Полёт братьев пилотов

Рассказ / Детская, Приключения, Сказка, Философия, Другое
У каждого на свете есть мечта, которая способна поднять на ноги и вылечить в самое тяжёлое время. Вот и у одной девочки Леры она есть. Она с самого детства мечтает быть пилотом. А её друг Игорь, мечтает работать вместе с ней. Что же ждёт этих двоих?
Теги: детский дом война мечты родители сказка

Говорят, места существуют только там, где их видели. Люди привыкли давать имена абсолютно всему, даже самому маленькому растению. Вот и про наш детский дом можно сказать точно также. Он маленький, но с запоминающимся названием Рубеж. Работает он ни один год, и через него прошло тысячи детей. Всех я не вспомню, возможно, даже всех забуду, но эту историю – никогда.  

Это был холодный зимний вечер. Снежинки падали на окна детей, тут же тая. На подоконниках блестел иней, да такой, что сама Снежная Королева позавидовала бы. Гул и шум доносились из открытых комнат. Что там только не делали! Писали письма Деду Морозу, рисовали открытки родителям, мастерили игрушки, читали книжки. Всё это давало надежду, что когда-нибудь их тоже заберут.  

Но не все питали надежду. И правильно. Есть вещь гораздо светлее – мечта. В отличие от надежды, её нельзя было перерубить, залить или утопить. Она всегда оставалась с человеком, даже в последние секунды вздоха. И вот с такой мечтой была одна девочка – Валерия. Ну, а для друзей – Лера. Мечтала она о небесах, о том, как покорит вершины гор и деревьев или напьётся воды в самых отдалённых участках земли. Пилот — вот её мечта на всю жизнь.  

– Литвинова! Я долго ждать буду? – раздался крик пожилой женщины. – О чём ты только думаешь?  

– Она опять летает, как белка. – с хохотом выкрикнула светловолосая девочка. – Уймись, девочки не летают!  

– Тебя забыли спросить. – заступился рыжеволосый мальчик. – Ты челюсть потеряешь, когда увидишь её через несколько лет на красном самолёте.  

– Так, замолчали все! – крикнула пожилая женщина. – Или вы опять хотите на горохе стоять в углу?  

В кабинете стало тихо, как на экзамене. Даже мухи боялись снова жужжать и подавать признаки жизни.  

– Литвинова, встань!  

Девочка послушно встала, поправив волосы с чёлки.  

– Первое правило класса?  

– Не отвлекаться, не шуметь, и смотреть на учителя. – ответила девочка, спрятав листок за спиной.  

– Что у тебя там? А ну-ка, на стол мне!  

– Ничего. – смяв бумажку, а затем передав под партой рыжеволосому мальчику, сказала девочка. – Вот, посмотрите сами.  

Девочка вытянула грязные руки от грифеля и цветных карандашей. Художника видно сразу, а обмануть кого-то вроде Зинаиды Михайловны невозможно. И как по заданному маршруту, она направилась к парте Игоря. В этот момент глаза мальчика как будто опустились на самое дно океана, но видом он старался не показывать, насколько ему страшно.  

– Бумажку, бегом! —сказала Зинаида Михайловна.  

– Зинаида Михайловна, у вас видно, старческий маразм. – ответил с ехидством Игорь. – до чего мы вас довели, ай-ай. С превеликим уважением к вам, и к вашей работе, я бы не стал вас обманывать. У меня нет бумажки, честное еврейское!  

Но, естественно, убедительная речь на этот раз не сработала. Учитель резким движением подняла мальчика за шкирку, швырнула в сторону, но бумажки не нашла.  

– Смотри мне, Князев. Я из тебя не то, что сапоги сделаю, шарф…  

– Вы так добры, Зинаида Михайловна. Позволите мне сидеть на вашей шее, очень заботливо с вашей стороны.  

– Пошёл во…  

Раздался громкий и оглушительный звонок.  

– Понял, ухожу. – усмехнулся Игорь, забрав с собой Леру. – И вам не хворать!  

Коридор заполнило куча детей, и все стремились только в одно место – столовая. Запах, может был оттуда не самым приятным, однако выбирать не приходится. Если говорить честно, там давно живут, жили и будут жить тараканы с крысами. и все с этим давно смирились. А вы бы смогли?  

– Давай, пошли скорее. Всё разберут, опять чёрствый хлеб есть. – поторопил мальчик, подругу.  

– Мы вроде не в блокаде, да?  

Игорь кивнул.  

– Так почему мы всё ещё едим всякую гадость? Разве в сочельник не полагается хотя бы курица с горохом?  

– Полагается, но только не нам…  

Они молча протиснулись вне очереди. Что было странно, этого никто не заметил. За окном началась метель, а отопление не включали на полную. экономили. По этой причине болели все. А те, кто не болел, просто этого не признавал. Многие дети так и не дожили до юности из-за туберкулёза и рака. При таких условиях надо быть спартанцем, чтобы просто выжить.  

– Ничего себе, ты посмотри. Спонсоры видимо приехали. Настоящая ветчина с сыром. У нас будет праздник желудка. – довольный сказал Игорь.  

– Да. – с грустью, сказала Лера. – Мне бы крылья, был бы точно праздник.  

– Я тебе их сделаю. Даже не сомневайся.  

Лера расплылась в улыбке и посмотрела на Игоря.  

– Я рада, что ты мой друг!  

– Я рад, что ты моя подруга!  

Они взяли подносы, еду и пошли за свой столик братьев пилотов. Обычно за этим столиком рекой бежали идеи. Куча чертежей, рисунков и просто заметок было сделано именно здесь. Как обычно они болтали без умолку. О том, какой двигатель нужен для самолёта, шасси и многое-многое другое. Так прошёл ужин. За окном давно темно, не видно даже дороги. Единственный фонарь стоял около дома, да и то изжил своё. Он не работал практический никогда. Электричество здесь дорогое, а морозы лютые. Никто в жизни не выйдет к этому сломанному временем фонарю. Разве что разобрать его на металлолом.  

Но есть и прекрасное в этом месте. Добрая воспитательница Юлия Леонидовна. Каждую ночь она рассказывает детям сказки про удивительного мальчика Питера Пэна, Снежную Королеву и смелого мышонка по имени Стюарт. Сказки никогда не заканчивались быстро, они могли длится месяцами или даже годами. Но конец всегда радовал детишек. Как и полагается всему на свете.  

В комнате выключился свет. Дети радостно побежали к своим кроватям, чтобы услышать новую историю, от которой в этом месте станет теплее на душе. В комнату зашла старушка лет шестидесяти. Она покашливала и хваталась за бок. От старости не существует лекарства, и все дети это понимали. Старушка присела на шерстяное кресло и, открыв новую книгу, заговорила.  

– Сегодня история будет необычная, дети мои. Она будет о известной летчице, которая спасла очень много людских жизней.  

Дети настроились на слушание. Даже самые активные дети смотрели на добрую воспитательницу с улыбкой и не издавали ни звука.  

– Жила когда-то на свете девушка. Она была необычайна красива и умна. Но самое главное, что ценили в ней люди – богатство души. Упадёт птенец, а она и мимо не пройдёт. Залезет, словно обезьяна на дерево и также ловко положит обратно в гнездо. Так и жила всю жизнь, помогая другим. Конечно, о себе тоже не забывала. Ей жилось хорошо и весело. Но это продлилось недолго. Пришла война, самое страшное, что может быть на земле. Она не щадила никого, оставляя за собой разрушенный пустырь. Начался призыв добровольцев. И не смогла девушка сидеть, сложа руки. Родители плакали, кричали, но сделать ничего не смогли. Ушла на фронт в шестнадцать лет. Прошла военную подготовку и вскоре попала в руки пилотов. В ней разглядели потенциал, которого не было нигде. Стали учить всему, что знают сами. Так через год она взяла в руки штурвал и полетела за моря и океаны в разведку. Как-то сбившись с курса, она набрела на поселение людей. Это была группа, выступающая против войны. И чтобы не участвовать в ней, они скрылись в лесу. Но их настигла беда. Пришли враги, забрали красивых детей и женщин. След их простыл где-то в чаще. Девушка не смогла остаться в стороне и двинулась туда, куда ей указали мирные жители. Шла она долго, а лес всё не кончался.  

– А почему она на самолёте не полетела? – сказал кто-то из детей, зевая.  

— Это были очень густые леса, где практически не было полей. Если бы она полетела, то не смогла бы совершить посадку.  

В комнате повисло молчание. Старушка, протерев свои очки и кашлянув, продолжила историю.  

– Пройдя практически сутки без отдыха, она увидела вдалеке огонёк. Это была база врага. Она аккуратно прошла к их лагерю. Настолько аккуратно, что шагов было не слышно. И на этом, я хочу закончить историю.  

– Ну вот, на самом интересном. – печально сказали дети в голос.  

– А что стало потом? – спросил Игорь. – Она победила их?  

– Это вы узнаете потом. – ответила воспитательница. – А сейчас, закрывайте глазки и ложитесь спать.  

– А я смогу такой стать? – спросила Лера с горящими глазами.  

– Всё зависит от тебя, твоей веры в себя, и самого главного – души. – сказала по-доброму старушка.  

Старушка тихо скрылась за дверью, а многие дети уже сопели, как младенцы. Но только одна Лера не спала. Она в серьёз задумалась над словами воспитательницы: Веди. Они казались ей чем-то большим. А есть ли у меня душа – подумала про себя Лера. Так и уснула она с этой мыслью.  

Утром детей разбудил далеко не будильник. А грохот снизу дома и сирена. Дети быстро сбежались вниз и встали в ступор. На полу лежало тело не подавая признаков жизни. Это была Юлия Леонидовна.  

– Носилки, бегом! – крикнул кто-то из врачей. – У неё инфаркт!  

–А что такое инфаркт? – спросил кто-то из детей.  

– Болезнь сердца… – ответила Лера и заплакала.  

Плач – цепная реакция. Стоит только кому-то начать, так сразу все пятьсот детей заревут. Так и случилось. В этот день все ходили грустные и несчастные. Так прошла неделя, две, месяц. Хороших новостей из больницы не было. В детском доме стало по-настоящему невыносимо. Всё только напоминало о бедной воспитательнице. Чтобы скрыться от этого ужаса, Лера убежала на чердак. О её похождениях знал только Игорь, а может и не только он. Словно пуля, он залез на чердак, где с облегчением выдохнул.  

– Тебя не было нигде сегодня, даже на завтраке. -сказал Игорь, отломив булку пополам. – Держи.  

– Спасибо. Я всё думаю о словах воспитательницы, про душу, помнишь?  

– Угу.  

– Думаешь, у меня она есть?  

– Ты ещё спрашиваешь? – удивился Игорь. – Помнишь, когда я разбил коленку? Разбил так, что надо было зашивать. И никто не смог мне помочь, но ты. Ты не просто подала мне ватку с зелёнкой, а ещё и принялась замазывать рану медицинским клеем. А потом неделю спрашивала, как моя коленка.  

– Да уж, – со смехом сказала Лера. – Я тогда так перепугалась за тебя, лучшее знакомство в жизни… Спасибо что ты есть.  

– И тебе спасибо, без тебя бы я умер.  

Лера посмеялась, но снова ушла в себя.  

– Слушай, а почему ты так ко мне относишься? Я как-то в книжке по литературе читала…  

– Ты читала школьную литературу? – с хохотом спросил Игорь. – Да в жизнь не поверю!  

– Тихо ты, дай договорить. Ну и вот, там парень относился к девушке также, потому что он её, ну… Любит.  

– Ну в какой-то степени это правда. – гордо ответил Игорь. – Но любовь бывает разная. Мне не обязательно любить тебя как парень, девушку. Ты ценнее этого.  

– Ну тогда, я тебя тоже люблю. – протянув руку сказала Лера. – Мой лучший соучастник, и второй пилот.  

Они пожали руки и продолжили беседу на разного рода темы. Между ними действительно никогда не было даже намёка на романтику. Но у них есть что-то большее, чем всё на свете – крепкая дружба. Она не позволит умереть или даже сойти с ума. Вот настолько ценная штука.  

Старый чердак скрипел всеми нотами. да что там нотами, он вполне мог исполнить симфонию Чайковского или того же Баха. На нём хранились игрушки для ёлки, старая литература, забытые вещи и множество кубков, в которых можно было разглядеть успех и слёзы. Если подумать, сколько люди вложили душу в них, становится даже грустно, что это лежит тут, а не красуется где-то на полке за стеклом. Не по-человечески как-то.  

Тишину нарушила Лера.  

– Игорь, помнишь историю нашей воспитательницы?  

Мальчик кивнул.  

– А как думаешь, та девушка смогла победить врагов?  

– Я не думаю, я знаю. – ответил Игорь с улыбкой. – Я прочитал эту историю ещё неделю назад в книжке. Случайно нашёл её в библиотеке.  

Незаметно прошёл час, за ним и второй. Двое пилотов прогуляли уроки. Ой, что потом будет, даже говорить не хочу. Хотя, знаете, это не так страшно, если вы спартанцы, как и я. Вернувшись в дом, они попытались пройти незаметно в комнату, как будто ничего и не было. Но не тут-то было. Зинаида Михайловна.  

— Это недопустимо! – кричала женщина. – Вас надо выпороть, да так чтобы в зеркало себя не увидели!  

Учитель достала ремень и замахнулась на того, кто слабее. Лера. Не успев, опомнится, бедная девочки лишь успела закрыть лицо руками, на которых виднелись старые шрамы от плётки. Разнёсся шлепок на всю комнату, да такой, что даже сам директор вышел. Все стояли молча. У Игоря начали трястись руки, а затем и вовсе отобрали ремень у учителя. Он, словно ветер понёсся к окну, но, передумав, побежал к печке. Голой рукой открыв горячую дверцу, он закинул ремень в красное пламя. А затем от горя и о ожога заплакал. Глаза Леры тоже постепенно слезились и, забыв о руках, она бросилась к нему. Директор как будто не увидел ничего не обычного, но, осознавая ситуацию, бросил строгий взгляд на Зинаиду Михайловну.  

– Зинаида Михайловна, пройдёмте со мной в кабинет. – строго сказал директор. – Нас с вами ждёт очень долгий разговор.  

Учитель вошла в кабинет с лицом досады. А дети так и остались в коридоре, плача и успокаивая друг друга. Вот такой взрослый мир здесь. А как вы хотели? Это детский дом. Ни о какой гуманности здесь и речи быть не может. Взрослые не знают, что это такое, ведь им не показали. Зинаиду Михайловну не уволят, ценят её очень хороший преподаватель. Как обычно, выговор. Даже зарплаты не лишат.  

Так и прошли последние годы. Дети взрослели, но мечту не бросили. Это была весна. Тёплая настолько, что согревала даже самых угрюмых людей. Первые подснежники давно распустились и излучали какое-то доброе настроение. Скоро лето, а значит, приедут родители. Правда, они есть лишь у единиц, которые попали сюда из-за бедности. Но, несмотря на это, каждый верил, что за ним когда-то вернутся родители. Все, кроме Леры. Братья пилоты заканчивали свой новый проект. Он представлял из себя огромный самолёт и был похож чем-то на Curtiss P-40. Только не зелёный, а красный. Лера столько времени потратила на него. Такие вещи надо в музей и за стекло. Игорь тоже не отставал, помогал раздобыть детали и красить, и приводил в рабочее состояние. Он должен был взлететь в скором времени, только пока без пассажиров. Два подростка туда точно бы не влезли.  

– Ура, скоро приедет бабушка. – довольный сказал Игорь. – А твои родители будут в этот раз? Ты никогда не говорила о них.  

–Нет. – холодно сказала Лера.  

У её семьи печальная история. Отец погиб на фронте, а мать умерла от болезни сердца. Бабушек и дедушек никогда не было, по крайней мере и её детстве точно. Лере было грустно вспоминать маму и папу. Поэтому, она никому о них не говорила.  

–Они умерли. Никого не осталось. Лишь только я одна, и всё.  

– Прости меня, я не знал.  

– Всё нормально, – сказала Лера, вытерев слёзы и встав с колен. – нужно как-то жить дальше.  

– Хочешь поговорить об этом?  

– Нет, это было совсем давно. Я как-то уже научилась с этим жить. Но всё равно спасибо.  

В комнате повисло молчание. Игорю стало неудобно, и он решил поменять тему для разговора.  

–Такой красивый – протянул Игорь, смотря на самолёт. – Не зря старались.  

–Да, он стоит всего на свете.  

За окном пошёл первый дождь. Капли стали ударятся об железный подоконник, но это ничуть не раздражало, а даже наоборот, казалось музыкой. Ветер за окном играл первую и самую главную партию, а дождь был на барабанах. Замечательное настроение, замечательный день, Замечательное всё. Испортить этот день не могло ни что, кроме внезапно вломившихся задир. Соня и Маша. Парочка, которая будет круче Бонни и Клайда. А творили они такое, мама дорогая.  

– Опять они фигнёй страдают. – посмеявшись сказала Соня. – Говорю же, не белка ты. Не полетишь никуда.  

– А тебе то какая разница? – резко и не обернувшись сказала Лера. – Вали по своим делам, чего пришла то?  

– Пришла, чтобы жизнь мёдом не казалась.  

Назревал очередной конфликт. Игорь по привычке встал спереди Леры, и готов был отражать все удары. Но случилось неожиданное, Лера вышла из-за спины.  

– Надо было давно установить хоть какие-то рамки. Но гуманно тут не выйдет.  

Ещё бы пару секунд, и завязались бы настоящие бои без правил. Но в дверях появилась девушка с огненно-красными волосами.  

– Соня, тебя ждёт директор. Это срочно.  

– Зачем?  

– Тебе виднее. Я староста, мне известно только это.  

Соня и Маша вышли из комнаты. за ними последовала и незнакомка. В голове Игоря играла музыка победы, хотя сражение даже не начиналось. Он был просто рад, что всё закончилось благополучно. Братья пилоты продолжили самолёт.  

К вечеру всё было готово. Истребитель выглядел устрашающе, а самое главное – настоящим. Не хватало только одного – бензин. Было два варианта, как можно было его достать. Первый – сбежать с детского дома, найти заправку и купить бензин на свои кровные. Второй – украсть из гаража директора. Чем наши пилоты и занялись. Они пробрались через пару тёмных комнат к директорскому гаражу. Совершалось преступление века, за которое можно было лишиться сладкого на год, а то и на два. Но проект превыше всего.  

– Шевели попой! – приказала Лера. – Не видно ничего.  

– Раз такая умная, то пошла бы сама первая. – буркнул Игорь. – Найди ещё эту скважину в двери. Хотя стой, нашёл!  

Щелчок. Дверь открылась. Нащупав включатель, Игорь стукнул по нему с силой.  

– Да будет свет!  

Гараж выглядел как типичный сарай. Пыльные полки, на которых уже обосновалась новая цивилизация. Сломанные дверцы шкафа, которые никогда никто не починит. Трещины в стенах с мхом и самое главное – дохлая муха на капоте нового Жигули.  

– М-да, а директор живёт на широкую ногу. – сказал Игорь.  

– Так дорого стоит? – поинтересовалась Лера.  

– Верь чутью настоящего Еврея.  

– Ты видишь канистру?  

Игорь огляделся по сторонам, но канистры нигде не было. Тогда он заглянул под машину и улыбнулся.  

– Бинго! Нашёл!  

– Как ты догадался?  

– Сообразил. – соврал Игорь. – Я бы тоже туда спрятал.  

На самом деле он знал этот гараж, как пять своих пальцев. Откуда ж ему было брать детали для самолёта. Пропажи никто не замечал, да и на многие вещи здесь всем плевать было. Однако один раз он чуть не попался. Спрятался под машину, а директор прямо в нос ему канистрой зарядил. Так и запомнил Игорь место канистры. Потянувшись за зелёной ёмкостью, он почувствовал лёгкость.  

– Тьфу, пустая. Ни капли. Всё в машину вылил, гад. И что делать?  

– Я в одном фильме видела. Надо шланг в бак, и оттуда как из трубочки залить в канистру обратно.  

– Я это делать не буду. – сказал Игорь угрюмившись. – Ещё бы бензин не ел.  

– Ну давай на камень, ножницы, бумага. Играем до одного.  

Руки приняли форму кулака. Игорь выбросил ножницы, а Лера камень. Парень проиграл, и без слов направился к шкафу. Взяв шланг, он открыл бензобак и принялся добывать топливо. Через минуту дело пошло. Правда, он был этому не очень рад. Кто обрадуется залитой бензином футболке. Прошло несколько минут, канистра долго наполнялась.  

– Уже скоро уходить. – отплёвывая бензин сказал Игорь. – Директор скоро вернётся.  

–А как же улики? На полу бензин, весь в нём. Думаешь, непонятно будет?  

–Да ладно, не первый раз. Самолёт мы запустить успеем.  

— Значит, ты был уже здесь? А почему мне не сказал?  

– Ну ты бы заставила обратно вернуть всё что я приносил. А так, у нас всего теперь хватает.  

– Ты прав – нехотя сказала Лера. – Ладно, пошли. Самолёту немного надо. Тем более не такому большому.  

Взяв канистру, они понеслись туда, откуда пришли. Заперев дверь, они убежали в комнату за самолётом. Они понимали, что за преступление по-любому получат. Но как же им хотелось увидеть летящий самолёт. Причём не чужой, а свой. Выбежав из дома, они направились на задний двор. Он был красиво украшен цветами, и смотрелось это очень недурно. Чего только стоит запах цветущих роз и лилий. Поставив самолёт на середину площадки, они открыли бак и залили бензин.  

– Ты готова? – взяв за руку сказал Игорь.  

– Подожди, у меня кое-что есть. – ответила Лера, доставая из кармана мятый листок.  

Она положила его на сидение, а чтобы не улетел, придавила ремнём.  

–Теперь готова.  

Игорь подошёл к самолёту и нажал кнопку. Винты раскрутились, и самолёт стал медленно и самостоятельно двигаться. Два подростка, будто превращаясь в детей, снова смотрели внимательно. Чтобы ничего уж точно не упустить. Яркий красный истребитель поднялся ввысь. Покружив немного в розовом небе, он устремился куда-то вдаль. Закат и два ребёнка провожали его счастливым взглядом, пока он полностью не исчез из виду.  

– Что было в той бумажке? – спросил мальчик. – Это же с того самого урока, где меня швырнули?  

– Да, это оттуда. Я написала там, “Мы здесь” и нарисовала нас. Может кто-то найдёт наш аппарат и кому-то он подарит надежду. Также, как и нам и всем остальным одиноким детям на планете.  

Игорь кивнул и заулыбался.  

Самолёт пролетел всего ничего, но попал на Ферму. Пролежав на каком-то стоге сена сутки, его нашли дети. В глаза бросилась записка. Прочтя её, на пустом месте написали: Мы тоже здесь. Так и летел самолёт по всему миру. Каждый, кто его находил, сразу понимал, что нужно делать. И через несколько лет он стал символом свободы детей, предварительно попав в музей.  

Из этой истории каждый сделает свой вывод. Кому-то она понравится, кому-то нет. Но каждый должен помнить, что никогда нельзя сдаваться и бросать свои мечты. Ну а у братьев пилотов есть своя отдельная история. Которую вы, возможно, когда-нибудь услышите.  

| 15 | оценок нет 13:02 06.08.2022

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.