Шаг в завтра

Рассказ / Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: будущее реальность

Памяти Рэя Брэдбери  

(1920 – 2012 гг. )  

Большинство людей в современном мире живёт прошлым. Нет, не потому, что пока сведения от органов чувств поступят в человеческий мозг, преобразуются в информацию и поступят в оборот, пройдёт какое-то время, а, следовательно, это будет информация об уже произошедшем. Вовсе не поэтому.  

Человек сегодня, впрочем, как и века назад, сравнивает происходящее с ним в настоящем с чем-либо из прошлого, апеллируя к пережитому опыту. Любой организм физиологически существует в состоянии гомеостаза, homo sapiens уже сорок тысяч лет стремится к стабильности. Человек настолько привык к необходимости какой-то основы, твёрдой, дающей уверенность, что просто не хочет попробовать что-то иное. Когда люди стареют, память постепенно стирается, опыт исчезает в небытии, и они теряют ориентиры для сравнения сегодня и вчера. Впрочем, как ты знаешь, читатель, почти любой человек скажет, что раньше жилось лучше или проще.  

А теперь посмотрим вперёд. Равно как люди живут, формируя представления о настоящем на основе прошлого, они также легко строят в головах и будущее. О, это волшебное слово «завтра»! Ты и сам, читатель, наверняка, частенько думаешь о том, что надо будет сделать завтра, или как ты отдохнёшь от работы в этом самом завтра. Ах, завтра, когда же ты наступишь? И вот этот день наступает, ты проживаешь его, возможно, в дальнейшем ты не вспомнишь об ещё одном завтра, которое превратится во вчера.  

А как люди мечтают о счастливом будущем, которое когда-нибудь наступит? И в этом самом будущем не нужно будет учиться или работать, можно будет, наконец, отдохнуть, отоспаться, нагуляться. Сегодня находятся люди, устающие непонятно от чего так, что у них нет сил, чтобы привести себя в чувство. Человек с упоением существует в иллюзии усталости, свято веря в её реальность, а, как известно, мысль материальна. Впрочем, я отвлёкся.  

Итак, будущее представляется большинству людей тем самым временем, когда можно будет расслабиться и получить удовольствия. Конечно, кто-то верит или хочет верить в Конец света, в нашествие инопланетян или в мировую войну, в результате которой матушка-Земля изменится раз и навсегда, и мира, который мы знаем сегодня, не станет. Всё же согласись, читатель, и тебе хочется верить в светлое будущее.  

Но что такое будущее? Как в него попасть, если не существует машины времени, а одной человеческой жизни может не хватить, чтобы дожить до счастья? Надеюсь, эта история поможет тебе по-другому взглянуть на связку прошлого, настоящего и будущего.  

 

Ноябрьским утром 2012 года мы отправляемся на самый маленький материк и на самый большой остров планеты Земля. На территорию, что омывается водами двух великих океанов – Тихим с востока и юга и Индийским – с запада. В страну, которую на старинных картах обозначали Terra Incognita. В Австралию!  

Нигде больше ты, читатель, больше не найдёшь такого сочетания сохранившихся животного и растительного миров, культуры аборигенов и современных городов, кипящих жизнью и обладающими всеми благами цивилизации, которые только мог придумать человек, чтобы сделать свою жизнь максимально комфортной и завидной.  

Наш путь лежит в самый северный порт Австралии, город, названный в честь знаменитого на весь мир Чарльза Дарвина. Именно в этом городе, административном центре Северной Территории, и живёт человек, без которого эта история не состоялась бы.  

Этот двадцатичетырёхлетний худощавый мужчина поселился в Дарвине три года назад, оставив семью в Таунсвилле. Перед нами Стюарт Лентон. Ростом 189 см, он не качал мускулы, чтобы производить на кого-либо впечатление силача. Его светлые волосы аккуратно подстрижены, он не носит усов и бороды, зелёные глаза в солнечном свете отливают чистым изумрудом.  

В школе он учился на средние оценки и, поступив в колледж Таунсвилла, много времени уделял истории и культуре своей страны. Стюарт обожал прошлое, и с радостью ездил в исследовательские экспедиции на север, к доевропейским поселениям аборигенов.  

Закончив колледж, молодой человек некоторое время проработал в автомастерской и, скопив некоторую сумму, а также одолжив денег у родителей, уехал в Дарвин и устроился ассистентом преподавателя Университета Северной Территории к профессору Найджелу Вульфу, с которым познакомился в одной из экспедиций.  

Разумеется, ты ничего о нём не слышал, читатель. А вот о его старшей сестре, Лизбет Трикетт, знаменитой австралийской пловчихе, четырёхкратной олимпийской чемпионке, многократной чемпионке мира, а также Игр Содружества и Австралии, возможно, что-то знаешь.  

В 2007 году Лизбет вышла замуж за австралийского пловца Люка Трикетта, продолжает карьеру в спорте и сегодня. У счастливой пары растёт четырёхлетняя дочь Люси.  

Зачем я рассказываю о сестре Стюарта? Я мог бы рассказать ещё о двух его сёстрах – Джастин и Виктории, но в этой истории им не нашлось хоть сколько-нибудь значительной роли.  

 

Место действия: Университет Северной Территории, Дарвин, Австралия. Время действия: 13 ноября 2012 года, 10:18 местного времени.  

Наш знакомый этим утром пришёл на лекцию профессора Вульфа в аудиторию–амфитеатр для студентов первого курса. До начала занятия он бегло оглядел присутствующих, остановив взгляд на стройной девушке с чёрными волосами до плеч. Она не болтала с приятельницами и не просматривала что-то на экране телефона или планшета. Взгляд её карих глаз был направлен сквозь доску.  

Стюарту она понравилась, обычная девушка, цвет её кожи был естественным, но никак не результатом посещения солярия. «Возможно, она родом с островов. Филиппины, Папуа Новая Гвинея», – подумал Стюарт, внимательно разглядывая черты лица девушки.  

Незнакомка почувствовала на себе взгляд и стала оглядываться. Наш герой поспешно занял место за рядом столов, и поправил воротник.  

Студенты сидели компаниями, и каждая группа что-то горячо обсуждала, но все смолкли, едва в аудиторию вошёл мужчина сорока семи лет, коренастый, с копной рыжих волос и вызывающе небритый. В отличие от большинства преподавателей университета, Найджел Вульф, выросший в США и проработавший там пятнадцать лет, принципиально не соблюдал формальности и деловой стиль в одежде.  

В Нью-Йорке остались после развода бывшая жена, Мэри, и двадцатилетний сын, решивший посвятить свою жизнь компьютерам и развитию сетей. А Найджела тянуло куда-то, он с юности искал что-то, но не мог нигде найти, и вот, когда жизнь в Штатах ему приелась настолько, что уже не хотелось пить, он вдруг развёлся и уехал в Австралию.  

Его с радостью взяли преподавать в Университет, не догадываясь о беспринципности и лёгкости характера этого человека. А он не упускал возможности подшутить над коллегами и помимо истории учил студентов быть весёлыми и ценить молодость. На любом курсе он находил двух-трёх человек, которые впоследствии писали у него курсовые работы и после окончания университета уходили с приятным чувством не зря потраченных на обучение лет.  

– Доброе утро, – сказал Найджел и, оглядев аудиторию, уселся в кожаное кресло за столом. – Сегодня вас, вроде больше, чем обычно.  

Кто-то из студентов рассмеялся.  

– А что смешного? – удивился преподаватель, взмахнув руками. – Думаете, я сейчас буду задавать вопросы по материалам прошлых лекций? Нет-нет. Вы ходите на занятия уже больше двух месяцев, кто-то реже, правда. Может из вас кто-нибудь сейчас мне ответить, зачем он это делает?  

По рядам пронеслись потоки перешёптываний и тихий свист.  

– Я объясню, почему я задал этот вопрос, – продолжил Найджел, глядя на первый ряд. – Вы молоды, амбициозны. Вы поступили в Университет, выбрали историю как специальность. Неужели вы поступили просто так? Неужели среди вас нет тех, для кого «история» не просто один из предметов программы?  

Стюарт слышал эту речь каждый год. Слова менялись местами, становились другими, но смысл всегда оставался один и тот же. Год от года Вульф начинал учить первокурсников, нагружая их средне, а затем на одном из занятий задавал такие вопросы. И вот сегодня, в этот ноябрьский день, когда за окном было двадцать восемь градусов по Цельсию, а в аудитории работали два кондиционера, ситуация повторялась.  

Как правило, из первокурсников находилось несколько смельчаков, поднимавших руки и отвечавших, что им нравится история как наука, что им интересно прошлое, поэтому они и ходят на эти занятия, в надежде узнать что-то новое о тех временах, когда не было всех этих современных технических чудес.  

В этот раз добровольцев не нашлось. Стюарт улыбнулся, глядя на студентов, и подмигнул преподавателю.  

– В таком случае, я представляю вам моего ассистента, любезно согласившегося присутствовать на сегодняшней лекции, Стюарта Лентона, – сказал Найджел и встал с кресла. – Покажись, Стюарт.  

Молодой человек встал из-за ряда столов амфитеатра, спустился к преподавателю и пожал протянутую руку. Разумеется, Вульф лукавил. Стюарт часто ходил на его лекции, а когда-то даже проводил занятия вместо преподавателя.  

– Профессор, – с английской галантностью произнёс Стюарт и повернулся к аудитории. – Итак, у вас нет ответа на простой вопрос. Возможно, вы стесняетесь ответить. В любом случае, вы молчите. Мне повезло, мистер Вульф ни разу не задавал мне вопросов о том, почему я изучаю историю.  

Несколько человек рассмеялись, а один юноша высокого роста выкрикнул с места:  

– Ну, может, вы ответите нам, мистер Лентон сейчас. Вдруг ваш ответ откроет нам глаза на мир.  

– Да-да, Стюарт, ответь им, – с ухмылкой сказал профессор и вернулся в кресло.  

– Я попробую, – вздохнув, сказал молодой человек и сложил руки на груди. – Среди вас есть те, кто родился и вырос в Австралии. А есть приезжие. Возможно, кто-то переехал сюда из США. А кто-то из стран поближе. Выросшие здесь парни и девушки, что вы знаете о нашей стране? Нет, не о современном положении дел или важных событиях XX века. Я имею в виду время, когда нога европейца ещё не ступила на Terra Incognita. Или вы, нашедшие в Австралии новый дом, как много вы знаете о своей родине?  

– А зачем, мистер Лентон, нам знать это самое прошлое? – спросил выскочка. – Разве нам не хватит знания последних двух столетий?  

– А затем, первокурсники, затем, чтоб понимать, кем вы являетесь сейчас, – с радостью подхватил Стюарт. – Историю делают не единицы, а каждый человек. История куётся поколениями. Как знать, возможно, среди вас сейчас есть кто-то, чьи работы в будущем будут печататься в солидных издательствах и по ним будут учиться студенты. Но мало понимать, кем являешься ты сам. Важно осознавать, почему ты стал именно тем, кем стал. Вот что помогает мне понять наука история.  

Он выдохнул и посмотрел на профессора. Найджел вскочил с кресла и подошёл к ассистенту.  

– Блестящая речь, коллега, – сказал он и хлопнул Стюарта по плечу. – Спасибо.  

Несколько студентов похлопали в ладоши.  

– Мистер Лентон, вы свободны, дальше я справлюсь сам, – с улыбкой сказал Найджел, и когда молодой человек вышел из аудитории, обратился к студентам. – Ну, а теперь я задам вам вопросы попроще, по тем материалам, которые вы должны были изучить к этой лекции.  

 

Молодой человек сидел за компьютером в преподавательской, на кафедре истории Австралии. Рядом с клавиатурой в чашке остывал только что заваренный зелёный чай. Стюарт вытер лоб носовым платком и поглядел в окно.  

Из окна открывался вид на парк, на территории которого располагалось поле для гольфа. Сейчас, утром буднего дня игроков не было, а в парке гуляли матери с колясками, несколько групп студентов и прохожие с собаками разных пород.  

«Вернёмся к работе», – мелькнула мысль в голове Стюарта, и он повернулся к монитору, пальцы забегали по клавишам. Он готовил заметки о военном музее Ист Поинт.  

Профессор хотел отвести первокурсников на экскурсию туда, где можно было с интересном пролистать несколько страниц книги «История», абзацев событий XX века, затронувших Австралию.  

Конечно, в Северной Территории предостаточно заказников и природных парков, которые стоило бы посетить, но начинать всегда лучше с ближнего.  

– Чай как раз можно пить, – услышал мелодичный голос молодой человек и отвлёкся от работы.  

За столом напротив сидела преподавательница лет тридцати, в белой блузке с короткими рукавами и удлинённой шёлковой серой юбке. У неё были длинные волосы каштанового цвета, собранные сзади, вероятно, заколкой, широкие серые глаза и курносый нос. Благодаря слегка подведённым бровям и ресницам её взгляд был выразительным. Она улыбнулась Стюарту.  

– Добрый день, мисс Кори, – сказал молодой человек и глотнул чаю. – Спасибо. Я почти закончил с материалом.  

– Сколько раз я тебя просила называть меня не мисс Кори, а Джессикой, – с наигранной строгостью сказала женщина и вздохнула. – Найджел на лекции?  

– Как обычно, у первокурсников. Сегодня он их допрашивал, зачем они поступили на факультет истории Университета.  

– Дай-ка угадаю, никто не смог подобрать хорошего ответа?  

– Ага. Поэтому ответил я.  

– В тебе никто не сомневается, – сказала Джессика и зевнула. – Жарко, аж в сон клонит. Мне хуже, сегодня буду рассказывать студентам третьего курса о культуре и религии поселенцев Тасмании до прихода европейцев.  

– К третьему курсу у большинства обучающихся мозги встают на место, – заметил Стюарт и ухмыльнулся. – Есть кто-нибудь по уровню выше среднего?  

– Твой Вульф умудряется заграбастать самых толковых, – сказала преподавательница и развела руками. – Мне же достались всего двое. Некто Гарри Стенфорд, кстати, сумел удивить меня. Этой осенью после первой же лекции подошёл ко мне и спросил о принципе бумеранга.  

Молодой человек рассмеялся, допил чай и, сложив руки за головой, потянулся.  

 

После лекции профессор Вульф пришёл в преподавательскую, бегло посмотрел пять страниц, написанных ассистентом, пару раз хмыкнул и произнёс всего одно слово: «Годится».  

Стюарт на мгновенье взглянул в серые глаза Вульфа и в очередной раз понял, что определить, когда этот человек хвалит, а когда не доволен, – очень сложно. «Вроде бы, Найджел – обычный увлечённый своим делом специалист, казалось бы, с таким всё просто и ясно», – подумал Стюарт и встал из-за стола.  

– У меня через пятнадцать минут лекция у группы четвёртого курса, – сообщил профессор и добавил спустя минуту. – Побудь на кафедре, ко мне может заглянуть коллега из Кэрнса. Он хотел показать мне снимки Большого барьерного рифа этого лета.  

– Конечно, мистер Вульф, – кивнул молодой человек.  

Найджел улыбнулся и направился в аудиторию.  

Около 16:00 того же дня Найджел и Стюарт с любопытством рассматривали фотографии и слушали рассказ океанолога из Кэрнса и давнего приятеля Вульфа – Говарда Старка. Как понял наш герой, этот исследователь был не менее погружённым в науку, чем его друг Найджел Вульф. Скорее всего, поэтому их дружба и длилась уже третий десяток.  

 

Место действия: Парк крокодилов, Дарвин. Время действия: 14 ноября 2012 года, 16:35 местного времени.  

После работы в Университете Стюарт любил погулять по городу. В этот день он пошёл в Парк крокодилов, который был открыт 29 августа 1994 года по инициативе исследователя крокодилов Грэхема Уэбба. Наш герой прочёл не одну статью этого всемирно известного профессора-биолога.  

В этом парке общественности были наглядно представлены результаты более чем трёхдесятилетнего исследования рептилий. В открытых, максимально приближенных к естественным условиям, вольерах, живут гребнистые и пресноводные крокодилы всех возрастов и размеров, и даже американские аллигаторы. Размеры крокодилов колеблются от маленьких особей (тридцать сантиметров) до гигантских экземпляров в четыре–пять метров длиной. Также можно понаблюдать за многочисленными игуанами, питонами и черепахами.  

Помимо рептилий в парке обитают представители крупных млекопитающих (лев, тигр, леопард, бурый капуцин, азиатский буйвол, динго и другие) и птицы, среди многообразия которых я отмечу самых крупных – страуса эму, полулапчатого гуся и павлина.  

Стюарт как раз прогуливался мимо вольера, в котором жили страусы. Если ты, читатель, хоть раз наблюдал за страусами, ты наверняка заметил, что рассказам о том, какие это хорошие и безобидные создания, верить не стоит. У страуса взгляд подозрительный, он внимательно разглядывает каждого, приблизившегося к вольеру. Понять, когда эта птица хочет, чтобы посетитель зоопарка её покормил, а когда она не в настроении, – трудно. Наш герой стоял в полуметре от ограды вольера и играл со страусом в гляделки.  

В какой-то момент молодой человек ощутил на себе взгляд, и никак не птичий. Он повернул голову влево и увидел кареглазую девушку с чёрными волосами, ту самую незнакомку, которой он любовался перед лекцией во вторник.  

– Добрый день, – сказал он. – Я вот пытался выиграть у страуса в гляделки.  

– Здравствуйте, Стюарт, – весёлым голосом сказала девушка. – И как?  

– Он выиграл. Я не мог не отвлечься на вас.  

– Извините, если сорвала вам игру. Маюми.  

– Ничего, это всего лишь игра, – с улыбкой произнёс молодой человек и, совершив пасс рукой, добавил. – Рад познакомиться. Пройдёмся?  

Девушка кивнула, и они не спеша направились к выходу из парка.  

– Вчера вы просто удивили наших студентов своей речью, – сказала Маюми.  

– И в мыслях не было, – признался Стюарт и спросил. – У вас такой акцент... Вы родом с Филиппин?  

– Вы правы. Но должна сказать, и ваш «страйн» далёк от того английского, которому меня учили в школе.  

– Спасибо за комплимент. Наш профессор bluey на все сто, как вы могли заметить.  

– Проверяете меня? Нет, я пока не знаю австралийских фраз и словечек.  

– Это слово подчёркивает цвет его волос. Давайте перейдём на «ты»?  

– Хорошо, – кивнула девушка и посмотрела в глаза Стюарту.  

Он немного смутился и рассеянно произнёс:  

– Вот мы и погуляли.  

Они вышли на улицу через ворота парка, заметили на стене табличку, информирующую посетителей о том, что парк находится под патронажем Международного управления дикой природы.  

– Маюми, завтра после лекции мы поведём первокурсников на экскурсию в музей Ист Поинт. Не знаю, будет ли тебе интересно... – сказал наш герой.  

– Конечно, я пойду, – кивнула девушка и пожала Стюарту руку. – Увидимся.  

 

Место действия: Военный музей Ист Поинт, Дарвин. Время действия: 15 ноября 2012 года, 12:08 местного времени.  

Утром четверга первокурсники на автобусе приехали к военному музею Ист Поинт. Профессор Вульф и Стюарт отвели их на территорию музея, Найджел переговорил с экскурсоводом и сказал своему ассистенту:  

– Я уже не помню, сколько раз был здесь. Стюарт, ты не возражаешь, если старшим группы будешь ты, а я отлучусь на час?  

– Как скажете, профессор, – с улыбкой произнёс молодой человек.  

– Сочтёмся, – хмыкнул Вульф и скрылся.  

Студенты последовали за экскурсоводом, а Стюарт шагал за ними, выискивая взглядом Маюми.  

Музей этот открылся в августе 1965 года. Основная экспозиция находится в бывшем бункере, который служил командным постом для артиллерийских войск городского гарнизона.  

Малоизвестно, что Дарвин подвергался японским бомбардировкам во время Второй мировой войны – шестьдесят четыре раза в течение двух лет, что унесло жизни более трёхсот человек. В окрестностях Дарвина во время войны было затоплено двенадцать кораблей. Здесь находилась военная база ВВС союзников по Антигитлеровской коалиции Британии, Австралии, Новой Зеландии и США.  

Студенты посмотрели кадры кинохроники, на которых были запечатлены японские бомбардировки, пожелтевшие фотографии военных лет. Прошло почти семьдесят лет, и молодые люди с интересом рассматривали памятные вещи, артиллерийское оружие, слушая вполуха экскурсовода.  

И вот группу вывели к парку военной техники, экскурсовод начал рассказывать об артиллерии времён Второй мировой войны, о тактике и стратегии войны против Японии.  

Маюми подошла к нашему герою, который прикрывал рот ладонью, стоя в тени высокого вечнозелёного дерева. Тридцать два градуса и ни намёка на дождь, ни дуновения лёгкого ветра – Стюарту после размеренного хождения по музею хотелось вздремнуть.  

– Не спи, а то упустишь студентов, – с улыбкой сказала девушка.  

– Они видят это всё впервые, вот и не зевают, – сказал молодой человек и пошёл следом за группой.  

Маюми шла рядом.  

– Сейчас, осталось ещё минут пятнадцать, – пробормотал Стюарт, вынул из кармана джинсов платок и вытер лоб. – И твои товарищи пойдут покупать сувениры и открытки. Тебе понравился музей?  

– Фотографии и кинохроника, – кивнула девушка. – Я смотрела на лица тех, кто сражался здесь, тех, кто защищал Австралию, и в какой-то момент мне показалось, что я среди них. Наверно, это звучит глупо.  

– Ничуть, – сказал Стюарт и взмахнул рукой. – Эффект присутствия. Или погружения. Такое случается, когда ты концентрируешься на чём-то.  

– С тобой тоже такое случалось?  

– Да. Например, когда я был в центр аборигенов Warradjan. Надо будет вас отвезти туда на экскурсию как-нибудь. Разглядывая музыкальные инструменты, вумеры и чуринги, я представлял, как жили туземцы до контактов с европейцами. И эти картины казались реальными, я словно переносился в прошлое.  

– Удивительно, – сказала Маюми и взяла Стюарта за руку. – Удивительно, я не думала, что когда-нибудь встречу человека, переживавшего подобное, и который будет серьёзно относиться к таким случаям.  

Молодой человек взглянул в карие глаза девушки, они буквально излучали тепло. «Это знак», – подумал он и смущённо перевёл взгляд на группу студентов.  

Экскурсия закончилась, и первокурсники стояли группой, ожидая старшего.  

– У вас полчаса свободного времени, – сказал Стюарт. – Собираемся у автобуса.  

– Я хочу купить пару открыток, – сказала Маюми.  

– Конечно, – кивнул он и высвободил руку. – Увидимся.  

Она улыбнулась и направилась за студентами.  

Стюарт хотел, было, пойти подремать в автобусе, но вдруг почувствовал нечто странное. Он не понимал, что происходит, но его потянуло к кустарнику неподалёку. Сделав несколько шагов, молодой человек ощутил, что в воздухе вокруг скапливается напряжение, такое иногда бывает перед грозой, но в тот день и час это превосходило обычные ощущения. Стюарту показалось, что сейчас вокруг него появится силовое поле, или в него ударит молния. Он сделал ещё один шаг к кусту, протянул вперёд руку.  

Перед ним не было ничего необычного, но спустя миг его пальцы кольнуло слабым током. Он пошевелил пальцами, чувствуя невидимый энергетический барьер, и отдёрнул руку. В голову ударили сомнения. «Перегрелся, дружок, вот тебе и мерещится всякое» говорил голос разума. «Ну же, проверь, что это», – вкрадчивым голосом советовало любопытство.  

Стюарт сплюнул на асфальт и сделал ещё два шага вперёд. Теперь руки кололо сильнее, но не только руки. Молодой человек почувствовал, как энергия начала распространяться по всему телу, в какой-то момент он увидел, как неведомые голубые искорки устремляются по сосудам его организма к мозгу. И в следующий миг он потерял сознание.  

 

Стюарт открыл глаза и не поверил им. Не знаю, случалось ли с тобой такое, читатель, но наш герой растерялся. В небе цвета тусклой меди светило Солнце, температура явно была ниже двадцати градусов по Цельсию, а в лицо дул пронизывающий ветер, несущий какую-то взвесь песка, листьев и всякого сора. Молодой человек оказался в каком-то неизвестном месте. Поворачивая голову, он видел холмы, покрытые жухлой травой, редкий кустарник и разбитое шоссе.  

Стюарт приставил руку козырьком ко лбу, сконцентрировался, но пейзаж остался прежним. Пошёл вперёд по асфальту, выцветшему и в трещинах. Кое-где покрытие отсутствовало, и он видел землю, землю цвета серы. Удивительно, что в таком месте что-то ещё росло.  

– Что ж, пока ясно одно, – задумчиво сказал он, шагая по дороге. – Я не в Австралии.  

Поднявшись на холм, молодой человек увидел невдалеке разрушенные жилые дома, когда-то, видимо, тянувшиеся к небу, а теперь стоящие памятниками чему-то страшному. Увидел он и остовы брошенных когда-то автомобилей около заправочной станции. Увидел он и никому уже не нужный дорожный знак, ограничивающий скорость движения до 80 километров в час.  

«Что же здесь произошло? » подумал Стюарт, направляясь к руинам города. Проходя мимо домика автозаправки, он остановился и заглянул через окно, где от стекла остались только осколки, а жалюзи не было в помине. Внутри царило запустение и разруха. Было ясно, что здесь давным-давно никто не появлялся.  

Молодой человек добрался до города, сколько прошло времени, он сказать не мог, солнце всё ещё было высоко. На улицах попадались брошенные машины, техника, всюду он видел обломки, мусор. Разбитые телевизоры, сломанные радиоприёмники, останки каркасов кроватей и диванов, порванную одежду. На одном перекрёстке он вдруг увидел посредине кусок стены и в ней сохранившуюся дверь.  

– Занятно, – сказал он, усмехнувшись, и, подойдя к двери, открыл её.  

Разумеется, за дверью было всё то же самое. Брошенное, разрушенное, забытое.  

За всё это время он ни разу не услышал человеческого голоса или крика животного, чириканья птицы. Зато неоднократно видел скелеты, кости и черепа. Город-кладбище.  

В какой-то момент молодой человек ощутил, как жуткая боль сковывает тело, и снова отключился.  

Очнулся он на сидении автобуса. Сделал глубокий вдох и вытер выступивший на лбу пот. Студенты давно расселись в салоне, рядом с ним сидел профессор Вульф и читал газету. Автобус неторопливо шёл по улицам Дарвина.  

Увидев, что Стюарт проснулся, Найджел улыбнулся ему и сказал:  

– Что ж ты, проспал самое интересное.  

– Например? – спросил молодой человек, стараясь вспомнить, как дошёл от музея до автобуса.  

– С тобой хотела поговорить студентка, а ты дрых как будто работал на ферме с утра.  

– И как вы объяснили ей ситуацию?  

– Ну я был просто обязан выручить тебя, – с довольным видом сообщил Найджел. – Я сказал, что у тебя тепловой удар, и тебя сморило.  

– Спасибо, профессор, – рассеянно пробормотал молодой человек и оглядел салон. Заметив Маюми, улыбнулся ей.  

– Теперь мы в расчёте, – хитрым голосом сказал Найджел. – Шучу, конечно. Завтра у меня лекция в 11:00, ты можешь с утра отоспаться, приходи на кафедру к 14:00.  

Автобус отвёз студентов к учебному корпусу Университета, профессор пожелал всем приятного вечера, пожал на прощание руку Стюарту и направился домой пешком. Молодой человек подошёл к Маюми, она улыбнулась ему и спросила:  

– Выспался?  

– Да, вполне, – кивнул он. – Странно, живу в Австралии с рождения, давно привык к жаркой погоде, а сегодня...  

– Всякое бывает. Проводи меня. Я живу на Митчелл-стрит.  

Стюарт взглянул на часы и взял девушку за руку.  

– Пойдём, прогуляемся. К ужину успеем.  

 

Место действия: Военный музей Ист Поинт, Дарвин. Время действия: 15 ноября 2012 года, 12:52 местного времени.  

Когда наш герой, находясь в странном состоянии, покинул площадку, на которой стояла техника времён Второй мировой войны, около куста в воздухе возникли заряды статического электричества, и спустя минуту появились два человека. Один рослый, широкоплечий негр, в тенниске, длинных шортах и кроссовках. Его голова была побрита налысо. И другой, немного пониже, обычной комплекции, с пепельными волосами, аккуратно подстриженными. На нём были белая рубашка с коротким рукавом, потёртые джинсы и чёрные туфли с острыми носами.  

Оба человека носили тёмные очки, у обоих были надеты гарнитуры беспроводной связи.  

– В какой-то момент я подумал, что этот человек провалится к нам, – сказал мужчина с пепельными волосами. – Поздравляю тебя, Майк. Вот мы и оказались в XXI веке. Как себя чувствуешь?  

– Прекрасно, Сэм, замечательно, – с белозубой улыбкой ответил негр, оглядываясь по сторонам. – Переход прошёл успешно. Вперёд.  

– Вы находитесь на территории военного музея города Дарвин, – услышали мужчины в гарнитурах приятный женский голос. – Включите навигаторы, мне нужно проанализировать обстановку.  

– Спасибо, Люси, – сказал негр и коснулся пальцем дужки очков.  

Спустя десять минут мужчины покинули музей и направились по улице к центру города.  

 

Место действия: Квартира в доме на Грегори-стрит, Дарвин. Время действия: 15 ноября 2012 года, 22:03 местного времени.  

Стюарт проводил Маюми до дома, взял её номер телефона и предложил в выходные съездить в парк Литчфилд. Девушка с радостью согласилась.  

В хорошем настроении молодой человек добрался домой, в свою однокомнатную квартиру на пятом этаже блочного дома на Грегори-стрит. На улице к ночи стало прохладно, и он открыл окно. Поужинав, Стюарт включил телевизор, пощёлкал каналами и выключил. Из головы всё не выходило странное видение, он попытался воссоздать увиденное и, включив ноутбук, поискал в интернете по ключевым чертам описание. Пролистав три страницы, он вздохнул и посмотрел картинки, предложенные Google.  

– Значит, постъядерный мир, – сказал он и задумчиво почесал макушку. – К чему бы? Я никогда не читал книжки с такими сюжетами, когда-то посмотрел «Безумного Макса». И все компьютерные игры прошли мимо меня.  

«На первый взгляд в увиденном не было логики. Просто какие-то мысли сформировали образ, правда, очень реалистичный» продолжил размышлять молодой человек и выключил ноутбук.  

– Всему виной жара, – решил он и пошёл в ванную, снимая на ходу футболку.  

Приняв душ, он закрыл окно, оставив щёлку для свежего воздуха, и разлёгся на старом диване. Закрыл глаза и представил родной город Таунсвилл. Мысленно прогулялся от дома родителей до школы, затем заглянул в автомастерскую, и здесь его сознание померкло.  

 

Место действия: Интернет-кафе на Раддик Серкут, Дарвин. Время действия: 15 ноября 2012 года, 22:15 местного времени.  

Оставим на время нашего героя и обратимся к тем двум загадочным персонажам, внезапно появившимся в Дарвине. Они не пожалели времени и сил и осмотрели места в городе, особенно те, где собирается много людей.  

Теперь они сидели в интернет-кафе за одним компьютером и, не снимая очков и гарнитур, внимательно изучали информацию с монитора. Пальцы Сэма быстро стучали по клавиатуре, набирая ключевые слова, мышкой фильтровались результаты поиска, мелькали фотографии, графики и килобайты текста.  

– Ужасно, – грустным голосом произнёс негр, сложив ладони. – Неужели люди так живут? Но это же путь в никуда, друг.  

– Это путь прямиком к нам, – согласился Сэм и коснулся пальцем гарнитуры. – Люси, ты анализируешь параллельно с нами?  

– Конечно, мастер, – шёпотом отозвался искусственный интеллект. – Ваши выводы преждевременны. Факты происходящего – это замечательно, но, чтобы у меня сложилась полная картина этого времени, нужны люди.  

– Хорошо, начни с обработки считывания наших сканеров всех прохожих, которых мы встретили, – сказал Майк и встал со стула. – Сэм, я пойду куплю чего-нибудь попить. На другой стороне улицы есть круглосуточный магазин.  

– Держи, – сказал Сэм и протянул напарнику несколько купюр австралийских долларов.  

– Разрешите сделать замечание, – вклинилась Люси. – Язык, на котором вы сейчас разговариваете, может вызвать недоумение у местных жителей. Я проанализировала речь современных австралийцев, готова подключить вам ускоренное обучение.  

– Как хорошо, что с нами Люси, – улыбнулся мужчина с пепельными волосами. – В самом деле, наш английский чист, мы ж выучили его по классическому образцу, а в Австралии XXI века в ходу диалект.  

– И не говори, – сказал негр и направился в магазин.  

Когда он вернулся с бутылкой минеральной воды, Люк сидел, откинувшись на спинку стула.  

– Что ты нашёл? – спросил напарник и протянул Сэму бутылку.  

– Это чёрт знает, что такое... – пробормотал его напарник и, сделав глоток воды, сказал. – Вооружённый конфликт между Израилем и Палестиной этого года – шелуха. Ты почитай сам.  

– 21 мая 2012 года в области Эмилия-Романья на севере Италии произошло сильное землетрясение, – прочёл с монитора Майк и хмыкнул. – Эпицентр землетрясения, по данным сейсмологов, располагался на глубине пяти километров. Затем, днём в воскресенье, произошло афтершоковое землетрясение. В результате этого стихийного бедствия пострадало более пятидесяти человек, число погибших долгое время оставалось на отметке в 6 человек.  

– Что ты об этом думаешь? – строгим голосом спросил Сэм.  

– Недостаточно данных, – спокойно ответил Майк. – Необходимо продолжить сбор информации.  

– Я прошу вас покинуть клуб, мы закрываемся, – сказал администратор, подойдя к посетителям.  

– О да, конечно, – сказал Сэм и вскочил со стула. – Мы уходим.  

– Спасибо за серфинг, – с улыбкой произнёс Майк, вручив деньги администратору.  

Когда они вышли на улицу, Сэм вздохнул и сказал:  

– Надо где-то переночевать. Люси, укажи маршрут до ближайшего мотеля.  

– На ваших экранах, – отозвался искусственный интеллект. – Пока вы работали с информацией, я проанализировала всех встреченных вами за сегодня.  

– Кто-нибудь нам подходит? – поинтересовался Майк.  

– Только у столкнувшегося с границей поля временного перехода показатель на отметке 7%. Это мало, но всё же.  

– Возможно, это как раз потому, что он едва не обнаружил переход, – пробормотал Сэм и почесал за ухом. – Кстати, стало прохладно. Такая погода мне нравится.  

– Знаешь, друг, после радиоактивных пустошей мне даже местная жара кажется раем, – со смехом сказал напарник.  

 

Место действия: Университет Северной Территории, Дарвин. Время действия: 16 ноября 2012 года, 14:25 местного времени.  

По пути на кафедру Стюарт встретил знакомого, с которым учился в колледже, и заговорился. Посмотрел на часы и побежал по коридору, махнув приятелю на прощанье, стремительно поднялся по лестнице, ни разу не столкнувшись со студентами, чему даже не успел удивиться.  

Войдя в преподавательскую, он выдохнул и вытер пот на лбу платком.  

– Как всегда, стараешься быть вовремя, – с улыбкой сказала мисс Кори. – А Вульф ещё не пришёл с лекции.  

– Добрый день, мисс Кори, – приветливо поздоровался Стюарт и уселся за свой стол. – А зачем я понадобился профессору в пятницу?  

– О, это сюрприз. Думаю, ты будешь приятно удивлён.  

В кабинет вошли Вульф и худой мужчина лет шестидесяти, несмотря на тёплую погоду, в сером костюме при галстуке. Это был заведующий кафедрой профессор Константин Уэллби.  

– Здравствуйте, коллеги, – приветствовал он ожидающих. – Я не стал созывать совет кафедры, думаю, мы решим вопрос в узком кругу. Мистер Лентон, встаньте, пожалуйста.  

Стюарт немного удивился, встал со стула и пожал протянутые ему руки.  

– В общем, Найджел хочет, чтобы ты читал лекции наравне с преподавателями, – сказал мистер Уэллби. – Я ничего против не имею, ты хорошо показал себя за эти несколько лет. Ты согласен?  

Молодой человек посмотрел сперва на профессора Вульфа, увидел на его лице улыбку, затем на мисс Кори. Джессика подмигнула ему.  

– Конечно, профессор, безусловно, – выговорил Стюарт и выдохнул. – Чертовски приятно.  

– Это хорошо, – сказал мистер Уэллби. – В понедельник договоришься с Вульфом, какие предметы будешь вести в этом семестре, с кем из студентов будешь работать как руководитель. А зимой составим тебе сетку занятий.  

–Это подтолкнёт тебя к написанию диссертации, – сказала Джессика и улыбнулась.  

–А там, глядишь, и преподавателем станешь, – заметил профессор Уэллби и направился к выходу. – Желаю удачи, мистер Лентон.  

– Я же тебе говорил, – со смехом сказал Найджел и хлопнул коллегу по плечу. – Теперь не будешь подрабатывать на стороне, чтоб жить нормально.  

Стюарт вспомнил, как во время отпусков работал в автомастерской, изредка выбираясь к родным. Вспомнил и оставил это воспоминание в прошлом.  

– Спасибо вам, Найджел, – сказал он.  

– За это ты поедешь со мной в экспедицию в следующем году, – серьёзным голосом произнёс профессор Вульф и затем, улыбнувшись, сказал. – Я думаю, на сегодня можно расходиться. Увидимся в понедельник, коллеги.  

Вечером ноябрьской пятницы Стюарт встретился с одноклассником Джорджем Митчеллом, который ходил в рейсы в Папуа Новую Гвинею, Вьетнам и Бангладеш на сухогрузе.  

Они выпили пива в баре, затем прогулялись по городу. Стюарт рассказал о происходящих в его жизни переменах, и школьный приятель искренне порадовался, воскликнув:  

– Ты будто выиграл в казино у Госпожи Удачи!  

Митчелл уходил в рейс воскресным утром, пообещал захватить с собой фотоаппарат. А когда Стюарт спросил приятеля о его жизни, Джордж рассмеялся и сказал:  

– Я с детства мечтал удрать из Австралии. Пусть моя мечта не сбылась, но теперь я мотаюсь по морям и океанам, и мне это нравится.  

Они попрощались около 22:00, и Стюарт отправился домой.  

Будучи в хорошем настроении, молодой человек повалялся в ванне, выпил бутылку пива и лёг спать.  

 

Когда кажется, что всё хорошо, и что это будет продолжаться вечно, случается неожиданная неприятность. Не каждый раз, конечно, но у тебя, читатель, наверняка такое бывало в жизни. Вот и нашему герою в ночь с пятницы на субботу снился кошмар.  

Он снова оказался среди холмов выжженной земли с редким кустарником и жутко перекосившимися деревьями. Только на этот раз никакой дороги не было, в глаза летел рыжий мелкий песок, а солнце зависло у горизонта.  

Стюарт снова шагал по неизвестной местности, поначалу вокруг не было видно ничего примечательного. Никаких руин зданий, просто опустевшие земли. Затем он набрёл на озерцо с непрозрачной жидкостью жёлтого цвета. С поверхности озера шёл пар, молодой человек наклонился, понюхал и отбежал на холм, ощутив резкий запах какой-то химии. От озера между холмов бежал ручей, вдоль него и побрёл наш герой.  

Он не знал, сколько прошло времени прежде, чем он увидел впереди ветхий двухэтажный дом, в окне горел тусклый свет. Стюарт обрадовался и побежал к одинокому строению, заметил около него кострище и цепь, тянувшуюся от крыльца к кусту.  

Молодой человек медленно направился к крыльцу, из кустов послышалось рычание, и спустя минуту он увидел странное животное. Возможно, когда-то это была собака. Но сейчас перед Стюартом стояло существо на четырёх лапах ростом около полутора метров с крепким туловищем, без шерсти, с грубой кожей серого цвета. У зверя была большая морда, пасть открылась, и из-за жёлтых клыков показался красный язык. Маленькие уши стояли, глаза горели злостью, и длинный хвост с наростами, напоминающими шипы, стучал о землю.  

Зверь издал звук, напоминающий рычание. Затем всё громче и громче.  

На крыльце дома показался старик в потрёпанных джинсах, перепачканных маслом, клетчатой рубахе и кожаной куртке, какие в XX веке носили неформалы, называвшие себя металлистами. На голове у старика была коричневая шляпа с полями, в руке он держал пистолет.  

– Кто-то пришёл, Чарли? – спросил старик, спускаясь по ступенькам. – Кто к нам мог прийти, чёрт побери?! Здесь на тысячи километров вокруг никого... Одни мы остались.  

Увидев Стюарта, старик удивлённо вскинул брови и засунул пистолет за ремень брюк.  

– Вот те на, – пробормотал он и погладил зверя.  

Чарли успокоился и вернулся к кусту. «Наверно, там он закопал кость» подумал Стюарт.  

– Здравствуйте, – поздоровался молодой человек. – Я – Стюарт Лентон. Как вас зовут, мистер?  

– Сэр Арчибальд Вашингтон, – с гордостью представился старик. – Как тебя сюда занесло, паря?  

– Если честно, понятия не имею. Я из Дарвина.  

– Дарвина? Это что, в Канаде?  

– Да нет. В Австралии.  

– Срань Господня! Неужто вы всё-таки сделали устройства телепортации?! Будете людей-то забирать к себе?  

– Мистер Вашингтон, я не совсем понимаю, что здесь произошло, – сказал Стюарт.  

– Идём в дом, – сказал старик и направился к двери.  

Они уселись на кухне за столом, на котором горела масляная лампа, именно её свет и видел в окне наш герой.  

– Последствия переноса, м–да, – важно заявил Арчибальд и налил себе и гостю какого-то напитка в металлические кружки. – Попробуй, это травяной чай. Значит, не понимаешь, куда попал?  

Стюарт молча кивнул и сделал глоток. Напиток ему понравился.  

– Я тебе бегло объясню, что да как, расскажу историю с географией, – предупредил старик и начал. – В общем, были такие страны в прошлом – Соединённые штаты Америки, Россия, Китай. Страны эти обладали колоссальным оружием, ядерным и каким-то электромагнитным, кажется. Что они не поделили, мне неизвестно, меня тогда ещё не было, но то ли русские жахнули ракетой по американскому спутнику, то ли американцы сбили космическую станцию – сейчас уже не разберёмся. И началась война. Война, в результате которой от США и Канады остались выжженные пустоши и ядовитые озёра, горы и пустыни. У русских, мне рассказывали, часть страны полностью уничтожена, не знаю, спасся кто или нет. Европе, само собой досталось, она тоже не осталась в стороне. Война захлестнула и другие материки, вроде в Южной Америке и Африке сейчас живут люди. Наверно, и техника какая-то у них осталась. А ваши в войне не участвовали совсем. Понастроили бункеров, защитных стен и прочего, и, когда война началась, многие попрятались. Я так понимаю, пока тут воевали, а потом по крупицам собирали, твои сородичи разрабатывали технологии. Вот так.  

– Так что же, как же... – пробормотал Стюарт. – В США, значит, города уничтожены, по пустошам бродят мутанты и чудовища, а остатки людей прячутся и живут как вы... И я здесь оказался...  

– Кто-то мародёрствует, кто-то организует поселения. Я здесь живу уже лет двадцать, нашёл этот дом и остался. Тут припасов хозяева оставили на век вперёд, да только померли сами. Я на охоту хожу с Дружком, птиц всяких стреляю и готовлю.  

– Кошмар. Это кошмар! Мистер Вашингтон, мне надо домой. Нельзя допустить, чтобы всё это произошло... Хотя, что я могу... Обычный человек.  

– Эк у тебя нервы шалят, – усмехнулся Арчибальд. – Ты не волнуйся. Подумай с толком. А япошки, говорят, вовсе затонули. Только, надо сказать, я рад очень.  

– Что я могу? – бормотал Стюарт. – Ничего... Этого не избежать...  

И он проснулся в холодном поту субботним утром, 17 ноября 2012 года.  

 

Место действия: Парк Харви Норман, Дарвин. Время действия: 16 ноября 2012 года, 23:15 местного времени.  

Наши знакомые Сэм и Майк остановились в гостинице Бремер, почти всю пятницу они занимались изучением сведений о политических лидерах XXI века, экономическом развитии стран и регионов и прочитали множество сообщений в интернете о событиях 2011 года.  

От обилия информации у Майка заболела голова, он поручил Люси провести анализ собранных сведений за этот день и предложил пройтись. И вот вечером они брели по дорожке в парке Харви Норман.  

Пару раз им повстречались прохожие, видимо, такие же любители вечерних прогулок. Усевшись на лавке, Майк вздохнул и снял очки.  

– Что, друг, задачка оказалась гораздо сложней, чем думали все дома? – с иронией в голосе спросил Сэм и положил ногу на ногу.  

– Ты же понимаешь, дело вовсе не в количестве сведений, – начал Майк и взглянул на напарника. – Просто ожидания не оправдались.  

– Понятное дело, – кивнул Сэм. – Мы полагали, что люди этого времени живут в мире и трепетно относятся к природе. Мы полагали, что катастрофа случилась из-за одного-двух тиранов, захвативших власть. А здесь ничего не надо захватывать, здесь каждый год люди приближают ядерную войну.  

– В 2011 году одна из потенциальных стран-агрессоров – США – безнаказанно ввела войска в Ливию, позже спровоцировала хаос в Сирии... Но ведь в этом блоке НАТО состоят и европейские державы. Неужели они не понимали, к чему может привести эта война?  

– Насколько я понимаю, европейцы задыхаются от потоков мигрантов из Азии и Африки. Возможно, войны им только на руку, Европа предпочитает не вмешиваться открыто. А вот, чего я понять не могу, почему такая большая страна – Россия ограничивается осуждениями и замечаниями?  

– Эта страна раздроблена, на мой взгляд. Она – самая большая по площади в мире, у неё колоссальные запасы ресурсов и всё ещё сохраняется человеческий потенциал, но если наступит кризис, если по России нанесут удар, то она может расколоться на много мелких государств. У них нет чего-то объединяющего, нет идеи, способной сплотить все народы, проживающие на такой обширной территории.  

– А ты заметил, что США стали инициаторами ограничения ядерного оружия? И в это же время они продолжают наращивать свой военный потенциал, фактически живя в долг у всего мира.  

– Да, я просмотрел их доктрину ядерной войны.  

– Я вас прерву, мастера, – сказала Люси. – У меня для вас новости.  

– Надеюсь, хоть что-то хорошее, – вздохнув, сказал Майк.  

– К сожалению, анализ собранных вами сведений полностью подтверждает гипотезу о том, что ситуация в мире накаляется. Однако информации недостаточно, чтобы сказать, когда наступит тот переломный момент, после которого ядерная война станет неизбежна.  

– А что насчёт людей? – спросил Сэм. – Есть ли кто-нибудь, на кого следует повлиять косвенным образом?  

– Из списка правителей и чиновников, боюсь, нам никто не подойдёт. Возможно, когда меня создавали, ваши инженеры допустили неточность или ошибку.  

– Теперь мы это не узнаем, – сказал Сэм и встал с лавки. – Ладно, пойдём в гостиницу. Завтра продолжим работать с информацией.  

 

Место действия: Парк Литчфилд. Время действия: 17 ноября 2012 года, 14:39 местного времени.  

Несмотря на то, что Стюарт не выспался и утром простоял перед зеркалом в ванной минут десять, уговаривая себя, что приснившееся – обычный кошмар, он всё же поехал с Маюми в национальный парк Литчфилд, располагающийся в ста километрах к юго-западу от Дарвина. Парк назван в честь первооткрывателя этих мест – Фрэда Литчфилда, открыт в 1986 году.  

Стюарт и Маюми с удовольствием гуляли по одному из красивейших парков Северной Территории, с характерной алой землёй, покрытой австралийским бушем –местным кустарником, сетью рек, ручьёв и водопадов. Безусловным украшением парка являются пойменные леса реки Аделаида.  

Когда они разглядывали магнитные термитные гнёзда, мысли о кошмаре наконец оставили Стюарта, и он стал рассказывать девушке об удивительных гнёздах. Магнитными они называются потому, что вытянуты и ориентированы на север–юг – так они меньше подвержены мощному солнечному облучению.  

Прогуливаясь по центральному песчаному плато парка, с богатыми массивами «мехового торца» – особого вида эвкалипта, банксии и гревиллеи, молодой человек указал на болотистую пойму Аделаиды, куда они и поспешили спуститься. Здесь Маюми разглядывала лилии и орхидеи, растущие среди густых зарослей чайного дерева и болотных красных деревьев.  

Девушка впервые увидела представителей кенгуру, а именно антилоповых и кустарниковых кенгуру-валлаби, сумчатых куниц, и с полчаса наблюдала за красными летучими лисицами, затем Стюарт провёл её к пещерам у водопада Толмер.  

– В этих пещерах живут летучие мыши, – сказал он, взяв девушку за руку. – Если не боишься, пойдём посмотрим.  

Маюми кивнула, и они присоединись к группе туристов. Гид рассказал о колониях летучих мышей в пещерах, люди своими глазами увидели призраков и мышей с оранжевым мехом.  

В завершение прогулки по парку Стюарт и Маюми посмотрели на гребнистых крокодилов, обитающих неподалёку от водопада.  

И вот, сидя в кафе на территории парка, попивая минеральную воду из стеклянной бутылки, глядя на счастливую Маюми, наш герой подумал, что стоит, наверно, стать ближе к этой чудесной девушке.  

Но, как назло, в эту самую минуту его взор помутился, и он ощутил невероятную слабость.  

 

Нельзя сказать, что молодой человек растерялся или удивился – на этот раз он оказался где-то далеко и от Австралии, и от Северной Америки. Но было ясно, что это уже другое время.  

Стюарт оглядел себя: на нём были серые джинсы, белая футболка и кожаная куртка. На ногах поблескивали металлическими вставками новёхонькие кроссовки. Насколько хватало взгляда, перед ним простиралось болото. Самое настоящее болото: мох, кочки, редкий кустарник, и вдалеке – сквозь туман он разглядел одинокое скрюченное деревце. Именно к нему Стюарт и направился, осторожно шагая по хлюпающей и зыбкой поверхности.  

Он видел мочажины с чёрной жижей, от которой пахло почему-то бензином, видел ягоды на кустарнике, но даже не подумал сорвать одну, чтобы попробовать. Он попытался отыскать в небе солнце, оно явно освещало землю, но густой туман распространялся так высоко, что невозможно было обнаружить светило.  

Подойдя к деревцу, Стюарт отдышался и заметил в мочажине неподалёку позеленевший скелет какого-то крупного животного с рогами, возможно оленя или лося.  

«Как же вернуться? » – подумал он и вдруг услышал человеческую речь, но на незнакомом языке. Вскоре из тумана показались трое людей в военной форме, их лица скрывали противогазы, а головы были покрыты капюшонами. Заметив Стюарта, они остановились, и один из них, видимо, старший, направил на незнакомца ствол автомата.  

– Я не причиню вам вреда, – сказал Стюарт и поднял руки, сложил их за головой. – Я заблудился, и хочу выбраться.  

Люди о чём-то переговорили на своём языке, и автоматчик обратился к молодому человеку на английском, но с явным акцентом:  

– Американец? Англичанин?  

– Нет-нет, – сказал Стюарт и опустил руки. – Из Австралии, город Дарвин.  

– Что за чёрт?! – воскликнул мужчина и опустил автомат, обратился к своим товарищам на английском. – Тогда он не опасен, парни. Но, как он оказался у нас, на Чукотке, вот вопрос.  

К Стюарту подошёл коренастый мужчина, вынул из поясной сумки прибор, включил его и поводил вокруг тела незнакомца.  

– И как он ходит по заражённой территории без спецзащиты, – пробормотал мужчина и уставился на Стюарта. – Он чист.  

– А если это агент? – предположил третий мужчина худого телосложения и подошёл к незнакомцу. – Как тебя зовут-то?  

– Стюарт. Стюарт Лентон, – представился наш герой.  

– Какой он агент, Михаил! – воскликнул автоматчик. – Ты приглядись, он как будто с другой планеты свалился. Стюарт, у вас что, сделали приборы телепортации?  

– Признавайся, – зашипел худой.  

– Давайте я расскажу вам, что знаю, – предложил Стюарт.  

– Конечно, чего давить, – согласился коренастый. – Пойдём с нами в лагерь. По пути и расскажешь.  

Пока они пробирались через болото к деревянным домам, часть из которых сильно обветшала, австралиец признался, что ему уже приходилось бывать на заражённой территории, в США. Что видел одного из выживших, его собаку-мутанта и что узнал о страшной войне, в результате которой мир погрузился в дремучий век. Рассказал, что в Австралии никто не занимался ядерным оружием, вместо этого учёные разработали систему защиты, и, вероятно, этот материк почти не подвергся радиационному облучению.  

– Получается, что сейчас австралийцы научились отправлять людей на другие материки, – сказал автоматчик, когда они остановились около большого костра.  

Жители лагеря вышли из домов и с интересом разглядывали незнакомца. Выглядели они неважно, Стюарту стало жалко их. Жалко от того, что он понимал: они обречены жить в этом суровом мире, а он вернётся домой, в чудесную солнечную страну, и, возможно, позабудет обо всём.  

– Что-то не складывается в его истории, – сердито сказал Михаил и снял противогаз.  

– А чего ты хочешь, лопух?! – воскликнул коренастый мужчина и влепил парню леща. – Последствия телепортации. Вот у него и память перевернулась так, что теперь всё запутано.  

– Верно говоришь, Семён, – кивнул автоматчик и протянул руку Стюарту. – Меня Даниилом зовут. Будем знакомы, австралиец.  

Стюарт пожал руку и улыбнулся. И в этот момент взгляд его начал тускнеть, но он успел крикнуть:  

– Кто войну-то начал?! Как вышло, что мир стал таким? Мы в Австралии понять не можем...  

– А пёс его теперь знает, – грустным голосом сказал Семён. – Нам рассказывали, что первыми ракеты выпустили американцы, да, похоже, врали. Может, и те, кто Россией управляли, оказались идиотами. Или китайцы.  

После этих слов Стюарт провалился в темноту.  

 

И пришёл в себя уже на мягком кресле в автобусе. Он потряс головой и поднял руки к лицу, они дрожали.  

– Что с тобой, Стюарт? – услышал он обеспокоенный голос.  

Маюми взяла его за руку и посмотрела в глаза.  

– Что происходит? – спросила она, пристально глядя на него.  

– Я... Я не знаю, – пробормотал он и посмотрел на часы: 15:40. – Слушай, я не помню последний час, знаю, это звучит глупо.  

– Мы перекусили в кафе и сели на автобус, едем в Дарвин. Ты хорошо себя чувствуешь? Когда мы садились в автобус, мне показалось, что твоё сознание где-то далеко.  

– Честно говоря, я уже не уверен в том, что я здесь и сейчас, с тобой, – с дрожью в голосе проговорил молодой человек и умолк.  

– Что происходит с тобой, Стюарт? Я хочу знать. Мы нашли друг друга, мне не нравится, что ты отстраняешься и уходишь в себя, – сказала девушка, не выпуская руки Стюарта.  

Нашему герою стало страшно. Страшно, потому что он не понимал, отчего видит миражи из постъядерного будущего или это ему только снится наяву. Оттого, что это происходило неожиданно, само по себе, он не мог это контролировать, а как известно, читатель, человек склонен бояться не только необъяснимого, но и неуправляемого.  

Он сосредоточился на ситуации и разложил мысли по полочкам, отбросив страхи в дальний угол, попытался прямиком пробраться в подсознание. Конечно, в тот момент он понимал, к чему это может привести, но ещё больше его пугала неопределённость.  

– Послушай, Маюми, – обратился он к девушке, глядя ей в глаза. – Мне нужно какое-то время побыть одному, я хочу разобраться в происходящем. Я не понимаю, почему это происходит со мной, и не хочу впутывать в это тебя.  

– Я не знаю, о чём ты говоришь, Стюарт, – сказала Маюми и отпустила его руку, отвернулась и добавила. – Как хочешь. Может, я ошиблась в тебе.  

В этот момент наш герой ощутил сильный укол обидой, но позволил ему пронзить сердце и забыл. В этот момент Стюарт Лентон желал одного – остаться с собой наедине.  

 

Молодой человек попрощался с подругой на автобусной станции и отправился домой. Войдя в квартиру, он выругался и, разувшись, снял футболку, сунул её в стиральную машину, затем набрал ванну, разделся и залез в прохладную воду.  

Это несколько отрезвило рассудок, и Стюарт расслабился. Закрыв глаза, он задремал в ванне и очнулся около 20:00, обнаружив, что часть воды ушла. Ему стало холодно, он вытерся полотенцем и, надев халат, пошёл на кухню.  

Подогрев чайник, Стюарт выпил кружку зелёного чая и ощутил, как по телу растекается приятное тепло. Он вернулся в комнату, лёг на диван и задумался.  

«Хорошо, что у меня есть ещё день, хорошо, что завтра можно отдохнуть. Но как разобраться с этими видениями? Они же что-то означают... Почему именно сейчас? Когда жизнь стала налаживаться».  

С этими мыслями он заснул и проспал до утра без сновидений.  

В воскресенье, полный сил, Стюарт с аппетитом позавтракал, затем отправился на прогулку и добрался пешком аж до самого озера Александер, позагорал на берегу, перекусил и затем съездил на корт Раф Голф. Понаблюдал за играми турнира выходного дня, познакомился с несколькими игроками и подумал, что, наверно, стоит поучиться этой игре.  

По пути домой он купил в аптеке успокоительное, и перед сном принял пару таблеток, выбросив из головы всяческие мысли о снах, видениях и галлюцинациях.  

 

Место действия: Корт Раф Голф, Дарвин. Время действия: 18 ноября 2012 года, 16:27 местного времени.  

Нельзя упустить из виду, читатель, факт того, что в воскресенье на корте Раф побывал не только наш герой, но и другие персонажи этой истории.  

Размышляя над собранной информацией о ситуации в мире, Сэм и Майк захотели отвлечься и понаблюдать за обыденной жизнью в Дарвине. И поскольку это был выходной день, они отправились на поле для гольфа, совершенно не знакомые с этой игрой.  

Даже искусственный интеллект Люси не смогла понять смысл игры в гольф, зато, пока товарищи шагали между холмами, поведала им о государственной системе Австралии.  

– Вот ещё один любопытный нюанс, – сказал Майк, глядя на игрока, замахнувшегося клюшкой для удара. – Столько лет прошло, колоний уже нету, а ряд стран признаёт верховным правителем английскую королеву.  

– Традиции и экономика, – со смехом произнёс Сэм и развёл руками. – Чем больше деталей мы узнаём об этом времени, тем меньше белых пятен в нашей картине XX века.  

– Я хотел услышать твоё мнение о Фукусиме. Любопытно, какие выводы ты сделал о поведении японского правительства и их действиях при аварии.  

– Друг мой, интернет завален статьями, записями в блогах и комментариями о срывании покровов и раскрытии заговоров. Честно говоря, эта авария и всё произошедшее в Японии, рассмотренное мной с разных позиций, привели меня к одному выводу: ничего сверхсекретного на атомной электростанции не было. Япония долгое время жила в изоляции от большинства стран мира, я думаю, этим объясняется нехватка информации.  

– Кроме того, не будем забывать, как пострадала Япония в результате применения американцами атомного оружия, – кивнул Майк и направился к озерцу, около которого уже собрались любопытствующие. – Такое вряд ли повысит уровень доверия страны.  

– Вообще, этот мир, это время мне крайне интересны, – признался Сэм и поправил кепку на голове. – Несмотря на то, что происходящее толкает нас к мыслям о кризисе цивилизаций, такие страны как Япония, Китай и Австралия приятно удивляют.  

– Люси, просканируй этих людей на корте, – попросил Майк, переводя взгляд с одного человека на другого.  

Прошло несколько минут, и искусственный интеллект зажужжала, словно она сильно нагрелась.  

– Люси? – позвал Сэм, коснувшись пальцем гарнитуры. – С тобой всё в порядке?  

– Не совсем, мастер, – отозвалась Люси и спустя минуту добавила. – Я снова считаю, программа написана с ошибками.  

– Неужели каждый из этих людей может быть тем, кто изменит будущее на восемьдесят процентов? – с улыбкой спросил Майк, сложив руки на груди.  

– У присутствующих показатель не превышает пяти процентов, это обычный результат для нас, – ответила Люси. – Но у уже знакомого нам Стюарта Лентона вероятность воздействия возросла с семи до девятнадцати процентов. Я не знаю, как это объяснить.  

– Странно, – пробормотал Сэм и сфокусировал взгляд на шагающем по корту Стюарте, приборы автоматически приблизили изображение и спустя минуту выдали подробную информацию. – Гляди-ка, он взволнован. Частое сердцебиение, активность обоих полушарий головного мозга составляет девяносто шесть процентов из всего возможного для человека XXI века. Ого!  

– Действительно странно, – согласился Майк, разглядывая Стюарта. – Возможно, мы просто не знаем о стандартном поведении людей этого времени, или их эмоциональных встрясках.  

– Я проанализировала массив сведений с ваших сканеров, мастера, – сообщила Люси. – На мой взгляд, за этим человеком стоит наблюдать.  

– Но ты же сама сказала, что, скорее всего, в программе ошибка, – усмехнулся Сэм и пошёл прочь от очередной лунки. – Идём, друг. Конечно, не стоит сбрасывать этого человека со счетов, но пока нам нужно продолжить работу с информацией. Я полагаю, новые сведения помогут нам самостоятельно скорректировать твою программу, Люси, и выявить тех, кто нам нужен.  

– Без твоего скептицизма нечего делать в этом времени, – заметил Майк, шагая за напарником. – А исправление программы – хорошая идея.  

 

Место действия: Университет Северной Территории, Дарвин. Время действия: 19 ноября 2012 года, 09:28 местного времени.  

Утром понедельника Стюарт проснулся и выключил будильник. Потянулся и сладко зевнул, эту ночь он проспал без сновидений и был чертовски рад этому.  

В хорошем настроении он приехал на кафедру, включил компьютер и заварил кофе.  

– Что может быть лучше чашки свежего кофе перед лекцией? – спросила мисс Кори, войдя в преподавательскую и вдохнув аромат. – Доброе утро, Стюарт.  

– Доброе, Джессика, – автоматически ответил молодой человек и лишь после сообразил, что отбросил формальность. Взглянул на преподавательницу и почувствовал, как краснеют его уши.  

– Наконец-то ты забыл о правилах, – с улыбкой сказала мисс Кори и, налив кофе в чашку, встала у приоткрытого окна.  

Наш герой невольно залюбовался её волосами, которые заблестели в солнечном свете, затем перевёл взгляд на стройные ноги и смущённо отвернулся. Разумеется, мисс Кори почувствовала этот взгляд и обрадовалась, но промолчала.  

Словно ураган в комнату ворвался Найджел Вульф в кроссовках «Reebok», джинсах и рубашке с коротким рукавом. На ходу пожав протянутую Стюартом руку, приобнял мисс Кори и тоже налил себе кофе.  

– Ты как всегда хороша, Джессика, – сказал он, сделав большой глоток бодрящего напитка. – Так-так-так! Мистер Лентон, у меня в 10:00 лекция, а ты отправишься в 84 аудиторию. Туда просто обязаны явиться двое оболтусов третьего курса, они будут писать под твоим чутким руководством курсовые работы.  

– Хорошо, Найджел, – кивнул Стюарт.  

– Не вздумай удрать после третирования этих студентов, мы договоримся о материале, который тебе нужно будет изучить, чтобы на следующей неделе начать вести лекции, – добавил мистер Вульф и почесал макушку. – Пора стричься, душ уже не помогает.  

Стюарт и Джессика рассмеялись, глядя на этого серьёзного с виду профессора.  

– Не щёлкай клювом, – хитрым голосом сказал Найджел Стюарту и, допив кофе, покинул преподавательскую.  

Молодой человек усмехнулся, взял блокнот и ручку, листы с тематикой и направлениями работы кафедры, и, махнув рукой мисс Кори, направился к студентам.  

 

Он небрежно бросил бумаги на стол преподавателя в небольшой аудитории, и собирался уже открыть окно, когда вошли студенты. Не то чтобы наш герой удивился, но кому-то могло показаться, что эти двое молодых людей разыгрывают окружающих.  

Один был высокого роста, худой как спичка, с русыми волосами средней длины. У него были узкие глаза, орлиный нос и острый подбородок. «Скорее всего, он играет в баскетбол», – подумал Стюарт, обратив внимание на цветовую гамму одежды этого каланчи. Парень носил брюки салатного цвета и рубашку с коротким рукавом, оранжевую как спелый апельсин.  

Его компаньон, напротив, был ниже Стюарта, плотной комплекции. У него было добродушное выражение лица, голубые глаза выражали наивность, и ещё он что-то сосредоточенно жевал. Любой бы заметил, что этот студент нисколько не стесняется своей внешности, не следит за волосами цвета соломы, одеваясь как ему хотелось.  

– Добрый день, – приветствовал вошедших Стюарт и, открыв окно, сел за стол. – Честно говоря, мистер Вульф не назвал мне ваших имён.  

– Сергей Коломенцев, – с акцентом проговорил высокий.  

– Юджин Сайкон, – сказал его приятель.  

– Меня вы помните? – спросил Стюарт, улыбнувшись.  

– Да, виделись на первом курсе, было дело, – подтвердил Юджин. – А чего Вульф нас к тебе сбагрил?  

– Не сбагрил, а попросил помочь вам в написании курсовых работ, – строгим голосом сказал наш герой. – И извольте обращаться ко мне на «вы».  

– Вы уж его простите, мистер Лентон, – с ухмылкой сказал Сергей. – Он – американец, вы же их знаете.  

– А ты из России, верно?  

– Да. Из Москвы перебрался с родителями в Дарвин.  

– Окей. Расскажите мне о своих научных интересах, – попросил Стюарт. – Я хочу, чтобы вы написали курсовые работы не зря.  

– Всё просто, – начал Юджин.  

 

Пообщавшись со студентами около двух часов, наш герой начал сомневаться в том, что они учатся на третьем курсе факультета истории Университета Северной Территории. У него создалось впечатление, что история для этих приезжих молодых людей – просто один из предметов в учебной программе, причём, из тех, что можно не учить.  

В результате выходец из России решил написать курсовую работу о роли Австралии во Второй мировой войне, а потомок дядюшки Сэма взялся за более сложную тему, связанную с взаимовлиянием культуры аборигенов и культуры современной Австралии.  

Отпустив студентов, наш герой вернулся в преподавательскую и выпил кофе. Вздохнул и хотел было подремать за своим столом, но вошёл мистер Вульф и сказал, что завтра у него срочные дела вне университета, и поэтому лекцию у первокурсников Стюарт проведёт.  

– Ничего сложного, – заверил его профессор. – Расскажешь им о племенах тивис.  

– Но как же... – попробовал возразить молодой человек.  

– У тебя уйма времени, дружище, – с улыбкой сказал Найджел и пожал руку ассистенту. – Поверь, если б не серьёзные обстоятельства, я бы никогда не бросил тебя в этот котёл.  

Профессор ушёл, а Стюарт Лентон взял из шкафа папку с материалами по предметам для студентов первого курса, выбрал необходимые страницы и методичку, и принялся читать.  

В какой-то момент у него заболела голова, и он, испугавшись, что снова провалится в видения, принял таблетку. Стало лучше, и Лентон ещё около часа изучал материал, затем поискал в интернете фотографии и картинки, распечатал несколько на обычных альбомных листах. Поболтал с мисс Кори и поехал домой.  

 

В ночь с понедельника на вторник Стюарту приснился очередной странный сон. На этот раз он в тех же джинсах, футболке и кожаной куртке оказался в пустынной местности с рыжим песком, оврагами и холмами, и группой гор на горизонте.  

Здесь был жаркий день, ярко светило солнце.  

«Вот теперь я, похоже, очутился в Австралии», – подумал наш герой, шагая к ближайшему холму. Поднявшись на него, он огляделся и вдруг заметил быстро движущийся к нему объект.  

По мере приближения молодой человек смог разглядеть машину, напоминающую вертолёт, однако с дополнительными двигателями на бортовых крыльях помимо винтов на крыше и хвосте. Машина с шумом зависла невдалеке от Стюарта, открылся боковой люк и оттуда на тросе спустился человек в бронекостюме с пистолетом на поясе.  

«Действительно, австралийцы шагнули далеко вперёд, пережив ядерную войну», – подумал наш герой.  

– Я – Стюарт Лентон, – представился он, когда незнакомец в бронекостюме остановился в метре от него.  

Солдат какое-то время смотрел на Стюарта через защитное тёмное стекло шлема, затем протянул руку и сказал:  

– Конрад Райт, командир разведгруппы «Соколы». Как ты очутился здесь?  

– Я могу объяснить, но вы можете подумать, что я сумасшедший, или что вру.  

– Ничего я думать не буду. Мне и так ясно, что ты не местный. Но по речи мой анализатор определил тебя как австралийца.  

– Я живу не здесь, не в этом времени. Я из 2012 года.  

– О как, – сказал Конрад и свистнул. – Попал к нам через временную аномалию, может. А может... В общем, лети с нами на базу, пообщаешься с нашими учёными. Там и разберёшься.  

– Конечно, – согласился Стюарт и побежал к вертолёту, взялся за трос, его подняли на борт, и затем подобрали Райта. Машина с рокотом понеслась к горам.  

 

Наш герой сидел около круглого иллюминатора и изредка бросал взгляд на местность внизу, машина набрала большую высоту, и молодой человек почувствовал, как учащается сердцебиение. Он сделал несколько глубоких вдохов и длинных выдохов, стало лучше, но по коже пробежала волна мурашек.  

Он заметил, как на него смотрят солдаты сквозь защитные стёкла шлемов и смутился.  

– Так значит, ты из прошлого? – не выдержал мужчина крупного телосложения, сидевший согнувшись.  

– Отставить, Каспер, – холодным голосом произнёс Конрад. – Оставь гостя в покое, у него и так сейчас наверняка в голове чёрти что творится. Тебе было бы приятно, если бы тебя разбудили ночью и сообщили, что всё прожитое тобой – сон?  

– Что вы, командир, я не знаю, – пробормотал солдат и сделал странный жест рукой. – Как будто я не понимаю.  

И тут из динамиков, расположенных над головами, раздался женский голос:  

– Внимание! Приготовьтесь к посадке, захожу на вираж к базе.  

Стюарт почувствовал, как вертолёт кренится вправо, сбрасывая высоту, и закашлялся. В иллюминатор он увидел, что машина подлетала к горе Улуру, оранжево–коричневого цвета, издалека казавшейся ровной и гладкой.  

Машина по дуге совершила ещё вираж и начала вертикально опускаться в открывшийся шлюз на поверхности горы. И когда вертолёт приземлился в ангаре, Стюарт проснулся.  

 

Место действия: Университет Северной Территории, Дарвин. Время действия: 20 ноября 2012 года, 12:35 местного времени.  

В этот день Стюарт Лентон проснулся без страха, без дрожи, но во время завтрака в голову настойчиво лезли скверные мысли. Внутренний голос шептал о грозящих проблемах с рассудком и советовал никому ни о чём не рассказывать.  

Перед выходом на работу наш герой остановился около зеркала, провёл рукой по волосам и вдруг отражение шевельнулось.  

– Да что за?! – воскликнул молодой человек и рванул на кухню, выпил две таблетки антидепрессанта и вернулся к зеркалу.  

Вроде бы всё как обычно, вот только когда он уже сделал шаг к двери, тот другой Стюарт Лентон из зеркала произнёс надтреснутым голосом:  

– От себя не сбежишь.  

Стюарт резко подскочил к зеркалу и, сжав руку в кулак, ударил по стеклу. Ударил так, что поранил пальцы и пошёл в кухню, обработал порезы перекисью водорода, вновь вернулся в прихожую. На зеркале была трещина, и эта трещина каким-то странным образом разделила зеркало пополам, разрезав соответственно и отражение Стюарта.  

– Чушь какая, – пробормотал он и поспешил уйти из квартиры.  

И вот теперь он сидел в преподавательской, ещё раз перечитывая материал к лекции, оставив дурные мысли позади, спокойный и уравновешенный. В 12:46 он потянулся, зевнул и, взяв папку с материалами, собрался уже идти, как услышал мягкий голос мисс Кори:  

– Расслабься, Стюарт. Держись с ними свободно, студентам это нравится.  

– Спасибо, Джессика, – кивнул молодой человек и пошёл в аудиторию.  

 

Стюарт вошёл в аудиторию-амфитеатр, где уже сидело большинство студентов. Несколько человек устремили к нему любопытные взгляды.  

Наш герой положил папку с материалами на преподавательский стол и посмотрел на часы. Протёр доску, открыл окно.  

– Почти все собрались, – сказал он ровным голосом, скрестив руки на груди, и осмотрел аудиторию. – Сегодня занятие проведу я, у профессора Вульфа важные дела. Он просил быть строгим с вами, но я хорошо помню себя в вашем возрасте, и поэтому постараюсь, чтобы от лекции у вас остались приятные впечатления.  

В аудиторию вошли несколько опоздавших студентов и удивлённо уставились на Стюарта.  

– Мистер... – протянул один.  

– Мистер Лентон, – сказал Стюарт. – Не стесняйтесь, проходите, садитесь. Итак, я расскажу вам о племенах группы тивис, живших на севере материка, на побережье.  

Наш герой бросил взгляд по рядам, заметил Маюми и подмигнул ей. Она повела бровью.  

– Представители племён этой группы чаще контактировали с чужеземцами, особенно из Индонезии, и их культура отличается от культуры более изолированных питьянтьятьярас – жителей центральных пустынь Австралии, – или от культуры племени кууриес, жившего в юго-восточной части материка. Однако, как вы уже знаете, в образе жизни аборигенов есть и общие для всех племён черты...  

 

После лекции Стюарт хотел поговорить с Маюми, но она быстро покинула аудиторию среди студентов. В преподавательской наш герой застал двух пожилых профессоров, читающих лекции на старших курсах, вежливо пообщался с ними минут пятнадцать, сидя за своим столом и просматривая адресно-телефонный справочник Дарвина.  

Ему вовсе не хотелось пить таблетки, но также не хотелось мучиться кошмарами и странными видениями, и он решил сходить к психоаналитику. Пролистав не одну сотню страниц, он, наконец, наткнулся на телефон одного частного врача, работавшего на Готэм-стрит.  

Записав контактные данные, мобильный телефон, молодой человек выключил компьютер и, попрощавшись с преподавателями, покинул здание университета. По пути домой он позвонил доктору Фризу и записался на приём в четверг, 22 ноября.  

Дома он поел и, чтобы забыться, включил телевизор. Пощёлкав каналами, остановился на «Animal planet». Ты наверняка знаешь, читатель, о чудесном влиянии природы на человека. Когда ты расстроен, когда у тебя в голове роятся беспокойные мысли, или, когда валишься с ног от усталости, стоит на минуту остановиться и понаблюдать за чем-либо естественным. Глядя на енотов, умывающихся у ручья, или на романтические танцы в воздухе экзотических птиц, на заботливых обезьян или тигров, чей взгляд излучает олимпийское спокойствие и внушает уважение, человеческий мозг расслабляется, мысли сами исчезают, уступая место хорошему настроению.  

Вот и наш герой таким образом выбросил из головы всё дурное, но тут зазвонил мобильный телефон, и Стюарт услышал в трубке радостный голос профессора Вульфа:  

– Вас можно поздравить с успешным дебютом, мистер Лентон?  

– Добрый вечер, профессор. Да, пожалуй, что так, – ответил Стюарт.  

– Тогда выручи меня завтра, проведи ещё одну лекцию у первого курса утром. А после на кафедре переговори с Константином. Да-да, с Уэллби. Он хотел мне что-то передать из материалов. Ну, что скажешь?  

– Что я могу сказать... Конечно, я всё сделаю, Найджел. У вас какие-то неприятности?  

– Честно говоря, есть немного. Я вернусь завтра вечером из этого проклятого городишки Палмерстона. Всё, увидимся в четверг на кафедре в 10:00. Будь здоров, – сказал Вульф и повесил трубку.  

Стюарт бросил телефон на пол и, зевая, вернулся к передаче о животных. Но увиденное им на экране телевизора заставило молодого человека вскочить с дивана. Вместо природы и животных, он увидел джунгли, берег широкой реки, вода в которой была ядовито-зелёного цвета, необычные растения и гигантского крокодила, выбирающегося на песок. Он заставил себя не отводить взгляда, следующие кадры показали красное солнце в небе, сизые облака и панораму речной долины.  

– Это же... Это Амазонка в Южной Америке, – пробормотал Стюарт, хлопая глазами. – Но что с ней стало?  

Глядя на экран, он видел явно мутировавших животных и насекомых, а затем крадущихся пятерых мужчин в набедренных повязках, с копьями и топорами в руках. Их кожа была цвета охры, волос ни у кого не было, на лицо они были не старше сорока лет, изредка переговаривались между собой на каком-то странном языке.  

Стюарт видел руины городов Южной Америки, видел детей, игравших обломками бытовой техники, телефонов и компьютерными запчастями на улицах среди покорёженных автомобилей. Видел побережье Атлантического океана, тут и там стояли бунгала, а по океану скользили деревянные плоты и лодки с рыбаками, выглядевшими не лучше охотников.  

Он видел остатки цивилизации, людей-мутантов, сохранивших рассудок, поселившихся невдалеке от пирамид индейцев и городов вроде Мачу-Пикчу.  

Усилием воли он унял дрожь, распространившуюся по всему телу, и выключил телевизор. Умылся холодной водой и заварил зелёного чая. Выпив чашку, он почувствовал себя лучше и лёг спать.  

Спал он в эту ночь без сновидений.  

 

Место действия: Приёмная доктора Фриза, дом № 8 на Готэм-стрит, Дарвин. Время действия: 22 ноября 2012 года, 18:06 местного времени.  

Мы оставим в прошлом 21 ноября, среду. Ничего удивительного в этот день не произошло, наш герой провёл лекцию у первокурсников, затем поговорил с профессором Уэллби, получил от него несколько документов в электронном виде и фотографий для Вульфа.  

Выстроив вокруг себя стену, Стюарт словно лишился на время страхов, чувств, и мысли о снах больше не возникали в голове. Конечно, и Константин Уэллби, и мисс Кори заметили перемену в поведении молодого человека, но ничего не сказали. Да и какое им было дело? У каждого из них хватало своих проблем, надуманных и настоящих, и они, как и большинство людей на планете Земля, думали о себе и своих головных болях.  

В четверг утром Стюарт приехал на кафедру, выпил чашку кофе, слушая невнятную, несвязную речь Найджела Вульфа, который вернулся из Палмерстона в хорошем настроении, и говорил о чём угодно, кроме дел. Сославшись на зубную боль, наш герой попрощался с преподавателями и вернулся домой.  

Он пытался успокоиться, но мысли о посещении психоаналитика упрямо лезли в голову, и ни музыка, ни телевизор не помогали. Словно зомби, Стюарт добрался до пятиэтажного дома на Готэм-стрит, нашёл нужный подъезд и поднялся на лифте на третий этаж.  

По коридору, пол которого был выложен светлым паркетом, а на стенах красовались обои поблекшего золота с причудливыми вензелями и узорами, Стюарт Лентон прошёл до двери с табличкой «Доктор В. Фриз», открыл её и вошёл в маленькую комнатку, служившую приёмной.  

Справа в дальнем углу за столом сидела пожилая дама с модельной причёской, в больших очках. Она сдвинула очки на кончик носа и придирчиво оглядела молодого человека с ног до головы. Недовольно сжав губы, она вернула взгляд к монитору, очевидно в нём было что-то, куда более интересное.  

– Я – Стюарт Лентон, – мягким тоном произнёс наш герой и добавил жёстче. – К доктору Фризу, он, наверно, уже ждёт меня.  

– Ну, и что вы стоите как светофор у перехода? – поинтересовалась женщина, показавшись из-за монитора. – Между прочим, Виктор ещё минут пять назад спрашивал меня, не пришли ли вы. Безобразие... Ну, что за люди нынче ходят...  

Не желая слушать дальнейшие рассуждения женщины относительно людей и молодёжи в особенности, наш герой поспешил зайти в кабинет доктора.  

– Ну, наконец-то! А я уж подумал, что вы не придёте, любезный, – сказал Виктор Фриз и вскочил из-за большого деревянного стола, подошёл к молодому человеку, пожал ему руку и жестом пригласил присесть.  

Стюарту с первого взгляда не понравилась кушетка, и он уселся в мягкое кресло у окна. Доктор улыбнулся и, открыв окно, поставил свой стул рядом и сел.  

– Я, как услышал ваш голос, молодой человек, сразу понял – у вас проблемы, да-да, – сказал Фриз и доверительно подмигнул. – Я постараюсь помочь вам, но вы должны быть со мной предельно честны. Только так.  

– Разумеется, – кивнул Стюарт, разглядывая этого жизнерадостного доктора.  

Этот пожилой мужчина лет шестидесяти не был ни полным, ни худым, вероятно, он старательно поддерживал тело в нужной форме. Среднего роста, с небольшой лысиной на затылке и густыми седыми волосами по бокам, он говорил приятным голосом, его голубые глаза буквально излучали умиротворение, и в какой-то момент Стюарту показалось, что скоро всё плохое будет позади. У Фриза определённо присутствовал вкус в моде, он носил клетчатые брюки, выглаженные по стрелкам, белую рубашку с коротким рукавом, верхние пуговицы были расстёгнуты, и поэтому синий галстук был завязан свободно. Носы чёрных туфель поблескивали лаком.  

– Я весь внимание, любезный, – сказал Виктор и взял в руки блокнот и ручку. – Слушаю вас. Расскажите о том, что вас беспокоит. Если я вас буду прерывать вопросами, постарайтесь не потерять мысль. Итак, говорите.  

– Это началось с неделю назад. В тот день я вместе с профессором Университета Северной Территории проводил экскурсию в музее Ист Поинт для первокурсников. Было довольно жарко, и в какой-то момент мне показалось, что я теряю сознание. Очнулся я в автобусе по дороге домой. Но этот провал не был пустым, я словно оказался на другом материке. Я видел пригород мегаполиса, разрушенного в результате какого-то военного конфликта.  

– Вы можете назвать этот город или хотя бы страну, в которой очутились?  

– Это Соединённые штаты Америки, возможно Нью-Йорк, Лос-Анджелес... Я никогда не был там. А тут словно оказался наяву.  

– То есть, вы понимаете, что увиденное вами – сон?  

– Я не знаю, доктор. В этом вся проблема. Я думал, что это от перегрева, но потом видения повторялись. Я побывал в гостях у некого Арчибальда Вашингтона, живущего в будущем, в мире после ядерной войны. Я отчётливо помню, как разговаривал с ним, как пил травяной чай.  

– То есть вы очутились в будущем? Любопытно. Продолжайте.  

– В следующий раз я оказался в России, на каких-то болотах. Познакомился с местными жителями, они решили, что я перенёсся к ним через пространство благодаря телепорту из Австралии. Я увидел несчастных людей. Затем мне приснилась родная Австралия, я видел солдат будущего, они нашли меня и хотели доставить на научную базу, но тут я проснулся.  

– Опять же, вы сейчас говорите о сне и бодрствовании. То есть, во снах вы переноситесь в будущее?  

– Именно так. Я не понимаю, отчего это происходит. И доктор... Я начал пить антидепрессанты, думал, что это поможет. Но стало хуже, во вторник по телевизору я увидел будущее Южной Америки.  

– Скажите, любезный, вам нравится ваша работа?  

– Безусловно. Она гораздо интересней работы в автомастерской.  

– Вы приехали в Дарвин, не так ли? Давно?  

– Три года назад из Таунсвилла. Там остались мои родители и сёстры.  

– А как вы проводите свободное время? Может быть, играете в видеоигры? Смотрите фильмы ужасов или фантастику?  

– Нет-нет, доктор. Как раз на это списывать нельзя, это совсем не моё. Я стараюсь гулять, двигаться, учусь играть в гольф.  

– Хорошо, у вас есть девушка?  

– Сейчас нет... Не так давно я познакомился с замечательной девушкой, она учится на первом курсе. Но из-за происходящего со мной...  

– Вы отдалились и замкнулись в себе, – понимающе кивнул Виктор и встал со стула. – У вас интересный случай, Стюарт.  

– В каком смысле? – удивился молодой человек и недоумённо уставился на доктора.  

Виктор Фриз положил на стол блокнот с ручкой и, сложив руки на груди, повернулся к Стюарту боком. Наморщив лоб, он напряжённо думал и, наконец, произнёс строгим голосом:  

– Если бы я не смотрел вам в глаза, любезный, когда вы говорили, я бы решил, что вы или выдумываете, или сошли с ума. Но я вижу, вижу ваше чистое сознание. И вижу, что ваши переживания реальны. Честно говоря, я толком не понимаю, почему вам снились эти картины будущего. И знаете ли, они могут превратиться из картин в настоящее, если только... Впрочем, я отвлёкся. Я советую вам на время сменить обстановку. Вам нужны яркие впечатления, Стюарт. Возможно, причина ваших кошмаров в том, что вы живёте спокойно и хорошо, а ваше сознание отчаянно нуждается во встряске. Человек не может прожить без сильных эмоций.  

– Я завтра должен вылететь в Кэрнс, а оттуда поеду к родителям в Таунсвилл. Они приглашали меня на выходные, да и на работе меня отпустили до вторника.  

– Вот и славно, – на выдохе произнёс доктор и протянул Стюарту руку. – Отдохните.  

Стюарт пожал руку, встал с кресла и направился к выходу.  

– Да, и Стюарт, не пейте антидепрессанты, – сказал доктор, сев за свой стол. – От них больше вреда, чем пользы. Когда вернётесь в Дарвин, позвоните мне обязательно.  

– Спасибо, доктор, – кивнул Стюарт и вышел.  

Когда дверь захлопнулась, Виктор Фриз упёр подбородок в руки на столе и вздохнул.  

– Какой сложный случай, – прошептал он, закрыв глаза. – И ведь он здоров, я думаю.  

 

Место действия: Национальный парк Чарльз Дарвин, Дарвин. Время действия: 23 ноября, 13:11 местного времени.  

А что же гости из будущего? Не будем забывать об этих интересных персонажах и обратим теперь свои взоры на них, читатель.  

Наши знакомые за эти несколько дней изучили гигабайты информации о мире XXI века, большей частью уделяя внимание природным катаклизмам, вспышкам эпидемий и вооружённым конфликтам.  

Теперь они неспешным шагом прогуливались по парку вдоль берегу озера Хидден. В этот обычный рабочий день им изредка попадались случайные прохожие, чаще всего женщины с детьми и пожилые люди с собаками и даже кошками всех мастей.  

Несмотря на облачность, товарищи не сняли тёмные очки, получая информацию об окружающем пространстве и объектах каждую минуту.  

В этот день Сэм надел поверх слегка мятой белой рубашки лёгкий пиджак цвета индиго, по его мнению, этот пиджак отлично сочетался с синими джинсами и чёрными туфлями.  

Его темнокожий компаньон сменил шорты на летние брюки, а тенниску – на серую футболку. Дабы не вызывать подозрений у жителей этого времени, друзья приобрели наручные часы «Casio» и иногда поглядывали на них через стёкла очков. При этом, если задержать взгляд, можно увидеть даже внутренние механизмы часов, что в общем-то было забавно.  

– Из всех вооружённых столкновений наиболее интересным мне показалась «война» между Грузией, Южной Осетией и Абхазией, – нарушил молчание Майк. – В этом конфликте Россия себя показала.  

– Не с лучшей стороны, друг, – сказал Сэм, качая головой, и нахмурился. – С одной стороны, Россия открыто показала всему миру, что не допустит вмешательства в свои дела, и готова защищать своих граждан в других странах.  

– Ну да. Даже Европа не возмутилась этому шагу России. Но я помню, ты во всём видишь и положительные, и отрицательные моменты. Продолжай мысль.  

– Последствия. Ситуация в Иране, затем ввод войск США в Ирак и теперь разжигание конфликтов в Северной Африке. Если в первом случае никто не решается спорить с Россией, то в остальных...  

– По-твоему, Россия должна была, кроме официальных заявлений, перейти к решительным действиям на Ближнем Востоке и в Африке? Но нужно ли ей вмешиваться?  

– Подтверждаю, – подала голос Люси. – Вмешательство России в эти военные конфликты не привело б к значительным переменам, повлекшим коренные изменения будущего. С вероятностью шестьдесят четыре процента её действия могли бы приблизить атомную войну.  

– Как я могу спорить с человеком и искусственным интеллектом, – с улыбкой сказал Сэм и развёл руками. – Всё это замечательно, но мы по-прежнему не нашли никого, кто сможет изменить будущее.  

– Между прочим, вероятность воздействия Стюарта Лентона возросла до двадцати трёх процентов после посещения им вчера психоаналитика, – заметила Люси.  

– Сегодня вечером проверим твои модули, – со вздохом сказал Майк. – У тебя произошёл сбой из-за контакта этого человека с энергетическим полем перехода...  

 

По пути в гостиницу друзья сняли крупную сумму наличных, позволив Люси подключиться к системе банкомата и симулировать снятие средств с карты. Затем зашли в магазин оргтехники и приобрели ультрабук «HP» и проводную мышку.  

И после обеда Люк отправился в городскую библиотеку, находящуюся на Харри-Чен-авеню, а Майк снял очки и включил ультрабук, с помощью Bluetooth подключил свою гарнитуру, служащую модулем искусственного интеллекта.  

Он провозился около пятнадцати минут, разбираясь в алгоритмах и контрольных суммах инициализации Люси, жалея о том, что не может спросить у неё совета. Надо заметить, читатель, для человека будущего такая работа была крайне непривычна, люди Австралии-завтра добились такого уровня технического прогресса, на котором искусственный интеллект выполняет практически любые задачи, поставленные человеком. Австралийцы будущего оперируют процессами на сенсорных панелях, всю информацию отслеживают на голограммах и перемещаются по материку, используя систему телепортов и машины, напоминающие вертолёты.  

Майк так увлёкся изучением программ и модулей Люси, что оторвался от ультрабука только когда услышал, как открылась дверь.  

– Зрение испортишь, хватит, – сказал Сэм, сняв очки и строго глядя на друга.  

– Я не чувствую усталости или боли, – возразил Майк, повернувшись к вошедшему.  

– Когда почувствуешь, будет поздно, хе-хе. Вставай, пойдём ужинать.  

Перед тем, как приступить к еде в кафе, гости из будущего сняли очки.  

– Я вижу, мы адаптировались, – заметил Майк.  

– Похоже на то, – кивнул Сэм, сделав глоток чая из кружки. – Знаешь, я сегодня прочёл, кажется, пять книг по истории. И без очков. Мне это понравилось.  

– Напоминает о нашем доме, где мы не пользуемся анализаторами, а работаем с панелями и проекциями.  

– Я вообще-то... Ладно, скажи-ка, ты нашёл ошибку в коде нашей ненаглядной Люси?  

– Нет, – нехотя произнёс Майк и сделал глоток минералки. – Я поработаю ещё, но...  

– Но, возможно, она права в отношении этого Стюарта Лентона, – продолжил Сэм с улыбкой. – Если так, давай завтра просмотрим всю информацию о нём. Люси оперативно загружает сведения о некоторых людях, которых мы повстречали.  

– Сдаюсь, – со вздохом сказал Майк и развёл руками.  

 

Место действия: Ферма Лентонов, 23 километра к западу от Таунсвилла. Время действия: 24 ноября, 09:48 местного времени.  

Прилетев в Кэрнс, наш герой переночевал в мотеле и на первом автобусе доехал до фермы. Он открыл калитку и замер, глядя на родные места. На том же месте стоял большой двухэтажный дом, на стенах блестела свежая краска. Остался и амбар, в котором хранился урожай и стоял старый трактор. Остался и хлев, где хозяева держали двух коров, и пристройка для гусей.  

Входная дверь открылась, и на крыльце показался худой высокий мужчина лет 60, его волосы поредели и поседели, на лбу были давние глубокие морщины, а зелёные глаза уже не блестели. В клетчатой рубашке с коротким рукавом, потёртых джинсах и кроссовках, он бодро спустился по ступенькам и направился к ветряку, установленному на шесте рядом с колодцем.  

Стюарт усмехнулся и, поправив лямку рюкзака на плече, вошёл на территорию фермы и, осторожно закрыв за собой калитку, направился к отцу.  

– Доброе утро, папа, – сказал Стюарт, положив отцу руку на плечо. – Я приехал.  

– Вот не было печали, – ехидным голосом произнёс Говард Лентон и повернулся к сыну. – Раз ты приехал, жди остальных. Твоя сестра, Лизбет, наверняка опять притащит с собой этого дурня – Люка – и дочку.  

– Я тоже рад тебя видеть. Дом сами красили?  

– Нет, нанимали турков и русских! Конечно, сами. Правда, дядя твой, Майкл, с сыном приезжал. Вот и покрасили на совесть. Вас же не дождёшься... Господи, дал же ты мне детей!  

– Мама, Стюарт приехал! – услышали женский крик мужчины и переглянулись.  

Это была Виктория, младшая дочь в семье Лентонов. И спустя пару минут рядом с ней на крыльце показалась Алисия Лентон, в переднике поверх платья, и домашних тапках.  

– Как же мы рады тебе, сын, – сказала мать, обнимая Стюарта.  

Говард в это время закурил и отвернулся, последние лет пятнадцать он терпеть не мог эти нежности и язвил по любому поводу.  

– У тебя всё хорошо? Ты немного бледен, – заметила Алисия, разглядывая сына.  

– Лучше бы у тебя были глисты, – сказал серьёзным голосом Говард. – Тогда бы посидел выходные на диете.  

Виктория рассмеялась и скорчила гримасу отцу, тот сделал вид, что ничего не заметил и, затушив сигарету, пошёл в дом.  

– У меня всё хорошо, мама, – сказал Стюарт, когда они уселись на кухне за столом. – Я теперь читаю лекции студентам. Платить будут так, что о подработках можно забыть.  

– Один раздолбай учит других, – пробурчал Говард, стянув с тарелки печенье. – Скажите пожалуйста, он даже не учитель, но студентов учит.  

– У твоего отца, как всегда, хорошее настроение, – с улыбкой сказала Алисия, налив сыну молока в стакан.  

– Джастин звонила вчера, – встряла в разговор Виктория. – Сегодня приедет.  

– И Лизбет с дочкой наверняка уже едут, – сказала мать. – Хорошо бы, Люк приехал.  

– Ооо да! Жду не дождусь, когда соберётся вся наша чёртова семейка, – сказал Говард и встал из-за стола. – Стюарт, иди отнеси свои вещи в комнату, да, в твоей комнате никто пока не живёт. Но мы подселим к тебе этого плавуна Люка, если он всё-таки приедет. И давай быстро, у меня появилась идея.  

Стюарт кивнул и поднялся на второй этаж, прошёл в свою комнату и, бросив рюкзак в кресло у окна, присел на край кровати.  

– Вот ты и дома, дружище, – сказал он и улыбнулся.  

Когда возвращаешься домой, читатель, ты чувствуешь некий душевный подъём, ведь здесь тебе рады, здесь ты можешь забыть о проблемах, о работе и окунуться в круговорот не всегда интересных, но полезных дел.  

Итак, наш герой, вернувшись на ферму, с удовольствием занялся трактором в амбаре. Под руководством отца, который, по правде говоря, уже кое–чего подзабыл, но всё равно считал себя докой в технике. Прошло около часа прежде, чем двигатель трактора всё-таки завёлся, и Говард с довольным видом посмотрел на сына.  

– Несмотря на то, что ты решил грызть гранит науки, у тебя руки растут откуда надо, Стюарт, – сказал он.  

– Ну не зря же я подрабатывал в автомастерской, – сказал молодой человек, вытирая лоб полотенцем.  

– После обеда почистим колодец.  

– Конечно, пап.  

 

После обеда Стюарт вместе с отцом занялись колодцем, и когда наш герой с фонариком на лбу работал на дне, выкапывая грунт и складывая его в ведро, с погружёнными пол щиколотку ногами в жижу, Виктория радостно закричала:  

– Приехали! Джастин и Лизбет приехали!  

Алисия вышла встретить дочерей, обняла их, подхватила Люси на руки и пошла к дому. Следом за женщинами на ферму вошёл широкоплечий мужчина тридцати лет, не атлет, правильней было бы его назвать жилистым, в футболке, джинсах и кроссовках.  

– Явился – не запылился, – крякнул Говард и взялся за лестницу, спущенную в колодец. – Ну-ка, сынок выбирайся. Пусть этот спортсмен поработает.  

Стюарт еле сдержал смех, подал отцу лопату и выбрался из колодца. Вытянул на верёвке ведро и вывалил грунт в компостную яму. Затем сполоснул руки и подошёл к Люку.  

– Привет, спортсмен, – сказал он и пожал протянутую руку.  

– А вы, значит, работаете, – с улыбкой произнёс Люк. – Ну что ж. Джастин! Будь добра, захвати мою сумку в дом.  

– Перед тем, как лезть в пекло, загони машину, оболтус, – строгим голосом сказал Говард, нахмурив брови.  

Спустя двадцать минут мужчины продолжили работу с колодцем. Закончив, проверили насос и подключили его.  

 

Место действия: Берег реки Блэк, 4 километра от фермы Лентонов. Время действия: 25 ноября 2012 года, 11:05 местного времени.  

В это воскресенье Говард Лентон вёл себя мягче, и с утра не отпустил ни одной колкости в адрес родных. А всё потому, что в этот день пять лет назад родилась его внучка Люси. Девочке достались золотистые волосы от мамы и папины голубые глаза. В нарядном платье и белых туфельках девочка казалась принцессой из сказки.  

Вся семья отправилась на пикник на берег реки Блэк. И теперь, когда взрослые уже выпили вина, а Люси с тётушками Джастин и Викторией наигрались в тарелку, когда Говард взял под руку супругу, и они молча смотрели на течение реки, улыбаясь, когда Люк задремал, к Стюарту, стоящему около дерева и слушающему, как ветер играет с листвой, подошла Лизбет.  

– Ты чего? – спросила сестра, коснувшись его руки.  

– Думаю, – просто ответил он. – Обещаешь никому не рассказывать?  

– Прямо как детстве, – сказала Лизбет и рассмеялась. – Ну, выкладывай, что у тебя за секрет.  

– Мне кажется, я нашёл ту девушку, с которой хочу быть, – вздохнув, сказал Стюарт и сложил руки на груди. – Но у меня были проблемы... Мне снились кошмары, я на какое-то время перестал понимать, когда я в реальности, а когда во сне. И я оттолкнул её, не захотел...  

– Меньше надо учить студентов и читать книжки, братец. Тогда и сны будут сниться хорошие. Ты испугался, так?  

– Похоже, что так.  

– Слышал бы тебя Люк, – с улыбкой сказала Лизбет и посмотрела на идущего к ним супруга. – Он с месяц не решался заговорить со мной. Такой уверенный в себе, такой сильный и такой нерешительный.  

– О ком это ты, любимая? – удивился Люк, подойдя.  

– О тебе, дорогой. Дай полезный совет Стюарту, а я пойду к сёстрам.  

– Я слушаю, – произнёс Люк, встав рядом со Стюартом.  

– Когда ты познакомился с Лизбет, у тебя не бывало такого, что ты сомневался в своих чувствах? В правильности поведения? – спросил наш герой и посмотрел в глаза пловцу.  

Люк кашлянул от неожиданности и задумался на минуту, а затем ответил:  

– Сомневался поначалу, может раз, а может и больше. Но теперь знаю точно, если любишь, – не думай, действуй. Если твои ожидания не оправдаются, сделаешь выводы. Знаю, это трудно принять, но такова жизнь.  

Наш герой кивнул и пожал Люку руку, затем направился к родным. Глядя на счастливых Джастин и Викторию, на улыбающихся родителей, он почувствовал, как теплеет на душе.  

К нему подбежала Люси и весело засмеялась.  

– Дядя Стюарт, чего ты такой серьёзный? – спросила девочка и протянула ему руку.  

Молодой человек взял её за ручку и пошёл рядом с Люси к воде. Они смотрели на течение, на камни, выпирающие из воды, и на облака в небе. Затем в какой-то момент наш герой взглянул на племянницу, всё ещё держа её за руку. Он вдруг понял, какое это счастье, когда у тебя растёт такая дочь.  

– Представляешь, она где-то успела нахвататься всего и понемногу, – сказал Люк, подойдя к ним. – На днях Люси показывала нам рисунки, так среди всего самого обычного как-то затесались математические символы. Интеграла, бесконечности, корня. Не признаётся, откуда узнала.  

– Может, из неё вырастет инженер или программист, – предположил Стюарт.  

– Наверное, это ужасно скучно, – скорчив гримасу, сказала Люси и побежала к маме.  

– В следующем году отдадим её в детскую секцию плавания, – сказал Люк.  

– Я не удивлён, – с улыбкой сказал Стюарт и развёл руками. – Пойдём, кажется, дождь собирается.  

Люк бросил взгляд на надвигающиеся с запада серые тучи и кивнул.  

 

Место действия: Самолёт, рейс «Кэрнс – Дарвин». Время действия: 26 ноября 2012 года, 19:34 местного времени.  

В понедельник после обеда члены семьи стали разъезжаться по домам. Люк завёз Джастин в её съёмную квартиру, затем поехал домой. А Говард отвёз сына в аэропорт Таунсвилла и проводил на самолёт.  

И вот наш герой занял место у иллюминатора, самолёт взлетел и развернулся в сторону Дарвина. Стюарт смотрел на белую мглу облаков за бортом, на бледно-голубое пространство и думал. Думал над словами Лизбет и Люка, думал над тем, что ощутил в эти выходные, оказавшись в родительском доме. Глотнул минеральной воды и закрыл глаза. За эти несколько дней кошмары исчезли. За эти несколько дней он ни разу не вспомнил о работе. И когда самолёт начал снижаться, Стюарт, наконец, принял решение.  

 

Место действия: Университет Северной Территории, Дарвин. Время действия: 27 ноября, 10:47 местного времени.  

Приехав во вторник на кафедру, Стюарт собирался поработать с материалами для студентов третьего курса, но жизнерадостный профессор Вульф попросил его присутствовать на лекции у первокурсников.  

– Вы хотите, чтобы я показал какие-то снимки или фильм? – поинтересовался Стюарт.  

– Это не потребуется, – сказал Найджел и улыбнулся. – Идём.  

Наш герой хмыкнул, но направился следом за профессором, в аудитории сел за свободный стол во втором ряду.  

– Друзья! Сегодня у меня для вас есть хорошая новость, – начал Найджел и взмахнул руками. – Вы уже много слышали от меня о культуре аборигенов Австралии, кто-то, возможно, даже заинтересовался Эпохой Снов. И поэтому мы считаем, вам пора прикоснуться к вечности самим. В середине декабря мы можем поехать поездом в Алис–Спрингс, а оттуда в поселение Titjikala на краю пустыни Симпсон. Если кому-то не нравится эта идея, прошу поднять руку.  

Довольным взглядом оглядев аудиторию, профессор улыбнулся и сказал:  

– Замечательно. Тогда сегодня или завтра вы должны передать мистеру Лентону ксерокопии паспортов. Кстати, Стюарт, не расскажете ли вы, что такое для вас – Эпоха Снов?  

Стюарт встал из-за стола, подошёл к профессору и, кашлянув, заговорил:  

– Как вам известно, аборигены Австралии считают, что мир был создан в священную эпоху сновидений. Под сновидениями принято понимать жизнь предков и их деяния. Эти деяния совершались в давние времена и в то же время как будто бы в вечном настоящем. События сотворения мира воссоздаются в ритуалах, в них аборигены изображают деяния предков, тем самым заново проживая всю историю своего племени. Я полагаю, что благодаря этим ритуалы современные аборигены чувствуют связь с предками и главным из них – Радужным Змеем.  

– Значит ли, что этими ритуалами они повторяют некие события, происходившие в прошлом? – спросил кто-то из студентов. – Получается, что они живут прошлым.  

Стюарт взглянул на профессора, тот молча усмехнулся. Наш герой набрал воздуха в лёгкие и на выдохе ответил:  

– У аборигенов нет прошлого. Продолжая в ритуалах действия своих предков, они продлевают прошедшее в настоящее. Именно поэтому говорится о вечном настоящем, подразумевается, что вне зависимости от момента истории люди сохраняют свои традиции и культуру. По-моему, это намёк для меня и для всех людей жить сегодняшним днём, не боясь прошлого и будущего.  

– Это хороший ответ, мистер Лентон, – кивнул профессор Вульф.  

– Тем из вас, кто хочет погрузиться в Эпоху Снов, стоит учесть, что у каждого племени были свои сновидения, и племя ощущало себя частью целого, таким образом, знания племён дополняли друг друга, – добавил Стюарт. – Я ответил на ваш вопрос, профессор?  

– Более чем, – сказал Найджел и хлопнул молодого человека по плечу. – Я доволен, и вы можете нас покинуть.  

Стюарт направился к выходу из аудитории, почувствовал на себе чей-то мягкий взгляд, обернулся на минуту, и увидел сияющую от радости Маюми.  

 

Место действия: Квин-стрит, Дарвин. Время действия: 27 ноября 2012 года, 18:06 местного времени.  

По улице бежали двое мужчин в тёмных очках. Один среднего роста, с пепельными волосами, в светло-голубой рубашке с коротким рукавом и джинсах. За ним поспевал широкоплечий тёмнокожий в зелёной футболке с логотипом Greenpeace на спине и длинных шортах.  

– Не отставай! – крикнул на выдохе Сэм другу. – Надо узнать, отчего Стюарт Лентон...  

– Да людей-то, людей, – проворчал его темнокожий спутник, задев плечом прохожего и догнав друга. – Люси!  

На гарнитуре Майка загорелся зелёный огонёк, и спустя пятнадцать секунд друзья услышали приятный голос искусственного интеллекта:  

– Я вас слушаю, мастера.  

– Какова сейчас степень воздействия Лентона? – спросил Сэм, остановившись рядом со светофором.  

– Сорок пять процентов, сегодня утром произошёл скачок, – ответила Люси.  

– Погоди-ка, – выдохнув, сказал Майк, переходя улицу. – Я до утра просидел, анализируя поведение этого человека. Но я всё равно не понимаю, почему...  

– Да какая теперь разница?! – воскликнул Сэм. – Нам нужно увидеть его лично. Уверен, тогда мы узнаем ответ. Поднажмём, осталось меньше двухсот метров до поворота на Готенберг Кресент.  

Майк кивнул и снова побежал, вспомнив о родном времени, в котором люди разучились бегать и спешить: чтобы быстро добраться куда-либо, существовали телепорты и машины.  

 

Место действия: Парк Дина Овал, Дарвин. Время действия: 27 ноября 2012 года, 18:29 местного времени.  

Они встретились на аллее, Стюарт молча взял Маюми за руку, и они зашагали по парку, любуясь солнцем, которое катилось к закату.  

– Маюми, прости меня, пожалуйста, – начал молодой человек, сглотнув ком в горле. – Я испугался в тот день, мне снились кошмары, и они были настолько реальны, что я не мог точно сказать, где нахожусь в данный момент. Я испугался, что ты не поймёшь, что посмеёшься надо мной. Сейчас я понимаю, как это глупо.  

Девушка улыбнулась и, глядя в глаза Стюарту, сказала:  

– Хорошо, что ты это понимаешь. Я увидела в тебе нечто особенное, нечто близкое, а когда ты сказал, что хочешь побыть один, огорчилась. Мне казалось, ты – открытый человек.  

– У каждого найдутся скелеты в шкафу, – хмыкнул Стюарт.  

– Можешь познакомить меня со своими, – со смехом сказала Маюми. – А эти сны... Они тебе ещё снятся? Как ты себя чувствуешь?  

– Всё в порядке. Я был у психоаналитика, он посоветовал мне сменить обстановку, я навестил родных на ферме недалеко от Таунсвилла, и все кошмары остались в прошлом. Надо будет позвонить ему завтра.  

– Сегодня на лекции, когда ты говорил об Эпохе Снов, я увидела свет в твоих глазах. По-моему, ты стал другим Стюартом Лентоном, и мне это нравится.  

Они сели на лавку, Стюарт поцеловал руку Маюми, девушка положила голову ему на плечо, и они устремили взоры к солнцу на горизонте.  

Вот оно уже скрылось за горизонтом, а Стюарт и Маюми так и сидели на лавке рядом.  

Через декоративный кустарник на аллею выбежали двое мужчин. Они часто дышали, темнокожий первым снял очки и вытер лоб носовым платком.  

Мужчина с пепельными волосами тоже снял очки и, отдышавшись, сказал:  

– Он ещё здесь, тридцать метров от нас по аллее.  

– Люси! – позвал Майк.  

– Я допустила ошибку, мастера, – отозвался искусственный интеллект.  

– Какую? – тихим голосом спросил Сэм. Они стояли в пяти метрах от лавки, на которой сидели Стюарт и Маюми, не обращавшие внимания на происходящее вокруг.  

– Я не учла роль взаимодействия Стюарта Лентона с девушкой по имени Маюми. Суммарная степень воздействия этих людей на будущее составляет сто процентов. Минуту. Это с учётом всех прошлых встреч и возможных контактов в ближайшие годы с другими людьми.  

– Мы заблуждались, пытаясь найти одного или нескольких важных людей, – сказал со вздохом Майк. – Ежеминутно на будущее своими поступками, мыслями воздействуют миллиарды людей, живущих в этом времени. Просто у кого-то из них больше потенциал, кто-то из них ищет и находит, кто-то живёт в настоящем и этим создаёт будущее, а кто-то сражается с бесконечными призраками прошлого. И даже самый обычный человек может повлиять на будущее, совершив то или иное, или просто хорошо подумав.  

И после этих слов он ощутил что-то необъяснимое, нечто неизвестное и приятное. И в следующую секунду он исчез. Сэм успел только взмахнуть руками и улыбнуться, миг, и он также исчез.  

 

Когда подул прохладный ветер, Стюарт и Маюми пошли к выходу из парка. В какой-то момент наш герой замер на месте, ощутив уже знакомое напряжение в воздухе.  

– Что-то случилось? – спросила девушка.  

– Побежали, сейчас хлынет дождь, – сказал молодой человек, и они побежали вперёд.  

И в самом деле, спустя пару минут, они услышали раскаты грома, а затем на город Дарвин полились струи воды.  

Вот только на том самом месте, где стояли наши знакомые из будущего, когда земли коснулись первые капли воды, раздался электрический треск. Сквозь струи на миг вспыхнула молния, вспыхнула ярко и погасла.  

 

И на этом, читатель, мы попрощаемся со Стюартом Лентоном и Маюми. Какое будет продолжение у этой истории – мне неведомо, но почему-то думается, что они будут счастливы.  

Ты можешь спросить, а если бы Стюарт Лентон не подошёл к Маюми в парке крокодилов, если бы не оказался вблизи точки телепортации пришельцев из будущего, что случилось бы тогда? Я не знаю, честное слово. Не знаю, как сложится завтрашний день, следующий месяц и грядущий год. И это неважно, потому что, когда живёшь здесь и сейчас, когда позади прошлое, а впереди длинная дорога – это замечательно.  

 

Каждым своим поступком, каждой мыслью и желанием человек делает шаг в завтра. И заветное завтра меняется с такой скоростью, что даже с помощью технологий будущего не получится точно определить момент, в который Завтра изменяется необратимо. Так мы думаем в молодости. А если взглянуть на связку прошлого, настоящего и будущего уже в зрелых годах, то она превращается в непрерывный процесс проживания жизни.  

В этом году ушёл из жизни хороший человек и талантливый писатель XX века – Рэй Брэдбери. Его произведения произвели на меня сильное впечатление, написанные простым языком, с увлекательными сюжетами и интересными персонажами, они навсегда изменили моё отношение к фантастике. Рассказ «Шаг в завтра» я посвящаю этому выдающемуся автору.  

И напоследок, спасибо подруге Тоне, прочитавшей этот рассказ, когда он был написан ещё только наполовину, и давшей мне несколько ценных советов.  

 

Ноябрь – декабрь 2012 года

| 41 | 5 / 5 (голосов: 1) | 11:55 29.11.2022

Комментарии

Grlebedev19:37 04.12.2022
lyrnist, спасибо за отзыв. Будут опубликованы ещё несколько моих работ.
Lyrnist19:36 29.11.2022
Вы просите в самопредст. оставалять комменты. Написано очень хорошо, даже познавательно, интересно. Читаю.

Книги автора

Крестоносец 18+
Автор: Grlebedev
Рассказ / История Мистика Религия
Аннотация отсутствует
Теги: история мистика крестовые походы
19:47 04.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Сеть
Автор: Grlebedev
Рассказ / Сказка Философия
Аннотация отсутствует
19:45 04.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Осколки 18+
Автор: Grlebedev
Рассказ / История Мемуар Мистика Сказка Философия
Эта история могла быть записана мной не сейчас, а, возможно, и не мной. На этих страницах каждый может найти что-то своё, что-то касающееся именно его, это зависит только от восприятия человека. Собы ... (открыть аннотацию)тия из прошлого собираются в забавную мозаику, которой, по сути, и является жизнь. Понимание прошлого, но переживание текущего, спокойствие и гармония могут привести к существенным переменам: человек перестаёт думать о том, что случится завтра, через неделю и дальше. Он живёт сегодня и наслаждается этим.
Теги: притча история мифы
19:43 04.12.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Трибунал 18+
Автор: Grlebedev
Рассказ / Военная проза Реализм Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: приключение боевая операция спецназ
11:52 29.11.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Сон
Автор: Grlebedev
Рассказ / Мистика Сюрреализм Фантастика
Случается иногда… Человек весь день работал, впитывал информацию, размышлял, общался. А потом ночью ему снится что-либо связанное с пережитым за этот день или что-то, произошедшее ранее. Человеческие ... (открыть аннотацию)сны порой отражают реальность, об этом писал ещё Зигмунд Фрейд. Но дело в том, что чаще всего трудно связать сон непосредственно с реальными событиями. Хорошо ещё если вы запомнили сон, и вам вообще что-то снится, ибо вашему покорному слуге сны снятся крайне редко за последние пару лет.
Теги: сны фантазия
11:50 29.11.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.