Почтальонша

Повесть / Проза
Аннотация отсутствует

Людмила всю жизнь проработала на почте в маленькой деревеньке, расположенной в восьмидесяти километрах от районного центра. Она здесь родилась, окончила восемь классов в местной школе, да так и осталась жить в обветшалом домике, оставшемся после смерти родителей. Они ушли рано, с разницей в один год. Сначала умерла мать, а потом и отец – ей тогда едва исполнилось восемнадцать.  

Людмила была некрасивой: её лицо было испещрено мелкими оспинами, которые остались после перенесенной в детстве болезни, глаза были посажены близко к крупному носу, а губы всегда как будто были обветрены. После школы она устроилась работать почтальоном на почту и осталась на этом месте на долгие десятки лет.  

 

Кроме сына у нее никого не было, да и его появление на свет можно назвать случайностью. В ту весну, когда ей было двадцать пять, она шла своим обычным маршрутом – разносила малочисленные письма и телеграммы. Проходя мимо лесной просеки, она увидела мужчину – средних лет, с густой красивой бородой и смеющимися голубыми глазами. На нем был не по погоде толстый свитер с большим воротом и потертые свободные джинсы.  

– Здравствуй, красавица, – окликнул ее незнакомец, – Людмила зарделась от такого обращения, нелепо заулыбалась и опустила глаза. Ведь она с самого детства знала, что никакая она не красавица и никто не обращал на нее особого внимания.  

– Не знаешь, у кого здесь можно остановиться на несколько дней? Да чтобы с банькой да харчами, ну за оплату естественно.  

Людмила, немного опомнившись, предложила ему остановиться в ее доме – она жила одна, баня у нее была хорошая, с отдельной парилкой – её отец знал толк в бане, да готовила она вкусно. Почему бы и не приютить Ивана, так звали этого добродушного бородатого мужчину.  

 

Он оказался геологом, который ехал из небольшого поселения, где занимался поиском и оценкой месторождений полезных ископаемых. По окончанию необходимых работ, собрался уже было домой в город, как получил задание от руководства дождаться группу коллег и с ними направиться разведывать другую территорию. Вот так у него оказалось несколько свободных дней, чтобы отдохнуть и развеяться.  

Он стал первым и единственным мужчиной Людмилы, хотя Иван был сильно удивлен этому факту, когда дело дошло до близости. «Вот так – так», – подумал он, но видя её готовность и желание, овладел ей, стараясь быть аккуратным и нежным. Не сказать, что Иван был в восторге от этой женщины с наивным взглядом и натруженными руками, но он так истосковался по ласке, что было не до выбора. Хотя Людмила оказалась на удивление нежной и податливой, и в близости с ней было что-то страстное, необычное.  

 

В тот день, когда ему нужно было уезжать, он скупо поцеловал ее в щеку и пообещал, что когда-нибудь обязательно заглянет, как будет неподалеку. Но и он, и она прекрасно понимали, что больше никогда не увидятся. Поэтому, когда она почувствовала, что носит под сердцем ребенка Ивана, она очень обрадовалась – ведь у нее не было ни одной родной души, даже подруг она как-то не встретила на своем жизненном пути. А тут такое счастье – ребёночек! Она засыпала по вечерам, поглаживая уже округлившийся животик и улыбаясь, представляла, как они будут жить вдвоем и это будет настоящая семья!  

 

Через девять месяцев после того, как она в последний раз проводила до калитки Ивана, роился мальчик – он радостно оповестил мир своим пронзительным криком о своем появлении. Людмила, бережно взяв малыша на руки, ощутила прилив настоящего ни с чем не сравнимого материнского счастья.  

Не даром говорят, что дети – это как будто из тебя навсегда вынули сердце и повесили на высокое дерево. И вот висит оно там, всем ветрам открытое. Чуть дунет холодом, сжимается оно от страха, прихватит морозом – леденеет от ужаса, пригреет солнцем – тает от любви. Ничем оно больше не защищено сердце твое, ничем не укутано.  

 

Вот и Людмила растила своего Диму любя и балуя, заботясь и оберегая, стараясь, чтобы не испытывал нужды, не знал горестей, а лишь радостью и светом озаряла его детскую жизнь. Дима рос здоровым и развитым ребенком. Когда ему было лет десять, он пришел из школы и во время обеда спросил:  

– Мама, а почему мы живем в этом старом доме, в деревне? Ведь есть города с высокими домами, там есть квартиры с ваннами и туалетами прямо в квартирах – нам сегодня рассказывала Тамара Петровна. А почему мы здесь?  

Людмила не сразу нашлась что ответить – у нее никогда не возникало мысли уехать куда-то в другое место – здесь она родилась, здесь похоронены ее родители, здесь она работает на почте – все понятно и заведомо известно, что и как будет происходить. А кому они там нужны в этом городе? Никого там нет.  

Примерно так она и объясняла своему сыну, что жизнь в городе – это совсем другое, – непривычное и враждебное. Ну так она по крайней мере сама чувствовала.  

На какое-то время ее объяснений хватило, но спустя несколько месяцев Димка опять привязался со своим городом, поехали, да поехали.  

Людмиле пришлось согласиться – она узнала, как ходят туда автобусы, купила заранее билеты и достала из своей копилки несколько тысячерублевых купюр, отложенных на черный день.  

 

В день поездки Дима разбудил ее в семь утра:  

– Мам, вставай! Мы опоздаем на автобус, – Людмила растеряно посмотрела на часы.  

– Да у нас еще куча времени, сынок! Никуда мы не опоздаем. Ну ладно, раз ты меня разбудил, значит пойдем завтракать!  

Через два часа они стояли на площадке перед небольшим зданием местного автовокзала и ждали рейсовый автобус. Всю дорогу Дима ерзал на сиденье, крутился, и постоянно спрашивал когда они уже приедут.  

 

Город встретил их непривычным запахом пыли и гари. Повсюду сновали машины, люди вразнобой перебегали проезжую часть по пешеходному переходу, хотя не все машины вовремя и охотно останавливались.  

– Куда прёшь, кобыла? – это ей крикнул проезжающий мимо таксист, когда они попытались перейти нерегулируемый перекресток – Людмила толком не знала, как правильно следует переходить дорогу и разозлилась на себя:  

– Вот так, Димочка, мама всю жизнь в деревне прожила, а какие городские правила есть, не выучила.  

Диме не хотелось, чтобы мама держала его, как маленького, за руку. Он добился этой поездки, и теперь чувствовал себя главным и самым важным, а присутствие матери ему мешало.  

«Вот вырасту, и уеду жить в город один, сам буду решать, что делать и как жить», – думал он, пытаясь освободить свою ладонь от материнской, но та крепко держала его и не отпускала.  

– Дима, не выдирайся. А то мы растеряемся в ентом городе, где я потом тебя искать буду? – ей было очень неуютно и страшно от обилия больших многоэтажек, ярких витрин магазинов, бизнес центров – все куда-то спешили и ей точно не было места среди шумной городской суеты.  

 

Дима потянул её в сторону огромного торгового центра:  

– Пойдем посмотрим, что там, – она послушно пошла за мальчиком. Ведь действительно у них и плана-то как такового не было – просто посмотреть город. Они вошли в большой белоснежный холл, галантный охранник на входе слегка кивнул им и, как показалось Людмиле, усмехнулся.  

Они подошли к большой колонне с дверьми, которые тут же открылись и оттуда начали выходить люди. «Лифт», – догадалась Людмила, кино ж она смотрела, знает. Но так страшно было в него входить:  

– Димка, а пойдем пешком подымимся, – нарочито бодро сказала она, но мальчик уже затянул ее внутрь. Кнопку четвертого этажа нажал какой-то парень, который зашел вместе с ними. Двери закрылись и Людмиле показалось, что она взлетает вместе с этой тяжелой и странной кабиной и с людьми, которые находились внутри. Ноги казалось оторвались от пола, а сердце наоборот ухнуло вниз. Она успела только негромко ахнуть от этого нового ощущения, как двери раскрылись, и они вышли наружу. Перед их взором раскинулся цветастый и бескрайний фудкорт.  

 

– Мама, смотри, сколько всего интересного! – у Димы разбегались глаза – ему хотелось все рассмотреть, изучить, потрогать. У него было ощущение, что он попал в другую реальность, что вот она – настоящая жизнь. А та, что осталась в его деревне – была обманом, иллюзией. Как кривое зеркало, недавно в школе учительница рассказывала, про это зеркало. Он был удивлен и ошеломлен масштабами величия только одного этого этажа в торговом центре, а были же еще другие этажи, и другие центры, и другие города, а еще и целые страны! Как-то сразу все это выстроилось в логическую цепочку, и он со злостью посмотрел на свою мать – она стояла растерянная, некрасивая, казавшаяся какой-то серой и совсем не привлекательной рядом с этими нарядными и деловыми людьми.  

«Еще подрасту немного и сбегу, если откажется переезжать в город», – подумал мальчик и эта мысль засела в его голове еще на долгие годы.  

 

С той поездки прошло несколько лет. Дима окончил, как и мать, среднюю школу и устроился подмастерьем на местную лесопилку. Платили мало, но на сигареты, какие-то продукты домой и оплату интернета на стареньком мобильнике хватало. Он давно понял, что даже в рамках их заброшенной деревни, они живут в разы хуже остальных. Его мать получает гроши, она родила его непонятно от кого, ведь никогда и замужем не была. Да и кто бы ее взял… Он с горечью сплевывал окурок дешевой сигареты – эти мысли всегда вызывали в нем какое-то необъяснимое остервенение. А он еще о городе мечтал, пентюх, тут бы кое-как прожить.  

 

Одним летним вечером возвращаясь после долгой и тяжелой смены, он услышал, что его кто-то окликнул. Дима обернулся и увидел длинноногую девушку – ее волосы были собраны в большой хвост, короткое платье подчеркивало привлекательную фигуру, на ногах были цветастые босоножки на небольшой платформе.  

– Ну, Дим, не узнал, что ли? – протянула она и он сразу понял, что это баб Катина внучка – соседка Лиля. В детстве они часто играли вместе, когда она приезжала на лето, потом она появлялась все реже, а в последние года три так точно ее не было.  

– О, здоров! Какими судьбами? – Дима еще раз восхитился как сильно она изменилась за то время, что они не виделись.  

– Да предки в ссылку меня отправили… Травку у меня нашли и решили, что мне нужно оздоровиться, – она махнула рукой, – ну наивные конечно, думают, я ничего не припрятала с собой, – её лицо растянулось в презрительной улыбке, – А ты тут чего? Тоже на лето приехал?  

Диме было стыдно признаться, что он никуда не уезжал, даже и не собирался. Но решил все карты сразу не раскрывать, неопределенно махнул рукой и сменил тему.  

Они договорились на следующий день встретиться и хорошенько отпраздновать Лилин приезд.  

– С меня трава, с тебя пивас, – по-свойски приказала она.  

– Договор, по рукам, – настроение у Димы испортилось, до получки еще не скоро, а к матери обращаться не хотелось, тем более в последнее время отношения у них совсем разладились. Она бесила его своей удушающей заботой, вечно со своими «Димочка, ты покушал? », «Димочка, ты что, выпил? », ну и прочая ерунда. Она никак не могла понять, что он уже взрослый и плевать ему хотелось на ее душную заботу. Но видимо все равно придется занимать у нее денег.  

 

Но в тот раз занимать не пришлось, Людмила сама предложила взять их в серванте, если нужно. Она понимала, что Дима зарабатывает мало и что может ему хочется иметь свободные средства на какие-то свои расходы.  

А Дима понимал, что Лилька приехала надолго, впереди целое лето и что может оно будет отличаться от многих предыдущих, которые он проводил в компании полупьяных деревенских мужиков, многим старше его.  

И действительно, они весело проводили время, даже как-то перебрав спиртного, целовались долго и горячо. Правда на следующий день, когда они снова встретились, Лиля, отводя глаза, сказала:  

– Забыли про вчерашнее, – и они вроде действительно забыли, хотя Диме очень хотелось продолжения или хотя бы повторения того вечера.  

 

Конечно, он чувствовал и понимал какая огромная между ними разница. Лиля была городской: она училась в институте, вела свой тик ток, о котором он слышал только вскользь, тусила по ночным клубам, ездила с друзьями на классных тачках и даже была в Турции. А он? Был один раз в городе с матерью много лет назад, пытался разобраться с тем, как пользоваться интернетом на своем убогом сотовом с разбитым стеклом и складывал свое представление о другой жизни исключительно по редким фильмам, которые показывали по трем имеющимся в деревне каналам, щедро сдобренными длинными и никому ненужными блоками рекламы? Ничего общего. Ничего схожего.  

 

Лето уже подходило к концу – листья на деревьях становились жухлыми и редкими. Трава, сменив свой зеленый окрас на осеннее грустное одеяние, съежилась и замерла в ожидании холодов. Дима и Лиля сидели на большом срубленном дереве недалеко от местного дома культуры, если можно было так назвать покосившееся одноэтажное здание, дверь в которое давно было забито наискосок двумя жердинами. Дима как-то сам начал разговор о том, насколько реально было бы переехать в город – Лиля задумалась.  

– Ну в принципе я могу тебе помочь с этим, да и у родаков связи какие есть, отец с работой поможет – ты же рукастый. Общагу вроде дают. Ну давай я все узнаю, тебе скажу. Позвоню сегодня отцу.  

В тот вечер он долго не мог уснуть и все ворочался, представляя, как он идет вместе с Лилей и ее друзьями по тротуару, повдоль горят красивые фонари, он в модной одежде – они заходят в клуб и танцуют там до самого утра. Вот это жизнь!  

 

Тут он услышал глухой звук в соседней комнате – будто что-то тяжелое рухнуло на пол. Он встал, сунул босые ноги в разношенные старые тапки и вышел за занавеску, которая заменяла дверь. Мать лежала на полу без сознания, Дима подошел к ней, вгляделся – вроде дышит.  

– Мам, – он легонько стукнул ее по щеке, – Слышь меня? – Людмила открыла глаза и удивленно посмотрела на сына.  

– Все хорошо, Димочка, все в порядке – привычно запричитала она и попыталась встать, но у нее ничего не получилось, – Помоги, дай руку.  

Он помог ей подняться, убедился, что она больше не собирается падать в обморок, сходил в уличный туалет, вернулся в свою комнату и снова попытался уснуть.  

Утром он обнаружил на столе записку: «Дима, ушла к врачу. Потом на работу. Завтрак на столе. Мама». Дима подошел к вешалке, вынул из висевшей на крючке робы смятую пачку сигарет и вышел в сени: «Ну вот и хорошо, хоть покурить без лишних глаз», – он чиркнул зажигалкой, прикурил и с удовольствием вдохнул едкий дым. Сегодня важный день – он должен узнать получится ли что с городом или нет. «Хоть бы получилось», – произнес он вслух и пошел завтракать.  

 

Все и вправду складывалось наилучшим образом – отец Лили сказал, что ему на стройке требуется разнорабочий и если Дима сможет показать себя с лучшей стороны, то потом можно будет говорить о более достойной вакансии. И в придачу иногородним действительно выделялась маленькая комната в общежитии. Ну и что, что это практически на окраине города! Оплата была еженедельная – за пять полных рабочих дней и еще два выходных. Можно брать сверхурочные – оплачивается отдельно.  

«Вот это фарт! » – внутри у Димы все пело, он чуть ли не бегом забежал в дом, хотел рассказать матери. Ну поплачет немного, что он уезжает, потом привыкнет. Может иногда и будет ее проведывать, главное, что все так легко получилось!  

 

Матери дома не было. Странно, обычно в это время она уже была дома. Ну может зашла к кому или встретила знакомую по пути, заговорилась. Есть не хотелось, эмоции переполняли его. Дима умылся, покурил и решил лечь спать, не дожидаясь прихода матери.  

Наутро её тоже не было дома и судя по всему она так и не появлялась. «Странно», – подумал он, но беспокойства не было. Да и чужды были ему все эти бабские штучки, – «В больницу вчера же она собиралась, вот там и искать надо», – у него был выходной и ему не хотелось тратить свое свободное время на походы в больницу. Нужно еще было получше расспросить у Лильки что да как, что с собой брать, какие там вещи и вообще, когда можно приступать. Еще на работе надо будет заявление написать, поди две недели отработать придется, в том году Миха Палый уходил с лесопилки, так его заставили отрабатывать.  

Вдалеке появилось здание больницы – на небольшой территории располагалась три небольших дома из коричневого старого бруса. Они были похожи между собой, лишь самое ближнее к воротам выделялось новыми резными ставнями. Дима знал, что там принимал фельдшер, он же был и стоматологом и кем угодно – никто не хотел ни работать, ни оставаться в этой дыре.  

 

Он поднялся на скрипучее с облупленной краской крыльцо и сразу столкнулся с Мариной Петровной, медсестрой. Дима помнил её с самого детства – обычно простые вопросы решала она, а что было посложнее, передавала Льву Павловичу – фельдшеру.  

– Дмитрий, ну наконец-то, – она с укором посмотрела на него. Глаза были уставшие и блеклые, словно линялые, – Мы собирались уже кого-нибудь за тобой посылать.  

– Здрастье, Марин Петровна, что случилось-то? – Дима шел за ней по узкой земляной тропинке, ведущей к стационару.  

– Мама твоя совсем плохая. Вчера пришла на обследование утром, потом с работы её привезли уже на машине их почтовой – не могла сама идти. Слабость, обмороки постоянные. Всю ночь под капельницей пролежала.  

– А что с ней такое? – растерянность сменялась досадой и злостью на мать. «Как чуяла заранее, заболеть решила! Планы мне собралась все спутать! » – слезы комом подступили к горлу.  

– Скоро будут анализы готовы, Лев Павлович изучит результаты и поставит диагноз. Пойдём пока, провожу тебя в палату.  

«Не хочу, не пойду в палату! Я в город уезжаю, навсегда! » – хотел выкрикнуть Дима, но покорно поплелся за медсестрой.  

 

Мать лежала на спине с закрытыми глазами. От её руки шла прозрачная трубочка капельницы и было отчетливо видно, как жидкость с лекарством медленно и равномерно втекала в ее вену. Лицо ее было какого-то землистого цвета, щеки впали. Редкие поседевшие волосы были собраны в жидкую косичку, поэтому Диме сперва показалась, что она лысая.  

Людмила спала, чуть слышно посапывая – он испытал облегчение, что не придется с ней разговаривать. Слишком нестабильное у него было сейчас состояние. Ему хотелось схватить её, тряхануть хорошенько, поставить на ноги, и чтобы она пошла домой. Ему нужно уезжать, а она развалилась тут.  

Он вышел на улицу и увидел Льва Павловича. Он шел своей быстрой немного прыгающей походкой, белый халат был расстегнут и развивался с каждым его шагом, как плащ. Под мышкой была зажата папка с бумагами, очки на носу съехали набок, вокруг бородки наросла щетина – было видно, что он давно не брился, да и вообще не отдыхал.  

 

Лев Павлович подошел к Диме и положил свою тяжёлую руку ему на плечо:  

– Здравствуй, Дмитрий. Пойдем прогуляемся, поговорим, – он повлек его к скамейке, которая сиротливо стояла сбоку от больничного корпуса.  

– Здрасьте, что скажете? – Дима уже понял, что хороших новостей не будет.  

–Ну что я скажу, Дима. Ты парень взрослый, буду говорить, как есть. Онкология у твоей матушки – неоперабельная опухоль по – женски, ну ты понял. Если бы раньше она обратилась, то можно было ее направить на операцию в районный центр, там глядишь и обошлось бы. А тут поздно, – он вздохнул и вытянул из кармана халата пачку сигарет.  

– Можно мне тоже? – Лев Павлович удивленно посмотрел на парня поверх очков, но ничего говорить не стал, просто молча протянул ему сигарету.  

– Что дальше-то делать? – голос Димы стал будто осипшим.  

– Ну что делать… Держать её долго здесь смысла нет. Ну неделю мы прокапаем, потом домой отпустим. Затем строгий постельный режим – инъекции и лекарства строго по расписанию. Ну там диета, бульоны, все остальное – подробно распишу. Рядом с вами Евгения живёт, в пятом доме – она уколы может приходить ставить, я договорюсь.  

 

Дима крепко затянулся и думал лишь об одном: «Лишь бы не разреветься прямо сейчас». Ему почему-то совсем не было жалко мать. Но он понимал, что его мечта, которую он лелеял и о которой постоянно думал, вот так в один миг разрушена – лопнула мыльным пузырем. Раз – и всё. В глазах зажгло, и он отвернулся от врача.  

– Тут многое зависит от правильного ухода, Дима, – продолжал Лев Павлович, – на тебе сейчас очень большая ответственность. Может еще полгода матери твоей осталось, может год. Ну всякие случаи бывают! Главное уход, хорошее питание и никаких нервов, понял?  

– Да понял я… – слёзы предательски хлынули из глаз и Дима, что-то буркнув, встал и пошел к воротам, подальше от этих корпусов, от слов врача, от осознания, что все теперь потеряно и разрушено.  

Врач смотрел вслед долговязому и нескладному парню и думал: «Вот она сила сыновьей любви, как переживает парень за свою мать – не часто такое встретишь. Очень достойно, очень…»  

На улице было пустынно, и Дима шел, уже не стесняясь, размазывая по щекам слезы. Затем остановился, обернулся на больницу и плюнув свозь зубы громко и отчетливо сказал:  

– Вот так значит ты со мной поступила, грёбанная почтальонша…  

 

Лиля пришла к нему вечером, когда он сидел на крылечке с бутылкой пива «Охота крепкое» – это был дешевый и доступный вариант, чтобы расслабиться. Несмотря на то, что Дима сделал всего несколько глотков, в голове приятно зашумело – сегодня за весь день он ничего не съел.  

– Привет! Слушай, мне сегодня позвонил отец, – сразу перешла к делу Лиля, – В общем там еще один претендент на твое место метит, сын прораба что ли, я толком не поняла. Ну отец сказал, что кто первый приедет, того и тапки. Получается тот приедет через две недели, так что у тебя в запасе неделя, максимум десять дней. Тогда успеваешь вперед, и все норм. Усёк? – она присела рядом, взяла у него из рук бутылку пива и сделала большой глоток.  

– Фу, ну и гадость ты пьешь! Есть что получше?  

– Нет, только это, – ответил Дима, носком ботинка ковыряя землю, – Ну что, все понял, принял! Отметим это дело? У матери в загашнике самогоночка есть на случай праздника, а сегодня и есть праздник, – он решил ничего про мать не рассказывать, да и вообще сегодня о ней не думать. На душе скреблись кошки и единственным желанием было поскорее напиться.  

– О, ну давай напоследок гульнём, – Лиля, на сколько он успел изучить ее за это лето, никогда не отказывала себе в удовольствии и развлечениях, – у меня еще кое-что есть, – она достала из заднего кармана джинсов пакетик с белым порошком и потрясла у Димы перед носом, – вот, оставила напоследок. Я ведь завтра всё, отчаливаю домой!  

 

Когда на улице было уже совсем темно, Дима и Лиля были совершенно пьяны. Они включили на максимальную громкость музыку на стареньком музыкальном центре, вынесли колонки на улицу и прыгали на месте, подняв руки над головой, громко подпевая группе «Дискотека авария»: «Новый год к нам мчится, скоро всё случится».  

– Давай, давай, давай!... – запыхавшись, кричала Лиля и тут неожиданно взяла со стола пульт и нажала на паузу, – Я все придумала, поехали в клуб! Там сегодня дискотека – я точно знаю. Пойдем на трассу и доедем на попутке?  

– А поедем, – Диме никуда ехать не хотелось, но и оставаться наедине со своими мыслями он тоже был не готов, – Погоди, переоденусь, – он неуверенной походкой направился к крыльцу, на ступеньке запнулся, но смог удержаться на ногах, открыл дверь и вошел в дом.  

 

Пройдя в свою комнату, парень через голову стянул выцветшую рубаху, открыл дверцу старого шкафа и уставился вглубь полки – выбирать особо было не из чего: скомканные футболки вперемешку с трусами и спортивками расплывались перед Диминым затуманенным взглядом. Он выругался и достал более или менее приличную водолазку черного цвета, мать покупала еще когда он учился в девятом классе.  

Мать… Мысли опять перенеслись к ней в палату, и он представил, что она теперь вот также будет лежать у них дома – жалкая, худая и требующая постоянного внимания. Дима открыл сервант, ведь для того, чтобы поехать на дискотеку, нужны деньги, как минимум на попутку, потом наверняка за вход, потом там что-то придется покупать, потом возвращаться назад. Достав шкатулку, где обычно Людмила прятала деньги, он увидел сиротливо лежащую на дне сторублевую купюру. Еще было несколько медяков – и всё. Рядом со шкатулкой стояла початая бутылка с самогоном – тем, что на праздники. Дима взял ее, легко откупорил и сделал несколько больших глотков, аккуратно поставил на место, потом как-то по-детски всхлипнул, и обхватив руками голову, опустился на колени и замер.  

 

Лиля сначала включила музыку на своем телефоне и стала танцевать одна, потом решила, что именно сегодня она выглядит сногсшибательно и решила сделать несколько крутых селфи – забралась на стол и выставив левую руку с телефоном вперед, стала принимать всякие, как ей казалось, завлекательные позы и фотографировала себя. Потом ей надоело это занятие, и она решила покурить. Потом спустя какое-то время, она налила в стопку мутноватой жидкости и выпила – стало снова веселее, но ненадолго. Она замёрзла и стала раздражаться, что Димка так долго собирается. «Хуже бабы», – подумала она, решительно поднялась и толкнула дверь в дом.  

 

– Дим, ты скоро? – крикнула она, но ответа не последовало, – Дима, ау! Ты что, уснул? – Лиля не разуваясь вошла в комнату и увидела перед собой ноги. Они были примерно на уровне ее глаз и покачивались из стороны в сторону.  

 

Девушка спьяну сначала ничего не поняла и позвала снова:  

– Дима, уже не смешно! – и вдруг ей стало понятно, что это за ноги и почему они расположены так высоко.  

Она подняла голову наверх и нечеловеческий крик заполнил пустой холодный дом.  

| 191 | 5 / 5 (голосов: 14) | 09:27 23.05.2022

Комментарии

Cheh05:51 27.10.2022
Великолепно! Остросюжетно! Жизненно! Поучительно! И очень печально. Прочел с удовольствием, хотя сначала было лень. Спасибо.
Klever06:02 17.09.2022
Мать жалко, сын эгоист. Я-то подумала, когда он по-детски всхлипнул, что дошло до него - Мама в больнице и нуждается в нем...Прогнал Лилю и поехал ночью в больницу, чтобы быть рядом. А оно вон как получилось...
Polinka33316:29 05.09.2022
monk07, благодарю за развёрнутый комментарий!
Monk0711:52 05.09.2022
Простая жизненная история. Написано действительно заманчиво. Начинаешь читать и затягивает... Читается легко, хороший русский язык, текст размечен, абзацы выделены. Есть пара очеПяток, но они не влияют.
Сюжетик, конечно, не жизнеутверждающий, но вполне по нынешним временам реальный. Но, автор рулит сюжетом, как пожелает.. Странно , что Дмитрий Иванович не познакомился с военкоматом. Тут бы его судьба и решилась более оптимистично.
РеШпект!
Masha4120:49 01.09.2022
Жестко, однако.
Polinka33305:49 17.08.2022
sedayarusalka, Благодарю, очень приятно)
Sedayarusalka16:47 15.08.2022
Это потрясающе! Честное слово! Зашла на минутку, и с первых строк унеслась в ваш рассказ! Я кажется теперь ваша фанатка:)

Книги автора

Сила в правде
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
13:15 02.09.2022 | 5 / 5 (голосов: 13)

Обычная пара
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
03:45 31.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 12)

Похороны любви
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
11:28 21.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 15)

Опустошение
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
11:14 21.07.2022 | 4.93 / 5 (голосов: 15)

Предательство
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
16:54 20.07.2022 | 4.92 / 5 (голосов: 13)

Юг
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
06:19 01.06.2022 | 4.91 / 5 (голосов: 12)

Интервью
Автор: Polinka333
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
08:17 20.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 14)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.