Заточение

Стихотворение / Поэзия, Драматургия, Любовный роман, Сказка, Другое
Буду кару закона просить, Пока буду дышать и жить, Помня, в чём мне велели сознаться... *** Важна справедливость – она Бессмертия встретит век. *** Мера эта – предупреждение, Хочешь наверх – готовься склониться *** Песни не будет этой весной - Птица в зиме умерла. *** Только должен ты понять: Берёт тот, кому позволили брать. *** Я остаюсь тишиной, Запечатываю сердце, *** Любовь мира Проходит мимо, Издевается надо мной. *** Я – самый великий подлец Из тех, что служат благу людей *** Вот так! Фанатик на словах, А на деле – трус и тряпка! *** Я гибель твою деяньем восславлю, Сделаю всё по закону, как надо…
Теги: сказка

«Заточение»  

Сказка в двух действиях  

Май, 2022  

Anna Raven  

Действующие лица:  

Мальт – молодой провинциальный дознаватель, мечтающий переехать в столицу и служить закону у самого трона, чуть наивный, преданный своей службе.  

Эрик – провинциальный дознаватель, значительно старше своих сослуживцев, насмешливый, циничный, прожжённый правдой человек.  

Гаде – дознаватель, мечтающий о столице, чуть старше Мальта, но очень гордящийся тем, что служит дольше и знает больше, чем он.  

Элеонора – дочь преступника, молодая и несчастная.  

Преступник 1 – молодой человек, по глупости оказавшийся под допросами Мальта.  

Преступник 2 – отец Элеоноры.  

Целитель  

Безымянные дознаватели  

Действие первое  

Сцена 1. 1  

Узкая маленькая комнатка, слабое освещение. Посреди комнатки стол и два стула – один посвободнее, поудобнее с мягким сидением, другой уже, к нему прикован цепями молодой бледный и дрожащий человек – Преступник1. Напротив него, на удобном стуле, проглядывая листы-протоколы, сидит человек в красивой чёрной мантии, подбитой серебряной нитью – это Мальт. Мальт спокоен – он хозяин положения, ему нечего переживать, он чувствует себя в своём абсолютном праве.  

Комнатка действует на Преступника1 пугающе, он ерзаёт на стуле, звенит цепями, но Мальт даже не поднимает головы от листов, кажется, даже звон цепей его не трогает. По углам комнатки, скрытые в неровном свете настольных свечей, стоят неприметные фигуры дознавателей.  

Наконец, прочтя протоколы, Мальт отрывается от бумаг, откладывает их в сторону. Преступник1 протягивает руки в отчаянии, но цепи держат его. Мальт же и бровью не ведёт.  

Преступник1 (в отчаянии).  

В пятый раз повторяю:  

Не имел я и помысла к злу!  

Все совпадения случайны…  

Мальт жестом велит ему молчать.  

Мальт.  

Вину твою я доказать могу.  

Вот протокол допроса,  

В нём очевидец о тебе сообщает  

И молит при этом слёзно,  

О том, что закон тебя покарает.  

Снова перебирает листы, отыскивая нужный ему.  

Цитирую прямо: «Он позволил себе  

Ничтожно пошутить о короле…»  

Преступник1 дрожит, пытается заговорить, но Мальт жестом повторяет повеление к молчанию.  

Вот очевидец другой:  

«Мерзавец посмел короля осмеять…»  

Преступник1 (не выдержав).  

Я был накануне хмельной!  

Мальт.  

Это не сможет тебя оправдать.  

Преступник1.  

Вы были в таверне хоть раз  

В какой-нибудь поздний час?  

Там все болтают обо всём!  

Мальт (с усмешкой глядя в лицо Преступнику1).  

И ты, зная это, не донёс ни о чём?  

Преступник1 ошарашен.  

Преступник 1.  

Я…  

Это шутка! Всего-то!  

Понимаете? Нет! никогда…  

Мальт (с ледяным спокойствием).  

Это преступление против народа.  

Преступник1.  

Я не желал королю зла!  

Послушайте! Я вас умоляю –  

Сболтнул! Не подумав, шутя…  

Я за это себя проклинаю,  

Но я всегда почитал короля!  

Пощадите меня, пощадите…  

Его бьёт дрожь. Сам он путается в речах.  

Я не виновен! Нет! нет во мне зла,  

Отпустите! Отпустите.  

Зла я не желал никогда!  

Мальт.  

Все речи твои передо мной,  

А в них ясно виден умысел злой.  

Ты унижал короля!  

Преступник1.  

Я не…  

Мальт.  

Не перебивай меня.  

Чего хотел ты ясно,  

Но закон нарушать опасно,  

Повсюду слуги его.  

Преступник1.  

За мною нет ничего!  

Мальт.  

Молчать!  

Ты накануне всё уже сказал.  

Преступник1.  

Умоляю…умоляю! Я сам себя не знал,  

Хмель мне разум помутил.  

Я пошутил…  

Всего-то пошутил!  

Ища поддержки, Преступник1 пытается повернуться к скрытым по углам фигурам дознавателей, но они остаются равнодушны. Мальт разглядывает виновника, упиваясь собственной справедливостью и законной властью.  

Мальт.  

Вина на тебе.  

Суждение о короле  

Под запретом и ты падёшь!  

О невиновности своей ты лжёшь,  

Желаешь улизнуть!  

Преступник1.  

Пощадите! Я…  

Мальт.  

Молчать!  

И неожиданно мягче, что пугает Преступника1 ещё сильнее.  

Слушай меня,  

Я скажу тебе лишь чуть-чуть.  

Лучше признайся,  

Смирись, покайся.  

Пытками выбьем мы  

Все виновности твои!  

Но лучше для тебя же, если ты  

Примешь участь и тогда  

Кончатся мучений твоих дни,  

Мирно падёт твоя голова.  

Её похоронит твоя семья…  

Преступнику1 не хватает воздуха, он судорожно открывает и закрывает рот, не находя никаких сил для борьбы.  

Преступник1.  

Но я…всего лишь я…  

Мальт (очень дружелюбным тоном, но взгляд его остаётся ледяным и неприязненным).  

У тебя есть семья.  

Подумай о них – пытка твоя  

Им навредит куда сильней.  

Им клеймо врагов короля,  

А тебе лишь перелом костей…  

Мы оба знаем: вина на тебе,  

Ведь суждения о короле  

Недопустимы.  

Но если у твоей совести есть ещё силы,  

То покайся, признайся, и  

Мирно с этим умри.  

Вина на тебе и я  

Выбью признание хоть эдак, хоть так.  

Но как тяжела будет участь твоя  

Зависит от тобой подписанных бумаг.  

Мальт пододвигает к Преступнику1 уже заполненный и исписанный лист, на котором не хватает лишь подписи допрашиваемого. преступник1 смотрит в лист с ужасом, дознаватели в углах хранят молчание.  

Сцена 1. 2  

Преступник1 изучает лист, затем поднимает тяжёлый взгляд на Мальта. Мальт остаётся бесстрастен к этому взгляду.  

Преступник1.  

Я признаю за собой вину –  

Это всё, что я сделать могу,  

Чтобы душу свою исцелить.  

И вина терзает меня,  

Так будет до последнего дня,  

Пока я ещё буду жить.  

Мальт едва заметно улыбается и кивает.  

Я виновен перед троном,  

Народом, законом, богом,  

И прошу не щадить меня.  

Пусть тяжек будет приговор,  

Пусть мне клеймо и пусть позор,  

Но сам я уж проклял себя.  

Звеня цепями, берёт поднесённую ему чернильницу и перо.  

Я виновен – я признаю,  

О снисхождении не говорю,  

И этим буду держаться.  

Ставит быстрый росчерк на листе, но закрывает его, глядя в упор на Мальта. Тот спокойно протягивает руку за протоколом.  

Буду кару закона просить,  

Пока буду дышать и жить,  

Помня, в чём мне велели сознаться.  

Преступник1 позволяет Мальту забрать лист. Мальт делает знак дознавателям в углах и те быстро поднимают и выводят прочь обессиленного и обречённого Преступника1. мальт остаётся один в допросной комнатке.  

Сцена 1. 3  

Мальт снова проглядывает листы дела, он спокоен и даже счастлив, но по-особенному, очень ровно и благостно.  

Мальт.  

Любви достоин лишь закон -  

Всё остальное блажь и бред.  

Сквозь плач и скорбь, тоску и стон  

Правосудие – свет.  

Скрепляет листы вместе.  

И метод любой назначен  

В борьбе против зла.  

Сурова закона отдача,  

Но совесть чиста.  

Поднимается из-за стола, оглядывает допросную комнатку с какой-то восторженной любовь.  

Для цели благой  

Сердце отдать,  

Утратить покой  

И каменным стать.  

Врага не щадить,  

К чёрту тоску по дому!  

Да будет оборвана нить,  

Да будет Царство Закона!  

Касается пальцами стен.  

Воля закона – отрада моя,  

Мой первый долг.  

Не надо покоя в ночи и средь дня,  

Не нужен ни Дьявол, ни Бог!  

С сожалением выходит из комнатки, бережно проворачивает в скважине грубый уродливый ключ.  

Важна справедливость – она  

Бессмертия встретит век.  

Всякий метод в борьбе против зла,  

И всякий дух, и человек!  

Идёт по серому, как будто бы пыльному, мрачному коридору и с низкими потолками. Вокруг неровно горят свечи, прикреплённые на стенах. Мальт ступает мягко и тихо, наслаждаясь этим коридором.  

Отдам я других и себя,  

Не пожалею и дома.  

В ночи и средь дня  

Всё для Царства Закона!  

Слегка улыбается от своих мыслей.  

Для цели благой  

Сердце отдать,  

Утратить покой  

И каменным стать!  

Останавливается на мгновение перед одной из многих одинаковых тяжёлых дверей, перекладывает листы поудобнее, а затем открывает двери.  

Сцена 1. 4  

Мальт попадает в большую просторную комнату в светло-серых тонах, с длинным столом для совещаний, креслами, камином. Эта комната теплее, уютнее, свободнее. В комнате уже двое: Эрик и Гаде. Эрик сидит в кресле у камина, удобно развалившись, глядя в огонь, и не реагирует на появление Мальта. Гаде – подвижный, опирается на стол, судя по всему прервав разговор с Эриком из-за появления Мальта, оборачивается на него.  

Мальт, довольно улыбаясь, складывает листы дела на стол.  

Мальт.  

Эрик! Гаде! Поздравьте меня.  

Повержен ещё один враг короля!  

И это значит, что карьера моя  

Всё весомее день ото дня.  

Эрик (слегка повернув голову).  

Поздравляю сердечно, друг мой.  

Секция Закона гордится тобой.  

Гаде (ревниво).  

Поздравляю, ага!  

Мы рады уничтожению врага!  

Мальт (не заметив ревности и издевательства в тоне Гаде).  

Радость ваша  

С моей не сравнится.  

Я к верхам желаю устремиться,  

Я надеюсь и ожидаю  

Повышения в саму столицу!  

Эрик и Гаде переглядываются. Гаде порывается что-то сказать, но Эрик жестом останавливает его, внимательно наблюдая за Мальтом.  

О, как я об этом мечтаю!  

Мне обещали, коль я  

Преданным окажусь,  

Работы не убоюсь,  

То в столицу направят меня!  

У самого трона служить,  

Преступление карать,  

Покой народа хранить,  

Великие дела свершать…  

Гаде с издевательской жалостью смотрит на размечтавшегося Мальта, при этом издевательская жалость его направлена больше на Эрика, чтобы тот оценил отношение Гаде к Мальту. Эрик, впрочем, не реагирует.  

Каждый враг приближает меня  

К столице, которой грезил я!  

Я вижу в уме своём,  

Как власть проходит под святым огнём…  

Глаза Мальта горят от предвкушения.  

Стоит мне глаза закрыть,  

Она уже передо мной.  

Словно я коснусь её рукой,  

Буду в ней служить…  

Уже затихая.  

У самого трона…как же медленно время идёт,  

Но Царство Закона в столице меня уже ждёт.  

Сцена 1. 5  

Гаде не выдерживает. В тоне его много издевательского сочувствия и даже ревности, поскольку Эрик, очевидно, поддерживает Мальта.  

Гаде.  

Как ты наивен, друг мой!  

Как же ещё слабоват!  

Впрочем…незнание – это покой,  

В этом ты не виноват.  

Мальт.  

О чём ты речи ведёшь?  

Со мной не таись, говори!  

Гаде.  

Неужто никак не поймёшь:  

Не коротать тебе дни свои  

В городе, у подножия трона,  

Там, где настоящие слуги закона?!  

Мальт теряется и как-то гаснет, блекнет.  

Мальт.  

Что ты говоришь, Гаде? К чему?  

Мне обещали скорый перевод!  

В самой столице я служить смогу…  

Гаде.  

Погляди-ка! До него не дойдёт!  

Гаде ухмыляется.  

Эрик (вступаясь).  

Полно! Сам ещё недавно  

Был таким же! А теперь?  

Одержал одну победу славную  

И решил – открыта дверь?  

Гаде.  

Да я всего-то лишь хотел…  

Эрик (поднимаясь, что заставляет Гаде отшатнуться – дознавателя он боится).  

Полно, Гаде! Слишком смел  

Ты стал в делах.  

Или ты утратил страх?  

Гаде что-то мычит. Эрик теряет к нему интерес.  

Мальт.  

Объясните толком мне!  

Эрик.  

Ах, ну да. Забыл на миг.  

Что же, правду горькую тебе?  

Изволь! Её отныне тёмен лик.  

Мальт, представь на мгновение,  

На что способны слуги трона?  

Мальт порывается ответить, но встретив взгляд Эрика, осекается.  

На какие откровения,  

Те, что не могут быть иным знакомы.  

Представь яснее тот момент,  

Когда такой слуга сам по себе,  

А на него управы нет…  

Приближается к Мальту. Гаде, от нечего делать, плетётся следом.  

Мальт.  

Всё это чуждо мне…  

Эрик.  

Поймёшь! Чем вернее слуга,  

Тем больше нитей быть должно,  

Что не делают из него врага,  

Где не отвернуть и управлять легко.  

Чем вернее и ближе к трону слуга,  

Тем больше нужно на него управы!  

Чаще всего – семья: дети, жена,  

А не поможет – физическая расправа.  

Мальт бледнеет, у Гаде выправляется настроение.  

Чем выше ты поднимаешься,  

Тем меньше свободы тебе!  

Если с властью не соглашаешься,  

Приходят тогда к твоей семье.  

И во всём этом свой устой,  

Без управы нет повышения.  

хлопает Мальта по плечу.  

Город, друг мой, пока не с тобой.  

Мальт (в ярости, в ужасе, в отвращении)  

Какое унижение!  

Манипуляция гнусна!  

Закону это не к лицу.  

Причём здесь дети или жена…  

Гаде (овладев собой).  

А как ещё угрожать подлецу?  

Как иначе подлость подстеречь?  

Меры не имеет благородство…  

Эрик (к Гаде).  

Умолкни! Твоя ничтожна речь!  

Мальт (растерянно и жалко).  

Закон с преступление обретает сходство…  

Эрик.  

Мера эта – предупреждение,  

Хочешь наверх – готовься склониться.  

Да, Мальт, это унижение,  

Но как иначе? Придётся покориться.  

успокаивая.  

Мальт, мера эта – привычна,  

Здесь не нужно бояться  

Нужно склониться.  

Гаде, помрачнев, скрещивает руки на груди.  

Реши для себя: воздух столичный  

Стоит того, чтоб покориться?  

Это не так страшно, если ты  

Не собираешься закон нарушать,  

Его порочить черты,  

Трон, народ и бога предавать.  

Мальт всё ещё колеблется, он слишком растерян и расстроен от неожиданной горечи.  

Мальт, эта мера – пустяк,  

Есть присяга и закона стяг.  

Это твоя опора, но -  

Должна быть она и у трона.  

Опора, охрана, завет,  

Чтоб уберечь от ошибки тебя и себя.  

Это предупредительный момент  

И его обычно таят…  

Эрик оборачивается на Гаде, тот мгновенно вступает.  

Гаде.  

Представь, как ценим мы  

То, что ты с нами -  

Раз раскрываем рты  

И делимся этим знанием!  

Мальт.  

Иначе себя я всё представлял:  

Буду бороться, закон защищать.  

И город меня уже ждал.  

Эрик.  

Каждый может неверно понимать.  

Иллюзия для тех, кто внизу остаётся.  

Пусть сложней всего к верхам.  

Повышение просто так не даётся,  

Прислушайся к моим словам!  

Ты можешь закону служить,  

В столице больше блага ты дашь,  

Но для этого дай на управу хоть одну нить…  

Мальт (с затихающим негодованием).  

Но это же шантаж!  

Гаде.  

Шантаж – преступление!  

А это – предостережение!  

Пока не покоришься – столицы не жди,  

Хочешь в город: советам внемли!  

Мальт.  

А у вас?.. у вас эти нити есть?  

Эрик.  

Да, но я не поэтому здесь.  

Гаде.  

Скоро. Осталось чуть-чуть.  

Эрик.  

Нити связные – это не суть,  

Служба твоя нужна,  

И будь у тебя мать иль отец,  

Братья, сёстры, дети, жена -  

Ты вырвешься отсюда наконец!  

Мальт раздумывает. Шок у него проходит, слова Эрика он находит убедительными.  

Мальт.  

Проще всего жениться, но на ком?  

Гаде.  

Что, некого ввести в свой дом?!  

Неужто на примете нет такой?  

Эрик.  

Гаде, рот закрой!  

К Мальту.  

Из опыта отвечу я –  

Бери ту, что покорной будет,  

Что не умеет жить, тая,  

Что не умеет злиться, не осудит.  

Бесприданница, которой некуда идти,  

Похожая на тень и некрасивая.  

Такая не станет искать пути  

К побегу, не будет блудливой.  

И будет очаг хранить,  

Ни слова не скажет тебе.  

Такую не нужно любить –  

Нужно лишь держать при себе…  

Гаде.  

А лучше ещё, чтоб она  

Была чем-то тебе должна.  

Чтобы ты её от чего-то уберёг,  

Тогда ты ей и царь, и бог.  

Под неодобрительным взглядом Эрика, Гаде умолкает.  

Мальт.  

Я прежде не думал, не считал,  

И жены никакой не искал.  

Но если нужно – готов принять.  

Смотрит на Эрика.  

Только где же такую взять?  

Эрик уже отходит, не ответив. Гаде с ухмылкой смотрит на Мальта. Он, не выдержав этого взгляда, выходит прочь из кабинета, в раздумьях, в горечи.  

Сцена 1. 6  

Мальт бредёт по коридорам, которые ещё недавно проходил с большим удовольствием и верой в приближающийся триумф. На этот раз шаг его не уверен, он спотыкается, рассеян…  

Мальт.  

Бессилен закон перед устоем,  

Тем, что в умах слуг его сложён.  

Докажи, что служить ты достоин,  

Что властью слуг его покорён…  

Оглядывается по бездушным и стенам, дверям, ищет поддержки, но натыкается на глухоту.  

Это ли то, во что верю я?  

Я верю в закон – в благо его.  

Но терзают и давят меня,  

Веру хотят обратить в ничто.  

Прислоняется лбом к стене, как будто бы желая остудить мысли.  

Но как может такое быть,  

Что я защищаю не закон,  

А тех, кто ему обязан служить…  

Это всё нелепый сон.  

Закон – это чистота, абсолют,  

Где места для предвзятости нет!  

И я буду верить – они мне лгут,  

Закон – единственный свет.  

Отлипает от стены с видимым усилием, внутренне понемногу собирается.  

Закон – это кара и стяг,  

И служить ему нелегко.  

Давит на душу страсть всех присяг,  

А они мою веру в ничто!  

Идёт по коридору, шаг его становится твёрже, чётче.  

Если вынужден я покориться –  

Я покорюсь их традициям.  

Я сделаю всё, чтоб остаться,  

Чтобы дальше службу нести свою.  

Я стану лгать и притворяться,  

Всё для закона я отдаю!  

Мальт собирается свернуть в галерею, но его внимание привлекает страшный шум в противоположной стороне: какой-то звон, глухие удары, женский вскрик, плач, брань дознавателей. Мальт, привлечённый этим шумом, следует на звук.  

Сцена 1. 7  

Мальт быстро оказывается у источника шума и застаёт безобразную сцену: старика-Отца, закованного в цепи, два дознавателя пытаются оттащить от дочери – тонкой, худой, молодой и некрасивой. Дочь – Элеонора. Элеонора плачет, рыдает, не желает отпускать Отца, Отец, сдерживая свою скорбь, пытается отрезвить её.  

Элеонора.  

Отец, умоляю тебя,  

Скажи, что обвинения зря!  

Все они ложны, так?  

Дознаватель1 (отрывая, наконец, плачущую Элеонору от Отца).  

Живее, старый дурак!  

Элеонора.  

Отец, прошу!  

К Дознавателю1.  

Пожалейте!  

Мы дурного не сделали вам,  

Так к чему цепи эти?  

Дознаватель2.  

Не надо драм!  

Убирайся или будешь следом  

Идти по нашему коридору!  

Элеонора.  

Папа!  

Отец (убеждая больше себя, чем дочь).  

Дитя, путь закона неведом,  

Лучше иди – не стою я позора.  

Если я не виноват,  

Отпустит меня закон.  

У него сурово-справедливый взгляд,  

Всё пройдёт как страшный сон.  

Если есть вина на мне,  

То быть осуждению, и…  

Мальт наблюдает за сценой. Дознаватель2, заметив его присутствие, подходит к Мальту и протягивает ему лист. Мальт пробегает его глазами, кивает.  

Элеонора.  

Жизнь – ад на земле!  

Отец.  

Элеонора, молчи!  

Мальт (читая с переданного ему листа, от его голоса Отец замирает, Элеонора невольно вскрикивает и отшатывается).  

Вам вменяется в вину  

Торговля вне закона и налога.  

Обман изобличать суду,  

А вам надлежит раскаяться пред богом!  

Всё имущество ваше – печать  

Воровства и обмана лихого!  

Отец (ошарашенный от спокойствия и справедливости обвинения Мальта).  

Как вы…откуда вы можете знать…  

Элеонора (обессилевая).  

Ради всего святого!  

Папа, как же так?  

Дознаватель1, 2 (дёрнув Отца за цепи, напоминая о себе).  

Живее шаг! Ну? Живее шаг!  

Отца уводят в сторону, он скрывается в коридоре. Элеонора смотрит ему вслед, не делая попытки защитить. Мальт оглядывает её по-новому, с интересом.  

Сцена 1. 8  

Мальт оглядывает Элеонору. Она, почувствовав его взгляд, поднимает на него глаза. Элеонора боится дознавателя, и Мальт, чувствуя это, обращается к ней очень мягко. В его голосе много сочувствия и сердечности.  

Мальт.  

Элеонора,  

Вина лежит на нём.  

И очень скоро  

Предстанет он пред палачом.  

Всё доказано не мной,  

Ты слышала – признание страшней.  

Жаль признать  

Когда отец родной –  

Изменник этих дней.  

Элеонора пытается выбежать прочь из этого коридора, но силы оставляют её. Как зачарованная, не сводя взгляда с Мальта, она отступает к стене спиною, едва ли соображая, что делает. Мальт мягко наступает, не отводя от неё взгляда.  

Осталось покарать  

Голову его лихую.  

И слёзы твои мне жаль,  

Но участь такую  

Он выбрал сам.  

Элеонора закрывает лицо руками. Она уже вжата в стену. Мальт останавливает наступление на неё, понимая, что ей уже некуда деться.  

Закон видит сквозь хмарь,  

А он его нарушал!  

Элеонора (отняв руки от лица, смотрит с вызовом, но вызов в ней гаснет под холодным взглядом Мальта).  

Верить не стану я!  

Сдаётся.  

Уже ничего не осталось мне.  

Зачем же он предал меня?  

Зачем я живу в этом дне?  

Мальт.  

Элеонора,  

Тебе грозит клеймо –  

Пятно позора.  

Дочь греховной доли!  

Элеонора отворачивается к стене, плачет, зажимаясь в угол.  

Мне бы всё равно, но  

Я сочувствую твоей боли.  

Куда ты пойдёшь –  

Дочь врага народа?  

Что ты найдёшь  

Кроме блеклой свободы?  

Элеонора тихо плачет. Слова Мальта ранят её.  

Дом перейдёт во владение трона -  

Такова воля закона.  

Тебя же ждёт нищета –  

Ты дочь врага  

И это клеймо  

Расцвело!  

Мальт снова становится ласковым и сердечным.  

Что же ждёт тебя, Элеонора,  

Кроме клейма и позора?  

Поверь, я сочувствую твоей боли,  

И могу изменить твою долю,  

Дав защиту и имя  

Той, что ничтожество ныне…  

Элеонора (медленно поворачивая к Мальту заплаканное, несчастное лицо).  

Я чую клеть…  

Мальт.  

А лучше смерть?  

Подумай, Элеонора,  

Что ждёт тебя, кроме позора?  

Элеонора чувствует, что ей не понравится предложение Мальта, но, не имея никакого иного шанса после практически признания Отца, она готова слушать. Мальт делает ей знак следовать за ним и она покоряется. В молчании доходят до кабинета Мальта.  

Сцена 1. 9  

В кабинете Мальта властвует почти болезненный порядок. Даже пачка чистых листов на столе лежит листочек к листочку, все чернильные приборы в строгости, словно по вычерченной линии. Остальная обстановка – вся мебель (два стула, стол, продавленная софа) – в бедности и в простоте. Но повсюду чувствуется жёсткость и скованность владельца кабинета.  

Мальт садится за стол. Элеонора остаётся стоять посреди кабинета, не решаясь сесть.  

Мальт (задумчиво, себе под нос).  

Цепи, что крепче этой будет,  

Они не смогут мне найти:  

Клеймо – отец подсуден,  

И не сбежать и не уйти…  

Элеонора.  

Что вы говорите?  

И зачем же смотрите так?  

Что во взоре своём таите?..  

Мальт.  

В мирных речах я не мастак!  

Но, право, здесь не нужно много слов.  

Поднимается из-за стола.  

Элеонора, тебе нужны защита и покой,  

Мне же – повышение.  

Тебе помочь я готов,  

Но взамен – ты станешь мне женой.  

Элеонора (даже отшатываясь в ужасе).  

Какое унижение!  

Мальт.  

Женой для закона и бога,  

Не для того, чтобы дни коротать.  

От тебя не нужно мне много -  

Лишь согласие должна ты дать.  

Элеонора в недоумении.  

Мне не нужно любви и ночей,  

Не нужен домашний уют,  

Лишь видимость так, для людей…  

Элеонора.  

От вас оков каких-то ждут?  

Мальт.  

Есть слова и смыслы, что  

Хранить нужно пуще сердца.  

Ты не думай – для тебя ничего,  

Лишь моё милосердство.  

Станем жить – ты без клейма,  

Я повышение получаю.  

Мне нужна жена,  

И именем своим я имя её защищаю.  

Элеонора отходит от Мальта в сторону. Она явно смущена неожиданной пристойностью его предложения и сражена. Ей не хочется клети, но преимущества такого союза уже вырисовываются в оборотистом уме.  

Мне не нужно ссор,  

Не нужно чувств,  

Всяких их безумств.  

А на тебе позор,  

Позор, что дал тебе отец.  

Так нужна ли нежность для сердец?  

Нужно ли искать иное,  

Или разум сердце перекроет?  

Элеонора опускает голову. Она оглушена и ошарашена. Ей нужно подумать и она, не прощаясь, уходит из кабинета Мальта. Мальт не делает попытки её остановить, уже зная ответ.  

Сцена 1. 10  

Элеонора, сбитая с толку, растерянная, расстроенная, уничтоженная произошедшим, сидит на пороге когда-то своего дома. Теперь этот дом уже не принадлежит ни ей, ни её отцу. Она сидит на ступеньках, а люди в серых костюмах выносят из дома когда-то принадлежавшую ей мебель, посуду, картины, ткани, кувшины, украшения, платья. Элеонора не реагирует. Она сидит на самом краю ступеньки, прижимаясь к перилам, и будто бы не замечает происходящего.  

Вокруг неё следы прошлой жизни. Выносятся предметы, зеваки и просто прохожие поглядывают с интересом. Кое-кто даже останавливается, чтобы понаблюдать за низведением в нищету когда-то богатой семьи.  

Элеонора (сама с собою, не замечая никого и ничего вокруг).  

Песни не будет этой весной –  

Птица в зиме умерла.  

Чтобы выжить я стану женой  

Творителю зла.  

Элеонору слегка задевают ногою (не то случайно, не то нарочно), при выносе из дома каких-то фолиантов в украшенных каменьями обложках.  

Он отнял всё, что было,  

И я ни с чем осталась.  

Но сопротивляться я не в силах,  

Я – ничто. Я – малость.  

Элеонора резко срывает с волос своих дорогую заколку с каменьями и швыряет её под ноги зевакам.  

Я не стану песен петь,  

Мой голос клетка забирает.  

Жалкая жизнь лучше, чем смерть,  

Что весной подстерегает.  

В толпе смешки. К Элеоноре у зевак нет сочувствия.  

Песен кончился век,  

Остались я и тишина.  

Как слаб и кроток человек,  

Когда достигает дна.  

Элеоноре приходится ещё сильнее вжаться в перила. Но и здесь она остаётся безучастна и не делает ни одной попытки возмутиться.  

Песни я пела – плачу теперь,  

Воле покорна чужой.  

Клетку открыл дознания зверь,  

И ему я стану женой.  

Поднимается, скидывает с плеч лёгкую шёлковую шаль. Шаль летит на землю.  

Чтобы выжить, я соглашаюсь,  

Песни свои запираю.  

Я покоряюсь, я улыбаюсь,  

Изнутри – умираю.  

Элеонора сходит со ступеней, с усилием протискиваясь сквозь радующуюся её горю толпу, она не замечает смешков, тычков, шуток.  

Так надо…что ж, я готова,  

Забуду песни этой весной.  

Они – лишь нелепое слово,  

А мне положено стать тишиной.  

Элеонора минует толпу.  

Сцена 1. 11  

Снова кабинет Мальта. Мебель проста, но уже добротного качества. В остальном – строгий порядок.  

Мальт сидит за столом, ожидая слов Элеоноры. Элеонора стоит перед ним, понурив голову, покорная.  

Элеонора.  

Может быть кто-то мечтает  

Принять спасение.  

Но оно меня пугает,  

И нет душе облегчения.  

Но защититься иначе,  

В чём-то ином найти опору…  

Осекается. Судорожные рыдания прерывают её. Мальт поднимается, подходит, протягивает ей белоснежный платок. В нём нет сочувствия.  

Я слабая… душа в кровавом плаче,  

Я покорна вашему слову.  

Отнимает платок от лица.  

Я задыхаюсь!  

Ничего нет для меня.  

Я покоряюсь…  

Выжить нужно и я  

Постараюсь.  

Мальт кивает, принимая её согласие.  

Вы мне не враг и в этом я  

Убеждаю себя.  

Неожиданно Элеонора усмехается.  

Или, хотя бы, убедить постараюсь.  

Я вас не люблю, но я покоряюсь.  

Мальт не реагирует на эти слова, отходит к своему столу, пишет на чистом листе размашисто несколько строк, молча протягивает Элеоноре. Она берёт листок из его рук с нервной дрожью в пальцах. Мальт перехватывает её руку, пожимает её, скрепляя договорённость.  

Элеонора, всё также, глядя в пол, выходит из кабинета. Мальт направляется к своему столу, но не успевает сесть, как дверь с треском распахивается. На пороге стоит взъерошенный Гаде – в руках его какой-то ящичек, явно тяжёлый, заполненный чем-то стеклянным.  

Сцена 1. 12  

Гаде (захлопывая за собою дверь).  

Ты здесь! – хвала богам!  

Мальт.  

Да, но в чём беда?  

Гаде.  

Просто так я бы тебя не искал.  

Мне помощь нужна.  

Ставит ящик рядом с добротной уже софой, сам же быстренько проскальзывает к столу.  

Мальт.  

Ну, ты можешь излагать смело!  

Гаде (с неохотой, постоянно оглядываясь на ящик).  

Такое тут гадкое дело…  

Полагает разбор Трибунал  

Всем моим годам.  

Повышение будет, если они  

Не найдут ничего,  

Что омрачило бы дни мои.  

Мальт (со смешком).  

Поздравляю! Полагаю, есть некое «но»?  

Гаде (наклоняясь ближе к Мальту).  

Сам же знаешь нашу службу!  

Не всегда поступаешь по укладу,  

Поступаешь так, как нужно –  

Но что теперь – быть виноватым?  

Мальт мрачнеет.  

Преступников надо терзать,  

Восславляя добродетель.  

Любой метод применять,  

И небо мне свидетель…  

Тут невольно душу потеряешь  

И в жестокость перейдёшь.  

Но ты, брат, сам это знаешь!  

Мальт (сурово).  

Какой помощи ты ждёшь?  

Гаде (торопливо, нервно).  

Да, дня три тому назад  

Было дело одно:  

Три убийства и все – яд.  

Я нашёл тогда – кто.  

Были ядов образцы,  

такие редкие, ну, тебе не понять…  

Оглядывается на ящик.  

Мальт.  

Полагаю, что даже слепцы  

Могут уже увидеть и понять…  

Гаде (запальчиво).  

Да я же так, немного!  

Остальное в архивы.  

Но подвела меня дорога –  

Переоценил я силы.  

Я взял лишь пару склянок, и  

Теперь их хочу сберечь.  

Мальт (приподнимаясь, чтобы яснее видеть ящик, с сомнением).  

Пару?!  

Гаде.  

Ну…около семи.  

Мальт.  

Гибельная речь!  

Ты своровал – это раз!  

Своровал улику – два!  

Гаде (скривившись).  

Ага, нарушил приказ…  

Мальт – это лишь слова.  

Там и без этих семи  

Дело ясное было.  

Мальт качает головой в великом осуждении.  

Ну помоги же, сбереги!  

В твоих же это силах!  

Сохрани у себя пока  

С проверкой в дела мои зарылись.  

Мальт скрещивает руки на груди, показывая, что не хочет иметь ничего общего с таким низким делом.  

Мальт, мне помощь нужна.  

Яды редкие – чудо, что сохранились.  

Я не использую их. Лишь берегу.  

Мальт. Ну хочешь, я  

С чем-нибудь тебе помогу?  

Возьми клятву любую с меня,  

Лишь сохрани и не сдай.  

Что стоит тебе это дело?  

Мальт (с тяжёлым вздохом).  

Должен будешь! Что ж, оставляй  

Яды свои здесь смело.  

Гаде выдыхает, вскакивает с готовностью, но у дверей, бросив последний взгляд на ящик, снова обращается к Мальту.  

Гаде.  

А их не найдут у тебя?  

Пусть и случайно, но…  

Мальт.  

Отнесу домой, запру у себя,  

Кто полезет? Никто!  

Успокоенный Гаде уходит. Мальт прячет ящик под софу, но едва распрямившись, видит нового гостя, вошедшего бесшумно в кабинет. Это Эрик.  

Сцена 1. 13  

Мальт вздрагивает, увидев Эрика. Эрик же спокоен и благостен.  

Эрик.  

Зачем же Гаде заходил?  

Мальт.  

Ты за ним или мною следил?  

Эрик (спокойно, по-хозяйски обходя кабинет).  

С ящиком зашёл, а вышел без,  

Видимо, ящик чудесно исчез…  

Мальт (холодея).  

В чём же дело?  

Эрик (обращая, наконец, внимание на Мальта).  

Выдыхай! Ну? Дыши смело.  

Только должен ты понять:  

Берёт тот, кому позволили брать.  

Гаде был хорош…  

Мальта неприятно коробит от «был».  

Но он жаден и вороват.  

Эрик оглядывает Мальта оценивающе.  

А вот ты на него не похож.  

Что он дал тебе? Яд?  

Да вижу я, вижу – не таи!  

И без этого кончены его дни.  

Мальт (осторожно обходя Эрика).  

Он думал, что проверка эта –  

Знак повышения…  

Эрик.  

Его призовут к ответу.  

Много за ним прегрешений.  

Вышел срок его для нас,  

И чей-то скоро зажжётся…  

Мальт (упрямо).  

Я не понимаю этих фраз!  

Эрик.  

А понять придётся.  

Каждый, кто повышения ждёт,  

Должен быть управляем –  

Тогда путь ляжет вперёд.  

Мальт (медленно, опускаясь на стул перед столом, в изумлении).  

И…насколько совет твой о браке случаен?  

Ты сам сказал, что я  

Должен быть женат на той,  

Что вины не имея, жить будет тая…  

Эрик.  

Ей клеймо – отец родной.  

Начал понимать!  

Да, тебя надо чем-то держать,  

Женат на дочери врага –  

Этого мало, но сойдёт…пока.  

Эрик деловито садится напротив за стол Мальта. Хитро подмигивает, вроде бы весь лучась дружелюбием.  

Теперь Гаде уж пал,  

И ты эту правду узнал.  

Ждёт тебя скоро в город перевод,  

В саму столицу!  

Пройдёт, от силы, год…  

Мальт.  

И это закон, что жжёт  

Преступникам и души, и лица?!  

Эрик.  

Законник – это человек,  

И его держать придётся.  

Короток славы век,  

Но за угасшей новая звезда зажжётся…  

Тебя есть чем теперь держать,  

А это значит –  

Повышения ты можешь ждать.  

Успокаивающе.  

Тебе теперь всё иначе.  

Можно тебе доверять…  

Не все дела наши  

Законны, хоть служат закону.  

Это горькая чаша:  

Хранить его, держась у трона.  

Видя мрачность Мальта, разводит руками.  

Ну да – придётся прикрыть,  

Где то соврать.  

К повышению нужна нить,  

Чтоб ей законника держать.  

Принцип – это хорошо,  

И всё ж всегда есть «но»:  

Придётся разделять.  

Мальт вслушивается с вниманием.  

Слугу закона надо удержать!  

Словом, Мальт, жди вестей  

Об устройстве судьбы своей.  

Поднимается.  

Мальт.  

Я подлости такой не ждал.  

И это ещё закон…о, боги!  

Если б это я немного прежде знал,  

Увёл бы прочь свои дороги.  

Эрик.  

Ну! Не надо слёз и драмы -  

Такой уклад придумали не мы,  

Не мы наносили эти раны  

И рушить начали мечты!  

Так задумано до нас –  

Страдание тут ни к чему,  

И вся циничность моих фраз  

Не даст ответа «почему? ».  

Мальт (тихо и приглушённо).  

Что делать с идами мне,  

Что оставил на хранение Гаде?  

Эрик (пожимая плечами).  

Себе оставь – дома пусть хранятся.  

Ему они уже не пригодятся.  

Хлопнув Мальта по плечу, Эрик выходит прочь. Мальт в оцепенении.  

Конец первого действия.  

Действие второе.  

Сцена 2. 1  

Допросная комната из сцены 1. 1, только теперь на месте Преступника – Гаде – бледный, растерянный, перепуганный, закованный. На месте дознавателей – Эрик и Мальт. Мальт прячет взгляд от Гаде, записывает в протокол. Эрик ведёт допрос, не особенно заботясь об ответах Гаде – его они не интересуют.  

Эрик.  

И ты, изобличённый в гнусных злодеяниях  

Против закона, трона, и народа,  

Воровством запачкав руки…  

Гаде.  

Нет! всё не так! Есть оправдания  

Моим делам! Вы знаете мою природу,  

И я не стал искать бы муки…  

Эрик.  

Молчи, Гаде! Ты в подлости погряз.  

Теперь твой срок истёк.  

К Мальту.  

Записывай: «Признался».  

Мальт на мгновение застывает. Гаде, широко открыв глаза, смотрит на Эрика.  

Мальт.  

Но когда? В какой же это было час?  

Гаде.  

За что ты так жесток?  

Эрик (глянув на обоих).  

Гаде, на чёрт какой остался?  

Я тебя предупреждал!  

Ты тогда ещё не пал,  

Но явно проигрался.  

Гаде.  

Я повышения ждал…  

Эрик.  

В этом ты заблуждался!  

Мальт, не сиди, сложа руки!  

У нас времени мало.  

Гаде (убитым голосом).  

Знать бы только, чем я вам не угодил.  

Знать, чего вам не хватало!  

Я применял все законы, я их творил,  

Но вот…  

С яростью.  

А ты, Мальт, подавись!  

Если думаешь ты, что будет иначе.  

Твоя также кончится жизнь  

В тюрьме, заточении и плаче!  

Мальт не реагирует. Ему неприятны слова Гаде, но он не выказывает никакого сомнения в своих действиях. Эрик отмечает это.  

Эрик.  

Гаде, ты вор!  

Это позор  

На служителя трона.  

Гаде.  

Когда-то ты говорил по-иному.  

Когда был нужен я…  

Эрик.  

Мальт, ты сам видишь, что он вор -  

Это прямой приговор,  

Ты сам виноват, что не слушал меня.  

А повышения ждал, возомнил!  

Усмехается.  

Тьфу! Тюрьму ты свою заслужил!  

Вор и вором умрёшь!  

Мальт записывает.  

Гаде.  

А ворованное я Мальту передал!  

Ну? Чего молчишь, не ждал?  

Яды, которые ты у него найдёшь…  

Мальт застывает, с испугом смотрит на Эрика. Тот спокоен. Эрик поднимается на стуле и сжимает запястье Гаде на манер новой оковы. Гаде держится полминуты и всё-таки крик срывается с его губ. Эрик спокойно возвращается на место.  

Эрик.  

Не закапывай глубже себя,  

Грех клеветы не бери на душу.  

Хоть в этот раз услышь меня,  

Коли прежде не слушал!  

Подпиши признание  

Коллегам Дознания.  

И с миром иди…  

Гаде трясёт головой.  

Гаде.  

Я жить хочу. Дайте мне свободу.  

Я грешил, но и защищал ведь тоже!  

Вы все знали мою природу,  

Но держали…  

Эрик.  

И это нам вышло дороже!  

Подпиши признание,  

Сам знаешь наше дознание.  

Так или эдак, но вытрясем мы  

Всё, что нужно нам.  

Жизни не будет… увы.  

Но ты виноват…воровал!  

Гаде закусывает губу, его трясёт.  

Мальт (протягивая лист Гаде).  

Подпиши, сделай последнее доброе дело,  

Исполни свой долг, зла не держи…  

Служить закону может только смелый,  

Кто устоит среди тоски и лжи.  

Гаде, чувствуя петлёй стянувшуюся безысходность, покоряется. Его тотчас уводят. Эрик и Мальт остаются в зале.  

Эрик.  

Ловко! Но впредь осторожней держись.  

На каждом проулке сражает жизнь.  

Поднимается, сделав знак Мальту собрать бумаги, выходит прочь. Мальт прикрывает ладонями уставшие глаза, немного сидит неподвижно, пытаясь унять голос совести, и, наконец, встаёт.  

Сцена 2. 2  

Дом Мальта.  

Большая комната – зала, со столом для гостей и множеством стульев. Убранство, однако, хаотичное. Вроде бы есть и предметы роскоши – вазы, книги, картины, но они развешаны небрежно и расставлены без всякого вкуса, словно делали это наспех и с неохотой. В этой зале Элеонора. Она бледна, худа, грустна. Лицо её будто бы сковано, как от сдерживаемых рыданий. В этой комнате тусклое освещение – окна маленькие, и то закрытые.  

Элеонора.  

Рядом ли я,  

Нет ли меня –  

Ты даже не знаешь.  

В тюрьме живу,  

Себя тая,  

И ты не замечаешь.  

Оглядывает гостиную с ненавистью.  

Свободна, вольна -  

Никому не нужна!  

Меня нет для тебя.  

Ты придёшь и уйдёшь,  

Не взглянув на меня  

И тоски не прочтёшь…  

В окне мелькает Мальт. Он задумчиво идёт к дому. Элеонора следит за ним.  

С первого дня  

Я боялась тебя,  

Но страх сменила печаль.  

Любопытство пришло,  

А тебе всё равно –  

И клети вуаль  

Стала всем! Я – ничто!  

Слышен скрип входной двери, движения из коридора.  

Ты не заметил страха моего,  

Не увидел моих терзаний.  

От попыток к сближению нет ничего,  

Моя душа заблудилась в мире скитаний.  

Шаги приближаются.  

Я тебя не боюсь,  

Не презираю.  

Я в клети томлюсь,  

Конца ожидая.  

Я пыталась тебя любить,  

Зная, что не нужна.  

Но мне нужно чем-то жить,  

Если я ещё жива.  

Мальт проходит мимо комнаты Элеоноры, не обращая на неё внимания и даже не взглянув. Он немного замедляет шаг, проходя мимо залы, но не поворачивает головы и не реагирует на неё, словно она – декор его несчастной безвкусной гостиной.  

Ты не заметил любви,  

Ты не заметил меня!  

Все мои дни  

Пеплом застыли, клети храня…  

Элеонора провожает Мальта взглядом. Он, также не замечая, скрывается в своём кабинете.  

Я боялась тебя,  

А теперь желаю.  

Себя не понимаю,  

И презираю себя.  

Хоть бы взглядом одарил,  

Пусть и нет любви…  

Не выдерживает, выскальзывает из гостиной за Мальтом, торопится к его двери, но робеет.  

Я хочу знать, что ты есть,  

И что я, наверное, здесь.  

Что ещё не кончился день,  

Но клетка мне…  

И я в ней – тень.  

Решившись, толкает ладонью дверь, та неожиданно поддаётся.  

Сцена 2. 3  

В кабинете Мальта идеальный порядок, как и в Коллегии Дознания: листок к листку и всё прочее. Он сам сидит в кресле, спиной к дверям и не реагирует на её появление.  

Элеонора медленно подходит и кладёт ладони на его плечи, замирает в нерешительности.  

Мальт.  

Чего ты хочешь, Элеонора?  

Элеонора (в смущении и в страхе, краснея).  

Три месяца скоро…  

Как мы муж и жена.  

Мальт (убирая её руки от себя).  

Я сказал – ты мне не нужна.  

Важен факт и заключённый брак.  

Элеонора.  

Хорошо, пусть так!  

Я знаю – мы договорились,  

У каждого цели свои.  

Но мы перед небом соединились,  

Так попробуем прожить в любви?  

Или уважения, или в чём-нибудь том,  

Что создаст уют и тёплый дом,  

И не будет походить на склеп!  

Неужели ты так слеп,  

Что не заметил попыток моих…  

Мальт (поднимаясь из кресла)  

Я не нуждаюсь в родных!  

Я не нуждаюсь ни в чём,  

Что ты способна мне дать!  

Элеонора (падая в освобождённое кресло).  

Тоска! о, страшный сон!  

Какая коварная печать!  

Я знаю, что тебе не нужна.  

Ты трижды это сказал.  

Хватает его руку.  

Но что значат слова?  

Ты прежде меня не знал…  

Мальт твёрдо высвобождает свою руку.  

В темноте чувств  

Я пытаюсь остаться.  

И от всяких безумств  

Удержаться.  

Но нуждаюсь в тепле,  

Прошу лишь шанс…  

Не выдерживает, плачет.  

Мне! Тебе…  

Для несчастных…для нас!  

Мальт (в смятении от её вида).  

Чувства закону мешают,  

Порождают лишь темноту.  

Люди ошибки свои совершают,  

Поверив в их чистоту.  

Чувства смешны уму!  

Закон превыше всего!  

Я не привязан ни к чему,  

Важнее закона нет ничего.  

Элеонора.  

Привязаться я не прошу,  

Я себе противна в этот час.  

Я честно тебе скажу…  

Но дай же шанс для несчастных нас.  

Поднимается из кресла, стоит теперь вплотную к Мальту. Мальт неожиданно не отстраняется. Элеонора обезоружила его. Она переходит на шёпот, её руки блуждают по плечам, груди и рукам Мальта беспорядочно и суетливо. Сама Элеонора смотрит ему в глаза.  

Снисхождения…неужели тебе не жаль  

Птицу, что весну не встречала?  

Это лишь вечер…это клети вуаль,  

И шанс начать с начала.  

Снисхождение сердце покоит,  

Снисхождение не призывает…  

Шанса каждый достоин,  

Пусть его не ожидает.  

Решившись, она быстро касается губами губ Мальта и пытается отстраниться. Но сам Мальт перехватывает эту попытку…  

Сцена 2. 4  

Утро. Болезненный серый рассвет медленно вползает в комнату, затопляя её холодной хмарью. Элеонора медленно просыпается от этого холода. Она в комнате одна. Постель разобрана, но со стороны Мальта – пустота. Протерев глаза, Элеонора медленно садится на постели, не глядя на вторую половину, касается её рукой.  

Элеонора.  

Снова –  

Мир расколот,  

И я поверила зря.  

Ты оставил меня,  

Не взглянул, позабыл.  

Я –серый мир,  

Приложение  

К карьере твоей…  

Прячет лицо в ладонях, плечи её тонко-тонко дрожат от рыданий.  

Моё мучение  

Среди серых дней  

Снова, и снова, и снова!  

Встаёт.  

Мой мир сломан,  

А я одна.  

Насовсем.  

И я больше не буду  

Разгонять этот плен,  

И верить в чудо  

Твоих перемен.  

В отчаянии оглядывает комнату, будто бы надеется, что Мальт где-то ещё здесь, в этой неуютной, украшенной безвкусно, на скорую руку комнате.  

Я буду тоской!  

Я буду пеплом дней!  

Я пыталась быть тебе женой,  

Но осталась среди теней…  

Снова, снова, снова!  

Мечется по комнате.  

Я предала себя!  

тебе всё равно.  

Мир расколот.  

Он такой до последнего дня.  

В нём навечно темно!  

Падает на постель.  

Душит сердце тоской,  

Мне некуда деться!  

Серость – моя основа.  

Я остаюсь тишиной,  

Запечатываю сердце,  

Ненужное снова…  

Сцена 2. 5  

Кабинет Мальта в Дознании. За всё время папок в нём стало куда больше, но все они хранят идеальный порядок. За столом – по разные стороны Мальт и Эрик. Мальт выглядит уже усталым и замученным.  

Эрик.  

Говорят, твоя жена затяжелела?  

Мальт (со смешком).  

Ничего от вас ведь не укрыть!  

Да, это так.  

Эрик.  

Ну что ж, благое дело!  

Позволь поздравить?  

Протягивает руку для рукопожатия. Мальт усмехается, но пожимает ему руку.  

Мальт.  

Ну, так и быть!  

Но не за этим я к тебе писал.  

Эрик.  

Я так и знал!  

Повышение? Ну что же, жди!  

Гаде под суд. Казнят – бери.  

Мальт.  

Да затянуто, будто бы, дело…  

Эрик (с улыбкой добродушия).  

Ты, Мальт, давно стал таким смелым?  

Мальт мрачнеет.  

Не забудь – не будь меня,  

Ты бы здесь сидел бы в должности одной!  

Это я посоветовал тебя,  

И я сказал обзавестись тебе женой!  

Мальт.  

Я помню это, но и ты меня пойми –  

Мне клеткой стали эти дни.  

Они одиноки, они так схожи…  

До дрожи, Эрик! До дрожи!  

Эрик.  

У тебя скоро будет дитя.  

Не хочешь подумать об этом?  

Мальт (отмахивается).  

Не дури меня!  

Не надо больше твоих советов!  

Сделай то, чего я жду!  

Эрик.  

Я многое могу.  

Молчит, неожиданно серьезно добавляет.  

Ну далась тебе эта столица?!  

Если такое у нас, что у них?  

Какие интриги? Перед кем там склониться?  

Сколько раз? А сколько чужих?  

Здесь всё проще! Перекроют, поймут!  

Ну зачем тебе город? Плохо разве тебе?  

Там ошибёшься раз – и суд!  

Не нужен ты на той земле.  

Мальт (наклонившись к Эрику ближе, очень доверительно).  

Я не для того с тобой страдаю,  

Всех понимаю и перекрываю,  

Чтобы город отпустить.  

Здесь мне всё – уже не быть.  

Надоело! Все вы…и я сам себе.  

Эрик (с сожалением).  

Ну что же…здесь решать только тебе!  

Хочет добавить ещё что-то, но дверь в кабинет распахивается, врывается один из стражников Дознания.  

Стражник.  

Господин дознаватель! Ваша жена…  

Эрик (обрадовано, словно разговор с Мальтом неприятен ему, сам же Мальт спокоен).  

В лазарете разрешилась она!  

Мальт с явным сожалением закрывает папку перед собой, поднимается с места. Эрик провожает его уход печальным взглядом.  

Сцена 2. 6  

Дом Мальта. У дверей Мальта встречает взволнованный Целитель. Мальт не разделяет восторженной взволнованности Целителя.  

Целитель.  

Господин дознаватель!  

Я спешу поздравить вас.  

Милостив создатель –  

Он дал вам сына в этот час!  

Мальт.  

Сына…  

Что-то меняется в его лице, сам Мальт будто бы теряется, затем овладевает собой.  

Он здоров?  

Я и не знаю что сказать.  

Целитель.  

Здоров! А нехватка слов –  

Верная и добрая примета.  

Она может о том показать,  

Что он для вас – благословенье света!  

Из комнаты помощник Целителя выносит маленький свёрток. Свёрток трепещется. Помощник передаёт его на руки Целителю. Мальт смотрит как заворожённый.  

Мальт.  

Я…я благодарен вам.  

Сын – это значит много для того,  

Кто для борьбы с врагом  

Не пожалеет ничего.  

Целитель (бережно передавая свёрток Мальту, Мальт принимает его как хрупкость, держит неловко, но лицо его озаряется, впервые отступая от мрачности, он растерянно-радостен).  

Мать его сказала, что имя  

Должны ему вы сами дать.  

Честно скажу – слаба она ныне,  

Ей изрядно пришло страдать.  

Многозначительно покашливает.  

Мальт (не реагируя на новость про Элеонору).  

Имя…ах, да.  

Смотрит с непривычной, от этого ещё более пугающей нежностью в свёрток с сыном.  

Назову в честь воителя  

Святого короля.  

Лев…  

Будто бы пробует имя на вкус.  

Львёнок! Пройдут года,  

И ты будешь сильнее меня,  

Станешь всех храбрей,  

И, как царь зверей,  

Со светлым мечом наперевес  

Пойдёшь в бой с теми, кто  

Пойдёт против небес.  

Ты их низвергнешь в ничто!  

Глаза Мальта опасно сверкают. Целитель смотрит настороженно, затем, решившись, принимает ребёнка из его рук. Мальт покоряется, но с неохотой.  

Целитель.  

Позвольте! Ваш сын ещё слаб,  

Ему нужны ещё мгновения  

Прежде, чем он сделает хоть шаг.  

Он явлен вам как откровение.  

Мальт.  

Да, конечно…я всё понимаю.  

Целитель (предпринимая ещё одну попытку).  

Что до вашей жены, то она  

Очень и очень плоха.  

Но здесь я вам обещаю…  

Мальт (перебивает, отворачиваясь к дверям).  

Мне некогда. Мне пора.  

Целитель.  

Как?.. и проведать её не желаете?  

Взглянуть…слово ли сказать?  

Мальт.  

Делайте то, что обещаете,  

Мне невозможно время терять.  

Оставив ошарашенного Целителя, Мальт уходит, унося в своём сердце новый смысл и свет.  

Сцена 2. 7  

Дом Мальта. Гостиная. Элеонора лежит – слабая, серая от болезненности, голос её тих, взгляд блуждает и не может ни на чём остановиться.  

Элеонора.  

Любовь мира  

Проходит мимо,  

Издевается надо мной.  

Каждый день  

Что я с тобой –  

Я лишь тень.  

Где-то за стенкой слышен тихий плач младенца и бормотание Мальта, его шаги. Элеонора приподнимается на локте, затем привстаёт. На лице её нет ни тени тревоги за сына и вообще никакого чувства – словно всё живое умерло в ней.  

Любит мать своё дитя,  

Любит брат сестру, сестра же брата.  

Но никто не полюбил меня –  

Это вечная расплата  

За вину отца пред троном,  

Народом, законом, богом…  

Садится, морщится от боли, проводит ладонью по лицу, не то пытаясь стянуть какую-то маску, не то отогнать видение…  

Я – неприкаянная тень  

Каждую ночь и каждый день.  

Плач за стеной усиливается, но Элеонора не реагирует.  

Из-за его ошибки я – ничто,  

И в душе моей темно.  

Я как в клети,  

Жива, но в смерти.  

Встаёт. Тело будто бы не принадлежит ей. Сама Элеонора – серая, слабая теряется в цветочной разношерстно-цветастой гостиной. Она дрожит, идёт, едва ли осознавая что делает, к дверям.  

Больше страха нет,  

Что дурного может быть?  

Всякой горечи момент,  

Но горечь мне не перелить…  

Вот и всё отличие глазам:  

Я лишь тень в искусстве драм.  

Вываливается в коридор.  

Как сердце ноет и как оно рвётся  

От ненужности серой своей.  

Но бьётся, проклятое, бьётся!  

В груди истерзанной моей.  

Идёт к кабинету Мальта. Дверь приоткрыта. Видно в просвете как Мальт укачивает сына, что-то тихо ему шепча, пытаясь успокоить. Лицо Мальта полно восторженной нежности. Элеоноре остаётся лишь в бессилии и в тоскливой злобе наблюдать за этим его воркованием.  

Сердце, сердце, слёзы твои  

Никем не будут отмечены.  

Это шрамы, но только мои,  

И, как клеть, они вечные.  

Душа желала воспарить,  

А ныне уж затяжелела.  

Я пыталась верой жить,  

Но вера ослабела.  

Мальт замирает, чувствуя спиной её присутствие. Он не поворачивает головы, не считая Элеонору достойной внимания. С явным сожалением Мальт опускает ребенка в кресло.  

Слёз больше нет – даже их  

Я ныне оказалась лишена.  

Крик живёт в стране глухих,  

Но, как и он – я не нужна.  

Мальт поворачивается, наконец, к Элеоноре, но, не желая её видеть, приближается к дверям и закрывает дверь перед носом Элеоноры, отрезая её от мира, в котором существует лишь сам Мальт, его работа и его сын.  

Свободы мне нет и не станет,  

Осталось лишь смерти дождаться.  

И душа воспарит, гореть устанет,  

Меня травить и мной питаться.  

И миг свободы мне милей,  

Чем течение жизни пустой.  

Бьётся сердце в груди моей,  

Но задыхается темнотой.  

Элеонора по стене сползает вниз на пол.  

Любит мать своё дитя,  

А я не похожа на мать.  

Никто не любит меня  

И я не могу любви сама дать.  

Мне ничего не нужно,  

Я потребностей всех лишена.  

Дух мой замёрз – застужен,  

Я, как и он, не нужна.  

Сцена 2. 8  

Мальт с затихшим сыном.  

Мальт.  

Мой сын, гордость моя,  

Я клялся закону одному  

Но, взглянув на тебя,  

Скажу, что не сказал никому:  

Я нежности не знал,  

И непривычен к ней я,  

Я клятву закону давал,  

Но больше его люблю тебя.  

Склоняется к сыну, что-то поправляя.  

Клянусь тебе все грехи твои  

Взять на себя одного,  

Омрачить сердце своё в крови,  

Пусть в мире моём будет темно,  

Пусть блага я не узнаю…  

Клянусь не отступать  

От любви к тебе – я обещаю  

Все грехи твои на себя принять.  

Берет сына на руки, выходит с ним в коридор. У дверей сидит Элеонора, но Мальт даже не замечает её, обходя с брезгливым отвращением. Элеонора не делает попытки обратить на себя его внимание.  

Ты ещё дитя,  

Но не вечны эти мгновения.,  

Годы однажды пройдут…  

Проходит по коридору, кладёт сына в колыбель в детской. Детская создана по ощущению Мальта – в ней всё содержится в идеальном болезном порядке. Элеонора тихо появляется на пороге, но Мальт не замечает её.  

Ты оставишь меня,  

Испытаешь боль откровений.  

В сердце взрастишь самосуд.  

А я клянусь тебя любить,  

Грехи твои своими называя.  

Пусть тебе светлая нить…  

Я опорой тебе быть обещаю.  

Мальт укладывает сына, поправляет ему всё в колыбели до болезненного порядка, затем спокойно, словно Элеонора невидимка, проходит мимо неё, слышен хлопок входной двери. Элеонора ещё мгновение смотрит на сына, колеблется. Но сын – Львёнок начинает вдруг попискивать, недовольный уходом отца. Элеонора, впав в ярость, рывком запахивает дверь, отрезая себя от сына, оставляя его в комнатке, затем стоит, прислонившись лбом к двери.  

Сцена 2. 9  

Элеонора неожиданно очень спокойно и ровно отстраняется от дверей, даже слегка улыбается. Впервые за долгое время лицо её освещено какой-то внутренней силой и глубоким внутренним решением. Твёрдой походкой Элеонора направляется в кабинет Мальта и дверь, словно дожидаясь, легко поддаётся ей.  

Элеонора.  

Всякой песне приходит итог,  

Но голос мой угас,  

Даже не дойдя до куплета.  

Прости дочь свою, Бог,  

За этот страшный час,  

Я отвечу тебе за это…  

В кабинете Мальта убийственный порядок, лишь одна вещь выделяется, кажется лишней – грубо сколоченный ящичек, когда-то отданный Гаде Мальту на хранение и содержащий в себе образцы ядов. Ящичек оставлен на видном месте, на столе и он словно дожидается Элеонору. Элеонора, уловив это, усмехается и движется к ящичку.  

Мне не страшна пустота,  

Меня ничего не пугает,  

Ведь я давно опустела.  

Так пусть же душа не чиста,  

Пусть темнота ожидает,  

Впервые я посмела!  

Элеонора наугад вытаскивает флакончик из ящичка. Флакончик из плотного стекла, внутри него плещется что-то тягучее. Элеонора с усилием, но твёрдой рукой откупоривает пробку. За стенкой надрывается в плаче её сын – Львёнок, но Элеонора как оглохла и никак не реагирует. Откупорив флакончик, она залпом, в один глоток осушает его и медленно опускает его на стол, прислушиваясь к внутренним ощущениям.  

Я явила сына ему,  

Но он его отнимает.  

Забирает спасение,  

Меня тянет во тьму,  

И тем меня низвергает  

И яд – облегчение!  

Яд начинает действовать. Элеоноре спирает дыхание, она хватается руками за столешницу, ища опору, по лбу её катятся крупные бисеринки пота, по телу проходит дрожь…  

Всякой песне…да! Подступает итог!  

Я – птица из клети.  

Но я вернусь в райский сад…  

Элеонора падает на колени, сметая рукою со стола Мальта кучу бумаг и чернильницу. Ничком валится на пол, не в силах совладать с кашлем, тошнотой, дрожью и подступающей агонией.  

Прости…милый бог!  

Убежище моё в смерти.  

Убежище яд.  

Элеонора хрипит, её пальцы раздирают безотчётно горло, пытаясь облегчить страдание, но безуспешно. За стенкой продолжает плакать Львёнок. Элеонора теряет сознание, её тело ещё пару мгновений дёргает конвульсиями, а затем она замирает навсегда.  

Сцена 2. 10  

Мальт и Эрик в кабинете Мальта. Перед ними кувшин с вином, два кубка. Оба довольны. Эрик, однако, проявляет больше сдержанности.  

Эрик.  

Вот так, Мальт, весь ход и сплетён:  

Один уходит, другой возвышается.  

У одного эшафот, а путь другого  

Лишь начинается.  

Мальт поднимает кубок.  

Мальт, теперь всё хорошо:  

И не такое бывает на свете.  

Путь твой теперь сложён,  

А ты за этот уклад и не в ответе.  

Мальт.  

Иногда я думаю, что так быть не должно,  

Мы всё же закон воплощаем!  

И как же может всё быть хорошо,  

Если мы сами его нарушаем?  

Эрик снисходительно улыбается.  

Мы служим закону, но что творим?  

Я сам поражаюсь себе!  

Эрик.  

Совесть! Она не нужна, а ты ею гоним!  

Закон не всё решает на земле.  

Есть людское, есть!  

И оно никак не изживает.  

Но это не отменяет  

Твою службу закону.  

В этой службе нельзя по-другому.  

Есть традиции, есть устой,  

Всему подвластны ты и я.  

И даже те, кто шли перед тобой!  

Мальт.  

Цепи устоев не закуют меня!  

Эрик.  

У тебя жена и сын!  

Опомнись, Мальт! Ты пойман в сети.  

Мальт (очень тихо).  

Сын…лишь он один.  

Жена всё ищет путь из клети.  

Эрик с подозрением прищуривается, но сказать что-то не успевает. Распахивается дверь. На пороге дознаватель1.  

Дознаватель1.  

Господа! Я с бедой.  

Господин Мальт…  

Мальт.  

Что ещё у тебя?  

Дознаватель1.  

Вам нужно вернуться домой!  

Там…беда. И вам пятно позора.  

Сказать не смею я.  

Но ваша жена…Элеонора…  

Мальт поднимается очень спокойно, словно ждал появления известия. В холодном спокойствии он выходит из кабинета, дознватаель1 семенит за ним.  

Эрик (глядя в след).  

Беда с женой, а он не дрогнул даже!  

Либо знал, либо он беду назначил,  

Либо верил, что та придёт однажды.  

так или иначе…озадачил!  

Эрик быстро встаёт и следует за Мальтом.  

Сцена 2. 11  

Дом Мальта. Целитель возится с затихшим ребёнком-Львёнком. Дознаватель1 благоразумно отходит от Мальта, примыкая к собравшимся, но расступающимся в почтении дознавателям. Мальт проходит мимо них, кивком приветствует Целителя, тревожно оглядывает спящего сына и проходит, наконец, в кабинет. Мальт прикрывает за собой дверь прежде, чем взглянуть на мёртвую жену. Вид её ужасен и Мальт прикрывает глаза на мгновение, собираясь с мыслями.  

Мальт.  

Я тебя не любил, я тебя не желал,  

И надеялся, что ты исчезнешь лишь.  

Но на надежду одну не уповая,  

Я дар соратника в доме держал,  

Надеялся, что ты сама о нём решишь,  

И вот она – победа роковая!  

Наклоняется к мёртвой, касается её лба ладонью.  

Я – самый великий подлец  

Из тех, что служат благу людей.  

Но ты мне камнем была, сетью.  

Я знал, что ты встретишь конец  

По воле своей в тени дней,  

И я свободен буду с твоей смертью.  

На мне не будет сети, за которую меня  

Могут потянуть, сломать.  

Но ты явила мне сына, спутала план!  

Сына я спрячу, спасая его и спасая себя,  

Но больше нечему меня держать  

И всем я по закону воздам.  

Надо мной не будет воли чужой,  

Лишь закон, закон один!  

Для которого я стал так жесток.  

Ты была мне хорошей женой,  

И свидетельство этому – сын,  

Но я выбираю иной итог.  

У нас не стало семьи, не стало тебя,  

И теперь я сына прочь отправлю.  

А сам буду служить закону и благу.  

Это малый дар – иначе было нельзя,  

Я гибель твою деяньем восславлю,  

Сделаю всё по закону, как надо…  

Мальт распрямляется. Он спокоен и сдержанно-счастлив.  

Прощай, несчастная, прощай птица!  

Ты мне была не нужна, но удачно попалась.  

А теперь спи своим вечным сном.  

Я же отправлюсь в столицу,  

Не будет тянуть меня слабость  

И сам я хранить стану трон…  

Дверь за спиной Мальта противно скрипит, заставляя Мальта вздрогнуть. На пороге появляется Эрик. Он заходит в кабинет, быстро запирает его за собой, затем оглядывает Мальта, Элеонору и задерживает взгляд на ящике. Эрик усмехается.  

Сцена 2. 12  

Эрик.  

Я бы выразил тебе скорбь свою,  

Если бы ты скорбел о ней сам.  

Мальт.  

Ты же знаешь, что я не люблю…  

не любил.  

Эрик.  

Мне не надо слёз и драм!  

Подходит вразвалочку к Мальту, отечески кладёт ему руку на плечо. Мальт мрачнеет.  

Милый друг, а ты знаешь,  

Что за убийство дают смерть?  

Мальт (с гневом сбрасывая руку Эрика с плеча).  

Ты на что намекаешь?  

Эрик.  

Ничего! Но ты ей сам сковал клеть.  

И эти яды... я помню образцы эти.  

Связь с Гаде! А он казнён.  

Мальт бледнеет.  

Мальт.  

Я не виновен в её смерти!  

И образцы…я в ядах не силён!  

Я всего лишь их держал…  

Эрик.  

Молчи! Молчи, глупец!  

Я расскажу, как было дело.  

Жестом велит Мальту сесть. Мальт, ошарашенный, покоряется.  

Она решилась наконец!  

Уйти от тебя захотела.  

Нет! Молчи! Я знаю –  

А ты ей угрожал.  

Она в слезах кричала: «умоляю! »  

А ты ей яд достал.  

И я в ярости залил его ей в рот!  

Мальт.  

Нет! Всё не…  

Эрик.  

Или нет, наоборот!  

Не в ярости! О нет, нет!  

Ты не любил её, она тебя любила.  

И душу свою о тебя погубила,  

А ты от Гаде принял вдруг совет:  

Решил её ты довести до смерти!  

Мальт.  

Нет! Она сама! Сама! Сама!  

Ты видишь это?  

Эрик.  

И что? Я скажу, то казнь была в моменте,  

Но долго час свой выждала она!  

Мальта трясёт от страха.  

Эрик.  

Что мы имеем? Смерть жены твоей,  

В доме твоём, от яда,  

Который ты, по глупости своей,  

Принял от казнённого Гаде…на благо!  

Скажут – убил. Скажут – довел.  

И смерть, и суд уже ожидают.  

Скажут – виновен!  

И назначение твоё по волшебству снимают…  

Мальт хватается за голову. Безумство, смешанное с ужасным страхом подступает к нему. Эрик неожиданно проявляет милосердие.  

Но это если я не дам иной опоры.  

Ну что там? Подумаешь…Элеонора!  

Ты послушай, брат, меня:  

сегодня бог твой – я.  

Мальт вцепляется в руку Эрика.  

Полно, полно! Ты не хотел  

Служить так, как мы…осмелел!  

Но вот ты сам на крючке и что же?  

Где принципы твои? Ты в дрожи!  

А значит – все разговоры ты оставь свои  

И я спасу! О как наивны дни твои.  

Мальт.  

Не губи! Не губи меня!  

Она сама. Я не виновен…я…  

Эрик.  

Я скажу, что она убилась,  

Сама в душе своей оступилась.  

И где-то купила яд.  

Так это было?!  

Мальт.  

Всё так!  

Эрик.  

Но ты не вернешься назад  

В этот город, ты поедешь в столицу.  

Прямо сейчас! Сейчас!  

Мальт.  

Столицу…  

Эрик.  

Но не на место своё, а к принцу,  

станешь служить ему без принципов и фраз,  

О том, что все традиции и устои  

Закона не стоят!  

Понял? Он мятежник, хоть ещё скрыт  

от взора брата своего – короля.  

Ты – законник будешь с ним или будешь убит,  

Если первое, то слушай меня!  

Мальта трясёт. Он согласен на всё.  

Чтоб никто не знал, что ты убил жену,  

Ты убирайся! Немедленно прочь!  

Делай что велю, служи тому,  

Кто закон обратит в тёмну ночь.  

Он – притворщик и интриган,  

Но это единственный путь и он тебе дан  

Во спасение и подле трона,  

Притворяйся, что служишь закону.  

И, может быть, тогда  

Через сроки людские. Через года,  

Ты будешь исцелён от этого клейма.  

Сына бери и прочь! Не возвращайся же сюда.  

Эрик пихает в грудь Мальта. Мальт вскрикивает, рвётся к дверям, Эрик останавливает его.  

Возьми письмо и к принцу поступи на службу.  

Теперь ты, Мальт, навечно мой слуга,  

Давай… иди же? ну? Забудь про нашу дружбу!  

Мальт, взяв деревянными пальцами из рук Эрика письмо, на негнущихся ногах, спотыкаясь, слепо идёт к дверям и выходит прочь.  

Эрик.  

Вот так! Фанатик на словах,  

А на деле – трус и тряпка!  

Изведал только страх  

И вот бежит…ах, жалко!  

Но ладно…что теперь –  

Дела закона это не все ещё дела.  

И я всё-таки не зверь!  

Смотрит на Элеонору.  

Молодая! Эх, ещё бы пожила!  

но ладно. Так лучше будет.  

Мальт зарывался, теперь станет тих.  

В столице никто его не осудит,  

В столице он среди своих.  

Будет доносчиком мне,  

Станет шпионом за принцем.  

А дальше руки утопит в крови.  

Такое бесчинство в судьбе!  

Такая была амбиция!  

Так не было в нём любви…  

Но ладно. Теперь он во власти моей,  

Нитью привязан – страхом своим клеймён.  

Как жаль, что по глупости своей.  

Как жаль, что так глупо собой побеждён!  

Эрик разминает шею, затем спокойно идёт к столу, прячет ящичек с образцами яда. Жизнь возвращается в знакомое ему течение.  

Конец второго действия.  

Конец пьесы.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 50 | оценок нет 11:36 30.05.2022

Комментарии

Книги автора

Атери
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Фантастика
–Это не самая лучшая планета для краж, – продолжала Аманда, наблюдая на Орасом, но не упрекая его безрассудность. – Здесь принимают всех одинаково, и карают тоже одинаково. Даже если бы за вас кто-то ... (открыть аннотацию) с Земли заступился бы, это бы вас не спасло. –Я не хотел! – самое глупое восклицание сорвалось с губ Ораса, он бросился на койку, его худые плечи дрогнули…
09:22 02.02.2023 | оценок нет

Доклад
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Другое
–А кинжал куда дел? Это смутило Огюста. Но он нашёлся: –Так ведь это…граф всегда был человеком талантливым.
09:17 02.02.2023 | оценок нет

Медуза
Автор: Annaraven1793
Стихотворение / Сказка Фэнтези
Вернулась домой в слезах, ответа родным никакого не дала, лишь в гневе расцарапала себе ногтями лицо, чтоб никогда уже не быть красивой, да волосы срезала почти наполовину – срезала бы и больше, да сё ... (открыть аннотацию)стры ворвались. Боролись с нею, насилу отняли нож, насилу уложили в постель.
09:11 02.02.2023 | оценок нет

Его жертва
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Фэнтези Другое
–Пошла вон! – он швыряет в меня кубок. Нас в шатре двое – моя забота. Я легко уворачиваюсь, на мгновение выцветаю, и появляюсь у него за спиной. Если честно, предпочла бы сесть за стол для пущего эффе ... (открыть аннотацию)кта, но у него в шатре нет стола, поэтому довольствуюсь малым.
09:12 23.01.2023 | оценок нет

Об одном яблоке
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Сказка Фэнтези Другое
–А вот сейчас обидно было, – заметила Афина, – Гера, ты, конечно, великая, и жена Зевса, но, строго говоря, это тоже не делает тебя прекраснейшей.
09:07 23.01.2023 | оценок нет

Ахиллесова пята
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Фэнтези
Хирон хочет донести очень простую мысль: «Ахиллес должен биться с большим разумом и с меньшим сердцем», но Фетида слышит: «всё плохо».
09:02 23.01.2023 | оценок нет

Голод
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Фэнтези
–Я не мой отец! – Роман твердил это себе, сжимал руки сильнее. Его клыки удлинялись против его воли и, о странное дело – чесались, требуя плоти, требуя тёплой, мягкой, опьяняющей крови.
09:33 12.01.2023 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.