Режим чтения

Скорбь

Стихотворение / Проза, Сказка, Фэнтези, Другое
Абрахам - дитя военных смут между церковниками и магами. Он посвятил свою жизнь истреблению всего магического, что есть в этом мире, но это не принесло ему славы, ведь сам он - маг.
Теги: сказка
незавершенное произведение

Оглавление

1.

Всё валилось у Стефании из рук! У неё не было сил, чтобы собраться заранее и поэтому расчёт был на то, чтобы раньше подняться и, не торопясь, прийти в норму, но решительно всё протестовало против этого.  

Сначала, застёгивая форменную серую мантию, Стефания как-то неловко дёрнула последний крючок, и тот беспощадно разломался пополам. Минуты две она ещё пыталась как-то застегнуться или подколоть воротник у горла, как подобает служителю Церкви Животворящего Креста, но потерпела полную неудачу и исколола булавкой все пальцы.  

Проклятия ещё не срывались с её губ, но сама Стефания уже взвинтилась, понимая, что необходимо переодеться, и от этого всё стало хуже. Другая мантия оказалась чуть тесноватой, и для неё уже не подходил тот поясной ремень, что шёл к первой.  

Пришлось искать новый ремень, который почему-то нашёлся не в шкафу, а за ним, но, хотя бы, нашёлся.  

Потом заела застёжка на высоком форменном сапоге. Стефания уже вовсю нервничала и дёргала противный крючок, никак не помогая делу. Бог сжалился над неудачливой своей служительницей, и через несколько минут Стефания смогла застегнуть сапог, чувствуя себя измотанной – а ведь рабочий день ещё даже не начался!  

На этом череда неприятностей не закончилась. Стефания схватилась за гребень и…тот половинкой остался в её руках, а другой половинкой плотно впился в и без того спутанные волосы.  

Стало ещё жарче – лицо Стефании пошло пятнами, а в слезах закололо от обиды на всё и всех вокруг. Мало того, что она вынуждена служить беззаветно Церкви, а вернее – одному из её несносных охотников, и терпеть все унижения жизни от него, так ещё и гребень! Вот от гребня Стефания такого точно не ожидала.  

Никто не пришёл бы её успокаивать, и здесь дело было даже не в том, что покои Стефании – узкая маленькая комнатка предназначались для неё одной, а в том, что во всём оплоте Церкви, будь то архивные служители, охотники, жрецы или сопровождающие служители, убирающие и готовящие пищу, или же служители оружейной – никто и никогда не проявлял сострадания по таким мелочам. Но именно из-за подобных мелочей Стефания расстраивалась куда сильнее. Ей легче было переносить услужение охотнику Абрахаму – существу грубому и жестокому ко всему живому, и даже выносить язвительные насмешки насчет своей покорности, или участвовать в боях с магической нечистью – здесь она могла не проронить и слезинки, а вот какой-то сломанный крючок, заевший замочек, ремень и гребень выбили её из равновесия.  

Никто бы не понял! А как понять? Тут война идет уже почти сто лет – церковники бьются с магической нечистью, желая защитить мир людей от всякой богопротивной сущности, а она из-за гребня и замочка расстроилась!  

Стефания заставила себя прийти в норму – в самом деле, время движется к вечеру, с минуты на минуту её хватится Абрахам, а от него и без того пощады не жди. На перекус уже времени нет, нужно торопиться…  

Стефания выскочила из своей комнатки и, несмотря на спешку, всё-таки заперла её на тяжелый железный ключ, который носила с собою – эту привычку, как и многие другие понемногу вбивал в неё Абрахам, заявляя:  

–Всякий любопытный, всякий враг может попасть к тебе и выведать все твои тайны!  

Поначалу Стефания сглупила и заметила:  

–Но здесь же церковники! Они все наши союзники.  

–Дура! – привычно взвился Абрахам, – то, что мы сражаемся во имя одного креста и именем одного бога, не делает нас друзьями! Мы все еще враги, поняла, бестолочь?  

Стефания не поняла, но поспешила кивнуть. В конце концов, ей было не сложно запирать двери. Да, ключ оттягивал карман, и это занимало время – скважина была очень тугой, но, тем не менее, она закрывалась, хотя многие из церковников, заметив такую предосторожность, только поджимали губы в презрительной усмешке и цедили:  

–Не доверяет!  

Но с советами не лезли. За это уже спасибо.  

Стефания спешила по коридорам, пробегала лестничные пролеты, не замечая встречных церковников, и не думая сейчас ни о чем – в ней ещё жила надежда, что она может успеть, но…  

–Явилась, разгильдяйка! – Абрахам даже не повернул головы на её робкое появление, да ему и не нужно было поворачивать этой самой головы, чтобы почувствовать чьё-то присутствие.  

Абрахам был фигурой мрачной и ужасающей. Он начинал как маг, когда война между магами и церковниками уже шла, но еще кипела в полном азарте, когда поколения не сменились, когда были ещё в советах с обеих сторон те, кто помнил истинные причины этой войны, но, разумеется, не выдавал их.  

Абрахам был талантлив и его жажда знаний не знала границ. А потом он сменил сторону. Просто стал предателем и, как маг, стал охотником на других магов и магическую братию, заработав на свое имя тысячу и одно проклятие. Абрахам знал многие секреты, укрытия, имена и это очень подкосило магическую сторону. Но карьеры, если он, конечно, её желал, среди церковников это тоже ему не принесло – его не допускали до интриг и бумаг, держали цепным псом, ведь предателей нигде не любят.  

О причинах перехода гадали и церковники и маги. Правду не знали, а выспрашивать не было возможности – нрав у Абрахама еще как у мага не был покладистым, он с легкостью мог и прибить, не моргнув глазом, если считал себя оскорбленным. Дальнейшие же годы презрения с обеих сторон, его собственное отчуждение и мрачное время сделали из Абрахама существо пугающее, несдержанное в словах, обладающее по-настоящему охотничьим нюхом на прежних своих союзников и нежеланным в любом обществе.  

Он не пользовался возможностями роскошной жизни, которой жили некоторые слуги Церкви Животворящего Креста, был аскетом по убеждению, носил годами старый запыленный плащ и этим пугал ещё больше. Не власть ему была нужна, не деньги, а что-то совсем иное в рядах церковников, и эта внутренняя жажда, что оказалась куда сильнее природного желания держаться к своим, не давала понимания о целях. Непознанного же всегда боятся. Абрахам был фанатиком из числа предателей, обладатель скверного характера – его не просто боялись, его откровенно ненавидели.  

Но Церковь мирилась с ним – пока он был еще нужен. Его же свидетельства как лучшего охотника на магическую братию делали много шума, но не приближали ни к знаниям, ни к власти.  

У него и помощников-то было мало – Абрахам часто держался одиночкой, иногда лишь, в случае необходимости, вынужденно брал с собою двух-трех молчаливых и покорно-тупых церковников.  

Стефания появилась у Абрахама совсем недавно – её перевели с верхних уровней архива, где хранились лишь текущие записи, к нему в услужение, в должность: принеси-подай-понюхай-сходи-скажи-передай.  

Сам Абрахам понял, что ему необязательно появляться и заниматься всем сразу. Стефании он не доверял, хоть и считал ее откровенной дурой. Он вообще никому не доверял, но Стефания, по мнению Абрахама, была самой безопасной кандидатурой…  

–Простите, пожалуйста, – Стефания вздохнула, зная, что не избежит трёпки, если Абрахаму захочется. Да и не посмеет избежать.  

–Что мне твои извинения? – Абрахам всё еще не смотрел на свою прислужницу, полностью погруженный в расстеленную перед ним карту какой-то гористой местности.  

Таким Стефания его чаще всего и видела. Когда Абрахам был у себя, то так и склонялся над той или иной картой, и либо вглядывался в нее, либо вычерчивал маршрут. Он так и ходил в своей протертой серой мантии, не желая ее менять или приводить в достойный вид. По поясному ремню висели в великом множестве всяческие артефакты – мелкие флакончики, веточки, фигурки – все как один снабженные какой-то магией.  

Да и на руках Абрахама – руках очень грубых – постоянно были браслеты, на пальцах – разномастные кольца и перстни. И что-то подсказывало Стефании, что эти украшения были совсем не эстетическим решением.  

Стефания не отозвалась. Действительно, что ему до каких-то там извинений? Глупость одна и блажь. Но что же ей – молча стоило появиться?  

Абрахам как будто услышал, а может быть, и на самом деле услышал – кто этих магов разберет?  

–Тебе вообще не следует говорить, если ты не можешь сказать что-нибудь стоящее. Я сам с тобой заговорю.  

Стефания кивнула, не зная, увидит он, догадается ли, или ему просто плевать.  

–Принеси мне воду с лимоном, – всё ещё не удостаивая её взглядом, продолжил Абрахам и ещё ниже склонился над картой.  

Стефания как можно тише (Абрахам не выносил громких шагов и даже шелест одежды его раздражал), скользнула к его столу, где стоял на одном и том же месте на протяжении многих лет кувшин с водой. Лимоны Абрахаму приносили проштрафившиеся служители из сопровождения.  

Стефания научилась действовать быстро и уже меньше чем через минуту она несла обратно лимонную воду.  

На «спасибо» или хотя бы на «угу» рассчитывать не приходилось. Абрахам взял стакан из её рук и залпом осушил его…  

Стефания воспользовалась этим мгновением и опустила глаза на расстеленную карту. Ей хватило сноровки, чтобы за отпущенное ей мгновение прочесть «Сармат», и увидеть примерное направление маршрута Абрахама.  

Но большего у нее не было и не могло быть. Абрахам грубо всунул стакан ей в руку и жестом велел отойти, а сам снова склонился над картой.  

Стефания хотела, было, спросить, не нужно ли охотнику еще чего-нибудь. Но вовремя вспомнила, что ей запретили говорить, и продолжила хранить молчание. Абрахам еще постоял над картой с четверть часа, и всю эту четверть часа Стефания хранила тихую покорность, не выдавая своего присутствия и полагая, что про нее совсем забыли, но вдруг Абрахам повернулся к ней и спросил:  

–Так почему ты опоздала сегодня?  

Стефания не была готова к такому вопросу и едва-едва удержалась от глупого: «что? » благо, на службе у Абрахама она была не первый день и поэтому смогла ответить куда яснее, зная, что выбирать лучше честность:  

–Крючок на мантии сломался. Потом сапог не могла застегнуть. Ну…и гребень пополам.  

Взгляд Абрахама стал откровенно издевательским:  

–Это то, что волнует тебя во время войны? Сапожок-гребешок?  

–Я не…  

–Молчать! – рявкнул Абрахам с неожиданной яростью. – Наши враги повсюду! Они используют каждую минуту нашего промедления, желая лишь одного – сокрушить нас, истинных служителей Церкви Животворящего Креста и подчинить весь мир надругательству над божественной природой! Важен каждый солдат и важен каждый миг, а ты…  

Абрахам махнул рукой с такой обреченностью, словно бы перед ним был совсем пропащий человек.  

–Дура! Бесхребетная дура, – констатировал охотник и снова глянул на карту.  

Стефания сглотнула комок. Обычно от Абрахама такое она слышала в день по три-четыре раза, но каждый раз он пугал ее именно такими речами, подводя к мыслям о том, что едва ли не от одной Стефании зависят поражение и победы Церкви.  

А между тем – Стефания даже не была до недавних пор в боях! Да и сейчас все те вылазки, на которые Абрахам иногда снисходил до нее, обычно решались не её силами. Но этот человек не думал о ничтожном значении какого-либо человека, а возводил его до великой ответственности…  

Чем зарабатывал против себя только новые и новые вспышки ненависти.  

Стефания не дернулась, лишь покорно стояла, опустив голову, готовая, кажется, теперь уже ко всему. Долго Абрахам ее не мучил. Не оглядываясь, велел:  

–Поднимись к советникам и узнай последние вести. Только не перепутай двери!  

Стефания их и не путала, но знала, что так Абрахам подчеркивает свое окончательно сомнение в ее интеллектуальных способностях, однако, выдержала и это, выскользнула неслышной тенью в коридор.  

Зал советников, куда трём часам дня должны были приходить либо охотники Церкви, либо их служители, располагался на третьем уровне, но Стефания знала, что ждут её вначале уровнем ниже и тремя коридорами левее и скользнула змейкой туда, радуясь, что в этот час в коридорах пустовато.  

Её действительно уже ждали.  

Есть такой тип людей, которые всегда остаются на своём месте или где-нибудь рядом с ним. Будет голод, война, великий потоп или просто понедельник – они останутся! Они незаметны и не играют явной роли, никогда никого открыто не критикуют, открыто не поддерживают и редко когда отказывают в помощи кому-либо. Чаще всего это люди, которым кроме как на собственный разум рассчитывать не на что и не на кого. Такие люди приходят с низов, тяжело поднимаются, пока вдруг не решают где-то все-таки остаться.  

Их оружие – информация. Они добывают её, оказывая мелкие, но от этого еще более необходимые услуги и осторожно управляют ею. Такой сорт людей не берется за великие дела, оставляя их великим людям, а довольствуется чем-то более неприметным, но фундаментальным.  

И один из таких людей ожидал Стефанию, как ждал её уже не в первый раз.  

–Здравствуй, Рене, – Стефания пыталась говорить уверенно, но страх невозможно было сдерживать, и голос подрагивал.  

Рене был «вечный офицер» Церкви Животворящего Креста. Он числился в боевых рядах, но никогда не был в боях и занимался тем, что наводил бытовой порядок среди охотников креста. В его задачу входило обеспечение всем необходимым таких как Абрахам и эта должность была удобной для него – она оставляла Рене множество маневров и отходных путей, давала ему связи и знакомства.  

Внешность у Рене была самая заурядная. Обыкновенный рост и обыкновенные черты. Человек, на вид, самого среднего ума и самой средней жизни…  

Жаль, что лишь на вид.  

–Здравствуй, Стефания, – голос же его был доброжелателен, как будто бы обсуждение касалось погоды, а не реального дела, – ты сегодня позже.  

–Задержал, – отмахнулась Стефания и осеклась, кашлянула, разгоняя неловкую паузу.  

Рене не торопил и дал ей целое мгновение – бесконечный шанс, чтобы заговорить первой, но она этого не сделала, и ему пришлось спросить самому:  

–Как дела?  

–Я опоздала, – признала Стефания и снова замолчала.  

Ей тяжело и неприятно было выполнять отведенную роль информатора. Во-первых, она до жути боялась Абрахама. Во-вторых, она чувствовала, что ее используют и чем дольше Стефания служит Рене и его интересам, тем сильнее увязает. В-третьих, сообщать ей было-то и нечего. Всегда нечего.  

Но Стефания была молода и глупа, когда ей предложили подняться из архива на ранг выше и занять место «помощницы охотника». Тогда она даже не знала, что там за охотник и уж тем более не предполагала, что в ее обязанности (как весьма и весьма непрозрачно ей намекнули с самого начала) будет входить шпионаж.  

Стефания просто хотела сбежать из архива, заняться чем-нибудь стоящим и ухватилась за первую же возможность, истосковавшись по общению и обществу.  

Ни того ни другого в той мечтательной мере она не приобрела, зато приходилось доносить и Стефания день за днем пыталась придумать, как бы ей избежать этого досадного своего провала. Пока единственный вариант, который видела лично Стефания – это покаяться перед Абрахамом, когда тот будет в лучшем духе, чем обычно.  

Но дни шли, Стефанию спрашивали опять и снова, а она все не могла найти время и всё дальше увязала и увязала.  

–Нашла куда опаздывать, – укорил Рене и хоть укор его был мягким, Стефания покраснела. – И всё же, чем он занят?  

–Смотрит карту, – прислужница развела руками, – как и всегда – смотрит карту, ругает меня и снова склоняется к карте!  

–Какую карту он смотрит? – терпение Рене казалось безграничным, но проблема в том, что именно казалось, потому что он с таким же добродетельным и мягким видом мог уничтожить человека, ненужного ему более и даже не дернуться после.  

И всё обставить так, чтобы вышло по закону.  

–Большую…- Стефания сглотнула комок. В глазах Рене промелькнула страшная тень, и она выпалила. – Сармат! Он изучает карту Сармата!  

–Сармат? – Рене удивился всерьез. – ты уверена?  

–Он прокладывает маршрут, – торопливо подтвердила Стефания, злясь на собственную слабость воли. – Маршрут по Сармату, к востоку.  

–Что ему там нужно…- вслух размышлял Рене, но спохватился. – Ступай, Стефа, мы поговорим завтра, ступай!  

Стефа торопливо бросилась на этот раз к нужному ей уже пролету и поспешила наверх, злясь на себя и досадуя на собственную трусость. Ей пришло в голову, что будь на ее месте сам Абрахам, он бы не испугался и отвечал бы с дерзостью, на какую был способен. А она? Слабая девчонка, которая не умела ни шпионить, ни скрывать, не умела ничего, кроме как подавать воду, и то, опаздывая…  

Самобичевание пришлось отложить. Совещание должно было состояться с минуты на минуту, и все помощники были уже на месте – Абрахам был последним из охотников, кто стал отправлять кого-то вместо себя.  

Стефания была двенадцатой и последней из помощников. В полутемной зале все уже расселись за уродливо огромным столом. Последние из членов Совета вошли из противоположных дверей вместе со Стефанией, но она успела быстрее, чем они нырнуть за стол, заняв свое место между Делин – помощницей охотника Фенрира и Клементом – помощником охотника Скарона.  

Делин и Клемент были братом и сестрой. Они начали служить в одно время и вместе поднимались до прислужников. Разделение началось лишь недавно, но оно было неотвратимо – Скарон увидел в своем прислужнике потенциал охотника, а для Делин такого прогноза никто не ожидал.  

Брат и сестра хранили вежливость друг к другу и делали вид, что всё в порядке, но всякий, кто не был слепым, знал, что раскол их близок.  

Стефания чувствовала себя нелепо, вмешавшись в кровный ряд, но куда там…сегодняшний день ее был построен на неловком чувстве! Как, впрочем, и прошлый. Как будет построен и завтрашний.  

Она с усилием улыбнулась, делая вид, что находиться здесь ей – одно удовольствие. На нее было обращено много внимания, а Стефания боялась этого больше, чем привыкла показывать. Ей всё время казалось, что все эти взгляды слишком хищные, а все сочувственные вздохи, рожденные ее службой Абрахаму – лишь яд.  

–Во имя Света и во имя Креста, творящего жизнь, мы открываем заседание… – тоскливо начал советник первого порядка, прикрепленный к скучной бюрократии. На взгляд Стефании для ежедневного заседания с помощниками можно было бы и избавиться от такого пафоса. Тем более – заседание это заключалось в кратком пересказе новостей.  

На ярость всей молодости и к спокойствию большей части, уже умудренной и хватанувшей войны, церковников, положение сейчас было не таким уж и плачевным. Маги опасались высовываться – поголовье этой скотской нечисти сокращалось, и они не рисковали уже устраивать открытые шабаши и проводить свои богохульные ритуалы. Отлавливать их было трудно.  

Стефания точно знала, что не услышит в ежедневной сводке ничего – и не ошиблась в этот раз. Никто из помощников, включая ее, не мог сказать ничего вменяемого, но к Стефании всё равно было больше внимания – как будто бы она могла дать какой-то удивительный ответ. Она! Та, с которой не считается Абрахам, могла бы вдруг выдать, по мнению и ожиданию присутствующих вдруг его планы? Смешно! Отвратительно и смешно.  

И Стефания сказала, глядя в лакированную столешницу:  

–Абрахам изучает карты.  

–Какие? – тут же живо спросили ее, как будто бы это имело всерьез значение.  

Стефания пожала плечами – если ей не было положено знать, значит, она и не знает. Исключение – Рене, но там ее долг и договариваться только ей со своей совестью.  

Далее последовала традиционная и преисполненная пафосом речь советников о том, как это важно – уничтожить магию и какие меры для этого нужно предпринять. Стефания едва-едва не засыпала от скуки. То, что звучало бы из уст Абрахама страшным призывом и бодрило бы, сейчас звучало в исполнении тоски, как будто бы заученными строками.  

–И методы, избираемые нами – милосердны и справедливы, ибо торжествует всегда правда и справедливость и оружие, обращенное к служению Животворящему Кресту…  

Стефания моргнула – вся её жизнь вращалась вокруг одних и тех же слов. Всегда неизменная формула: магическому проявлению бой! Бой именем Креста! Бой до смерти…  

Но всякой пытке приходит конец. Наконец, было объявлено о конце заседания и Стефания заторопилась, было, покинуть залу, чтобы как можно дольше прошататься по коридорам, а потом предстать перед Абрахамом и получить в очередной раз от него нагоняй, но на этот раз за то, что не было никаких новостей.  

Но ее окликнули:  

–Стефания, задержитесь!  

До свободы оставалась пара шагов! А свобода – это целых три коридора до медленным шагом прежде, чем будет разговор с Абрахамом!  

Три коридора…  

Стефания сделала вид, что не разочарована и остановилась. Мимо проходящие прислужники поглядывали на нее с любопытством, но не решались заговорить. Только Делин, проходя, слегка коснулась ее руки, мол, не боись, прорвемся. Стефания слабо кивнула и оказалась один на один с советниками.  

Они не заставили себя долго ждать с вопросами:  

–Как вам служится у Абрахама, Стефания?  

–Прекрасно, спасибо, – не задумываясь, ответила она. И добавила, с удовольствием глядя в вытягивающиеся лица советников, – он профессионал своего дела и прекрасный человек!  

Советники были мастерами своего дела, но даже они не смогли удержаться, чтобы не переглянуться в немом изумлении.  

–Мы можем… – начал один.  

–Если вас что-то не устраивает…  

Стефания представила качающиеся верхние полки ненавистного архива и решила, что лучше будет сносить от Абрахама все, что только сумеет внести, а потому поспешила перебить:  

–Меня все устраивает, благодарю вас за такую заботу! Я чувствую, что нахожусь на своем месте.  

На самом деле, конечно, она ничего подобного не чувствовала. Хотя бы из-за того, что не знала, что такое «место в жизни». Ей не пришлось ничего решать в своей. Ну почти не пришлось.  

–Что ж, Стефания, – советник первого порядка вздохнул с притворной жалостью, – тогда совет Церкви Животворящего Креста считает необходимостью дать вам задание. Только для вас, понимаете?  

Стефания не понимала, но выдрессированная, кивнула.  

| 31 | оценок нет 07:32 15.01.2022

Комментарии

Книги автора

Воровка
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка События Другое
Это у неё – мелкой воровки сегодня решалась вся её судьба, а у него был обычный четверг и его больше занимала мысль о том, что сегодня будет на обед…
Теги: сказка
09:45 16.05.2022 | оценок нет

Образец "Р"
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Фэнтези Эзотерика Другое
-Так ведь не знали мы. Билась в сетях. Мы её выволокли вдвоём еле-еле. Думали, что надо как-то сохранить. Ну и сунули в бочку с водой.
Теги: сказка
09:38 16.05.2022 | оценок нет

Рай
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка События Другое
Зачем, спрашивается, в раю держать посредственных и слабых
Теги: сказка
09:31 16.05.2022 | оценок нет

Враг
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка События Эзотерика Другое
-Не всё, похоже, решается смертью, - герцог Антор знал, что она права. Будь он правителем настоящим, будь он решительнее, то ей бы уже покоиться рядом. – Вы можете уехать с детьми на родину. -Это его ... (открыть аннотацию) дети, - повторила леди Эллия. – Моему старшему сыну семь лет, клянусь вам именами моих богов, клянусь кровью и костями моих предков – он будет мстить!
Теги: сказка
08:56 06.05.2022 | оценок нет

Закат
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Сказка Фэнтези Эпос Другое
Для двоих, стоящих на балконе, этот закат означал совсем иное, чем для всех прочих людей и не совсем людей в этот вечер. Одному это означало гибель по меркам мирского, а другому – возрождение и путь к ... (открыть аннотацию) долгожданному триумфу.
Теги: сказка
08:51 06.05.2022 | оценок нет

Тоска
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка Эпос Другое
-Этот человек не может быть достоин того, чтобы находиться здесь. Все присутствующие имеют либо чистую кровь и заслуги, либо какой-то талант, а этот, с вашего позволения… -Тогда держитесь дальше, гос ... (открыть аннотацию)пожа, а то я вас запачкаю...
Теги: сказка
09:49 26.04.2022 | оценок нет

Худшее решение
Автор: Annaraven1793
Рассказ / Проза Сказка События Чёрный юмор Другое
-Бред! – возмутился Ламарк, - среди всех древних родов, да не в обиду вам, друзья, Монтгомери самые честные. Они честно говорят, что торгуют со всеми и плевать хотели на трон, власть – их волнуют день ... (открыть аннотацию)ги.
Теги: сказка
09:43 26.04.2022 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.