FB2

Друзья

Рассказ / Детектив, Проза
Все события являются вымышленными.
Объем: 1.625 а.л.
незавершенное произведение

1999 год. Россия. Все события вымышленные. Не рекомендуется к чтению людям эмоциональным и несовершеннолетним.  

Максим находился в одном из гаражей гаражного кооператива, расположенного недалеко от ТЭЦ в городской промышленной зоне. Он арендовал его неделю назад у одной пожилой женщины за небольшие деньги. Гараж ему очень нравился. Во-первых, высота потолка превышала более двух с половиной метров за счёт того, что хозяин гаража поднял стенки добавив сверху ещё несколько рядов кирпичей. Теперь сюда с лёгкостью можно загнать хоть бортовой Газ -52. Второй положительный фактор — это то, что внутри была шикарная смотровая яма в человеческий рост. Ну и немаловажная деталь – он самый крайний от оврага. «Меньше посторонних глаз» – думал Максим, представляя, как оборудует помещение для любого бизнеса. Имелось у него несколько хороших идей для предпринимательства, но, чтобы стартануть хотя бы с одной из них нужны финансы. А где их взять, если только три месяца назад он и его четверо друзей: Антоха, Егор, Мальвина и Натаха шагнули из детского дома во взрослую жизнь. Все они по государственной программе, о которой говорят со всех углов, трудоустроены на предприятии спонсора детского дома, на местной мебельной фабрике, но зарплата там копеечная. Пока правда числятся как подсобники, ну что-то наподобие: подай, принеси, пошёл вон отсюда. Обещают, конечно, скоро выучить на сборщиков мебели, но вот когда никто не знает. Раскидали их по разным общагам и видятся они, разве что на работе. Вчера Макс позвал друзей к себе в гараж, объявив им, что в выходной день он хочет поделиться с ними хорошей идеей заработка. На клочке бумаги нарисовал как добраться до гаража, ну что-то типа схемы. Интрига прокатила и те пообещали приехать в назначенное время. Идея, которой Максим собирался с ними поделиться, возможно на первый взгляд покажется сумасшедшей и неприемлемой, но учитывая, что дружки и подруги за всё время проживания в детдоме состояли на спецучете в милиции как трудные подростки, всё же была у него какая-то надежда что дело их заинтересует. Ну, а если ещё покажет и случайно обнаруженный в смотровой яме подземный тоннель, где он нашёл завёрнутые в покрывало три охотничьи двухстволки с полным ведром патронов, то отказаться будет стопудово глупо. Наконец Максим заметил приближающихся к его гаражу друзей. Обнявшись и пожав друг другу руки, они вошли внутрь.  

– Ого! – воскликнул Антоха, увидев стоявший у стены старый пошарпанный мини диванчик. – Да у тебя здесь все удобства!  

Девчонки со смехом плюхнулись на мягкие диванные подушки.  

– Ну наливай, раз пригласил, – рассмеявшись сказал Егор, удачно устроившись между Натахой и Мальвиной.  

– Антоха, спустись в смотровую яму, – попросил Максим. – Там в углу трёшка с пивом.  

Тот кинулся по лестнице вниз и через несколько секунд вылез оттуда с трёхлитровой банкой разливного пива в руках. Максим достал из шкафчика четыре двухсотграммовых гранённых стакана, обнаруженные им в первый день прихода в гараж. Натаха с Мальвиной вытерли их от пыли кусками газет, которые лежали на полке. Стаканчики стали как новенькие. Налили и с удовольствием выпили прохладный алкогольный напиток. В июньскую жару он был, кстати.  

– Макс, хорош темнить, говори, что за базар к нам? – первым не сдержался Егор.  

Антоха, отхлебнув пиво поддакнул:  

– Да, братуха, давай колись. Мы что сюда за три километра припёрлись, чтобы просто пива попить?  

Натаха с Мальвиной молчали, потягивая пиво. Они, по-видимому, понимали, что парни и без их участия обсудят насущные мужские вопросы.  

– Прежде чем рассказать вам о своём предложении, – сказал Максим, – хочу предупредить о двух важных условиях: первое – это если вы по каким-то мотивам откажитесь, то всё о чём мы здесь говорим, останется тайной. И второе: дело, которое я хочу предложить, мною полностью проработано до мельчащих тонкостей, а значит успех неминуем, и каждый из нас будет с хорошим баблом.  

– По поводу первого, – перебил его Антоха. – Ты же знаешь Макс, чтобы не случилось мы никогда не предадим друг друга. Даже если рассоримся навсегда. Зря что ли мы когда-то ели манную кашу из одной тарелки. Теперь по поводу второго. Куда ни глянь все кинулись делать кирпичные блоки. Везде только и разговоры о них, о кирпичах. Они же сейчас в ходу? Так что давай, знакомь нас с будущим производством, которое ты проработал до мельчайших тонкостей.  

– Антох, почему сразу кирпичи? – вмешался Егор. – Может Макс открывает автосервис, и мы будем ремонтировать в нём угнанные тачки. А Натаха с Мальвиной займутся их полировкой. Правильно я говорю, Макс?  

Девчонки, немного захмелевшие от крепкого пива, громко рассмеялись.  

– Нет, братва, – серьёзным голосом ответил Максим. – Мы…Мы возьмём городское отделение Сбербанка, то, что рядом с парком. И я готов рассказать, как всё это будет происходить.  

– Круто! – рассмеялся Антоха бросив вопросительный взгляд на Егора. – Ты слышал братан? Он, наверное, имеет в виду кредит?  

Максим молча смотрел в пол накручивая и раскручивая на указательный палец металлическую цепочку с двумя ключами от разных замков. Всем своим видом он давал понять, что вот именно сейчас вместо неуместного идиотского смеха ему хотелось бы услышать адекватные комментарии на своё предложение. Антоха перестал смеяться, как только заметил, что Егор, никак не отреагировал на его шутку по кредитованию, а наоборот проникся вниманием к безумной идее Макса. По всей вероятности, она ему показалось очень даже интересной. А девчонки так те вообще просто замерли, открыв рты.  

– Ты имеешь в виду вооружённое ограбление? – с серьёзным тоном в голосе спросил Егор, обращаясь к Максу.  

– У нас будет оружие, но для чего оно я расскажу чуть позже.  

– Тогда давай базарь по делу. Мы слушаем.  

Девчонки поддержали Егора синхронно закивав головами. Антоха с удивлением развёл руки по сторонам.  

– Нет вы чё прикалываетесь что ли? – усмехнулся он, оглядев всех недоумённым взглядом. Но так и не дождавшись ответа на свой вопрос поддался мнению большинства.  

– Ну да ладно…Пусть рассказывает, чего уж там.  

– Как вам известно, – начал говорить Максим, – в нашем городке есть отделение Сбербанка. Несколько дней назад, после того как я снял этот гараж я решил посмотреть, а что же находится позади него. А там вот такой заброшенный пустырь, заросший камышом и высокой травой. – Он взял кусок мела и стал рисовать на бетонной стене план местности. Все смотрели, стараясь вникнуть в суть.  

– Много луж, наполненных дождевой водой, – продолжил он. – В трёх метрах от задней стенки гаражей, – Максим обозначил гаражи условным знаком, – расположен лоток из бетонных плит шириной чуть больше метра, приблизительно столько же и его высота. – Он указал лоток и его размеры.  

– Внутри лотка две трубы. Каждая из них в диаметре около тридцати сантиметров. Трубы тянутся из котельной что рядом с ТЭЦ. По пустырю я прошёл параллельно лотку до того места, где он теряется за забором одной из организаций. Протяжённость лотка от моего гаража до данной организации составляет приблизительно пятьсот метров. Мне удалось сдвинуть одну бетонную крышку, закрывающую лоток. Она не очень тяжёлая. Засунув голову внутрь лотка, я с удивлением заметил, что при желании человек с таким телосложением как у нас может с лёгкостью проползти по трубе. Есть и небольшой минус: трубы обложены кусками стекловаты. Но это не критично, её можно убрать в сторону. Вокруг лотка со всех сторон, как я уже и говорил, растёт высокая трава и камыш, поэтому заметить этот лоток со стороны пустыря невозможно. Раньше по этому пустырю проходила дорога. Мужик один, у него тоже здесь гараж, рассказал, что однажды одна из труб дала сильную течь и за ночь здесь образовалось небольшое озеро. Дело было зимой. Аварию устранили, но кое-какие последствия в виде грязи и луж сохранились до сей поры. Весной вода, конечно, пропиталась, но грунт в большей части для проезда легковых машин не годен. Поэтому власти въезд на пустырь перегородили шлагбаумом и повесили амбарный замок.  

– Макс, а какое отношение имеет этот пустырь к отделению Сбера? – поинтересовался Егор.  

– Самое прямое, друзья мои. От шлагбаума до Сбербанка около километра.  

– Ты хочешь сказать, что при удачном раскладе мы убежим с баблом на пустырь и спрячемся там в высокой траве как партизаны? – на этот раз не удержался от вопроса уже Антоха. – Макс, ну это же не серьёзно? Менты обложат банк со всех сторон уже через пять минут после тревоги. Из банка нам не выбраться, а если даже и выберемся они нас тупо расстреляют на выходе.  

Егор почесал затылок:  

– Макс, а ведь Антоха то прав. Перебьют нас, как котят.  

Девчонки молчали словно мыши, наблюдая за реакцией Егора и Антохи.  

Максим пустил в ход козыри.  

– А кто вам сказал, что на пустырь мы побежим на своих двоих?  

Антоха рассмеялся:  

– Ну да, мы сядем на огнетушители и взмоем в небо каждый на своей ракете! А мусора будут грызть друг друга от злости!  

Девчонки закатились от смеха. Однако Максим оставался совершенно спокойным и на его лице не шелохнулся ни один мускул.  

– Мы загрузим мешки с деньгами в бронированный инкассаторский «УАЗ» и выедем на нём из гаража. Для ментов мы будем недосягаемы.  

– Интересно узнать, как ты попадёшь в этот гараж? – усмехнулся Егор.  

– Из помещения банка. Однажды я видел, как их машина въехала в гараж, а водила вышел через операционный зал. После выезда из гаража мы доедем до шлагбаума, на тот момент для нас он будет открыт. И как только мы его проедем он вновь закроется. И вот тут Антоха, как ты и правильно заметил, менты начнут грызть друг друга от злости.  

– Постой, постой, – прервал его Егор. – А кто нам откроет этот грёбаный шлагбаум, и кто закроет его за нами? У нас же нет от него ключа?  

– Мне тоже интересно, кто же это сделает? – с любопытством заявил Антоха.  

Максим перевёл взгляд на одну из девчонок:  

– Как это кто? Мальвина! За день до нашего дела мы поменяем старый замок на новый. Мальвина с нами в банк не пойдёт и будет ждать нас у шлагбаума.  

– Легко! – отозвалась Мальвина.  

– Ну откроет она…Потом закроет. А дальше то что? – не унимался Антоха.  

Максим интригующе улыбнулся:  

– А дальше она залезет в лоток, он буквально в пяти метрах от шлагбаума. Накануне дела мы так же для неё приоткроем крышку. Поскольку тебе Антоха быть водилой ты выбросишь нас в камышах, метров за триста от шлагбаума, а сам проедешь чуть дальше, бросишь инкассаторский «УАЗ» и тоже скроешься в заранее открытом для тебя лотке. Но тебе придётся прикрыть за собой его крышку. И помни Антоха: от банка до места назначения мы должны ехать на большой скорости. Нам нужно выиграть во времени, чтобы Мальвина успела закрыть шлагбаум и первой скрылась в лотке. С тем чтобы не завязнуть на пустыре в грязи нужно будет врубить оба моста, будет хоть какая-то гарантия что не забуксуем.  

— Ну это для Антохи, как два пальца! – заступился за друга Егор. – Когда учились от детдома в автошколе он был лучшим учеником в группе.  

Антоха скромно пролепетал:  

– Да ладно тебе, Егор, скажешь тоже…  

– Стоп, стоп, стоп! – спохватился Егор, вернувшись к разговору о пустыре. – Макс, один вопрос: ну закроем мы у ментов перед носом шлагбаум, так они побегут за нами пешком?  

– Месяц назад я ходил в паспортный стол, – ответил Максим. – У ментов как раз во дворе шёл развод. Так вот, из всего личного состава девяносто процентов, судя по их пивным животам, разучились бегать уже давно. Да и в грязь они вряд ли сунутся. То, что мы скроемся именно на пустыре, для них будет полной неожиданностью. Что касается их машин, то тут история вообще плачевная. В основном это развалюхи. Так что у нас есть все шансы на положительный исход дела. Итак, давайте подведём итог: я, Егор и Натаха скроемся с деньгами в лотке, где-то посредине пустыря. Мальвина скроется в лотке у шлагбаума. Антоха бросит машину на другом конце пустыря и точно так же нырнёт в лоток.  

– А мы что же все так и будем прятаться в лотке? С баблом? – перебил Макса Егор.  

– Нет конечно. Все мы будем продвигаться внутри лотка до определённого места. Вот сюда, – Максим нарисовал жирную точку у крайнего гаража.  

– Подожди-ка, Макс, – прервал его Егор. – Если судить по твоей схеме, то получается, что точка, куда мы должны добраться по лотку, находится прямо за твоим гаражом? Вот здесь давай поподробнее.  

– Да. Ты совершенно прав, – ответил Максим. – В этом месте на днище лотка есть отверстие, довольно большое. Через него мы спустимся в подземный тоннель, пройдя который все окажемся внутри этого гаража, то бишь здесь.  

Все кроме Максима с удивлением переглянулись.  

– Так нам что ещё и тоннель придётся рыть, а потом ещё и дыру в лотке долбить? Да нас здесь в три счёта засекут и вызовут ментов!  

– Пойдёмте, я вам кое-что покажу, – сказал Максим и направился к лестнице ведущей к смотровой яме.  

Поддавшись его интриге, Антоха, Егор, Мальвина и Натаха спустились в след за ним в яму. Максим подошёл к кирпичной стене и вытащил из неё несколько кирпичей. Все увидели что-то наподобие подземного хода, который уходил под фундамент гаража. Всё ещё сомневаясь в том, что через него действительно можно попасть в лоток Егор изъявил желание в этом лично удостовериться. Пока он блуждал по подземному лабиринту все с интересом ожидали его возвращения. Наконец тот вернулся.  

– Впечатляет, Макс, – сказал он, стряхивая пыль с одежды. – И кто же его соорудил? Кто этот кулибин?  

– Думаю, что сын хозяйки, – ответил Максим. – Наверняка он хотел через него сделать скрытую врезку в трассу и завести сюда горячую воду чтобы отапливать гараж.  

– Башковитый мужик. А если ему вздумается прийти и проверить своё хозяйство?  

– Не вздумается. Он умер год назад.  

– А…понятно.  

– Но это ещё не всё, что я хотел вам показать.  

Максим скинул мешковину, которой были прикрыты в углу ямы три охотничьих ружья и пластиковое ведро с патронами.  

– Ого! – воскликнул Егор. – Вот это арсенал! Тоже покойного сыночка?  

– Полагаю, что да.  

– Я понимаю так, что в банк мы пойдём с этими мушкетами? – спросил не менее удивлённый Антоха взяв в руки одно из ружей. – Что за марка?  

– ТОЗ-34.  

– И что они реально ещё стреляют?  

Максим кивнул головой:  

– Да, но нам никакая мокруха не нужна. Это для антуража, чтобы оказать психологическое давление. Там же одни старушки сидят. Хотя уверен, что несколько выстрелов в потолок, только поторопит их отдать деньги как можно быстрее.  

– То есть ты исключаешь тот факт, что нам придётся его использовать для перестрелки с ментами?  

Максим пожал плечами:  

– Я на это надеюсь.  

– Твой план Макс выглядит толково, – коротко высказался Егор. – Поэтому я в деле.  

Максим посмотрел на Мальвину с Натахой.  

– Мы как все, – ответила за двоих Мальвина.  

– Что скажешь ты? – спросил Егор у Антохи.  

Все устремили свои взгляды на Антона.  

Тот сперва молчал, но через несколько секунд одобрительно кивнул головой.  

– Ну, конечно, я с вами.  

Утвердительный ответ Антохи будто подтолкнул Максима и дал ему второе дыхание:  

– Итак, что нам необходимо сделать, прежде чем пуститься в эту авантюру, – сказал он. – Девчонки завтра купят на рынке пять вязаных шапок. Уже здесь в гараже мы прорежем в них прорези для глаз, если оденем поглубже будут те же самые балаклавы. Можно купить и готовые, но в военторге они дороговатые, да и подозрение такая покупка может вызвать. Продавец поневоле запомнит лица девчонок. А когда город облетит новость, что неизвестные лица в масках колупнули Сбербанк он ноги в руки и в милицию.  

Мальвина и Натаха молча обменялись взглядами. Идея с военторгом им точно не понравилась.  

– Егор купит метр цепи и навесной замок для шлагбаума, – продолжил  

Максим. – Антоха пройдёт от банка до пустыря и выяснит по какой дороге ему будет лучше уходить от погони после того, как выедем из гаража на инкассаторском «Уазике». Ну а я займусь укорачиванием стволов на ружьях, чтобы было можно спрятать их под верхней одеждой. В последний вечер перед делом пройдём все вместе по всему маршруту. Каждый из нас должен видеть наглядно тот самый бетонный лоток. – Максим подошёл к стене, где была нарисована схема пустыря.  

– Напоминаю, что мы заранее приоткроем крышки в тех местах, где нам это необходимо. Вот здесь для Мальвины, – он ещё раз обвёл мелом существующий кружочек. – Здесь для меня, Егора, Натахи, а вот тут на противоположной стороне пустыря для Антохи. Помните одно единственное правило: нигде нельзя оставлять после себя какие-либо улики. В карманах ничего лишнего быть не должно. Работаем строго в перчатках. В помещении банка, особенно в присутствии его сотрудников, старайтесь без надобности друг друга по имени не называть. Лучше воздержитесь от этого.  

– Макс, – перебил его Егор. – Ну допустим у нас всё получилось, мы удачно скроемся с баблом в лотке и пролезем сюда внутрь гаража. А что дальше? Наверняка менты оцепят весь пустырь и возможно в оцепление попадёт даже твой гараж. Как тогда нам быть?  

– Ты прав, Егор. Менты будут визуально осматривать каждый гараж, но вряд ли они предпримут попытки беспричинно вскрыть их. Тут этих гаражей около трёхсот. Если они начнут ломать каждый гараж это несомненно приведёт к огромному причинению ущерба для владельцев. Может подняться бунт, а в этом поверьте приятного мало. Думаю, что такой вариант отпадает. Ну а когда всё устаканится, мы по одному выйдем отсюда.  

Егора удовлетворил ответ Максима.  

– А если менты тормознутся в гаражах надолго? – спросил Антоха. – Может тогда хоть хавчик припрячем здесь? Не голодать же нам сидя на деньгах?  

– Хорошо, – согласился с ним Максим. – Я куплю завтра несколько банок консервов и хлеба.  

– Ты Макс не сказал самого главного? – сказал Егор. – Когда берём этот чёртов банк?  

Максим оглядел всех ровным взглядом:  

– В пятницу перед закрытием.  

– Почему именно в пятницу? – спросил Антоха.  

– Потому что в пятницу менты будут уже мысленно на даче. А это значит, что их бдительность упадёт на половину. Большая часть ментуры в воскресенье будет отдыхать. Пока они всех поднимут, пока вникнут в суть, мы будем уже в гараже.  

– Логично, – согласился Егор. – А сегодня у нас вторник. Значит за два дня мы должны тщательно подготовиться?  

Максим кивнул головой:  

– Да. В четверг проведём устный экскурс, разложим все наши действия от начала и до конца, так сказать по полочкам. Ошибок парни, быть не должно.  

На следующий день Мальвина и Натаха купили на рынке пять вязаных шапок. Егор приобрёл в хозяйственном магазине метр железной цепи и навесной замок. Пока все ожидали Антоху девчонки занимались рукоделием вырезая в шапках прорези для глаз. Примерили, получилось классно. Наконец к ним подтянулся и Антоха.  

– Ну что там? – спросил его Максим допиливая ножовкой по металлу ствол очередного ружья. – Изучил свою гоночную трассу?  

Все подсели к Антохе поближе.  

– Изучил, – ответил он. – Лучший вариант оторваться от погони это через сараи и погреба. Для ментовских жигулей дорога там не благоприятная, а вот для Уазика то, что надо. Если будете крепко держаться им нас не догнать.  

– Мальвина, – Максим обратился к одной из девчонок. – Как только инкассаторский фургон заедет на пустырь ты быстро закроешь шлагбаум и запрёшь его на замок, после чего влезешь в приоткрытый лоток. И уже внутри него начнёшь двигаться по направлению к моему гаражу.  

Та кивнула головой:  

– Я поняла. Не волнуйся, Макс. Я успею.  

Максим облегчённо вздохнул.  

– Надеюсь…  

– Макс, что у нас завтра по плану? – спросил Егор.  

– Завтра план такой: с началом сумерек выдвинемся к лотку. Каждый из вас увидит его своими глазами. Ну а послезавтра…послезавтра мы идём на главное в нашей жизни дело.  

– Звучит обнадеживающе, – проговорил Егор. – А то как-то надоело безденежье. Стабильности нет, зарплата копеечная, жильё, что положено по закону не светит. Вспомните, когда мы выпускались из детдома, что нам трезвонила директриса?  

Натаха сделала на лице смешную гримасу повторив в точности заверения директора детского дома Елизаветы Васильевны: «Ой деточки мои! Счастливые вы! Каждый из вас получит ключи от собственной квартиры и право на поступление в любое высшее учебное заведение вне конкурса на госбюджет».  

— Вот! – подтвердил её слова Егор, подняв кончик указательного пальца руки вверх. – И где это всё? Дали жилищный сертификат, который нигде не зарегистрирован. По сути, это обычный фантик. Развели нас как лохов. Я как наивный козлик ткнулся в три института, а мне: мест нет! Везде одна и та же отмазка: да, действительно, всё это запланировано, но деньги, выделенные для сирот, где-то потерялись. Ах какая мол жалость! Была надежда на армию, но в военкомате зарубили на медкомиссии. У меня видите ли плоскостопие! Сами они там все до одного плоскостопные!  

Мальвина и Натаха хором рассмеялись.  

– Такая же херня, – сказал Антоха, – только у меня гайморит. Сказали, что осенью посмотрят, может и призовут. Ужас, как в армейку хочу. Сейчас без неё никуда не устроишься.  

– Хорош братва слюни пускать, – прервал Максим их откровения касательно несчастной жизни. – Сделаем дело и отвалим из этой страны. Тут ловить нечего.  

Егор, Антоха, Мальвина и Натаха ушли из гаража по своим общагам, когда на улице было уже совсем темно. Максим ещё некоторое время оставался один в гараже. Надвигалась тёплая июньская ночь. Из прилегающей к гаражам лесополосы доносились редкие крики птиц, а со стороны пустыря, там, где буквально стеной разросся камыш и откуда тянуло сыростью, активно заквакали лягушки. Территория гаражного массива практически не освещалась уличными фонарями. Один единственный фонарь светил лишь при въезде освещая будку сторожей, но как пояснила хозяйка снятого им гаража никакой охраны в настоящее время нет. Когда-то массив охранял бомж Яков, он жил в сторожке круглогодично, но однажды перепил спиртного и умер прямо в будке. Максим думал сейчас о друзьях. Он не знал, как поведут себя они в день ограбления непосредственно в банке, поэтому сидя на пороге входной двери в гараж мысленно перебирал в голове личностные качества каждого из них индивидуально. Егор у Максима никак не ассоциировался с трусостью, малодушием и нерешительностью. Они очень сдружились. В детском доме часто происходили драки и там, где Максиму, казалось бы, суждено было быть битым рядом с ним откуда ни возьмись возникал Егор. Стоя спиной к спине, они отбивали все атаки и выходили победителями. И эта братская взаимосвязь сохранилась между ними до сих пор. Что касательно Антохи…Антоха своеобразный. Иногда Максиму казалось, что тот под влиянием Егора. Ну может быть это и к лучшему. Мальвина и Натаха — это как сёстры-близнецы. По характеру обе жёсткие, свободолюбивые. От всех других девчонок в детском доме отличались хладнокровностью, могли подраться даже с пацанами. В прошлом суицидницы. Вскрывали себе вены если их незаслуженно наказывали воспитатели. Максим знал, что Егор влюблён в Натаху, такая же любовь – морковь и у Антохи с Мальвиной. Это заметно невооружённым глазом. Такие вот они его друзья.  

В четверг около возьми вечера собрались в гараже вновь, на этот раз, как говорил Максим: на запланированную генеральную репетицию. Настроение у всех было хорошее и чувствовался общий настрой.  

– Что пишешь, Макс? – поинтересовался Антоха, наблюдая как Максим на куске от обоев красной краской выводит какую-то надпись.  

– Сейчас до конца допишу потом прочтёшь.  

Егором, Мальвиной и Натахой также овладело любопытство. Они буквально нависли над Максимом читая текст по мере его написания. Наконец всё было готово, и Егор не поленился вслух прочесть текст ещё раз от начала и до конца: «Во избежание большого количества невинных жертв рекомендуем отказаться от штурма. Нам нужны только деньги! Заберём и уйдём! »  

Все дружненько рассмеялись.  

– А что, это очень даже остроумно! – подметил Егор. – Представляю с каким выражением на лице менты будут изучать твой эпиграф. А местные газетёнки в драку разберут его по цитатам.  

Максим выглянул на улицу. Начинало темнеть.  

– Пора ребятки! Начнём прямо со шлагбаума. Егор, забирай цепь с замком. Антоха возьми вон ту монтировку, – он показал рукой на небольшой кусок металлической арматуры, лежащей на полке. – С её помощью сорвём на шлагбауме старый замок и откроем бетонные крышки.  

Максим закрыл гараж, и они двинулись в сторону шлагбаума, расположенного недалеко от въезда в гаражный массив. Антоха с девчонками наблюдали по сторонам, Максим с Егором быстро управились со старым замком. Тут же набросили новую цепь, она оказалась покрепче той, что была. Накинули новый замок. Один ключ Максим спрятал под кирпич указав на схрон Мальвине. Ей предстояло открыть и закрыть шлагбаум. Второй ключ на всякий случай положил в свой карман. Далее сквозь камыши и высокую траву вышли к бетонному лотку с трубами, тянувшемуся вдоль задних стенок гаражей. Приоткрыли крышку для Мальвины.  

— Вот здесь влезешь во внутрь. Запомнила? – спросил её Максим.  

– Да.  

– По лотку будешь пробираться вон туда, – он показал рукой на другой конец пустыря. – У входа в тоннель ведущего в мой гараж кто-то из нас будет ожидать тебя. Не бойся не проскочишь.  

Мальвина улыбнулась:  

– Да я и не боюсь.  

Они двинулись по лотку дальше. Предположительно на середине пустыря приоткрыли на лотке ещё одну крышку.  

– Тут влезем с деньгами я, Егор и Натаха. Крышку за собой закроем. До моего гаража отсюда метров пятьдесят. – Максим повёл всех дальше. Дошли почти до конца лотка, дальше он заходил на территорию ТЭЦ.  

– Антоха, машину бросишь напротив, – Максим показал рукой на пустырь за камышами. – Добежишь сюда и здесь влезешь в лоток. Крышку за собой задвинешь. Поползёшь также по лотку к моему гаражу. Там мы будем тебя ожидать. Хочу предупредить всех, что в камышах вода. Придётся немного намочить ноги, зато никакая собака не возьмёт след.  

Вернулись в гараж. По пути Максим купил разливного пива. В свои общаги почему-то никто не торопился. Было заметно, что каждый по-своему переживал за завтрашний день. Всех волновал один и тот же вопрос: а как оно всё пойдёт?  

– Главное не паникуйте, – обратился ко всем Максим отпив из стакана пенистое пиво. – Если мы всё сделаем так как задумано, то нас ждёт успех. Попав на пустырь у ментов, сложится определённое мнение, что преступники бросили инкассаторскую машину, перелезли через забор на территорию ТЭЦ, пересели на свой автомобиль, который они скорее всего оставили у ворот организации и поехали по направлению выезда из города. Чтобы в этом убедиться менты конечно же ломанутся на ТЭЦ по объездной дороге, ведь по-другому в эту шарашкину контору никак не попасть. Да, часть ментов останется на пустыре, скорее всего они, разинув рты будут глазеть на брошенный Уазик. Вряд ли до них дойдёт, что преступники нырнули в какой-то лоток и через него влезли в один из гаражей. Но в любом случае нам будет необходимо оставаться здесь до того момента пока они отсюда не рассосутся. Потому как хватать они будут на улице всех подряд. Ворота на гараже очень крепкие и вскрыть их ломиком у них не получится. Короче принимать все решения будем по мере поступления проблем.  

– А если менты, обнаружив лоток начнут его вскрывать? – спросил Антоха. – Они же могут увидеть дыру ведущую в тоннель? И в конце концов поймут в какой гараж он ведёт? Что тогда, Макс?  

– Антоха, я уже говорил, что длина лотка по пустырю почти пятьсот метров. Это сколько же им нужно снять бетонных крышек? А каждая из них весит под сотню килограммов.  

– Я согласен с Максом, – неожиданно прервал Егор. – Чтобы снять все крышки нужно очень много времени. Взять на себя ответственность за демонтаж лотка сможет ни всякий мент. Они будут думать так: ну откроем, потратим кучу времени, а там никого нет? Что тогда? А время-то повторюсь потрачено?! За этот период времени грабители могут уехать за сотни километров! А кто будет эти грёбаные крышки опять от пуза поднимать? Тут выговором не отделаешься! Нет! Макс прав. Надо идти на риск. Кто не рискует, тот не пьёт шампанского!  

– Да! Мы хотим пить шампанское! – с улыбкой воскликнула Натаха.  

— Всё это хорошо Макс, – произнёс Егор. – Но завтра то самое воскресенье. На какой час ты запланировал этот шухер?  

Максим оглядел всех беглым взглядом:  

– Филиал банка закрывается в семь вечера. По моим расчётам мы должны быть на пустыре с наступлением темноты. В темноте ментам будет сложно разглядеть нас, а осветить пустырь фарами у них не получится, на жигулях туда не заехать, там грязи по колено. Соответственно и пешком в своих лакированных туфельках в камыши, где присутствует вода, они не полезут. Это наше начальное преимущество и не воспользоваться им нам нельзя. Пока они привезут какие-то фонарики, болотные сапоги, мы будем уже сидеть здесь и пить кофе. Поэтому войдём в банк за полчаса до закрытия, а это значит половина седьмого. Если в это время в банке будут посетители мы выдворим их из помещения. Так спокойнее работать.  

– Я понимаю, что вначале мы встречаемся здесь? – спросил Егор.  

– Да. Ровно в шесть вечера. Тут я уложу оружие в мешок. Патроны рассуём по карманам. У входа в банк одеваем маски, перчатки, разбираем стволы и вперёд…Ну а Мальвина к шлагбауму и там будет нас ожидать.  

Разошлись, как и в прошлый раз поздно ночью.  

В пятницу около двенадцати часов дня Максим несколько раз проходил мимо городского отдела милиции. Он анализировал для себя активность сотрудников в выходной день, сколько служебных машин было на маршрутах. Очень скоро он пришёл к выводу, что в городе предположительно два экипажа ГАИ и два экипажа патрульно-постовой службы. В центре города также функционирует стационарный пост. Кроме этого, есть ещё два отделения милиции, пройдя возле каждого из них Максим не заметил там никакой оживлённости. Стало понятно, что город сегодня без особого надлежащего контроля со стороны правоохранительных органов. Впрочем, наверное, как и всегда. В последнее время даже слепой мог увидеть, что в городе в открытую стали появляться наркоманы, но никто ими вплотную не занимался. Так или иначе Максим был доволен сделанными выводами и считал, что всё пройдёт гладко.  

Натаха с утра пришла в общагу, где жила Мальвина. Они говорили на разные темы в том числе и о том, на что они потратят деньги, которые появятся у них уже, возможно, вечером. Мальвина сказала, что она и Егор сразу же сделают заграничные паспорта и уедут в какую-нибудь тёплую страну, где и попытаются навсегда остаться. Натаха же в свою очередь тоже поделилась своей тайной, рассказав о том, что Антоха мечтает построить в лесу большой дом из сруба, а с ним баню и ферму чтобы разводить всякую живность. Мальвина предложила Натахе ещё сходить в церковь, но та отклонила эту идею сославшись на то, что бог не даст им своего одобрения. Дело то грешное.  

Было около трёх часов дня, когда Антоха возвращался из магазина к себе в общагу. Вдруг его кто-то окликнул на улице.  

– Антон!  

Антоха повернулся на голос. Он увидел Сергея Викторовича их бывшего заместителя директора по воспитательной работе из детского дома.  

– Здравствуйте, Сергей Викторович! – не скрыл Антон своей радости от встречи. – Рад вас видеть.  

– А я-то как рад, Антон! Приятно всё-таки встретить своих подопечных. Как сам? Работаешь?  

– Да. На фабрике. Как там дела в детском доме? Наверное, хватает у вас забот?  

– Так я ушёл из детского, – ответил Сергей Викторович. – Уже как полгода.  

– Как? – удивился Антон. – Очень жаль, вы были самым классным. Всегда во всём нам помогали. С вами можно было поделиться самым сокровенным.  

Сергей Викторович взволнованно пожал плечами:  

– Спасибо, Антон. Приятно это слышать.  

– И где же вы сейчас трудитесь?  

– Да пригласили в одно государственное учреждение.  

– Не секрет куда?  

– В серый дом. Ну ты понял.  

– Ух ты! Класс!  

– Кстати Антон, наша встреча с тобой очень даже кстати. – Сергей Викторович подошёл к Антону ближе.  

– Понимаешь, мне нужен человек…В общем, который пока будучи вне штата будет выполнять кое-какую оперативную работу. Ну разумеется это не бесплатно. Но самое главное в том, что есть хорошая перспектива из внештатного сотрудника превратиться в штатного. А это как ты понимаешь начало карьеры. Зачем тебе эта фабрика? Это же каторжный труд, причём плохо оплачиваемый. А тут стабильность, высокая пенсия. Вот я и подумал, почему бы тебе не попробовать у меня? Кого, кого, а тебя я хорошо знаю, да и уверен я в тебе на все сто. Ну, так что, Антон?  

Антон словно завис. Внутри него бешено боролись сразу несколько мыслей. И это была не просто борьба. Это было побоище! Остаться верным идее Макса с банком, сохранить их дружбу, любовь Мальвины, либо согласиться на заманчивое предложение Сергея Викторовича? Если всё прокатит с банком, то можно и самому замутить неплохой бизнес. А если не прокатит? Тогда что? Поймают, надолго посадят. И как ему потом посмотрит в глаза Сергей Викторович? Скажет: «ну ты и урод, Антоха! Я в тебя верил, а ты оказался вонючим гангстером?!». От всех этих молниеносных мыслей он даже содрогнулся.  

– Да…я…пока не могу вам ответить, Сергей Викторович. Это просто так неожиданно.  

Антоха понимал, что выглядел он сейчас в глазах бывшего воспитателя не на должном уровне, и чтобы тот открестился от него окончательно Антоха вспомнил о своей проблеме.  

– А я Сергей Викторович ещё в армии не служил. Мне сказали, что у меня гайморит.  

– Антон, гайморит — это не страшно. Военком мой хороший товарищ, я поговорю с ним и тебя пропустят. Более того я похлопочу, и ты попадёшь в погранвойска. Вернёшься обратно и уже будешь у нас офицером.  

– Я подумаю, Сергей Викторович и скажу вам.  

– Да потом будет поздно, Антон. Соглашайся, будешь благодарить ещё.  

Антоха замялся.  

– Слушай, чего мы стоим здесь, – Сергей Викторович взял полную инициативу в свои руки. — Вон моя машина, – он показал рукой на припаркованный «Ленд Крузер». – Давай проедем ко мне, и я тебе покажу свой кабинет. Поехали!  

Антоха поддался и они сели в машину Сергея Викторовича.  

– Как тебе мой «конь»? – Сергей Викторович тихонько хлопнул ладонью по панели машины. – Нравится?  

Антоха кивнул головой:  

– Хорошая тачка.  

— Вот поработаешь со мной будет такая же и у тебя через полгодика, – сказал Сергей Викторович.  

Здание, куда привёз его Сергей Викторович, Антоха видел издали неоднократно. Много самых разных страшных слухов слышал он о нём, а вот побывать внутри него он и мечтать не мог.  

– Я вижу тебя что-то удерживает дать своё согласие? – спросил у Антохи Сергей Викторович, уже сидя в своём кабинете. – Ты знаешь, так бывает. Иногда находится причина, которая мешает вести конструктивный диалог. Но я уверен, что ты открытый и искренний парень. А я в свою очередь, как и тогда в детском доме пойму тебя правильно и помогу. Даю тебе слово офицера.  

То, что произошло дальше уже не поддавалось никакому логическому объяснению. Неожиданно для себя самого Антоха рассказал Сергею Викторовичу о том, что сегодня он и его друзья, которые известны для бывшего воспитателя по детскому дому, планируют совершить налёт на отделение банка, расположенного у парка. И что именно по этой причине ему Антохе было стыдно согласиться на предложение Сергея Викторовича по трудоустройству. Тот, выслушав признания Антохи поначалу немного оторопел от услышанного, но профессиональный опыт общения скрыл этот нюанс.  

– Так, так…ты сейчас не шутишь и говоришь мне правду? – спросил Сергей Викторович пересев к Антохе поближе. – А поподробнее Антон?  

– Я всё расскажу если вы пообещаете, что просто предотвратите всё то, что задумал Макс. И что замнёте всё это. Я ни хочу, чтобы пострадала моя девушка, Натаха. Ну и все остальные…  

– Хорошо, я обещаю тебе, – сказал Сергей Викторович. – Ты посиди пока здесь, а я сейчас.  

– Охренеть! – отреагировал на доклад Сергея Викторовича его шеф. – Я считаю, что предотвратить это преступление ни в коем случае нельзя. Сергей, надеюсь ты понимаешь, что для нас важно раскрыть именно завершённое преступление и все лица причастные к нему должны быть задержаны. А похищенное изъято и возвращено государству. Это благотворно повлияет на твою и в том числе на мою репутацию. Поэтому этого твоего паренька нужно успокоить и объяснить ему, что задумка с ограблением должна осуществиться в полном объёме. Скажи ему, что в целях профилактики мы просто преподадим для его друзей хороший урок и отпустим их на все четыре стороны…А для него, как для внедрённого внештатного агента, это будет хорошим началом. Я сейчас позвоню начальнику милиции и в службу безопасности банка. Никаких препятствий для этих горе-грабителей создавать не нужно. В банке быстро подготовят мешки с нарезанной бумагой и положат в сейф. Инкассаторская машина будет стоять как говорится на пару. Пусть спокойно выезжают и едут к себе в гараж. Там мы их тёпленькими и возьмём.  

Возвращайся к нему, а я доложу генералу о проведении нами операции по захвату особо-опасных преступников.  

Получив все необходимые указания Антоха, вернулся в общагу. Он был подавлен и, кажется, растерян.  

Максим пришёл в гараж самым первым. Осмотревшись вокруг, он никого из владельцев гаражей больше не заметил. Он был уверен, что в позднее время вряд ли кто сюда приедет. Да и многие ночуют на даче. С июня по август их городок словно вымирал. Пришёл Егор. Вдвоём они почистили все три ружья, благо все причиндалы для этого как оказалось лежали в ведре и попросту были засыпаны патронами.  

– Ты готов? – спросил его Максим.  

– Да. Готов.  

Егор внешне выглядел спокойным и Максим был этому рад.  

– Надо Макс нам с тобой присмотреть за девчонками, – сказал Егор, приподняв разложенное ружьё и поочерёдно всматриваясь в отверстия стволов.  

– Само собой, – ответил Максим.  

В дверь гаража постучали. Егор встал со скамейки, подошёл к воротам и приглядевшись сквозь щель с улыбкой открыл засов. Пришли Мальвина и Натаха. Они были одеты в спортивные костюмы.  

– Толковый прикид! – оценил Егор их одежду.  

– Ну не в платьях же нам с Натахой грабить банк? – рассмеявшись пошутила Мальвина. – Мы не опоздали?  

– Всё нормально, – успокоил их Максим. – Ждём Антоху. Наверное, он на подходе.  

Вскоре пришёл и Антоха. Максим провёл последний инструктаж касающийся того, как вести себя в помещении банка.  

– К сказанному хочу добавить, что есть такое понятие как – форсмажор. Это касается меня, Егора и Антохи. У нас будет оружие. Даже если мы не применим его против ментов или против сотрудников банка, это не будет в случае чего являться смягчающим обстоятельством. Поэтому в экстренном случае используйте оружие по своему усмотрению.  

Максим посмотрел на Мальвину:  

– Не забыла, где расположен шлагбаум и куда спрятан ключ от замка?  

– Не забыла.  

– Отлично. До нашего прибытия укройся так чтобы тебя никто не заметил. С собой возьми балаклаву.  

Егор помог Максиму сложить уже заряженные двухстволки в мешок. Сам мешок положили на старенькую тележку. Обычно на таких тележках пожилые пенсионеры перевозят тяжёлые сумки с продуктами. Патроны положили в карманы, балаклавы спрятали под одежду. Максим бегло осмотрел всех друзей.  

– Антоха, ты здоров?  

– Да…А почему ты об этом меня спрашиваешь?  

– Просто выглядишь ты как-то не важно. Поэтому я и спросил.  

Мальвина и Натаха молча посмотрели на Антоху и не найдя в нём ничего такого чтобы их удивило отвели от него свои взгляды.  

– Присядем на дорожку, – предложил Егор.  

Все сели на скамейку. Прошло около минуты.  

– Пора! – твёрдым голосом сказал Максим. – Идём друг от друга на дистанции около десяти метров, чтобы никому не бросаться в глаза.  

Они вышли из гаража. Когда до отделения Сбербанка оставалось около двухсот метров Мальвина свернула налево в сторону шлагбаума. Людей на улице было немного.  

– Как только войдёшь в помещение запрыгивай на их длинный стол, – приближаясь к главному входу сказал Максим идущему за ним  

Егору. – Вытащишь обрез выстрелишь в потолок. Крикнешь им чтобы они всю наличность вытащили из своих загашников и положили на стол. – А ты, – обратился он к Натахе, – соберёшь все эти деньги в мешок. Сейчас я тебе его освобожу. Антоха, – Максим бросил на Антона беглый взгляд. – Сразу в гараж. Проверишь инкассаторский «Уазик». Любым способом заведи движок. После этого повнимательнее осмотри ворота. Там должна быть кнопка с помощью, которой они открываются. Как всё сделаешь дай мне обязательно знать. Я закрываю входные двери банка изнутри, вешаю плакат и бегу на подмогу к Егору с Натахой. Наша общая задача: взять деньги у операторов и в сейфе у кассира. Затем прыгаем в бронированный фургон и отваливаем. На ментов, которые будут шнырять за окнами внимания не обращайте.  

Чтобы натянуть на головы балаклавы и вытащить из мешка обрезы все четверо укрылись в зарослях разросшейся с торца отделения банка сирени. Когда всё было готово ринулись к дверям. Неслыханной удачей Максим посчитал тот факт, что в помещении банка отсутствовали посторонние люди. Егор, едва пробежав первым через порог входной двери выстрелил в потолок и легко запрыгнул на длинный во весь зал стол, который был отгорожен от посетителей оргстеклом. Пятеро операционистов, а это были женщины, после выстрела залезли под рабочие столы.  

– А ну быстро вылезли и вытащили все деньги какие имеются в столах! – громко крикнул он. – Я кому сказал?!  

Он в буквальном смысле слова пробежал по столу перепрыгивая через мониторы и принтеры, стоящие на поверхности столов.  

– Кто утаит хотя бы одну купюру, башку прострелю сразу!  

Натаха бежала вдоль столов. В её руках был мешок, в котором Максим перевозил ружья. Сотрудницы банка с побелевшими лицами не церемонясь стали вытаскивать деньги из открытых ячеек и бросать на стол. Натаха не терялась и тут же сгребая купюры пальцами швыряла их в открытую горловину мешка. Максим закрыл внешние и внутренние стеклянные двери на защёлки, после чего засунул в щель самодельный плакат с текстом: «во избежание большого количества невинных жертв рекомендуем отказаться от штурма. Нам нужны только деньги! Заберём и уйдём! »  

Антоха через операционный зал исчез в подсобных кабинетах в поисках двери ведущей в гараж. Максим осматривал все кабинеты, где могли затаится другие сотрудники банка. В одном из таких кабинетов он обнаружил спрятавшуюся в шкафу для одежды управляющую отделением. Женщина тучного телосложения с трудом вылазила из шкафа. В этот момент к Максиму подбежала Натаха.  

– Все деньги со столов я собрала! – оглянувшись по сторонам сказала она. – Это конечно деньги, но, если на всех поровну, то это капец какая ничтожная сумма.  

– Согласен! Пока Егор будет караулить банковских, а Антоха решает вопрос с их машиной, мы с тобой мухой в кассу! Я уверен, всё бабло там!  

Натаха согласно кивнула головой. Они отвели управляющую в операционный зал к Егору. Максим подошёл к одной из лежащей на полу сотруднице и наклонившись над ней стал приподнимать её за шиворот.  

– Ну-ка ты встала!  

Та вскочила, прикрывая лицо ладонью:  

– Пожалуйста, не убивайте меня! Я сделаю всё, что вы скажете!  

– А куда ты на хрен денешься! – гаркнул Максим. – Бегом в кассу! Бегом!  

Они быстро подошли к двери кассы, где за железной дверью притаилась женщина-кассир. Максим видел её через бронированное стекло.  

– Стучи, пусть открывает! – приказал он сотруднице банка, ткнув той стволом обреза в затылок. – Скажи, что, если не откроет я вышибу тебе мозги! Живо!  

На кассира подействовал испуг и отчаянный плач её коллеги оператора и та, очевидно перепугавшись тяжёлых и непредсказуемых последствий открыла замок двери. Максим втолкнул сотрудницу банка внутрь кассы. В углу комнаты стоял высокий металлический сейф.  

– Открывай! – крикнул Максим открывшей им дверь кассиру указав стволом на сейф.  

Женщина опешила и заплакала, а её руки бешено затряслись. Она растерянно почему-то стала открывать дверцы своего рабочего стола.  

– Что ты там дура ищешь?!- крикнул ей Максим.  

– Ключи…  

Подстёгиваемый адреналином Максим не сдержался и выстрелил в потолок. Кассир и сотрудница операционного зала громко закричали и обречённо опустились на пол, закрыв ладонями лица.  

К Максиму и Натахе подбежал Егор.  

– Менты обложили банк! – закричал он.  

Максим иронично усмехнулся:  

– Да и хер с ними! Беги обратно в зал! Держи всех под прицелом и наблюдай за входной дверью!  

Егор убежал. Максим бросил строгий взгляд на окончательно упавшую духом кассиршу.  

– Говорю последний раз! Ключик от сейфа! Считаю до трёх и буду стрелять!  

Для того чтобы у них не возникло сомнений в правдивости его намерений он, отделив стволы вытащил одну из прострелянных гильз, бросил её на кафельный пол и вставил новый патрон. Характерный металлических скрип от взвода курков, очевидно, отрезвил женщину. Она вытащила из кармана связку ключей и протянула ему.  

– Встала и открыла сама! – закричал он, еле сдерживая накопившийся гнев.  

Женщина тут же вскочила и подойдя к сейфу трясущими пальцами выбрала нужный ключ. Внутри сейфа лежало несколько инкассаторских мешков, заполненных, как был уверен Максим, деньгами. В этот момент в кассу вошёл Антоха.  

– Я завёл машину! Можно грузиться и отваливать!  

– Ты вовремя, – сказал Максим и оттолкнув сотрудниц банка к стене стал вынимать мешки из сейфа передавая их Антохе и Натахе.  

– Тащите в машину! Только побыстрее!  

Пока те таскали мешки Максим увёл кассира и оператора в общий зал, где находился Егор с остальными сотрудниками банка. Изнутри было хорошо видно, что на улице, метрах в пятидесяти от банка стояли две машины ГАИ, за которыми прятались сами гаишники. Чуть поодаль стоял старый «Уазик» с надписью: дежурная часть. К Максиму и Егору вбежала запыхавшаяся Натаха.  

– Всё! Всё! Уезжаем! – крикнула она.  

Максим схватил несколько новых упаковок ксероксной бумаги и положил каждой лежащей сотруднице банка на спину по одной пачке.  

— Это взрывчатка! – Малейшее шевеление и произойдёт взрыв. Надеюсь, вы меня поняли?! – Он махнул рукой Егору, дав понять, что нужно срочно уходить. В гараже было всё готово. Антоха сидел за рулём, Натаха стояла у стены, где была установлена кнопка для открывания ворот гаража. Максим и Егор запрыгнули в салон. Там же лежали семь инкассаторских мешков, набитых как предполагалось деньгами и мешок с теми деньгами, которые Натаха собрала в операционном зале банка.  

– Антоха! За Натахой сразу блокируй двери! – крикнул Максим. – Жми, Натаха!  

Та нажала на кнопку и запрыгнула в открытую дверь машины. Ворота со скрежетом стали открываться. Как ни странно, на улице у ворот банка никого не было. У Максима даже закралась мысль, что менты даже и не подумали о том, что грабители могут уехать из банка на инкассаторской машине.  

– Антоха! Топи на всю катушку! Нам фора нужна! – крикнул Максим Антохе.  

Тот погнал Уазик по той дороге какую выбрал сам, когда изучал пути отхода к пустырю. Урча мотором инкассаторский фургон на большой скорости разогнав по сторонам бродячих собак и кошек промчался мимо подземных погребов и сараев, прилегающих к хрущёвским пятиэтажкам. До шлагбаума оставалось совсем немного.  

– Антоха! Что со шлагбаумом?! Мальвину видишь?!  

– Да, Макс! Вижу! Она открыла уже его!  

– Отлично! Главное, чтобы успела за нами закрыть и смотаться оттуда в лоток!  

Проскочили шлагбаум. Максим, увидев через стекло что Мальвина закрыла шлагбаум и побежала через камыши к лотку тут же успокоился.  

– Макс! Она красава! Правда?! – сказала Натаха глядя на убегающую в камыши подругу.  

Он, улыбаясь кивнул ей головой:  

– Да не то слово! «Уазик» с разгона врюхался в грязевую лужу, но без всяких проблем преодолевая её шустро продвигался к центру пустыря возле самых камышей. Антоха вовремя успел включить оба ходовых моста. «Машина действительно зверь» – подумал Максим то и дело оглядываясь назад в сторону шлагбаума. Он поймал себя на мысли, что с ментами точно твориться что-то не то. До сих пор к шлагбауму не подъехала ни одна милицейская машина. Но дело сделано, а погружаться в эти меркантильные вопросы сейчас не было времени.  

– Тормози! – крикнул он Антохе. – Егор, Натаха! Берём мешки с деньгами и в лоток! Антоха! Проедешь до конца пустыря, бросаешь «Уазик» и тоже ныряешь в лоток. Встречаемся в гараже!  

Схватив мешки побежали. Поочередности протиснулись в заранее оставленную со вчерашнего дня дыру закрыв над головами лоток бетонной крышкой. Карабкаться по трубам, да ещё с полными мешками было непросто. Обрезы, висевшие на ремнях вокруг шеи, то и дело цеплялись за стальные арматуры, но бросить их в лотке было нельзя. Первыми до тоннеля добрались Максим, Егор и Натаха. У входа в сам тоннель Максим остановился.  

– Стоп! Тишина! – шепнул он Егору и Натахе.  

Те замерли. Максим прислонился ухом к металлической трубе отопления.  

– Есть шорохи! – обнадеживающе сказал он. – Кажется, ползут! Всё, спускаемся в гараж!  

Они пролезли в гараж стараясь по возможности не шуметь. Мешки с деньгами оставили в смотровой яме прикрыв их лежащим неподалёку грязными тряпками. Сели на скамейку пытаясь отдышаться бросая взгляды на мелкие щели в створках ворот, через которые можно было при желании заметить какое-либо движение. Улицу тем временем полным ходом охватывали вечерние сумерки.  

– Блин, Макс, – облокотившись спиной на стенку, как можно тихо, произнёс Егор. – Неужели у нас получилось? И мы теперь при бабках?  

Максим посмотрел на него с присутствующим на лице неким волнением.  

– Рано пока радоваться. Надо дождаться Антоху с Мальвиной. Им ползти по трубе довольно далеко, и хорошо если на их пути не окажутся какие-то преграды.  

– Да, Макс правильно говорит, – прошептала Натаха. – Всякое может быть. Мы же не осматривали весь лоток? Но будем надеяться на лучшее. Правда, Макс?  

Максим утвердительно кивнул головой:  

– Да…Будем надеяться.  

Внезапно мимо гаража друг за другом пронеслись с включёнными мигалками две патрульные легковые машины ГАИ. Они остановились поодаль у бетонного забора ТЭЦ. Водители заглушили двигатели, оставив включёнными лишь мигалки. Тишину гаражного массива нарушили нецензурные крики, доносящиеся из автомобильных радиостанций. Разобрать обрывки фраз точнее не удавалось.  

– Ты смотри какой конкретный у них кипишь? – сказал Егор.  

Из смотровой ямы донёсся шорох и чьё-то тяжёлое дыхание.  

Максим схватил обрез и кинулся в смотровую яму. Егор последовал за ним.  

Как оказалось до гаража благополучно добралась Мальвина. Натаха, услышав голос подруги не удержалась от радости.  

– Ну слава богу! Я так переживала за тебя, – она обняла поднявшуюся по лестнице в гараж Мальвину.  

– Ты Антоху не видела? – спросил Мальвину Максим.  

– Нет…А разве он ещё не дополз?  

– Если бы…  

Мальвина удивлённо повела бровями:  

– Так ему ползти в два раза короче, чем мне? Я думала вы прикалываетесь?..  

– Чёрт, Макс, – произнёс Егор. – Он наверняка за что-то зацепился и не может выбраться теперь? Давай я поползу к нему навстречу?  

Максим замотал головой:  

– Не сейчас. Будем ждать. Если не появиться в течение десяти минут, тогда залезешь в лоток и посмотришь. – Он взглянул на Мальвину.  

– Ты никаких голосов не слышала, когда ползла внутри лотка? Может звук рации или что-то подобное?  

– Нет… Там вообще стояла тишина.  

– А тут недалеко от нас менты стоят, две машины.  

– Да ты чё?! – Она подкралась к воротам и прильнула одним глазом к крохотной дырочке.  

– Да, вижу…  

Со стороны парка, где расположен банк донеслись звуки милицейских сирен. Мальвина села на скамейку рядом со всеми. Её глаза наполнились слезами.  

– Мальвин, ты чё? – спросила у неё Натаха. – Не рано ли, подруга, ты реветь начала? Может он устал ползти и решил чуточку отдохнуть? Сама знаешь как там тесновато?  

– А вдруг его схватили? – вытирая кончиками пальцев руки выступившие слёзы не унималась Мальвина. – А мы сидим здесь и ничего не знаем…  

– А ну тихо! – прервал девчонок Максим. – Давайте без паники и без этих слюней. Я же сказал: если не появится, то Егор поднимется через тоннель в этот грёбаный лоток и посмотрит всё своими глазами.  

Девчонки немного успокоились. В это самое время рядом с гаражом с грохотом пронеслась пожарная машина, которая, как и милицейские машины остановилась у забора ТЭЦ. Вышедшие из неё пожарные стали что-то горячо обсуждать с сотрудниками милиции.  

– А зачем здесь пожарные, Макс? – спросил Егор, продолжая сквозь щель наблюдать за собравшимися вместе экстренными службами города.  

Максим так же разглядывая пожарных и ментов пожал плечами:  

– Не знаю. Наверное, так положено. – Затем он всполошился.  

– Егор, лезь в тоннель! В лотке хорошенько прислушайся, может услышишь Антоху. Пойдём, я помогу тебе взобраться на верх.  

Они спустились в смотровую яму. Девчонки остались в гараже. Мальвина вновь украдкой заплакала.  

– Может хватит? – спокойным голосом сказала ей Натаха.  

– Я чувствую, что с Антоном что-то не так… Вспомни, какой он пришёл сегодня в гараж перед тем, как идти в банк? Таким потерянным я его никогда не видела.  

– Уж не думаешь ли ты, что Антоха испугался и убежал?  

– Да нет…Он не трус. Он же знает, что я его тут жду.  

Натаха сочувственно замолчала не зная, что говорить и как лучше успокоить Мальвину. Из смотровой ямы послышались голоса.  

– Слышишь? – радостно прошептала Натаха. — Вот и твой Антоха приполз!  

Они поспешили в смотровую яму. Однако внизу девчонок ждало разочарование. В смотровой яме по-прежнему находились только Максим и Егор. Они говорили о чём-то таком, что без сомнения их очень сильно обеспокоило. Увидев, что к ним спускаются Мальвина и Натаха они сами поднялись наверх.  

– Макс, что с Антохой? – спросила того Мальвина.  

– Его нет в лотке…На пустыре стоят только менты.  

– А, где же тогда он?..  

– Пока не знаю.  

Некоторое время все сидели молча. Первым прервал молчание Егор.  

– Макс, как ты думаешь, что они предпримут? – он кивнул головой туда, где находились сотрудники милиции и пожарники.  

– Думаю, что главные силы они бросили на розыск грабителей, то бишь нас, в самом городе и за пределами. Очевидно, моя мысль о том, что менты, околдованные идеей, что преступники перелезли через забор ТЭЦ и скрылись на транспорте, сработала. А эти, что торчат здесь, скорее всего и не догадываются, что мы сидим в сотне метров от них. Им сказали быть в гаражах, вот они и исполняют это указание. Хотя наверняка они бедолаги мечтают сейчас, чтобы как можно скорее закончилась вся эта бестолковая суета и они ломанутся по своим норам, где будут снова пить свой пивасик. Менты хоть и далёкие, но понимают, что люди, ограбившие банк всё продумали от начала и до конца.  

— Значит, будем ждать пока они рассосутся, – сказал Егор, стараясь передать хотя бы небольшое спокойствие и уверенность Мальвине и Натахе. – Что касательно Антохи, то я мыслю так: он попытался влезть в лоток, но увидев бежавших по пустырю ментов перелез через забор на территорию ТЭЦ и скрылся. Он просто не захотел подставлять нас под удар. Ведь если бы они заметили, что он залез в лоток, то они наверняка вытащили бы его из него, и не дай бог обнаружили бы тоннель в гараж?  

Максим посмотрел на Егора, но в последний момент решил не высказываться по поводу его личной версии о пропаже Антохи. Девчонки молча сидели на скамейке обхватив руками колени и опустив головы вниз.  

– Ну война войной, а ужин никто не отменял, – бодро и шутливо сказал Егор. – Макс, ты пожрать-то купил чего?  

– Да. Возьми в шкафу, – Максим указал кивком головы на стоявший в углу металлический шкаф. – Только не греми дверями.  

Егор не успел дойти до шкафа. Приехали ещё несколько милицейских машин среди которых были две «Волги» и машина «Скорой медицинской помощи».  

– Ты только посмотри, Макс, сколько их сюда понаехало, – тихо произнёс Егор, рассматривая всё в ту же щель вновь прибывших сотрудников милиции и врачей.  

Максим подошёл к воротам. Он заметил, что на боковой части второй «Волги» имелась светящаяся надпись: инкассация. Егор был прав, сотрудников так называемых внутренних дел было достаточно много. В руках у двоих из них он увидел автоматы. Врачи спрятались за бетонным углом забора. Их присутствие выдавали разве что белые халаты, которые нет-нет да мелькали в промежутках между бетонными плитами.  

Внезапно яркий свет прожектора со стороны милицейских машин ослепил их обоих и словно зафиксировался на воротах гаража. Максим и Егор отпрянули к боковым стенкам. Мальвина и Натаха вскочили со своих мест.  

– Девчонки! Отойдите в тёмный угол! – шепнул им Максим. Те отошли.  

Казалось, что всё вокруг замерло. Раздался громкий писк. Максим понял, что кто-то из ментов включил громкоговоритель, установленный в машине ГАИ.  

А через несколько секунд Максим, Егор, Мальвина и Натаха услышали и знакомый им голос: «Макс! Это я, Антоха. Я знаю, что ты удивлён…Знаешь, вчера я встретил Сергея Викторовича. Да вы его помните по детскому дому. Он был у нас тогда заместителем директора по воспитательной работе. Вспомнили?.. В общем…Макс я всё рассказал ему. Но я не из-за себя, а из-за Мальвины. Ты же знаешь, что я люблю её…А она, как и Егор и Натаха под твоим влиянием. Я только ради неё пошёл с вами. Лишь бы быть с ней рядом. Так вот, Сергей Викторович пообещал мне, что нас отпустят. Они даже в банке вместо денег инкассаторские мешки забили обычной бумагой! Ты разве не заметил?.. За нами то и погони не было. Если честно Макс, то в инкассаторской машине ключи от зажигания торчали прямо в замке. Они всё сделали, чтобы мы ничего страшного не натворили в банке. – Антоха замолчал будто дал им какое-то время для переваривания его слов. Максим бросил взгляд на смотровую яму.  

– Врёшь же, сука!  

Он схватил лежащий на полке нож и спрыгнул в смотровую яму. За ним кинулся и Егор. Максим достал из схрона привезённые ими инкассаторские мешки и прямо в смотровой яме размахивая рукой стал протыкать ткань острым кончиком ножа. Егор стоял рядом, а девчонки сидя на четвереньках у ямы наблюдали за Максимом. Из первого разорванного мешка высыпались аккуратно упакованные, нарезанные под размер стандартной денежной пачки, куски бумаги. Чтобы эти «куклы» выглядели как настоящие упакованные деньги, по обеим сторонам пачек засунули крупные купюры. Но и те оказались грубо поддельными и были распечатаны скорее всего на цветном принтере.  

Разорвав все мешки и убедившись, что Антоха сказал им правду Максим со злости растоптал фальшивые купюры подошвами ботинок.  

– Действительно ты сука, Антоха!  

Он поднялся наверх в гараж и сел на скамейку обхватив руками голову. Егор, Мальвина и Натаха стояли молча, прижавшись спинами к противоположной стене. К Максиму подошла Мальвина и опустилась перед ним на корточки.  

– Макс…Эт что же получается? Выходит, что Антон нас всех предал?.. Да?..  

Максим убрал руки от своей головы и посмотрел на Мальвину.  

– Получается, что так…  

Она села на бетонный пол и заплакала. Натаха осторожно подошла к Мальвине и присев рядом с ней обняла её. Егор стоял всё также у стены и обречённо смотрел то на ворота, то на Максима.  

– Макс…Я уверен, что нас никто не отпустит, как говорит этот…этот «гандон», — сказал Егор. – Если мы выйдем к ним с поднятыми лапками, то сядем надолго, очень надолго. Нам влепят на всю катушку, мама не горюй. А я Макс в тюрьму не хочу…Конечно можно и пободаться с ментами, у нас вон в яме целое ведро патронов. Но патроны закончатся, они вырвут тросом двери и победоносно вытащат нас отсюда как червей. Потом над нами будет глумиться пресса и всё безликое общество этого убогого городка. Что-что, а клеймо опасного рецидивиста они повесят на нас пожизненно под стук барабанов. А проживать свою жизнь в этом статусе я так же не желаю. Мне понравилось, как ты несколько дней назад сказал: никого убивать мы не будем. Я тоже так сейчас подумал, зачем нам такой грех на душу брать. Поэтому, предлагаю умереть свободными. Здесь… Я знаю, что ты понял о чём я говорю?..  

Мальвина вдруг перестала плакать и посмотрела на Егора. Она даже еле заметно улыбнулась.  

– Верно, Егор, – сказала она. – Ты правильно говоришь: лучше умереть, но свободными. – Мальвина резко повернулась к Максиму.  

– Макс…Я с вами. А как Натаха я не знаю…Пусть она сама за себя решит.  

Все устремили взгляды на Натаху.  

– А что я? – тихо ответила она. – Я как все. Мы же всё-таки друзья, ими и останемся до конца…  

Мальвина и Натаха прощально обняли друг друга, теперь уже не пряча своих слёз.  

– Согласен, что живыми отсюда можно только в тюрьму, – с грустью в голосе сказал Максим. – Если мы начнём уходить отсюда с боем, то есть вероятность того, что все погибнем от ментовских пуль. Потом они будут давать интервью, где в ярких и сочных красках расскажут, как смачно целились в убегающих бандитов и как искренне давили на спусковой крючок автомата. Я тоже этого не хочу. Так как нам лучше это сделать? У кого какие есть предложения?  

Первой неожиданно высказалась Мальвина.  

– Мальчишки! Я и Натаха просим…просим вас сначала выстрелить в нас, а уж дальше вы разберётесь, как поступить вам дальше. Пожалуйста…  

У Егора задрожали скулы, но он в последний момент отчаяния смог сдержаться. Натаха заметила это.  

– Егор. Ты не казни себя. Ведь мы с тобой встретимся там…и будем вместе всегда. Выполни мою просьбу, я очень тебя прошу.  

– Хорошо…  

Их разговор опять прервал голос Антохи. Он обращался к ним так, словно кто-то пытался вырвать из его рук микрофон. Всё что он успел сказать: «Макс, Егор, Мальвина, Натаха! Простите меня! Они обманули меня…».  

По всей вероятности, в машине происходила борьба, в ходе которой Антоха зажал пальцем клавишу микрофона, и к тому, что он говорил ранее несколько секунд назад, добавились слова другого человека: «Быстро уберите отсюда это чмо! Мы не можем больше рассусоливаться с этими сопливыми выродками! »  

Из громкоговорителя послышалась какая-то возня и наступила тишина. Стало понятно, что Антоху вытащили из машины ГАИ и посадили в другую. Следом за этим из громкоговорителя раздался грубый командный голос: «Я начальник городского отдела внутренних дел полковник милиции Севостьянов! Даю вам ровно пять минут чтобы вы открыли ворота, вышли из гаража и встали на колени с поднятыми вверх руками! Если вы не подчинитесь моим законным требованиям мы вырвем ворота тросом и вытащим вас сами! В случае сопротивления нами будет применено огнестрельное оружие! Время пошло! »  

– Макс, ты слышал?! – закричала Мальвина. – Давайте же кончайте с нами!  

Максим с Егором зарядили обрезы.  

– Стойте! – закричала Натаха. – Сначала обнимите нас!  

Они все крепко обнялись.  

– Всё, всё! Теперь пора! – поторопила их Мальвина.  

Девчонки, обнявшись встали к стене не разжимая объятий.  

– Давай же, Макс! Егор! Стреляйте!  

Максим с Егором прицелились и выстрелили. Мальвина с Натахой рухнули на пол точно подкошенные. Под ними в считанные секунды образовалась большая лужа крови. Егора стошнило и он, уперевшись рукой в стену не смог сдержать в себе рвотную массу. За воротами заревел двигатель пожарной машины. Максим понял, что менты, услышав выстрелы всё же решились сорвать гаражные ворота с помощью троса и пожарной машины.  

– Егор! Очнись же! Они подъезжают к гаражу! Сейчас будут срывать ворота! Подойди ко мне!  

Увидев, что Егор теряет над собой контроль Максим закричал:  

– Ты забыл, что тебе говорила Натаха три минуты назад?! Она же верила в тебя до последней секунды! Соберись! Поднимай обрез на уровне моей головы!  

Егор дрожащими руками поднял ружьё, но оно тут же опускалось вниз. Максим помог ему, схватив одной своей рукой ствол обреза, который держал Егор, он приставил его к своей голове. Стволом же своего ружья он упёрся в грудь Егора в области сердца. Так называемая цепь замкнулась, но испугавшись, что Егор может в любую секунду упасть в тот же обморок, Максим уже не мог психологически растягивать эту процедуру.  

– Егор! Прощай и прости за всё! Стреляем на счёт «три»! Раз! Два! Три!  

Два ружейных выстрела прозвучали практически одновременно как раз в тот момент, когда пожарный «ЗиЛ», разогнавшись, сорвал с петель тяжёлые гаражные ворота. Не выдержав такого удара, рухнула передняя стена гаража, а за ней обвалились и потолочные бетонные плиты, которые и погребли под собой четыре безжизненных тела.  

Прошло десять дней. Огромная по численности людей траурная процессия медленно двигалась по центральной улице города по направлению к кладбищу. Процессия по своим масштабам увеличивалась на глазах за счёт людей, которые в момент её прохождения находились недалеко от главной улицы города. Движение автотранспорта было полностью заблокировано. Четыре гроба находились в кузове учебного грузового автомобиля, принадлежащего детскому дому. Борта грузовика были опущены. Всё остальное пространство вокруг гробов было полностью заставлено цветами и венками. За грузовиком шёл духовой оркестр, состоящий из городских музыкантов, и несмотря на то, что они были немного подшофе, играли они исключительно хорошо. Там, где процессия пересекала федеральную трассу движение было временно приостановлено сотрудниками ГАИ. Из подъехавшего к перекрёстку автомобиля вышел пассажир мужчина.  

– Слышь, командир, – обратился он к инспектору ГАИ. – Мы из соседнего города. Нам просто интересно стало. У вас что губернатор умер? Просто такие пышные похороны.  

– Да нет. Четверых бывших детдомовцев хоронят.  

– Слушай, а это не тех, кто банк взял? Вот совсем недавно? В газетах ещё была шумиха? Якобы даже среди них девчонки были?  

– Да. Их.  

– Охренеть…Царствие небесное. Красавцы, конечно…  

Мужчина перекрестился и проводив взглядом процессию сел в машину.  

Спустя два дня в городской газете было опубликовано развёрнутое интервью с начальником городского отдела внутренних дел. В котором бывший полковник, а ныне генерал, признался, что четверо преступников оказали яростное активное вооружённое сопротивление сотрудникам милиции и поэтому были уничтожены. Однако одного из преступников удалось задержать по горячим следам и сейчас он находится в следственном изоляторе. Все деньги, похищенные грабителями возвращены банку. Сотрудники, принимавшие участие в задержании бандитов награждены ценными подарками.

| 54 | 5 / 5 (голосов: 1) | 00:32 21.01.2023

Комментарии

Книги автора

Волки рвали овцу...
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Драматургия Реализм Философия Другое
О жизни волчьей...
Объем: 0.026 а.л.
07:27 14.06.2024 | оценок нет

В боях за Моздок...
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Драматургия Реализм Другое
В августе 1942 года в горах советские снайперы против немецких горных стрелков
Объем: 0.025 а.л.
22:20 02.06.2024 | 5 / 5 (голосов: 1)

В сорок втором...
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Драматургия Реализм Другое
1942 год. Детство.
Объем: 0.021 а.л.
10:54 31.05.2024 | 5 / 5 (голосов: 2)

Кортик
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Драматургия История Мемуар Другое
При обороне Севастополя...
Объем: 0.019 а.л.
15:33 25.05.2024 | 5 / 5 (голосов: 2)

Лидка...
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Реализм Философия Другое
Про повороты судьбы...
Объем: 0.022 а.л.
21:31 18.05.2024 | 5 / 5 (голосов: 2)

Смерть выбирает самых смелых...
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Драматургия История Реализм Другое
О наших с вами ангелах-хранителях...
Объем: 0.021 а.л.
06:28 16.05.2024 | 5 / 5 (голосов: 2)

Меня с работы выперли за то...
Автор: Larkruman
Стихотворение / Поэзия Другое
СССР. Сдача норм ГТО.
Объем: 0.024 а.л.
22:07 12.05.2024 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.