Режим чтения

Постковидный синдром

Роман / Любовный роман, Мистика, Психология
Молодой человек влюбляется в медсестру в ковидом госпитале, влюбляемся просто в глаза, из-под ковидной робы и маски. Когда он приезжает домой после выписки, то понимает, что жить без нее не может. Он должен ее увидеть, во что бы то ни стало, полностью, без ковидного камуфляжа! Безуспешно пытаясь найти ее. Он заходит в сеть интернет, надеясь узнать ее по глазам.
Теги: любовь мумий тролль мистика шизофрения сайты знакомств социальные сети

глава 1

 

"Ничто не вечно? Скорее ничто не заканчивается, ветвясь в тысячах мирах, в триллионах нерассказанных историй! Где-то там, чайник оказался пуст и ты дала мне эти несчастные ножницы! "  

(С) Jeweller  

 

 

29 сентября 22.  

 

Я все удалил Оля, все до последней строчки. Не оставил даже черновиков. Стер весь цикл «Постковидного». Его нигде нет: Ни на Liyapishu, ни в компьютере, ни в телефоне, ни в Word, ни в облачном хранилище. Ни одной главы, ни одной копии. Я проверял. Я даже «корзины» зачистил... чертов педант. Удалил даже обложку цикла с рабочего стола – эту «халтурку», что я наскоро перерисовал в редакторе Windows из твоей Оля фотографии, прилепив тебе лыжную маску и респиратор. Ничего – нарисую новую!  

Я не знаю, хватит ли мне сил сделать это – то, что я задумал. Восстановить... по памяти... все. И даже больше – Дописать наконец эту историю. Нет, не дописать – продолжить. Ведь она еще далеко не окончена. Но я хочу. Хочу попробовать Оля. Как же болит голова...  

И так о чем это я? Весь цикл Постковидного синдрома состоял из трех частей (Постковидный синдром – 1, 2, 3, ), финала(Постковидный синдром – Финал), и заключительной части под названием Постковидный синдром – Рубикон. Не спрашивай, почему у меня такой бардак в очередности названий. В процессе повествования все поймешь. Как и поймешь зачем я это сделал – все удалил. Судя по всему «Рубикон» ты не читала вовсе, так как я в отличии от предыдущих глав не давал тебе на него даже ссылку, когда выложил на yapishu. net Впрочем я не уверен сейчас, читала ли ты вовсе мой цикл «Постковидного» – хотя бы одну его часть. Мне придется восстановить по крайней мере первые две части и финал… Не уверен на счет третьей части – она шуточная и существенной роли не играет… Хотя нет, играет, еще какую роль играет! Боже, до меня только сейчас дошло – это же ключевая часть моей «пьесы»... Ну, да все по порядку. «Рубикон» сам по себе представлял из себя нечто вроде «наброска». Я хочу его расширить, изложить подробно… Впрочем, до этого надо сперва дожить. И так поехали! Скрести за меня пальцы Оля.  

 

Постковидный синдром.  

Ковид-19. Что это? Проклятие ниспосланное на грешные наши головы? Это труба надвигающегося апокалипсиса? Вестник конца всего сущего? А может это Божье благословение? Я не удивлюсь если завтра, выжившие после пандемии начнут летать, или проходить сквозь стены, настанет всеобщая благодать, мир во всем мире и совсем близко тысячелетнее царство Иисуса Христа…  

 

Не знаю, может я и не приглянулся тебе тогда вовсе. Возможно мне это только казалось? Или у тебя характер такой? Может я тебя просто бесил Оля? Только ты сама сможешь ответить на этот вопрос. Но ты вела себя странно, согласись: Тупила с этой чашкой несчастной. Эти твои взгляды жгучие украдкой. Ножницы мне не дала.  

– Нету в отделение ножниц!  

С какой злобой неадекватной ты мне это заявила.  

– Ну точно не ровно дышит ко мне девушка, – подумал я.  

А тут еще сон. Этот странный сон, с легкой пикантно-эротической ноткой… Я солгал тебе Оля, он был не в конце, а где-то в середине моего лечения. Числа восьмого… Да, пусть это будет восьмое апреля двадцать второго года, хотя это не точно но, тем не менее. Вот как все было на самом деле в том пресловутом сне.  

Я лежу в двадцать второй палате, на своей койке, не могу пошевелится однако, все вижу. В дверь входишь ты, на тебе «ковидный» костюм, лыжная маска, респиратор все как полагается. Ты пускаешься в пляс, исполняя передо мной какой-то замысловатый танец, затем склоняешься, снимаешь маску, респиратор и целуешь меня в уголок рта:  

– Что же ты такой трусливый? – спрашиваешь ты с упреком.  

Моя рука тем временем обретает способность двигаться. Я беру твою ногу в ладонь с внутренней стороны бедра, прямо через полиэтилен:  

– Ты так думаешь? – говорю я.  

Я вскочил с койки, с трепещущим сердцем и со стояком.  

Клянусь Оля, все так и было!  

– Вот это да! Кто эта девушка? – подумал я.  

Подумал и тут же забыл. Жалею что ни разу даже не заговорил с тобой за все время. О чем ни будь, да о чем угодно. Да я не шибко смелый! Правильно ты заметила. Да и ковид этот, будь он неладен… В общем было не до знакомств. И тогда я еще не был влюблен в тебя.  

Все изменилось когда после выписки я приехал домой. Было это тринадцатого апреля. Я вдруг понял, что ты нужна мне:  

– Вот те раз! И что мне теперь делать? – подумал я. – Я даже не знаю как ее зовут! Хотя нет, знаю – Оля. Так кажется, ее окликнула одна из коллег. Но я не знаю даже как эта Оля выглядит! В кого я влюблен? Я ее в глаза не видел!  

Избитая фраза. Хотя только их я и видел из под “ковидного” капюшона и респиратора. Только твои глаза.  

– Может она в активном поиске? – подумал я. Зарегистрирована где ни будь на сайтах знакомств, и я ее узнаю – по глазам?  

Бредовая идея. В жизни не был ни на одном подобном сайте. Знал лишь про Мамбу, и то потому что она у всех на устах. Вбиваю в поисковике «сайты знакомств», захожу на первый попавшийся. Им оказался Biboo. Регистрируюсь, начинаю листать анкеты, и натыкаюсь на твои глаза…  

– Не может быть. – подумал я. – Неужели я вот так вот, не напрягаясь, за пять минут нашел тебя, тыкнув по первой попавшейся ссылке в интернете? Но глаза то твои… твои глаза! И морщинка твоя на лбу – над переносицей.  

Я тут же настрочил тебе сообщение, где изложил обстоятельства и симпатию столь внезапно к тебе возникшую. И отметив необычайное сходство (тогда еще я не верил что это ты и есть), стал ждать когда ты зайдешь в online.  

А ты все не заходила. От скуки стал флиртовать с местными обитательницами Biboo. Кое кому даже рассказывал нашу с тобой историю. В общем было весело. Но ты все не заходила.  

– Может ты меня приворожила? – Подумал я тогда.  

Подсыпала что-нибудь в еду, а что? Помнишь как ты подала мне однажды котлету на всю тарелку? Я тогда еще удивился, почему котлета досталась мне одному? Хотя «столы» в палате вроде бы у всех одинаковые.  

Я выдал эту теорию в переписке своей новой знакомой Татьяне. Она оказалась сведущей по части приворотов:  

– Все это может плохо закончится, если это приворот – написала она. – К том уже, это палка о двух концах. Бьет обоих участников.  

– Если это так, она тоже страдает Михаил – Бог наказывает чародеев.  

Я отбросил эту идею до времени.  

Запустил Лагутенко. Сто лет его не слушал. Думал он совсем “исписался” после альбома “Невеста”. А у него столько новых песен оказывается замечательных! По-моему он только сейчас раскрывается как поэт – на закате своих лет. Лазурно-бирюзовые… Послушай эту песню, она про нас!  

 

А до тех пор, пока я тебя не нашел…  

Шел, шел, шел...  

Я тебе ничего не смогу рассказать -  

Надо ждать, ждать.  

Этой ночью мы бы могли умирать,  

Но ты уводишь себя танцевать от меня  

 

За зеркала, за зеркала, за зеркала  

Лазурно-бирюзовые глаза.  

 

Ты можешь мне объяснить, где ты хочешь прожить.  

Ты думаешь зря, нашу нить никак не порвать.  

Надо рвать, рвать!  

Эта ночь пришла чтобы нас растерзать,  

И мы спешим вместе успеть разбивать  

 

О зеркала, за зеркала, о зеркала  

Лазурно-бирюзовые глаза.  

 

До тех пор, пока я тебя не нашел.  

До тех пор, пока я тебя не найду… иду, иду.  

В ночь где нам впору всем погибать.  

Там… откуда уже никогда не сбежать.  

За зеркала… за зеркала...  

 

Шли дни, складываясь в недели. Вдруг я вспомнил, что оставил рентген-снимок, в палате перед выпиской! Он был большой и не лез в пакет. Я Так и оставил его сиротливо лежать в тумбочке.  

– Хорошая причина навестить ковидный госпиталь! – Подумал я.  

Тогда то и поехал я в первый раз после выписки в ЦГКБ города Ульяновска. Сперва сунулся в приемную: Так мол и так, забыл в третьем отделение снимок, нужен очень, как бы мне его вернуть? Меня конечно дальше приемной не пустили – ковид все-таки. Дали телефон сказали: – звоните! Может и вынесут его через карантин, если найдут(может это будешь ты, Оля! ). – Естественно мне ничего не нашли и не вынесли.  

– Проснулся, – заявил мне женский голос на проводе(это была ты Оля? ). – две недели прошло!  

Пока я разговаривал по телефону, мимо шурша полиэтиленом проплывал ваш санитар Даня. Его я узнал по жирной заднице и внушительному росту. Он уехал в лифте, до того как я решился что либо предпринять. А мог бы наверное помочь мне с тобой связаться. Вот олень! Я конечно, не Даня. Так я и вернулся домой – ни с чем. Однако у меня остался номер твоего отделения Оля!  

– У нас в отделении четыре Оли работают, вам какую позвать? – сказала мне молоденькая совсем, судя по голосу девушка. Ее звали Яна. Так она представилась, когда я на следующий день набрал заветный номер.  

А я ни не знал какую! Четыре Оли?! И как теперь из них мне вычленить свою?!  

Тут я сглупил: заявил, что хотел бы познакомится с одной из них, фамилию не помню примерно такого то возраста и роста. Густо красится глаза голубые, морщинка над переносицей.  

– И все? – сказала Яна. – А как она выглядит? Волосы какие?  

Я не знал что ей ответить. Она выглядит как полиэтиленовый снеговик в лыжной маске с респиратором без волос! Боже да они все там такие – снеговики без волос!  

Внезапно трубку перехватила какая то тетка. Она заявила что если я еще раз позвоню они вызовут полицию. Больше я не пытался.  

Близился конец апреля. Мумий Тролль не смолкал в моем доме. А Biboo не сходил с монитора моего старенького chuwi. Я терпеливо ждал когда ты зайдешь наконец в свой профиль. А ты как назло, все не заходила. Наверное тогда я это выдал:  

 

Свет, за стенкой москитной горит.  

Соседям не спать!  

Лагутенко мурлычет под бит.  

Весна и пинг двести.  

Посети, профиль мой – не молчи.  

К черту они!  

Мы друг другу на свет рождены!  

Мы… для этой весны!  

 

Я даже выложил во вконтакте, в группе у Илюхи Лагутенко этот бред. Не знаю, может он (Илья) его даже прочел?  

Я решил проверить твое наличие в социальных сетях. Но так как фамилию твою я не знал, все что пришло мне в голову – пробить фото выложенные в анкете на соответствие в сети. То есть выполнить поиск по изображению, вдруг эти фотографии есть где то еще? Все тщетно. Тебя не было нигде – ни в фейсбуке, ни во Вконтакте, ни в Одноклассниках. Ну или просто, ни где не было этих фото. Я искал тебя специализированных группах ЦГБ во "вконтакте" и "одноклассниках", но почти все они – закрытые, мне было туда просто не пробится.  

Тридцатого апреля это было. Ты наконец то зашла на Biboo. Зашла и даже сообщение не прочла. И снова канула.  

Твою дивизию… Как только я тебя не костерил Оля. Какими только звонкими эпитетами не наделял. Ну как так можно? Кем нужно быть, чтобы зайти и не прочесть сообщение?!  

Наступил холодный май двадцать второго года. Постепенно я терял терпение. Я тогда всерьёз задумался. А что если мне купить ковидный костюм и под видом санитара, проникнуть через карантин к тебе в отделение? Я даже представил себе эту авантюру под песню Мумий Тролль, Не помню зачем:  

 

Я не помню зачем и когда был рождён.  

Мне сказали: «Пацан! », я шёл район на район.  

Мы все думали – это что-то типа кино,  

Что так не навсегда и всем всё равно.  

Мы не знали, что свинтят нас в заерзанном мать…  

 

А что если тебя в это время не будет на смене? А если и будет, как это будет выглядеть: пришел «олень» такой знакомится, в скафандре? Что я тебе скажу при встрече? А что если меня и в самом деле «свинтят» за этим занятием? Может за такое и статья есть…? Не знаю, что меня тогда остановило… Может она самая – статья?  

Внезапно, до меня дошло наконец, что Biboo не единственный подобный ресурс. Это было шестого мая.  

Я стал шерстить интернет и вскоре, на одном из сайтов(на Tabor), наткнулся на те самые лазурно-бирюзовые глаза… И профиль на этот раз оказался online!  

Фотографии были другие. Целых семь штук. Некоторые были даже студийные. Их явно делал хороший фотограф. Но это несомненно была моя незнакомка с Biboo. В отличии от Biboo на Таборе имелась масса информации личного характера, которой по разным причинам не оказалось на первом сайте. Увы, это была не она, не моя медсестра, ведь не бывает на свете таких совпадений… не бывает. Это была всего лишь директор! Так было написано у тебя в анкете Оля. Со стабильным средним доходом не нуждающаяся в спонсоре. Имеющая несколько высших образований, знаток английского языка, вежливая, воспитанная, верная, застенчивая, целеустремленная. Имеющая детей живущих в месте и т. д. и т. п… В общем – само совершенство. Она не моя медсестра. Наивный балбес. Не бывает таких совпадений. Какое разочарование. Как же я ошибался… Но эти глаза, как же они похожи…  

Я в сердцах хотел было уже удалить себя из всех сайтов и закрыть эту тему… Но нет, она должна услышать мою историю… Просто обязана!  

Я не удержался:  

– Ах, Ольга, Ольга если бы вы только знали…! – написал я. – Поверьте, мне теперь ваши глаза до конца жизни будут снится… Вы иногда заходите на Biboo и читайте пожалуйста сообщения… – сохраните кому то нервные клетки. Я профиль удалил (я действительно сделал это сразу же, после того как нашел ее на Таборе), но логи должны остаться. Я желаю вам счастья от всего сердца! Прощайте.  

ПС: И простите за то что я Вам тычу там, я же не знал что Вы директор… школы?  

Она не отвечала шесть минут. Тем временем я обновил ее профиль и обнаружил, что она удалила… все.. свои… фото. Это было сразу же после моего сообщения…  

–Странно. – подумал я. Я так и написал ей в сообщении:  

– Странно.  

– Что именно? – ответила она.  

– Фото удалили.  

– Замучили писать непристойности. Я не директор школы.  

– А кто?  

– Я зам. заведующего детским садом. Просто не было такого пункта для анкеты. Так мало написано у тебя в анкете, что даже примерно не понимаю схожи ли наши взгляды приоритеты? И я удалила БибО. Скопируй, пришли сюда.  

– Вы мне не поверите. – написал я. – Я удалил анкету на Biboo.  

Ладно тебе выкать, мне это на работе надоело.  

– Окей.  

– Ну расскажи о себе какой ты человек, чем занимаешься, чем увлекаешься?  

– Я не готов сейчас писать это, выгорел за три недели ожидания пока ты зайдёшь.  

– А-а-а ну ладно.  

– Да это и не важно.  

– Значит не судьба.  

– Я офф. Извини. – я закрыл крышку ноутбука. – Она удалила все свои фото, в тот самый момент когда я написал ей первое сообщение…  

У меня защемило в груди. Я почувствовал прилив хорошей порции адреналина в кровь… Бред. Я открыл крышку и написал:  

– Ты должна это услышать. Приготовься – Шекспиру не снилось. Короче…  

Тут я вновь изложил ей свою историю.  

– Вот хочешь верь, хочешь не верь. – добавил я. – Может она меня присушила? Я в отделение даже звонил. Мне сказали у нас четыре Оли работают – вам какую? А я и фамилию не знаю ее. Я три недели сидел на Biboo – ждал когда ты зайдешь. А ты зашла тридцатого, и даже сообщение мое не прочла. Меня уже тошнить стало от анкет, когда я догадался наконец «зарегится» на другой сайт – я тебя умоляю только не смейся сильно. Такой бред… сохну по ней а перед глазами ты стоишь… Как же похожи ваши глаза.  

– Смеяться тут не над чем. – заявила Ольга. – Почему сразу присушила? А может это просто любовь?  

– Как можно влюбится в того, кого я даже не видел?  

– Бывает по разному. Может ты в ее глаза влюбился, в ее отношение к тебе, по-разному бывает. Кстати, я в детстве хотела стать медсестрой так как не брезгливая ни к чему.  

– Не знаю, глаза то твои. – заметил я.  

– Таких глаз как у меня я лично не видела и сестры у меня нет, только брат. Но я тебя понимаю – любовь может так нечаянно нагрянуть и зацепить, что ее можно через всю жизнь пронести.  

– Я конечно не верил до конца, что она это то ты, я ж не дурак совсем, – не бывает таких совпадений!  

– Бывают совпадения. Все в жизни бывает. – сказала Ольга.  

– Зря ты фотки удалила, я рассмотреть не успел даже.  

– Две уже выставила.  

– Ага вижу…  

 

Сейчас я хочу незначительно отклонится от первоначального текста Оля. Вообще я уже это сделал – выше. На самом деле в изначальной версии Постковидного синдрома этого диалога не существовало. Точнее он был, но в весьма упрощенном виде. Теперь же, я выложил ее, нашу с тобой переписку, как она есть, слово в слово, прямо из логов Табора, благо они (логи) до сих пор сохранены в памяти моего профиля.  

И так. В изначальной версии было лишь упоминание, что ты удалила фотографии, после моего первого сообщения. И мои подозрения – из-за того, что ты сделала это столь внезапно. Я написал тогда: – Зачем ты поступила так со мной? Зачем обманула? Не сказала, что ты и есть та самая, медсестра в которую я так беззаветно влюбился? Может на то были причины о которых мне ничего не известно? Может ты хотела меня проучить? Или тебе было просто все равно? Я написал это, потому что в момент написания текста, а было это в последних числах июня двадцать второго года, я действительно в это верил, верил, что ты мне лжешь. Ведь как может знаток английского языка написать БибУ (biboo) через «О»? Бибу пишется и читается через «У» Оля, а не через «О», как ты мне однажды написала в своем сообщении. Впрочем это могла быть всего лишь твоя ошибка, и только. Также, всего лишь совпадением можно назвать и то, что ты удалила все свои фото в момент написания первого тебе сообщения. Но в то время, благодаря цепи событий, о которых пойдет речь ниже, я свято верил что ты мне врешь. Сейчас же, спустя столько времени, я не знаю, что написать. Может быть написать что я псих? Что ты и в самом деле та самая, за кого себя выдаешь? Заместитель заведующего детсадом со стабильным средним доходом не нуждающаяся в спонсоре, имеющая несколько высших образований, аспирант, будущий кандидат в доктора наук (как я узнал в последствии от тебя) знаток английского языка, вежливая, воспитанная, верная, застенчивая, целеустремленная, имеющая детей живущих в месте с тобой и т. д. и т. п.? В общем само совершенство? Написать, что на самом деле настоящая Ольга, та самая, в которую я влюблён, до сих пор ничего не подозревает? Что на самом деле вас две а не одна? Есть ты – работник детсада, есть она – работник ЦГКБ города Ульяновска. Только и всего то? Может наконец то мне просто написать теперь, что я умалишенный – вылепивший из тебя какого то многоликого монстра? Я могу это сделать Оля. Да я уже это сделал – только что. Но беда в том, что сегодня уже 30е сентября, с момента написания первой версии Постковидного синдрома прошло уже ровно три месяца, а я до сих пор не знаю правды. Впрочем все по порядку.  

Как я уже написал выше, ты солгала Оля. Не сказала мне тогда, что ты и есть та самая медсестра в которую я имел неосторожность влюбится. И вся твоя анкета – чистой воды выдумка. В конце концов в профиле можно написать все что угодно, так ведь? Даром что ли, многие этим грешат, на право и на лево, это всем известно. Анкета она все стерпит, как говорится. Ну, либо же я просто псих. Выбирай что хочешь. Правду все равно знаешь только ты. Тем не менее случилось то, что случилось. Мы общались еще некоторое время: Я узнал например, что ты кроме всего прочего аспирант, будущий кандидат в доктора наук, как я уже упомянул выше. Ты рано овдовела и от твоего покойного мужа тебе остались две замечательные дочурки. А еще я узнал, что мы могли пересекается в прошлом! Впрочем об этом в следующей части Постковидного синдрома.  

Вскоре я потерял к тебе интерес. Тем более ты его ко мне так же не проявляла. Да и заходила ты редко, ссылаясь на занятость, работу учебу, детей. В общем мы перестали общаться. Спустя какое то время, я совершенно забыл про тебя.  

 

Время шло своим чередом. Я все еще заходил на Tabor, время от времени. Непременно «гоняя» при этом Лагутенко, на своем стареньком ноутбуке. Мумий Тролль вообще не смолкал в моем доме в те дни, как я уже говорил. Я почти наизусть выучил все его песни. Тогда, на Таборе я к своему удивлению снова встретил Татьяну, ту самую, знатока по части приворотов. Она оказывается в след за мной тоже перебралась с Biboo на Tabor, спустя какое то время. Мы пообщались плотнее, я узнал что она тоже как и ты вдова, мать, и даже уже бабушка. А также я узнал ее полное имя Татьяна Князева. В общем мы стали с ней почти друзьями, сетевыми френд менами скажем так. Мы даже обменялись телефонами. Ее номер сих пор забит у меня в контактах мобильного. Она была не в моем вкусе, эта blondie с выпученными глазами. Что-то знакомое было в глубине этих глаз, и до жути пугающее.  

В те майские дни я познакомился еще с одной милой дамой, ее звали Юлия Немова. Брюнетка с темно каштановыми волосами. Опять таки вдова. Три вдовы вашу мать... я только сейчас осознал этот шокирующий факт. Мы плотно общались и в какой то момент я даже захотел встретится с ней в реале. Я так и написал ей при знакомстве:  

– Здравствуйте! Отлично выглядите. В такую можно влюбится на раз, два, три – честное слово! Как насчет встречи?  

– Чтобы уж наверняка влюбится? – сказала Юлия.  

– А почему бы и нет? Но если хотите, можем просто пообщаться сперва – я не настаиваю.  

Ах Юлия, Юлия, если бы только знал я тогда, в те майские дни, какую роль сыграете вы с Татьяной в дальнейшем, в моей «пьесе» – я бы с тобой точно встретился! Тем не менее, тогда я этого не сделал. Да и сама Юлия особо не горела желанием встречи. Вскоре наша с ней переписка сошла на нет и она ушла в офлайн на длительное время.  

Хотя перед этим у нас с ней состоялась одна любопытная переписка. Я забыл о ней упомянуть. Нет вру… Этот разговор случился уже в середине июня(чуть раньше середины), когда она после долгого отсутствия вернулась в online Табора. Но честно говоря это не важно когда это случилось – вставлю ее сюда как она (переписка) есть, прямо из логов.  

Дело в том, что я долго не рассказывал ей нашу с тобой историю Оля. Я не знаю почему. И вот подвернулся таки момент мне это сделать. Случилось это десятого июня. Вот эта переписка почти дословно, в урезанном виде конечно:  

– Давай я тебе невесту подберу? :) – предложила Юлия.  

– Я влюблен в другую женщину.  

– О как… а здесь зачем тогда?? Почему не с ней?  

– Длинная история. Ты веришь в приворот?  

– Если честно – не очень…  

– Вот и я не верил, пока меня одна не присушила.  

– Такие вещи потом возвращаются, говорят очень тяжело и плохо тем кто их делает. Такая зависимость и без приворота бывает… у меня был такой мужчина… я его два года вытаскивала из этого состояния, вытащила – прошло. Клин клином…  

– У меня вообще странный случай, расскажу – не поверишь.  

– Ну почему… могу и поверить  

Я выложил ей нашу историю.  

– Ну это можно списать на болезнь…- Заявила Юлия. – Ослабленный организм, страх а тут какая-никакая забота, помощь спасение в какой-то мене… Вот ты и придумал себе, что это любовь, благодарен ей просто был очень. Пройдет… просто начни нормальные отношения с реальной женщиной… переключись…  

– Я влюблялся последний раз в седьмом классе, это что-то странное.  

– Просто если присушила – то должно быть продолжение… Отношения хоть какие-то. Она же знает твой адрес из амбулаторной карты. Миш, бывает так, поверь… просто ты готов был к чувствам скорее всего, пришло время, и тут она. Так совпало…Ты сам ее себе нарисовал. Это побочка от коронавируса видимо  

– Постковидный синдром что ли?  

– Типа того. Пройдет. Она кто? Фантом… просто найди симпатичную девушку и попробуй начать общается… встречаться… говорю же переключись…  

Закончился стылый май. Наступил июнь, тоже не по летнему холодный. Я вдруг почувствовал что моя любовь, стала постепенно ослабевать. Она словно бы устала. Из жаркого пламени превратилась в тусклый очаг, тлеющий красными головешками, в который не мешало бы подкинуть дровишек. Я начал забывать тебя Оля. И тогда ты напомнила – явилась мне снова, во сне!  

Сон был сумбурный, я мало что запомнил. Только фрагменты. Ты была в свадебном полиэтиленовом платье с фатой. Ты меня опять целовала…  

– Ты выходишь за муж? – спросил я. – За кого?  

– Нет, с чего ты взял?  

Я снова был в тебя влюблен Оля, с новой утроенной силой.  

Но я никак не мог тебя найти. Временами от неразделенной любви мне становилось просто тошно. Я впал в отчаяние. Я ни хотел уже от тебя ничего, просто снова увидеть, один раз воочию, хоть издали, без твоего смешного скафандра. Ковид тем временем постепенно, сходил на нет. Настанет время, и волна пандемии спадет совсем, расформируют ковидные отделения, койки закроют, сотрудников разгонят. Не станет больше третьего отделения ковидного госпиталя ЦГКБ Ульяновска и я тебя вообще никогда не найду!  

Я стал ездить по утрам в больницу. По долгу стоял я на автобусной остановке и на автопарковке, надеясь перехватить тебя между сменами (возможно ты меня видела в те дни). Может я узнаю тебя? Ведь наверняка узнаю… по глазам! Все тщетно.  

Как то раз, прогуливаясь по своему родному городку – Новоульяновску (пригород Ульяновска) надеюсь ты Оля помнишь, что я оттуда. Я встретил двух дураков. Семья Дураковых – муж и жена. Беженцы с Украины. Ты должна их помнить. Они лежали со мной в одно время. Муж в моей палате, жена в соседней. После начала войны они ютились по гостиницам Ульяновска пока не угодили в ЦГКБ с ковидом. Эти Дураковы с какой-то деревни, на линии разграничения с ДНР. Их дом был разрушен в первый день войны, первым же снарядом выпущенным наступающими силами ДНР. Если конечно Дураков мне не врал. Такая странная фамилия – Дураковы. По этому я и хорошо запомнил их. С Самим Дураковым я довольно тесно общался вовремя стационара. Я даже помню что у него есть сын в Москве. И после выписки они собирались к нему податься.  

Так вот, иду я а навстречу чета Дураковых. Я чуть рот не разинул! Кого, кого а их то не чаял я встретить на улочках своего родного городка. Скорее уж тебя Оля, в ковидной робе.  

Мы поздоровались.  

– Вы здесь какими судьбами? – спросил я удивленно.  

– А нас теперь поселили в вашем профилакторий, – ответил Дураков. – Он тоже не мало удивился нашей с ним встречи.  

– Два дурака. Это явный знак. – подумал я. – Может это я дурак, дурак дважды? Я чего-то не вижу в общей картине? Чего я не вижу?  

Должен тебе сказать Оля: За время текущих событий, я настолько пропитался мистицизмом пророческих сновидений моей любовной страсти, и всей той чертовщиной, происходящей со мной. Что это, казалось бы рядовое событие, мнилось мне теперь именно тем чем оно мнилось: некой загадкой, ниспосланной с выше, которую я должен сейчас непременно разгадать. После моих снов, я всюду и во всем видел «вангующие» мне знаки.  

Я открыл Tabor, стал вновь пролистывать анкеты… и наткнулся на твои глаза…  

К этому времени мы с тобой не общались уже больше месяца.  

– Эти глаза, как же они похожи на ее… – подумал я. – За все это время, сколько профилей, сколько анкет я просмотрел? Сотни? Тысячи? Ни когда не встречал я такого поразительного сходства. И эта морщинка на переносице, точь в точь как у нее.  

Внезапно я что-то вспомнил. Дикая догадка вдруг посетила мой воспаленный мозг. Я принялся судорожно пролистывать нашу с тобой переписку.  

– Странно.  

– Что именно?  

– Фото удалили.  

– Замучили писать непристойности…  

– Вот он дурак где! – подумал я. – Почему ты удалила фотки, в тот самый момент когда я отправил тебе первое сообщение?! Может ты меня узнала по фотографии? Ты меня приворожила Оля! Подсыпала какую-то дрянь мне в суп… В ту самую котлету на всю тарелку! И теперь боишься?! Я ДУРАК! Biboo пишется и читается через «У» Оля. Грех этого не знать знатоку английского языка! Вся твоя анкета – чистой воды выдумка! Даром что ли, многие этим грешат, на право и на лево! Ты просто неисправимая лгунья! Написать тебе? Ты сейчас онлайн кстати… Как ты могла так со мной поступить! У тебя есть вообще сердце?! совесть есть у тебя? Где ТВОЯ СОВЕСТЬ Оля?  

Тогда то и возникла у меня эта идея. Создать новую анкету на Таборе, от женского лица, назвав ее Твоя Совесть. Я зашел под новым профилем. Указав в анкете что ищу женщину тридцати восьми лет (твой возраст Оля), я зашел в твой профиль и лайкнул одну из твоих фото. Благо у тебя их семь штук, я могу проделывать это целую неделю. На следующий день я не выдержал – зашел намереваясь отослать тебе уже сообщение. Ха, не тут то было. Ты запретила писать лицам женского пола, в настройках Табора есть такая функция. Но есть же возможность отправить подарок, прикрепив к нему сообщение! Я выбрал «подарочек» из списка предлагаемых – значок с надписью СТЕРВА. Подписал его «Домой обратно не хочешь меня впустить? Мне холодно… Твоя Совесть». Оригинально! Выслал и стал ждать. Через некоторое время ты зашла, визуально «скрыла» мою СТЕРВУ (сразу удалить подарок не возможно) и тут же вышла. На следующий день я отослал тебе новый презент – грустного тигренка, послав уже подарок анонимно, подписав «За что ты так с ним? Ни один такого не заслуживает! » Выслал и приготовился ждать. Но ты не заходила в тот день… долгих восемь дней не заходила ты на свой профиль. Вплоть до 6го июля когда ты наконец это сделала. Но об этом речь пойдет в другой части моей драматической «пьесы»(«Рубикон», хотя это не точно, я еще не решил в какой. и будет ли он – Рубикон вообще).  

Весь остаток дня я только и делал что «банил» извращенцев, лезущих словно мухи на говно, ко мне в профиль,.  

– Ты че, лиза? Хочешь попробовать ЖМЖ?  

В бан!  

– Ты хоть понимаешь от чего ты отказываешься?  

В бан, в бан, в бан!  

Я понятия не имел, как тяжко приходится вам девушки на сайтах знакомств. Пока сам, на собственной шкуре не ощутил это. А если учесть что Твоя Совесть вовсе без фото была?  

Как я уже говорил, ты не зашла в этот день.  

Так понятно что я дурак. Но почему дурак дважды? Надо вздремнуть, может приснится чего.  

Вскакиваю с дивана. Опять был сон. Вообще мешанина какая-то. Я запомнил только слова – Проверь ее фотки с Табора…  

Мне становится жутко. Открываю поисковик. Поиск по изображению. Начинаю одну за другой проверять твои фото на соответствие в сети… Ничего… – нет есть одна ссылка! На один заброшенный профиль во вконтакте. Выложены всего две фотографии. Да это же ты Оля! У тебя всего два друга? Один, какая-то тетка азиатской внешности. Другой твой однофамилец видно явное сходство, словно вы родственники… может брат? Ну как же, ты писала, что у тебя есть брат, что ж, оказывается не все сплошь вранье в твоей истории. Но это не важно, гораздо важнее, что здесь имеется твоя фамилия – Ольга Коваль(фамилия изменена). Последний раз ты посещала свою страничку аж в двадцать первом году, девятого октября.  

– Вот он второй дурак Михаил. – сказал я сам себе. Я надолго задумался. – Я же теперь могу позвонить в отделение ЦГКБ и просто спросить, работает ли у них некая Ольга Коваль! Если выясниться что нет. Значит ты не в чем не виновата передо мной Оля. Ты не лгала. Все мои пророческие сны, просто чушь собачья! Я просто спятил, сбрендил, слетел с «катушек». Вылепил из тебя какого-то многоликого монстра, которого в природе не существует! А та другая Ольга – настоящая, в которую я по настоящему влюблен, по прежнему работает себе спокойно в ЦГКБ и ничего не подозревает! Но если окажется, что Коваль там всё-таки работает, значит я прав? И ты все это время, бессовестно врала мне Оля… Хочу ли я это знать сейчас? Хороший вопрос. НЕТ, НЕ ХОЧУ!! Я не хочу туда звонить, потому что если Коваль там не работает, то какая разница! Но если Коваль и есть ты, та самая медсестра ЦГКБ, которая написала себе липовую анкету и окажется что ты действительно мне врешь Оля, ведь сейчас я ни в чем не уверен. Мне будет больно это узнать...  

 

Вот что я сделаю: Я напишу про это рассказ, любовно-драматическую пьесу вашу мать! У меня неплохо получается а самое главное быстро – думаю уложусь в пару дней – материала предостаточно. Затем я выложу его в интернет! На форум каких ни будь писателей. А че, вдруг выстрелит это говно?! Рассказ прославится, за перо возьмется толковый сценарист и сам Лунгин снимет про меня хорошее кино, где в главной роли сыграет Безруков. БЕЗРУКОВ БЛИН… Я и есть Безруков. И это не шутка! Надеюсь ты Оля помнишь из моей амбулаторной карты, что меня зовут Михаил Николаевич Безруков семьдесят девятого года рождения проживающий в городе Новоульяновск, Ульяновского района, Ульяновской области, улица Комсомольская 20А квартира 5 второй этаж налево. Фильм покажут по ящику, ты его увидишь, и все поймешь. Ты будешь немало удивлена я думаю. И тогда есть два варианта, что может произойти: Первый – если окажется, что ты одна единственная, если ты работник детсада и медсестра в одном флаконе, если ты тот самый многоликий монстр, тебе станет мучительно стыдно за себя, за то что ты так бессовестно мне лгала. И второй: – если на самом деле вас две, ты вспомнишь обо мне Оля, та самая – работница ЦГКБ. Мы встретимся, и я наконец то увижу тебя! Воочию, без твоего смешного «скафандра». Я УВИЖУ ТЕБЯ ОЛЯ! Та… в которую я по настоящему влюблен.  

Это бредовая идея, да? Да мне плевать, думай что хочешь Оля! Так или иначе меня так и распирает, так хочется взяться за «перо», руки так и чешутся! Материала предостаточно, выдумывать ничего не надо – просто пиши. Это же мечта романиста какая-то!  

 

Я вижу это как наяву: Я в палате, в той самой, лежу на своей кровати напротив распахнутой двери.  

– Я что опять сплю? Это же не сон!  

В дверном проеме мелькнула тень, шурша полиэтиленом. Это ты торопливо прошла по коридору сверкнув очами.  

Я поднимаюсь с постели, и «ныряя» в тапки, протягиваю руку к тумбочке, за своей пустой чашкой с надписью «Good morning».  

Внезапно из глубины отделения взрываются переливчатым звоном колокола. Рождается неторопливая мелодия – знакомая. Ну как же – группа Мумий Тролль, «Ноябрь»!  

– Я должен увидеть! – Я беру чашку и трогаюсь с места.  

Лагутенко начинает петь, жонглируя бархатным баритоном:  

 

Поздравляю вас с началом ноября  

Снег еще не выпал, слава Богу…  

 

На ватных ногах выхожу я в коридор. Мои тапки словно свинцовые, я не могу их снять.  

 

Минусеет ветер и урчат моря  

Что-то скверно стало, что-то сводит ногу…  

 

Ты стоишь чуть поодаль у стола с чайником питьевой воды, протирая стол влажной тряпкой. На тебе ковидная роба с капюшоном, я не вижу твоего лица, ты склонилась над своей работой.  

Пространство отделения словно меркнет.  

 

Лодочники лодки, приковали в сарае…  

 

– Скорее! – Я начинаю медленно брести по коридору, вступая ногами в пол, словно в вязкий битум. Он тянется прилипая к ногам, вытягиваясь серыми кафельными нитями… Или это тянутся мои тапки?! Я не могу понять.  

 

Золотые руки память отрывает…  

 

Пространство передо мной сыпется битыми артефактами текстур. Картинка мигает. Лагутенко, то начинает тянуть замедленным металлическим басом, то срывается в жуткий фальцет. Время, пространство и звук, словно затягивает в матрицу... в воронку черной дыры.  

 

Лу-на же-л-та оч-ень и... си-ль-нее кр-а-а-а-й…  

 

– Я.. У-С... С-П-Е-Е... Е-Ю! – Стены с потолком разлетаются в прах смешными зелененькими квадратиками. Под ногами открывается бездна в ничто... Еще миг, и МИР РУХНЕТ!  

 

По-здра-вл-яю.. в-а-с.. с на-ча-лом... но-яб-ря…  

 

Неимоверным усилием воли и мышц своих неприподъемных членов я вступаю в пустоту, достигая наконец своей цели. Я перед тобой. Мира нет – мы одни. Мы висим в пустоте зияющей бездны, между нами стол с чайником. Ты поднимаешь на меня взор. На тебе эта проклятая маска и респиратор! Я не вижу твоего лица, только твои жгучие глаза!  

– Там есть вода? – спросил я негромко.  

– Да, есть.  

 

Поздравляю вас с началом ноября…  

Поздравляю вас с началом ноября…  

Поздравляю вас с началом ноября.  

 

 

| 21 | оценок нет 02:50 10.11.2022

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.