Режим чтения

Экипаж "Ворчуна".

Повесть / Фантастика
История о предпоследнем рейсе экипажа космолета-буксира "Ворчун".
Теги: Космос Содружество.

Глава 1.

Сильно поседевший за последний год Хрст, о чем- то увлеченно говорил, при этом жестикулируя своими большими флорианскими руками и выпучивая кошачьи глаза, чуть не снес со стола высокий бокал с рубиновым вином. Правый рукав его серого штурманского комбинезона был запачкан темным мясным соусом.  

На первого штурмана экипажа он был сейчас совсем не похож.  

Пока Хрст Мау рассказывал, Блок Южный сдержанно посмеивался и, помахивая вилкой, приговаривал:  

– Ну, ну. Ну, ну...  

Трегг слушал их треп вполуха, но вежливо улыбался всякий раз, когда Блок откидывался на спинку своего кресла и начинал сипло хохотать.  

Они сидели в кают- компании буксира, за круглым столом из темно- красного дерева. Свет был приглушен во всем помещении и только над их столом ярко светила одна из двух плоских световых панелей. Здесь пахло вином, жаренным мясом и табачным дымом. Возле тарелки Хрста блестели жирные пятна и лежал раздавленный кружок огурца. Обед был давно уже съеден и от него остались лишь пустые тарелки и пара зеленых бутылок вина «Вечерний перезвон».  

Трегг снова подумал о Линейном Доке и, взяв свой почти полный бокал, с раздражением сделал три больших глотка. Вино как теплый, сладкий сироп потекло в его нутро, наполнило своим ароматом его ноздри.  

Линейный Док- Кладбище кораблей.  

Предыдущий рейс в Ледовый пояс тянулся почти год. Это был обычный рейс кометного буксира в Ледовом Поясе. Обошлось без крупных неприятностей. Они быстро нашли подходящую по своему составу и размеру ледяную глыбу, зацепили ее и через пять месяцев доставили по назначению, на орбиту Новой Флории, пока еще мертвой и пустынной, и, выведя ее на расчетную траекторию, отцепили от кометы свой буксир и полукилометровая гора льда продолжила путь к планете, чтобы обрушить на ее поверхность свою ледяную массу. Это их работа-таскать к Новой Флории кометы, раз за разом, словно по крупицам собирая большой дом для будущих поселенцев, своими руками создавать еще не существующие океаны и атмосферу нового мира.  

Обычный рейс.  

И последний.  

Теперь, после выполненной работы, Трегг отогнал «Ворчуна» на высокую орбиту Ора и стал ждать транзитную команду из Линейного Дока, чтобы передать им космолет, получить свою отставку и дальше «Ворчун» поведут уже другие люди и флориане, туда, к огромной станции близ планеты Харун, где космолет умрет в пламени плавильных печей.  

Линейный док- кладбище кораблей.  

– А ты, что? – спрашивал флорианина Блок.  

– А что я? Я тактично промолчал, – отвечал тот и орианин снова принялся издавать горлом звуки своего сиплого смеха.  

Они были такими всегда, сколько он их помнил. Блок, вечно что-нибудь высмеивающий или над чем- то потешающийся, и Хрст, рассудительный и лаконичный, подмечавший всякие незначительные мелочи жизни и виртуозно придававший им веский смысл.  

Это было тридцать лет назад... Нет. Тридцать лет назад капитаном «Ворчуна» был еще Шторм Дорога, а Блок пришел на корабль в год, когда Шторм вышел в отставку и капитаном назначили его, Грегга Фара, тридцатидвухлетнего пилота с Зари. Он вдруг вспомнил лицо капитана Дороги, пятнистое от веснушек, состарившееся и сморщенное, как печеное яблоко, его светлую шевелюру вечно нечесаных волос и мягкий, какой- то совсем не капитанский голос. Он вспомнил, как Шторма Дорогу провожали до шлюза, где его уже ждал челнок Орбитального Корпуса Зари, и как Шторм тепло и даже весело прощался с каждым из экипажа «Ворчуна», жал руки, похлопывал по плечу, вспомнил его капитанский мундир со стоячим воротничком и золотыми пуговицами в петлицах, почти новый, так как Дорога редко его надевал, предпочитая тому обычный повседневный комбинезон. Он вспомнил голос и слова Дороги, его непринужденную манеру держаться, его смех и взгляд- затравленный и потерянный взгляд обреченного, как если бы за люком шлюза Шторм Дорогу ждала плаха и палач.  

«- Остановите меня! »  

Вот, что читалось в его больших, темных глазах.  

Так, что Блок пришел на «Ворчун» не раньше семнадцати лет назад.  

Трегг знал его историю из досье.  

Блок Южный с отличием окончил Инженерную Академию на Оре, работал борт- инженером на пассажирском космолете «Орбита». Был осужден за непреднамеренное убийство, уволен из рядов Ближнего Флота, но оправдан судом и восстановлен на прежнем рабочем месте и в членстве Флота. Трегг только однажды слышал от него его историю. Блок возвращался вечером домой и стал свидетелем того, как двое выпивших мужчин напали на женщину. Дело происходило в какой- то подворотне, из тех подворотен, что вечно глухи к чужим крикам о помощи, но Блок глухим не был. Он вступился за несчастную и получил «незначительные резаные раны» ножом, так как один из тех двоих имел при себе нож.  

«Незначительные резаные раны».  

Так было написано в его досье.  

Результатом потасовки было то, что Блок толкнул нападающего, а тот очень удачно для суда и неудачно для себя лично, ударился веском о бордюр тротуара и перешел из состояния «живого» в состояние «труп».  

Блока восстановили в правах, начальство его порта приписки даже как- то отличило недавнего заключенного хвалебной статьей в местной газете, но через пол-года Блок Южный вдруг запросился в Глубокий Флот буксировщиком.  

И его приняли.  

Без лишних вопросов.  

Также как и Хрста, и самого Трегга, и всех прочих буксировщиков.  

У каждого из них была своя история, и эти истории во многом разнились, но их всех роднило одно-все буксировщики не имели близких родственников. Им не к кому было возвращаться.  

Глубокий Флот.  

Буксировщики.  

Смертники.  

Каждый со своей историей, со своей бедой.  

Почти легенды.  

Очень многие хотели попасть в их ряды, но приемная комиссия, несмотря на нехватку кадрового состава Дальнего Флота, весьма придирчиво и однобоко выбирала кандидатуры в буксировщики.  

Ледовый пояс прозвали «кладбищем буксиров», но Трегг сейчас думал, что настоящее кладбище для каждого из выживших буксировщиков-это их отставка по пенсии. И буксировщики называли такую отставку Последним Рейсом, самым трудным рейсом в их жизни, который будет тянуться до самой их смерти. Трегг давно приметил, что люди, узнав о его профессии, как- то сразу начинали сторониться Трегга, словно опасаясь, что его беда каким- то мистическим образом может прилипнуть и к ним. Он со страхом представлял свой выход на пенсию, с момента которой для него начнется уже его собственный Последний Рейс.  

Он посмотрел на кошачье лицо Хрста, на его тонкие седые усы, желтые выпуклые глаза и подумал, что флорианин в свои пятьдесят восемь лет еще не может осознать того, что уже поняли Трегг и Блок в свои шестьдесят. Для них Последний Рейс начнется вот- вот, стоит только транзитной команде заявиться на борт «Ворчуна».  

Похоронной команде.  

Так их еще между собой называли буксировщики.  

«Ворчун».  

Это был старый буксир. Именно буксир, а не буксировщик, как несколько лет назад стали официально называть такие корабли. «Ворчун» -тяжелый космолет серии А- 36, который был построен в те седые времена, когда Трегг еще не родился. Надежная и добротно сделанная машина, таких кораблей в Дальнем Флоте осталось всего три, и их тоже скоро ожидала участь списания на переплавку, как давно отслуживших свой срок.  

Из всей серии буксиров А- 36, уцелели только трое- «Ворчун», «Стрелец» и «Синяя гроза», остальные сорок шесть сгинули за прошедшие десятилетия в Ледовом поясе вместе со своими экипажами, остались там среди черноты и ледяной пыли, как маяки памяти для идущих за ними следом.  

На смену старым буксирам пришли современные космолеты, вдвое мощнее и надежнее, они несли в себе большие экипажи, но катастрофы поджидали и их, не так часто, как прежних, но такие же фатальные, как и раньше.  

В экипаже «Ворчуна» было восемнадцать людей и восемнадцать флориан. Всего тридцать шесть.  

А- 36.  

Сейчас к Ледовому поясу ходят буксировщики серии М- 68 и РС- 84.  

И их число всегда пополняется, чтобы заполнить брешь в рядах, заполнить постоянные, и уже ставшие нормой, потери.  

Уступая по размерам и массе современным буксировщикам, буксир «Ворчун» не мог таскать кометы размером километр в поперечнике, такие кометы буксировали космолеты вдвое больше и мощнее «Ворчуна», но с ледяной горой в пятьсот метров он прекрасно справлялся, и за свою долгую корабельную жизнь сбросил на поверхность Новой Флории ни один десяток комет.  

– Ты ведь не слушаешь, – Хрст произнес эти слова обращаясь к нему.  

– Что?  

– Я же говорил тебе, что он от нас далеко, – Хрст усмехнулся. – О чем задумался? О пенсии?  

Трегг, не ожидавший такого вопроса, растерялся.  

– Чем думаешь заняться после отставки?  

– Буду пить, – усмехнулся Трегг.  

– Не смешно.  

– Не смешно, – он посмотрел на Хрста, потом на уставившегося на него Блока и произнес. – Не знаю. Не думал об этом.  

– Начни собирать значки. Я серьезно. Или что-нибудь другое. Быть коллекционером не так уж скучно. Я слышал, что некоторые...  

– Хе. Копить всякий хлам. Это не мое, Хрст.  

– Зря ты так об этом думаешь, Трегг. Иногда попадаются уникальные значки, которых во всем Содружестве насчитывается единицы. И у каждого из них своя история.  

Своя история.  

Помолчали.  

– Что- то транзитная команда не торопится, – сказал Трегг, чтобы нарушить возникшую тягостную тишину.  

– Прилетят.  

– Прилетят.  

В просторном помещении кают- компании прозвучал звонок вызова бортового компьютера и звонкий, девичий голос сказал:  

– Сообщение от Центральной Диспетчерской. Просьба капитану явиться в радиорубку.  

Трегг этого ждал. Он поднялся со своего кресла, произнес:  

– Наверное на кладбище освободилось местечко и Линейный Док снова принимает гостей.  

– Ну вот и дождались, – Блок Южный смотрел на Трегга. – Значит транзитная команда на подходе.  

И Трегг ушел.  

 

 

******* *******  

 

 

Он доехал на лифте до палубы С- 8, вышел через открывшиеся перламутровые двери лифта и направился прямо по ярко-освещенному коридору, минуя закрытые двери отсеков и длинные ряды приборов внутреннего обеспечения. Корабль был пуст. Вся команда, за исключением Трегга, Блока и Хрста была отправлена две недели назад в бессрочный отпуск на Ор до прибытия транзитной команды с Линейного Дока. Под потолком тихо шелестела система вентиляции, его шаги по шершавому металлическому полу гулким стуком разносились вдоль коридора и таяли где-то впереди, у маячившего вдалеке перекрестка.  

Он приблизился к салатового цвета двери, нажал на синюю кнопку с надписью «Откр. » и вошел в отсек связи. На приборном щитке центрального пульта управления ярко светился мигающий огонек вызова.  

Трегг сел в мягкое, потертое серое кресло связиста и замер.  

Сейчас ему скажут, что команда с Линейного Дока на подходе к «Ворчуну», упомянут что-нибудь про опись систем и график отключения маршевых реакторов, и конечно же пожелают «всего самого наилучшего».  

Трегг медлил.  

На гладкой стене слева от него, связист Сал Светлый повесил не большое зеркало, прямоугольное, в белой тонкой оправе. Из- за зеркала выглядывала старая фотография какой- то светловолосой девчушки лет восьми.  

Когда- то у Сала была дочь.  

Давно.  

Еще до «Ворчуна».  

Трегг посмотрел на свое отражение в зеркале. Седая щетина покрыла его щеки, подбородок и верхнюю губу.  

Вздохнув, он включил аппарат связи.  

На экране высветилась надпись «93. Центральная Диспетчерская. Запись». Это означало, что радиопослание шло до буксира полтора часа.  

Появилось изображение и возник звук.  

Мужчина средних лет смотрел на него с плоского экрана, короткие черные волосы на его голове выглядели как щетка для мытья посуды.  

– Диспетчер Гром Быстрый. Добрый день, капитан.  

– Добрый, – буркнул Трегг записанному сообщению.  

– Ваша вахта несколько затягивается. У нас нештатное происшествие на орбите Каменистой. Есть задание для вашего буксировщика, которое следует сделать немедленно.  

«- Буксира», – мысленно поправил того Трегг.  

Диспетчеров он не любил.  

– Крупный астероид сбил с высокой орбиты их сталелитейный комплекс. Тяговые двигатели комплекса вышли из строя, он теряет высоту и через... – диспетчер посмотрел куда- то в сторону, потом продолжил говорить. -... И через четырнадцать дней упадет на планету. Комплекс большой, своими силами Каменистая не в состоянии исправить сложившееся положение. Увести его обратно на высокую орбиту может либо орбитальный тягач, которого у них, естественно нет, либо буксировщик. Из ближайших буксировщиков к Каменистой ближе всех только вы и «Альбатрос». Но «Альбатрос» буксирует комету, а ваш «Ворчун» как раз стоит без дела. – диспетчер улыбнулся, чем еще больше разозлил Трегга. – Мы уже сообщили на Ор и челнок с вашей командой скоро прибудет на «Ворчун». Вы должны быть на месте не позднее, чем через десять дней. Времени вам хватит. Но есть одно, э- э- э... обстоятельство. Для сокращения пути, вам потребуется войти в Пояс Астероидов, но только в его пыльную часть, ничего критичного. Расчеты орбит и ваш маршрут прилагается. Желаю вам удачи, капитан. – с этими словами улыбчивое лицо диспетчера исчезло с экрана, сменившись схемой предполагаемого курса «Ворчуна» к Каменистой и ползущим сверху вниз по краю экрана длинным столбиком синих цифр и символов.  

– Чтоб ты лопнул, – произнес Трегг.  

Через шесть часов к «Ворчуну» причалил пузатый орбитальный заправщик, а еще спустя три часа прибыл челнок «Ворон 5». На нем прилетел отдыхавший на Оре экипаж буксира.  

 

 

******* *******  

| 168 | 5 / 5 (голосов: 15) | 23:11 13.07.2022

Комментарии

Rik5118:53 11.09.2022
gennadybadin, "ударился веском", как часть рассказа капитана, его знание об истории Блока Южного. Но можно было упомянуть и "протокол".
Gennadybadin17:04 11.09.2022
Очевидно, "ударился веском" записано в полицейском протоколе?
Oribikammpirr21:34 21.07.2022
rik51, я тоже поначалу путалась, ничего страшного)
Rik5120:07 21.07.2022
oribikammpirr, спасибо, исправлю. Долго разбирался как выкладывать главы, напутал.
Oribikammpirr13:12 21.07.2022
У вас лишняя вторая вторая глава получилась, исправьте.
Rik5120:47 18.07.2022
raisa49, спасибо. Да, идти и знать гораздо труднее пути в котором итог не определен.
Raisa4923:35 17.07.2022
Очень понравилась. У Вас это прекрасно получилось. И , действительно, для "последнего рейса" мужества нужно больше, чем для любого другого самого тяжёлого и опасного, так как ещё не известно чем они закончатся, а итог последнего однозначен. Идти и знать... Спасибо! Успеха Вам.
Rik5123:41 13.07.2022
Я написал эту повесть как своего рода параллельную историю со своей книгой "Звезда надежды".

Книги автора

Путь в бездне.
Автор: Rik51
Роман / Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: Космос. Ростовщики. Война.
22:01 20.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 6)

Звезда надежды.
Автор: Rik51
Роман / Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: Космос. Содружество.
22:40 19.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Твердь. Мирный берег.
Автор: Rik51
Роман / Детектив Фантастика
Аннотация отсутствует
Теги: Полиция. Детектив. Фантастика. Пришельцы.
20:24 16.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.