо держать свое слово твердо, обещала выдержать – выдержу» – думала Аня. Череда неприятностей и несносное обитание казались не такой уж и большой ценой, за то, что должно в жизни Ларисы произойти. А это ведь важно, любить и быть любимой, очень важно рядом с другим человеком плечом к плечу встать. Когда кончатся пять лет, в жизни Ани такой человек тоже появится, она была в этом уверена. Год уже прошел, осталось еще четыре подождать. Она посмотрела в Небеса, и обратилась к Тому, Кто там: «я выдержу, я понимаю, что малодушно Тебя о чем-то просить, но хотя бы чуть-чуть улучшить условия проживания, чтобы было куда прийти и отлежаться, отдохнуть…» Как же хотелось плакать…  

 

ОТДУШИНА  

 

Каникулы Аня проводила в помощи родителям в садах и огородах, а в свободное время ходила на рыбалку. Небольшая речка огибала «старую» часть городка. Вечером, после того, как исчезало за лесом противоположного берега солнце, хорошо клевали караси, которые были просто восхитительны, если их приготовить в сметане. На рыбалке можно было отдохнуть душой в природной медитации и подумать, наедине с собой, о положении насущных дел.  

Аня была удивлена тем, что неожиданно Небеса отозвались на ее весеннюю просьбу об уголке безопасности и покоя. После сессии, незадолго перед отъездом домой, к Ане пришла Людмила, председатель общежития, и передала ей ключи от своей комнаты. Она сказала, что тетя Рая не против, а очень даже «за», и, теперь, Аня до окончания своего обучения будет жить в этой комнате одна – это ее, Людмилы прощальный подарок хорошему человеку. Еще она сказала, что пора бы начать «зубы отращивать», чтобы уметь «кусаться» и справляться с жизненными трудностями, без этого никак. Даже благоухающие розы вырастают с шипами.  

Вместе с Людмилой, Аня перенесла свое скромное имущество в ее комнату. Комната была чистая и светлая, с новым ремонтом. Еще Ане был подарен высокий матрац с дельфинами, как сказала Людмила – необходимый приятный бонус. Они попили горячий чай, и Людмила, перекинув спортивную сумку через плечо, с улыбкой ушла в большую, взрослую, жизнь.  

Это был странный подарок. Аня думала о том, что, наверное, на Небесах передумали, и ничего Ларисе не дадут, потому что она, Аня не справилась. Ей казалось странным, то, свое решение, ведь можно было просто помолиться за Ларису, но в то же время, Аня чувствовала, что это решение было правильным. Что-то бывает в человеке, закрывающее двери, в которые не достучаться, она не знала что, может это были определенные мысли или чувства, результат каких-то поступков в жизни или необдуманных слов. Неизвестно, но так бывает. Свою «грозу» она немного иначе представляла, в терпении и лишениях, а не в подаренном месте обитания. Хотя определенные неприятности все же продолжались.  

Аня впервые сдала экзамен на «удовлетворительно» в летнюю сессию, еще и уважаемому ей и нравящемуся преподавателю. Было очень тяжело это принять. Стали сниться страшные сны, где преподаватель брал зачетку и говорил Ане, что не такая уж она и умная, а очень даже глупая. Этот сон снился все чаще, и Аня уже была согласна с тем, что она не умна, а глупа. Согласиться с этим было проще и легче, чем спорить. Очень расстроилась мама, что следующее полугодие Аня не будет получать стипендию. Папа же, напротив, – поддержал, сказал что цель – окончить институт, можно и на тройки, и, он будет очень рад просто тому факту, что Аня получила высшее образование.  

«Что-то не клюет» – вздохнула Аня, и бросила в воду прикорм. Она купила специальную анисовую добавку, чтобы приманить больше карасей. Солнце еще не спряталось за деревьями, и караси, пока, не приманивались.  

В вечерней тишине вдруг пискнул, купленный родителями, ее первый сотовый телефон. Пришло сообщение. Лариса написала, что приехала к родителям домой и ждет прямо с утра Аню в гости. Аня почувствовала восторг и предвкушение от долгожданной встречи, решила оставить в покое карасей, собрала свои снасти и весело зашагала домой. Надо было подготовиться.  

 

ЛЕТНЯЯ ВСТРЕЧА  

 

Прямо с утра Аня пришла к дому родителей Ларисы. Они жили в частном секторе, в другом конце «старой» части городка. Лариса была приветлива и улыбчива, сразу сели пить душистый чай и делиться своими новостями.  

Лара с воодушевлением рассказывала о своей жизни на новом месте. О том, что у нее прекрасные отношения на работе, и она очень довольна сложившейся жизнью – и морально, и материально. Она вручила Ане банку с разными орехами, сказала, что это довольно вкусно, и везла ее специально для нее, чтобы попробовать.  

Аня рассказала о том, что дела у нее тоже хорошо, немного не везет с учебой, но так бывает, а еще ей Людмила подарила возможность жить одной в ее комнате, и матрац с дельфинами.  

Они повспоминали жизнь в общежитии, прогулки по городским улицам, Лариса расспросила о том, как живут общие знакомые и чем «дышит», ставший родным, факультет.  

– А, ведь, полтора года почти прошло, – вдруг вздохнула Лариса, – и никого на горизонте нет…  

– Еще не прошло, – ответила Аня, – я же говорила, что плюс минус три месяца, глаз, знаешь ли, не алмаз.  

– Все равно, спасибо тебе за эту историю, – продолжила Лариса, – мне она очень помогала, когда возникали сложности, особенно на первых порах. Грело и придавало сил. Спасибо. Но больше никому не ври, даже во благо…  

– Я не соврала, – нахмурилась Аня, – это правда, ошибки быть не может.  

– Хорошо. Может – не может. Теперь уже и не так важно. Сакрального значения не имеет, – улыбнулась Лариса, – пойдем, погуляем по местам моей боевой молодости, много смешных историй расскажу.  

Они гуляли почти весь день. Аня слушала интересные рассказы, смеялась вместе с Ларисой над казусами ее юности. На обратной дороге домой, подруги зашли в огород к тетушке Ларисы, набрать пакет вишни на вечер. Вечером решено было смотреть вместе открытие летней олимпиады.  

Аня чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Что может быть лучше, чем время, проведенное рядом с доброй подругой, почти с родным человеком. И праздничное открытие олимпиады, и стрекотание сверчков за открытым окном в теплой летней ночи – все казалось волшебным. Было ощущение какого-то единения со всем пространством вокруг, и того, что все в этот момент правильно: и время, и место, и жизненные проявления. Да, возможно еще придется потужить, пройти через что-то в жизни, после чего никогда не стать прежней, но оно того стоит!  

 

СЛОЖНОСТИ И СВАДЬБА С ГОЛУБЯМИ  

 

Аня сидела на знакомом бревне, на пляже, в новом, уже построенном, районе большого города. Смотрела на воду, и это приносило светлый покой. Прошел еще год. Аня жила в комнате Людмилы, и это укрепляло в тех ситуациях, когда надо было собрать себя в кулак, чтобы выйти из этого укрытия навстречу с неприятностями, которые то и дело с ней случались. Учеба уже не так волновала Аню – да, она стала значительно хуже учиться, потому что снизились способности: и внимание, и концентрация, и память. Больше удручало то, что люди почему-то агрессивно к ней относятся, грубят, случалось даже обвиняют в том, чего она не делала.  

Зимой Аню вызывали стыдить на совет преподавателей факультета, когда в общежитии произошел беспорядок. Она в нем не участвовала, но каким-то образом оказалась в эпицентре со своей кастрюлей с кашей. Стыдили очень обидно, до сих пор Аня чувствовала горечь от слов, которые услышала в свой адрес. И ладно, все бы ничего, но в душу закрадывались невыносимые чувства: одиночества, собственной никчемности и невезучести, всего того, что она видимо своей «беззубостью и плохостью» заслужила.  

«Зубы» она так и не отрастила, а потому неприятными словами ее обижали даже в магазинах, в очереди за покупками или на кассе. Успокаивало только одно, вечером она приходила в свою светлую комнату, в свое пристанище, и, расположившись на матраце с дельфинами, мечтала о том времени, когда вернутся радость, воодушевление и везучесть, и приятные, уже просто своим наступлением, дни. А пока что-то, тяжелое и тревожное, подтачивало ее внутренний стержень.  

С появлением сотовых телефонов люди перестали друг другу писать письма, хотя межгород был все еще дорогой, можно было узнать как друг у друга дела по смс. Лариса не писала почти полгода, Аня не знала как у нее дела, чем она живет, и пришла ли в ее жизнь взаимная любовь. Несколько раз Аня посылала смс, с вопросом о делах. Лариса отвечала коротко, что все хорошо и спрашивала о делах взаимно. Аня отвечала, что у нее все хорошо тоже.  

«Все идет через пень-колоду в моей жизни просто потому, что я оступалась, много ошибок, много внутренней слабости характера, нет «зубов» и твердости в преодолении жизненных сложностей, все так – поэтому», – заключила Аня. Видимо, ей просто почудилось Согласие, и она обманула Ларису, нечаянно, но так все и было.  

В кармане вдруг пискнул телефон. Пришло сообщение от Ларисы, она предлагала Ане создать электронную почту и сбросить ей адрес в ближайшие дни. Аня поспешила в институт, там в компьютерной аудитории был Интернет. Аудитория, скорее всего, открыта, и если поспросить своих знакомых парней из общежития, которые там администраторами работают, то ей, возможно, дадут некоторое время за компьютером посидеть.  

Посидеть Ане за компьютером разрешили, и электронная почта была создана за десять минут. Этот адрес Аня послала Ларисе сообщением. Прошла целая вечность, а всего лишь полчаса, когда в ящик Ани пришло электронное письмо. Она сразу же его открыла. Лариса писала, что в жизни ее произошло неожиданное чудо, она встретила молодого человека, с которым после непродолжительного общения они решили пожениться. Все в этом человеке замечательно: он полон достоинств, не дюжинного ума, и хороший во всех смыслах. Свадьба прошла в кругу близких и друзей, и фотография с нее прикреплена к письму. Аня начала загружать фотографию, и на экране монитора появились счастливые Лариса с высоким худощавым мужем, а в руках они держали живых красивых, белых, голубей…  

То, что Лариса уже не помнит разговора, Аня поняла из прочитанного письма. И была рада этому. Потому что, примеряя на себя, она бы считала себя должником того человека, который бы об этом даже просто рассказал. А долги Аня не любила. Внутри поднялось благостное чувство, все же не она плоха, а это просто прохождение цепочки испытаний, за такую прекрасную возможность – видеть человеческое счастье в глазах близкой подруги. А, значит, будет и сын, будет все, что пришло во время чувства Согласия. А ей приключений разных всего лишь еще три года потерпеть, это немного, совсем чуть-чуть.  

Аня быстро написала письмо Ларисе, о том, что очень рада, очень счастлива была увидеть ее свадебную фотографию, и хорошим людям обязательно в жизни везет. Пожелала ей счастливой семейной жизни, которая обязательно случится, и попросила чаще писать, хотя бы о мелочах.  

В общежитие Аня возвращалась окрыленная, даже недоброе бурчание тети Раи на вахте не испортило ей настроения.  

Весь вечер она дышала полной радости грудью, и, благодарила Небеса за такой подарок. Как же это все таки прекрасно, увидеть Чудеса на земле, и насколько все-таки Щедр и Любвеобилен Тот, Кто находится там.  

 

ФЕСТИВАЛЬ РОЛЕВЫХ ИГР И ДЕНЬ СВАДЬБЫ РОДИТЕЛЕЙ  

 

Аня стояла у большого окна и пила горячий чай из термоса. Вместе со своими друзьями, она приехала в другой большой город на фестиваль ролевых игр. На несколько дней небольшой Дом культуры стал приютом богатырей, принцесс, эльфов и эпатажных вампиров со всей страны. Аня приехала не в качестве былинной героини, а в команде поддержки общественного порядка на мероприятии. С утра она работала в отряде размещения по комнатам и гимнастическим залам энтузиастов со спальными мешками, а вечером прохаживалась по коридорам, поглядывая строго на веселящийся народ. В этот вечер был «Бал вампиров», и все собрались в другом крыле Дома культуры в большом «Бальном зале». Поэтому вокруг было тихо и не многолюдно, Аня смотрела в окно на город, пытаясь почувствовать, чем он дышит и живет.  

За прошедшие годы Аня изменилась, как ей казалось – не в лучшую сторону, зачерствела и покрылась какой-то шершавой коркой душа. Больше не было восторгов и радости, с которыми она открывала большие города, красивые места и выдуманные жизнью сюжеты. Она стала трусливой и опасливой. Позади учеба в институте, уже был год назад написан и сдан в архив диплом. Хотя бы это ей все же удалось. Аню два раза пытались отчислить с факультета: один раз за неуспеваемость, второй раз за поведение. От переживаний она начала думать о суициде, уже не пугало, что так бесславно и бездумно закончится ее жизнь. Однажды по весне она чуть не вышла в окно, так ее влекло к нему, после чего нервная система воспалилась, и Аня с нейроинфекцией оказалась в больнице родного городка. По стенам первое время передвигались страшные тени, а потом стало легче. В больнице она впервые за такие долгие годы почувствовала человеческое тепло и участие, внимание и интерес к ней соседок по палате, они щедро делились с ней луком в кефире и доверяли истории из своей жизни. Читали ей стихи.  

После больницы жизнь стала налаживаться. Перенесённую из-за болезни сессию она сдала осенью на «хорошо». Ане было странно и непривычно, что на нее, бледную поганку, глазами любви и понимания на двух экзаменах посмотрела самый строгий преподаватель факультета. Ее уже не так критиковали и перестали обижать, хотя «зубов» у нее все так же не было. «Может с возрастом я симпатичнее стала», – думала Аня.  

Уже долго Аня не переписывалась и не созванивалась с Ларисой. Лара какое-то время писала на электронную почту о том, что у нее все хорошо, просто космические отношения с мужем, что и словами не передать. Она нашла новую, высокооплачиваемую работу, не по специальности, но получила еще одно высшее образование экстерном. Аня писала, что очень рада, о своих делах рассказывала скупо – особо и нечего было рассказать, а жаловаться Аня не хотела. Летних встреч с Ларисой больше не было. Она приезжала только раз, написала Ане перед самым отъездом, и, увидеться не получилось.  

После института Аня устроилась в нем же, секретарем на факультет дополнительного образования. Ей казалось, что ее, бывшую троечницу, больше никуда не возьмут. Да и для начала это совсем не плохо, ее все-таки куда-то взяли, а, значит, что-то в ней есть, например, талант в нехитром наборе на компьютере приказов. С некоторыми сложностями Аня научилась справляться, ей удавалось на месяц растянуть свою небольшую зарплату.  

Все, что было за эти годы, ей казалось страшным сном, особенно внутренние изменения. И, если в подростковом возрасте ей порой хотелось вернуться в прошлое и что-то изменить, то возвращаться в период учебы в институте ей вообще не хотелось. Прожила и ладно, думала она, перемелется – мука будет.  

Пять лет закончились, Лара не родила, если бы родила – написала бы. Все, наверное, из-за того, что Аня не выдержала, а малодушно ходила вечерами к небольшому храму, недалеко от общежития, и внутренне пищала о помощи ей, о том, чтобы все поскорее изменилось, или хотя бы о луче света в ее душе, в которой царила темная ночь. Да и в больницу попала, как результат своей нестойкости. После меняться, конечно, все начало, ее писки были услышаны, но не выдержала и вот… А, может, она просто придумала все. Может она сова, которая увидела случайно картинку свадьбы с голубями, просто заглянула в будущее, и ее ночь души к случившемуся никакого отношения не имеет.  

В кармане пискнул телефон. Аня поставила кружку на подоконник и начала читать сообщение. Сообщение пришло от Ларисы. В нем было написано, что сегодня Лариса родила здорового и красивого мальчика и ждет поздравлений от Ани. Аня быстро написала поздравление, понимая, что для Ларисы это Чудо, при ее диагнозе. Это действительно Чудо, не иначе. А потом она вспомнила, что сегодня День рождения семьи… Аня позвонила маме и папе, поздравила с праздником, о котором забыла. Они были рады, что непутевая дочь, хотя бы под вечер вспомнила о значимой дате, дне их свадьбы.  

Так значит все правда… И она сумела доползти до своей финишной черты… Ей не показалось, не придумала, хоть какого-то терпения хватило. Аня была благодарна Небесам за такой подарок. За окном начался ноябрьский холодный дождь, Аня держала кружку с горячим чаем, смотрела, как стекают капли по стеклу, мыслей больше не было, по щекам текли слезы…  

 

УВЕЩЕВАНИЕ  

 

Вернувшись с фестиваля ролевых игр, Аня приступила к своей не хитрой работе. Приказов за время ее отсутствия накопилось, и, она усердно стучала по клавишам, стараясь ничего не упустить.  

– Фестиваль изменил тебя, – задумчиво сказала Алина Константиновна.  

Алина Константиновна, была психологом факультета дополнительного образования и немного эзотериком. Они с Аней работали за соседними столами уже почти год.  

– А что изменилось? – спросила Аня.  

– Каким-то мягким светом светишься, как будто что-то очень хорошее с тобой произошло… Может влюбилась? – улыбнулась Алина Константиновна.  

– Да, влюбилась, в жизнь – тоже с улыбкой, ответила Аня.  

– Всегда интересовало, что у тебя в черепной коробке водится, и сейчас прямо вскрыть хочется, и посмотреть что там… – продолжила Алина Константиновна.  

– Только без насилия, – пошутила Аня, – я сама вам все расскажу. Только сбегаю за кофе к автомату, до обеда еще далеко.  

– Отличная идея! Уж чем-чем, а свободными ушами я всегда быть готова – развеселилась Алина Константиновна.  

Аня сбегала за кофе к кофейному автомату, этот напиток из автомата был ее личной, маленькой радостью. И ей нравилось этой маленькой радостью делиться с окружающими.  

По возвращение в кабинет, за чашечкой кофе, она поделилась с Алиной Константиновной историей про Согласие, и что все, что она тогда почувствовала – произошло. Алина Константиновна слушала внимательно, иногда задавая уточняющие вопросы. Когда история была окончена, Алина Константиновна долго молчала. Ане даже стало неудобно, и внутри поднимался страх, не наговорила ли она чего лишнего.  

– Ты хотя бы понимаешь, что ты с собой и своей жизнью натворила? – после продолжительного молчания сказала Алина Константиновна.  

– Ничего я не натворила, – отозвалась Аня, – пять лет прошли, и, теперь у меня начнется своя, хорошая жизнь.  

– Аня, ты за два желания, не свои, а другого человека, юность свою отдала. Время, которое каждому выделено для того, чтобы свою жизнь планировать и наливаться силой для реализации задуманного. Каждый свою жизнь должен жить самостоятельно, это закон мироздания, а ты его нарушила. Ты хотя бы понимаешь, что этого делать было просто нельзя. Твоя подруга тебе благодарной за это никогда не будет, ты это увидишь. Ты отдала, а вернуться к тебе, чтобы себя просто хорошо почувствовать – нечему – проговорила Алина Константиновна четко.  

– Я же не для благодарностей это сделала, Лариса разговора не помнит, но счастлива. А у меня теперь все наладиться, я буду жить хорошо и без «спасибо», – начала защищаться Аня.  

– Да, уж, хорошо. Тебя сломало то, что произошло в твоей жизни, «поломанные» хорошо не живут… Даже чтобы хотя бы намеки на то, что ты станешь прежней появились – немеряно времени пройдет, – продолжала увещевать Алина Константиновна.  

– Нет, все будет хорошо: все заживает, заживет и это, – несмело улыбнулась Аня, – я уверена, что все правильно получилось.  

– Как скажешь, – вздохнула Алина Константиновна, – но ты еще вспомнишь мои слова.  

 

КОГДА РАСХОДЯТСЯ ПУТИ  

 

Летняя жара не спадала уже несколько дней. В открытое окно проникал раскаленный солнцем воздух, и, никакого ветерка. Аня пила холодный чай в своей комнате, и, то и дело, посматривала на спортивную сумку и на матрац с дельфинами. Сегодня она уезжает из большого города, решение пришло нелегко, но казалось вполне разумным. В ее провинциальном городке, Ане предложили работу по специальности с достойной, по местным меркам, зарплатой. Да, предстояло жить не самостоятельно, а в квартире с родителями, но и в этом был свой плюс, она почувствует снова заботу близких и родных людей, мама очень вкусно готовит.  

В начале лета к своим родителям приезжала Лариса, вместе с мужем и сыном. Она пригласила Аню увидится, и поговорить о том, о сем. Почти весь день, перед встречей с доброй подругой, Аня проходила по магазинам, чтобы купить маленькому человеку красивый костюмчик. Аня считала, что маленький Боря, немного, тоже и ее ребенок, все ж пять лет жизни отдала. А потому хождение по магазинам вызвало у нее внутреннюю волну восторга и подъема. Костюмчик она выбрала самый красивый и приятный на ощупь, и дорогой, по ее кошельку.  

В предвкушении радостной встречи, с приятной дрожью и трепетом внутри, Аня подошла к дому родителей Ларисы. Зашла в ворота, и поднялась по ступенькам крыльца. Дверь открыла сама Лариса, и они встретились взглядами. Аня неожиданно вдруг почувствовала, далекое расстояние между ней и подругой. Вытащив из пакета костюмчик, она с радостной улыбкой, передала его Ларисе.  

– Это нашему Боре, – немного волнуясь, сказала Аня.  

– Спасибо, – улыбнулась спокойно Лариса.  

В этот момент Аня, по взгляду Ларисы, почему-то почувствовала остро, что на Борю этот костюмчик никто не будет надевать. «Дешевая безвкусица», – пробормотал внутренний голос.  

Маленький Боря был копией своего папы, радостно перебирал ручками и ножками, когда Аня подошла к кроватке на него посмотреть. В душе Ани был светлый восторг и необычайна нежность к этому маленькому человечку. Радостная мама Ларисы приготовила чай. Аня сидела на кухне вместе с Ларисой за чаем, и, слушала рассказы о жизни, которая стала еще более прекрасной с появлением Бори. Ларису немного смущало недопонимание со свекровью, но в остальном все было на уровне – мечта.  

Когда Боря заснул, Лариса предложила Ане прогуляться к речке, по берегу походить.  

Подруги неспешно прогуливались по песку, и Аня не могла отделаться от мысли, что между ней и Ларисой какая-то осязаемая, большая пропасть.  

– Ты выглядишь сейчас, как будто житель большого города, не то, что раньше, – вдруг сказала Лариса.  

– А как было раньше? – уточнила Аня.  

– Я тебя помню сельской девочкой, которой жителем большого города никогда не стать – ответила Лариса.  

Почему-то сердце нехорошо екнуло. Аня всегда была уверена в том, что Лариса смотрит на нее глазами любви, вне зависимости от того, как она выглядела.  

– Странная штука – жизнь, – продолжила Лариса, – мы встречаемся с людьми, проводим рядом какое-то время своей жизни, и расстаемся. Я даже не знаю, что объединяло нас с тобой. Вроде ни о чем, а разговаривали много. Видимо, были общие темы для бесед, – улыбнулась она.  

Сердце Ани уже не екало, а падало при каждом ударе. Да, Лариса не помнит разговора о свадьбе с голубями, но то, что они с Аней купили важную книжку американского психотерапевта и благополучно пережили развод она же помнить должна…  

– Да, людей объединяет что-то важное на тот, конкретный момент, – произнесла Аня.  

– Да, Ань, видимо и у нас что-то важное для объединения было, – вздохнула Лариса.  

Аня поняла, что Лариса прощается с ней. И ставит в их близкой дружбе точку.  

– Ты уж извини, что долго не писала тебе – жизнь завертелась, а когда забеременела, боялась сглазить, – как-то непривычно далеко сказала Лариса.  

– Я понимаю, – пискнула Аня.  

– Но давай друг другу иногда писать, о делах-заботах, – продолжила Лариса.  

– Да, конечно, это надо делать – поддакнула Аня, ей хотелось в этот момент сбежать.  

Зазвонил телефон, мама спрашивала, как дела. Аня ответила маме, что все хорошо.  

– Мама домой зовет, – вдруг соврала Аня Ларисе, – мне надо идти.  

– Да, конечно, я понимаю. Звоните, пишите иногда, – подмигнула Лариса Ане.  

Они пошли в разные стороны. Постепенно отдаляясь друг от друга.  

Аня пила холодный чай. Синоптики обещают, что такая жара ненадолго. Вернувшись из воспоминаний, она подумала о том, что все же все случилось так, как случилось, в правильности выбранного варианта событий для себя она не сомневалась. Оглушенность, которая была первое время после встречи, прошла. Да, пути людей расходятся, об этом она знала, возникает в жизни разобщенность, когда не о чем сказать друг другу, и это нормально. Она получила бесценный опыт, и его надо уважать. Аня отдавала себе отчет в том, что повторить подобное она по малодушию своему никогда не рискнет – уж слишком темна и невыносима, бывает «ночь души». Примирившись внутренне со свершившимся фактом, Аня пошла мыть чашку на кухню. Знакомая первокурсница, очень веселая в общении, но с большой грустью, таящейся во взгляде, жарила оладья.  

– Тебя случаем не к потомку ведьмы заселили? – весело спросила Аня первокурсницу.  

– Нет, – осторожно ответила она, – просто не очень удачно получилось, но все хорошо.  

– Я знаю, – ответила Аня, – прекращай это неблагодарное дело с оладьями, пойдем, что покажу.  

Они пришли в комнату Ани, красивую и светлую, с новым ремонтом.  

– Матрац с дельфинами – необходимый приятный бонус, – улыбнулась Аня, – тетя Рая уже не против, а очень даже «за». Теперь это твоя комната.  

– Но тетя Рая же меня не любит, – пискнула Ульяна.  

– На самом деле у нее большое, доброе сердце, всегда свое слово держит. Так что не сомневайся – возлюбила точно. Приятного жития!  

Аня передала удивленной Ульяне ключи, положила чашку в свою спортивную сумку и поспешила из общежития и большого города навстречу серьезной работе по специальности в свой провинциальный городок.  

| 37 | 5 / 5 (голосов: 5) | 20:33 20.02.2024

Комментарии

Overtorture00:45 23.02.2024
Это прекрасный рассказ. Спасибо

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.