Записки на ядовитой бумаге

Повесть / Абсурд, Боевик, Политика, Постапокалипсис, Философия
Эпоха власти человечества подошла к концу, ведь наступила мировая война, стеревшее все человечество с лица земли под слоем ядерного пепла. Наш главный герой, путешественник и один из тех, на кого охотится отряд специального назначения за то, что он записывает реалии жизни людей, флору и фауну Пустоши. Он,находясь в другом городе, должен вернуться в Кызыл, к своей семье, попутно рассказывая все, что видит. Это несвязанные между собой истории, в духе "Кентерберийских рассказов".

Запись на голодиске от 23 января 2108 года.  

В конце 2277 года- случился государственный переворот в городе N, смена власти, режима и. т. д уж мне было ничего не известно ни про революцию, ни про мотивы протестантов, ни про то, почему все это произошло, ни даже кого мэр Фромм послал на разборки с протестантами? Но единственное, что я знаю и меня воротит только от этой мысли, это то, что в городе осталась моя семья. Дочурка Элиза и жена- Маргарет, как бы их там не схавали с говном. Надо бы забрать их- ценой жизни или смерти! У меня чувство долга к защите так и прет со всех щелей… Возможно я один остался человек на Земле, в котором еще играет разум и чувство долга, не то, что у других… Гребанная ядерная война из плюсов никаких, кроме нового направления в религии- манхаризм. А остальное- только минусы. У людей пропало всякое чувство сострадания и милосердия. Война раскрыла обратную сторону медали в человеческом характере и понимании мира. Война раскрывает в человеке его охотничьи инстинкты, которые достались ему по наследству у предков, и эти инстинкты заставляют человека бороться насмерть за свою жизнь, добывать из всего еду и воду. Он забывает про все правила, что дал нам Моисей, у него только один учитель, приписывающий правила бытия своего- это природа, а его правила- это инстинкты.  

А про всю остальную политическую ситуацию в городе-«утопии» – я ничего не знал. Потому что я простой торговец, путешествующий по пустыне, торгующий всякими ништяками, продаю их, получаю за них деньги и все, не ввязываюсь в их дела, пусть это дерьмо ест и разгребает Фромм, его говно – пусть сам же и разгребает. Я не ввязываюсь в политику, как говорила моя мать, земля ей мягкой постелью: «Лезть в политику цена этому дерьму- арест, или на крайняк- расстрел, как в свое время твой отец-Климфорт. Он сказал, что мэр Армстронг ничего не понимающий олух и мудак, так к нему сразу приехали люди в обрезанных бронежилетах, и увезли его с собой в темноту, так что, сынок, никогда не ввязывайся в политику- целее будешь». К словам своей матери, земля ей мягкой кроватью, я могу добавить фразу моего знакомого- «Политика- дело выживших из ума». Он мне сказал, что вроде это цитата из книги про Швейка. Да, он читал книги, и даже очень и очень часто, не знаю из какой задницы он достает эти книжки, но точно я знаю наверняка, это тот факт, что некоторые книги уцелели после взрыва бомбы. «Если на Земле, – когда  

-то сказал мой друг, – произойдет апокалипсис- книги обязательно выживут, ведь книги- это знания, это предмет для размышлений. Человек без книги- не человек, это уже дикарь. Книги выживут после сброса бомб по еще одной причине, и эта причина- человек. Человек будет действовать и думать, как сохранить источник знаний, чтобы не впасть в глубокую яму безумия. Книги – это корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению. » когда он мне говорил всякими цитатами, я, дабы не казаться тупым, начинал ему поддакивать. Я не знаю, раскусил ли он меня… В общем и целом, мужик умный. А я не очень люблю книги читать, формально из-за того, что оно мне не надо, да, вот такой я плохой. Я считаю, что человеку не нужен ум, а нужна хитрость, ведь в наше время так много прохвостов, что на кого не ткни пальцем- он либо очередной торгаш, обманывающий своих клиентов и тем самым купается в деньги, зарабатывая на доверчивых олухах, либо мужик, притворяющийся мастером по починке техники, но который оказывается вором, и дабы скрыть все улики, убивает тебя и твою семью, а твои кишки прибивает к стенке. И вот, после такого тяжкого преступления, как убийство с расчленением и кражей, этот лже-механик уходит в темноту, и, жутко хохоча, облизывает кровь со своего ножа. В итоге и украл, и избавился от улик.  

В итоге я пришел к выводу, что хитрость- самое важное для хорошей зажиточной жизни.  

 

Запись на голодиске, от 18 марта 2109 года.  

Ну, ну, давай, родненькая, еще чуть-чуть осталось до твоего уютного сарая, давай, давай, едь, едь, я знаю, у тебя кость видна из ноги и ребра видны с голодухи, но ты давай, прошу езжай. Нет, к голодающим и раненым лошадям нужен другой подход, я не хочу, чтобы она умерла, не дойдя до сарая. Я не знаю в каких ебенях очутился вместе с тобой- везде густая тайга и заснеженные красным снегом горы, но, что не сделаешь ради того, чтобы сбить преследующих с толку. Вот блин! Я должен как-то избавиться от хвоста сзади, посмотрю ка я, нет ли сзади этих гондурасов с бара, ух как они меня бесят. Ох, блин, они иду, надо от них как-то избавиться, чтобы они меня не бесили, или, не дай господь, пристрелят, как они глаза мозолят, особенно этот жирный педик с большой розовой шляпой с желтыми узорами на самой быстрой лошади, вот блин, у него еще и зеленые губы. Джо-Джо пересмотрел и ему кажется, что он Джонни. Педик гребанный! Таких не то что убивать, а сжигать надо! Особенно пропагандистов! Мое правило- еб…сь где угодно, только никому не навязывайте свои нормы. и еще меня бесит тот с кольтом Ремингтоном и колокольчиками на штанах, еще одну деталь, которую я не уследил это то, что у него какой-то странный предмет в верхней губе, что-то вроде пирсинга в форме сердечка. А этот персонаж так неорганично вписывается во всю их банду, что при первой встрече с ним я думал, что это маленький ребенок с синдромом дефицита внимания и гиперреактивностью, уж слишком он маленький и веселый, явно кайфует от курева- шоколад с «винтом» в табачном листе. Стоп, а это еще кто такой? Его с ними не было. Стоп, мне кажется, что он похож на индейца, мне кажется, он голый… я не вижу четко его лица, но вижу что-то синее на его губах. Ох, бля... Неужели…. Это помада? На одного патикуса, не дай Бог, больше. А, нет, ха, а я думал… Стоп, он в маске? Да- он в маске. Я узнаю эту маску… Ох… Что это было? похоже на выстрел. Сука, моя лошадь. У него дыра в ухе… Тихо, детка, не фыркай, зато у тебя стало на одну дырку больше… «Далеко ты собрался ехать на этом подбитом и голодном мустанге? Догоним- будешь у нас дерьмо хавать, да будешь знать- как моего батю обзывать, ты, маломерка!!» Все, я это терпеть не буду.  

 

Я: СЛЫШИШЬ, ТЫ, РОЗОВЫЙ ГОНДОН! ИЛИ ТЫ ЕДЕШЬ СО СВОИМИ ДРУЖКАМИ КУДА-ТО ПОДАЛЬШЕ, ИЛИ Я ВАС ПРИСТРЕЛЮ, А В ВАШИ ЧЕРЕПА НАССУ. Розовая шляпа: «ХО- ХО, как сразу разыгрался, в баре ты мычал, как корова на скотобойне, ну так иди ближе, почувствуй вкус железа во рту»  

Надо бы их пристрелить из моего магнума, да, так и сделаю…. (на этом моменте запись оборвалась…).  

 

 

Акт 1.  

Четверка убийц в одну дырку…  

Местность, через которую я решил срезать, показалась мне настоящим раем на пост апокалиптической земле бывшей России. Срезал я через «Протекторатный водоем», как я слышал раньше, до взрыва, это была бывшая республика Карелия. Сейчас тут полно болот, богатых торфом и желтой клюквой. «Протекторатный водоем» со всех сторон окружали горы, так как это все вышло благодаря из-за землетрясения, вызванного последствиями взрыва. Климат этих гор пошел в полную задницу, ни о какой высотной поясности здесь слыхать не слышали. Наверху у нас пипец как жарко, что некоторые породы начинают плавится из-за такой температуры; песок, мел, известняк. Наверху этих гор обычно есть снег, ну, или некое его подобие. Это была порода ярко красного цвета. А в самом низу у нас было пипец как холодно. Вот такой вот климат был.  

Я встал со своего скакуна и отстегнул пуговицу на своей кобуре, чтобы быстро достать револьвер. Своими сапогами я встал на мягкий чернозем, пахнувший недавним проливным дождем. Остановился я на какой-то поляне, которую окружали бескрайние леса Карнелии.  

Передо мной стояло четыре человека; жирный мужик в розовом костюме с вырезом на животе и груди, по краям этого вырезал красовалась длинная зеленая ленточка, которая шла от его правого плеча, проходя по низу живота и до другого плеча. Его лицо было бесформенным куском жира с вставленными голубыми глазами и фигурными бровями. На его черных джинсах красовалась красная кобура из кожи с задницы дракона. Также он носил длинные зеленые сапоги с вырезами в виде треугольников на манжетах. Но его главным достоинством была розовая пиратская шляпа с серьгами: одна в виде алхимического знака обозначения железа, а другая в виде копья. На его бесформенном лице красовались ярко-зеленые губы, как у Дио.  

«Ну что, урод, готов к своей смерти? – сказал я, и встал с седла». «Ты че-то там вякаешь? А? Я не слышу. «Мешает твое эго, если ты что-то сказал, но внятно сказать не можешь, то я могу дать тебе микрофон, детка», – сказал жирный и вынул из своей кожаной кобуры гигантский револьвер. » Этот револьвер был настолько огромный, я даже не могу сказать каких размеров он был, мне казалось, что его ствол может коснуться кончика моего носа. А ведь это может быть возможно! Я даже не представляю какой он мощности, ну явно мощнее моего магнума, блин, да из такого ствола даже выстрел в ногу будет смертельным, что уж говорить и про голову. Надо что-то придумать, как его отвлечь и выстрелить в его башку. Приходя в легком замешательстве и негодовании от только что увиденного агрегата, я еще несколько секунд пялился в одну точку как дебил. Меня немного отпустило и тут я вспомнил про свой магнум и грациозно вынул его. Жирный увидел мою пушку, застопорил лицо в легком удивлении и сымпровизировал смех:  

– Ха-ха, да что это за пукалка? Этим даже самую замызганную деваху из СПИДозного борделя не удовлетворишь, и что ты этим собираешься делать, детка?  

Я не пальцем деланный и решил выполнить свой план, сказав:  

– Размер- не имеет значение, если ты уже покойник, – и выстрелил, стараясь целиться.  

В этот момент весь мир для меня остановился, мимо моих ушей прозвучал какой-то смех, я был в жутком возбуждении от осознания того, что я убью этого жирного педика и избавлю себя от этих жутких страданий, в лице бесконечных преследований и погонь. Этот дьявол гонится за мной уже триста с лишним километров, неужели сейчас, именно сейчас я пристрелю его и на этом все кончится? Неужели, убив его я наконец смогу без страха моей смерти дойти до своей детки? Да, да, да!  

Произошел очень громкий выстрел, из дула медленно поднимался дым, я заново взвел курок, услышал один из моих любимых звуков-взведение курка у револьвера, последний раз я слышал его, когда дрался с бандой «Синегубых», это был, по-моему, кольт «Ремингтон». Ух, какая отдача, давно я из таких пушек не стрелял, даже клубень дыма образовался, странно, я не видел никогда такого дыма… Ни черта не вижу.  

Когда дымок, вызванный моим выстрелом, рассеялся, то, что я увидел привело меня в легкий шок и мое возбуждение быстро спало с души, как будто по моему телу прошлись веником: выстрел не задел жиртреста, но задел его розовую шляпу. И с какого то хрена, он оказался у меня за спиной. Он встал в какую-то странную позу (спину откинул назад, скрестил руки, а голову повернул назад), а его прихвостни с разинутыми ртами мертвой хваткой держались за свои «ОНАПАЛ Винчестер», будто это осталось единственное оружие в мире и они охраняют его как « Зеницу око», и целились в меня. Я чуть не обассался от этого, думал все, пристрелят. Но тут жирный, положил руку на дуло «Винчестера» одному парню и мягко опустил его. «Клинтон, -сказал он, хриплым голосом, – не надо в него стрелять, нечего тебе тратить патроны, я знаю, ты предан мне, готов пойти за мной через огонь, говно и мочу, но прошу тебя, не стреляй, моя шляпа его смерти не стоит…. Это я должен потратить патроны, я могу простить обман в карты, но осквернение чести моего бати- нет. Эта скотина прострелила шляпу моего дорогого и любимого отца. » Я даже увидел как он всплакнул, затем он продолжил говорить: « За честь своего отца и за его шляпу- я убью тебя, все, тебе пиздец, сопляк!!! "» Он повернулся, грациозно взял револьвер, держал его аккуратно, будто держал свежеприготовленный бургер и выстрелил. АААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!! Мои уши! Я успел увернуться и тоже выстрелил. Как итог и я, и он- мы промахнулись… Таков закон матери- вселенной- все в этом мире имеет границы, ты выстрели, он выстрелил. У меня сейчас сильно звенит в ушах, как будто меня контузило гранатой, здравствуй, Вест Валлей Ган. Пуля пролетела мимо моих ребер и чуть-чуть задела мой шикарный бирюзовый костюм. Интересно, какие пули он использует? Случаем не винтовочные? Я занялся четко этим вопросом. Когда мое тело приземлилось на твердый, грязный чернозем, страстно пахнущий после недавнего дождя, я пригляделся на барабан револьвера жирного. Он был длинный, примерно, как мой средний палец, еще я сумел усмотреть на нем криво выскребанную, видимо ножом, надпись: «Поцелуй меня в жопу, псина! » Как грубо!  

Я встал, меня все так же контузило, я ни хрена не слышал. Но я отдаленно слышал матюги жиртреста в мою сторону. Я старался прицелиться, но мушка уходила в сторону и страшно тряслись руки, как будто я писал контрольную работу, не подготовившись к ней, ничего не мог с этим поделать, но все же решил выстрелить, вдруг фортанет! Я выстрелил. Твою же… не попал в жирного, но попал в плечо одному из его подопечных, тому, который был в маске. Он судорожно схватился за плечо и упал на землю, при этом он даже не издал ни звука. Парень в маске встал на колено, тяжело дыша он выбросил свой винчестер, тот с железным шумом упал на землю и самовыстрелился, не знаю, по-моему винчестеры никогда не стреляют, если их уронить, попав в грифона, и тот, как мешок с трупом из вертолете, теряя свои кровавые оперенья, упал наземь ( и камнем внизззз…. ). В этот момент я увидел, как Бум гай быстрой и уверенной походкой подходит к парню в маске, я узнал, что его зовут Фраер, встал на одно колено и начал чесать ему за ухом, что за нахер!? А тот начал мурлыкать, прям как кот, такое ощущение, что передо мной был не человек, а какой-то гибрид кота и человека. При этом Фраер получал такой кайф от почесывания, что стал мурлыкать еще больше, и у него из нижней части его маски полилась тонкая струйка слюней. Очень как-то странно Бум гай чесал ухо Фраеру, не как обычным кошкам, а как будто он выбирал нужную волну, настраивая радио, может быть Фраер- робот? Да ну, бред какой-то.  

После таких рассуждений до меня дошло, что, бляха муха, вот мой момент убить Бум гая. Я навел на его башку свой магнум и выстрелил. Пуля попала в его жирную голову и образовала небольшую воронку, из которой, как мне показалось, начинают вытекать розовые ошметки мозгов и кости черепа. Я рассчитывал на быструю кончину Бум гая, но после выстрела в голову он как стоял на одном колене и чесал ухо Фраеру, так и остался стоять, хотя я видел, как фонтан крови загадил его розовый костюм. Было такое ощущение, что либо он бессмертный, либо я попал не туда.  

После выстрела я надеялся, что хотя бы он перестанет говорить и останется немым на всю свою жизнь, потому что пуля задевает одно из полушарий мозга, проходя насквозь. Выжить после этого, обычно, невозможно, но если ты выжил, значит пуля потеряла свою энерцию и застряла у тебя в мозгу и у тебя теряются некоторые твои обычные функции- обоняние можешь потерять, третий глаз откроешь или перестанет говорить. Но нет, он не перестал говорит и я слышал как он говорил что-то Фраеру. Мои пули прошли сквозь его голову, как нож в масло. Я видел сквозные дырки с кусками мозга. Его кровь хлестала на землю, а одна из сережек куда-то упала и будто испарилась из нашей реальности.  

«Бискотто нужен защитник я должен с ним поговорить, настраиваю тебя на полную аннигиляцию этого черта, я сделал все, что было в моих силах».  

Я был в шоке оттого, что Бум гай не умер, я даже не мог сказать, что-либо по этому поводу, у меня как будто отняли голос.  

Бум гай, наконец, закончил чесать ухо Фраеру, повернулся в сторону мужика с пирсингом, достал револьвер и выстрелил ему в шею. На этот раз выстрел показался мне даже немного тихим, по сравнению с прошлым разом.  

Я надеялся, что тот мужик упадет на землю, захлебываясь собственной кровью и впадет в агонию, но нет, сука, он стоял ровно и даже крови не было…  

Потом Фраер, все так же держась за плечо, полез за пазуху, интересно, что он вынет оттуда. Вот блин… У него там пистолет, я не видел какой, но он был похож на «Барона фон Люгера».  

Какое-то неприятное чувство пронизало все мое тело в этот момент, как будто, что-то внутри моего разума говорило мне: «Не лезь, блять, дебил,, оно тебя сожрет…» Но меня это не останавливало, бей или беги- главное мое правило в данной ситуации.  

Я нагнулся, охах, расстегнул ножны на моем ботинке и достал оттуда свой трофейный нож- финку со советской символикой. Я помню, как этим дружком я отрезал все, что было у советского генерала во время битвы на озере Влюбленных. Тяжелая финка из чистой стали, не заржавеет даже в лютые тропические дожди. А ее мягкая и удобная рукоятка так плотно примкнула к моей ладони, что мне стало приятно и я ощутил свободу.  

Быстро достав финку, я молнией помчался в сторону парня в маске. Я старался бежать так быстро, чтобы он даже и не понял, как он умер, это должно было выглядеть так, как сцена охоты крокодила на беззащитную антилопа. Из-под моих ног летела земля, вперемежку с торфом, я уже видел, как Фраер целился в меня из люгера. Его люгер из далека казался обычной черной точкой, которую держит какой-то парень в маске, но в один момент из этой точки вспыхнет пламя, и, что-то прилетит тебе в лоб.,  

«Хорошо, я к нему приближаюсь: сначала выбью ему передние зубы кулаком, затем переломаю ноги»- и это были мои мысли, когда я приближался к нему. Добежав до него, я обнаружил, что никакой маски не было на его лице. И вряд ли это вообще можно было назвать лицом. Его черные глаза без ресниц и век, как будто прилипли к его белому, молодому лицу без морщин. А его губы, как будто их вообще не было, было ощущение, что это нарисованные губы, а не подлинные. Они были черного цвета с мелкими белыми точками. Его длинные волосы были сплетены в косичку, которую он клал на свое левое плечо, чтобы не мешалась.  

Бум гай стоял недалеко и, судя по всему, вообще не интересовался нашей зарубой, а рядом с ним стоял Бискотто.  

Мужик с кольтом ремингтоном тоже целился в меня, но при выстреле попал лишь в сосну позади меня.  

В тот момент, когда я к нему приблизился, он оскалил зубы в жуткой улыбке, его зубы были обмазаны чем-то красным, будто он кого-то убил и сожрал заживо. «Тупица, – сказал парень. – Ты покойник». О чем это он? Я хотел ударить ногой по его пистолету, чтобы выбить его из рук, но тут я услышал выстрел. Как гром среди бела дня- в мою ногу прилетела пуля. Она прилетела ко мне, как будто хотела меня обнять. «Ах ты урод! »- сказал я и вонзил свою финку в бок парню в маске. Лезвие задело поджелудочную железу, я узнал это по характерному звуку, напоминающего лопание шарика. Тот сразу уронил пистолет. Он оскалил зубы от агрессии и боли. Битва продолжалась.  

Акт 2.  

Приятная беседа  

Бум гай вывел Бискотто с места нашей баталии, при этом постоянно держа Бискотто за плечо, как-будто оберегая его, будто Бискотто остался единственным человеком в мире. Но Бискотто вырывался из этих «мертвых тисков» Бум гая. Он хотел битвы и крови. Он хотел убивать. Он хотел выпить мою кровь, а на труп… Даже его темно-красное платье и штаны говорили об его чрезмерный жестокости.  

Но Бум гай не давал Бискотто убежать.  

– Слышишь, Бискотто, прошу, не иди туда- сказал Бум гай, держа его за плечо.  

Бискотто замер, будто он увидел перед собой призрака, повернулся к Буму и его лицо замерло в недоумении, он нахмурил брови, почему он не может убивать? Я хочу резни.  

– Слышь, дядя, я голоден, я должен подавить свой аппетит – ответил Бискотто.  

– Ты любишь убивать?  

– Одно из моих любимых занятий, помню, как впервые убил за любимого человека…  

Бум гай смотрел на кровавый пейзаж гор, и, облизнув синие губы сказал:  

– Ух-ты, Бискотто, да ты у нас Ромео  

– Это что за хуй?  

Услышав это слово, Бум гай дал пощечину Бискотто, его теплая желтая рука прилегла к лицу Бискотто.  

– Сколько раз я тебе говорил, сопляк, не матерись при мне, в компании Фраера или Убийцы Гайла, но не при мне.  

Бисткотто, приложив свою ладонь на уже покрасневший отпечаток пощечины и невольно зарыдал:  

– Понял, хлюп, прости…  

– Ромео, – продолжил Бум гай, – это тот человек, который во имя любви своей возлюбленной, готов землю жрать, ты, вот, за кого убил своего первого человека?  

– Во имя своего друга, – сказал неуверенно Бисткотто все так же держа ладонь на отеке, он продолжил, – в городе, где я жил, начался «Смертельный рейд синегубых», после чего в городе закончилась еда, а тогда и год был не самым плодовитым для урожая…  

1.  

История Бискотто  

 

А что тебя побудило на первое убийство?  

Голод, я голодал с моим другом. У нас у обоих умерли от истощения матери, а мой отец пошел отстреливаться от синегубых.  

Мой город находился в протоке реки Комсомолка, рядом с Чивапшем. По сути это был ничем не примечательный городок с полуразрушенными зданиями, но очень хорошо отстроенными церквями, почему так? Все просто! Власть мэрии была направленна на религиозное дело. Я не знаю, почему именно это направление, но у меня складывается впечатление, что к власти, после рейда синегубых, пришел религиозный мэр, который с намерением восстановить надежду в жизни людей- стал строить церкви, чтобы все молились на дальнейшее благородие. Но тут с мэром связываются всякие бизнесмены и какого-нибудь Мортон-сити и предлагают ему строить церкви в обмен на миллионы, миллиарды рублей. Мэр понимает, что деньги огромные, а городу «нужны» церкви, поэтому соглашается. И тут у него вся религиозность пропадает, ведь он строит храмы не ради тех намерений, которых он предоставлял, а ради денег. Просто сработал человеческий инстинкт- видит кучу денег берет себе. Если это чиновник, то он потратит деньги на себя. Этот ублюдок скрывал свою жадность под предлогом веры. Также они считали, что обычные дома- приверженнее всех грехов. Как вы понимаете, все деньги с налогов и того бедного населения, шло на благоустройство и постройку этих храмов. По сути, по мнению мэрии чтобы выжить, мы должны молиться и приносить «жертвоприношения» в виде денег, якобы на помощь детям- сиротам., А сам жил в своем пентхаусе с блекджеком и шлюхами. Но через некоторое время, наш ублюдок захотел больше денег, поэтому, кроме основных налогов, платить за службу нашим «Проводникам на лучшую жизнь», т. е священникам.  

своих наши матери отдавали свои последние талоны на хлеб, чтобы нас прокормить, но этого было недостаточно, сто грамм на человека, охренеть! И вот мы с другом решили, что со ста граммами хлеба- долго не проживешь, и мы приняли крайние меры- добывать себе на еду методом кражи. Нет, ну, а че? Работы подходящей не было, либо все занято, либо не хотели нас брать. Да и плюс к тому у нас было убежище в старом здании бывшей церкви, где можно было беспрепятственно отдохнуть, поесть, подрочить и помолиться. Не знаю как, но после взрыва, по рассказам моей матери-покойнице, церковь как оставалась целой и красивой, так и осталась. А все здания вокруг были полуразрушенные и висели на добром слове.  

Перед своим первым ограблением мы решили сесть на дорожку и выпить абсента. Братанчик вынул из библии- сундучка маленькую бутылочку абсента, он хотел ее быстренько осушить, но я спросил его :«А ты не траванешься от этого говна? », на что он мне ответил, что религия отравила куда людей, из-за чего они стали больше верить в чудо и что им все принесут на блюдечке с голубой каемочкой, при этом не понимая, что бога нет, они ждут и ждут, того, что нужно добиваться собственным потом и кровью, так что- нет, я не отравлюсь и быстро осушил бутылочку до половины и даже не сморщил лица, как- будто он сейчас выпил не настойку из блядской полыни, а бахнул тархуна. При этом я ни разу не видел его пьющим, даже в такое трудное время, когда из-за безысходности бытия, депрессия наступает в разы чаще от осознания того, что наш мир впал в полную задницу, что твои родные умерли, твои друзья сдохли и больше не с кем тебе общаться… Наверняка Братанчик бухал где-то втайне от меня, ну или он осознал всю горечь нашего мира. Я же после первого глотка сморщился и начал плеваться. Значит я еще охренеть какой оптимист. Братанчик смотрел на мою кислую мину и на сопли, которые постепенно появляются из моего носа, прошуршал в карманах, потом встал и подошел к полу сгоревшей иконе Иисуса, снял ее с гвоздика и за ней оказалась дырка в стене, при этом дырка оказалась примерно в той области, где находилась рана Иисуса, куда его проткнул Лонгин, такая ровная и аккуратная, будто ее недавно выдолбили, и он вынул оттуда шприц. «Что ты делаешь? »- спросил я с недоумением. «Сейчас узнаешь»- сказал Братанчик, усмехаясь и наполняя шприц абсентом. Я не понимал его намериваний поэтому, на всякий случай отодвинулся от него. Тут Братанчик подходит ко мне и со словами, «скажи: «А», подходил ко мне со шприцом, полного абсента. Я был в шоке от этого и всячески убегал от Братанчик, чтобы не ощущать эту противную зеленую гадость на языке. Когда место для отступления больше не оставалось, я, как крыса, забился в углу. А он все ближе и ближе подходил ко мне, как смерть подходит к больному раком. И вот передо мной стоял Братанчик с шприцом, он мне говорил, что, мол надо пить. Ладно, что уж осталось делать… Он подошел ко мне и стал тыкать мне в лицо шприцом, я отказывался открывать рот, тогда он пнул ногой меня в живот, господи, боль была ужасной, я открыл рот и почувствовал горечь во рту. И я понял, что это был абсент.  

И вот, свое первое ограбление мы совершили на мясную лавку, я бросил камень в стеклянную витрину, стекло разлетелось в разные стороны и даже попало на само мясо. Я взял мешок и без разбора начал класть в него все подряд- свиные головы, стейки, ноги, мозги, требуху. Не знаю почему, но хозяина лавки за прилавком не было, я это увидел, когда разбивал витрину, тут мне как прилетит в голову кирпич, уф. Он разлетелся, когда прилетел мне в голову, понятно было, что глину, из которой лепят кирпичи- сушили на солнце, а не в печи, как полагается нормальным кирпичам. От неожиданного прилета кирпича, я оступился на ровном месте и прямо лицом упал в осколки стекла, упав, несколько осколков вонзились мне в щеки, в лоб, в шею. Я не почувствовал боли, зато почувствовал вкус крови во рту. Сумка упала на осколки. Друг в шоке пытался позвать на помощь, но было все тщетно. Повалившись на землю, я повернул голову и увидел хозяина лавки, мясника. Он быстрым шагом подошел к моему другу, ударил его в челюсть и, вынув из своей сумку кирпич, разбил его об голову моего друга… Он упал на землю. Затем мясник достал еще кирпич и еще раз врезал моему корешу. Господи… Набравшись сил, я сумел встать на ноги, взял самый большой осколок стекла, обмотал его тряпкой и переполненный яростью я ринулся зарезать мясника. Мясник это увидел и побежал в мою сторону, протаранив меня. Он сбил меня с ног и снова повалил на землю. Я крепко держал свой самодельный нож, вот я видел, как мясник, походу решил принять крайние меры, он достал пистолет и выстрелил. Выстрел задел мой мизинец, оторвав его напрочь. Приземлился он в нескольких сантиметрах от моей ступни. Боль была страшная, от нее я хотел даже выкинуть ножик, чтобы схватиться за палец и хоть как-то остановить кровотечение, но я не выпускал ножик. Я решительно вонзил его в живот мяснику, тот скрючился и не самопроизвольно выстрелил в небо. Потом я его повалил на землю, отомстил, так сказать, он меня валил на землю, и я его повалю, только он меня не смертельно, а я его да! Что мне было делать? Моя жизнь могла оборваться, вот поэтому я и убил мясника. Я схватил его горло и перерезал его «dojyaaaaaaaaaаааааааааn»- кричал я и водил по горлу мясника острой частью своей заточки, водил ею так грациозно, будто я дирижер и руковожу оркестром, теплая кровь лилась на мои руки, это так приятно, будто тёплым майским днем после дождя, мясник не издал ни звука. Эта падла быстро сдохла, даже особых усилий не пришлось применить. Его мертвое тело, истекающее кровью, со стеклянными глазами смотрело в небо, лежало пластом среди осколков. Жалкое зрелище… И тут на секунду мне показалось, что из большого, разбитого носа мясника выходит тонкая, золотая струйка, которая повертелось над его телом, потом перевоплотилось в человека, и, как подобает Книге, уходит в небо, покорять Эдем. Но, чтобы вы подумали, я не оставил этот труп в покое, он чуть не убил моего друга- а я могу убить, если кто-то поранит моего другана. Я подошел к трупу мясника, расставил ноги по ширине плеч, снял штаны с трусами, взял пенис в руки, натужился и из уретры полилась моча, видимо я захотел ссать после той стопки абсента. Долго я мочился на него, попадал ему и на лицо, и на ноги с руками. Вскоре мой друг очнулся, его лоб превратился в кровавую кашу, его прекрасные брови прекратили свое существование, из этой кровавой каши шли тонкие ручейки теплой крови, они капали на землю. Увидев меня без трусов, он в первую очередь спросил, что я делаю, я ему объяснил, что оскверняю труп ради, что случилось с ним, я тоже объяснил.  

Но в этот момент, мимо нас проходила какая-то старая бабка, ипроходила она так спокойно, будто ничего не видит вокруг. Она даже перешагнула чеno nрез руку трупа мясника, неужели она и этого не заметила. Я решил приглянуться к внешнему виду старушки. Вроде ничего необычного- из одежды обыкновенная белая юбка, будто сделанная из штор. Сверху она была одета в белый пиджак с зелеными кружевами в виде цветка мать-и-мачеха. На голове был белый платок, но потом я выяснил, что платок был не на голове, а окутывал ее глаза, как у Астреи. Носила она серьги, похожие на то ли коромысло, то ли на весы. И для меня стало неожиданностью, но ее губы были желтого цвета. «Офигеть-, думаю я, -совсем чокнулась старая». Я сказал ей, когда она проходила мимо нас: «Бабуль, а, бабуль, давай кольнемся? По пол дозы? Может где-то там, в мире наших иллюзий, мы сможем увидеть рай, о котором нам говорил Он, где все люди равны и не нужно никого убивать, чтобы пропитаться? ». « Рай вы не увидите, вы грешны, ведь даже в такую сложную ситуацию, нужно оставаться человеком, – сказала бабка, – вас ждет только Ад». На моем лице виднелось смесь из удивления и недопонимания. Удивление, потому что бабка, в таком почтительном возрасте, все еще имеет рассудок и может мыслить. Недопонимание, потому что я не понял конкретики ее слов, это что значит? Она как-то сумела сохранить человечность в таком мире? Я хотел ее спросить, что она имела ввиду, но не успел, произошло то, чего я больше всего боялся…  

В этот момент я услышал в отдалении какой-то странный звук, похожий на сирену. Потом оказалось, что да, полиция уже ехала за нами. Приехал какой-то гроб на колесиках с прилепленной изолентой сиреной, которая издавала очень противный звук, нет, правда, машина была гробом. Из машины выходят четыре хамоватого вида мужчин в синей форме полицейского. Увидев труп они окружили меня с Братанчиком и повязали. Нам повезло, что нас задержали в тюрьме на три дня, а ведь могли и на три года…  

После убийства на моей душе не было ни капли сожаления, я с самого детства понимал, что, либо ты ешь и выживаешь, или тебя съедят понимал, что, если бы я не убил бы того мясника, он бы меня схавал и косточек бы не оставил. Наш мир полон ублюдков. Я тоже понимал, что тот мясник продает мясо, чтобы тоже прокормить свою семью, но, прости, мужик, оно мне было нужнее, я же растущий организм, а тебе куда расти? Разве только в ширину. В этом мире выживает сильнейший.  

Потом свое второе ограбление продуктового ларька мы решили осуществить через три недели. Все это время мы с другом питались тем мясом, которое добыли с той лавки. Интересный факт, труп мясника до сих пор никто не убирал, и он стал похож на дурно пахнущий мешок с говном, из которого выходят опарыши, которые питаются его гнилым мясом и глазами…  

Эта лавка находилась примерно в нескольких километрах от церкви. Пешком можно было дойти и при этом, нас никто не поймает за столь опасным делом. Надеюсь нас никто не спалит. Но перед выходом, мы, как всегда по традиции, выпиваем абсент. На этот раз я был даже рад тому, что мне придется пить это. После суда было ощущение полной опустошенности и только абсент мог эту пустоту заполнить. Этот зеленый яд я принял в свои объятия как сына, теперь вместо человеческой крови по моим венам течет чистый абсент. Моя душа была выпотрошена и во мне не осталось ничего человеческого, я понял суть этого мира- выжить, либо тебя съедят, либо ты всех!  

Мы отправились в путь. \  

Продолжение следует…….  

| 37 | оценок нет 23:01 08.06.2022

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.