Режим чтения

БОРТ 556.(Мистико - приключенческий эротический триллер). 4 серия.

Роман / Любовный роман, Мистика, Приключения, Проза, Эротика
Роман по существу, весь, является мистикой от начала и до конца. Только раскрывается в самом конце как мистика, когда подходит сама развязка всего сюжета. Многое, вероятно, читающему будет не понятно сразу и на протяжении всего киноромана. Но, если прочесть до конца, все становиться на свои места. И все становится понятно, как, кто? и что? Обилие изощренной эротики.Посему исключительно для взрослых. 4 серия.
Теги: Только и исключительно для любителей такого жанра.

БОРТ 556 Серия 4.В плену черной глубины

– Нет! Не пущу! – вдруг, по-русски, раздалось за моей спиной – Не пущу, тебя, Володенька! – этот истошный крик напугал меня. Я чуть было не выронил маску из рук и ласты. От этого сумасшедшего громкого истошного крика. Я, напугавшись, резко повернулся. И в этот момент Джейн налетела на меня в полной ночной темноте. Ее невысокая силуэтом в свете горящей Луны и звездах девичья фигура, ударилась прямо в меня. И обхватила меня, повиснув на мне.  

– Не пущу! – она, прокричала практически на идеальном русском. И уже как русская, обхватив меня руками за мой мускулистый в черном гидрокостюме моряка торс. Она хорошо уже говорила по-нашему. Еще несколько ломано, но достаточно хорошо. Нахватавшись от меня всяких еще разных в процессе близкого и тесного общения слов. И, применяла их правильно.  

– Не пущу! – прокричала, снова она – Никуда, не пущу, тебя! Я знаю, что ты задумал, знаю, любимый! –она мне твердила и ей было наплевать ан то, что кругом сейчас враги и было даже здесь не безопасно.  

Джейн выскочила на палубу практически полностью до наготы раздетая. Сбросив видимо у себя в каюте белую свою длинную рубашку и в одних просто плавках от полосатого купальника, вылетела на палубу «Арабеллы». Даже без лифчика. И с голой девичьей загорелой полненькой грудью.  

Она прижалась ко мне и к моей спине своими черными твердыми возбужденными сосками. Джейн обхватила меня так сильно, что у меня перехватило в груди дыхание. Я ощутил это женское любимое нежное гибкое тело своей голой мужской спиной. Страсть и любовный наполненный болью потерь и горя жар, что обжог меня и проник внутрь.  

Джейн придавила меня к леерным бортовым ограждениям левого борта яхты, не давая даже пошевелиться.  

Ее голенький овальный с круглым пупком загорелый девичий живот, жаждущий ребенка, прижался ко мне. Плотно прижался Джейн в узких ее полосатых купальника плавках волосатый лобок, бедра ног. Уперевшись коленями в мои голые тоже ноги. А маленькие ее с пальчиками стопы прижались к моим.  

– Джейн – я тихо ей произнес, сам возбужденно страстно в ответ дыша – Я должен Джейн – я произнес ей еще –Это ради нашего общего дела. И ради смерти Дэни, Джейн. Мы должны это завершить любой ценой.  

– Дэни заразил тебя этим. Ты сейчас как он. Ты не слушаешь меня, как будущую жену, как он не слушал свою сестру – Джейн произнесла и затерлась своей черноволосой головой о мою спину как трется, ласкаясь, кошка.  

Если бы не было гибели Дэниела и не надо было бы плыть за этими черными чертовыми самописцами ящиками Боинга, все бы закончилось бурным неистовым сейчас снова диким просто неудержимым сексом. И вероятно прямо здесь на палубе.  

У меня в плавках торчал как стальной прут сейчас мой детородный член. Раздуваясь в ширину и в длину, вылезая из-под верхней плоти. Упираясь оголенной головкой от верхней плоти прямо в них и стараясь вылезти через тугой тельного цвета шелк.  

– Джейн – я снова ей повторил – Мне необходимо это сделать, Джейн.  

– Нет, нет – Джейн произнесла и сползла, вниз, обхватывая мои и спутывая своим загорелыми до угольной черноты голыми руками мои голые такие же загорелые мужские ноги. Ее руки соскользнули вниз по моему торчащему возбужденному и готовому к любви половому органу.  

Я вздрогнул и дернулся всем судорожно трясущимся готовым в любую минут сорваться в порыве страсти и любви и, простонав, произнес ей – Джейн, любимая, Джейн. Остановись, отпусти меня. Прошу тебя. Не сейчас. Только не сейчас.  

Закружилась от желаний любви голова. Но я противостоял в первый раз этим неудержимым страстям и желаниям.  

– Я хочу тебя, любимый и прямо здесь на палубе яхты – произнесла мне Джейн Морган – Я готова на все, только останься здесь со мной, любимый мой, Володенька.  

Я разжал ее обхватившие мои ноги руки и оттолкнул Джейн. Она шлепнулась на полненькую свою ягодицами широкую попку прямо на палубу. Джейн была ошарашена и удивлена таким моим ответом неожиданным поведением.  

Нет, она не обиделась и не оскорбилась сейчас. Она просто поняла, что меня уже не остановить сейчас ничем. Даже любовью и сексом. А я, успокаивая себя, просто бегом, бросился к оставленному на палубе яхты своему гидрокостюму акваланга. Я стал его напяливать на себя поспешно и быстро.  

– Не пущу, Володенька! Не пущу на еще одну смерть. Хватит мне и одной смерти Дэни! – Джейн плача и сидя на своей широкой на палубе загорелой женской попке запричитала – по-русски опять – Любимый мой. Ты один остался у меня. Один. И я не хочу тебя потерять. Я знаю, ты решил искупить свою вину передо мной. Перед Дэни. Решил поплыть за этими чертовыми ящиками. Но, я не хочу твоей гибели! Я люблю тебя, Володя, люблю! Так люблю, что если ты погибнешь и не вернешься! Я покончу с собой! Покончу, слышишь меня! Прямо здесь на этой яхте и утоплю «Арабеллу» вместе с собой в этой островной каменной бухте!  

– Я не погибну, Джейн – произнес ей я, одеваясь в прорезиненную ткань своего синего с белыми вставками гидрокостюма – Вот увидишь, Не погибну. Но я притащу хоть один из них сюда. Пусть даже волоком по дну, Но притащу. И смерть твоего брата Дэниела будет не напрасной.  

Я оделся и пошел за приготовленными с кислородно-гелиевой смесью баллонами.  

Джейн же соскочила на ноги и бросилась снова ко мне. Она догнала меня сзади и вцепилась в меня. Опять обхватив мое тело уже в резине гидрокостюма девичьими руками. Повисла, подгибая свои красивые крутыми бедрами и полными икрами девичьи загорелые до черноты ноги. Выгибаясь в гибкой узкой девичьей спине на моей шее, заваливая назад. Тянула на палубу, чтобы опрокинуть и повались. Джейн делала сейчас все, чтобы не пустить меня в океан.  

Я стал с ней бороться. И одолел ее как женщину силой. Да и Джейн, в сущности, перестала даже сопротивляться. Она просто стала меня целовать, обхватив мою шею. Крепко и взасос. Кусая мои губы зубами.  

Джейн дышала как ненормальная, и произносила по-русски, раскину в подо мной в ширину свои полненькие загорелые девичьи ноги, подставляя свое мне влагалище для любви. Отдаваясь мне.  

Что могла женщина в данную минут сделать. Только это, чтобы удержать своего любимого возле себя. Только это.  

Она лишь твердила, закатывая свои черные как ночь красивые глаза – Любимый, Володенька.  

Я не знаю, что с ней сейчас творилось.  

Она удерживала меня возле себя. Джейн Морган, лихорадочно, что-то, как некий колдовской заговор или ритуал, что-то быстро говорила. То по-русски, то по- своему, по-американски. А то, вообще непонятно на каком, то неизвестном мне языке. Это было нечто похожее на язык перуанских индейцев. Древних Инков или Майя. Я ранее слышал как говорят индейцы и выходцы из Латинской Америки. например, из Боливии. Вот нечто похожее, сейчас лилось из столь любимых мною девичьих молодых двадцатидевятилетних уст, что целовали меня страстно и любовно.  

Джейн будто боялась, что уже я не вернусь никогда. Но я верил, что все будет отлично. И старался убедить Джейн в правильности моих поступков. Я пытался свою дивчину любовницу убедить в правильности моего поступка. Но она, что-то быстро тараторя, любовные, словно не желала все мои уговоры слышать. Эта красивая до безумия молодая двадцатидевятилетняя латиноамериканка, почти как русская благодаря, можно сказать мне безумно влюбленная женщина полушепотом произносила слова о любви, уговаривая меня остаться с ней.  

Я дернулся, чтобы вырваться из ее цепких сильных женских объятий.  

– Не пущу, тебя, ради нашего будущего ребенка – произнесла внезапно мне Джейн, страстно целуя мое, снова лицо, заросшее, снова, мужской щетиной. И эти слова прожгли меня насквозь.  

Раньше это были лишь просто разговоры о детях там и женитьбе. Но теперь.  

– Ребенок?! – переспросил ошарашенный этой новостью я – У тебя будет, мой ребенок?!  

– Любимый – она повторила снова, по-русски – Володенька.  

И, она, прижала меня к своей женской полненькой груди. Трепыхающейся перед моим мужским лицом. Загорелой до черноты с торчащим черными сосками латиноамериканки южанки груди.  

Джейн Морган произнесла, снова по-английски – Я беременна, беременна, твоим ребенком.  

– Любимая моя! – я восторженный ею и потрясенный произнес – Ты беременна! Джейн, моя крошка! Моя девочка!  

Я целовал ее в ответ в губы и прижимал к себе.  

– Уплывем отсюда быстрее, милый мой! – Джейн возбужденно стала уговаривать меня – Уплывем отсюда! Это страшное место! Оно погубило брата Дэниела. Мы сможем, Володенька! Втроем! Ты и я, и наш ребенок!  

– Но, как, же Дэниел? – я вдруг вспомнил, зачем отправился за борт нашей яхты «Арабеллы».  

– Как, же его смерть, миленькая моя, Джейн – я опомнился и произнес ей – Как же смерть твоего родного братишки? Как же смерть вашего неотомщенного отца? Джейн, любимая?  

Я смотрел в ее в слезах, снова глаза. Глаза безумной и безудержной в любви молодой американки, смотрящей в глаза русского моряка.  

– Ты позволишь, спокойно, дальше жить этому гаду Джексону. И твоему дяде Джонни Маквэллу – я возмутился, не желая, просто так, вот уплывать отсюда. Хотя не горел своим желанием вообще-то, долго оставаться здесь.  

– Джейн, прости меня, но я должен – я произнес, глядя в эти наполненные снова слезами черные гипнотические ее девичьи глаза – Я обещал ему. И обещал себе, Джейн. Это, тоже ради нашей любви. Я должен сделать это. Иначе, мне всю жизнь не будет покоя. Как я буду жить, если не будет отомщен Дэниел. Как ты с этим как его сестренка будешь жить дальше?  

Она смотрела на меня, не отрываясь глазами полными преданности и любви. И я видел эту безудержную, ту сумасшедшую нашу в ее женских глазах любовь. В полной темноте ночи, но я видел те ее красивые влюбленные в меня в русского моряка глаза. Этот взгляд, так и остался в моей памяти навсегда. До нее словно пока еще не все доходило, что и как теперь.  

– Прости, любовь моя – произнес я ей – Но, я должен сделать, то, что должен сделать. Прости.  

И встал с лежащей Джейн и с ночной холодной палубы яхты, подымая, ее на своих руках. И унося, вниз в ее женскую каюту.  

Джейн сейчас замолчала. Она все поняла. Поняла, что я не отступлюсь от намеченного. Она, только смотрела на меня, по-прежнему, не отрывая влюбленных заплаканных своих девичьих американки черных как у цыганки Рады глаз.  

– Ничего, миленькая, со мной не случиться – я успокаивал ее – Ничего, только не переживай за меня. Я вернусь. Обязательно вернусь, любимая. Только сделаю это дело. И вернусь. И тогда мы сразу же уплывем отсюда.  

Джейн отпустила меня. Спокойно. Она, просто, молча, проводил меня своими черными, как эта звездная под Луной ночь очаровательными гипнотическими некой Богини любви и всего Тихого океана глазами. Лишь, сказала, когда я перешагнул обратно порог ее с выломанными из красного дерева дверями девичьей каюты – Возвращайся скорей, любимый. Я буду ждать.  

 

***  

Когда я нырнул, было уже три часа ночи. Я не смотрел больше на подводные часы на своей левой руке. Да, и их было совсем, плохо видно, даже с фонариком в полнейшей темноте на дне этого погибельного обширного плато.  

Я считал так, погибну, значит, так тому и быть. А, если суждено выжить, выживу. Главное сделать свое дело. То, что обещал моей Джейн.  

Я плыл над песчаным дном второго нижнего плато. Оставив, мою ненаглядную там наверху. И, теперь уже беременную любовницу Джейн Морган на яхте «Арабелла». В полной ночной темноте, освещая свой маршрут впереди себя подводным фонариком. Видимость была, вообще никакая. Но, я на удивление шел верным путем и над самым дном. Как не могу и сейчас объяснить, но был уверен тогда, что маршрут был правильным. Мы тогда с Дэниелом натянули длинную, почти в километр тонкую, но прочную нейлоновую веревку. И я нашел ее, и шел четко по ней. Именно к обломку хвоста погибшего самолета.  

Ночью заметно упала температура воды в океане, и стало прохладно. Это чувствовалось, даже через плотно прилегающий к голому телу гидрокостюм акваланга. На спине пара баллонов на двадцать четыре литра кислородно-гелиевой смеси.  

Течение заметно усилилось и даже сменило свое подводное направление. Теперь оно хорошо ощущалось дальше от своей исконной точки проявления.  

Я, попав в него, плыл лишь, слегка работая ластами, плыл в направление к хвосту разбившегося самолета.  

Сразу скажу, было жутко. Один и в той полной подводной темноте. Я смотрел во все глаза по сторонам через маску акваланга. И слегка, хоть иногда касался дна руками и той натянутой и уходящей вдаль в мертвую безлюдную темноту воды веревки. Она была не обрезана и не оборвана. И это вселяло надежду, что я быстро отыщу в этой темноте ночного океана большое хвостовое оперение разбившегося борта ВА 556.  

Давление опять значительно и уверенно росло, из-за повышения глубины. И впереди видимость была в свете фонарика не более трех метров.  

Было более ста с лишним метров, и я погружался под уклон и глубже. На глубиномер я тоже не смотрел. Да и смысла не было. Мы тут были уже, и я глубину ощущал своим всем телом. Я знал, что пройду ее, раз раньше проходил. Дважды.  

Одним словом, я мало чего вокруг видел и плыл машинально по пройденному неоднократно еще с Дэниелом маршруту. Ну и по памяти.  

Ориентироваться я умел хорошо. Даже под водой.  

Неожиданно я увидел тот велосипед вверх колесами, торчащий из горгонариевых кораллов и разбухшие от воды сумки с чемоданами. Набитыми до отказа вещами погибших, облепленные песком и донным илом и обросшими водорослями, прямо торчащими из белого песка.  

Дно постепенно становилось скалистым. Отметка должна была быт ь 150метов или около того.  

Вокруг не было ни души. Ни одной рыбешки, вообще никого. И это усиливало страх и гнетущее нервное состояние. Я здесь был один на один с ночным океаном на глубине в стопятьдесят метров.  

Заметно упала температура воды. Возможно, из-за подводного течения здесь на этой глубине. Становилось в гидрокостюме холодновато, хотя прорезиненный костюм покойного Дэниела был из довольно толстой ткани, толще, чем тот мой в котором я сюда плавал. Но, все, же температура. Ее сильное падение здесь хорошо чувствовалось. Надо было как можно быстрее все сделать.  

Та плетеная тугая тонкая веревка привязанная к разматывающейся из крепкого и прочного нейлона. На большой крутящейся бобине, которую, мы с Дэниелом нашли в носовом техническом водолазном трюме «Арабеллы». Была нами привязана к якорной цепи левого якоря яхты. Я точно не знал, какой она вообще длины, но надеялся, что ее все, же мне хватит, по крайней мере, до хвоста погибшего Боинга. Помню, как та бобина крутилась у меня на поясе и мешала передвижению. Но, была необходима. И вот эта веревка была тут проложена нами не напрасно. Я видел ее на самом дне и следовал четко по ней в темноту черной ночной воды.  

Я все равно, боялся, что в полной такой вот ночной подводной темноте, вообще не найду дорогу к дому. Я рассчитывал, вообще, если веревка не будет оборвана, ее хватит на обратный путь. Сначала к обломкам. Потом обратно домой. И таким образом, мне не понадобиться даже фонарик. Я буду, просто плыть назад, против течения, с каждым черным ящиком держась за этот туг о натянутый прочный нейлоновый хоть и тонкий шнур.  

Течение имеет свойство, сносить в какую-нибудь сторону. И ночью это было чревато трагическими последствиями, под водой. Особенно на такой глубине.  

Жаль не нашлось в трюме карабина. А то, можно было бы вообще, пристегнуться. И тогда, руками держаться не пришлось за эту прочную из нейлона плетеную веревку. Просто, смело грести ластами по ее направлению в темноте до самой нашей яхты. До якоря в песке и якорной цепи. А там, и плетеная мелкоячеистыми клетками сеть. Жаль, что не было ни одного карабина.  

 

***  

Я все же добрался до этого лежащего на дне подводного плато самолетного хвоста. Помню, как высветил фонариком вертикальную хвостовую лопасть с цифрами 747.  

Я был на месте. И надо было проверить положение черных ящиков оставленных мною лично здесь под одной из лежащих рулевых лопастей среди ветвей горгонариевых кораллов.  

Место было то, что надо, куда их можно было пристроить на время.  

Здесь они так и лежали, как я их до трагедии с Дэниелом положил.  

Никто их не нашел. Вероятно, те, кто гнался за мной, их даже не искали. Они подумали, что они ушли на дно пропасти вместе с кабиной пилотов, вместе с их золотом. Если они не видели, как я их сюда таскал, конечно.  

Ящики были на месте. Я посветил фонариком и осмотрел их. Все было в том же состоянии, как и тогда как их сюда пристроил.  

Я взял оба. Было неловко их тащить. Они были большими. И весили. Я привязал их к свинцовому поясному противовесу от акваланга, взятому в нашем техническом трюме. Связав сначала веревкой отрезанной от бобины, подводным ножом.  

В этот раз я взял с собой нож. Большой длинный подводный нож. Именно сейчас. И в этот раз я взял его, и он мне позднее тоже пригодился.  

Я обмотал ящики той веревкой и поясом, чтобы волочить по песку. Но, перед этим привязал нейлоновую длинную к себе практически километровую веревку. Отвязав от крыльевой большой рулевой лопасти хвоста лайнера. К ней же примотал и свинцовый противовес пояс. Если они оборвутся, то пояс все же, как я думал тогда, удержит их на дне, как якорь, цепляясь за каменистое с белым коралловым песком дно. Да и как дополнительный вес удержат у самого дна.  

Не знаю, как я так думал еще, но все же думал в полной ночной водной темноте и на более, чем стометровой глубине.  

Веревки хватало. И, даже с лихвой. Веревка была тонкая, но очень прочная. И могла быть разрезана, только ножом или еще, чем-нибудь острым. Но, порвать ее было делом нелегким. Это был у Дэниела целый запас, видимо на черный день или для ремонта оснастки яхты. Такая же была веревка и на той малой лебедке, с той сетью лежащей на дне второго плато под «Арабеллой».  

Интересно, какой она могла выдержать вес при натяжении? Но, так или иначе, эта веревка была моим единственным спасением в этой полной  

ночной темноте, даже с фонариком.  

Время оставалось только на возвращение. И я отправился в обратное ночное подводное плавание. Борясь с течением и таща эти чертовы ящики волоком за собой.  

Я тащил аварийные самописцы борта 556, буквально по песку волоком на том свинцовом поясе. Течение постоянно стаскивало меня в сторону. Идти обратно в баллонах на двадцать четыре литра было делом нелегким. И этот обратный мой путь был просто кошмаром. Если бы не эта веревка, мне бы ни за что бы, не добраться было бы до нашей с Джейн яхты. Я усиленно работал ластами и дышал тяжело. И устало останавливаясь на какое-то энное время, стравливая отработанную смесь с фильтров акваланга.  

Я посветил на подводные, на моей левой руке часы. По времени моей живительной смеси, почти уже не оставалось. И это подгоняло меня. На часах было почти четыре часа ночи.  

Я уже прошел половину маршрута, это было понятно по белому чистому песку подо мной. Одному голому песку и ничего более.  

И вдруг, акула!  

Нянька лежала, прямо на моей дороге. И прямо, на веревке, прижимая ее ко дну своим тяжелым серым рыбьим телом. Эта акула, любительница прибрежных зон и коралловых рифов, просто спала. Это было видно по ее манере поведения. Она лежала на одном месте. И только слегка работала своей большой лопастью хвостового плавника. Поддерживая себя в течении на плаву и дыша ритмично своими рыбьими жабрами.  

Она действительно, спала. И не реагировала на меня никак. Даже на яркий свет фонарика. Но, я и не настаивал. Мне просто, пришлось аккуратно обходить ее, лавируя в течении с этими чертовыми тяжелыми ящиками. Благо, они были достаточно тяжелыми и не сдвигались сами с места. Течение их не могло утащить. И я их, протащив полукругом вокруг спящей акулы, осторожно снова вцепился в веревку руками. Сжав с силой какая, только еще была и оставалась в моих мужских сильных пальцах. И продолжил свой тяжелый маршрут.  

Я освещал дорогу своим подводным фонариком и плыл, медленно работая ластами. Тяжело дыша и пуская через фильтры отработанную кислородно-гелиевую смесь. Мне пришлось постоянно оглядываться, так на случай всякий. Мало ли чего. Вдруг я разбудил мою спящую акулу. И она захочет устроить ночной обед мною, так как вокруг шаром покати, никого больше не было. Но, все было по-прежнему, спокойно. И так я все, же доплыл до воткнувшегося глубоко в белый коралловый ил якоря. И левой якорной цепи «Арабеллы».  

| 45 | оценок нет 15:54 19.01.2022

Комментарии

Книги автора

Образец несбыточной мечты
Автор: Kiselev_a_a
Стихотворение / Лирика Поэзия
Так просто написал и все. Сам не знаю почему и именно так. так вышло. Без ограничений.
Теги: Так и останетесь Вы для меня Все тем же образцом несбыточной мечты.
15:22 21.04.2022 | оценок нет

БОРТ 556. ДОЧЬ ПОСЕЙДОНА. (Мистико - приключенческий эротический триллер). 3 серия 18+
Автор: Kiselev_a_a
Роман / Боевик Любовный роман Мистика Приключения Хоррор Эротика
Роман по существу, весь, является мистикой от начала и до конца. С неожиданной в конце трагической развязкой. Многое, вероятно, читающему будет не понятно сразу и на протяжении всего киноромана. Но, е ... (открыть аннотацию)сли прочесть до конца, все становиться на свои места. И все становится понятно, как, кто? и что? По-прежнему обилие изощренной эротики. Посему исключительно для взрослых. 3 серия.
Теги: Только и исключительно для любителей такого жанра.
15:10 21.04.2022 | оценок нет

Любви послание
Автор: Kiselev_a_a
Стихотворение / Лирика Поэзия Любовный роман
В ответ на ответ. На втресное послание одной красивой даме. Которая вот тут на каритнке. Обратите внимание....И не проходите мимо. Без ограничений.
07:02 11.04.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

БОРТ 556. ДОЧЬ ПОСЕЙДОНА. (Мистико - приключенческий эротический триллер). 2 серия 18+
Автор: Kiselev_a_a
Роман / Любовный роман Мистика Приключения Хоррор Эротика
Роман по существу, весь, является мистикой от начала и до конца. С неожиданной в конце трагической развязкой. Многое, вероятно, читающему будет не понятно сразу и на протяжении всего киноромана. Но, е ... (открыть аннотацию)сли прочесть до конца, все становиться на свои места. И все становится понятно, как, кто? и что? По-прежнему обилие изощренной эротики. Посему исключительно для взрослых. 2 серия.
Теги: Только и исключительно для любителей такого жанра.
18:13 31.03.2022 | оценок нет

НОСТРАДАМУС ПО СВОЕМУ
Автор: Kiselev_a_a
Стихотворение / Лирика Поэзия Мистика
Можно читать...можно не читать.ТУт не могу ничего дать толкового....Это вам будет дано право. Но читать можно всем.
19:13 24.03.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

СиюМинутный любовный экспромт
Автор: Kiselev_a_a
Стихотворение / Лирика Поэзия
Стих Шарм. Посвящен одной прекрасной даме. Ей и как бы вам. Без ограничений по возрасту.
Теги: И тут же растворилась в лунном свете.
16:47 24.03.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

БОРТ 556. ДОЧЬ ПОСЕЙДОНА. (Мистико - приключенческий эротический триллер). 1 серия 18+
Автор: Kiselev_a_a
Роман / Любовный роман Мистика Приключения Хоррор Эротика
Роман по существу, весь, является мистикой от начала и до конца. С неожиданной в конце трагической развязкой. Многое, вероятно, читающему будет не понятно сразу и на протяжении всего киноромана. ... (открыть аннотацию)Но, если прочесть до конца, все становиться на свои места. И все становится понятно, как, кто? и что? По-прежнему обилие изощренной эротики. Посему исключительно для взрослых. 1 серия.
Теги: Только и исключительно для любителей такого жанра.
11:30 14.02.2022 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.