Крестоносец

Рассказ / История, Мистика, Религия
Аннотация отсутствует
Теги: история мистика крестовые походы

Посвящаю Тоне Байковой из Тольятти.  

Её сон стал основой этой истории.  

Дождливым осенним днём 1273 года по дороге в открытой повозке ехал путник. Дорогу размыло, и лошадь изредка недовольно фыркала, трясла головой, давая понять хозяину, что ей не нравится происходящее. Но путник брался за кнут и бил животное, заставляя двигаться дальше.  

На нём был серый плащ, который полностью промок, да и одежда под ним была влажной. Пожалуй, только ноги в сапогах остались сухими у человека, но, казалось, его это не заботило.  

Двигаясь по дороге под струями дождя, он бросал хмурые взгляды на небо, затянутое тёмно-серой мглой, сквозь которую настойчиво пробивался солнечный свет. Слева от дороги показался лесок, и человек потянул вожжи, направляя лошадь к деревьям. Почуяв перемену, лошадь заржала и ринулась с дороги в укрытие.  

Под кронами деревьев человек спрыгнул с козел, потрепал животное по холке, снял плащ и выжал. Затем принялся стягивать плотную ткань, накрывавшую груз в повозке, начал прощупывать содержимое мешка и медленно провёл ладонью по крышке сундука, окованного железом. Мужчина улыбался, закрыв глаза, из памяти всплыла картина сражения в пустыне между полчищами сарацинов и крупными соединениями солдат, ведомых всадниками с флагами. Путник увидел как в лучах солнца светятся чистые белые флаги с красными крестами.  

Раскат грома привёл мужчину в чувство, он вздрогнул и, сплюнув, сказал, глядя в глаза лошади:  

– Не переживай, Усидчивая, это всего лишь знак. Он приглядывает за нами.  

Путник уложил свёрнутый плащ среди поклажи, а затем покрыл повозку тканью.  

Вскоре дождь прекратился, и мужчина продолжил путь. Какое-то время он шёл рядом с повозкой, придерживая лошадь за вожжи.  

Шагая по жиже дороги мужчина напевал:  

Бой! Ещё не время умирать!  

Смерть! Тебе придётся подождать!  

Пускать горит огонь в груди  

Кто знает, что там впереди?  

 

Спустя пару часов он подъехал к монастырю Сенанк, одному из наиболее сегодня известных монастырей Прованса. Его заметил юноша-послушник и разинул рот от удивления: на повозке ехал мужчина среднего телосложения в кольчуге и белой котте с красным крестом. Да, он был блеклым, но его невозможно было не узнать. А выражение лица всадника свидетельствовало о том, что у него нет настроения для беседы.  

Юноша споткнулся на ровном месте, подпрыгнул и побежал со всех ног в трапезную монастыря. Он остановился на пороге, жадно хватая ртом воздух, и замахал руками.  

– Что с тобой, Гийом? – сердитым голосом спросил пожилой монах-настоятель, идущий к столу с тарелкой еды.  

– Там! Братья! Там! – задыхаясь от волнения, воскликнул послушник.  

– Да что ты увидел?!- возмутился монах с серыми глазами и орлиным носом. Он встал из-за стола и подошёл к парню, взял его за руку. – Опять увидел проезжающих мимо богатых дам?  

Остальные монахи негромко рассмеялись.  

– Братья! К нам приехал рыцарь! – выпалил Гийом, вырвав руку. – Он верно уже здесь.  

Слова послушника вызвали удивление у братии, монахи принялись перешёптываться, жестикулировать.  

– Перестаньте бормотать, чтоб вас! – рявкнул настоятель. – Мы должны встретить гостя немедля. Идёмте же, братья мои.  

И монахи группой покинули трапезную, а Гийом уселся за стол и принялся есть. Голод и усталость оказались сильней любопытства, юноша догадался, что гость остановится на ночлег в Сенанке.  

 

Тем временем монахи остановились около всадника, который оставил телегу с лошадью у невысокой каменной стены, и с интересом разглядывал арки клуатра.  

Пожилой настоятель кашлянул и, выступив вперёд, произнёс:  

– Приветствую тебя, крестоносец! Я – настоятель этого монастыря, отец Амбруаз.  

Мужчина повернулся к монахам лицом и слегка поклонился.  

– Брат-рыцарь ордена тамплиеров, Натан, – представился он.  

От группы встречающих отделился худощавый монах, с коротко подстриженными волосами цвета соломы. Его зелёные глаза пристально разглядывали гостя, затем он вздохнул и подошёл к рыцарю.  

Монахи стали свидетелями встречи родственников, не видевшихся годы. Два брата обнялись после разлуки, затем старший, вытерев выступившие на лбу от волнения капли пота, сказал:  

– Братья мои! Отец-настоятель! Я не ожидал этого... Чуда! Воистину, Бог забирает и Бог дарит.  

– Так значит это и есть твой брат, о котором ты нам рассказывал Паскаль, – с улыбкой сказал настоятель. – Брат-рыцарь! Для нас честь принять тебя. Идёмте же.  

 

Как и полагал Гийом, гостя привели в трапезную, пообещав позаботиться о лошади и перенести вещи в дормиторий.  

Паскаль помог брату снять котту и кольчугу. Тамплиер расстегнул стёганку и сел за стол.  

К ужину присоединился отец-настоятель, остальные монахи попрощались и покинули трапезную. Послушник Гийом сидел прямо напротив рыцаря и во все глаза таращился на гостя. Когда Натан смеялся, в его серо-зелёных глаза загорались искры, он ел не спеша, произнёс тост «Будем! », выпив залпом кубок вина.  

– Мой храбрый брат отправился вместе с сержантом тамплиеров в святую Землю, не желая изнывать от скуки в родительском доме, – говорил Паскаль. – Он написал мне письмо из Святой Земли, в котором сообщил о падении крепости тамплиеров – Бофорты.  

– Я прибыл на Восток оруженосцем, но уже спустя год стал рыцарем, и, честь по чести, убил немало мусульман, – продолжил Натан. – Я не участвовал в обороне Бофорты, но вместе с войском короля и ордена отправился к Карфагену. Это и был Восьмой поход. Как вы знаете, летом 1270 года король Людовик IX скончался на берегах Африки, большая часть рыцарей отправилась в Европу после перемирия с правителем Туниса. Я же раньше отправился в Крак де Шевалье. Мои друзья, мои верные товарищи, погибли в Святой Земле, когда я решил вернуться домой.  

– А что же Папа? – не выдержал настоятель. – Неужели он отвернулся от славного ордена рыцарей?!  

– Магистр ордена, Тома Берар, просил о помощи многих влиятельных политиков Европы, в том числе и его Святейшество. Но Восьмой поход стал последним.  

– Я слышал... Люди говорят... Ну, это всего лишь сплетни, – сказал Гийом и покраснел. – Говорят, что орден тамплиеров уже не так славен и его рыцари погрязли в грехах. Что есть сокровищницы, тщательно охраняемые рыцарями на Востоке... Что при посвящении в рыцари человека унижают...  

– Как ты можешь говорить такое?!- воскликнул Амбруаз и сердито посмотрел на юношу. – Простите послушнику невежество, брат-рыцарь. Гийом ещё глуп и болтает обо всём, что слышит.  

– Не серчайте на него, отец-настоятель, – спокойным голосом вымолвил Натан, поглаживая бородку и усы. – Он ещё молод, а в молодости мы все доверчивы и порой принимаем на веру то, что является ересью.  

Поужинав, Натан и Паскаль отправились к клуатру и шагали по галерее, освещаемой факелами. Натан смотрел на звёздное небо и молчал.  

– Как хорошо, что ты вернулся, брат, – сказал Паскаль.  

– А ты стал библиотекарем монастыря... – задумчиво произнёс младший брат, закрыв глаза. – Ты поднялся в иерархии, а я остался рыцарем... Хотя, наверно мог стать сержантом или командором.  

– Мне это не важно, Натан. Ты сражался за правое дело, защищал Святую Землю и Гроб Господень. Спасал братьев по ордену и отстаивал рубежи. Я горжусь тобой.  

– Всё верно, братец. Мне пора отдохнуть с дороги.  

– Я проведу тебя в дормиторий, твои вещи туда уже отнесли. Да-да, плащ и кольчуга тоже там, Гийом отнёс их.  

 

Перед тем как лечь спать в зале дормитория, Натан приоткрыл крышку сундука и полюбовался на золотые кубки, кресты и всевозможные украшения, лежащие среди золотых и серебряных монет. Монахи уже спали, и никто не заметил, как по щекам тамплиера покатились крупные слёзы.  

Он разделся и улёгся на кровать, положил руки под голову, закрыл глаза и услышал шум ветра. Он снова был среди песков...  

В этом путешествии к войску короля Людовика IX присоединились рыцари тамплиеры, сержанты и командор. Крестоносцы высадились на берегу древнего Карфагена, захватили башню и пристройки, охраняемые маврами и неподалёку разбили лагерь. В течении двух недель враги не давали отдыха войску христиан, но крах похода уже был близок.  

Натан сидел у костра в лагере, расположенном на холме среди руин, и смотрел на небо. Близился рассвет. Что-то тревожило его, он ощущал угрозу, столкновения с коей никто не сможет избежать. От дум его отвлёк крик часового.  

– Нападение! Враг близко! – кричал солдат, размахивая рукой, сжимая в ней одноручный меч.  

– Не спать! Смерть проспите! – послышался вопль брата-сержанта.  

Спустя пару минут Натан стоял в строю рядом с крепко сложенным рыцарем, сжимавшим в руках алебарду.  

– Что, повеселимся, друг мой?!- со смехом спросил у Натана воин.  

– До последней капли крови, Ландри, – кивнул крестоносец.  

Рыцари, стояли между обычных пехотинцев, составлявших войско короля, высадившихся на берегу Африки. Две шеренги вышли из лагеря, позади шагали лучники, готовые к залпу. Внезапно на гребне песчаного бархана показались силуэты всадников. Мавры заметили неприятелей сразу, утреннее солнце было на стороне восточных воинов.  

Небольшой конный отряд врага с криками устремился на строй пеших крестоносцев.  

– Щиты! Стена щитов! – закричал сержант Жюстиньен.  

Для него это был второй поход, он трезво оценил шансы на победу, подозвал к себе одного из лучников и велел ему осмотреть окрестности лагеря, возможно, будет ещё несколько атак с разных сторон. Поход к Карфагену подарит смерть многим его участникам, но сейчас...  

Натан почувствовал как по его щиту ударили копыта лошади. Спустя мгновенье он отбросил щит в сторону и, взяв клинок двумя руками, бросился к ближайшему вражескому всаднику. Противник занёс копьё для удара, рыцарь, пригнувшись, прыгнул вперёд, и со всей силы ударил мечом по ногам лошади. Животное горько заржало и повалилось на бок, придавив всадника.  

А Натан поспешил на помощь, строй был нарушен, тут и там всадники рубили, кололи его братьев. На его глазах юноше, недавно ставшему рыцарем, размозжили голову цепом. Натан услышал рёв, и оглянулся на звук.  

Его друг, с которым они из оруженосцев стали братьями-рыцарями, этот неистовый в бою воин, Ландри, ударил себя кулаком в грудь и громко взвыл. Это заметили вражеские всадники и с удивлением остановились. А рыцарь ринулся вперёд, на ходу беря алебарду поудобней, занёс её над плечом, и прежде чем враг успел что-либо предпринять, со всей силы метнул. Вражеский всадник с хрипом повалился из седла, лезвие оружия пронзило ему шею. Тем временем рыцарь вынул с пояса кинжал и метнул его в голову другому всаднику, затем резво прыгнул к следующему, так быстро, словно на нём не было доспехов, и нанёс удар рукой по ноге врага. Мавр взвыл от боли и замахнулся изогнутой саблей, желая снести голову противнику, но рыцарь уже отскочил назад, поднял с земли копьё и усмехнулся.  

Враг что-то испуганно закричал и замахал руками. Его товарищи прекратили бойню и устремились к нему, но спустя миг копьё пронзило грудь африканца.  

Всадники громко закричали, отъехали назад, построились группой и хотели ринуться на врага, как прямо перед ними на расстоянии шаг в песок воткнулись стрелы.  

– Лучники! – выкрикнул сержант. – Приготовьтесь!  

И тут позади послышался топот копыт. Натан улыбнулся, это к ним присоединился король и его личная охрана.  

– Сейчас они познают всю нашу ярость! – закричал Ландри, взяв в руки два метательных топора.  

– Обрушим гнев Господа на еретиков! – подхватил Натан, подняв клинок к небу.  

– Залп! – скомандовал сержант.  

Ещё одна туча стрел устремилась наугад к врагу, послышались крики, затем закричал кто-то один, и выжившие из отряда мавров ускакали прочь.  

Крестоносцы вернулись в лагерь.  

 

Вечером того дня умер юный принц Иоанн Тристан, павший от лихорадки. С того дня, как войско разбило лагерь, жертвами болезни, известной нам как дизентерия, стали многие солдаты и несколько тамплиеров.  

Враги больше не нападали, но отсутствие провизии малое количество питьевой воды сделали своё дело: войско короля сокращалось в числе. Через несколько дней умер епископ Рудольф из Албано, который сопровождал войско пилигримов в качестве папского легата. А вскоре заболел и Людовик IX. Он призвал командиров подразделений и Филиппа, второго сына короля от Маргариты Прованской, молиться за него.  

Сержант Жюстиньен рассказал братьям-рыцарям об всём услышанном, и с грустью в голосе произнёс:  

– Боже, я знаю, ты примешь короля на небесах.  

Стоящий рядом Ландри хмыкнул и, скрестив руки на груди, уставился на горизонт.  

– Как это не ужасно, друзья, но конец нашего путешествия близок, – сказал Натан.  

– Не вздумай говорить такого при командоре! Бес с солдатами, но командор ордена не потерпит упадничества, – предупредил сослуживца сержант.  

Прошло ещё двое суток, и король Людовик IX скончался. На военном совете наследник престола Филипп был провозглашён новым королём Франции, впоследствии он стал известен как Филипп III Смелый. Новый правитель принял решение отступить к побережью, где обнаружил что оставленная охрана убита, а корабли сожжены врагом.  

Войско вновь разбило лагерь, теперь в рядах солдат то и дело слышались разговоры о каре Божьей. Мол, неспроста умерли Людовик и Иоанн. На что надеялся новый король, отступая к берегу? На милость или глупость врагов, не иначе. Время шло, запасы провизии почти иссякли, а пресной воды не хватало.  

Жюстиньен обходил наблюдательные посты лагеря под палящим солнцем, его голову прикрывала обычная крестьянская шляпа, смоченная водой. Несмотря на жару, на сержанте поверх стёганки и кольчуги была котта из чёрной ткани.  

Он заметил перепалку между одним из часовых и рослым тамплиером. Пехотинец явно боялся рыцаря, но старался не показывать этого и отвечал спокойным голосом. Рыцарь, напротив, размахивал руками, кричал и часто сплёвывал слюну на песок, тем самым стремясь показать, как он относится к солдату французского короля.  

Жюстиньен подошёл к спорщикам, увидев его, собравшиеся поглазеть солдаты стали расходиться.  

– А ты всё шумишь, Винни? – спросил рыцаря сержант, ткнув его кулаком в левое плечо. – Может, тебе нечем заняться?!  

Рослый тамплиер умолк, повернулся к Жюстиньену и, потупив взор, заговорил:  

– А чего он?! Болтает, пустомеля! Всем сейчас туго, ясное дело... Не ел он, видите ли, два дня. Это не значит, что надо всё бросать и убираться куда-то.  

Сержант сделал упреждающий жест ладонью правой руки и рыцарь умолк. Жюстиньен строго посмотрел на караульного и спросил:  

– Это правда?  

– Да, сержант, – ответил солдат и вытер выступивший на лбу пот рукавом.  

– Прекращайте разговоры об отступлении! – громко крикнул Жюстиньен. – Как нам быть, решат Господь, король и командиры. А ты, Винни, за ужином отдашь половину порции этому солдату.  

Рыцарь остался явно не доволен таким решением конфликта, но в этот момент со стороны королевской палатки показался всадник.  

– Бог милостив к нам! – прокричал тамплиер, приподнявшись в седле. – К нам приближаются корабли союзников!  

В тот день войско короля Сицилии Карла I Анжуйского высадилось на берег. А следующим утром объединённое войско Филиппа III, Карла Сицилийского и Тибо Наваррского выступило в поход. Крестоносцы дали несколько горячих сражений, оттеснив неприятеля, затем с помощью флота заняли тунисские воды, и, наконец, ещё раз обратили войско мавров в бегство неподалёку от столицы Туниса. И вскоре началась осада. Напуганный правитель отправил в лагерь крестоносцев послов.  

В ходе осады Натан и Ландри решили покинуть королевское войско, и с разрешения командора отплыли на торговом корабле мавров на восток. Сержант Жюстиньен попросил передать письмо коменданту крепости Крак де Шевалье, где располагались госпитальеры.  

Натан и Ландри стояли на палубе корабля и смотрели на горизонт.  

– А что, друг, как ты думаешь, обрадуется нам Эсме? – со смехом спросил Натан. – Наверно, ему сейчас так уютно в замке.  

– Да уж, стоит проведать приятеля, – согласился Ландри, зевнув. – Как ты напевал перед боем с маврами...  

И вот, я вижу: некий воин  

С пурпурным на плаще крестом  

Ведёт сраженье с шестерыми…  

Держа младенца под щитом!  

Как лев он бьется, рубит, колет,  

Сверкая, молнии с небес  

На грозных латах крестоносца  

Пурпурный освещают крест.  

Натан довольно улыбнулся и, положив другу руку на плечо, сказал:  

– А ведь это я сочинил про тебя, увидев твою неистовость в бою.  

– Спасибо, – сказал Ландри.  

 

Натан проснулся утром нового дня, потянулся и ощутил как по телу пробежали мурашки – очаг в дормитории давно погас. Мужчина встал с кровати, заправил одеяло и думал было надеть стёганку, но спустя минуту встряхнул головой и взял клинок.  

Он вышел на свежий воздух, направился к террасе неподалёку от монастыря. Улыбнулся солнцу, вынул меч из ножен и, направив его остриём к небу, воскликнул:  

– Боже! Пусть я далеко от Святой Земли, но мой взор каждодневно обращается к горизонту, туда, где я сражался во славу твою, Господь!  

Рыцарь взял клинок двумя руками и сделал взмах, ещё и ещё. Удар за ударом, меч рассекал воздух. Натан почувствовал, что согрелся, и в какой-то момент ощутил движение за спиной. Он резко обернулся, отпрыгивая в сторону, занёс оружие над плечом (одна рука сжимала рукоять, а пальцы второй едва касались лезвия примерно посередине клинка).  

Юноша ошалело смотрел на гостя, в глазах читались страх и восхищение.  

– Яяя... Я пришёл... – пробормотал Гийом, икнув.  

– Дай-ка угадаю, брат приглашает меня к трапезе? – со смехом спросил рыцарь, опустив клинок к земле.  

– Верно, вы правы, господин.  

– Я скоро приду, – кивнул Натан и взмахнул рукой. – А теперь оставь меня, я должен ещё кое-что сделать.  

– Как прикажете, – сказал послушник и бросился бегом к монастырю.  

Тамплиер посмотрел ему вслед и нахмурился. «Когда-то и я был молодым и наивным. Верил в справедливость и мудрость... Где же я ошибся? » подумал он и, вонзив меч в землю, встал на колени. Рыцарь взялся руками за крестообразную гарду и закрыл глаза.  

Он расслабился и произнёс:  

– Gloria Patri, et Filio, et Spiritui Sancto,  

Sicut erat in principio, et nunc, et semper, et in saecula saeculorum. Amen.  

Тамплиер поднялся с колен, выдернул меч и вытер его лезвие рукавом рубахи, убрал клинок в ножны и зашагал к монастырю.  

 

Натан вошёл в трапезную и увидел брата, сидящего за столом.  

– Доброе утро! – сказал он радостно. – Что ж, я буду завтракать последним.  

– Доброе, – кивнул Паскаль и опустил взгляд. – Ты прав, монахи поели и занимаются каждый своими делами. Но я с удовольствием посижу с тобой.  

Тамплиер ухмыльнулся, сев за стол, положил в тарелку каши из горшка и принялся есть. Ел не спеша, словно ожидая обнаружить в каше куски мяса или рыбы. Затем взял с блюда булочку из ржаной муки и расправился с ней за 5 минут. Взялся за глиняную чашку и поднял её перед собой.  

– Травяной чай, – сказал Паскаль и тоже поднял кружку.  

Они слегка стукнули кружки друг о друга и сделали по глотку.  

– А знаешь, этот напиток мне по нраву, – сказал Натан и встал из-за стола. – Чем я могу тебе помочь, братец? Возможно, я пригожусь?  

– Честно говоря, я буду рад, если ты поможешь мне разобрать фолианты, – грустно произнёс младший брат. – Да и... Настоятель хотел, чтобы ты рассказал за обедом об осаде Крак де Шевалье. А после... Мне нужно будет сообщить тебе нечто очень важное, брат.  

– Как скажешь, – сказал рыцарь, взмахнув руками. – Веди меня.  

Нельзя сказать, что Натан был ленивым человеком. Сражения в экспедициях закалили его, он поддерживал здоровье и не гнушался труда ещё с детства, когда жил в фамильном замке Дюбуа.  

Протерев полки от пыли, тамплиер бережно расставлял книги, брал на столах очередную партию, подносил брату и ждал, пока внимательный библиотекарь сверит наличие книг со списком. Относил к пустому шкафу и ставил на места. Когда нижние секции были заполнены, он установил раздвижную деревянную лестницу (известную нам как стремянка), и расставил книги на верхних полках.  

Он не успел замёрзнуть работая, хотя был в одной рубахе. Наверно, мог был заниматься расстановкой фолиантов до вечера, но когда зазвонил колокол, Паскаль отложил списки в сторону и сказал:  

– На сегодня довольно. Мы славно потрудились, брат.  

– Нас приглашают к обеду? – спросил Натан, подойдя с массивному столу, за которым сидел брат.  

– По труду нам и пища, – ответил Паскаль. – Идём.  

 

Монахи уже расселись за столом, но настоятель Амбруаз встал со своего места, едва Паскаль и Натан показались в дверях.  

– Прошу вас, садитесь рядом со мной, – сказал он и взмахнул рукой на свободные места на лавке.  

Когда все сели, монахи вполголоса прочли молитву, и Гийом ушёл на кухню, вернулся вместе с седым монахом по имени Брюс. Они принесли на деревянных круглых подносах горшки с горячим супом, налили собравшимся в миски и заняли свои места.  

Паскаль выглядел уставшим, но к еде почти не притронулся, а вот его младший брат с аппетитом съел горячее, заедая суп серым хлебом.  

– Я вижу, тебе по нраву пища служителей Господа, – с улыбкой заметил Амбруаз.  

– Ваша правда, отец, – кивнул Натан. – Благодарность повару, разумеется.  

– Мы все хотим услышать о падении крепости крестоносцев Крак де Шевалье. Расскажешь ли ты сейчас?  

– Как вам будет угодно, – сказал тамплиер и вздохнул. – Слушайте же. Как я говорил, летом 1270 года в походе скончался король Людовик IX, его сын – Филипп продолжил дело отца и, объединившись с войском Карла I Анжуйского, осадил Тунис. Я и рыцарь Ландри отправились в морское путешествие, дабы посетить коменданта крепости Крак де Шевалье по делам орденов, но попали в шторм и едва спаслись... Не буду утомлять вас рассказом о трудностях в пути, но в Крак де Шевалье мы попали весной 1271 года...  

 

– Эта дорога никогда не закончится, – пробормотал здоровяк Ландри. Лошадь под ним брела еле-еле по мощёной камнем дороге.  

– Вокруг деревья, холмы и мы всё ещё живы, – сказал Натан, снял флягу и сделал небольшой глоток тёплой воды. – Благодари Господа, что мы достали лошадей и едем не по пескам.  

– Знаешь, может, было бы лучше, если б мы утонули.  

– Ага, и подвели бы сержанта Жюстиньена... Как же наш долг перед орденом?  

– О чём ты заливаешь! Я же видел, что ты умудрился украсть этот полуторный меч у доверчивого араба. А заодно прихватить и кинжал.  

– Неправда, друг! Кинжал у меня остался ещё из похода... Подумаешь, я взял у неверного меч? Как знать, возможно, он бы продал его солдату Саладина! А так я заплатил за помятый щит какого-то мёртвого тамплиера, и лишил одного из врагов оружия.  

– Да ты прям святой! – засмеялся Ландри и спешился. Взял лошадь за поводья и пошёл рядом. – Устала, бедняжка.  

– А ты взгляни на горизонт, брат, – сказал Натан и взмахнул рукой. – Перед нами великая неприступная крепость госпитальеров – Крак де Шевалье!  

 

Стражники на воротах в крепость поклонились гостям.  

– Скажи, служивый, а комендант сейчас в замке? – спросил Натан. – У нас послание к нему от брата-сержанта.  

– Его светлость, граф Амбер Кинг, сейчас на военном совете в казарме рыцарей-госпитальеров, – ответил рослый юноша, державший в левой руке алебарду.  

– А что, у солдат своя казарма? – удивился Ландри.  

– Разумеется, – со смехом сказал второй стражник и сплюнул на землю. – Нас ведь меньше, мы на особом положении, ха.  

Тамплиеры рассмеялись шутке солдата и вошли в крепость. Оставив лошадей на попечение слуг в конюшне, расположенной неподалёку от главных ворот, друзья направились осматривать оплот иоаннитов.  

Они увидели мастерскую, где трудились инженеры и пленные арабы над баллистами, лестницами, а около здания стоял таран. В крепости были кузницы, откуда валил дым и изредка показывались рабочие с доспехами, мечами, булавами и алебардами. У оружейной им повстречались два седых старика, громко спорящих о чём-то.  

Рыцари остановились около спорщиков и прислушались к разговору.  

– А я тебе говорю, луки нужней! – кричал дед в просторной рубахе тёмно-зелёного цвета и кожаных штанах.  

– Что ты понимаешь, осёл?!- отвечал ему дед в кожаном жилете, взмахивая руками. – Луки хороши на дальней дистанции, а коли крепость возьмут в осаду, то пригодятся мои арбалеты. К тому же, у этих проклятых сарацинов луки у всадников! Вот это я понимаю... Можешь ты изготовить для рыцарей такие луки?! Чего молчишь-то?!  

– Да о чём с тобой разговаривать, упрямый болван!  

На этом спор закончился и старики разошлись в разные стороны от оружейной, каждый в свою мастерскую, каждый уходил с мыслью о том, что он прав.  

– Они так спорят чуть ли не каждый день, – услышали друзья знакомый голос и обернулись.  

Перед ними стоял худощавый мужчина в кольчуге, тканевых брюках и сапогах, покрытых слоем пыли. Поверх кольчуги был чёрный плащ с белым крестом. Его тёмно-каштановые волосы были скрыты под нормандским шлемом с наносником, а серые глаза блестели.  

– Эсме! – воскликнул здоровяк Ландри и крепко обнял друга. – А ты подрос на орденских харчах.  

– Я тоже очень рад тебе, – с вздохом вымолвил иоаннит, освободившись от объятий. – А ты стал ещё сильнее.  

Натан рассмеялся, протянул руку, взял друга под локоть, а Эсме взялся за его руку, и они улыбнулись.  

– Как вы добрались? – спросил госпитальер, когда они направились к казарме. – Я помню, вы отправились в Африку.  

– Всё так, мы сражались с маврами, видели смерть короля Людовика IX, затем под командованием Филиппа III, объединившись с армией Карла I Анжуйского и Тибо Наваррского осадили Тунис, и... – заговорил Ландри.  

– Нам быстро наскучила осада, и мы отправились морем в путь, – продолжил Натан. – Но наш смелый друг божился, что мы потонем, затем, что умрём от жажды, и вот мы здесь.  

– Не слушай его, я просто опасался за письмо к вашему коменданту, – сказал Ландри и скорчил печальную мину.  

– Он примет вас, совет не помеха, – заверил Эсме.  

 

Спустя полчаса друзья вошли в каменное трёхэтажное здание, в холле встретили нескольких рыцарей в стёганках, о чём-то рассуждающих с выражениями задумчивости на лицах.  

– Ну вы, философы, пропустите! – прикрикнул на них Эсме.  

– Да что за?!- возмутился толстяк и хотел что-то ещё сказать, но увидел гостей.  

– Матерь Божья! – воскликнул другой иоаннит, увидев красные кресты на коттах и шлемы топхельмы в руках незнакомцев. – Тамплиеры...  

– Соскучились, а, храмовники? – со смехом поинтересовался Натан. – Вот и мы!  

– Эй, Дилан! – позвал толстяк.  

Через пару минут в комнате показался юноша.  

– Звали, господин? – спросил он и разинул рот от удивления.  

– Не стой столбом! – рявкнул толстяк. – Проводи гостей в свободную комнату на втором этаже, помоги им разоблачиться.  

Дилан кивнул и, пропустив гостей вперёд, пошёл за ними вверх по лестнице. Друзья оставили шлемы и щиты в комнате. Ландри положил увесистую булаву на лавку, рядом с ней походную сумку, поправил ворот стёганки и взглянул Натана.  

Его товарищ решил взять меч с собой, вынул из сумки письмо в деревянной тубе и кивнул.  

Эсме вышел следом за друзьями, отпустив слугу, и указал им на лестницу.  

– Совещания проходят в зале на третьем этаже, – сказал он.  

– А столовая у вас... – пробормотал Ландри, потерев живот.  

– Кто о чём, – рассмеялся Натан и принюхался. – Судя по запаху, столовая для рыцарей на этом этаже.  

– Ты прав, – кивнул Эсме. – На третьем живут командиры и комендант, у них своя кухня.  

Друзья поднялись наверх и прошли по коридору в просторную комнату. За длинным столом сидели четыре госпитальера в одежде дворян, и только на одном – седом воине поверх красной рубахи была чёрная накидка с белым крестом.  

Увидев вошедших, он встал из-за стола и улыбнулся. В его голубых глазах мелькнули искры радости.  

– Это честь для нас, принять в крепости Крак де Шевалье, тамплиеров! – воскликнул он.  

Остальные иоанниты закивали головами и даже несколько раз хлопнули в ладоши.  

– Граф, представляю вам моих друзей, которых я знаю с детства, рыцарей Натана и Ландри, – произнёс Эсме и слегка поклонился.  

– Прошу вас, садитесь с нами, гости, – сказал комендант и сделал приглашающий жест рукой.  

 

Граф Кинг внимательно прочёл письмо от сержанта Жюстиньена, нахмурился и вымолвил:  

– Стало быть, вы доставили эту бумагу из Африки, от стен Туниса... Признаться, я не совсем понимаю моего старого друга-тамплиера.  

– Иногда мы его тоже не понимали, – кивнул Ландри. – Бывало, что им овладевало некое беспокойство, он вёл себя крайне странно. Некоторые из братьев по ордену даже высказывались, что сержант одержим демоном.  

– Но я сражался под его командованием, я знаю этого человека, и могу заверить: ему стоит доверять, – добавил Натан, держа правую руку на рукояти меча, прислонённого к стулу.  

– В таком случае, нечего беспокоиться, я приму его слова на веру, – сказал граф и привстал из-за стола. – Друзья мои, брат Жюстиньен сообщает, что крепостям крестоносцев в Святой Земле угрожает неминуемая гибель, и советует госпитальерам укрепить позиции в княжестве Антиохия.  

– У нас и так достаточно солдат, которых не жаль, – пробормотал рыцарь, сидящий по левую руку от графа. Но тут сосед толкнул его в бок локтем. – Прошу прощения, я имел в виду, что гарнизон Крак де Шевалье силён.  

– В самом деле, в последние годы мы содержим в крепости солдат, отправившихся в экспедиции в Святую Землю, а рыцари нашего братства полны отваги, – сказал другой рыцарь.  

– А что насчёт крепости Маргат? Она надёжно защищена? – поинтересовался Натан.  

– Вне всяких сомнений эта твердыня с двойными стенами и башнями, каждая из которых напоминает донжон, доставшаяся иоаннитам от рода Мазуар за золото, сейчас защищена не хуже нашего оплота, – ответил рыцарь с орлиным носом и густыми чёрными бровями. В его глазах полыхнул огонёк битвы. – Сарацинам ни за что не взять Маргат!  

– Но до нас дошли слухи о передвижении войска султана Бейбарса I, – сказал Амбер Кинг. – Он правит Египтом и Сирией. Возможно, он предпримет атаку на нас.  

– История, ставшая легендой, – сказал Эсме и улыбнулся. – В 1188 году у стен Крак де Шевалье стояла армия самого Саладина! Во время той осады арабам удалось пленить кастеляна. Арабы подвели его к стенам крепости и потребовали, чтобы он приказал гарнизону открыть ворота. Кастелян сначала отдал по-арабски приказ сдать крепость, но потом уже по-французски приказал сражаться до последнего человека.  

– Такие истории лучше всего слушать за обедом, – со вздохом произнёс Ландри.  

Присутствующие рассмеялись и решили, что пора подкрепиться.  

 

– На следующий день наш добрый друг Эсме показал нам храм в крепости, мы восхитились его красотой, видели мы и башни, и стены оплота госпитальеров, – сказал Натан и сделал глоток вина из кубка. – А ранним утром нового дня у стен Крак де Шевалье показалась армия султана Бейбарса. Мы были готовы к осаде, но хитрый вражеский командир предъявил письмо, подписанное графом Триполи. В письме сообщалось, что иоанниты должны сдать крепость Бейбарсу.  

– И что же, комендант Амбер Кинг поверил врагу? – удивился один из монахов.  

– Граф захотел лично удостовериться в подлинности письма, главные ворота открыли, и комендант с десятком рыцарей, встретился с султаном. Как я и подозревал, письмо оказалось фальшивым, но было поздно. Едва граф Амбер Кинг воскликнул о подделке, его шею пронзила стрела конного лучника, а войска врага устремились к вратам, – произнёс тамплиер.  

– Какое коварство! – не сдержался Гийом.  

– Комендант был настоящим иоаннитом и рыцарем, он принял смерть от оружия врага и Господь принял его в Небесных Садах, – сказал отец Амбруаз.  

– Но что же случилось дальше? – спросил доселе молчавший Паскаль.  

– Солдаты не успели закрыть ворота, огромное войско султана Бейбарса ворвалось в твердыню. Арабские всадники промчались как стая кабанов, сметая всё на своём пути Враги подожгли конюшни, перебив всех защитников, собравшихся около ворот и на стенах. Многие рыцари-госпитальеры погибли в тот день, кому-то удалось спастись. Мой храбрый друг Эсме закрыл собой тайный подземный лаз, ведущий из крепости, и мне с Ландри удалось скрыться. Мы были при оружии, но без лошадей. 7 апреля 1271 года крепость Крак де Шевалье пала, а мы отправились в Маргат, чтобы сообщить о случившемся, – говорил Натан, затем умолк и склонил голову. – Вы же знаете, мы – тамплиеры, никогда не сдаёмся! В тот день я убил около двух десятков арабов, а неистовый Ландри сбился со счёта, отступая. Мы были легко ранены, поэтому и смогли бежать.  

– То, что вы спаслись, несомненно, чудо, – сказал отец Амбруаз. – Впрочем, я вижу как тяжело тебе говорить о падении Крак де Шевалье. Братья мои, идёмте же! Оставим рыцаря в покое, ему необходимо время.  

Гийом подошёл к тамплиеру и положил руку на плечо рыцарю.  

– Ввы, вы – настоящий герой, господин, – сказал юноша и смахнул слезу с щеки. – Я горжусь тем, что знаком с вами.  

– Возможно, ты ещё станешь воином, парень, – усмехнувшись, произнёс Натан и допил вино.  

Гийом ушёл следом за монахами, но Паскаль остался сидеть за столом напротив брата.  

– Я не уверен, готов ли ты, брат, к разговору, – поникшим голосом вымолвил он. – Но я и так молчал...  

– Не тяни, брат, говори! – сердитым голосом воскликнул Натан, налив из кувшина вина себе в кубок.  

– Дело в том, Натан... За 3 дня до твоего приезда в монастырь скончался наш отец, Кристиан Дюбуа.  

– Что ты говоришь?! Как же это?! Ведь он обещал дождаться меня из похода... Он сам участвовал в экспедиции в Святую Землю... И как...  

– Я ждал, сколько мог. Я не хотел говорить тебе об этом, но больше не могу. Я собирался поехать домой, чтобы почтить его память, но тут явился ты.  

– Как он умер, брат?  

– Он просто не проснулся утром, его обнаружила наша матушка и едва не упала в обморок. В тот же день управляющий отправил ко мне гонца, Эрнеста, сына конюха.  

У Натана зашумело в ушах, затем глаза подёрнулись тьмой и он почувствовал как часто стучит в груди сердце. Он отдышался, облокотившись о стол.  

– Что с тобой, брат?!- кричал Паскаль, стоя рядом и держа тамплиера за плечо. – Ты слышишь меня?!  

На крик пришли два монаха, увидев, что Натан встал из-за стола и сделал несколько взмахов руками, успокоились и молча удалились. Рыцарь пришёл в чувство, в его голове пронеслись тысячи, сотни тысяч мыслей, и он потряс головой.  

Вышел во двор монастыря и умылся водой из колодца. Ощущая на усах и бородке прохладу от воды, Натан собрался с силами и посмотрел на брата, стоящего в двух шагах рядом.  

У Паскаля на лбу выступили крупные капли пота, его лицо приобрело бледно-зелёный оттенок, а руки дрожали. В глазах стояли слёзы, монах едва держался. И тут Натан подошёл к брату и обнял его.  

– Почему же ты не сказал мне о смерти отца раньше? – спросил он, похлопав брата по спине. – Хотя я вижу, ты боялся.  

– Забавно да, брат... Я старше тебя, но я боялся рассказать тебе о случившемся, – грустным голосом произнёс Паскаль. – Ты вернулся героем, уставшим, но таким же смелым. Я боялся, как весть подействует на тебя.  

– Всё в порядке, брат мой, – сказал Натан и разомкнул объятия, отвернулся и с хрипотцой в голосе добавил. – А теперь прости, мне нужно побыть одному. Завтра утром мы отправимся домой, я обещаю.  

Старший брат всхлипнул и удалился в скрипторий. А младший посмотрел ему вслед и улыбнулся. «А всё не так уж плохо, тамплиер» подумал он и пошёл в дормиторий, решив вздремнуть.  

 

Натан снял стёганку и растянулся на кровати, укрывшись шерстяным одеялом. Закинул руки под голову и закрыл глаза.  

Он снова был в Крак де Шевалье. Его разбудил Ландри, плеснув на лицо воды. Натан ругнулся и, нехотя открыв глаза, зевнул.  

– Зачем ты разбудил меня?!- воскликнул он. – Наверняка, солнце встало недавно.  

– Тревога, брат мой! – крикнул рыцарь, взмахнув рукой. – К крепости приближается войско мусульман. Наш друг, Эсме, уже отправился вместе с другими иоаннитами к барбакану.  

Натан вскочил с постели, оделся за пару минут, заметил в дверном проёме мальчишку, и окликнул его. Слуга помог рыцарям облачиться в доспехи, и вскоре два тамплиера в кольчугах, коттах с красными крестами и шлемах топхельмах, с щитами руках бежали среди солдат.  

У большого каменного барбакана скопилось множество людей. Наверху стояли лучники в кольчугах, а справа и слева от ворот на стенах заняли места арбалетчики в кожаных дублетах и шапелях.  

Ворота были открыты, люди переговаривались вполголоса, кто-то махал руками, кто-то, приставив ладонь ко лбу, смотрел в даль.  

Тамплиеры прошли через слои солдат и встретили Эсме с другими госпитальерами у створа ворот.  

– Что происходит? – спросил Натан, встав рядом с рыцарями.  

– Комендант отправился на переговоры с султаном Бейбарсом I. Гонец войска мусульман объявил, что у султана есть письмо, подписанное графом Триполи, нам велено сдать крепость, – ответил Эсме.  

– Разумеется, Граф Кинг поехал не один, – заметил один из иоаннитов.  

– Между прочим, этот султан привёл к стенам целую армию, – пробормотал Ландри, поигрывая булавой.  

– Они двигаются! – раздался крик сверху.  

В самом деле армия мусульман тронулась с места и маршем двинулась к крепостным воротам. В первом ряду ехали султан и комендант Кинг.  

– Ну и рожа у этого араба! – прошипел какой-то солдат, сжимающий в руках алебарду.  

И когда до крепости осталось всего ничего, люди в цитадели увидели, что граф Амбер Кинг, читавший письмо, порвал бумагу и выхватил из ножен клинок.  

– Это фальшивка! – закричал он, и замахнулся оружием на Бейбарса.  

Спустя мгновенье он повалился из седла, ему в горло вонзилась стрела, выпущенная вражеским конным лучником. На время переговоров граф поднял забрало шлема, не ожидая подвоха.  

Как оказалось, сопровождавшие графа госпитальеры ехали среди мусульман, и умерли в считанные минуты после коменданта крепости. Армия султана резвым маршем двигалась к воротам.  

– Всем назад! – закричал один из госпитальеров.  

Пока солдаты и рыцари, ожидавшие возвращения коменданта, отступили, вражеские всадники уже достигли барбакана и ворвались в крепость, давя пехоту. Арабские конные лучники кружили под стенами, расстреливая арбалетчиков и лучников крестоносцев.  

Позади войска неприятеля показались требушеты, а через некоторое время враги начали обстрел цитадели с помощью этих осадных орудий. Конница помчалась по территории Крак де Шевалье, уничтожая всё на своём пути. Группа осаждённых рыцарей попыталась пробиться к конюшне, но её подожгли враги, и госпитальерам пришлось отступать к казарме.  

Эсме, Ландри и Натан нещадно разили наступавших арабов, прикрываясь щитами от лучников. Крепкий и рослый тамплиер Ландри с рёвом обрушивал булаву на головы вражеских пехотинцев, кружась в бою словно в танце. Вокруг него образовалось пустое пространство, и он поднял забрало шлема, чтобы лучше оглядеться.  

Около казармы два госпитальера сражались с напирающими неверными, Эсме заметил их, и бросился на помощь братьям по ордену, занеся для удара цеп. Но он не успел добежать, в его левое плечо вонзились сразу две стрелы, пущенные конным лучником.  

Эсме скривился от боли, остановился.  

– Натан! – позвал друга иоаннит, опустившись на колени.  

Тамплиер снёс голову очередному противнику полуторным мечом, держа его одной правой, ударил ребром щита бегущего к нему араба и обернулся на крик.  

– Держись, брат! – закричал он и ринулся к раненому другу.  

Он услышал свист стрел и, инстинктивно закрывшись щитом, подбежал к госпитальеру. Швырнул продырявленный щит в конного лучника, помог рыцарю подняться.  

– Ты хочешь поспорить со мной? – со смехом спросил Ландри, подойдя к друзьям.  

– О чём ты, неистовый? – удивился Натан.  

– А ты сам посмотри, – сказал здоровяк и кивнул в сторону вражеского всадника.  

Арабский лучник валялся на земле, не шевелясь. На нём сверху лежал щит Натана, а лошадь отошла в сторону. К рыцарям подошли раненые иоанниты, перебившие группу наступавших у казармы.  

Натан заметил очередной отряд врага и сплюнул.  

– Как бы неприятно это не прозвучало, – произнёс Ландри, с силой сжав булаву в кулаке. – Нам надо срочно отступать, если мы хотим остаться в живых.  

Рыцари переглянулись и побежали вглубь крепости, на ходу нанося удары по многочисленным пешим врагам, которые громили склады, убивали мастеровых и радовались успешному штурму.  

– Туда, братья! – воскликнул Эсме, указав рукой на церквушку, построенную около стены. – Надо спасти реликвии...  

– Нам бы самим спастись, – пробормотал Натан, оглянувшись и заметив приближающихся вражеских всадников. – Эсме, займись этим с братьями по ордену, мы прикроем вас.  

– Нет, – покачал головой раненый друг. – В церкви есть потайной лаз. Я покажу его вам. Братья-госпитальеры, защищайте вход!  

Иоанниты молча кивнули, заняв боевые стойки на ступенях. Ландри, Натан и Эсме вошли внутрь. Госпитальер провёл друзей к алтарю и выдохнул.  

– Сдвиньте его, под ним скрыт вход в тайник, – сказал он грустным голосом и закатил глаза.  

Тамплиеры в лёгкую справились, и помогли другу спуститься вниз по лестнице. Они оказались в небольшой комнатке, заставленной сундуками, мешками и ящиками.  

– Самое главное – спасти записи и священные кресты, – сказал Эсме, сев на пол, не выпуская из рук оружие.  

Ландри сложил в большой мешок золотые кресты, кубки, статуэтки и всевозможные ювелирные украшения. Натан насыпал в другой мешок золотых монет и поверх аккуратно уложил свитки.  

– А теперь, братья, потяните за тот факел, – сказал Эсме, взмахнув рукой.  

Ландри потянул на себя непримечательный факел, и спустя минуту послышался скрежет пружин, часть стены ушла вглубь, открыв проход.  

– Настало время мне... – вымолвил госпитальер, сплюнул кровь. – Поднимите меня, друзья!  

Рыцари подняли друга с пола, он опёрся о стену около прохода. Натан взглянул на бледное лицо иоаннита, снял шлем и бросил его на пол. Ландри последовал примеру брата по ордену и снял с пояса булаву.  

– Нет-нет, – мотнул головой раненый рыцарь. – Друзья мои! Ступайте немедленно! Спасите реликвии! Спешите, враги уже в церкви...  

Натан прислушался и услышал крики арабов наверху.  

– Дорога каждая минута, – вымолвил иоаннит. – Бегите же! Я задержу их, сколько смогу! Сообщите коменданту Маргат о падении Крак де Шевалье.  

Натан вытер выступившую слезу и взял мешок. Взглянул на раненого друга и треснувшим голосом произнёс:  

– Прощай, Эсме! До встречи в Раю.  

Затем шагнул в темноту прохода. Ландри взял груз и уходя, бросил через плечо:  

– Мы с тобой, брат!  

 

Арабские воины были озадачены, спустившись по лестнице в тайную комнату. Они увидели госпитальера в доспехах, стоящего в проходе, сжимающего в правой руке цеп. Он тяжело дышал и, увидев силуэты врагов, воскликнул:  

– Вы не пройдёте!  

Арабы не поняли речи раненого рыцаря, но один из них подошёл к иоанниту и поклонился. Затем обернулся к спутникам и жёстким голосом произнёс:  

– Сейчас мы покинем эту комнату и не возьмём ничего из сокровищ. Мы не станем преследовать тех, кому удалось скрыться. Этот воин, этот человек достоин умереть как герой. Идёмте же.  

Арабы недовольно заворчали, но не посмели ослушаться командира и ушли по лестнице наверх. Их командир ещё какое-то время смотрел на умирающего врага, затем ушёл.  

 

Натан и Ландри выбрались на поверхность, поднялись на песчаный бархан и огляделись. Стены Крак де Шевалье были далеко. Тамплиеры подобрали ношу и побрели прочь.  

Похоже, друзей оберегал Господь, потому как им удалось найти оазис, напиться воды и поесть. Мало того, у одного из торговцев каравана, стоящего в оазисе, они купили верблюдов, бурдюки и длинные плащи. Рыцари отдохнули до вечера и продолжили путь.  

До цитадели госпитальеров оставался примерно день пути, товарищи сделали привал в небольшом оазисе. Натан сидел у костра и задумчиво смотрел на языки пламени.  

– О чём ты думаешь, брат? – спросил Ландри, глотнув свежей воды.  

– Что мы будем делать после... – неуверенно ответил Натан.  

В голове тамплиера царил настоящий Ад. Он слышал разные голоса. Одни молили о помощи, кричали и плакали. И перед глазами пронеслись картины смертей рыцарей и брошенный друг в Крак де Шевалье. Другие голоса радовались, сулили славу и почёт. И он видел себя в начищенных латах, на коне, возвращающимся домой по дорогам Франции. Но среди какофонии он отчётливо различил один вкрадчивый голос, мягкий и мелодичный. Этот голос призывал рыцаря убить своего товарища, забрать все сокровища и вернуться домой героем.  

– Я вздремну, разбуди меня, как устанешь, – сказал Ландри и улёгся на плащ.  

Натан молча и кивнул и встал. Встряхнул головой и закрыл глаза.  

«Что же со мной происходит? Мы же друзья, мы выжили и теперь... » думал он. «Как хороши драгоценности! Сколько золота, на эти деньги можно запросто добраться домой и жить счастливо... А записи... Записи можно вернуть иоаннитам, это будет честно».  

«Правильно, правильно! » вновь заговорил голос. «Если вы им отдадите сокровища, чем эти миролюбцы отплатят вам? Будут у вас оружие, доспехи и оруженосцы. Отправитесь вы домой без денег или продолжите сражаться здесь. А сколько лет вам ещё надо будет сражаться против неверных, чтобы получить повышения в ордене? Думаешь, ты станешь сержантом? »  

«Но он же мой брат по ордену! Мы сражались плечом к плечу, спиной к спине, защищали друг друга! Как я могу?!» засомневался рыцарь и ощутил, как по щекам катятся слёзы.  

«Эсме тоже был вашим братом. Вы оставили его умирать, хотя могли вытащить, бросив сокровища. Ваша дружба треснула в тот самый момент, когда вы согласились с раненым товарищем и оставили его. Да, ты должен признать это! И ты, и Ландри, вы решили, что золото дороже жизни друга».  

Тамплиер вздохнул и посмотрел на пламя. Он увидел умирающего Эсме в тайной комнате часовни, увидел, как госпитальер испустил дух. «Похоже, мы уже предали и дружбу, и себя. Просто не хотим признать этого» подумал Натан. «И теперь, когда я уже не могу зваться рыцарем Господа... Я же обычный человек... И я хочу вернуться домой не с пустыми руками. А если мы отдадим вывезенное иоаннитам, нам надо будет ещё не один год сражаться в этом Аду! Но Ландри... Я знаю его, здоровяк не согласится обмануть госпитальеров».  

«Поэтому убей его! » рявкнул в голове голос.  

Натан поднял к лицу руки и увидел, как они дрожат. На лбу выступили крупные капли пота. Тамплиер решился. Он тихо вынул кинжал из ножен на поясе и осторожно подошёл к спящему другу. Дыхание участилось, мужчина почувствовал как бьётся сердце. Он на мгновенье подумал, что не стоит убивать брата по ордену, что это страшный грех, и ему не будет прощенья, но в следующий миг занёс руку и нанёс удар. Одним движением он перерезал шею спящему рыцарю.  

Ландри дёрнулся, открыл глаза и уставился на друга. Он приоткрыл рот и прошептал:  

– Я верил тебе, брат...  

Ну губах Ландри показалась кровь, и он умер. Натан вытер кинжал о полу плаща друга, убрал в ножны. Затем перетащил тело в кусты и слегка присыпал песком. Тамплиер отсыпал меньшую часть золота к драгоценностям, затем спрятал сокровища между трёх камней, и прилёг у погасшего костра.  

Он спал до утра без сновидений, выпил воды и отправился к крепости, взяв с собой мешок с деньгами и свитками.  

 

Его гостеприимно встретили в крепости Маргат. Когда комендант узнал о трагедии Крак де Шевалье, когда своими глазами увидел священные свитки и золото, седой рыцарь едва не упал без чувств. Его поддержал стоящий подле молодой слуга.  

Натан провёл у госпитальеров трое суток, отдохнул, отстирал и починил плащ-котту. Комендант Маргата подарил гостю большой шлем крестоносца и попросил передать письмо братьям-тамплиерам с призывом прислать людей для усиления гарнизона.  

Тамплиер пообещал помочь, вернулся за спрятанным добром, затем направился в замок Роше Гийом, но у братьев по ордену дела были не лучше, чем у госпитальеров, и Натан с чувством выполненного долга отправился в путь домой.  

Никто из рыцарей или сержантов не осудил его, ведь они не знали, что хранится в большом сундуке, который Натан перевозил на купленной у арабского торговца повозке. Когда он уезжал из крепости, комендант вышел проводить воина и, положив ему руку на плечо, сказал:  

– Возвращайся домой, Натан Дюбуа. Твой отец может гордиться тобой. Ты проделал путь из пустыни Африки к цитаделям в Святой Земле и выжил. Ты стал вестником для рыцарей, героем, разящим врагов во имя Господа, и несмотря на гибель друзей в тебе ещё живёт воля. Ты не сдался, не пал духом.  

– Ваши слова для меня лучше всякой награды, – кивнул Натан, приложив руку к груди. – Обещаю, в пути домой сражаться как и прежде против неверных.  

Натан поверил в свои силы, поверил в сверхъестественную защиту, пусть и не Бога, он добрался до порта и отправился к родным берегам на торговом судне.  

 

Натан проснулся и протёр глаза. В помещении горели несколько факелов. Он встал с кровати и, вздрогнув, надел стёганку, застегнулся и взглянул на свою тень на стене. На миг ему показалось, что тень отделилась от стены и движется к нему. Рыцарь встряхнул головой и пошёл из дормитория.  

Разумеется, монахи уже поели, и тамплиер встретил у входа в столовую Гийома, поедающего яблоко. Юноша икнул, увидев рыцаря, и выронил яблоко.  

Крестоносец усмехнулся и резко нагнулся, подобрал фрукт и бросил в руки послушнику.  

– Не зевай, – сказал он. – Ты не видел Паскаля?  

– Он после ужина уединился в скриптории. Никто из братьев не стал лишать его одиночества, – сообщил юноша. – На кухне осталась еда, господин.  

– Гийом, духовная пища чрезвычайно полезна для любого человека, но плоть нуждается чаще в пище обычной.  

И тамплиер скрылся в столовой.  

Он медленно поел, сделал большой глоток из глиняной кружки и, срыгнув, встал из-за стола. Вышел на воздух и поднялся на галерею. Шагая вдоль перил, он чувствовал чей-то пристальный взгляд, но оглядевшись по сторонам, никого не заметил. И вновь он взглянул на тень, движущуюся одновременно с ним.  

В какой-то миг он различил два красных глаза, возникших у тени на лице.  

«Что же ты медлишь, Натан? » спросил внутренний голос. «Твой отец мёртв, твой брат сейчас слаб. Самое время прибрать фамильное наследство к рукам! »  

– Я же не знаю, как отец составил завещание, – пробормотал рыцарь, взмахнув руками, стоя у перил.  

«Отец и мать решили, что ты погиб в экспедиции. Вспомни, как вы ждали его из похода? Ты ведь сомневался, что он возвратится. Думаешь, твой папаша лучшего мнения о тебе?!» продолжал голос.  

«Он же обрадовался, когда я сообщил, что присоединяюсь к походу! Неужели он был не искренен? » задумался Натан.  

«А твой брат! Ты же видел, как он встретил тебя? Он был рад тебе. Вспомни, у тебя было всего два друга, которые пожертвовали собой, чтобы ты сейчас был тут. Нет, мой дорогой рыцарь, твой брат Паскаль испугался твоему чудесному возвращению! Наверняка он надеется заполучить наследство и покинуть этот скучный монастырь. Думаешь, ему нравится быть библиотекарем?! Да он мечтает о жизни гуляки и богача! » напирал незримый советчик.  

«И что же мне теперь делать?!» чувствуя дрожь в руках спросил тамплиер.  

«Ты знаешь, что делать, Натан Дюбуа! Иди и устрани того, кто стоит у тебя на пути к счастливой жизни. Ты уже правильно поступал там, на Востоке» вкрадчиво ответил голос.  

Рыцарь глубоко вздохнул и закрыл глаза. Он ощутил как учащается сердцебиение и быстрым шагом направился в дормиторий.  

Натан осторожно прошёл в помещение, стараясь не разбудить спящих монахов. Сперва он вынес на руках сундук и погрузил его на повозку. Запряг лошадь, слегка потрепал её по гриве и вернулся в комнату. Взял доспехи и оружие, завернув их в плащ, чтоб не звенело, и вышел в ночь.  

Он надел кольчугу, натянул на голову капюшон, затем облачился в белую котту с красным крестом, закрепил пояс с кинжалом. Не надевая шлема, он вынул меч из ножен и направился в скрипторий.  

 

Паскаль вышел из скриптория и остановился у колодца, взглянул на чёрное небо, затянутое тяжёлыми тучами, скрывшими Луну. Мужчина ощутил дрожь во всём теле, он подумал, что это от холода, но тут увидел идущего к нему рыцаря.  

Его брат, вернувшийся из экспедиции, шёл к нему, облачённый в доспехи, с клинком в руках. На белом коротком плаще виднелся красный крест тамплиера.  

– Что случилось, брат? – удивился Паскаль, держа руки за спиной.  

– Не вовремя умер наш отец, – жёстким голосом произнёс Натан и нервно рассмеялся. – Я бы вернулся домой как герой, а теперь мне придётся...  

– О чём ты говоришь?!- воскликнул старший брат, споткнувшись.  

Тамплиер остановился на расстоянии трёх шагов от брата и взял меч двумя руками. Его охватила злость, он готов был сейчас провалиться сквозь землю прямиком в Ад, пусть бы Дьявол забрал душу грешника, и тогда бы он больше никому не причинил вреда. Но, вероятно, у Князя Тьмы были другие планы, и Натан занёс клинок для удара.  

– Брат мой, я не был честен с тобой, – надтреснутым голосом сказал он. – Я не достоин быть воином Господа. Я бросил одного друга умирать в крепости Крак де Шевалье, хотя его можно было спасти. А второго убил, чтобы оставить сокровища иоаннитов себе.  

– Не может быть! – воскликнул Паскаль, закрыв лицо руками. – Мой брат никогда бы не поступил так! Ты сейчас лжёшь! Ты же герой, идеал для простых людей.  

– Нет никакого идеала! – закричал рыцарь. – Я не захотел до седин торчать на Востоке, чтобы скончаться там, в этом забытом Богом крае. Думаешь, почему пали твердыни крестоносцев?! Это кара небесная! Знаешь, сколько невинных убили европейцы в своих походах? Знаешь, сколько городов они сожгли и разграбили? Все крестоносцы – преступники! И то, что совершил я, не так уж плохо...  

Паскаль взглянул на младшего брата. Из глаз Натана текли слёзы, он часто дышал и с напряжением в руках сжимал меч.  

– И что же ты хочешь сделать, брат? – тихим голосом спросил библиотекарь монастыря.  

Натан услышал шаги позади, обернулся, опустив меч. Их громкий разговор привлёк внимание. К ним со стороны дормитория приближался монах Брюс. Тамплиер резким движением вонзил клинок в землю, затем выхватил кинжал из ножен и метнул его в монаха остриём вперёд.  

Монах от неожиданности вскрикнул, кинжал пронзил его грудь. Спустя мгновенье он захрипел и повалился на землю.  

Натан сплюнул, взял меч в руки и повернулся к брату. Паскаль упал на колени и зарыдал.  

– Теперь я вижу! – воскликнул он, стуча кулаками о землю. – Ты и вправду не тамплиер, брат... Ты – убийца!  

– Я же предупреждал тебя, – кивнул рыцарь, направившись к монаху.  

– Ты хочешь получить наследство?!- взвыл Паскаль, глядя брату в глаза. – Так оно мне не нужно! Я ни в чём не нуждаюсь, кроме любви близких. Не лишай меня этого, брат!  

– Ты лжёшь! – закричал Натан, взмахнув рукой. – Ты хочешь стать владельцем поместья, а меня оставить ни с чем, как настоящего рыцаря. Ведь Гуго де Пейн завещал тамплиерам жить в скромности и не поклоняться Золотому тельцу. И всё будет по справедливости, так, братец?!  

– Какой же ты глупец! – крикнул Паскаль, поднявшись с колен. Он ударил брата по лицу ладонью и отступил на шаг назад. – О да, теперь я отчётливо вижу, дорогой Натан! Ты с детства завидовал мне и так обрадовался, когда я оставил охоту, схватки на мечах и пиры, и удалился в монастырь. Ты даже в экспедицию отправился, чтобы превзойти меня, не так ли?!  

Тамплиер зарычал от злости, взял меч двумя руками и замахнулся.  

– Но твоя душа черна и полна ненависти! – продолжал Паскаль. – Ты не стал лучше меня, тобой никто не будет гордиться, брат.  

– Это не имеет никакого значения, – со смехом произнёс Натан и нанёс удар.  

Клинок тамплиера пронзил грудь монаха, прошёл насквозь. Рыцарь выдернул меч и толкнул тело брата ногой. На губах старшего брата показалась кровь, он что-то зашептал.  

Тамплиер наклонился к умирающему.  

– Я вознесусь, ты падёшь, – проговорил Паскаль и умолк навсегда.  

– Пусть так, – пожал плечами Натан, вытер лезвие клинка о брюки и направился к повозке.  

Поправляя упряжь, он услышал шаги позади и обернулся. Рядом с умершим библиотекарем стояли Гийом и настоятель Амбруаз.  

– Он – убийца! – воскликнул юноша. – Его следует передать властям!  

– Не спеши, мой друг, – печальным голосом произнёс настоятель, погладив мальчика по плечу.  

И едва отец Амбруаз закончил фразу, запряжённая в повозку лошадь заржала и вырвалась из упряжи, направилась к колодцу.  

– Непонятно, – пробормотал Натан и собрался было пойти за лошадью, как вдруг ощутил повисшее в воздухе напряжение.  

Он часто задышал, опёрся о меч и взглянул на монахов.  

– Господь отвернулся от меня в Африке, оставив голодать и страдать от жары! – воскликнул он. – Без его помощи мы пережили шторм. Затем он привёл врагов к стенам крепости Крак де Шевалье, но и тут нам повезло! И где же он сейчас, когда я убил родного брата?!  

И Натан воздел взгляд к небу. Вдруг из густой тучи вырвалась молния, затем ещё одна и ещё.  

Гийом и отец Амбруаз увидели как молния ударила в тамплиера, как он взвыл от боли и вспыхнул подобно сухой соломе. Как молнии ударили в повозку, в которую рыцарь погрузил сундук с сокровищами иоаннитов, и она с треском развалилась на части, загорелась.  

К Гийому подошла лошадь и ткнулась мордой юноше в руку. Он с удивлением посмотрел на небо, затем на отца-настоятеля. Отец Амбруаз молча кивнул.  

Тучи разошлись. Гийом увидел полную Луну, взглянул на пепел, обгоревший металл и чёрные кости, оставшиеся от тамплиера Натана Дюбуа. Взглянул на головешки и почерневшие оплавленные сокровища госпитальеров.  

– Сейчас идём спать, – сказал отец Амбруаз. – А утром похороним наших братьев, приберёмся и подумаем, чем в нашем монастыре будет заниматься эта лошадь.  

Усидчивая заржала и направилась к каменной стене, улеглась и захрапела. А монахи ушли в дормиторий.  

На утро монахи похоронили своих братьев на кладбище, неподалёку от монастыря. Гийом вместе с другими братьями приволок на могилу Паскаля Дюбуа камень, а затем отец Амбруаз выбил на гладкой поверхности памятную надпись. А останков имущества, сокровищ, тары, телеги и тамплиера Натана монахи не нашли. Вероятно, их унёс ветер.  

 

– И это конец легенды монастыря Сенанк, – грустным голосом произнёс молодой монах. Его карие глаза подёрнулись влагой, он отёр их рукавом одеяния и опустил взгляд.  

Стоящий в первом ряду туристической группы мальчик, который, казалось, всю экскурсию не слушал монаха, а норовил всё пощупать и что-нибудь стащить, всхлипнул и сказал:  

– Какая интересная история, – сказал он.  

– На этом экскурсия подошла к концу, – сказал монах и указал рукой на выход из скриптория. – Вы можете посетить сувенирную лавку, полюбоваться макетом аббатства и пройтись по галерее. У вас есть около получаса, после вы покинете Сенанк.  

Туристы поспешили разойтись, от группы отделилась девушка с каштановым волосами в плаще. Её шея была укрыта красивым разноцветным платком. Она подошла к монаху.  

– Простите, пожалуйста, – сказала она на французском с акцентом. – Как я могу к вам обращаться?  

– Абсолон, – ответил монах и слегка поклонился.  

– Какое красивое имя...  

– А вас как зовут, гостья из России?  

– Надежда. Но как вы догадались?!  

– Это не так уж трудно, поверьте. Я провожу экскурсии для людей со всего мира, и уже выучил большинство акцентов. Вы что-то хотите спросить, не так ли?  

– Да... А эта легенда... Вы упомянули кладбище, там сохранилась могила Паскаля Дюбуа?  

– Оу-оо, – с улыбкой сказал монах и жестом пригласил девушку следовать наружу. – Вас так заинтересовала наша история, Надежда?  

– Это красивая и грустная легенда, – сказала девушка, шагая рядом с монахом. – А я, признаюсь, люблю легенды.  

– В таком случае я договорюсь с настоятелем, вы останетесь у нас в гостях на пару часов, мне нужно закончить работу. Тогда вы узнаете, чем закончилась история братьев Дюбуа, – сказал монах и направился в скрипторий.  

А Надя пошла в библиотеку монастыря.  

 

Абсолон и Надежда сидели в трапезной. Девушка с удовольствием пила травяной чай, ожидая пока монах подкрепит силы. Мужчина отодвинул тарелку в сторону, вытер губы салфеткой и мягким голосом произнёс:  

– Теперь я расскажу вам о том, что произошло после смерти Дюбуа.  

 

Прошло 13 дней со смерти братьев Дюбуа в монастыре Сенанк. Гийом в сопровождении брата Руфуса сообщил вдове Шантали Дюбуа о случившемся. Они погостили у несчастной женщины, пережившей мужа и детей два дня и отправились в обратный путь.  

До аббатства оставался примерно день пути, компаньоны остановились на ночлег неподалёку от дороги. Гийом набрал хвороста, а брат Руфус, отличавшийся немалой силой, принёс толстых сухих веток. Юноша следил за тем, как монах укладывает ветки в конструкцию, напоминающую хижину.  

– Ты принёс сосновых шишек? – спросил монах, разведя огонь.  

– Всего 3 штуки нашёл, – хмыкнул юноша и протянул шишки спутнику. – Знаете же, сосны здесь растут редко.  

– Дубы, да. Разные к тому же. И кустарник. Но и что принёс, хорошо, – сказал монах и аккуратно бросил шишки в пустое пространство «домика».  

Через пару минут Гийом почувствовал приятный запах смолы, исходящий от костра. Юноша накинул куртку, подаренную ему управляющим, и зевнул.  

Руфус улыбнулся, рукой отбросил упавшие на лоб волосы и произнёс:  

– Помнишь, ты как-то спрашивал меня, отчего я бросил кузнечное дело? Ты заметил, что я ещё молод и полон сил, заметил это в тот день, когда я пришёл в монастырь.  

– Помню, – кивнул юноша. – Отец Амбруаз тогда запретил мне расспрашивать вас.  

Вдруг они услышали шорох листьев неподалёку. Гийом осторожно встал и вгляделся в темноту ночи.  

– Может, волки, – пробормотал он.  

– Волки не подойдут к огню, – сказал монах и встал, распрямился, поднял с земли крепкую палку. – Осенью на дорогах встречаются разбойники.  

Компаньоны встали рядом, прислушиваясь к ночным звукам. Вдруг шорох повторился громче, и к костру из леса выскочил мужчина в кольчуге с капюшоном. Поверх кольчуги на воине был плащ с крестом, на поясе висел кинжал. В руках он сжимал полуторный меч. Вот только это был не человек, это был призрак Натана Дюбуа.  

– Вот я и нашёл вас! – воскликнул он, указав мечом на путников. – Ааа, юноша... Я узнаю тебя! Ещё не передумал стать воином?!  

– Тот самый крестоносец? – удивился Руфус, крепко держа в правой руке палку. – Не думал я, что увижу тебя.  

– Пришло время мне восстать из Ада! К несчастью, ненадолго, но всё же я немного утолю жажду крови и сражений! – закричал тамплиер.  

– Слушай меня внимательно, Гийом, – прошептал монах. – Когда я кивну, беги в лес. Беги что есть сил, беги вдоль дороги на юг.  

– А как же вы? – спросил юноша.  

– Всё будет хорошо, верь мне, – ответил Руфус и взмахнул палкой. – Ну что ж, Натан Дюбуа! Посмотрим, насколько ты силён после смерти.  

Тамплиер зарычал от злости и прыгнул вперёд к людям через костёр. Монах отступил назад к деревьям и кивнул спутнику. Гийом сорвался с места и бросился бежать.  

Юноша бежал, слушая ритм сердца. Он перепрыгивал через поваленные деревья, пробирался через кустарник, забирался на холмы и не оглядывался.  

Тем временем, призрак Натана размахивал клинком перед монахом. В какой-то момент лезвие призрачного меча оставило ожог на щеке Руфуса, но монах поспешно кувырнулся в сторону и швырнул со всей силы палку в голову противника.  

Дерево вспыхнуло синим пламенем, едва коснулось призрака.  

–Ахахаха! – рассмеялся Натан. – Мне не причинить вреда, я – призрак.  

– А я и не хотел этого, – сказал Руфус. – Я всего лишь задержал тебя, помог послушнику скрыться.  

Тамплиер опешил, затем убрал меч за спину. Злобно ухмыльнулся и сжал кулаки.  

– Беги же, Божья тварь! Беги, пока можешь! – воскликнул он и бросил взгляд на чёрное небо.  

Монах побежал. Он не оглядывался, бежал наугад сквозь лес. Руфус помнил, что велел юноше бежать вдоль дороги на юг. Если Гийом не испугался и не сбился, всё будет хорошо.  

Руфус слышал гул позади, словно за ним мчится конница.  

– Вам не спастись, люди! – кричал Натан, преследуя монахов. – Я поиграю, и убью вас!  

В какой-то момент монах нагнал юношу, заметил как Гийом убегает в чащу и призрак с воплем «Ты умрёшь первым! » бросается за послушником. И Руфус ощутил, что ноги стали каменными, что он редко дышит. Он увидел вспышки света в глазах и повалился на землю. Потерял сознание. Очнувшись, он почувствовал как его тащат за руки.  

– Что?!- промычал он.  

– Это я, Гийом, – раздался голос юноши. – Я обманул призрака, мы оторвались. Мы неподалёку от заброшенной часовни.  

– Хватит! – воскликнул Руфус, моргнув несколько раз. – Погоди минуту.  

Зрение прояснилось, монах поднялся на ног и разглядел за деревьями часовню. Он улыбнулся юноше и побрёл к ней.  

Они сели на ступенях развалин. Гийом пристально посмотрел на небо, ночь отступала. Несмотря на то, что часовня была заброшена, на вершине по-прежнему был крест.  

И тут на поляне перед часовней показался призрак. Увидев беглецов, он взревел от злости и выхватил меч. Взмахнув клинком, он направился к людям.  

– Попались! – с ненавистью в голосе говорил он. – Сейчас вы умрёте!  

Но внезапно он остановился, не дойдя на людей пары туазов. Невидимая преграда не позволяла призраку приблизиться к часовне и путникам. Он наносил удары мечом по преграде, кричал и проклинал обманувших его монахов. Затем он успокоился и сел на траву.  

Когда показался рассвет, призрак встал и пристально посмотрел на путников.  

– Я ухожу, но я вернусь! – воскликнул он.  

Спустя мгновенье призрак Натана Дюбуа распался на голубые огоньки, потоком устремившиеся к земле и исчезнувшие в ней.  

– Так почему вы бросили кузницу? – спросил юноша, когда они вышли на дорогу и направились к монастырю.  

– Я видел крестоносцев и солдат, вернувшихся из экспедиций в Святую Землю. Кто-то вернулся домой с богатой добычей, но многие ранеными и больными. А большинство погибло вдали от дома. Я понял, что ковал оружие и доспехи для несчастных. Я понял, что отчасти виновен в смертях. И я продал кузницу, оставил деньги сестре и пришёл в монастырь.  

Гийом с уважением посмотрел на спутника и подумал, как он ошибался, приняв Натана Дюбуа за порядочного человека, как он ошибался, желая стать похожим на тамплиера-братоубийцу.  

 

Монах замолчал и сделал глоток чаю. Надя зевнула и с любопытством посмотрела на собеседника.  

– И это всё? – спросила она.  

– Некоторые монахи рассказывали, что видели призрак тамплиера Натана на кладбище или около монастыря. А наш теперешний настоятель утверждает, что ночью слышал тяжёлые гулкие шаги в дормитории и на галерее. Но это легенда, – с улыбкой ответил мужчина и встал из-за стола. – Надя, время не ждёт. Давайте я провожу вас до остановки.  

Девушка кивнула, поднялась с деревянной скамьи, взяла сумочку и последовала за монахом.  

Они покинули монастырь, пошли по грунтовой дороге в вечернем мраке и примерно через полчаса оказались у шоссе. Надя подумала, что история о братьях Дюбуа – красивая легенда, поддерживающая интерес у туристов к аббатству Сенанк, и, конечно же, никаких призраков не существует. Они подошли к остановке.  

Абсолон встал рядом со спутницей под навес и посмотрел в тёмную даль.  

– Думаю, автобус скоро подъедет, – сказал он, прикрыв глаза и сложив руки на груди в рукава.  

И когда он замолчал, вдруг налетел ветер. Сильным порывом, со свистом. Холодный осенний ветер ударил в лицо людям, полы надиного плаща дёрнулись вверх. Надя ойкнула, вдруг ощутила странный затхлый запах, и встала за монаха. Абсолон молча стоял лицом к ветру, ощущая его порыв сквозь одежду, чувствуя как по телу пробежали мурашки. А девушка почуяла как страх перед чем-то неизвестным сковывает её.  

Ветер налетел, столкнулся с людьми, затем резко сменил направление и направился в сторону монастыря Сенанк. Надя коснулась плеча монаха, он повернулся к ней лицом и улыбнулся.  

– Всего лишь осенний ветер, – сказал он.  

И они услышали глухой шум шин по асфальту, к которому спустя минуту прибавился стук мотора. Обычный автобус с горящими фарами остановился у остановки. В салоне сидели несколько пассажиров, пожилой водитель в фланелевой рубашке и жилете нажал на клаксон.  

– Спасибо вам, Абсолон, – сказала девушка и поднялась в автобус. – Я напишу вам!  

Монах слегка поклонился. Двери закрылись, автобус тронулся. Надя села у окна и закрыла глаза. Она подумала, что чувство страха проснулось не из-за ветра, что это скорее был стон человека. В голове мелькнула мысль о призраке Натана Дюбуа, не нашедшем покоя. «Возможно, это не просто легенда. Всё это произошло на самом деле... Как говорит Тоня, у каждой легенды есть реальная основа» подумала девушка.  

 

Поздним вечером того же дня Надя сидела в кафе в городе Горд. Она пила какао с корицей из большой чашки и смотрела в окно. В небе из-за облака выглядывала Луна.  

К её столику подошёл официант, юноша с длинными тёмно-русыми волосами и орлиным носом. Он вежливо улыбнулся и спросил на английском:  

– Желаете что-нибудь ещё, мисс? Мы закрываемся через полчаса.  

– Нет, спасибо, – качнула головой Надя и открыла лежащий перед ней блокнот на чистой странице. – Принесите счёт.  

Официант ушёл, а девушка взялась за ручку и задумалась. Спустя пару минут она написала в блокноте: «Я наяву картину вижу, как много лет назад, так и теперь. В кольчуге, с полуторным мечом отважный воин пурпурным осенён крестом».  

Надежда перечитала строки и улыбнулась. Сделала глоток какао и вновь взглянула на тьму за окном и подумала «А ведь по этой легенде можно написать интересный рассказ! И я знаю, кто с этим справится».  

 

Несколько лет назад я загорелся идеей написать историю о крестоносцах. Но у меня не получалось придумать интересный сюжет, персонажей. И вот теперь, благодаря подруге Тоне появился этот рассказ. Фрагменты стихотворений, найденных мной в интернете, дополняют историю.  

 

Июль–октябрь 2014 года,  

Санкт-Петербург. Григорий Лебедев

| 39 | 5 / 5 (голосов: 1) | 19:47 04.12.2022

Комментарии

Grlebedev17:59 07.12.2022
elver622017,
спасибо за отзыв и пожелание.
Elver62201719:18 06.12.2022
Я начал, с удовольствием, читать ВАШИ увлекательные рассказы! Всё хорошо и интересно написано! Приятно было читать! Спасибо ВАМ! И дальнейших, творческих успехов ВАМ!

Книги автора

Сеть
Автор: Grlebedev
Рассказ / Сказка Философия
Аннотация отсутствует
19:45 04.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Осколки 18+
Автор: Grlebedev
Рассказ / История Мемуар Мистика Сказка Философия
Эта история могла быть записана мной не сейчас, а, возможно, и не мной. На этих страницах каждый может найти что-то своё, что-то касающееся именно его, это зависит только от восприятия человека. Собы ... (открыть аннотацию)тия из прошлого собираются в забавную мозаику, которой, по сути, и является жизнь. Понимание прошлого, но переживание текущего, спокойствие и гармония могут привести к существенным переменам: человек перестаёт думать о том, что случится завтра, через неделю и дальше. Он живёт сегодня и наслаждается этим.
Теги: притча история мифы
19:43 04.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Шаг в завтра 18+
Автор: Grlebedev
Рассказ / Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: будущее реальность
11:55 29.11.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Трибунал 18+
Автор: Grlebedev
Рассказ / Военная проза Реализм Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: приключение боевая операция спецназ
11:52 29.11.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Сон
Автор: Grlebedev
Рассказ / Мистика Сюрреализм Фантастика
Случается иногда… Человек весь день работал, впитывал информацию, размышлял, общался. А потом ночью ему снится что-либо связанное с пережитым за этот день или что-то, произошедшее ранее. Человеческие ... (открыть аннотацию)сны порой отражают реальность, об этом писал ещё Зигмунд Фрейд. Но дело в том, что чаще всего трудно связать сон непосредственно с реальными событиями. Хорошо ещё если вы запомнили сон, и вам вообще что-то снится, ибо вашему покорному слуге сны снятся крайне редко за последние пару лет.
Теги: сны фантазия
11:50 29.11.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.