Сказка волшебного сада

Другое / Сказка
Сказка о поисках смысла жизни и любви, рассказанная одним мудрым цветком
Теги: волна остров цветы

 

Истинно, истинно говорю вам:  

если зерно, упавши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода.  

Евангелие от Иоанна. Гл. 12, 24  

Однажды, вечерней порой, когда все небо было разукрашено яркими красками заката, и ветерок еле слышно шумел в верхушках деревьев, довелось мне забрести в гущу волшебного сада. Стоя над зеркальной гладью озера, я заслушалась шелестом камышей, всплесками воды, журчанием ручейка… И вдруг во множестве шорохов и шумов готовящейся ко сну природы мне почудился тихий шепот. Внимательнее прислушавшись, я различила тихие и необычайно нежные голоса. Но никого поблизости не было, и я поняла, что это шепчутся между собой сонными голосами цветы! Мне стало интересно, что же занимает эти прекрасные головки? И я, затаив дыхание, прислушалась…  

1  

 

– Эта история, – услышала я, – началась в одно погожее летнее утро, когда все в природе затихает в ожидании великого таинства – рождения нового дня. Легкий, ласковый ветерок, этот вечный непоседа и шалун, давно уже проснулся, умылся теплой водой и весело резвился с водами могучего океана. Он то приближался к самой воде, изо всех сил всматриваясь в непроглядный мрак ее глубин, как будто стараясь разглядеть все ее сокровенные тайны, то поднимался высоко в небо и оттуда наблюдал за быстро мелькавшими стайками рыбок. Потом спокойное созерцание надоело этому непоседе, и он начал заигрывать с водой, нежно дуя на ее поверхность.  

И вдруг совсем неожиданно перед ним возникла Маленькая волна, и в это же самое мгновение над горизонтом появился первый солнечный лучик, осветил все вокруг, и побежал по безбрежной водной глади, и засверкал, заиграл всеми красками, увидев волну, такую маленькую, слабую прозрачно-зеленоватую, с белым пенным гребешком. Она была так мила и очаровательна, что просто невозможно было не улыбнуться, глядя на нее. И ветерок не выдержал и весело рассмеялся. А Маленькая волна рассмеялась вместе с ним. И вот уже они, не теряя времени даром, стали играть в догонялки, звонко хохоча и шумно плескаясь. И можно было подумать, что нет никого счастливее в целом свете!  

Время бежало незаметно, солнце уже высоко поднялось над горизонтом, и ветерок, вспомнив вдруг о каком-то важном деле, поспешно умчался прочь, и Маленькая волна осталась одна. Но нет, не одна, ведь в бездонной небесной синеве ослепительно ярко и дружелюбно сияло солнышко! А вокруг был целый мир – загадочный и непостижимый! И Маленькая волна решила, что непременно должна познать его, все увидеть и обо всем услышать! И она снова рассмеялась, подумав о том, сколько необычных приключений предстоит ей пережить!  

2  

Полная предвкушения нового и жажды странствий, Маленькая волна стала осматриваться по сторонам, чтобы выбрать направление движения. Но куда бы ни обратила она свой взор, всюду была вода, одна вода – до самого горизонта! Глубоко вздохнув и так еще и не решив, куда же ей податься, Маленькая волна повернулась и поплыла в первом попавшемся направлении. И тут же она сделала первое открытие: оказывается, океан не был пустынен! Всюду его поверхность заселяли такие же, как и она, волны, большие, средние и совсем крошечные. Они весело раскачивались, налетая друг на друга и разлетаясь в разные стороны. Когда Маленькая волна проплывала мимо, они со звонким смехом зазывали ее присоединиться к их забавам. Поначалу Маленькая волна с радостью принимала их приглашения, но поиграв час, другой, – разочаровалась: все время одно и то же! И она убегала прочь, надеясь в другом месте встретить что-нибудь иное. А другие волны в недоумении оглядывались на нее: вот чудачка! Ну чего ей еще надо? Плещись себе весело на просторе, подставляя бока ласковому солнышку! Но Маленькой волне хотелось большего, ее манили неизведанные дали! И однажды, проняв решение и низко склонив голову, потому что ей было очень стыдно, что она не такая, как все, и что она хочет чего-то иного, непонятного даже ей самой, она поплыла навстречу неизвестности.  

3  

…Уже много дней плыла Одинокая волна по безбрежному океану. Путь ее пролегал на восток. Ведь уже давно в немом восторге поглядывала Одинокая волна на ту часть света, откуда в ослепительном сиянии каждое утро поднималось Золотое Светило, рождая новый день и даря жизнь всему сущему. И Одинокая волна мчалась, спеша к нему изо всех сил, чтобы задать такой мучительный и непостижимый вопрос: куда уходит оно на ночь? Зачем оно уходит, погружая весь мир в непроглядный мрак ночи? Ей так хотелось крикнуть ему:  

– Не уходи! Останься с нами! Не лишай мир своего благостного света! Мы ведь так любим тебя!  

И вот однажды Одинокая волна почувствовала, что приближается к цели своего путешествия: океан стал мельче, появились какие-то новые, необычные звуки и далеко впереди, почти на самом горизонте, она увидела темную полоску земли! От одной старой и мудрой волны она слышала, что там, далеко на востоке, есть чудесная страна Восходящего Солнца. И Одинокая волна решила, что это и есть обитель Великого Светила. Но не суждено было ей достигнуть обетованных берегов. Быть может, именно в этом проявилась благосклонность судьбы, которая уберегла ее от жестокого разочарования, заменив его горечью неудачи.  

Чем ближе подплывала Одинокая волна к земле, тем выше становились волны, тем сильнее гудел ветер, густые серые тучи затянули низкое небо, которое непрерывно раскалывали кривые изгибы молний. Все медленнее плыла Одинокая волна, все труднее ей было продвигаться вперед. И, наконец, ничего не стало видно и слышно за ревом ветра и гигантскими пенными валами, закрывавшими собой все небо! Вдруг одна из таких громадин подхватила, как перышко, Одинокую волну, и помчала ее на своем гребне назад, на запад! Потом ее подхватила вторая, третья… Дальше Одинокая волна ничего не помнила. Когда она, наконец, открыла глаза, то обнаружила, что находится в незнакомом месте. Вместе с памятью в ней пробудилась и жгучая боль: так и не удалось ей побывать там, куда стремилась она всем сердцем, всеми своими помыслами! И долго еще Одинокая волна плескалась на волнах боли.  

4  

…Долгое время плыла Одинокая волна без цели, без направления, куда нес ее неустанный ветер. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, она то легко бежала вблизи проплывающих мимо кораблей, то играла в догонялки с дельфинами. И не замечала Одинокая волна, что уносит ее все дальше и дальше на запад…  

Стояла глубокая ночь. Кругом было тихо и темно, лишь небо с нескочаемыми мириадами далеких звезд было ее спутником и ориентиром. Но вот поднялся ветер, набежали тучи и закрыли собой и месяц, и звезды. Лишь чернильная темнота заполняла собой все пространство. Да нет, не все! Далеко впереди увидела Одинокая волна светящуюся полоску. Что за чудо?! Позабыв обо всем, поплыла она на ласковый зов света. Но дорога была не близкой, и в пути застал Одинокую волну рассвет, и светящаяся полоска исчезла, растворилась в свете нового дня.  

Впервые в жизни Одинокая волна с большим нетерпением ждала ночи, чтобы наконец разрешить эту загадку. Ведь днем она не видела ничего, кроме темного берега. А вечером, когда на землю медленно начал ложиться полумрак, Одинокая волна с замиранием сердца, в немом восторге и восхищении не могла оторвать взгляда от узкой полоски земли, что заселялась множеством разноцветных огоньков, больших и маленьких, ярких и не очень. Они весело подмигивали, складываясь в замысловатый узор, рассеивая мрак ночи и даря радостную надежду на новый день. И душа Одинокой волны наполнилась музыкой счастья, потому что теперь она знала, что не так уж страшна непроглядная темнота ночи, что можно ее победить и прогнать прочь!  

Очень полюбился Одинокой волне этот берег в западном краю, весь усыпанный замысловатыми домиками, белыми днем и превращающимися в светящиеся огоньки ночью. Много дней и ночей провела она здесь, любуясь неповторимым зрелищем и радуясь своему открытию. Но однажды утром, едва проснувшись, она почувствовала, что ей пора. Ее снова манила в дорогу мечта!  

5  

Теперь путь Одинокой волны пролегал на север, туда, где, как она слышала, плавают холодные ледяные горы, где ночь длится целых полгода, и где бывает таинственное полярное сияние…  

Нелегким был этот путь для Одинокой волны. Чем дальше на север она продвигалась, тем холоднее становились воды океана, тем меньше жизни скрывал он в своих глубинах. А однажды утром, едва открыв сонные глаза, Одинокая волна была удивлена необычным зрелищем: вся водная поверхность, насколько хватало взора, была покрыта маленькими белыми льдинками. «Как холодно! »– поежилась Одинокая волна, но упрямо продолжала двигаться вперед.  

А между тем, с каждым днем становилось все темнее, солнце все реже появлялось на небосводе, и наконец, Одинокая волна попала в царство долгой северной ночи. Странным и непривычным было все в этом суровом краю. И огромные айсберги, величественно проплывающие в темноте, и мрачное зрелище полярного сияния, холодные краски которого имели над Одинокой волной необъяснимую власть: они приводили ее душу в трепет, а мысли – в смятение. «Как красиво! – только и сумела вымолвить Одинокая волна. – И как холодно! » Но уплывать отсюда она не спешила, ведь увидеть нужно было самое главное – рождение полярного дня!  

Дни проходили за днями, но ничто не предвещало перемен. Казалось, что ночь надежно укутала весь мир своим покрывалом, и власть ее нерушима. Но Одинокая волна не отступала, и ее терпение увенчалось успехом: однажды, на самом горизонте она заметила слабое свечение – предвестник наступающего утра. С каждым разом оно усиливалось, и вот над краем горизонта показался кусочек солнца! Но он не согрел Одинокую волну. Мороз все крепчал, и Одинокая волна передвигалась уже с трудом. Она чувствовала безграничную усталость; едва она закрывала глаза, как уносилась в сладкий мир грез… Ей казалось, что какие-то невидимые, но очень прочные нити привязывают ее к этому месту, ограничивают движения, мешают шевелиться…  

Вдруг она открыла глаза и увидела над собой светящийся белый шар. С большим трудом, как будто из каких-то неведомых краев, возвращалась к ней память, и она постепенно осознала, где находится, и что высоко в небе висит солнце – тусклое, бледное, холодное северное солнце! Это солнце не давало тепла, и Одинокая волна вдруг ощутила, что ее что-то не отпускает. Это была тонкая корка льда. И тогда Одинокая волна поняла: ей грозит гибель. Нужно рваться, бежать! Изо всех сил дергалась Одинокая волна, расшатывая сковавший ее ледовый панцирь. Наконец ей удалось вырваться из плена, и она поплыла – вперед и вперед, к солнцу! К свету! К теплу!  

6  

Много дней провела Одинокая волна в пути, прежде чем почувствовала, что вода становится теплее. Тогда она впервые остановилась, взглянула на небо и увидела журавлиный ключ, держащий свой путь на юг, в страну вечного лета. Даже отсюда, с поверхности океана, было видно, как птицы устали, с каким трудом им давался каждый взмах крыльев. Но вот одна птица начала отставать. Ее полет становился все более медленным и неровным, она опускалась все ниже, и наконец, с громким криком отчаяния упала в океан, и пенные воды сомкнулись над ее головой. Ее сородичи следили за ее агонией с немой болью, не в силах хоть чем-нибудь помочь. Чтобы самим не разделить ее участи, они продолжили свой полет и вскоре скрылись из виду.  

А Одинокая волна долго не могла оправиться от потрясения. «Так в чем же смысл нашей жизни? » – спрашивала она себя и не находила ответа.  

– В чем смысл жизни? – спросила она у солнца, но оно ничего не ответило ей, в молчании продолжая свой неторопливый бег.  

– В чем смысл жизни? – спросила она у ветра, но он лишь озорно подмигнул ей и весело умчался прочь.  

– В чем смысл жизни? – спросила она у месяца, когда на землю пала ночь, но и на этот раз ответом ей было безмолвие.  

Вот и решила она еще раз попытать счастья у теплых южных берегов.  

7  

…Здесь все было иначе. Все здесь дышало жизнью: то и дело проносились стайки пестрых веселых рыбок, зеленые водоросли приятно оживляли картину океанского дна, яркие медузы, морские звезды и коралловые заросли радовали глаз совершенством и неповторимостью форм. Но главное – все не просто жило, а казалось, что в теплой прозрачной воде растворена сама жизнь! И солнце было здесь таким теплым, таким ярким и праздничным, что казалось, будто ты попал в настоящую сказку! Одинокая волна была счастлива. Наконец-то она набрела на место, которое отвечало всем ее требованиям, и она по праву назвала его Раем.  

А однажды произошло чудо. Одинокая волна, увлекшись размышлениями, слишком близко подплыла к берегу и увидела Его. Таинственное создание! Прекрасное! Хрупкое! Нежное! Неповторимое! Склонив голову перед невиданным совершенством, Одинокая волна едва слышно промолвила:  

– Кто ты, волшебное создание?  

– Я цветок, – был гордый ответ.  

С тех пор Одинокая волна все свои дни проводила подле своего кумира. Ранним утром она любовалась, как искрятся на солнце хрустальные капли росы на его нежных лепестках, днем с восхищением наблюдала, как пестрые бабочки вежливо присаживаются на него отдохнуть после веселого танца и попить сладкого нектара. А вечером она ласково желала ему доброй ночи и смотрела, как он медленно складывает свои прекрасные лепестки, готовясь ко сну. Так протекали дни. И однажды…  

Однажды, как всегда спеша приветствовать своего любимца с началом нового дня, Одинокая волна остановилась в растерянности, беспомощно озираясь по сторонам. Смутная тревога, закравшаяся к ней в душу, нарастала. Казалось бы, все было по-прежнему, не было только его – цветка, украшавшего эту пустынную полосу, уходящую далеко в море, и всю ее жизнь! Одинокая волна металась вдоль берега, мучительно пытаясь разгадать загадку, и вдруг увидела, что ее цветок лежит на песке. Листочки его свернулись, лепестки безжизненно повисли, утратив былую яркость.  

– Что с тобой стряслось? – вскричала Одинокая волна, не желая верить своим глазам.  

– Ветер… Слишком сильный ветер был этой ночью. Мы, цветы, непрочные создания. Мы эфемерны…  

8  

Не оборачиваясь, плыла и плыла Одинокая волна все дальше от берега. «Эфемерный! Мой цветок эфемерный! Но почему? Почему самое прекрасное такое слабое, беззащитное? И почему мне так больно??»  

9  

…Ночь выдалась неспокойная. Гудел ветер, нося по небу обрывки серых туч, сверкали молнии, разрезая небо от края и до края. Но было среди этого привычного для штормового океана шума что-то еще, зловещее и непонятное. Какой-то неясный гул то нарастал, то внезапно смолкал, чтобы через некоторое время появиться снова, но гораздо громче и раскатистее. В эти минуты поверхность вод покрывала непонятная рябь, да и само дно пронизывала, казалось, какая-то нервная дрожь. Как будто какой-то гигант, заключенный в темницу, изо всех сил рвался на свободу. И действительно, в какое-то мгновение земля содрогнулась, воды океана вскипели, шум, грохот, раскаты грома огласили окрестности, поднялись высоко в небо тучи дыма, пара, все смешалось… А ночная мгла помогла скрыть от посторонних глаз то таинственное, что вершилось среди бушующих волн.  

К утру все стихло. И в свете восходящего солнца открылась удивительная панорама: там, где миллионы лет безраздельно властвовал над сушей могучий океан, вырос Остров. Неподвижной черной громадой темнел он на фоне вечно волнующейся изумрудной поверхности. Океан рассердился и попробовал смыть это неожиданное препятствие, но его волны оставляли лишь влажные следы на голой скалистой поверхности Острова. Вскоре океан успокоился, ветерок прилег отдохнуть от полуденного зноя, и мир погрузился в задумчивую тишину…  

10  

Остров был молчуном. Он был погружен в вечные раздумья. Ничто не могло вывести его из состояния глубокой сосредоточенности и созерцательности. Да и что в этом бренном мире могло отвлечь его от великих загадок Мирозданья? Что могло быть важнее и прекраснее этих мыслей?  

Так и протекало его спокойное существование, пока однажды не занесли дороги судьбы в эти места Одинокую волну. Она была так занята своими размышлениями об эфемерности всего сущего, что не сразу заметила Остров. А когда, наконец, заметила, то очень удивилась. Ее поразили и огромные его размеры, и окутывающая его сонная тишина, и глубокое, полное одиночество. Долго не решалась Одинокая волна отвлечь его от важных дум, но когда солнце стало уже склоняться к горизонту, она подплыла к одной из его скал, уходящих далеко в океан, и робко спросила:  

– Не скучно ли тебе день и ночь находиться в одиночестве?  

– Я думаю, – был спокойный ответ.  

Одинокая волна не посмела отвлекать его праздными вопросами и поплыла прочь, но какая-то неведомая сила не отпускала ее, притягивая к этому мрачному и непонятному Острову.  

И Одинокая волна решила задержаться здесь на какое-то время. Каждое утро она издали любовалась островом, днем подплывала поближе и рассматривала голые гранитные скалы, что явились сюда со дна морского…  

Однажды вечером, когда, как ей казалось, Остров дремал, она тихонько подплыла к той скале, что уходила вдаль, и прикоснулась к ее поверхности. В то же мгновение все ее существо пронзила жгучая боль, и Одинокая волна в страхе отпрянула! Слишком тяжелые и мрачные думы заполонили сердце Острова, их невозможно было вынести!  

Но на следующий день, когда мир снова погружался в сон, она опять подплыла к заветной скале и попыталась уловить его мысли… Когда Одинокая волна пришла в себя, она была далеко, очень далеко от Острова! А мысли ее были бессвязными: какой-то грохот, вспышки молний, сильный жар, неистовство стихий и бесконечная тоска! Боль одиночества! Думая, что остается незамеченной, Одинокая волна снова стала подплывать к острову, и когда почти достигла цели, вдруг услыхала: «Чего ты хочешь, малышка? » Одинокая волна растерялась и совсем не знала, что ответить. «Я… – она немного помолчала, – я была знакома с одним цветком… Он был… Эфемерен…»  

11  

С тех пор Одинокая волна не покидала пределы Острова. Куда бы ни гнал ее ветер, она уклонялась и находила способ добраться до заветной скалы. А потом начиналось самое интересное: они беседовали часами! Часто, увлекшись беседой, не помнили даже, день сейчас или ночь. Говорили и не могли наговориться. Волна рассказывала о своих странствиях и о том, что довелось ей пережить, а Остров делился с ней теми мыслями, что возникали у него во время долгих раздумий. Одинокая… А впрочем, какая же одинокая? Счастливая волна светилась от изумления и восторга, слушая его негромкую речь. Жизнь и смерть, любовь и ненависть, добро и зло, прекрасные цветы и далекие звезды – все было предметом увлеченных бесед, что уносили их в неизведанные дали.  

12  

Время текло незаметно, и Счастливая волна стала замечать, что Остров меняется на глазах! Теперь он не был таким неприступным и мрачным, он весь как бы преобразился. И мысли об этом очень радовали ее, делали еще счастливее!  

А однажды… В голове ее заронилась одна мысль и стала неотступно преследовать ее днем и ночью. Даже Остров заметил в ней перемену, но на все вопросы она лишь загадочно улыбалась.  

…В тот день все было как всегда, они мирно беседовали, только Волна почему-то, вопреки своему обыкновению, не плескалась поблизости, а взобралась на гребень скалы. Они говорили, говорили, пока остров, наконец, не почувствовал неладное: голос Счастливой волны становился все слабее и медлительнее… И тогда он понял: она испаряется!  

– Что ты наделала?! – в отчаянии вскричал Остров. – Остановись, не оставляй меня!  

Но ответом ему была тишина…  

Растерянный и совсем убитый так внезапно свалившимся на него горем, Остров с надеждой смотрел в небо, ожидая увидеть там хоть след Счастливой волны. Но вместо нее он увидел там огромную серую тучу, затянувшую все небо и готовую в любой момент пролиться звонким ливнем. И действительно, вскоре по серой скалистой поверхности Острова забарабанили первые крупные капли дождя. А через несколько минут он уже весело шумел под громкие раскаты грома и яркие вспышки молний.  

13  

Дождь давно прекратился, и весь мир осветило теплое, ласковое солнышко. Только Остров не заметил этого, он по-прежнему не выходил из состояния глубокой задумчивости. Вернее, он прислушивался к самому себе, потому что почувствовал что-то непонятное и очень необычное. Ему казалось, что где-то рядом с собой он чувствует Счастливую волну. С радостной надеждой еще и еще раз вглядывался он в окружающие его океанские просторы, но они были все так же пустынны и безмолвны. Остров ничего не мог понять.  

А однажды он проснулся среди ночи, пронзенный каким-то острым ощущением. Что это было? Где-то в самой глубине его сущности, его сердца, билась в своем неустанном дыхании, жизнь! Внимательно обследовав всю свою поверхность, Остров увидел в расселине скалы зеленый росток. Он был нежен и слаб, но в то же время напоен какой-то неведомой силой и красотой!  

Много дней и ночей Остров не смыкая глаз берег и лелеял это странное и почему-то очень близкое и родное существо. И как-то на восходе солнца толстый зеленый бутон лопнул, раскрылся, и на свет явилось такое восхитительное создание, что Остров затаил дыхание! И лишь только расправились нежные лепестки, как Остров услышал до боли близкий и родной смех. Он звонко переливался, наполняя душу теплом и светлой радостью.  

– Счастливая волна! – догадался Остров. Так смеяться умела лишь она одна в целом свете! – Где же ты? Отзовись!  

– Разве ты не узнал меня? – голосом Счастливой волны проговорил таинственный Цветок.  

– Так это все-таки ты?! Зачем ты это сделала?!  

– Разве теперь я не прекраснее? – удивленно спросил Цветок.  

– Но ведь все цветы эфемерны! Пройдет счастливая пора цветения, и ты оставишь меня … навсегда!  

– Когда это еще будет! – беззаботно пролепетал Цветок. – А пока любуйся моей красотой, наслаждайся моим ароматом. А потом … увидишь!  

– Что, что я увижу?  

Но единственным ответом ему был звонкий смех.  

И Остров поверил прекрасному Цветку и всецело отдался радости общения. Он заслонял своего друга от холодного ветра, палящего солнца, от проливного дождя. Каждую ночь, лишь только садилось солнце, он убаюкивал свой Цветок и бдил над ним всю ночь, отгоняя грустные сны. И каждое утро собирал несколько капелек влаги, чтобы украсить его роскошные листья хрустальной росой. Так незаметно пролетело лето, наступила осень. И когда с любимого Цветка сорвался последний лепесток, Остров погрузился в долгий зимний сон.  

Но едва пригрело ласковое весеннее солнышко, и белоснежные сугробы сбежали бурными ручейками, Остров сказочно преобразился. Казалось, что вся его поверхность ожила, усеянная великим множеством таких же прекрасных и веселых цветов. И стаи птиц, возвращающихся в родные края, находили себе приют на этом прекрасном гостеприимном Острове, в то время как раньше, несмотря на усталость, летели поскорее прочь от его мрачности…  

---------------------------------  

Но последних слов было не разобрать. Час был поздний, и цветок, утомленный долгим рассказом, по-видимому, уснул. Уснули и остальные цветы, устало склонив свои головки. Весь мир погрузился в тишину и покой…

| 277 | 5 / 5 (голосов: 2) | 19:00 01.06.2016

Комментарии

Lilianna04:18 01.11.2018
Сказка для взрослых о поисках себя, своих целей
Seragov11:42 28.10.2018
Очень приятно и интересно! +

Книги автора

Куда подевались достойные женщины?.. 18+
Автор: Lilianna
Рассказ / Юмор
Иронический рассказ с элементами эротики о сексуальной жизни слесаря Гриши
10:47 01.06.2016 | 5 / 5 (голосов: 11)

К чему приводят шутки
Автор: Lilianna
Рассказ / Проза Психология Чёрный юмор
То, чем занималась главная героиня, шутками не назовешь. Скорее, это розыгрыши, да ещё и злые. Почему же она это делала?
Теги: шутка знакомство
10:30 28.05.2016 | 4.92 / 5 (голосов: 14)

Без любви жизнь пуста...
Автор: Lilianna
Другое / Проза
Отрывок из беседы двух подруг
Теги: любовь
10:05 25.05.2016 | 5 / 5 (голосов: 4)

Стрела Амура
Автор: Lilianna
Другое / Проза
История несчастливой любви через пелену дождя
Теги: дождь сердце стрела Амура
19:04 24.05.2016 | 5 / 5 (голосов: 1)

Мое призвание
Автор: Lilianna
Другое / Проза
Переплетение двух жизней, двух призваний. Во сне или наяву?
Теги: призвание мороженое
20:05 05.05.2016 | 5 / 5 (голосов: 2)

Птицы моей памяти
Автор: Lilianna
Другое / Проза
Миниатюра о сложности внутреннего мира человека
Теги: птицы память воспоминание
07:57 05.05.2016 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017