Жили были Демон и Писатель...

Рассказ / Абсурд, Приключения, Фантастика
Внимание, рассказы выходят друг за другом и продолжают себя, а аннотация везде одинакова (по смыслу)! Если вы не увидели в одном рассказе чего то что я наболтал, то это будет далее! Я хитрец. Чёрти что происходит в славном Разуме больного на всю голову Писателя: демоны притворяются людьми, воины с улыбкой мрут и снова встают, целые миры рушатся лишь потому что кто-то накосячил, а заправляет всем этим как раз таки сам Создатель всея мира. И во всей этой каше варятся два товарища, чьи судьбы переплетены по воле всевышнего, а не их самих, плюс ещё и многочисленные враги гонят их через всю вселенную. Что же ждёт их дальше? А Писатель его знает, что будет! Главное - что оно уже есть, а если бы не было, что же, я бы на их месте задумался, а живы ли они вообще!

Творит Писатель: Макс Че (псевдоним что надо)  

Влезает с глупыми вставками: Тоже Писатель  

Позволяет себе наглости: демон Винсент Вайоленс  

 

Космическая эра… Что может быть желаннее для человека, нежди освоение звёздного пространства (кроме захвата новых территорий)? Конечно же ничего! Люди испокон веков смотрят на небо, ищут там признаки жизни, стремятся достчичь ближайших планет… И в нашем с вами мире, это пока что труднодоступно. Дорого. Опасно. Но в голове, а позже и на бумаге писателя, всё возможно!  

 

Мир созданный мной, полностью мне подконтролен, абсолютно. Я могу вершить всё что захочется, создавать жизнь и уничтожать, рождать цивилизации и обращать в песок. Но мораль, моя чрезмерная мораль, позволяет мне лишь созидать…  

 

Но никто не запрещал мне создать личных палачей! О дааа, мой извращёный ум допёр до того, как правильно обойти свою же оборону своего же мира от самого себя, и так родились сначала мелкие Серафимы (уж больно пафосно они выглядят), а после и демонические создания чьи корни уходят в глубину времён нашего с вами существования, чьи тела и тёмные души вышли из самой Бездны, а хладнокровие семикрылых ангелов смерти, сменилось жаждой крови!  

Но если быть совсем честным, сил мне хватило создать только одного демона, истинного палача всея миров! Не хочу хвалиться, но по меркам даже самого заядлого фантазёра, родить такое без применения наркоты или на трезвую голову – достижение!  

 

Я назвал его Винсентом. Чтобы не было ему скучно, дал ему виски, и тут же, его лицо покрыла недельная щетина, волосы на его лысой башке отросли в очень растрёпанный хвост и стали пепельными, а глаза… Пустые белые глаза стали тёмно-пурпурными, излучали хитрость, жестокость и одновременно – усталость!  

 

– Здравствуй, Писатель! – с ехидством выпалил Винс – Ты создал мою физическо-астральную оболочку и поселил в своей голове, причём, неподалёку от Погребённого Моря!  

– Во первых я не знаю где это, во вторых, не знаю что это… А так да, приветствую!  

– Ну-с, давай осмотримся в твоей башке, мой друг, и да, – закашлялся демон – трындеть вслух не стоит, ни мои слова, ни свои ответы мне  

– Но ведь это ты говоришь моим ртом! – возмутился я – Ты как взял под контроль мои разум и тело, за столь короткое время?  

– Тише, тише! Нечего вопить! Хотел бы, давно уже начал твоими руками проводить лоботомию какому нибудь зеваке, или просто начал бы медленно срезать лоскуты кожи с людей… Но ни в коем случае! Я не хочу портить тебе жизнь.  

– А с чего такое благородство? – подозрительно осведомился я (на самом деле всё это бред, всё давно я уже знаю, но вы то нет) – Ты древний демон судя по твоим словам, тебе не присуща мораль или сострадание!  

– Зато благодарность присуща, друг мой! – рассмеялся Винсент – Ты дал мне жить, за долгое время, меня лишь изгоняли, боялись как огня, тело моё давно предали праху ещё во времена инквизиции, а никто и не соглашался, что уж говорить – не пытался никто, меня поселить в своей башке! Ты единственный придурок который от нечего делать, придумал меня.  

– Значит ты сидел столько лет и мониторил ноосферу на наличие свободного разума? Или же я просто выдумал тебя и ты обрёл самосознание? Столько вопросов и так мало ответов...  

– Верно и то, и это, всё поровну! Но как я уже и говорил, поменьше вслух произноси мои слова… Шизофрения диагноз плохой, а ты же не хочешь нас с тобой отправить в дурку, верно?  

– Тоже правда… Тогда, надо вообще придумать, на кой я тебя вообще созд… Поселил в своей голове. Создал, или поселил? Чёрт, ненавижу ситуации когда нет единого верного ответа…  

– Первым делом надо покопаться в твоём мозгу… – тут Винсент исчез с поля зрения в разуме и лишь его кряхтение было слышно где то глубоко – Чёрт, всё загажено! У тебя везде разбросан мыслительный хлам! Уровни разума все выглядят как свалка из Киберпанка! Ты вообще думаешь о себе и о других кто здесь жил? Хотя нет, не говори, думаешь ты излишне много обо всём.  

– Да я вообще об этом не думал если честно! Хотя, мне теперь интересно, может ли этот бардак влиять на то что я пишу…  

– Конечно! Ты хоть понимаешь что это уже не артхаус получился бы, а катастрофический пи… Жопа короче, надо убираться и научить тебя основам работы с разумом, ну как научить, по крайней мере, не позволить тебе сойти с ума от моего присутствия.  

 

И тут началось! Винсент пару дней рылся в моей башке, я чувствовал как забываю некоторые вещи которые вспоминал на долю секунды, а те что я и вовсе позабыл – всплывали, вместе с моими стыдными секретами, чёрт его дери. Моя память оказалась очень крепкой, но лишь в некоторых местах, ибо сам я страдал от провалов в ней, а благородный Винс, услужливо и попутно матерясь, расставлял по полкам всё что было у меня в сознании.  

 

Разум, конкретно только мой, как он мне говорил, делится на пять уровней и тонну подуровней: Внешние Задворки – место где происходят все процессы не самые важные процессы, где лежат все выдуманные мной миры, то бишь, основное обиталище всего что придумает моя фантазия; Междумирье – лиминальное пространство пересечения миров в Задворках, а так же выход в Чертоги Разума. Междумирье представляет из себя вечно сумрачное болото, небо затянуто тучами, а единственное бесконечно-огромное строение, это Всеобщий Рынок, где из сотен миллионов миров, осели торговцы со своими лавками и кучей всеразличных товаров. Еда, высокие технологии, оружие как массового, так и точечного действия, модификации бесконечного количества транспорта из разных земель – всё это здесь есть, главное захотеть найти и чётко дать рынку понять, какое место тебе нужно, и он выведет тебя туда куда требуется!  

Также, Междумирье это дом для тех, чья жизнь это странствие, для брошенных и ненужных во Внешних Мирах, а так же защита и опора всего живого в моем Разуме. Но и попасть туда непросто, с целью навредить Междумирью, Рынку или болотам, туда никого не пустят, сколь ты не пытайся.  

 

Для простых людей, живущих в моём разуме, способ непрост, но есть. Надо всего лишь облиться Жидким Звёздным Светом, что накапливается в мраморных колодцах, что разместили Странники во всех мирах, и просто упасть на землю. Вот так просто, только будьте осторожны и не переборщите с силой падения!  

Но если колодцев поблизости нет, можно воспользоваться услугами Проводников, что есть практически в любых трактирах любого цивилизованного мира. Цена кусачяя, но если идёшь торговать – окупятся твои траты, ибо на любой хлам, там найдётся покупатель. Проводники используют так же звёзды в качестве перемещения, но падать уже никуда не надо! У таких профессионалов всегда есть мешки с сухим светом, которым они сыплют дверные пороги, а после просто перешагивают. Главное держать за руки проводника, иначе пока-пока деньгам!  

 

Винсент тепло оценил создание мною Рынка, ибо как он говорил: “Мой способ заработка – торговля высокими технологиями, контрабандой и оружием массового поражения, так что ты мне открыл ещё и золотого тельца в своём разуме! ”  

Далее следуют сами Чертоги. Начинаются они с захламлённого песчаного берега моря, небо там серое, а рядом стоит бар “Последний путь”, и большой, сделаннный кое-как из хлама сортир. Берег это точка прощания для странника, который решился на поход в свой разум, ибо чтобы познать себя, нужно достичь разум своего создателя. Такие обычно, называются Странниками Последнего Пути, ибо тот кто всё таки возвращается, не факт что остаётся в своём уме и самим собой в целом.  

На Берегу также можно просто отдохнуть и решить, а пришло ли время отправляться в последний путь? Может, ещё нужно пожить, может даже в любви повезёт! Но те кто решился, встают на морскую гладь и начинают идти вперёд, просто вперёд аки святые. Со временем, странник даже не заметит как пойдёт ко дну, а после уже зашагает по нему, всё глубже и глубже.  

 

Море абсолютно безжизненное, так что спуск в Бездну не опасен, если ваш мозг чист. Если же странник заранее не искупил грехи что терзают его, то Тени начнут образовываться вокруг, сначала по одиночке, а затем стаями окружат и разорвут на части, если не оставить груз. Если же странник смог избавиться от ноши на душе, то наконец, его тело сможет достигнуть абсолютного дна и пройти сквозь камень ещё глубже…  

 

Под морем раполагается новый уровень, настоящее Погребённое Море. Это как мне Винсент объяснил, место где слышно самого себя, где тихое биение сердца может заставить “воду” колыхаться. Представляет из себя гроб Моря огромную каменную пещеру сделанную по видимому из сланца. Посреди моря есть такой же сланцевый остров, где если долго оставаться, можно сойти с ума из-за накаляющейся музыки, что звучит одним коротеньким заходом. Музыка же по видимому, сыграна на фортепиано, и как описал её Винсент: “По началу кажется бодренькой, но из-за того что всегда играет один и тот же проигрыш, ровно пять секунд, кажется что она меланхоличная, а потом и вовсе – пугающая”.  

Действительно стоит отметить что проигрыш звучит каждые десять секунд, а пустоту между ними, заполняет пульсирующий глухой звук, раздающийся эхом по сводам пещеры, ещё через “пару часов” нахождения здесь, начнёшь слышать треск винила, а затем и вовсе будет казаться что пульс, музыка и помехи – играют у тебя в голове.  

 

Странник, что остаётся здесь дольше чем на десять часов (а такие редкость, так как не всякий выдержит пытку пульсом), начинает слышать шёпот, сначала соблазняющий причинить себе вред чтобы шум улёгся, а после уже приказывающий разрывать себе плоть, лишать глаз, откусывать себе язык, выламывать зубы и чем дольше шёпот, тем извращённее и хуже требования. В конце концов, человек даже оторвавший себе мышцы, сорвавший начисто кожу и лишённый органов, сбрасывается вместе с потрохами в “море” и растворяется в ней вместе с разумом и плотью, став частью жидкости.  

Это ужасный конец, но сразу отвечая на вопрос, а почему странник просто сразу не может уйти из такого жуткого места, а всё дело в навязчивых мыслях о мнимой безопасности островка, а шёпот затем ещё сильнее давит на то, что “вода” опасна, а она единственный способ сбежать отсюда.  

 

Само место создано лишь для того чтобы до конца изгнать всё лишнее из головы, потому островок существует для медитации, а шёпот – лишь преграда, как и шумы с музыкой, и всего лишь надо абстрагироваться от всего этого. Как только странник будет полностью погружён в себя, он сможет пройти сквозь море, и самостоятельно найдёт выход из пещеры на дне. Если же не избавиться от лишнего, то человек станет частью моря, а его душа вечно будет страдать в этом адском месте под бесконечный шлягер на фортепиано, гимн вечности.  

Само море кроваво-красное, а так как свет в этом месте никогда не зажигается, то не увидишь как ступишь не в воду, а в зубастую плоть, что поглотит тебя. Конечно, мозг будет считать первые минуты что море абсолютно спокойно, но как только голова погрузится, то всё вокруг забурлит и тю-тю, странника больше нет. Но это всё произойдёт лишь если лишний груз будет тревожить покой плоти, ведь если мыслей нет, то пройти это море до самого дна будет не сложно.  

 

– Стоит отметить важность одного правила! – встрепенулся Винсент – Ни в коем случае, странник даже имея при себе источник света, НЕ должен его зажигать! Лёгкая искра, слабое пламя или даже не особо яркий фонарь работающий на электричестве, всё это приведёт к тому, что странник моментально заметит белоснежные острые зубы рядом с собой, и абсолютно пустые глаза, не выражающие ничего.  

– Конечно же, мы не знаем кто это такой! – саркастично протянул я – Кто же это может быть?  

– Это, товарищ Писатель, Я сам! – гордо и с некоторой напыщенностью сказал Винс – Дело в том, что физическое тело это лишь небольшой закуток моей плоти, для цивильности вида так сказать. После того как достигаешь Погребённого Моря, начинаются мои владения, где я и привратник, и палач, и помощник. Я есть везде и всегда, даже воздух пропитан мной, и если до Моря я относительно спокоен и в основном наблюдаю, то здесь и далее я охочусь на всяких наглецов и невежд. Не само Море пожирает, этому способствую я, и шёпот тоже мой кстати!  

– Да, Винсент – главная опасность всего Разума в целом. Если в Междумирье и Задворках он не имеет особой власти, то в Бездне он полностью раскован и может творить всё что хочет. Странникам следует быть осторожнее с действиями и мыслями, от того и нужно избавляться от лишнего!  

 

Но мы пожалуй продолжим. Если страннику удалось пересечь Море, то он достигает предела Чертога – Кварцевого Мавзолея. Это огромная площадь вымощенная из кварца и андезита, после которой идут ступени вниз. Она бесконечно длинная и не имеет никаких зданий или построек, кроме колонн по краю и Храма Разума что находится на первой площадке. Единственные, действительно стоящие внимания исключения, это редкие скульптуры людей, в основном в праздничных пышных одеждах девятнадцатого века, но они искажены настолько, что являются лишь силуэтами, а отсутствие какой либо обработки, создаёт ощущение что они вырваны прямо из кварцевой скалы, хотя их внешний вид, напоминает искуственно выращенный висмут...  

Их природа, назначение, и их архитектор неизвестны. Винсент сделал предположение, что из-за непосредственной близости к Вторичному Разуму, это отголоски моих воспоминаний, что нашли своё отражение в статуях, потому он за ними очень тщательно ухаживает.  

 

Место светлее нежели Погребённое Море, а источниками освещения являются неизвестно откуда взявшиеся прожилки света в сводах пещеры, и тусклое кварцевое солнце, что из-за своих странных свойств, ошибочно заставляет думать что и сама пещера сделана из кварца и андезита.  

Со временем гробовая тишина сменяется нарастающим гулом, эхом падающих вдали камней и виниловым треском. Как выяснил единственный, ПОСТОЯННЫЙ местный житель, то есть Винсент, это место всегда “шумит”, просто органы чувств не сразу возвращаются в норму, от того и создаётся ощущение что шумы пробрались в голову.  

В этом месте как отзывались о нём вернувшиеся, в самом начале, то есть на верхней площадке, стоит атмосфера угасания. Как сказал один из таких странников: “Представьте что попали в дом престарелых, но без людей, а чем дольше стоишь на месте, тем больше атмосфера старости, сменяется присутствием безумия, словно попал в крыло дурдома, где содержат особо поехавших… Начинаешь проникаться безумием, и меланхолия угасания, сменяется паникой или паранойей… Никому не желаю испытать на себе это…”  

 

Чем глубже спускаешься, тем сильнее нарастает присутствие смерти, температура из абсолютно нейтральной, сменяется на приторно тёплую, вязкую, я бы сказал. Становится не жарко, но и не тепло, тело страдает от такой температуры, а постепенно, странник сходит с ума.  

 

– Температура этого места, одно из самых неприятных испытаний, каждый кто не сходил с ума на этих кварцевых ступенях, почти наверняка на всю жизнь зарабатывал неприязнь к теплу. – Винсент хитро потёр руками – Правда великолепная пытка? А нарастающий гул, отдалённо напоминающие человеческую речь звуки исходят от статуй, а колонны словно держат эти каменные своды, словно держат разум от обрушения…  

– Все это, конечно, созданно как система обороны разума от непрошенных гостей или дураков, что решили залезть сюда без причины! Исследователи Разума конечно, тоже в коем то веке оскверняют это место своим присутствием…  

– Они мне родные души! – констатировал Винни – Я тоже исследователь, ученый, изобретатель! Я работаю с ядерной энергетикой, снабжая страны разных миров электричеством, термоядерным оружием, баллистическими ракетами, я учу цивилизации что застряли в каменном веке как правильно вести войну с применением оружия массового поражения!  

– Это антигуманно… Это просто ужас! – возмутился я – Как ты вообще можешь так поступать?!  

– Это приносит мне деньги, Писатель, много денег чтобы я дальше продолжал свои опыты! Ты хоть знаешь как много я узнал о разумных существах разных миров, проводя вивисекцию, как много я смог подчерпнуть из опытов в лоботомии, удаляя лобную долю и замещая её своими модулями с энграммами нужных мне людей! Но мы же сейчас не об этом, всё это в будущем ждёт наших с тобой читателей!  

– Если после таких ужасов они вообще останутся… Если вообще появятся! Благодаря Винсенту “Менгеле”, мы можем и попасть в такие передряги!  

– Ты сравнил меня, и нациста времён Третьего Рейха? Да ладно! Я вообще буду подобрее… Тем более, он человек, а я литературный демон! Но продолжим о Разуме!  

 

Если уровень с этой мерзкой температурой, тот странник сравнил с крематорием, то дальше будет холоднее и холоднее, а аура смерти увеличится ещё сильнее. Так же про уровень “крематория”, странники писали что от него, цитирую, “воняло смертью, керосином и палёной плотью”.  

Следующие ступени же напоминают морг по своей ауре, количество колонн увеличилось, а статуи всё больше попадаются лежачими, а то и вовсе, треснувшими. Здесь нет гула печей как на уровне выше, но сильнее треск винила и наконец, появляется главный признак Разума – белый шум.  

Холод доставляет неудобства, воздух абсолютно мёртв и в нём витает стойкий запах стерильности и формалина. Неприятное место даже по меркам Винсента, который предпочитает от неудавшихся “пациентов” избавляться сожжением в печи. Не живыми конечно, живые ещё нужны для опытов конечно же! Из них он часто собирает что-то похожее на киборгов, но лишённое любых когнитивных функций.  

Синаптические связи, вот что является изюминкой работы Винса. Он настолько наловчился, что может восстанавливать нейроны, “приваривать” их к синапсам, устранять полностью остатки амилоида-бета, и если бы он не был поменаш на опытах и смерти, то смог бы сделать прорыв в лечении нейродегенеративных заболеваний!  

 

– Лечить людей скука смертная, да и тем более, я не врач, я оружейник! – рассмеялся демон – Люди покупают у меня оружие чтобы УБИВАТЬ, а не лечить, тем более, это приносит значительно меньше денег, как показала практика…  

– Винсент, этому можно научить других! Ты прекрасно знаешь, что можешь взять ученика, ты можешь научить и действительно полезным, а самое главное, стоящим вещам! Сколько выдающих...  

– Писатель, я палач, а твоя внутренняя жестокость даёт мне сил. – перебил меня Винни и выпил ещё немного виски, ну как немного, секунд пять тянул из фляги напиток богов – Тем более, без неё я не смогу причинить никому вред, тем более, твоим врагам в самом Разуме. А ещё, я только в книге умею восстанавливать мозг от последствий нейродегенеративных заболеваний, так то я тебе даже не помощник!  

– Ну хорошо, поверю что без этого никак… Но всё же, меня радует что ты проводишь свои медицинские опыты, создание оружия и прочие зверства лишь когда я не вижу!  

– Хочешь, я разукрашу твои сны не только всяким непотребством и приключениями, а ещё и своими научными изысканиями? – хитро улыбнулся Винни и глотнул виски из фляги, да когда уже она опустеет! – Ты бы мог стать моим учеником!  

– Ага, а потом нас с тобой посадят за такие зверства как Джеффри Дамера… На пятнадцать пожизненных!  

– Но мы же не насилуем трупы! И я вообще-то избавляюсь от них! – почесав голову, Винс потянулся за канцелярским ножом, самым неразлучным его другом – И вообще, подумай лучше над этим хорошенько, ибо если скальпель мы с тобой не купим… Есть канцелярское оборудование!  

– Меня в свои опыты посвящать не стоит… Я лучше это, девушку себе найду и продолжу твою жизнь в тексте… Чёртов маньяк! Что мы вообще пишем?! – возмутился я – Я пишу АБСУРД, а не влажные мечты психопата-хирурга!  

– Ну и чёрт с этим! И вообще, ты ведь знаешь зачем мы мучаем читателя этими подробностями о разуме? Мы ведь могли прямо сейчас начать с моего побега от Обскуранских властей!  

– Могли бы, но… Чёрт, я действительно не особо понимаю для чего это всё нужно… Хотя, наверное чтобы подготовить тех кто нас будет читать (если после ужасов Винса вообще кто нибудь нас прочтёт), к среде в которой мы с тобой будем оперировать, и где фантазия читателя адаптируется к тексту!  

– Именно, ибо ты, мой дорогой Писатель, создал великолепный мир, а основы его лора, я посчитал нужным ввести в самом первом рассказе! – тут Винсент задумался – Я наблюдал твоими глазами за многим, я наблюдал гадость и красоту мира… Но знаешь что я подумал…  

– Что же ты подумал, дружок-пирожок? Что же пришло в твою-мою извращённую голову?  

– Фу… – языком он показал свою брезгливость – Ну да ладно, а подумал что нужно нам с тобой создать кого нибудь… Интересного в качестве главного героя… Не Мэри Сью, ни в коем случае… Мы должны создать максимально отстранённого от спасения судьбы мира персонажа!  

– У меня уже есть наработки… – я достаю свои старые записи – Вот, я назвал его Банановски, и с твоей собственной историей он вяжется очень даже интересно, он по логике твой племянник!  

– Ну охренеть, мой братец Уильям уже детей завёл? – ошарашено дёрнулся Винни – И мне с ним возиться! Мне всего тридцать три года! Подумай хорошенько, ведь у нас есть Сэм...  

– Ничего Винсент, всё равно твоя драматическая история уже потеряна, ибо мы с тобой дали понять, что ты прекрасно знаешь где ты находишься! А Сэма… – задумываюсь я – Я оставлю на потом, конечно же.  

– Ну, я не могу контролировать книгу чтобы моя история сохранилась, ты у нас тут и Господь, и судья! – вздохнул Винни – Ты же знаешь что я обязан буду жить так же, как и все остальные во Внешних Задворках Разума, чем я собственно говоря уже и занялся, ибо читателю мы показали что мы якобы только сейчас познакомились, а на самом деле мы с тобой встретились ещё когда тебе было только восемь лет…  

– Но твою историю я им подам намного позже, ты будешь сладкой вишенкой! – ехидно хихикаю я – Ты у нас будешь моим желанным плодом, тот, кого я ещё помучаю!  

 

Винсент тяжело вздохнул, и продолжил моими руками излагать подробное устройство Разума. Не пугайтесь друзья, я не стану открывать лор мира прямо сейчас! Это всего лишь вступление, а вы бы знали как много у меня планов, как много идей… У меня хватит и энергии, и сил писать дальше!  

Как говорил Винсент, на любой хлам – найдётся покупатель!  

 

А тем временем, если странник перетерпел всю тяготу спуска по Мавзолею, то он вскоре должен увидеть внизу темно-синюю дверь с Оком Винсента на ней.  

И да, как отмечали странники (и правильно), они не могли никак успокоиться, так как всё время чувствовали чьё-то присутствие, чей-то взгляд, холодный и одновременно рвущий на части своим жгучим ожиданием чего-то, словно наблюдавший ждал неверного шага… И действительно, когда странники осмелились прийти сюда группой, один из них заговорил вслух, а это строго-настрого запрещенно! Винсент тут же останавливал гул, тут же температура опускалась до нуля, а запах исчезал.  

Это был верный знак того, что Винсент вышел на охоту.  

Тот странник что позволил себе такую оплошность, начинал слышать голоса в голове, падал в конвульсиях, а потом и вовсе, встречал перед собой чудовище метр восемьдесят девять. Пустые, сияющие пурпурными звёздами глаза, ехидное лицо с белоснежными зубами уже улыбалось до ушей, а волосы, эти пепельные волосы, от них несло смертью и стерильностью. Одежда его выглядела максимально просто: синяя рабочая спецовка с рыжими полосами, хлопковая рубашка с короткими рукавами тёмно фиолетового цвета и с рисунками пальм… Такое безобидное создание, если не смотреть в глаза…  

 

ДИАЛОГ ГРУППЫ ИСЛЕДОВАТЕЛЕЙ. ЗАДОКУМЕНТИРОВАЛ – ВИНСЕНТ  

 

– “Чёрт, как слышно Сунден? ” – раздалось в мыслях сателлита странников – “будь на чеку, мы подходим к выходу из Мавзолея”  

– “Вас понял, Кэп, я во всеоружии. А что известно о… Ну, тот кто здесь цепной пёс… Вы же не говорили о нём ни разу…”  

– “Во первых я говорил что местный охранник, Винсент, не простой враг, о нет, он древнейшее создание из самых глубин ада, чем ты слушал? ”  

– “Если не помнишь, я в этот момент отбивался от группы Охотников на Странников, вон подтвердит хилый, я его как раз отодвинул чтобы ему башку не снесли, дебил невнимательный”  

– Эй! Я вообще-то просто испугался! – сказал вслух и очень громко один из исследователей – И вообще… Чёрт…  

– “Боже мой… Ты совсем идиот?! Ну что-ж, даже молиться уже не получится, слишком громко ты это сказал чтобы величайшее чудовище всех миров не услышало тебя…”  

– “Наверное, пора прощаться, хиляк! Я тут тебе не помощник! ” – сказал наёмник, пятясь назад – “Ребят, я кажется перестал слышать этот мерзкий гул, и вообще, где запах и почему температура поднялась…”  

– “Поздравляю, он вышел из наблюдения, что будет дальше – только богу одному известно”  

– Не только господу, душнилы! – откуда-то сверху приземлилась тяжёлая фигура, окованные рабочие сапоги заставили ступеньку хрустнуть, а за спиной, как показалось странникам, сложились стальные крылья – Ну что же, сложно было соблюдать простейшее правило? Чё молчишь, а?  

– П-простите, я сказал это… Непроизвольно… Я не хотел…  

– Ты хотел, ты думал об этом, ты забыл, а в этом месте нельзя забывать ничего, НИЧЕГО ЧЁРТ БЫ ТЕБЯ ПОБРАЛ! – тут Винсент схватил за горло странника и приподнял над собой – Скажите товарищи, вы документировали когда нибудь мой способ убивать?  

 

Все молчали, никто даже не смел сказать ни слова. Все были испуганы до состояния подкашивания ног, а у наёмника Сундена и вовсе глаза закрылись. В то же время, странник в руках у Винни дёргался и пытался высвободиться.  

 

– Ну так вот, я вам покажу, покажу что бывает с теми кто нарочно нарушает тишину Кварцевого Мавзолея!  

 

Тело Винсента искривилось, а потом и вовсе потеряло любую человечность. Чёрная субстанция, окольцевала странника, а белоснежная пасть неестественно раскрылась. Глаза Винсента стали словно у зверя что вышел на охоту, а неудачливый исследователь упал и скрючился. В его глазах что-то пропало… Человечность, душа, а рот его исказился в жуткой гримасе.  

Странник хватался за голову, кричал, бился об пол, пытался умереть, даже пробовал застрелить сначала Винсента, а потом и себя из револьвера. Не помогло, малый калибр.  

После, в конвульсиях, странник отрубил себе руку топориком, пытаясь тщетно избавиться от хватки Винсента. Хрен там плавал, рука даже не отрубилась, скорее топоприк застрял в кости. А лицо тем временем серело.  

 

Через пару минут, Винсент пришёл в человеческое состояние, адская симфония криков как демона, так и человека кончилась, а тело странника осталось каменным лежать на земле, лицо было пусто, глаза чёрные как смоль, не выражали ни единой эмоции кроме ужаса.  

 

– Надеюсь товарищи, вы усвоили урок? Я, конечно, с радостью с вами постял бы поболтал, но это святое место, покиньте его, сейчас же. А хотя… Я сам вас отсюда выдворю – Винни схватил за шкирку обоих, очумевших от страха странников и со всей дури вышвырнул в Междумирье – Радуйтесь что вообще бесплатно вас отсюда выкинул!  

 

КОНЕЦ ДОКУМЕНТАЦИИ.  

 

 

– Как много отсебятины… Не говорил ты таких пафосных речей! –возмущаюсь я – И вообще, откуда у тебя крылья? Да и чёрт возьми, что за идиотские диалоги?! Это звучит тупо!  

– Я полон секретиков, Писатель, тебе ещё предстоит со мной познакомиться! – ехидно пропел Винни не услышав по видимому, часть со словом “тупо” – И вообще, эти странники осквернили место, за которым я ухаживаю! Я каждую пылинку со статуй сдуваю, ибо знающие странники, приходят в эту обитель покоя за тишиной, ведь на этом уровне они могут достичь гармонии с самими собой!  

– А на кой чёрт им тогда вообще идти дальше в разум? Зачем им там находиться?  

– Туда идут те, кому судьбой предначертано следить за твоим разумом, мавзолей же посещают священнослужители, странники покоя и уставшие от собственных кричащих мыслей люди. Это святое место, и в Храме Глубин Разума, оно почитаемо. Голубой Собор на Корексти очень часто сюда отправляет паломников, и я слежу за порядком и их безопасностью.  

 

Винсент очень трепетно относится к Мавзолею, оно и понятно, он здесь живёт. Он считает что в этом месте и он то убивать не должен, но вынужден. Место действительно если не идёшь дальше, очень спокойно, и гул сменяется эмбиентом, спокойным и туманным. Статуи всегда чисты, каждая ступенька всегда моется как самим Винни, так и священниками Бездны Разума, они постоянно поддерживают здесь чистоту, а их храм находится на первой площади на самом верху, ибо там они следят за каждым кто войдёт. Сам Винсент ничуточку не религиозен, но уважает именно эту веру, так как она основана на настоящем существе, то есть Мне. Писателя чтят, но зачастую втайне, ибо почему-то во многих мирах, это считается ересью, и таких гонят в Междумирье или вовсе, сжигают.  

 

Тем временем, ведомый судьбой выходит из Мавзолея и попадает в Третичный Разум – место где каждый набирается сил перед походом дальше.  

Первый уровень этого места, это прекрасный сад голубых цветов, нависший над пропастью. Здесь также находится источник очищения – неизвестного происхождения водоём, где странники могут передохнуть, набраться сил. Сам он очищает душу от страхов предыдущих уровней, а сочные плоды синих деревьев, помогают утолить голод и восстановить рассудок. На вкус они, как говорят странники, что-то между спелой малиной и зелёным яблоком.  

Как говорит Винсент, всякий кто сюда придёт, должен иметь уважение и меру к дарам что приносит Сад, ибо все плоды – часть разума Писателя, и передозировка ими может привести к амилоидозу, странника, и тогда к сожалению, он отправит самого себя на Пустынную Дорогу – место, куда попдают обречённые на угасание разума. Всё чем вдохновляется, всё чего боится Писатель, всё имеет отражение в мире Разума. Болезнь Альцгеймера не исключение, а потому многие во Внешних Задворках страдают от угасания памяти, ибо оно развилось словно чума. Амилоид-бета стал распространяться активнее, особенно с развитием алюминиевой промышленности, а именно изготовлением из него посуды. Штаммы Альцгеймерского заболевания нашли сотни вариаций. Как стандарнтная версия – то есть в возрасте от пятидесяти с развитием деменции, так и например, в возрасте шестнадцати, когда Тауматургия, очень популярная во многих мирах механико-магическая наука, стала влиять напрямую на накопления амилоидных бляшек. Угаснуть становилось страшнее и страшнее с развитием ещё и военной промышленности, которая научилась изготовливать амилоидно-таумические бомбы.  

 

– Чёрт, даже мне это не пришло в голову! Ты представь, как быстро завоевали рынок эти ракеты что могли целую нацию погрузить в хаос и кризис! Не уничтожая ни единой постройки! – Винсент мечтательно захлопал в ладоши – А знаешь, чем дальше наш маленький Эдж Эвокер изучает тауматургию, тем больше шанс что я начну зарабатывать на твоём способе!  

 

– Винни! Ты же не будешь способствовать развитию такого военного ада?  

– О нет, у меня нет лицензии… Да и вообще, я считаю это жестоким на самом деле… Все обвиняют меня в том что я Зверь Из Клетки Писателя, а люди вот такое придумывают пока я занят другим! Вот в реальности представь если люди такое создадут… Болезнь Альцгеймера итак кладёт огромный груз на страны, на тысячи страдающих родственников больных… Сам понимаешь, при всей моей жестокости, с таким я шутить не стал бы!  

– Не тебе о морали говорить! – возмущаюсь я – Нам с тобой ещё столько карт раскрыть придётся!  

– Тоже верно… Но да ладно, у нас там повествование стоит! – фляга всё пустела – А мы должны писа-а-а-ать...  

 

Сад лишь точка отдыха, дальше лежит Чёрно-Белый Лес, место где оканчивают своё странствие многие, ибо там их ждёт прогулка по своей памяти, исследование своего разума и анализ своих поступков. Об этом месте нечего говорит, для каждого оно своё. Но, можно свернуть немного в другую сторону и попасть в мраморные ванны памяти, великолепное место, где всегда горячая вода, светло и можно предаться воспоминаниям и просто отдохнуть. Советую к посещению ещё и потому, что всегда возле десятков ванн, стоят графины с великолепным вишнёвым соком и салатницы, полные миндаля. Обожаю я как ванны, так и миндаль с вишнёвым соком, а потому доступ в эти ванны – есть и в Междумирье, через одно хорошее местечко!  

Разве что отметить нужно тот факт, что здесь можно заблудиться и ничерта не добиться, не выйти ни в ванны, ни к воспоминаниям, но попытка не пытка, место намного добрее нежели Вторичный Разум. Здесь единственная опасность – псы Разума, они ищут самых отпетых негодяев, хватают их и отправляют на Пустынную Дорогу, где посреди серой и растрескавшейся земли, среди опустошённых людей, Верховный Судья Разума, великий Айибо Пожиратель Миров, Грешников и прочее-прочее, судит каждого, позволяет раскаиться.  

Если обманешь, то тебя ждёт долгое и мучительное угасание, смерть в лапах Винни, просто постепенное безумие и шёпот, в общем, у судьи много любопытных способов наказания.  

Но если ты раскаялся, или может вовсе не виновен, а лишь несёшь груз навязанного тебе негодяйства, то Айибо всё сразу поймёт и преспокойно отправит обратно в лес. К сожалению, все мы храним скелеты в шкафу, все разной степени тяжести конечно! Вот к примеру, если бы Винсент предстал перед судом, он бы всю жизнь Вселенной бы сидел в горящей клетке и предавался бы сотням других мук, ибо его скелетов в шкафу даже знать на самом деле противно!  

 

– Всё что я творил за всю жизнь имеет благородные намерения! – усмехнулся Винни – Вот как только мы перейдём к истории нашего ненаглядного Банановски, то наши читатели конечно же поймут одну вещь, не мы здесь злодеи!  

– По сравнению со всеми антагонистами что будут встречаться по ходу сюжета, мы с тобой всё равно самые гадкие и останемся…  

– Ну конечно, Писатель что может творить и воротить что хочет, абсолютно аморальная скотина которая ещё и цепной пёс нашего Создателя… Не забываем конечно про существования Серафима Воскресенья по имени Сэмюэльс! Ну, ты действительно прав, по сравнению со всеми кто встретится и нам, и Банановски, они все детишки  

– Не все детишки, но верно подмечено! – одобрительно высказываюсь я – А про Сэма мы ещё расскажем. Позже.  

– Конечно, конечно расскажем! Этот пройдоха из мира Нового Вегаса ещё не раз появится в рассказах!  

– Ещё не раз… – ворчу я – Он как заноза в заднице, а когда нужен, так его не найти!  

– Тоже верно… Ну тогда, нам нужно прямо сейчас с ним познакомить! Он же тоже по своей сути, личный Палач Его Величества Писателя! – Винсент звякнул флягой, шумно выпил содержимое и вытирая рукавом губы, алкаш драный, вдруг выпалил – Мой ве-е-е-чный сопе-е-е-рник! Шоб ему шдохнуть! Тьфу!  

– На сегодня хватит с тебя! Шуруй отсюда! – я выгоняю Винни из нашего повествования, и он обидевшись, отправился в Междумирье – Сэм в отличие от тебя не наглеет!  

– Ну и чёрт с т-тобой! И вообще... – Винс шатаясь, рухнул на землю Синего Сада и полежав немного, схватил и съел лежащий поблизости плод – Я абсолютно трезв!  

– Ты понимаешь, что мы и так превратили наш с тобой рассказ в клоунаду? Мы будем закиданы помидорами, над нами будут потешаться!  

– Так это всё равно ознакомление с тем что будет происходить, чего ты боишься! – Винс встал на ноги, закрыл двери в Междумирье (скотина не собирается уходить), пнул пустую флягу в пустоту и сказал действительно важную вещь – Нам сейчас главное захватить внимание читателей!  

– И ты думаешь что такими вот выходками, глупыми отсылками на то что плавает в инете (которые я вообще собирался избегать! ), твоим пъянством и моим ворчанием, мы кому либо понравимся?  

– Забыл что-ли? На любой хлам – найдётся покупатель, даже на нашу с тобой текстовую солянку! Никогда не сдавайся и продолжай писать! Иначе мы с тобой угаснем…  

– Ну… – задумываюсь я – Ты прав, чертовски прав! Просто я считаю что обилие таких глупостей надо снизить…  

– В основном тексте снизим! – рассмеялся Винни – А сейчас, отрывайся на полную катушку! Читатель должен знать с каким Писателем и каким его бредом имеет дело! А я лишь поддержу Читателя, пожелав ему лишь удачи в чтении, и тебя Писатель, постоянно вмешиваясь в повествование!  

– Эх… Чёрт со всем этим, давай уже закончим с Разумом!  

 

 

Лес является конечным пунктом для многих странников, здесь они находят самих себя и отправляются домой, хвастаться что прошли такое испытание. Но есть и такие, кто норовит встретить самого Писателя, те, кто хотят найти каждый секрет этого грешного Разума. И о да, их ждёт уже на преддвериях Вторичного Разума сам Винсент собственной персоной.  

Он обязан предупредить о том, что поход туда, уже не сулит возвращение, если вдруг нарушено хоть одно правило, ибо в отличие от даже Мавзолея, Погребённого Моря, здесь Винсент не дась даже малейшей поблажки, ибо тут сосредоточена Память и знания самого Писателя, а уже в Первичном Разуме, находится ядро личности и сама душа Создателя, такое естественно, требует не только бесконечного послушания, а ещё и силы воли, ибо чужая память, чужие мысли, способны раздавить любого неподготовленного, слабого, а сила самого Писателя, просто разорвёт если попытаться её отнять.  

 

Был однажды претендент на взятие силы и уничтожение Разума, и как ни странно, я подпустил его настолько близко, что даже сам чуть не потерял бдительность, ибо свои же собственные творения, могут не только навредить, а ещё и убить собственного родителя!  

Этого смельчака звали Эдж Эвокер, легендарный странник, который по преданиям, отрёкся от служения Ордену Странников (слишком много слова странник), бросил всё что его сковывало, отправился в вечный путь за всеми знаниями на этом свете.  

Да, действительно могучий исследователь, но как вы понимаете, жажда знаний обязательнно приведёт к тому, что ради них, человек способен даже осквернить святое, совершить ересь!  

 

Вот и Эдж грешил этим, и когда он осознал что великая кладезь знаний так нужных ему хранится не у всезнающего Атласа Многогранного, а в самых глубинах Разума, чёрная зависть поглотила его душу, и тот отправился в Последний Путь.  

Многие его бывшие соратники посчитали, что Эвокер решил раскаяться, встать на путь истинный, но конечно же, это невозможно для такого гордеца, который себя приравнял к самому Писателю. Нет, такое нельзя было оставлять, а потому, Винсент и дал ему бой сначала в Мавзолее, а после и в Первичном Разуме.  

 

Эдж знал практически всё о Винсенте как о демоне, как о личности со своими слабостями, он прекрасно знал что в Междумирье и на Задворках, демон не бессмертен и очень уязвим, он знал что в Бездне тот обладает бесконечным запасом сил. Знал он что и вернуться оттуда если согрешишь – невозможно. Но она дал бой и Писателю, и Винсенту, и как ни странно, даже Сэм и Айибо встали на оборону Первичного Разума. Это была опасность которую и одновременно нельзя было оставлять в живых, и не особо хотелось такой талант губить.  

Дрался Эвокер за четверых, знал всё о всех рядах обороны Разума, знал всё о местных стражах, и ловкости, и силы ему не занимать, он был настоящий профи.  

 

Вторичный разум обороняли Айибо и Сэм. Из-за нежелания убивать, они пытались бить в точки, удары по которым, лишь ослабят наглеца, но и о них был осведомлён Эдж, который надел как раз такие доспехи, которые защитят болевые точки. Да и буду честным, он хорошо знал что в Разуме, сильна фантазия, а потому всё что он творил – выходило за рамки разумного (каламбур от бога)! Дрался вторженец широким меч-копьём, которое как ни странно, доставило неудобств даже Винсенту.  

Его размашистые атаки рубили плоть Созданий Бездны, а колющие – отбрасывали их назад, а то и вовсе, выводили из строя. Так Вторичный разум был пройден Эджем, так были опозорены Сэм и Айибо. Так напрягся уже Винсент. А я стоял в Первичном и ждал, ждал встречи с этим гордецом.  

Для нас с ним было честью убить друг-друга.  

 

Как только врата были отворены, ещё сильнее возгордившийся Эдж, уже не гнался за знаниями, нет, он желал узнать что будет, если убить своего же создателя, быть может он сможет захватить и физическое тело Писателя.  

Но нет, Винсент не позволил этому случиться. Да, душу поглотить не удалось, пришлось драться вручную с этим человеческим выродком (как называл его Винни), надо было сломить дух этой твари.  

Битва была настолько разнообразна, что даже сам Винс не ожидал от себя самого такой прыти! Он пытался и через психическое воздействие уничтожить Эвокера, и физически он выкручивал такие комбо-вомбо, что только мне кажется воздух при своей гибкости увернулся бы, но нет, странник не сдавался, и получая удар за ударом, наносил в ответ их, парировал, и даже попытался с помощью тауматургических приблуд проникнуть в Разум Винни.  

Но не учёл одного факта. Разум Писателя, это и есть Разум Винсента. Эта оплошность и привела к тому, что Эдж пал пред нами.  

Раскаиваться тауматург не стал, напротив, попытался хитростью добраться до ядра личности, отвлекая внимание стражей что его пленили. Но конечно же я знал об этом, я позволил ему приблизиться ко мне настолько, что тот, испробовав сил Писательского Разума, сошёл с ума и чуть не убился!  

 

Винсент, не желая терять такого соперника (а таких он всего пару штук встретит впослдетсвии), лишил его эмоций и всякой гадости, в буквальном смысле, написав в его разуме что тот теперь следует только зову науки, а его эмоции похитил его отец, старый колдун Иудек.  

Было много таких претендентов, но с ними быстро расправлялся Сэм в Третичном разуме, и никто из них не обладал таким рвением и такой силой воли, такими знаниями и их жаждой, нет, все они были просто напыщенными индюками, желавшими власти, богатств и других плотских сладостей.  

А Эдж Эвокер напротив, показал что творения Писателя могут быть переполнены желанием, страстью к знаниям и исследованиям, обладать такой силой воли, которая позволит им действовать в обход моего слова. Он показал, что Винсенту, да и всем остальным приближённым к Писателю следует быть осторожными с простыми персонажами.  

 

Сам Эвокер же, извинился за сотворённое, но вместо презрения и укора, получил дружелюбный жест и лояльность как мою, так и Винса, хотя у нас с ним, обоюдная вражда даже до сих пор, и при удобном случае, странник пытается завершить начатое, но это так, дружелюбная вражда.  

Но таких было немного, и про Первичный разум я тоже рассказать сейчас не смогу, это вы увидите глазами других странников, а может и самого Эджа, ведь его история, будет написана вскоре, но потом. Потом, но не сейчас. Не сейчас, но скоро. Сначала нужен тот, кто вновь объединит многие прочитанные здесь имена, тот, кто станет главным героем этой повести… Банановски, вот его имя!  

 

– Кончай пафос! – возмутился Винс, крякнув куда-то в сторону – Банановски ещё аукнется нам, столько дел натворит… Вечность будем себя корить!  

– Зато станет легендой! Станет тем, чья башка будет роскошью на стене любого наёмника, чей разум станет желанной пищей для Сажкрамота, наш товарищ станет воистину неординарной личностью! Это будет шедевр моего творения!  

– Этот шедевр тебя и убить может, как и Эдж! Ты обязательно дашь ему больше воли… Да и тем более, тебе не кажется что как то рвано получилась концовка? Чего то не хватает…  

– Да… Получилось мне кажется, не ахти… – задумываюсь я – Выглядит как реклама Литературного РПГ! Хотя это вообще не так! Чё-ё-ёрт, как то тупо звучит...  

– Да хрен с ним, писатель… Главное, что мы с тобой начали, косо, грубо, но начали! Мы с тобой, великие молодцы! – Винс хлопнул меня по плечу – Пошли! Пошли придумывать злоключения странника Банановски!  

 

И оторвавшись от клавиатуры, я с улыбкой вздохнул, сделал глоток чаю, и начал свою умственную деятельность, попутно расхваливая себя и Винса…  

 

 

– Один только вопрос остался, вопрос… Который мучает меня! – тут Винс шлёпнул кулаком по столу – Отвечай, каналья!  

– Что случилось?! Рассказ же кончился, чего ты вопишь?!  

– Ответь на вопрос, при чём тут вступление с Космической Эрой? Ты всё равно начал писать бред про разум!  

– Вообще… – оправдываюсь я – Вообще, это должен был быть другой рассказ, но я увлекся и… Получилось вот это!  

– Эх… Вот о чём я и говорил, Писатель, у тебя слишком много хлама в голове. А вкупе с твоим переменчивым настроением, то и сам текст меняется разительно!  

– Немного не понимаю что ты имеешь в виду…  

– Я про то, что вчера ты пытался писать меланхолично и напряжённо, а сегодня мы с тобой юморим и занимаемся бредом! Вот о чём речь! Всё таки, многие мои мысли под твоим контролем.  

– Знаешь… Да и чёрт с этим, нам пора приступать писать полноценную историю Банановски, а то мы в этом месте задержимся надолго! Так что, заткнись и вперёд батрачить!  

– Слушаюсь, кэп! – бодро сказал Винс и исчез  

 

А вот куда он исчез, я чёрт его знает, я просто теперь думаю как красиво закончить текст… Какой бы каламбур придумать, ну знаете, разбавить ситуацию так сказать! Но в голову лезет пафосная хрень и не даёт мне нормально завершить. Какая такая? Ну вот, например: И писатель встал из-за стула, посмотрел в ночное небо своего мира сквозь окно новостройки, задумчиво всмотрелся в тёмную даль, усыпанную тысячами огней таких же окон, и задумался над великим…  

 

Но это всё бредятина, я просто шумно крякнул и вздохнул с облегчением, что наконец-то закончил этот текст! Он был странноват, но дальше будет страннее и страннее… Просто начало всегда даётся трудно, тем более, у меня продуманы более крутые моменты, а тут… Фуфлятское раскрытие действующих персонажей, мира, частичку лора и меня соотвественно…  

Но от этого, текст не становится хуже. Просто я дотошный. Всё. Конец.  

 

Сотворено Максом Че и Винсентом.  

 

Прошу прощения, демоном Винсентом Вайоленсом.  

| 34 | оценок нет 21:35 08.06.2022

Комментарии

Книги автора

...И жили эти двое припеваючи... 18+
Автор: Banan_owsky
Рассказ / Абсурд Приключения Фантастика Юмор
Винсент, великовозрастный плут, демон, жестокий убийца, теперь будет ещё и бегать по всем закоулкам Обскуры, в надежде что недоброжелатели просто возьмут и отстанут... Наивный! Но что ни сделаешь ради ... (открыть аннотацию) денег, ради такого он даже в капкан попадётся, но тут, появляется персона, которая в дальнейшем полностью перекроит его судьбу...
12:46 10.06.2022 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.