Режим чтения

Вне Маршрута

Другое / Постапокалипсис, Приключения, Другое
Сколько километров нужно пройти, чтобы отдохнуть? Что нужно пережить, чтобы заслужить покой? И что ждёт в конце, заслуженный отдых или ещё большие испытания.
Теги: приключение фантастика постапокалипсис роман

ГЛАВА I: ПУСТЫНЯ

Ноги не слушаются, болят, гудят, просятся, чтобы их окунули в холодную воду и размяли каждый пучок мышц как следует, но я их терзаю, не даю им отдохнуть, пусть они меня тащат, для чего они тогда нужны!? Пройдя ещё один километр по пескам и камням, которые торчат из него, я обессилено падаю, как труп. Пот струится по лбу заливая мне глаза, а на спине уже наверняка огромное пятно от пота.  

Вот бы сейчас воды, хотя бы немного, просто, что бы промочить горло, но пошарив в рюкзаке, нахожу лишь пустую флягу  

– Твою ж…чёрт! Чтоб тебя, железная дрянь! – я швырнул фляжку куда-то далеко вперёд. Посидев с минуту, я принял решение сходить и подобрать её, вдруг ещё пригодится. Ели встав, поплёлся туда, куда по идее должна была лететь моя замученная фляжка. Поднявшись на невысокую сопку из песка и подняв флягу, вдалеке я заметил что-то отдалёно напоминающее дома. Не может быть! Может я сбрендил? Или это солнечный удар? Нужно проверить! – пробубнив себе под нос, я скатился с сопки и ринулся бежать к этим чёртовым домам из последних сил: «вдруг пропадут?!» – подумал, и решил ускориться, но ноги дали сбой, подкосились, и я упал: «Нет! Нужно бежать, как можно быстрее! Пока они там, на месте! » Из последних сил, что остались, поднял себя и побежал дальше.  

И вот… я стою на пороге одного такого «дома», оказалось это не дома, а что-то вроде местных баров, борделей и базаров, в которых можно приобрести различные диковины и отдохнуть путнику, снять дешёвый номер, и такую же дешёвую девку на ночь. Недолго думая вхожу внутрь «Песчаного скорпиона» – название бара: «как оригинально». При входе я почувствовал, как на меня подул свежий и прохладный ветерок, это старый кондиционер, ещё работает но, уже на пределе своих сил, выгоняет из этого Богом забытого места вонь и жар; само помещение было не большим и тусклым, внутри пахло потом и сыростью. При входе я заметил, что в баре было не многолюдно: какой-то дед с бородой, заплетенной в косичку; девушка – видимо местная соблазнительница; и молодой парень, совсем пацан. Сев за барную стойку я начал разглядывать интерьер этого места: всего четыре лампочки и то, все пожелтели из-за того, что над ними сидят мужики и смолят местный табак, два окна – остальные разбиты и наполовину заколочены, чтобы хоть капля света освещала это царство тьмы и разврата. Пол – весь из дерева, причём настоящего! Весь скрипит, но этот скрип приятный. Пластмассовые столы и стулья, хотя не все здесь стулья из этого универсального материала, вот например – один из них тут не свой, сделан из толстенной фанеры. Но, больше всего моё внимание привлёк большой и красный диван в углу бара, он также весь обшарпан и в некоторых местах у него виднеются дыры, но он, почему-то смотрится гораздо бодрее своих товарищей!  

Напротив, этого «гиганта» стоит раскладной стол, правда вместо его родной ноги, у него корявая палка с улицы: «тебя будут звать пират» – мысленно обозвал я этот стол. Вообще весь бар держится на честном слове, тут и там куски изоленты и проволоки, дыры в стенах либо заколочены досками, либо заклеены плакатами, один из таких плакатов гласит: «Мы! За мир и любовь во всём Мире! »…ну и враньё! Бармен, видимо не понимает, почему я сижу и молчу, поэтому тихо спрашивает у меня:  

– Эй приятель, тебе налить чего-нибудь, или так и будешь сканировать местность?  

– А? Да, есть у тебя вода? – в моём голосе проскочила капля надежды  

– Есть, – слегка улыбнувшись и протягивая каждую букву, отвечает бармен – только ты должен понимать, что цена у неё приличная  

– Понимаю, – слегка киваю бармену – наливай!  

И я не глядя, отдаю ему тридцать рапетов. Вот она, вода! Исцеляющее зелье, которое находиться в простом, покрытом испариной стакане. Вливаешь в себя этот эликсир, и твой механизм начинает оживать: Лёгкие раскрываются, мозг начинает работать без замыканий, кровь возобновляет движение по руслам и каналам организма, а суставы престают сгибаться с неприятным скрежетом.  

– Повтори – выдыхая с облегчением, говорю бармену  

– Давно у меня не было таких щедрых клиентов! – улыбнувшись, произнёс он – может тебе ещё и нашу фирменную закуску? Скорпионы, жаренные в отисовом масле! – с какой-то каплей гордости произнёс он  

– Нет, у меня от них потом всё зудит! Этих тварей вообще жрать нельзя, а их ещё и в этом масле жарят  

– Ну, моё дело предложить – он рассмеялся.  

Я сидел и с минуту крутил стакан в руке. Стекло. Немного треснувшее. Но которое ещё может служить своим хозяевам. В баре тихо и спокойно, меня это даже немного насторожило, но потом моя паранойя утихла. Дед с пацаном о чём-то толковали, девушка сидела почти у входа в бар, и покуривала самокрутку, я это не сразу заметил но, один глаз у неё не родной, биомеханический с голубой роговицей, которая ещё и светится. Интересно, где она потеряла свой, и взяла такие деньги на искусственный? … И всё же, мысль о красном диване не давала мне покоя, и я решил спросить у бармена, где он достал этого «гиганта»  

– Слушай, – я вывел бармена из раздумий – тот диван, это ведь раритет, где ты его откопал?  

– А! Этот – он перестал натирать стаканы – я его от матери в наследство получил, она его вроде у китайцев купила. Гордилась им больше чем мной – он усмехнулся – а если серьёзно, он ей очень нравился, и она им сильно дорожила, я кончено не знаю, почему он ей так нравился… но, когда он стал моим, выкинуть или продать я его не смог, потому что напоминает мне о ней, вот поэтому и оставил его у себя в баре. Снять на нём место дорого, а тут как видишь, у нас богачи не живут, поэтому стоит пылиться. Но он всё равно хорош! Верно? – он посмотрел мне прямо в глаза  

– Да, хорош – протягивая каждое слово, выговариваю я – налей мне воды во флягу – протягиваю ему мятую железяку  

– Тогда заплатишь вдвое больше! – он улыбнулся так широко, что я увидел все его зубы  

– Без проблем – он выхватил флягу у меня из руки и наполнил её до краёв, я отдаю ему деньги и только собрался уходить, как он спрашивает меня  

– А кем ты работаешь? Не каждый может позволить себе такую роскошь – он положил руки на пояс и с большим интересом посмотрел на меня  

– Я… тебя это не должно интересовать, главное, что я тебе заплатил – натянув капюшон, отвечаю я – поэтому прощай, и спасибо за приём – выходя, показываю ему большой палец вверх  

Выйдя на улицу, потянул носом сухой воздух и решил побродить по этому поселению, тем более времени у меня ещё уйма. После нескольких минут блужданий, я набрёл на небольшой прилавок, где турк в хламиде, с большими чёрными усами и серьгой в виде звезды, толкал людям различный хлам. Я подошёл ближе, и продавец оживился  

– Дарагой, проходи в мою скромную, но богатую на различный товар лавку! С диким акцентом произнёс он, и начал живо рассказывать, что у него есть, и какие у него «хорошие» цены по сравнению со «Старой Бразилией». Остановив его трёп жестом руки, в тишине я принялся рассматривать товар. Всё как на обычной барахолке: посуда из различного материала, какие-то дурацкие куклы с огромными головами, различные плакаты с моделями ушедших лет, и прочая никому не нужная ерунда. Я простоял, наверное, минут десять разглядывая товары, и наконец, мой глаз среди этого хлама нашёл настоящее сокровище – какая-то фотография пляжа, она была прибита к картонке на булавку: «как можно такое сокровище, так бесцеремонно прибить к картону! » – подумав про себя, бросил свой взгляд на этого садиста  

– Можно фотографию посмотреть? – тот вскочил со стула и принялся потакать моим просьбам  

– О, конечно, конечно дарагой! Вот эту да?  

Он аккуратно открепил её от картонки и вручил мне. Вроде ничего не обычного, старая фотка, вся в трещинах и с засаленными краями, в одном из которых виднеется «дыра» от булавки. Но, глядя на эти пальмы, гамаки, пушистые облака и бескрайнее синее море, мне становиться спокойно и тихо на душе, как будто я сам на этом пляже, и плаваю в этой синеве. Оторвавшись, наконец, от фотографии, спрашиваю:  

– Сколько стоит?  

– Отдам за десять рапетов – улыбнувшись своими жёлтыми клыками, отвечает он  

– Сколько?! За эту старую замусоленную фотку, ты хочешь десять рапетов? Она максимум четыре рапета стоит, если не меньше – я, держа себя в руках чтобы не сломать этому жалкому торгашу его большой нос, с трудом произношу эти слова  

– Эй! Не хочэшь не бери! Я тебя тут угаваривать не собираюсь, найдутся у меня ещё дастойные пакупатели! – Возмущаясь моей дерзости, он нахмурил брови  

– Давай хотя бы за половину!  

– Ещё чё хочешь?! – Замыкая руки на груди, он пронзает меня взглядом – знаешь, чего мне стоило её достать, а!? Вот если ты сможищь мне предложить ещё что-то, то тогда… я ещё подумаю, а так нет!  

Немного поразмыслив, я понял, что это не самый худший вариант и, отложив фото на стол, принялся рыскать в своём портфеле: «что же тебе дать-то такого? » После нескольких минут копания в этой бездонной яме, мне наконец-то удаётся найти что-то стоящее. Серебряное кольцо с гравировкой, нашёл его, когда проходил через разрушенные кварталы в Бруклине, в одном из элитных домов того времени; для меня оно не представляет ценности, кольца я не ношу, так как… мешают, но, оно показалось мне интересным в частности из-за гравировки. Красивый узор ручной работы, который вырисовывается в причудливое животное в окружении высокой травы. Видимо для предыдущего хозяина этого кольца оно имело какое-то сакральное значение: «и с чего я это взял? » Гордо показываю свою находку продавцу, у того отвисла челюсть, а зрачки расширились до размера колеса.  

– Ну, как тебе? Вот это, потянет на четыре, а то и десять таких фоток! – Кручу кольцо, оно играет на солнце, блестит и дразнится  

– Вот это красота! – Чуть ли не пищит торгаш – давай его сюда!  

– Стоять – останавливаю его тянущиеся руки – красота говоришь, так давай ты мне тогда за это кольцо, фотку отдашь? Так сказать, проведём с тобой бартерную сделку, ты за это кольцо сможешь выручить намного больше, чем за весь свой товар – возможно, смогу сэкономить свои кровно заработанные. Тот немного подумав, ответил:  

– Харашо, уговорил – разводя руки в сторону и улыбаясь, сказал он – забирай свою несчастную картинку, а мне отдавай кольцо  

Забрав фотку со стола, отдаю ему кольцо; он хватает его и начинает вертеть под лупой, примеряет на свои пальцы, а потом одобрительно кивает мне. Мы расходимся.  

Заветная фотография пляжа у меня и я не могу нарадоваться своему приобретению. Во-первых, я сэкономил деньги, а во-вторых, теперь в кармане у меня свой собственный пляж! На который, я могу смотреть хоть целые сутки!  

На пустыню опускается вечер, на моих часах показывает 18:00. Жара спадает, а солнце спускается со своего трона, и готовиться ко сну. Стягиваю капюшон, снимаю мокрую налобную повязку, а очки спускаю на шею. Лёгкий прохладный ветер треплет мои засаленные волосы, они уже давно не дышали, пусть подышат. Начинаю разбивать лагерь. Скидываю с плеч портфель и достаю из него сложенную палатку, бросаю её на землю, и она с приятным жужжанием начинает раскладываться. В песке выкапываю небольшую ямку и развожу в ней костёр, вот и пригодился, этот чёртов хворост из «Жёлтого леса» хорошо он хоть не воняет, над костром вешаю котелок  

– Так, что у нас сегодня на ужин? – Достаю из портфеля банку с консервированным мясом и овощами. Вытряхиваю содержимое банки в котёл. Пока ужин готовится, я небольшими глотками пью воду, и рассматриваю фото. На часах 22:00. Небо сегодня звёздное; огонь тихо щёлкает позвонки хвороста, а я лежу на песке и разглядываю «пляж». Всё на месте, никуда не ушло и не испарилось, вот: те же пальмы – на них зреют кокосы; гамаки не заняты и поэтому полностью отдаются ветру; бескрайнее море, по которому ходят волны и… стоп! Как я не заметил её сразу, девушка! Она стоит рядом с пальмой спиной к фотографу! Она кому-то машет…жаль, что не мне.  

Приподнявшись, я сел ближе к костру, чтобы лучше её разглядеть. Красивая – на ней открытый купальник, длинное каре, тонкие руки, но при этом не скажешь, что в них нет силы. Фигура точеная и изящная, бёдра небольшие, но красивые, лицо… жаль его не видно, но я почему-то думаю, что оно тоже очень красивое. Интересно как тебя зовут? – щёлкнуло у меня в голове  

Жива ли ты? Или, уже давно мертва… погибла, когда начались бедствия, погубившие большую часть населения Земли, а заодно и тебя. Они не специально, просто не заметили тебя, сгребли к остальным и перемололи в порошок, пустив в свои недра. Можно я придумаю тебе имя? А то я не могу разговаривать с пустышкой. Тогда, тебя будут звать – Анна, да, неплохое имя, тебе оно точно подойдёт. Я долго смотрел на Анну, восхищался ей, мысленно спрашивал её, о чём только в голову взбредёт, только вот, говорить она не может. Откусила себе язык, чтобы навсегда остаться загадкой, и не разговаривать с идиотами вроде меня. Вот уже и 23:15. Мозг начинает отключать весь свет в моём механизме, останавливать все шестеренки, и приказывает мне спать, я не могу его пересилить или ослушаться. Кладу Анну рядом с собой, и засыпаю крепким сном.

| 387 | 5 / 5 (голосов: 1) | 17:53 03.05.2022

Комментарии

Книги автора

Мама
Автор: Jollymin
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
14:47 25.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Duo silhouettes
Автор: Jollymin
Другое / Проза Сюрреализм Другое
Аннотация отсутствует
14:47 25.07.2022 | оценок нет

Для других
Автор: Jollymin
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
14:47 25.07.2022 | оценок нет

Просторы серого цвета
Автор: Jollymin
Другое / Проза Реализм
Аннотация отсутствует
13:43 29.06.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Это состоянье
Автор: Jollymin
Стихотворение / Поэзия Проза Реализм
Аннотация отсутствует
19:35 16.06.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Одиночество
Автор: Jollymin
Песня / Абсурд Реализм
Аннотация отсутствует
08:25 31.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Спасение
Автор: Jollymin
Стихотворение / Проза Реализм Другое
Аннотация отсутствует
Теги: тоска усталость
17:27 14.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 5)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.