Высадка

Рассказ / Фантастика
Аннотация отсутствует

Высадка  

 

Глава 1.  

Вселенная не имеет ни цели, ни смысла. Она  

возникла случайно…. Жизнь не имеет ценности.  

Жизнь — дело случая.  

(Клиффорд Саймак)  

 

 

 

Здесь пахло чем- то знакомым. Расплывающиеся краски манили необычайной насыщенностью и комфортом. Да, я мечтал сюда попасть, всегда. И не потому, что главой всего этого был мой отец. Нет, академия завораживала. Зеленоватые стены центрального входа, древние ступени, оставшиеся от какой- то неизвестной нам цивилизации. Все считали, что это бред, но как это звучало. Я Дев Тод – сын главного – Магуса Дев Тода. Конечно, я знал здесь всё. Тайные кабинеты и проходы, и замирал, когда мне казалось, что об этом знает или догадывается кто-то ещё. Мне казалось, я был хранителем тайн.  

-Тоди, это мама.  

Я ещё не проснулся, я ещё досматриваю сон.  

–Тоди, пора.  

Я открываю глаза, знаю, сейчас мамино,, я тебя люблю,, сменится рычанием отца:  

-КУРСАНТ, я не понял, почему мы ещё спим?  

Он тоже меня любит, наверное, если утренние, нелепые, на мой взгляд, конвульсивные движения, разминка, и дикие окрики называются любовью отца.  

Мама до сих пор в трауре. Отца нет уже несколько лет, а она всё там, всё в том же неведомом космосе, где он пропал. Не погиб, а пропал, а это ещё хуже.  

Я делал всё, что завещал отец, ну не то что завещал, а то, что он считал делать правильно. Я посещал учёбу, помогал маме.....  

Я помню этот день очень хорошо. Мама с отрешённым лицом, я именно так воспринял это выражение. Эти огромные глаза, это нависшее надо мной массивное тело:  

–Сынок ты обязан его найти. Первый раз в жизни я испугался. Этот взгляд, этот порыв, эти надорванные слова. Моя мама не шутила, не рассказывала сказку. Она посылала меня туда, откуда не вернулся отец, в космос, то есть в академию, куда я в последний момент не захотел поступать.  

Я ей не сказал, я испугался. Нас, она не знала, я тайно посещал космические курсы, отвезли на Фал, только достойных. И в скафандры. У меня спазм, я наверное трус, ну пусть. Фал, самый страшный и самый дальний спутник нашей планеты. Все знают, что там сплошной метан, даже если не выныривать. Сознание уходит, я знаю, что это проверка, но мозг …  

–Эй, ты меня слышишь? Открой глаза, умирать тебе не идёт.  

Сознание медленно возвращается. Это юное создание,  

совершая немыслимые движения, пытается меня растормошить.  

У меня всё болит, всё-таки газа я нахватался. Начинает тошнить. Круги перед глазами перерастают, в какие-то многоцветные сферы. И опять:  

–Может быть вас встряхнуть?  

Опять эта назойливая особь. Она прижимает меня к песку и вызывает спазм. Темнота...  

-Тод, вы как? – первое что слышу, когда очнулся. Какая-то база, я здесь никогда не был и это начинает пугать. Это тот же Фал, но некоторое время спустя. Видимо испуг от первого посещения накрепко засел в моей голове.  

Понемногу, сознание начинает возвращаться, и опять этот голос:  

–Тод, вы как?  

Стоп. Дежавю? Тот же голос на том же месте? По-моему, это видение, но назойливое и с какими-то другими, строгими нотками в голосе.  

Настороженность от незнакомого места отпускает, а как ещё, если на вас смотрит милое существо, не мигая и не отводя глаза. Да ещё нависая над вами, как бы пытаясь обнять.  

У меня никогда не было серьёзных отношений с кем то. Ну, нет, конечно, какие-то притязания были и у меня и ко мне. Но это так, не серьёзно. А эта какая-то ненормальная. Я никак не могу прийти в себя, а она всё здесь, и всё интересуется как я.  

Когда очнулся, в очередной раз, её не было. И вдруг защемило, а должна ведь быть. И не имени, не каких либо координат.  

–Ой, вы пришли в себя?  

Наваждение приобретало реальные формы, моё тело вдруг стало ватным, я понял, вот оно моё...  

-Старший санинструктор Дава Фолс. Вы были при смерти, а нас ставят в таких случаях для оформления. Ну, вы понимаете чего?  

Вся романтика вдруг канула, а ещё наверно ушёл обезболиватель. Надо же быть таким идиотом, техник первого класса, красавчик, повёлся на медичку, да кем бы, она не представлялась. Самое интересное было то, что мы прилетели на Фал, чтобы забрать оборудование. Я, как слабак, вырубился, а у них как раз практика по оказанию первой помощи при потере сознания в чуждой среде обитания. Ей достался я. А на счёт,,вы были при смерти,, она явно перегнула.  

Да плевать. Мы сблизились. Океан ликовал, я тоже. Потом появилось это маленькое, удивительное существо – Милна – Дава-Фолс. Мы стали ещё счастливей, если такое возможно.  

Дава никогда не просила помочь ей с малышкой, да это как-то и не принято, поэтому я полностью ушёл в подготовку старта и великой высадки. Однажды на сеансе связи она сказала:  

–Дев, мы с малышкой очень тебя любим и я готова ради нас на всё.  

Тогда, я не обратил внимание на эти слова, слишком погружённый в свои бесконечные дела, а зря. Я жил на базе, поэтому даже не сразу заметил, как изменилась Дава. Она как-то осунулась и очень редко стала выходить на связь, ссылаясь на занятость домашними заботами.  

А потом это произошло. Меня вызвал бывший командир Давы, как я думал – бывший.  

–Дев, я не хотел передавать это через циркуляр, так как мы с вами давно знакомы, но Фолс просила сделать это именно меня.  

Я напрягся, нехорошие мысли возникали одна, за одной пытаясь выстроиться в какой-то порядок. Всё что я слышал дальше, походило на бред:  

–Вы сейчас готовитесь к старту магистрального межгалактика, это очень серьёзное дело, и поэтому вы, как никто другой должны понимать, что старт без предварительной разведки невозможен и опасен. Руководством был отобран состав разведчиков, лучших специалистов в своих областях, и Дава Фолс вошла в этот состав, кстати, по собственному желанию.  

–И когда старт?  

–Э, понимаете... Они уже прошли дальний спутник. Сказать, что это был шок, не сказать ничего. Дальний спутник это Фал, за ним пустота, космос. Двигатели, уже не зависимо от желаний тех, кто находится внутри корабля, начинают работать в протонном режиме, то есть, включаются на полную мощность, и всё. Это точка не возврата. И Дава там?!!!  

Нахлынула обида, но не на Даву, она, поступила так, как учили в академии. Обида на планету, умирающую быстро и безнадёжно, поставившую нас в безвыходное положение, то ли беженцев, то ли переселенцев.  

Эстера, единственная планета, окружённая многочисленными спутниками, вращалась вокруг Курды. От этой звезды и зависело всё живое, обитающее на красноватого цвета шарике. Но звезда выгорала. Аномальные вспышки и понижение температуры светила сделали своё дело. Планета стала остывать. Замёрзло даже то, что не замерзало никогда. Предпринимаемые действия результатов не давали. Так что выход был один, эвакуация. Спутники планеты и ближний космос были изучены вдоль и поперёк, но всё тщетно. Единственным местом, в этом уголке вселенной, где могла существовать жизнь оставалась Эстера. Тогда и было принято решение о скачке во времени. На огромном, но преодолимом расстоянии обнаружили область искривления пространства. Чёрная бездна, вход в неведомое. Других вариантов не было, приходилось идти на риск. Первым кораблём, стартанувшим в это безумное путешествие, командовал мой отец. Они нырнули в этот проход, и видимо, остались живы на выходе, потому что сработал маяк. На Эстере некоторое время получали сигнал, но вскоре он пропал, а вместе с ним и мой отец. Магус Дев Тод, президент космической академии планеты Эстера. Вторым кораблём и был тот, на котором улетела Дава. Я понимал, почему Дава ничего не сказала. Она прекрасно знала, что я бы сделал всё для того что бы она никуда не полетела, ну хотя бы некоторое время. Я знал, что все дети членов команд, стартовавших с планеты, переводились в специальные комунны и жили там, практически до поступления на службу или учёбу. Наша дочь тоже была там. Всё это было неожиданно, неприятно, непривычно и дико, но не пугало. Пугало до безумия другое, то о чём знали очень не многие, и я был одним из них....  

Разведчики не должны были вернуться. Даже их транспорт не был на это рассчитан. Принцип был прост, либо расчёт перелёта оправдывается и группа, адаптируясь к местным условиям новой планеты, живёт и готовит условия для приёма колонии, либо....  

Я готов был сорваться на того кто озвучил мне этот приговор одиночества, но вдруг услышал:  

–А это Дава просила вам передать.  

Мерцающее табло, безжалостно и безпрестрастно материализовало всё то ужасное, что пыталась заглушить хоть и маленькая, но всё-таки надежда, что всё это неправда, что это не со мной, что это не сейчас:  

–Любимый, помнишь, как ты однажды сказал, что даже если бы тебя ещё раз послали на Фал, даже без скафандра и сказали что это ради нас с дочкой, то ты даже не думал бы ни минуты как поступить. Прости, что я скрыла, но так лучше, так проще для нас обоих. Я не прощаюсь, ты же знаешь я везучая, и буду ждать тебя в любом уголке вселенной. Да, с дочкой всё в порядке, она маленькая, но очень умная и понимающая, да и мама твоя будет её навещать, когда ты улетишь. Пора. Я тебя очень люблю.  

–Дев Тод, просьба проследовать на тех. площадку третьего уровня, – металлический голос оповещения вернул меня к действительности, но реальность отступила навсегда, она превратилась в желание взлететь, взлететь как можно быстрей, ведь она там, она меня ждёт, и я не имею права опоздать...  

 

Глава 2.  

 

Мы назвали все звезды и планеты,  

а может, у них уже были свои имена?  

(Станислав Лем).  

 

Мерное жужжание. Мерное жужжание и тишина. Всё, что здесь есть, издаёт какой-то звук. Там за переборкой миллиарды лет пустоты, пустоты страшной, пугающей, неизведанной.  

Я в своём отсеке. На одном месте находиться не возможно. В постоянно меняющейся ориентации корабля в пространстве надо плыть, и если ты не спишь, то должен отталкиваться от стен. С начала это забавляет, первое время, потом, когда ты уже начинаешь считать себя корифеем корабля, это начинает напрягать, а если ещё и не перед кем показать что ты профи, то это начинает бесить. Но выпендриться не перед кем, да и просто поговорить, не с кем.  

Правда был на корабле и мой друг детства Дроб. Он в команде пилотов. Дроб появился один раз. Чопорно со всеми поздоровался, спросил у меня как дела и удалился. Друг не друг. Сейчас понимаешь, что детское восприятие дружбы это нечто, нечто очень приятное и тёплое, если вы конечно не дрались и постоянно не сталкивали своими поступками родителей лбами. Так вот, мы с Дробом не дрались никогда. Наши отношения были до такой степени ровные, что сейчас я начинаю задумываться, а дружили ли мы вообще. В академии есть правило, что те, кто сдаёт на пилота имеют право в течении определённого срока посетить всех, кто для них что-нибудь значит. Друзей, родственников, любимых, так как потом пилот уходит на длительную подготовку к полёту, и может уже больше никого не увидеть вообще. Дроб не появился ни у меня, ни у моей сестры, с которой дружил, ни у своей мамы. Да, забыл главное, отец Дроба был заместителем моего отца, и сгинул вместе с ним. Но теперь Дроб, на том же корабле что и я, и он снизошёл до безразличного,,как дела,,, ну спасибо.  

В моей команде было четверо. Гёза, прелестное создание, обладающее знаниями целой технической библиотеки. Боул, техник от бога, к тому же ветеран суборбитальных полётов над нашей Эстерой. И наконец, Адер, щуплое, тщедушное существо, но бог над любой, даже самой сложной электроникой.  

При чём здесь Дроб? Да при том, что я им рассказывал, что я вхож в элиту пилотов корабля, благодаря дружбе с некоторыми из них. И вот появилось то, что являлось ядром моей легенды. Пилот Дроб. Появился и удалился. Всё. Легенда разбилась о реальность. Мои, правда, и внимания на это не обратили, ну, по крайней мере внешне. Но мне было противно. Не за легенду, а за поведение этого самодовольного гада. Что ж, он там, мы здесь. Я уже спрашивал себя. Друг, не друг? Не друг. Теперь точно. Ну и ладно.  

 

Глава 3.  

 

Если вы чувствуете, что попали в чёрную дыру,  

не сдавайтесь.  

Выход есть.  

(Стивен Хокинг)  

Годами ожидаемая команда, всё равно прозвучала неожиданно:  

–Внимание команды. Занять штатные места. Обратный отсчёт. Временной трансфер. Доклад о неисправностях в течении первых трёх единиц отсчёта, затем полная тишина. По выходу из трансфера, по состоянию, доклад на Декс из каждого сектора, командирами или способными по состоянию к докладу. Команда. Удачи.  

Голос командира почему-то звучал как приговор. Хотя, почему как? Это и был приговор. Мы не знали ничего. Что будет дальше? Какими мы из этого выйдем? Сколько нас останется? И т. д.  

Я посмотрел на своих. Гёза нервничала, Боул делал вид, что ему всё равно. Ветеран ведь. Адар боялся. Он единственный этого не скрывал, и удивительно, это успокаивало. Ну, а я? А я, Дев Тод, и соответственно этому эмоции. Но внутри всё стояло вверх дном. Мозг хотел отключиться. Да, я как и все остальные, просто боялся. Но мысль о том, что Дава через это прошла, заставляла собраться и засунуть свои переживания куда подальше. Главное было то, что сигнал маяка второго корабля разведчиков принимался всё это время. Система маяка исключала автоматическое включение, то есть его можно было активировать только с помощью команды, а это означало одно, они живы и это придавало сил.  

Все заняли свои места. Начался обратный отсчёт. Момент истины.  

Вдруг, наступила тишина. Нет, не как пропал звук, а полный звуковой вакуум. Потом всё поплыло перед глазами. Подступила тошнота, и тело сдавило невидимыми тисками. Вдруг, люк отсека исчез. В место него образовалась дыра с плавными краями, и всё, что было в отсеке, поползло в эту дыру. Всё быстрее и быстрее, но, не ломаясь, а деформируясь под размер люка, вытягиваясь в немыслимые формы и ….  

Что это? Стены, переборки, всё, что меня окружало, всё исчезло. Я видел лишь звёзды. Сначала я различал отдельные светящиеся точки, но чем дальше, тем быстрее они проносились мимо меня, и, в конце концов, вытянулись в один, бесконечный, огненный луч. Почему-то вдруг, стало легко. Всполохи за лучом успокаивали, и казалось, именно эти цвета я мечтал увидеть всю жизнь. Потом краски стали тускнеть. Тьма медленно поглощала и луч и всполохи. Но она не пугала, она была мощной, вселенской, неизбежной, не дающей шансов на собственное решение. Мозг, казалось, понимал это без моего участия. Сознание медленно уходило. Медленно, медленно, медленно…  

 

Сон был прекрасен. Дава и я. Мы любуемся как резвится Милна. На душе мир и покой. Вдруг, всю эту картину кто-то встряхивает. Потом сильнее и сильнее. Глаза открывать не хочется, хотя понимаю что уже не сплю:  

–Командир очнись.  

Откуда эти слова, этого здесь быть не дол…:  

–Очнись командир.  

Гёза, её выпученные от ужаса глаза в упор смотрят на меня.  

–Командир, что-то не так.  

–Что?!!  

Я ещё не очухался, но мозг уже работает во всю. Вспоминаю отключку, значит уже вышли. Но куда? Как? Делаю над собой усилие. Сразу ощущаю запах, запах аварии, катастрофы, не знаю. Но почему-то именно запах. Люк в отсек, как и в видениях, открыт, но края уже не плавные, а разорванные в клочья, и всё летит туда. Гёза вцепилась в меня как клещами.  

–Где остальные?  

Но ответа я не услышал. Непреодолимая сила понесла меня к люку. Одна мысль, не зацепиться за смертельные, рваные края этого прохода. Получилось, но слышу удар, и тело Гёзы медленно разрезает пополам торчащими остатками переборки. Не успеваю осознать, снова удар. Меня приплющило к стене. Всё с диким свистом проносится мимо меня. И вдруг. Самосохранение, это единственное не воспитанное, а рождённое с живым существом чувство. С оглушающим рёвом, часть внешнего корпуса отламывается, и медленно начинает удаляться. Я вижу бездну, космос. Смерть подошла так близко, что я почувствовал её дыхание.  

Удивительно, в такие моменты приходит ощущение реальности. Я вдруг понимаю, что я в защитной маске. Но почему Гёза…? Она видимо сорвалась с места раньше и защитный механизм-автомат просто её не нашёл. Мысли-мгновенья. Если маска, значит и контрольный векторный механизм направит к капсуле. Только нажать кнопку, нажать, найти и нажать. Вот она.  

Дальше было всё равно, или спасёт или…  

Удар, тишина и рывок. Это спасательная капсула. Я внутри, бешенная перегрузка, глаза закрываются, но нельзя, не сейчас, опять делаю усилие. Огромный корабль разваливался на куски. Скрежет металла и гигантских ферм, когда-то составляющих одно целое. Целое, преодолевшее не мыслимые расстояния, условия космоса и то, о чём жители Эстеры не имели представления. Капсула медленно отлетала от того, что долгое время было моим домом. В каждом секторе межгалактика была своя спасательная капсула. Я, до боли в глазах, пытался высмотреть среди обломков хоть что-то, напоминающее серебристый корпус спасалки. Бесполезно. Видимо моя капсула была единственной. В иллюминатор было видно, как планета, окутанная белыми, диковинной формы газообразными формированиями, с чудовищной скоростью несётся на встречу. Почему я не умер сразу со всеми, почему мне это? И вдруг, голос:  

–Если вы не в состоянии отработать программу посадки, задействуйте функцию автопилот. Активируйте место пилота капсулы, и по завершении этого процесса автоматически будет включен маяк, передающий координаты вашей посадки в радиусе одного полётного периода. Спасибо.  

Не знаю, что повлияло, сам голос или его инструкции, но я начал двигаться.  

 

Глава 4.  

Довольно неуместно называть эту планету  

Земля, когда очевидно, что она – Океан.  

(Артур Кларк)  

 

Дава смотрела на экран, огромные, а она никогда не видела корабль целиком, потому что он строился далеко в космосе, куски этого монстра сверкая и переворачиваясь приближались к планете. Это была гибель для всего, что тут есть, но координаты падения капсулы, непонятный сигнал на её частоте и жажда, безумная жажда увидеть любимого ещё раз утраивали силы жить. Она не сомневалась ни мгновенья, что терпящий крушение корабль с её родной планеты. Реактивный, поисковый, управляемый зонд сорвался в тёмную бездну именно в тот момент, когда куски чего-то неведомого, огромного, несущего смерть, достигли поверхности левого полушария этой планеты, которой оставалось жить меньше суток, вернее всему тому, что находилось на её поверхности. Дава знала, что планета необитаема уже долгое время. Разведка обнаружила лишь только остатки сооружений какой- то неизвестной цивилизации, примитивной, но достигшей определённого технического развития, погибшей в результате, да не понятно было в результате чего, словно просто пришло её время, словно она изжила сама себя.  

Всё это с быстротой молнии промелькнуло в голове Давы, и тут же сигнал маяка капсулы вернул её в реальность. Не может быть, прибор обнаружения показывал координаты приземления в точности совпадающие с координатами её зонда. Мгновенная реакция, кнопка экстренного покидания и она уже вне зонда, а сзади страшный удар....  

 

Боли я не чувствовал, ничего не чувствовал, лишь лёгкое удивление, ведь я видел её, мою Даву. Досада из- за того, что я не смог сделать этого при жизни, а теперь когда я умер радость от увиденного немного мер...  

–Дев, если ты думаешь, что ты умер то поспешу тебя огорчить.  

Я ошарашенно вытаращился на неё, на Даву. Она была передо мной, живая, целая и невредимая, смотрящая на меня всё тем же влюблённым взглядом, который я запомнил навсегда.  

– Дава, милая, что случилось, как ты здесь?...  

Тут я заметил ещё несколько фигур.  

–Тод, вы спаслись чудом. Фолс успела вас вытащить из капсулы прежде чем она взорвалась.  

Это заговорил ближний к нам.  

– Вы несколько световых циклов были без сознания, но теперь я вижу всё в порядке, поэтому нам пора двигаться. По дороге Фолс введёт вас в курс дела, к сожалению, во время вашего спасения мы лишились последнего средства передвижения, поэтому надежда только на нашу силу и выносливость. Ну что ж, в путь.  

Солнце равнодушно освещало выжженную до тла планету, обгорелые остатки лесов и равнин. Срезанные как будто огромным ножом вершины, когда-то величественных гор.  

Эта планета была стара. Она многое испытала за миллионы лет своего существования. И безжалостные лучи палящего Солнца, и пожирающую всё живое радиацию, и удары огромных космических булыжников. Планета не раз наблюдала появление жизни на своей поверхности, рождение и смерть целых цивилизаций. Она не могла участвовать, но всё чувствовала. Вот и сейчас, долго оставаясь необитаемой, понимала, что-то происходит. Голубая планета снова была не одинока.  

И действительно, под поверхностью безбрежного океана, группа из семи особей, очень напоминающих осьминогов, существ, когда-то давно обитавших на этой планете, двигалась в сторону закатного, кроваво-красного светила. Они мощно, с силой разрезая воду, двигались слаженно как одно целое. Две особи плыли в стороне, и с удивлением можно было бы заметить, как переплелись пара их щупалец прочно, но в то же время ласково, превращая их в единый организм. Это были Дава и Дев. Они не знали, что будет дальше, что их ждёт в этом чужом и как оказалось необитаемом мире, с неведомым им названием Земля. Но одно они знали точно, пока жива их любовь, она будет их защищать и хранить, что бы не случилось.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 114 | 5 / 5 (голосов: 2) | 18:02 30.04.2022

Комментарии

Книги автора

Странные раздумья
Автор: Alexsar
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
13:16 06.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Рифмы
Автор: Alexsar
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
23:02 05.08.2022 | 5 / 5 (голосов: 5)

Чужая зима
Автор: Alexsar
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
22:45 30.07.2022 | оценок нет

Недуг отважных
Автор: Alexsar
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
15:15 01.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Осенней улицы прикосновения
Автор: Alexsar
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
19:22 03.06.2022 | 5 / 5 (голосов: 8)

Вселенский порядок
Автор: Alexsar
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
09:42 19.05.2022 | 4.87 / 5 (голосов: 8)

Дикий интеллект или зарождение социума
Автор: Alexsar
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
12:39 12.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.