Танк по имени Лютик

Рассказ / Военная проза
Простой подвиг простых парней во время недавнего штурма Мариуполя.
Теги: Штурм Мариуполя танкисты люди войны

Несокрушимая и легендарная Н-ская бригада народной милиции ДНР ломала врага в покалеченных судьбой кварталах Мариуполя. Тяжело и громко работали мужики. Основательно, но милосердно. Непривычная выходила война и удивительно подлым в этот раз оказался враг. Живых людей вместо патронов и снарядов использовал. На детских площадках боевая техника, в жилых домах огневые точки вперемешку с «мирняком». Досыта бомб и ракет не высыпешь и на правильное военное жестокосердие должным образом не настроишься. «Мятежвойну» русский солдат переосмыслил для себя не так как от него ожидали кровожадная «мировая общественность» и такие же яркие как и лживые обложки журнала «Time». Na-kosya vykusi, mirovaya jaba! По себе других не суди. Мариуполь не Ракка. Русские – воины, а не мясники с перепуганными мозгами. Они берега видели, а главное знали. Бабуля из темного и сырого подвала не средство активной обороны. Мы ее защищаем, а не она нас. Поэтому медленно. Без крыльев за спиной, но неумолимо. Справлялись мужики. Через беду и надежду по своей земле шагали. От дома к дому, от подъезда к подъезду. От жизни к смерти. Но и обратно тоже.  

Подразделение командира с позывным Мангуш пятый день чистило квартал из крепких двухэтажных сталинок где-то на Левом берегу. Соседи слева и справа ушли вперед, а Мангуш застрял капитально и обидно. Не позволительно для храбрых бойцов несокрушимой и легендарной Н-ской бригады. В каждом освобожденном доме с полсотни гражданских. Лежачие, дети, собаки, кошки и золотистая рыбка в круглом аквариуме. Не война. а дурдом на выезде. Из дома номер 17 мангушевцы эвакуировали на одном из двух, приданных их команде БТРе, 15 человек. Одного, совсем дошедшего деда, забросили в носилках на броню.  

– Хват и Молоток. – сказал Мангуш двум бойцам на БТРе – С двух сторон его прикройте.  

– Я мирный. По мне стрелять не будут. – недовольно буркнул с брони старик.  

Глаза у него были неуступчивые и деревянные.  

– И вообще я за Украину и вас не звал. Понял? – с вызовом бросил он Мангушу.  

– Понял. – ответил Мангуш. – Хват. Молоток. Бросай его вниз. Вот прям на  

кирпичи.  

– Э-э-э, вы чего, хлопцы? – от страха дед попытался привстать. – У меня  

может гангрена. Мне в больничку край.  

– Пусть тебя твои укропы лечат. Берись, Молоток. – сигарета в зубах Хвата,  

резкого макеевского шахтера, весело станцевала отходную по разошедшемуся деду.  

– Отставить. – негромко и устало сказал Мангуш. – Прикройте и броник  

сверху на него. Лечи гангрену, старик. Раз другое не вылечил.  

В открытый люк в боку БТРа Мангуш передал аквариум, обернутый грязным клетчатым пледом.  

– Чья рыбка?  

– Моя. Мой Немо. – вслед за тонким голоском появились грязные детские  

ручки.  

– Держи. Ну что, товарищи пассажиры. Маршрут номер 5 на сегодня.  

Меотиды-Райбольница. Три остановки. С ветерком и песнями.  

– Вы, местный? – спросили из темноты.  

– Мангуш я. Конечно, местный. С Богом.  

Мангуш самолично закрыл люк и махнул рукой, сидевшему «по-походному» механу. «Должны выбраться» – думал Мангуш. – «На проспекте вроде тихо. И мы и кадыровцы прошли. Если нет». Мангуш вздохнул. «Дед напоследок узнает, кому он там свой. Войну не обманешь. Она, сука, чёткая. Или ты решаешь, или тебя. Как-то так». У желтого кирпичного угла освобожденной сталинки копились его бойцы. Святое и грешное золото Донбасса. Как мог старался сберечь его Мангуш. Им еще мир строить, раз войну научились.  

– Решать чего будем, командир? – спросил Мангуша Грек. Славянский еще ополченец с самодельным колчаном, полным рпгшных стрелок за спиной. – Надо спасать хлопцев. Если живые…  

Прямо напротив, по диагонали, в метрах 30, их второй БТР наехал на мину. Взрывом выворотило колесо и 82-й встал у посеченного осколками и пулями высокого рукастого дерева с черепашьей желто-черной кожей. Внутри БТРа оставались пацаны. Семеныч и Тоха. Должно быть 300-е. Должно быть. Но пушка молчит, а враг гатит из соседнего дома крупным калибром. Головы не поднять. Мангуш включил рацию.  

– Зохан. Зохан.  

– На приеме, Мангуш.  

Пауза и Зохан не выдержал первым.  

– Нет пока свободной брони. Как понял?  

– Понял, но не принял.  

Зохан опять помолчал.  

– А я принял, но не понял.  

– У меня два бойца в БТРе под огнем. Вытащить не могу. Укропы накидывают как в последний раз.  

– На Меотидах порешаем и первым делом к тебе.  

– Скоро?  

– Не знаю. – честно признался радийный скрипучий Зохан. – У нас война.  

– У всех война.  

– Короче сам понимаешь. Да тебе на месте виднее. Нужно, не нужно. Чего да как.  

– На приеме. – проворчал Мантуш и отключился.  

– Значит курим, командир? – спросил Грек.  

– Курите. – разрешил Мангуш.  

Мужики стали делиться сигаретами. Вслед за дымками, утекающими в белый и твердый туман, пролился неторопливый мужской разговор. Мангуш особо не прислушивался, но вроде как обычно. Про жизнь и смерть. Или где-то совсем рядом.  

– Грача бы сюда. А лучше двух. – говорил Борода. Жирненький, но очень подвижный мобилизованный таксист из Петровского района.  

– И пивтонну бомбу. – добавил Грек. – Даже грачей не надо. Я бы на кравчучке довез до самого подъезда.  

– Может еще рпгшками попробуем? – откликнулся самый молодой из бойцов. Долговязый, худой парнишка с позывным Спайдер.  

– Пробовали уже. – ответил Грек. – Хомяк не одобряет.  

Они действительно пробовали. Хомяк с Греком сложили кучей трофейные «Комары» у желтого кирпичного угла. План был следующим. Пока Хомяк с Греком увлеченно по очереди птурят врага, Мангуш и Борода пробираются быстро, но с опаской к БТРу. Начали хорошо, но потом сразу плохо. Грек произвел первый выстрел. Мангуш с Бородой изготовились. Хомяк выбежал из-за угла на позицию и по нему вдарили длинно, во всю ленту из КПВТ и почти сразу добавили в башню БТРа. Мангуш вытаскивал Хомяка из-под обстрела долго и нудно. Тянул одной рукой. Полз, вжимаясь лицом в сочную весеннюю землю. Хомяка положили у подъезда дома номер 17. Накрыли ватным и дырявым одеялом. Заберут с собой, когда вечером будут возвращаться в располагу. Мангуш решился.  

– Покурили, мужики? Теперь я вместо Хомяка встану, а ты Спайдер с Бородой. Надо пробовать. Чтобы спалось потом хорошо и без коликов.  

– Само собой, командир.  

Мужики поднимались. Бросали окурки. Хмурились. Эти минуты. Секунды. Мангуш никогда бы не сформулировал правильно. Но было в этом что-то белое и очень-очень нравственно чистое. В этом удивительном действии, когда вот эти вот обычные, по-хорошему и плохому (Борода вообще алиментщик! ) земные люди осознанно шли на вполне вероятную смерть. Не чью-то там, а свою личную, родненькую смерть. Хорошо верующим. Те точно знают, что смерть это еще не все. А таким как Мангуш? Тем кто уверен, что все? Все и с бантиком?  

– Танк! – крикнул Спайдер. – Ребят. Танк!  

Инстинктивно, не раздумывая, Мангуш закинул на плечо трофейный «Комар» и развернулся. Т-72, бэшка, подраненный, с горелой кормой двигался по проспекту, старательно объезжая копченые тушки гражданских легковушек.  

– Наш. – радостно крикнул Спайдер. – Зетка. Лютик. Прикинь, мужики. Лютик.  

Мангуш тоже увидел. И толпу Z-тов вдоль левого борта и «Лютик» белыми толстыми буквами на башне.  

– Держи. – Мангуш бросил гранатомет на руки Спайдеру. – Эй. Стой. Стой. Коробочка!  

Танк ехал медленно, осторожно. Судя по всему хватанул он порядочно натовских гостинцев, а Мангуш бежал быстро. Спотыкался, кричал и главное видел, как мягко хлопает люк командирской башенки вслед движению. Значиться можно было надеяться, что достучится. Иначе пришлось бы обегать спереди, а там он законная и справедливая цель для ПКТ. Кто будет разбираться, когда враг вылитый ты? Это, конечно, много хуже чем привычные русские враги. Но они, которые как бы мы, сами избрали свой путь. Так пусть же пройдут его до конца. А мы им в этом поможем. Братья как никак…  

Мангуш пробалансировал по корме, прилег на башню и откинул до упора командирский люк.  

– Стой. Стой, мазута.  

Для верности приложился слегка кулаком по ребристому рабоче-крестьянскому шлему. Прямо в Мангуша полетели красивые с пушистыми ресницами глаза на смуглом белозубом лице. Мангуш показал белую повязку на плече. Танк остановился, а командир скользнул из башни вверх, прямиком в азовский белый туман.  

– Мангуш. Н-ская бригада. – представился Мангуш.  

– Ярик. – ответил молоденький командир. – То есть Ярослав. 1-й танковый.  

– Тебя то мне во как надо, Ярик. Буквально 3 минуты, а выручишь во как  

– Чего надо? Говори, дядь.  

– Фасад один подрихтовать. Хорошо бы два-три Офа. Напротив мой БТР подорвался. В нем пацаны мои остались. А этот бьёт так как-будто ему весь БК с Мариуполя свезли. Лады?  

– Ладно. Счас сделаем.  

Ярик провалился вниз, потянув за собой люк, но до конца его не задраил. Мангуш спрыгнул с танка и уже неспешно вернулся к своим.  

– Ну что? Как? – спросил Грек.  

– Отлично, товарищи. – ответил весело Мангуш. – Занимайте места согласно купленным билетам. Сейчас будет фейерверк.  

40-тонный Лютик коротко, громко зевнул и выдохнул темные клубы дыма. Быстро проехал мимо дома номер 17 и команды Мангуша, заложил плавную дугу и встал аккурат за БТРом.  

– Нормально так. – восхищенно и негромко сказал Борода. – Механ красавчик. Пора бумбумку выпускать.  

Но первым выступил враг. Ударил громко, слаженно и музыкально. Обычной стрелковкой, крупным калибром и два раза птуром. Одни выстрелом содрал черепашью кожу с мертвеющего дерева, а вторым по верхнему краю башни БТР. С красно-желтым огнем, сизым дымом и толстым звуком порвавшейся вселенской струны.  

– Чего он не стреляет, Мангуш. – кричал Борода.  

Лютик как-будто стеснялся. Водил несмело пушкой из стороны в сторону. Ерзал на месте, ворочал в холостую гусеницами. Наконец, вроде решился. Приподнял орудие и замер. Но вместо ожидаемого и законного выстрела, выдал Лютик что-то совсем другое.  

– Ох и дурак! Куда лезет! – удивился Грек, а Мангуш, не говоря лишних слов, шагнул за угол. Поздно было выяснять Мангушу, почему танк не выстрелил. Вместо этого его молоденький командир проворно, как ящерица, спустился по башне вниз. Прополз под непрекращающимся огнем мимо задраенного глухо люка механика-водителя и покатился вниз. Поднявшись, Ярик начал снимать с коротеньких вант спасательный трос. Что было дальше, Мангуш уже не видел. Своих дел хватало. Он стрелял не прицельно. Просто стоя, от живота, расходовал рожки. Поливал автоматным огнем прокаченную ненавистью и страхом всушную пустоту. Так просто. Закрыл глаза и решился. Будь что будет, а пустоты не будет. Здесь, в его Мариуполе точно. Грек и Борода подползли к Мангушу. Схватили за ноги и потянули вниз.  

– Все. Все, командир. – Грек лежал на мычащем, пытающимся выбраться Мангуше. Шептал горячо.  

– Справился малец. Живой. Тащат БТРку.  

Прижавшись спиной к желтому, кирпичному, почти домашнему углу дома номер 17, Мангуш вместе с остальными наблюдал, как Лютик осторожно тащил БТР мимо них в сторону проспекта.  

– Вот ведь дурные хлопцы. – восхищенно сказал Борода. – Молодые. Да, Спайдер?  

Он добродушно толкнул парня в плечо.  

– Отвали. – хмуро проворчал Спайдер.  

– Ты чего, малец?  

– Ничего. – Спайдер зло и сильно обнял руками худые колени. Покачивался, смотрел вперед круглыми, еще не разожженными глазами. Мангуш промолчал. Ни Семеныч, ни Тоха не выжили. То что осталось, сложили рядом с Хомяком. У Мангуша ко всему прочему добавились три тяжелых вечерних телефонных звонка.  

– Ты чего не стрелял, Ярик? Зачем под пули лез?  

Теперь Мангуш видел весь экипаж чудного танка. Все молодые. Ярик понятно. Сдвинул на лоб шлемофон. Скалил зубы. Рядом на башне наводчик. Упитанный и серьезный. А у механа хипстерская голова с аккуратной бородкой, прикрытая камуфляжной панамой.  

– Да-а. – Ярик лениво бросил руку в сторону наводчика. – У Зайца затыка получилась. АЗ подкачал. Снаряд в пушке, а заряд клин-затвором порвало. Все БО в порохе.  

– Вы бы поосторожней, ребзя. – сказал Мангуш. – Не танчики.  

– Танчики для олдов и менагеров. – заметил механ. – Дота вторая тема. Есть пробитие.  

– Ну мы помчали? – спросил Ярик.  

– Конечно. Да и это. – Мангуш помолчал, формируя внутри себя хорошо призабытое слово. – Спасибо, пацаны. От души.  

– Да ладно. Это ж война. Как иначе, дядя. – немного даже удивился Ярик, а серьезный и упитанный наводчик добавил.  

– Антилогика тоже логика.  

– Тогда почему у вас танк Лютик. А не допустим Лютый?  

– А он и так лютый. – ответил механ.  

– Только маленький. – серьезно добавил наводчик.  

Лютик повернул на проспект, бережно растолкал битые или соженные автомобильные каркасы прошлой жизни и пропал из виду. Потом говорили, что Лютика подбили и он сгорел вместе с экипажем у седьмой проходной завода Ильича. Но Мангуш не верил. Имел на это право и логику.  

| 61 | 5 / 5 (голосов: 3) | 21:31 05.08.2022

Комментарии

Zhora20:44 13.08.2022
Что бы твоя семья сдохла тупой рашист. Вы с землей город смели и убили 20 000 мирных.
Freeman01:17 10.08.2022
Очень сильно
Stanislaw23:23 05.08.2022
Проблема только в том, что в комментариях под данным рассказом может начаться информационно-диванная война.
Stanislaw23:21 05.08.2022
Актуально сегодня.

Книги автора

Карабах в Ненецком автономном округе
Автор: Denisrrohor80
Рассказ / Проза
История из прошлой ковидной эры. Вахта на севере, завязка как в анекдоте. В одном месте оказываются армянин, азербайджанец и русский, а в Карабахе идёт война и русскому нужно как-то что-то решать...
Теги: Вахта сатира межнациональные отношения русские не сдаются
12:19 10.08.2022 | оценок нет

Шервудский лес, ты полон чудес. Рассказ спецназера 18+
Автор: Denisrrohor80
Рассказ / Военная проза
История, случившаяся на Славянском направлении Великой Отечественной Спецоперации.
Теги: Донбасс люди войны спецназ военные истории
12:31 08.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Факингшит формальности
Автор: Denisrrohor80
Рассказ / Проза Психология Реализм Религия Юмор
Обычный день обычных оперов приводит к необычным выводам
Теги: Путь к храму сатира полиция люди психология
13:13 03.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.