FB2

Новенькая.

Рассказ / Хоррор
Она появилась в нашем классе второго октября. День, когда я потерял своего брата. Точнее, тогда начались развиваться все эти чёртовы события…
Объем: 0.661 а.л.

Новенькая.  

 

Она появилась в нашем классе второго октября. День, когда я потерял своего брата. Точнее, тогда начались развиваться все эти чёртовы события…  

 

Мишка, который был старше меня на целых пятнадцать минут, сразу же обратил внимания на новенькую девочку. Впрочем, не только он, но и другие пацаны. Девчонки с оценивающим взглядом стали осматривать Машу. Так звали девушку, которая пришла в наш класс. Как позже выяснилось, она приехала с севера, перебравшись с родителями на юг. Ей не подходил климат, и поэтому родители решили сменить место жительства, купив в нашем городе дом. По крайней мере, об этом сказала она сама.  

 

Когда в класс вошёл физик, щуплый дядька с тараканьими усиками, то он кивнул Маше, представив её остальным. Девушка застенчиво упёрлась в пол, боясь поднять взгляд. Всё внимание устремилось на новенькую. А после урока, Мишка, сразу решил брать быка за рога, не откладывая в долгий ящик. Итогом было его знакомство с Машей.  

 

Вообще стоит сказать, что на моего брата заглядывались многие девчонки. Ну ещё бы. Ведь он был самым крутым парнем в нашей школе, имея вполне себе симпатичную внешность. Я, к сожалению, совсем не походил на своего старшего братца. Но сейчас речь идёт не обо мне.  

 

Не знаю, как у Мишки всё там происходило, но он стал встречаться с Марией. Уже через неделю, они ходили в обнимку, целуясь на переменах. Но я заметил кое-что. Девушка была как бы ни от мира сего. Лёгкая заторможенность, а может и застенчивость. Чёрт его разберет. Но в ней чувствовалась некая неуверенность. Создавалось такое впечатление, будто всё происходящее для неё в новинку, словно новенькая свалилась с луны.  

 

Вечером, находясь в нашей комнате, я поинтересовался у Мишки об этом. Брат лишь пожал равнодушно плечами.  

 

— Да тебе, не всё ли равно?  

 

Ответить честно на этот вопрос я не мог, так как просто не знал. Может всё равно, а возможно и нет.  

 

— Но тебе не кажется странным её поведение?  

 

— Мне она нужна лишь для одного. Ещё неделька, и Машка ляжет со мной.  

 

Он сделал рукой неприличный жест, усмехаясь.  

 

— Ты так в этом уверен? — со скепсисом поинтересовался я.  

 

— Хочешь, поспорим?  

 

— Да ну тебя нахрен.  

 

Любой другой, кто бы послал моего брата нахрен, уже давно бы пожалел. Но мы друг с другом общались и гораздо хуже. Правда, не всегда. Только тогда, когда ссорились.  

 

Вот помню случай, который произошёл в прошлом году. То есть, в десятом классе. Один из новеньких, который перевёлся в нашу школу, принялся качать права. Он случайно задел плечом Мишку, который никак не отреагировал. Но новичку, по-видимому, этого оказалось мало, и он потребовал извинений. Брат извинился, и в его глазах читалась искренность. Но вот после уроков, Мишка со своими друзьями отвели новенького за школу, где и превратили его лицо в кровавую кашу. Губы, как два вареника, а глаза маленькие щёлки. После, этот чел был тише воды, ниже травы.  

 

— А где она живёт? — поинтересовался я, отрываясь от своих воспоминаний.  

 

— Где-то за городом. Между свалкой и старыми дачами.  

 

— Между свалкой и дачами? Там на поле только два дома. Один разрушен, а тот второй особняк…  

 

— Да, скорее всего в нём, — кивнул брат, перебивая меня.  

 

Ещё через два дня, мишка собрался в кино. Тогда показывали какой-то фантастический боевик, на который он и решил пригласить Машу.  

 

— Ты знаешь, — вдруг произнёс он, когда одевался. — Она действительно со странностями.  

 

— Что ты имеешь в виду? — не понял я.  

 

— Трудно сказать. Она шарахается чуть ли не от каждой тени. А ещё смотрит на людей… Не знаю, как и объяснить даже… Странно, одним словом.  

 

Брат покрутил пальцем в воздухе.  

 

— Лохушка?  

 

— Я бы не сказал так. Здесь совсем другое. А вчера я увидел у неё на предплечье довольно приличных размеров рубец.  

 

— Думаешь, её бьют предки?  

 

— Всё возможно, — пожал плечами Мишка, натягивая брюки и надевая свою выходную рубашку. — После кино, я провожу её до дома и погляжу, как она там живёт.  

 

— Я думал, что ты уже успел там побывать.  

 

— Ещё нет.  

 

Мишка ушёл, и я остался в комнате в полном одиночестве. Родители находились в зале, глядя в телевизор, а мне ничего не оставалось, как сесть и начать грызть гранит науки, который оказался слишком твёрдым для моих зубов.  

 

Брат вернулся около одиннадцати, злой как чёрт. Его глаза пылали от бешенства, а кулаки сжимались до хруста в пальцах.  

 

— Что такое? — поинтересовался я. — Не понравился фильм?  

 

— Фильм? — переспросил он. — Не знаю.  

 

Оторвавшись от компьютера, я повернулся на стуле, глядя с усмешкой на Мишку.  

 

— Ну как? Ты пощупал? И каковы ощущения?  

 

Брат почти с лютой ненавистью взглянул на меня. Его рот приоткрылся, чтобы сказать какую-нибудь гадость, но в следующий миг он уже был спокоен, взяв себя в руки.  

 

— Хотел пощупать. Я уже сунул руку ей под юбку, а потом…  

 

— Что потом?  

 

— Эта гребаная сука заорала.  

 

— Что она сделала? — не понял я, даже привстав слегка со стула.  

 

— Она завопила, как будто я собирался её трахнуть. Прикинь, и это на весь зал.  

 

Я громко расхохотался, пытаясь представить эту безумную картину. Удавалось с трудом. Вот мишка суёт ладонь под короткую юбку, а в следующий момент рот Маши открывается и из него вылетает вой, как у какой-нибудь чёртовой сирены.  

 

— Ты чего ржёшь, урод? Был бы на моём месте, то тебе было бы не до смеха.  

 

— Это хорошо, что я был не на твоём месте, — согласился я.  

 

— Она дикая какая-то. Взглянула на меня так, что подумал, вот-вот вцепится мне в горло. Потом выбежала из кинотеатра и исчезла в ночи.  

 

— Исчезла в ночи, — повторил я. — Как поэтично. А ты что?  

 

— Я не дурак. Плюнув на фильм, поднялся и вышел.  

 

— Помчался за ней?  

 

— Да сейчас. Делать мне больше нечего.  

 

— А где же ты тогда был всё это время?  

 

— Встретил Андрюху и Марата. Пошли в кабак пить пиво.  

 

— Ну ты и даёшь? — хлопнул я себя по колену.  

 

— Я-то даю, а вот эта дура нет.  

 

— Знаешь, что тебе надо было сделать? Звездануть ей в глаз.  

 

— Хотел, — честно признался Мишка, — но всё произошло настолько неожиданно и быстро, что просто не успел.  

 

Этот разговор происходил поздно вечером, а уже на следующий день я снова видел своего брата, который шёл в обнимку с Машей. Они общались так, как будто вчера ничего между ними не произошло. Я только удивлённо покачал головой, громко хмыкнув на это безобразие. Эта девка продинамила Мишку, а он уже сегодня, как ни в чём не бывало, общается с новенькой.  

 

«Может он влюбился? » — подумалось мне.  

 

* *  

 

Вечером брат не пришёл домой. В этом собственно не было ничего необычного, так как Мишка довольно часто оставался у своих друзей. Но и на следующий день его не было. Подойдя к Андрюхе и Марату, я поинтересовался у них, куда делся их товарищ.  

 

— Да хер его знает, — ответил Марат, сплюнув себе под ноги.  

 

— Мы его видели вчера после школы, когда Миха пошёл провожать свою девку, — отозвался Андрюха.  

 

— И всё? — на всякий случай поинтересовался я.  

 

— И всё. Вечером, Миха не пришёл в подвал.  

 

Подвал, был местом, где собирались друзья. Обычно они там таскали железо, накачивая мускулы. Ну и ещё водили баб. Довольно уютное местечко. На стенах постеры с голыми тёлками, возле стены старенький диванчик, а рядом журнальный столик, который притащили со свалки.  

 

Когда я пришёл домой, то обнаружил там полицию. По-видимому, родители вызвали, так как их сын так и не вернулся. Мне пришлось битый час отвечать на тупые вопросы, рассказывая о том, где и когда я в последний раз видел Мишку, и не было ли ничего подозрительного. Я отвечал предельно честно, так как что-либо скрывать не видел смысла.  

 

Прошла ещё пара дней. Брат не объявился. В школе, я, приблизившись к Маше, поинтересовался у неё о Мишке.  

 

— Да оставьте все вы меня в покое! — заорала вдруг она. — Меня уже допрашивали. Я всё сказала.  

 

Такая реакция меня сильно удивила. Зачем было так нервничать, если можно ответить вполне спокойно.  

 

— Ты чё, больная?  

 

На это, девушка не посчитала нужным даже отвечать. Она просто развернулась и ушла обратно в класс.  

 

— Ну и сука, — пробормотал я себе под нос.  

 

После занятий наша школа отправилась на выходные. Стоя на приступке, я курил, глядя на детский сад, который располагался рядом. Мимо меня промчался вихрь, обдав сладковатыми духами. Проследив взглядом за Машей, я почему-то двинулся следом. Делать особо было нечего, и я решил узнать, где конкретно живёт эта девка. Возможно, мне удастся поговорить с её родителями, которые что-либо прояснят о моём брате. Хотя, конечно же, надежды было мало. Полиция побывала вроде и там.  

 

Двигаясь так, чтобы Мария меня не видела, я дошёл до её дома. Скрывшись в ближайших кустах, стал внимательно наблюдать за двухэтажным особняком, который расположился посредине поля. С одной стороны тянулась городская свалка, а с другой дачи. Местечко скажу я вам, довольно безлюдное. Раньше, когда нам было поменьше лет, мы ходили на свалку стрелять крыс. Кто-то брал воздушку, другие рогатку. Но иногда делали и совсем иное. Ловили серых тварей живыми, и, обливая их бензином, отпускали такой вот факел. Громко визжа, грызун уносился от нас прочь, а потом подыхал, забившись в нору.  

 

Оставив позади кусты, я двинулся по периметру, пока не уткнулся в свалку. Я думал, что сказать, если мне вдруг вздумается постучать в дверь. На глаза попался мёртвый щенок. По-видимому, пёсик сдох и кто-то его выкинул в мусорный контейнер. Теперь последнее его пристанище, это свалка, где хозяйничали крысы и бомжи.  

 

Сплюнув от отвращения, я снова углубился в кусты, усевшись на старенький холодильник. Потянулся за сигаретами, но замер, услышав приближающиеся шаги. Выглянув из-под ветвей, я даже застыл. В последнюю очередь, я ожидал увидеть на свалке её. Думал, что девчонки не лазают по таким местам.  

 

Я оказался не прав. Не далее, чем в полусотне метрах, находилась Мария. Она медленно брела, глядя себе под ноги. Я хотел вылезти, но остановился. Мне стало интересно, что она будет делать дальше.  

 

Маша, петляя среди мусора, продолжала идти, по-видимому, о чём-то думая своём. Руки сунула в короткие розовые шорты. Хотя на дворе стоял октябрь месяц, но всё ещё было довольно тепло. Но не так, чтобы носить топ и шортики, открывающие длинные ноги.  

 

Сделав ещё несколько шагов, девушка замерла, уставившись на мёртвого щенка. Какое-то время Маша его разглядывала, просто стоя на месте. А потом у меня отвалилась челюсть, когда девушка присев на корточки, с нежностью подобрала дохлятину, прижимая к груди. Она принялась ласково что-то говорить щенку, гладя по шерстки. Мне подумалось, возможно собака оказалась живой, но нет. Мне вспомнились остекленевшие глаза, и бок, который начали подъедать черви. Щенок явно сдох, и в этом не было никаких сомнений.  

 

«Да она походу больная на всю свою блондинистую голову».  

 

Я следил, как девушка уходит прочь, неся в руках свою мёртвую ношу. Когда же маша скрылась за горой мусора, облегчённо вздохнул, вылезая из кустов.  

 

Постояв ещё с минуту, двинулся к дому. Нет, не к дому, а к строению, в котором жили эти люди. Даже не к строению, а к огромному сараю. По моим прикидкам, внутри было никак не меньше двух десятков комнат. Это сооружение построили в позапрошлом веке. Изначально в нём жил какой-то купец, а после революции внутри устроили склад. До семидесятых годов там обитали люди, а потом бомжи. За долгое время дом успел обветшать, превратившись в груду гнилых досок. Вообще удивляло, как это старьё ещё кто-то купил. По-хорошему, его надо было снести, дабы никто из жильцов не покалечился.  

 

С осторожностью приблизившись к дому, я перемахнул через забор, порадовавшись, что во дворе нет собаки. Вспомнив о дохлом щенке, почувствовал тошноту.  

 

— Фу, дрянь, — сплюнул себе под ноги.  

 

Заглянув в одно из окон, понял, мне не повезло. Обзор закрывали тяжёлые шторы, которые висели на каждом из окон. Выругавшись своей невезучести, я, обойдя дом, выбрался к главному ходу, рассудив, если я ничего не вижу, то и меня не увидят. Сунул нос в сарай. Ничего интересного. Ржавая коса, молоток и ещё какие-то инструменты. В полумраке было сложно разобрать. Сунулся в гараж, но и там не нашёл того, что искал.  

 

«Да уж. Мишки явно здесь нет».  

 

Я задумался, пытаясь понять, что всё же я хочу найти? От моих мыслей меня оторвал скрип петель.  

 

Обернувшись, я увидел Машу, которая стояла на пороге дома и смотрела на меня. В её глазах промелькнула растерянность, злость, а потом и испуг. Немая сцена длилась целую вечность. Я для себя уже решил, что не стану говорить первым.  

 

— Ты чего здесь делаешь? — наконец поинтересовалась она каким-то осипшим голосом.  

 

Откашлявшись, она повторила вопрос.  

 

— Я пришёл узнать что-нибудь о своём брате.  

 

— Я ведь уже тебе сказала, что ничего не знаю.  

 

— Я просто подумал…  

 

В моём горле застряли дальнейшие слова. Мой взгляд наткнулся на бандану, которую Маша обмотала вокруг своего запястья. Я эту вещь не мог перепутать, так как бандану подарил Мишке на двадцать третье февраля. Старший брат постоянно её таскал на голове, не снимая.  

 

— Откуда она у тебя?  

 

Заметив мой взгляд, Маша сразу как-то съежилась, став очень маленькой. Её взгляд забегал из стороны в сторону, не останавливаясь ни на чём. Маленький язычок облизал полные губы, а пальцы вцепились в ткань шорт.  

 

— Мне её подарил Миша, — наконец ответила она.  

 

Я знал, что Мишка не мог её отдать, так как очень ценил мой подарок. Мне хотелось выкрикнуть, что она всё врёт, но из моих уст не вылетело ни единого слова. Незачем. Девушка просто соврала бы, и только.  

 

— Послушай, — вдруг она проговорила срывающимся голосом, то и дело оглядываясь по сторонам. — Уходи отсюда. Пожалуйста.  

 

— С чего это вдруг?  

 

— Пожалуйста. Уходи.  

 

Почему-то я ощутил животный страх, а ноги стали какими-то ватными. Удивляясь собственной уступчивости, я пошёл прочь со двора. Позади меня с облегчением выдохнула Маша, глядя мне в спину.  

 

* *  

 

Через день, я сидел на последней парте, уставившись в окно. На улице день стоял хмурый, как и моё настроение. По-прежнему брата всё ещё не нашли. Начинался первый урок. Алгебраичка, старая стерва, проскрежетала, здороваясь с классом. Я, было, прикрыл веки, чтобы немного подремать, но тут открылась дверь и на пороге появилась Маша. Она застенчиво оглядела всех присутствующих, а потом шагнула в класс. В одной из рук, на подносе из дерева, находился пирог.  

 

— Извините, я слегка опоздала, — промолвила она, обращаясь к старой стерве.  

 

— Пирог? И что за повод?  

 

— Сегодня я родилась. И вот, решила…  

 

Она слегка качнула пирогом, а потом поставила его на первую из парт.  

 

— Хотела угостить. Моя мама испекла…  

 

Сказать честно, Мария сегодня выглядела довольно привлекательно. Причёска, косметика на лице, а ещё, не было вечной тупости во взгляде. Сегодня, она вела себя как-то по живому.  

 

— Ну давай, угощай класс, — разрешила учительница.  

 

— С чем пирог? — поинтересовался Федька Емельянов, парень-колобок, у которого джинсы не сходились на огромном пузе.  

 

— С мясом, — отозвалась Маша, начиная разделять заранее разрезанный пирог.  

 

— Мясо? — переспросил Емельянов. — Это очень хорошо. Нет, я и сладкие пироги люблю, но с мясом гораздо больше. Ведь мясные пироги, намного вкуснее сладких. Кстати, а что внутри, свинина, курица, утка или…  

 

— Тебе то что? — приподняла бровь старая стерва, сидя за учительским столом.  

 

— Интересно.  

 

— Свинина, — ответила Маша, начиная разносить маленькие кусочки по классу и ставя их перед учениками.  

 

Когда девушка приблизилась ко мне, наши взгляды скрестились, как две шпаги. Но это длилось лишь мгновение, потому что Маша опустила взгляд, ставя передо мной кусочек пирога. Краешки губ приподнялись в подобие улыбки, а щёки стали пунцовыми. Я пытался понять, чем вызвана такая реакция. Нет, я не льстил самому себе, отлично осознавая, что не нравлюсь Марии. Здесь дело было совсем в другом. Мне даже показалось, будто она отрезала кусок пирога слегка больше, чем остальным. Я на это никак не среагировал, а принялся за еду.  

 

После занятий, я двинулся в подвал, где и нашёл ребят. Как всегда, они таскали железо, работая со штангами под грохот рока.  

 

— Чего тебе, Малой? — поинтересовался Альберт, который всегда ко мне так обращался, хотя мы с ним и были одногодки.  

 

Выключив музыку, я подозвал Андрюху и Марата, которые побросав гири, приблизились ко мне с Альбертом. Затем я поведал о том, что хочу от них. Троица со скепсисом уставилась на меня, но, в конце концов, все согласились мне помочь.  

 

* *  

 

Вчетвером, мы двинулись за город, оставив позади многоэтажные дома, школу и огороды, которые в нынешнее время осиротели. Пока шли, я рассказал о бандане, которую заметил на руке Маши. Альберт со скепсисом слушал меня, в конце концов, просто пожав плечами.  

 

— Возможно, Миха действительно подарил своей бабе её, — проговорил он.  

 

— Дарят не банданы, а совсем другую хрень, — возразил Марат. — Да и вряд ли ради какой-то там дырки он поступил таким образом. Что-что, а банданы он любил, да вдобавок подарок от малого.  

 

— Это глупо идти туда, основываясь только на одной вещи.  

 

— Мой брат никогда бы не отдал этот подарок. Да и дохлый щенок. Что ты на это скажешь?  

 

— Тут мне сказать нечего. По-видимому, у девки действительно не всё в порядке с головой. Но что мы будем делать, если дома окажутся её родители?  

 

— Потрясём и их, — ответил за меня Марат. — Нам не в первый раз.  

 

— Это уж точно, — кивнул Андрюха.  

 

Перейдя дорогу, мы оказались между дачами и свалкой. Впереди нас ждало двухэтажное строение, к которому мы и шли. Автомобиля возле дома видно не было, но это ничего не говорило. Возможно, машина стояла в гараже, или её просто невидно из-за высокого забора.  

 

— Как будем действовать? — поинтересовался я, почему-то начиная нервничать.  

 

— Как обычно. Заходим и берём их паршивую семейку за грудки. Ты главное не путайся под ногами. Стой в сторонке.  

 

— А если они после заявят на нас?  

 

— Не ссы в штаны, — отозвался Марат.  

 

Приблизившись к забору, мы обменялись быстрыми взглядами, а после, как по команде, двинулись ко входу.  

 

— Вперёд.  

 

Оказавшись на территории, мы все огляделись. Ничего подозрительного. Хотя, чего я ожидал?  

 

— Пошли в дом?  

 

— Да, — кивнул Марат.  

 

Поднявшись на крыльцо, Андрюха постучал громко, прислушиваясь к тому, что происходило по ту сторону. По его виду мы догадались, кто-то приближается к двери. Скрип петель, а после на пороге появилась Маша. На ней была надета всё та же одежда, которую я видел в прошлый раз. Она с недоумением осмотрела нас всех, а потом остановила свой взор на мне. Во взгляде промелькнул испуг, а пальцы крепче сжали дверную ручку.  

 

— Что вам надо? — спросила она дрогнувшим голосом.  

 

Марат ответил довольно неприлично. Здесь я не стану приводить его слова, так как особого значения они уже не имеют.  

 

— Мы пришли узнать о Михе, — произнёс Андрюха, сунув руки в карманы джинсов.  

 

— Я же сказала, ничего не знаю, — слегка повысила голос девушка, снова бросив короткий взгляд в мою сторону.  

 

— Кому ты это сказала?  

 

— Ему, — кивнула она на меня.  

 

— А теперь, скажи нам.  

 

— Что сказать?  

 

— Где наш друг.  

 

— Ну неужели вы думаете, что я его прячу в доме?  

 

— А чёрт тебя знает.  

 

— А щенок? — влез Марат.  

 

— Какой ещё щенок? — удивилась Маша.  

 

— Дохлый.  

 

От удивления, девушка приоткрыла рот, показывая ровные и белые зубы. Пушистые ресницы захлопали часто, а из недр вырвался слабый вздох. А потом, всё пошло коту под хвост. Наверное, ребята соскочили с тормозов. Не знаю, в чём была причина. Марат, этот здоровенный парень, положил свою огромную ладонь на грудь Маши, крепко стискивая.  

 

— А яблочки то упругие, — хохотнул он.  

 

— Убери свои лапы, — слабо, как-то безвольно попыталась отмахнуться Мария.  

 

— Любишь дохляков? А как ты относишься к живчикам? У меня в штанах, даже очень живой.  

 

С этими словами, Марат втолкнул девушку в дом, следуя за ней. Не удержавшись на ногах, Маша повалилась спиной на пол, слабо вскрикнув.  

 

«Вот чёрт», — подумалось мне.  

 

Мы зашли следом. Андрюха, ухватив девушку за руки, крепко прижал их к полу, пока Марат резким движением не содрал с неё топ, оголяя грудь.  

 

— Чего стоишь? — крикнул он Альберту. — Держи её ноги!  

 

Помедлив, третий товарищ ухватился за щиколотки, садясь на корточки. Мне хотелось закричать, остановить их, так как это всё не входило в мои планы, но из моих уст не вырвалось ни единого звука.  

 

Я стоял и смотрел на её обнажённую грудь, чувствуя где-то внутри нарастающее возбуждение. Штаны стали какими-то тесными, а во рту, как у какого-нибудь пса, собралась слюна. Чтобы не соскочить окончательно с катушек, я направился прочь, держа путь в тёмный коридор. Слыша за спиной вопли Маши,  

 

я рассматривал картины, что висели на стене, и которые не вызывали особого интереса. Сбоку показалась кухня, куда я и вошёл. Старенький холодильник, плита с газовым баллоном, стол и три стула. По-видимому, родители Марии жили не богато, хотя и обитали в двухэтажном доме. Точнее, в сарае.  

 

— Мне ничего не будет, — шептал я себе под нос. — Я же в этом не участвую.  

 

Когда я открыл одну из кастрюль и взглянул на вареное мясо, со стороны холла послышался вопль. Матерился Марат. Через секунду раздался звук от наносимого удара.  

 

— Вот бл*дь! Чёртова сука мне прокусила ладонь!  

 

Громыхнул чей-то гогот. Наверное, Андрюхи. Я закрыл крышку и двинулся прочь из кухни, направляясь в ближайшую из комнат.  

 

Она принадлежала Маше. Внутри стояла жуткая вонь. Поискав взглядом, я увидел того самого щенка, которого девушка нашла на свалке. Трупик лежал на широкой кровати, превратившись в гниющее дерьмо.  

 

«Дура ненормальная».  

 

Я с отвращением взглянул на дохлятину, собираясь покинуть комнату, как вдруг возле треснутого зеркала увидел часы. Двумя огромными шагами приблизившись к трельяжу, ухватил их, чувствуя, как моё сердце забилось быстрее. Часы принадлежали моему брату.  

 

«Значит, я был прав, что пришёл сюда».  

 

Ошеломлённым взглядом, я осмотрел комнату. Обстановка довольно бедная, а вещи старые. Вообще создавалось такое впечатление, что всё это было принесено со свалки. Хотя стоит сказать, чувствовалась аккуратность. А затем, я вздрогнул, припомнив кое-что.  

 

Бросив часы на пол, я ринулся обратно в кухню, молясь о том, чтобы мои догадки не подтвердились. Я как-то не обратил на это внимание сразу, не особо присматриваясь, но в памяти, по-видимому, отложился зрительный образ.  

 

Сорвав с огромной кастрюли крышку, сунулся лицом в неё, и тут же отпрянул. Всё было именно так. В желтоватом бульоне плавали пальцы, которые принадлежали человеку. Несколько с рук, и несколько с ног. Почему-то я принял их тогда за рёбрышки.  

 

Припомнив о свинине, мне стало дурно. Перед глазами появился пирог, который приносила Маша в школу. Меня вырвало прямо в кастрюлю.  

 

— Нет, такого быть не может, — прошептал я, тяжело дыша.  

 

Я осознал, брата мне никогда не найти. Пирог… Возможно, частица его находилась в нём.  

 

«Срань! »  

 

На трясущихся ногах я двинулся прочь из кухни, чувствуя на теле холодный пот. Меня продолжало мутить. Мне было страшно от того, что мы попали в это дерьмо.  

 

Двинувшись по коридору, чтобы рассказать всё ребятам, я остановился, когда услышал жуткий вопль. Он поднялся к высшей ноте, а потом также резко угас.  

 

«Господи! Чего там ещё случилось? »  

 

Облизав влажные губы, я помчался обратно в холл, но через несколько метров остановился, глядя на страшную картину.  

 

Маша всё ещё продолжала лежать на полу, совсем голая, рыдая. Возле неё на коленях стоял Андрюха, из головы которого торчало огромное лезвие топора. Его стекленеющие глаза смотрели на своего убийцу, мужчину, уже в годах. Потом тело товарища медленно завалилось, упав на девушку. По её обнажённому телу захлестала кровь, а из пробитого черепа вывалилось несколько кусков чего-то мерзкого. Судорожно дёргая руками и ногами, Андрюха затих через пару ударов моего сердца.  

 

Со снятыми штанами, Марат уставился на мужчину, который, не было никаких сомнений, приходился отцом Маши.  

 

— Эээ! Мужик?  

 

Выдернув из головы топор, мужчина двинулся на второго моего товарища. Взмах лезвия, и Марат дико завопил, когда его мужской инструмент отскочил в сторону. Он попытался прижать рану ладонями, но куда там. Кровь хлестала вовсю. Его глаза закатились, и тело товарища повалилось без чувств.  

 

Альберт, он попытался убежать, но не смог уйти дальше двери. Всё тот же топор вонзился ему в спину, ломая позвоночник, выпуская вместе с тёмной кровью и жизнь. Товарищ рухнул на пороге, уткнувшись лицом в деревянный пол.  

 

Всего несколько секунд, и трое ребят лежат поверженными. Трое совсем не хилых ребят, перед которыми дрожала вся школа. Остался только я.  

 

Выдернув с чавканьем из спины Альберта своё оружие, мужчина обернулся ко мне. Самое жуткое, что всё происходило в тишине. Смолкла Маша, а мужик не собирался ничего говорить. Поднеся лезвие ко рту, он слизал с него кровь, делая губы красными.  

 

Развернувшись, я побежал со всех ног. За спиной просвистел топор, который вонзился в стену. Помня о решётках на окнах, я пытался отыскать выход.  

 

«Чёрт! Чёрт! Чёрт! »  

 

Мои ноги меня понесли по лестнице, которая находилась в дальней части коридора. Она вела куда-то вниз, по жутко скрипучим ступеням.  

 

Оказавшись в полной темноте, я продолжал двигаться, не обращая внимания на ушибы и ссадины. Несколько шагов, кряхтение за спиной. Я заскочил в какую-то из комнат и сразу захлопнул за собой дверь. Потом стал наваливать всякий мусор, пока не забаррикадировался. Из меня вырывались сильные хрипы, так как воздуха в лёгких не хватало. По другую сторону в тот же миг послышались мощные удары, но все попытки проникнуть ко мне были тщетными.  

 

Я огляделся, но окон в комнате не было. Достав из кармана зажигалку, увидел, ничего кроме старого мусора здесь не имелось. Я был заперт. Загнан в ловушку.  

 

Спустя какое-то время, за дверью всё стихло, но я не обманывал себя ложными надеждами. У меня было время подумать. Хорошо подумать.  

 

Отыскав в груде мусора пожелтевшую от времени тетрадь и огрызок карандаша, я принялся переносить на бумагу свой рассказ. Зачем? И сам не знаю. Возможно мне от этого станет легче.  

 

И теперь, я заканчиваю писать эти строки, так как чувствую, моё время на исходе. За дверью началось некое движение. По-видимому, они мою последнюю защиту скоро взломают. Не знаю, выживу ли я или нет, но буду надеяться на лучшее. Я верю в чудо, которое поможет мне выбраться. Свою писанину, я спрячу здесь, чтобы никто из них не нашёл её. Когда-нибудь, я вернусь обратно, чтобы забрать свою историю, и поведать миру о зверях, а также о новенькой. И да поможет мне Бог.

| 10 | 5 / 5 (голосов: 1) | 08:25 03.10.2023

Комментарии

Книги автора

Груз.
Автор: Alexna
Рассказ / Постапокалипсис Фантастика
Аннотация отсутствует
Объем: 1.008 а.л.
06:50 18.02.2024 | оценок нет

Квартира напротив.
Автор: Alexna
Рассказ / Хоррор
Аннотация отсутствует
Объем: 0.226 а.л.
06:54 01.02.2024 | оценок нет

Через реку.
Автор: Alexna
Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует
Объем: 0.215 а.л.
06:22 30.01.2024 | оценок нет

Час расплаты. 18+
Автор: Alexna
Повесть / Хоррор
Группа школьников на автобусе направилась в другой город, но вдруг произошла поломка в безлюдной местности, и началось... В общем, заехали не туда.
Объем: 2.441 а.л.
10:06 27.01.2024 | оценок нет

Девушка с туманного кладбища.
Автор: Alexna
Рассказ / Мистика Хоррор
Аннотация отсутствует
Объем: 0.321 а.л.
06:03 03.01.2024 | оценок нет

Правило Создателя.
Автор: Alexna
Рассказ / Фантастика
Аннотация отсутствует
Объем: 0.227 а.л.
06:55 02.01.2024 | 5 / 5 (голосов: 1)

Девушка в окне.
Автор: Alexna
Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует
Объем: 0.079 а.л.
06:30 21.12.2023 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.