Режим чтения

Странный рассказ

Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует

Оглавление

Глава 1

Случилось мне здорово задержаться в аэропорту Челябинска. Хоть вылет был и назначен на раннее утро, но мела метель и рейс откладывали и откладывали. Нагулявшись по залу и не найдя свободного кресла, я зашел в местное кафе и заказал большую чашку кофе. Сел за свободный столик и начал с интересом разглядывать сидящих вокруг меня пассажиров, таких же, как и я заложников природных явлений. Следом за мной, в кафе, зашла компания и не обнаружив за своим столом достаточное количество стульев, с моего разрешения, позаимствовала от моего пару себе. Так что мой стол имел теперь только два посадочных места, причем одно, было занято мной. Приняв во внимание тот факт, что ко мне может сесть только один человек, а стол был совсем немаленький, я понял, что могу достать свой ноутбук и немного попечатать, не доставляя неудобств окружающим. Что, собственно, я и сделал. В то время я работал над написанием одного своего рассказа. Сюжет меня полностью захватил и увлек в свои дебри. Никого не замечая вокруг, я печатал и отвлекался лишь в тот момент, когда объявляли в очередной раз о задержке всего, что может летать, конечно кроме снега. Вот в такой момент я поднял свои глаза и принял в очередной раз, информацию с сожалением. Услышав, что полосы чистятся и рейсы опять отложены, машинально обвел взглядом окружающих меня людей. У барной стойки, держа в руке чашку кофе, стоял молодой человек, очень интересной наружности. В одной руке он держал, как я уже сказал, чашку кофе, а в другой странный, небольшой чемоданчик. Этот чемоданчик мне напомнил футляр для старинной пишущей машинки. Я видел такие у мамы на работе, в ГОРСПРАВКЕ, когда был еще маленький и мне случалось попасть туда. Очень любил стучать по клавишам и воображать себя писателем. Вот этот, молодой человек, имел при себе весьма похожий чемодан. Одет он был очень элегантно, хотя и не по-современному. Пальто темно синего цвета, довольно длинное. Воротник, отороченный мехом, какого-то зверя. Кисти рук его были в перчатках из тончайшей, видно, что дорогой, кожи, тоже тёмно-синего цвета. Пальто было распахнуто и из-под него был виден темно-серый пиджак, тоже нараспашку. Под которым находился, как показалось, бархатный жилет. Белая рубашка, судя по расстёгнутому вороту, была идеально разглажена. Брюки были черными со стрелками, как только что, из-под утюга, об которые, казалось, можно обрезаться. И заканчивал весь этот ансамбль, толи туфли, толи ботинки, черного цвета, с серебряными бляшками по бокам, с острыми носами.  

Молодой человек осмотрев зал. Заметил, что за моим столом есть свободное место, подошёл, поздоровался и осведомившись, получив положительный ответ, сел, напротив. Я поразглядывав его еще немного, в рамках допустимого этикета, погрузился опять в свою писанину. Творчество увлекло меня и завладело моим рассудком. Оно уносило мой разум все дальше, и дальше, от окружающей меня действительности. Погружало меня все глубже в мир, который я сам и придумал. Из мира иллюзий меня выдернул вопрос странного незнакомца, сидящего теперь напротив меня.  

– Прошу прощения, — обратился он ко мне, — я так думаю, вы писатель?  

– Я? – Удивленно переспросил я. – Почему Вы так решили?  

– Вы очень увлеченно, что-то записываете. Над отчетом, таблицей, графиком так не сидят.  

– Вы наполовину правы, — смущенно согласился я, — вообще у меня есть работа, но в свободное время и при желании, я пишу рассказы.  

– Это так интересно. Сейчас редко встретишь настоящего, творческого человека. Нет, профессий, связанных с творчеством много. Но вот саму личность, да без ложного, напускного эпатажа, редко встретишь. Вот раньше… – незнакомец задумался на секунду, — вот раньше творческие личности не просто горели, они состояли из взрыва, из вспышки, которая уже случилась с ними. Они только на короткое мгновение смогли удержать молекулярный распад… и все. Как комета, пролетела, вспыхнула у горизонта слегка подернутым легким утренним заревом и погасла.  

Мне стало интересно его слушать и я, закрыв ноутбук отодвинул его в сторону. А незнакомец, сделал очередной глоток своего кофе, спросил. – А о чем вы теперь пишите?  

– Я думаю, это мистика. – Отвечал ему я.  

– Мистика? Ну что, мистика — это хорошо. У меня кстати, есть один сюжет, его мне мой товарищ рассказал. Говорил, что с ним случился. Не знаю, врал, наверное. Хотя может и нет. Сами знаете, в жизни разные истории случаются. Вы как писатель должны со мной согласиться.  

Я, в знак согласия, улыбнулся, а странный незнакомец допил свой кофе, и подозвав официантку, заказал еще по чашке себе и мне, начал свой рассказ.  

Мой друг, очень известная личность в своих кругах. Он пишет статьи в журналы. Знает несколько языков. Популярность к нему пришла, когда он был еще молод. Его как-то сразу заметили. От заказов отбоя не было. Обращались к нему и отечественные и импортные издатели. Сам он с Нижнего Новгорода, но для успеха нет территориального значения, где и кто. Зацепит и понесет. Как воронка от торнадо. Так и его затянуло и держит до сих пор. По всем правилам, эта воронка должна была его сломать и выплюнуть, куда-нибудь на обочину жизни уже давно. Но происшествие, что с ним случилось, заставило его со стороны взглянуть на свою жизнь, причем не в переносном смысле. И вот осознав в той жизни, весь трагизм своего поведения, как прививка, сделанная вовремя, спасла ему жизнь. Теперь он солидный, обеспеченный человек. Живет в Женеве. По-прежнему пишет и при всем, при этом, очень спокойный и без малейшего пафоса. А вот когда к нему пришел успех, он поменялся на глазах. Ежедневные кутежи в ресторанах, большая съемная квартира в центре, вечно наполненная непонятными товарищами. Впрочем, это было такое время, все кто мог зарабатывать, так себя и вели. Но он отличался бешеной работоспособностью. Все сидят веселиться, а он уединится у себя в кабинете и к утру материал готов. А потом опять, девушки, друзья и кураж. Но надо отдать должное, он ни разу не подвел своих издателей, чем и заслужил уважение. Он мог емко и точно описать любую тему. В общем имел талант и талант огромный. Его постоянно приглашали на все, на что можно только пригласить: то в Москву, то в Питер, а бывали и выезды из страны. Его почти носили на руках. А на голове корона появилась, что в дверь при желании не пройти. И вот в то время, случилось ему встретить свою любовь, любовь всей его жизни. Некоторое время он даже начал остепеняться. И дело дошло даже до свадьбы. Но после свадьбы всё в его жизни вернулось в свои русла. Опять бешеные пьянки, сумасшедшие оргии, и корона с мантией. Не выдержав такого поведения своего мужа. Молодая супруга заговорила о разводе. Тем более, что один из издателей, не скрывая оказывал ей знаки своего внимания. От всего этого, мой товарищ начал творить вообще не потребное. Как раз в этот период с ним и произошла эта, на мой взгляд, необычная история.  

Вернувшись из очередной командировки в свой родной город, по обычаю зашел в ресторан, где его уже ждали друзья. Там изрядно нагусарился и перебрал через край очень лишнего. Набрался алкоголя так, что под угрозой срыва, оказалась легкое рандеву к одной чрезвычайно хорошенькой дамочке. Больше не в силах выпивать и желая справиться с тошнотой, вышел на улицу. Хотя на город опустились сумерки, возможности проблеваться перед рестораном не случилось. Наличие большого количества праздно шагающих пешеходов кругом и рекламного освещения, не дали такой возможности. Пришлось собрать всю волю в кулак и борясь со рвотными позывами, на плохо слушающихся ногах, обошел здание ресторана и вошел в парк. Обходя летнею веранду и искренне надеясь, что его желудочным страданиям сейчас наступит конец, горячо разочаровался. На веранде, которую в данный момент никто не охранял и отсутствовал свет, находилась большая компания подростков. Решил спешно идти дальше. И отдаляясь от подростков услышал в след. – Эй дядя, не торопись. Сигарет дай.  

Что произошло дальше, он не помнил. Очнулся только утром. Чужая кровать, незнакомая обстановка. Жуткое похмелье и странное чувство в области печени.  

– Так, до дома значит я не добрался, — в слух произнес он, — ладно, ща соберусь и домой поеду. Друзья. – Выкрикнул он, довольно громко. – Подождал немного. В квартире тишина. Только висевшие над кроватью часы с маятником и гирями, слегка поскрипывая монотонно цокали. Звук их немного напоминал удары капель об пустой, медный таз. Больше в квартире не было ни звука. Он приподнял голову и оглядел комнату, в которой находился. Высокий потолок, под потолком лепнина, густо покрытая многими слоями побелки. На стенах обои, местами затертые от времени. Двойная дверь, с облупившейся краской и треснутым стеклом была открыта. На стене большое окно, наглухо задернутое шторой. Из-под которой пробивался свет с улицы. Где-то в коридоре зазвенел телефон. Но к нему никто не подошел. Телефон призывал к себе минуты две, и не получив должного внимания, проворчав напоследок, что-то невнятное, затих. В квартире по-прежнему зависла, полная тишина. Пытаясь понять который час, он вынул левую руку из-под одеяла. На руке часов не оказалось. – Посеял значит, жалко, дорогие. – Опять приподнялся на подушке и повернул голову в сторону висячих часов на стене. Стрелки показывали без десяти минут одиннадцать. – Люди! — очень громко закричал он, стараясь докричаться до хозяев. – Где я. – Ответом опять, было полное безмолвие. Похмелье туманило глаза, голова кружилась. Он залез опять под одеяло и попытался заснуть. На стене зашипев, часы пробили одиннадцать раз. – Пора вставать и ехать домой к жене, сдаваться. Вылез из кровати и на непослушных ногах направился в сторону коридора, с целью найти ванную комнату. В глазах наблюдалась нестабильная рябь, ноги тряслись, в голове у висков стучало давление. Попав в коридор, вгляделся. В правую сторону была входная дверь, прямо находился проход на кухню, а левее был обнаружен санузел. Не откладывая, повернул в левую сторону. Прямо перед дверью висело зеркало, под которым располагалась полка, на которой стоял, видавший виды, старый телефон, и лежала записная книга с авторучкой. Всем своим наполнением, квартира напоминала холостяцкую берлогу. Хотя кругом и была чистота, но изысков не было, а присутствие у входа, батареи из пустых бутылок, говорило, что хозяин этой берлоги принимает алкоголь, крепкий и видимо часто.  

– Странно, я раньше здесь не бывал, — подумал он и посмотрел в зеркало над полкой с телефоном. Увидев отражение, он отскочил в сторону. В стекле, давно не мытом стекле зеркала, отражался не он. Там был мужик, лет на десять старше и телосложением не блистал. Причем отражение повторяло все, как ему, отражению, и положено. Ошалев от ситуации, он стал разглядывать свои руки, ноги, трусы, в конце, концов. Все было не его. Не его, чьё-то чужое, незнакомое. С испугу, забыв о похмелье, заскочил в ванную комнату. Открыл воду и поспешно умылся, зачерпнув в ладони большую порцию холода из-под крана. Стараясь смыть весь ужас, который он только что увидел в коридоре. Подождав несколько секунд, стараясь прийти в себя, поднял голову и открыв глаза увидел, что зеркало, которое по обыкновению располагается над раковиной, разбито в дребезги. А вместо него, на стеклянной полке, рядом с бритвенными принадлежностями, стоит дорожное, круглое, в пластмассовой раме. Взяв его в трясущиеся руки, заглянул вовнутрь. Облегчение, вместе с холодным потом накрыло его, и он сел на борт ванны. В этом маленьком зеркале, к его радости, было его отражение. Сидя на краю ванны, он вспомнил, что кто-то, из вчерашних его знакомых, предлагал попробовать нечто такое, от чего башню сносит напрочь. – Видимо попробовал, — подумал он, хотя и не помнил сам процесс. Поставил зеркало обратно на место, еще раз умылся и вытерев лицо об висячий на крючке, чужой халат, вышел опять в коридор. С опаской посмотрел в зеркало коридора. Там опять отражался чужой мужик. Развернулся опять в ванную и посмотрел на отражение там. В дорожном был он. – Вот меня вштыривает, чё я употребил такое, что до сих пор не отпускает? Это я, с такими глюконами и до дома не доеду. При этом он вспомнил про свою жену, которая наверняка сейчас сходит с ума и место себе не находит. Чтобы убедиться окончательно в том, что с ним происходят игры его разума, под действием неизвестного препарата, взял в руки дорожное зеркало с целью подойти с ним к коридорному и поставить точку в своих кошмарных видениях. Но в этот момент из зеркала в его руках раздался голос.  

– Ты еще не устал эксперименты проводить? Я и то стал понимать, что произошло, или происходит. Давай в себя приходи и думать вместе будем. – Глядя на него из маленького зеркала в руках, с ним разговаривало отражение. Но пологая, что это все только его воспаленные фантазии, напрягся не сильно.  

– Я полагаю, что происходящее со мной сейчас, это мои глюки. – Почти спокойно ответил он отражению.  

– Ты можешь полагать все, что тебе угодно. Но пройдет немного времени, и ты поймешь, что это больше мистика, чем воспаленные фантазии больного мозга. Давай для начала хоть познакомимся. Меня Евгением зовут, я в милиции работаю.  

– А меня Максим, прикольно, я с глюком разговариваю. – Улыбаясь в зеркало, ответил он.  

– Зря ты веселишься, мне по роду моей профессии, в подобные дела верить не приходится. А тут вот, нате. – Продолжало говорить из зеркала отражение по имени Женя. Явно не испытывая позывов к веселью. – Я сначала, когда проснулся, подумал, тоже, как и ты, с похмела привиделось. А как умылся, собрался на улицу выйти, тут и охренел. Открываю входную дверь, а там пустота. Открываю окно, там тоже. И если я ногу, или руку в пустоту заношу, то конечности исчезают. Ты проверь, у тебя за окном реальность, или как у меня? Я здесь как в клетке. Границы клетки, стены квартиры. Мы с тобой телами поменялись. Пока, только такие заключения удалось сделать. Ты Макс, вправду пойди посмотри, что у тебя за дверью.  

Максим, искренне думая, что это все мерещится, пошел к входной двери и открыв ее убедился в наличии площадки, ступеней и вверх, и вниз и квартиры напротив. Причем из соседней квартиры напротив вышел сосед и поздоровавшись с Максимом, отправился выносить мусор. Максим закрыл входную дверь и вернулся опять в ванную.  

– У меня реальность, — торжественно заявил он, но отражения в зеркале вообще не было никакого. – Реальность у меня. – Более громко прокричал он.  

Из отражающейся квартиры, где-то из ее недр, последовал ответ. – Не ори, я за сигаретами на кухню ходил. Так ты говоришь, у тебя реальность??? Весело, это значит я один в зазеркалье провалился? Как Алиса, хотя я эту сказку не читал, чисто по названию сужу.  

– А зря не читали, хорошая сказка. Я вам её охотно расскажу, конечно, когда приход отпустит. – Продолжая улыбаться сказал Максим. – Если вы к тому времени не исчезнете.  

– Так, значит всё не веришь, а я тебе сейчас докажу, что я не буйство твоего воображения. Докажу в два счета. – С ноткой азарта в голосе произнес из зеркала Евгений.  

– Любопытно, с нетерпением жду. – Подзадорил его Максим.  

– Легко, до десяти не успеешь сосчитать.  

– Извольте, не интригуйте уже, начинайте. – Опять капнул масла в огонь Максим.  

– Скажите мне, многоуважаемый Максим, вы ведь не будете отрицать, что в этой квартире впервые и ранее тут никогда не были. Я же, напротив, утверждаю, что являюсь хозяином этого замечательного уголка, доставшимся мне от родителей. И на правах хозяина, я знаю, что в квартире и где лежит. А этого твой мозг тебе представить не может. Ну что, проверим?  

– Давай, давай. – Улыбаясь согласился Макс, рассчитывая, что отражение по имени Евгений, созданное мозгом из воспаленных фантазий, само загонит себя в угол и сейчас все прояснится.  

– Ну начну я с того, что в комнате над кроватью, в часах, спрятана боевая граната. В кухне, под подоконником, выдвигается кирпич. За ним, в школьном пенале, лежат папины золотые часы, марки ЛУЧ, два перстня и мамины цепочки. На часах гравировка «на память Николаю от сослуживцев». Сколько тарелок, ложек и кружек, думаю не актуально. А вот о том, что в книжном шкафу, на второй полке, стоит сборник «СТО поделок своими руками», и вот в нем, между страницами, лежат купюры, номиналом сто долларов. В количестве, пятьсот штук. Уж об этом тебе твой мозг не мог рассказать. Иди проверяй. Только часы со стены не снимай, там и так можно посмотреть. С левой стороны крючочек открывает первую часть, это где стрелки. А вот с правой открывается доступ к механизмам. Вот там и смотри. А со стены не снимай, настраивать потом замучаешься.  

– Моментом, ща проверю. – И Максим зайдя в спальню и встав на кровать, открыв часы, извлек наружу гранату. Покрутив ее в руках и прикинув, что про нее мог рассказывать и хозяин, и это отложилось в памяти, где-то на самом днище мозга. Отправился на кухню, с целью начать разоблачение оттуда. Но к своему глубочайшему удивлению, под подоконником действительно был тайник. Со всем содержимым, о чем ранее рассказал Евгений. Сомнений больше не было. Это не странное действие незнакомого препарата, это мистика. Максим, ошарашенный обстоятельствами, вернулся опять в ванную комнату. Где его в отражении уже ждал, торжествуя свою победу, Евгений.  

– Ну как, убедился? Можешь не отвечать. Вижу, убедился. Я тоже сначала, когда все понял, в шоке был. Теперь нам вместе думать надо, как все обратно вернуть. Если можно, конечно. Я в начале, подумал, что умер, когда понял, мой мир ограничивается стенами моей квартиры. А потом, когда ты в ванную пришел, в моем теле, понял, что живой еще. Кстати, ответь мне на вопрос, у тебя какое сегодня число? Потому, что странно, я, когда пьяный спать ложился, точно знал, что 30 апреля. А на стене теперь у меня 27 число.  

– У меня тоже 30 апреля было, когда я из Москвы в Нижний приехал. Потом тоже набухался, не помню, как вечер закончил, как сюда попал, тоже не помню. – Тяжело осознавая всю ситуацию ответил Максим. Где у тебя календарь висит. Пойду посмотрю.  

– Так ты из Нижнего сюда попал? Вообще весело. А календарь висит на кухне. Он отрывной, я регулярно листики отрываю, мне нравится. У меня традицию еще мои родители завели, я поддерживаю.  

– В смысле, — «сюда попал», — а мы где? – Еще больше удивился Максим.  

– Как где, в Питере, на пересечении улицы Гороховой и канала Грибоедова, в моей родительской квартире. – Отвечая на удивление Максима, отвечал хозяин квартиры. – Иди скорей дату на календаре проверь, а то у меня такое чувство, что времени у нас совсем мало.  

– Ща проверю, — Максим вышел из ванной комнаты и вскоре вернулся с еще более удивленным видом.  

– Ну чего там? – Поторопил его с ответом Женя.  

– На том календаре, тоже 27 апреля. Так мы еще и в прошлое провалились. На три дня. Вообще чепуха.  

– Так, я подобную историю от одного бомжа слышал, когда опрашивал как свидетеля. Этот бомж еще как-то по-старорусски разговаривал. Говорил, что в подобных случаях, время петлю делает. Шанс дает, что-то исправить. Так что если отталкиваться от его теории, то у нас с тобой срок до 30 апреля, до вечера. Если быть точным. – С умным видом закончил Евгений.  

– А тот бомж, я прошу прощения, ничего не рассказывал о случаях, когда телами люди меняются, причем один из них в зазеркалье оказывается? Очень ведь интересно послушать.  

– Про такие вещи он не рассказывал. Не было такого. Но вот если включить логику и опереться на здравый смысл…  

– На что опереться? На здравый смысл? – Максим перебил собеседника. – Мне кажется, что в нашем случае, не к здравому смыслу надо обращаться за помощью, а к сказочным героям, к «гусям-лебедям», или еще к кому-то из той оперы. Хотя, прошу прощения. Нервы шалят. Ты ведь у нас милицейский работник. Следователь наверное? Так что продолжай строить свою цепочку предположений и догадок.  

– Ну вот, что мы знаем из того, что имеем. Я повторюсь, на все у нас с тобой три дня. Опираясь на логику, имеем тебя в моем теле. А меня в твоем в зазеркалье. У меня в зазеркалье есть только эта квартира. А ты остался в родном мире, хотя и вернулся назад. Выходя из этого, получается, что мы должны помочь тебе в прошлом. Видимо нужно, что-то исключить, или помочь тебе в чем-то. А вот в чем, это загадка. Ты вообще, чего помнишь из того вечера, после которого очнулся здесь?  

– В тот день я вернулся из Москвы. Получил гонорар за статью в модном журнале и получил новый заказ. Я пишу статьи в журналы. – Пояснил свою работу Максим. – Прям с вокзала направился в ресторан, друзья заказали встречу отметить. Потом пошел за ресторан воздухом подышать. А дальше все, не помню ничего. Потом уже здесь очнулся.  

– Так ты журналист-писатель, успешный, завистников много, жена налево не смотрит? – Насыпал вопросы Евгений, явно понимающий толк в расследованиях.  

– Завистников полно, успехом избалован, жена хочет подать на развод, за ней издатель один ухаживает. И отвечая на еще незаданный вопрос: есть накопления, в собственности большая квартира в Нижнем, еще есть приличная дача в ближайшем пригороде, и машина, мерседес. Все на мне.  

– Да, ты прям «буржуй». С таким букетом, тебя грохнули вечером 30 апреля. Рубль за сто отдаю. Прям к бабке не ходи. Точно тебя грохнули. А вот кто и за что, хотя пардон, за что и так понятно. Осталось только найти кто. – Женя прикурил сигарету и задумчиво посмотрел в сторону, видимо рассуждая о том, почему всего этого богатства нет у него.  

– Слушай, Женек, но при таких делах, все более чем просто. Едем в Нижний, дожидаемся нужного времени в парке, не даем случиться трагедии. Мне кажется несложно.  

– Может быть ты и прав, — остепенил рвение Максима Евгений, — но давай для начала, как говориться, опишем круг подозреваемых самого начала. Начнем с редактора в Москве. Потом из Москвы переходим в Нижний, там куча товарищей-завистников и наконец возвращаемся к главным подозреваемым. Это твоя супруга, которой, по наследству, переходит все твое состояние и герой любовник ее, из местных издателей, которому ты мешаешься в достижении его любовной цели. Кажется, всех назвали, никого не забыли?  

– А вот еще, там в парке, когда я за ресторан вышел, желудок почистить, группа подростков была. Они мне еще что-то кричали. Может они?  

– Вполне может. А может и не они. Все могли. У всех интерес был. Начнем с редактора из Москвы. Давай по часам расклад делай. Что с ним делали, сколько времени прошло до момента трагедии? Может он тебя еще в Москве отравил чем, по принципу, на дорогу и несчастный случай спишется.  

– Ну получил я от него деньги, выпил у него в кабинете немного коньяку и отправился на вокзал на такси. На все не больше минут сорока и ушло. А забыл, мы с ним еще новый контракт подписали. Он за него предоплату тоже дал. На вокзале сразу в поезд сел. Он уже на перроне стоял. Потом на дорогу еще около пяти часов ушло. Я спал в вагоне, не выходил никуда. В нижний приехал, прям с вокзала взял такси и в ресторан.  

– Так, Московского издателя вычеркиваем. Если бы был яд, то он уже подействовал.  

– Ну да. – Согласился Максим. – Да и смысл ему от меня избавляться, достаток его в разы моего больше, да и интерес он в моей работе имеет.  

– Значит круг сузился до размера Нижнего Новгорода. – Немного подытожил Евгений. – Следовательно нам туда нужно торопиться. Но по поводу твоего предложения, ждать в парке, думаю неверно. Мы должны исправить ситуацию, заранее не довести ее до трагедии. Я, конечно, не знаток путешествий во времени, но мне, почему-то кажется, что нельзя в данном случае резких действий творить. Нарушим плавность движения времени. Но это только мне так кажется. Ну тем не менее, не будем терять этого драгоценного времени, а отправимся прямо сейчас на вокзал. Доберемся до столицы и пересядем на транспорт до Нижнего. А уж там и будем принимать решения по месту. Хорошо, что у меня есть немного сбережений, а то на банальном безденежье прогорели бы. Где лежат доллары ты уже знаешь, бери их все, пригодиться. На вокзале обменяешь.  

– А как ты переедешь? – Удивленно поинтересовался Максим.  

– Я думаю, что если ты положишь это зеркало в карман, то этого и будет вполне достаточно. Ты только его в нагрудный положи и смотри аккуратней, не разбей. Я хрен его знает, какие последствия могут быть. В дороге со мной не разговаривай и не привлекай внимания. Помни, что я – это ты, а ты – это теперь я. Увидишь знакомых, внимания не обращай, не узнают. От своего отражения не шарахайся. Ксиву мою не забудь, может пригодиться. Веди себя скромно, в дороге не пей, знакомств не заводи. Короче спи, да в окно глазей.  

– А тебе удобно будет, в кармане? – Поинтересовался Максим.  

– Чудак, это ты едешь, а я в своей квартире остаюсь. Мне более чем удобно.  

| 557 | 4.9 / 5 (голосов: 10) | 19:37 26.02.2022

Комментарии

Анонимный комментарий22:42 16.08.2022
"Странный рассказ" - это третья часть, "господина художника"
На ЛИТРЕСЕ, это все одна книга.
Анонимный комментарий11:32 28.03.2022
Отлично. Как будто кино посмотрела.
Pochikaevskiy19:29 23.03.2022
Возможно, я что-то упустил, но в чём сюжет персонажа милицейского? Почему именно в его тело попал герой? Не ясна связь между журналистом и служителем закона
Честно, интриги в конце не получилось
Skromniza16:42 18.03.2022
Сплошная интрига и слог хороший
Sinilga12:27 13.03.2022
На УРА!
Lightness_of_being04:21 13.03.2022
очень хорошо написано, прекрасный слог, не могу оторваться
Анонимный комментарий20:01 02.03.2022
Читатели сами заправят, по своему вкусу.
Анонимный комментарий09:43 28.02.2022
Даже не винегрет, все слоями, перемешать и заправить забыли, мистика, детектив, лирика, прчем не увязанна. Связки с предыдущими рассказами не вижу, Сергеев в СССР миллионов 12.
Анонимный комментарий14:42 27.02.2022
Хорошее ответвление! Продолжайте в том же духе!
Анонимный комментарий10:20 27.02.2022
Конечно связан. Писателю повстречался главный герой его ранее написанного рассказа "господин художник"
Анонимный комментарий10:11 27.02.2022
Рассказ понравился. Повествование плавное, интрига присутствует. Хочется спросить у автора - а не связан ли никаким боком этот рассказ с произведением «Господин художник»? Как то стилистика напоминает…
Анонимный комментарий12:58 22.02.2022
Какой цинизм с стороны автора по отношению к читателям.... Возмущен и это слабо выраженно. Рассказ не закончен. Интрига закрученна. Это что всë??

Книги автора

Господин художник. Книга вторая. Долгое возвращение
Автор: Dorofeev
Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует
22:28 26.07.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Господин художник
Автор: Dorofeev
Рассказ / Мистика
Иногда, то, что мы пытаемся разглядеть вдалеке, стоит у нас за спиной и ждет, когда мы просто обернемся.
15:08 21.11.2021 | 4.84 / 5 (голосов: 19)

300 верст в сторону от центра
Автор: Dorofeev
Рассказ / События
Приступая к написанию рассказа, я представлял себе компанию из известных людей: Гарика Сукачёва с супругой, Ивана Охлобыстина, Михаила Ефремова... Представил их немного старше и живущих в деревне... П ... (открыть аннотацию)росто представил.
10:28 11.06.2021 | 5 / 5 (голосов: 9)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.