Башня грифонов

Новелла / Мистика, Приключения, Проза, Фэнтези
Тихо падает снег, толпа людей спешит по Невскому навстречу своим делам. Никому нет дела до того, что происходит вокруг. Только мудрые, древние существа наблюдают за движением города.
Теги: Грифон зима Санкт-Петербург мистический реализм

Он так и не пришел. Не явился ни пятнадцать минут спустя, ни тридцать. На моей шапке вырос небольшой сугроб, а нос совсем замерз. Мимо бегут люди, радостные, словно светящиеся изнутри. В горле встал комок.  

 

–Чёрта с два еще хоть раз пойду с кем-то на встречу! – Я топнула и зашагала вдоль канала.  

 

За спиной остался Казанский собор и Невский, красиво украшенные к Новому году. Вода в канале замёрзла, но кое-где виднелись проталины. Свет множества фонарей выхватывал из темноты снежинки, плавно падающие на тротуары, дороги и дома города. Мысли путались, волны обиды вместе с разочарованием и грустью накатывали на меня с новой силой. Я уже дошла до середины Банковского мостика, и четыре грифона с золотыми крыльями спокойно смотрели на меня. Их молчаливые фигуры покрывал пушистый снег я подошла к одному из них и смахнула рукавичкой снежинки с его лапы. К моему удивлению она была покрыта множеством трещин, в некоторых из которых виднелись кусочки сложенной бумаги. В памяти всплыла давняя история о том, что туристы, особо озабоченные какими-либо желаниями, писали на бумажках свои желания и запихивали в трещины, надеясь на скорейшее их исполнение. Я поморщилась. Этакий вид туристического вандализма. Говорят, правительство города потратило кучу денег на их реставрацию. Я сняла рукавичку и аккуратно достала одну из записок. «Хочу много денег и славы» – гласила она. Я положила её в карман, чтобы потом выбросить. Остальные три были примерно того же содержания, одна была нечитаема. Но последняя меня несколько удивила. На некогда плотной бумаге неизвестный вывел: «Мой дом – башня грифонов, 7-ая линия Васильевского острова, 16». Ниже красовалась закорючка, похожая не то на число, не то на подпись. Я усмехнулась и сунула её в карман к остальным. Желания этих людей несколько ослабили мои эмоции, но комок из горла всё никак не хотел уходить. Я резко развернулась на каблуках и быстро зашагала к метро. Нужно было скорее вернуться домой и выпить пару чашек горячего чая с имбирём. Сбегая вниз по лестнице в метро, я запнулась за что-то ногой и кубарем покатилась по ступенькам. Одна, вторая, четвёртая, седьмая… И вот я сижу внизу с невыносимой болью в руках, коленях и голове.  

 

–За что?! – Я закрыла лицо руками и разрыдалась, не стесняясь прохожих косившихся в мою сторону. Через несколько секунд ко мне подошла женщина лет сорока с короткой стрижкой и отдала сумку, которую я выронила во время падения.  

 

–Ненавижу, – простонала я, когда она отошла. – Чёртов мир!  

 

Я встала и побрела дальше. Каждый шаг отзывался болью в теле. Я молилась, чтобы все кости остались целы. Достигнув вестибюля, я плюхнулась на скамейку и ощутила облегчение. Подошедший поезд изверг из себя небольшую толпу азиатских туристов, принявшихся ожесточенно фотографировать вестибюль. Двери захлопнулись, и поезд тронулся. Я достала телефон. Экран загорелся и показал прекрасный прованский пейзаж. На этом фоне высвечивались цифры 20:03 и уведомление о сообщении. Было просто невероятно, что это чудо техники выжило после моего падения с лестницы. Я сдвинула слайдер, чтобы увидеть СМС. Номер был скрыт. "В ней создано было грифонов гнездо, и кровь брал для опытов некий алхимик, держащий аптеку, по имени Пель... Я жду". По моей спине пробежал холодок. Боль мгновенно прошла, сменившись страхом, смешанным с почти болезненным интересом. Поиск в интернете принёс свои плоды. Похоже на очередной городской миф. И стихотворение тоже нашлось. Я достала бумажку, на которой неизвестный вывел адрес. Это самая башня грифонов находилась не очень далеко от станции Василеостровская. Знакомое чувство жжения в ступнях заставило меня вскочить.  

–Ну, этот день не может стать хуже! Чем чёрт не шутит!  

 

Я успела проскочить в уже закрывающиеся двери вагона. Я ехала не дольше четверти часа, но жгучее любопытство, знакомое мне с детства, не позволило мне реально оценивать время. Поезд ехал медленно, остановки были долгими, на пересадке я ждала поезд целую вечность. И вот в лицо мне ударил холодный ветер. Я почти бежала к цели, будто не падала сегодня с лестницы. Обида улетучилась, подобно парашютикам одуванчика в ветреный день. Около входа во двор я остановилась и уперлась руками в колени, тяжело дыша. Судя по картам, башня была именно там. Я вошла, снег мягко хрустел под моими ботинками. Моему взору предстала башня из потемневшего красного кирпича. Время и питерская погода изрядно её потрепали. Подойдя ближе, я увидела, что каждый кирпичик пронумерован. Цифры, цифры, много цифр. Три, восемь, шесть… Будто магический шифра. Я сама не заметила, как дошла до стены, в которую была встроена башня. Я попыталась разглядеть вершину строения, но она тонула в темноте ночи. Я развернулась и пошла обратно, ведя рукой по кирпичам. Один, шесть, девять, три… Стена всё не кончалась. Пять, восемь, два… Она всё шла и шла дальше, заворачивалась. Четыре, девять, один… Я шла быстрее, словно ускоряясь на невидимом трамплине. Семь, шесть, ноль… Я вскрикнула. Вокруг меня высились стены, образующие нечто вроде колодца с узкой лестницей, спиралью уходящей вверх. Здесь гуляло эхо. Я прошла по кругу вдоль стены, тщетно пытаясь найти выход. Никакой двери, в этих стенах даже трещинки не было. За спиной послышалось шуршание. Я резко развернулась и вскрикнула от ужаса и неожиданности. Передо мной стоял светловолосый высокий парень. Я отшатнулась, но упёрлась в стену.  

 

–Добро пожаловать, – просто сказал он. Каждое его слово облачком пара вырывалось из его рта.  

Во рту у меня пересохло, а язык будто распух. В голове неслись мысли: «Маньяк, убьёт, ограбит, я же не убегу! »  

 

–Ну, неужели я такой страшный, – сказал незнакомец и склонил голову набок.  

 

Тут я заметила, что на нём было лёгкое пальто, цвета которого было практически не разобрать из-за сумерек, царивших внутри этого странного места.  

 

–Ты не выйдешь отсюда без моей помощи. Ну же, не бойся, я не причиню тебе зла, – и он протянул мне руку, с которой только что снял чёрную перчатку, – Давай, ты не пожалеешь.  

 

Осмотревшись, я поняла, что выхода у меня нет. Лучше делать так, как говорит этот парень. И я с опаской вложила свою ладонь в его. Тут же он потянул меня, и, через мгновение, мы неслись вверх по спиральной лестнице. Неслись куда-то вверх, к звёздному небу. «Но в Петербурге же не видно звёзд» – мелькнула мысль, но тут же растаяла. Мы уже стояли наверху башни, в лицо дул ветер, а перед нами миллионами огней простирался Санкт-Петербург. Посмотрев вниз, я чуть не упала, так высоко мы были. Создалось ощущение, что башня Грифонов стала вдруг выше всего города. Но незнакомец крепко держал меня.  

 

–Хочешь, я покажу тебе город? – Спросил он, заглядывая мне в глаза.  

 

–Но я видела его тысячу раз, тем более я не знаю, кто ты.  

 

–Скоро узнаешь, – он легко подхватил меня за талию и, кажется, прыгнул. Но прыгнул так высоко, что крыша башни осталась далеко внизу. У меня перехватило дыхание. Под нами был город. Незнакомец словно прыгал над ним, отталкиваясь от шпилей, крыш фонарей. Внизу проплывали набережные Фонтанки и Мойки, Казанский и Исаакиевский соборы, Дворцовая площадь и Эрмитаж, Летний сад и Михайловский замок.  

Много часов спустя мы сидели на колоннаде Исаакиевского собора, свесив вниз ноги. Как ни странно, но холод здесь совсем не чувствовался.  

 

–Ты так и не рассказал, кто ты.  

 

–Ты всё-таки об этом вспомнила. Ладно, слушай. Я – нечто вроде души города. Но я привязал к Башне Грифонов, потому что сам выбрал себе такой образ такого животного, а их держат здесь. Помнишь, как в том стихотворении: «В ней создано было грифонов гнездо».  

 

–Но их же не существует на самом деле.  

 

–Да, не существует. Но когда-то они были. И иногда ночью они летают над городом. А я, заключённый в башне, смотрю на город и людей глазами этих мифических существ. Ты же помогла мне выбраться из башни. Этот город ещё никогда не был таким прекрасным, как сегодня.  

 

Над миллионами огней города кружился снег, падая на дома, прохожих, покрывая белой пеленой дворцы и музеи, и молчаливых грифонов, тихо смотрящих на город на Неве…  

Звон будильника ворвался в мой сон, расколов его надвое. Я вскочила. Было темно и почему-то холодно. Распахнув занавески, я увидела, что окно приоткрыто, и на подоконник намело немного снега. Я вздохнула и, закрыв окно, пошаркала за полотенцем. Через несколько минут снег оказался там, где ему положено быть – за окном. На плите засвистел чайник, я залила кипятком пакетик земляничного чая. Сделав бутерброды и прихватив с собой горячий чай, я отправилась на диван, смотреть телевизор. У меня болела голова, но после пары таблеток мне стало лучше. На экране появилась длинноволосая женщина с вызывающим макияжем, рассказывающая о пяти правилах идеального маникюра. Потом был прогноз погоды. Пожилой мужчина в сером костюме ходил вдоль карты Северо-Запада и рассказывал о дождях, идущих к нам с юга.  

 

–Ну сколько можно? – Возмутилась я. – Декабрь на дворе или что?  

 

Будто услышав меня, ведущий сообщил, что, несмотря на это, холодная погода продержится в Питере ещё несколько дней. Я пошла на кухню за новой порцией этого волшебного напитка из Китая. Неспешно наливая кипяток, я краем уха слушала новости: "Как сообщается, сегодня ночью рабочие демонтировали грифонов с Банковского мостика, чтобы отреставрировать их ".  

 

В это время я уже шла из кухни с полной кружкой горячего чая. При упоминании грифонов что-то дернулось во мне, я ахнула и выронила чашку. Она разлетелась вдребезги. Мои ноги обдало кипятком.  

 

–Чёрт возьми! – Я упала на колени, чудом не поранив их осколками. Стопы горели, а голова лихорадочно соображала. Скоро я смогла буквально доползти до ванной и опустить ноги под холодную струю воды. Они были красные, но носки хоть как-то смогли спасти кожу от волдырей. Пока ступни избавлялись от тепла, я пыталась осознать то, что только что произошло. В памяти всплывали странные образы. Башня, снег, грифоны. Да-да, грифоны. Но тут прозвенел телефон, оповещая о сообщении. С трудом поднявшись и выключив воду, я пошлепала к нему, оставляя за собой мокрый след. Сообщение было от парня, с которым у нас была назначена встреча сегодня вечером. Он интересовался, не передумал ли я. Пф, конечно нет. И тут я вспомнила. Вспомнила всё. И вечер, и грифонов, и башню, и того парня... А ведь это был не сон, не сон. Или все таки сон? Но почему так реально? Ведь тогда тот, с кем у меня должно было состояться сегодня свидания, тоже утром спрашивал меня, а не передумала ли. Я побежала в комнату и, повернувшись спиной, встала перед зеркалом в полный рост. Приподняв футболку, я увидела на своей спине горизонтальной полосы, будто я приложилась спиной к чему-то. Я поняла. Проверка подтвердила мои догадки. Это не сон. Иначе откуда на ногах, локтях и спине красуются синяки, словно меня спустили вниз по лестнице. И тут я вспомнила ещё кое-что.  

 

Порывшись в карманах куртки, я отыскала там записки. Те самые, что люди запихивали в трещины на лапах грифона. Мои ладони разжались, и записки полетели на пол. Запустив пальцы в волосы, я сползла по стене вниз. События не укладывались в моей голове. То, что произошло со мной, просто невозможно. Наверное, я схожу с ума. Медленно, но верно. Иначе как объяснить то, что сегодня уже было вчера. Эти записки и синяки. Я тяжело поднялась и добрела до своего телефона. Набрав номер того самого парня, что должен был ждать меня сегодня, я стала ждать. Гудок, другой, третий.  

 

– Привет, солнце. – Сказала я чуть реще, чем хотела. – Да, это я. Да, я знаю, что рановато. Ой, ну хватит ворчать. Ты мне лучше вот что скажи. Мы же сегодня встречаемся? Да не рехнулась я. Отвечай, давай. Угу, то есть вчера мы не встречались. Я трезвая, трезвая. Перестань, ты мне ответишь, в конце концов? Так, хорошо, я поняла. Всё, спасибо тебе. С нетерпением жду встречи. Ага, давай.  

 

"Так, значит, не встречались" – мрачно подумала я. Часы показывали восемь ноль шесть. Я вскочила. Пары начинаются меньше чем через час, а я ещё дома, несобранная и голодная. На время мысли об этом жутком происшествии оставили меня. Но, как оказалось, они вовсе не собирались уходить.    

По моей логике, сегодня должен был быть четверг, а это значит, что первая пара в аудитории 116. Заглянув туда, я увидела совершенно незнакомых мне людей. Похоже было, что это первокурсники. Я прикрыла дверь и вспомнила вчерашний день. Тогда, в среду, первой была литература, а это значит, что занимаемся мы на втором этаже в 203 аудитории. Поднявшись туда, я обнаружила счастливые и сонные лица моих однокурсников.    

 

–Приве-ет! – Восторженно закричала Марго, моя рыжеволосая подруга по несчастью. – Ты как?  

 

– Всё также, – я со вздохом опустилась на своё место.    

 

– Но у тебя же сегодня встреча. Кое с кем, – она кокетливо на меня посмотрела.  

 

– Ой, ну перестань. Тоже мне, событие века. – Марго осуждающе покачала головой, явно несогласная с таким суждением.    

 

Но тут дверь аудитории зловеще заскрипела.  

Переваливаясь с ноги на ногу, в аудиторию прошествовала Светлана Вадимовна. Её явление было похоже на второе пришествие. На конец жизни, ибо всё вокруг замирало. Студенты распластывались по стенкам, в юном возрасте познавая основы маскировки, преподаватели вежливо кивали головами, потупив глаза. Даже ректор сгибался в непроизвольном полупоклоне, едва завидев её. Она была стара, опытна и ворчлива. От неё веяло самой смертью.  

 

–Та-а-ак, студенты, начнём, – её скрипучий голос разнёсся по аудитории. Многие непроизвольно пригнулись ниже к партам. Жизнь замерла.  

 

Лекции текли, тянулись, словно растаявшая под жарким июльским солнцем карамель. Всё это я слышала вчера. Ощущение дикого, невероятного розыгрыша покидало меня. Не может быть, чтобы все эти люди делали такое ради меня. Преподаватели будто следовали по моим записям. Подруги говорили о том же, что и вчера. Этот день был длинным. Настолько длинным, что голова шла кругом. Не выдержав, я убежала с последней пары.    

 

На улице шёл небольшой снег, покрывая тонким слоем лобовые стёкла машин, стоящих в пробке. Мимо прошествовала женщина в огромной шубе и с маленькой лохматой собачкой на руках. Передвижения в пространстве, как это обычно и случалось, избавили меня от некоторых мыслей, подарив, пускай и временный, но покой. Я и сама не заметила, как пришла к входу в почти дикий парк, неподалёку от университета. Я вошла, пиная ногами ледышки. Мысли носились, толкались, пытались вылезти наружу. «Как, чёрт возьми, я опять попала в этот день? Или мне действительно всё это кажется? Может вчера, упав с лестницы я не очнулась, а попала в больницу… И это всё мне грезится? » Я вскочила. Сделала пару шагов по направлению к выходу. Остановилась. «Нет, чушь собачья». Села. Вскочила. Стала шагать взад вперёд перед скамейкой. «Должен быть какой-то выход. Должен быть» – я была твёрдо уверена в том, что это недоразумение, розыгрыш. «Ну не сошла же я с ума? ». Эта мысль поразила меня. Резко остановившись, я плюхнулась на скамейку. Зарывшись пальцами в волосы, я согнулась пополам. Реальность ускользала.  

–Что, мучаешься? – Резкий и тонкий голос вывел меня в реальный мир.  

 

Я подняла голову, ища источник звука. Вокруг было пусто. Я застонала, поняв, что сумасшествие подкралось так незаметно, а ведь я ещё совсем молода…  

 

–И правильно. Поделом, – голос опять появился. В моей голове? – Меньше будешь с разными юношами незнакомыми гулять.  

 

Я резко обернулась. За скамейкой стояла белокурая девчушка. Я медленно поднялась и отошла подальше от скамьи. У незнакомки было розовое платье с синими рюшами, белый бант на голове и босые ноги. Да, она стояла босиком на снегу, даже не беспокоясь о том, что он, вообще-то, холодный.  

 

–Что вылупилась, красавица? Никогда детей не видала?  

 

–Ну, как бы тебе сказать, деточка… – Я ошеломлённо её разглядывала. Теперь мысль о сумасшествии не казалась мне такой уж нереальной.  

 

–А, так ты же ничего не знаешь, – дитя громко рассмеялось. – Так знай. Никто, слышишь, никто не может безнаказанно брать моего Фриго. Мне казалось, что это и ребёнку ясно.  

 

–Но ты же сама ребёнок… – Я опешила. – И кто, позволь узнать, этот самый Фриго? Что-то я таких не припомню.  

 

–Ах, у бедняжки провалы в памяти, – девочка театрально вздохнула и вдруг резко прыгнула, оказавшись прямо передо мной. Она коснулась лба своим ледяным пальцем. Мои мысли замерли, а потом исчезли. В голове образовался вакуум, который резко начали заполнять образы. Чужие образы. Мальчик бежит по крыше. Ругань матери с отцом. Он убегает от полицейских, зная все ходы и закоулки. Мальчик натыкается на девочку. День города, толпы разодетых людей. Подарок для неё. Он идёт в школу. Она всё также мала. Он – выпускник, она – маленькое дитя. Юноша бежит по крыше с букетом ромашек – подарок для другой. Он падает. Улица всё ниже, крики людей. Он инвалид. На всю жизнь. Обуза. Она предлагает сделку. Так легко, так заманчиво. Юноша кивает – он согласен. Теперь он – душа и сердце города. Она его не отпустит. Отныне его зовут Фриго. Он её. Наконец-то. Никто не посмеет его забрать. Годы текут, словно река. Он в башне. Она – его гостья. Снег. Очередной визит. Пустая башня, пустой двор. Ужас. Страх. И образ какой-то девушки, что украла его.  

 

Я рассмеялась. Надрывно, словно умалишённая. Это странное существо было всего лишь девочкой с неразделённой любовью. Так вот, что привело того юношу в плен. В ту башню. Открыв глаза, я обернулась. Над парком сгущались сумерки. Я сидела на коленях, одна, посреди дорожки. Снег падает крупными хлопьями, создавая ощущение тумана. Прозвенел мобильник.  

 

–Да-да, я уже бегу. Да не забыла… Что случилось? Упала, пришлось переодеваться. Да бегу, бегу. Всё. Пока.  

Чёрт возьми! Чуть не пропустила свою встречу. Мой разум имеет потрясающую способность – моментально выкидывать из головы что-то важное. Поэтому я, сломя голову, помчалась к парню, напрочь забыв о каких-то там грифонах и девочках в розовых платьях.  

 

Он ждал меня. Просто ждал, наблюдая за прохожими. Я подошла сзади и закрыла ему глаза. Он обернулся и, взявшись за руки, мы зашагали по улице.  

 

–Ты меня совсем не помнишь? – Вдруг спросил он.  

–Что? – От неожиданности вопроса я затормозила.  

–Мы встречались раньше. Совсем недавно. Ты не помнишь?  

–Хм, а ты сильно удивишься, если я назову тебя Фриго?  

–Ах, так ты теперь всё знаешь?  

–Так это ты? – я была поражена. Вот так и разгадываются загадки вселенной – раз и всё.  

–Теперь я не Фриго. Это Нэлли начиталась всякой французской литературы, и ей показалось романтичным назвать своего пленника Фриго.  

–И какое же твоё настоящее имя, а, пленник?  

–Глеб, – сказал он и улыбнулся.  

–Ну, рассказывай. Только давай честно, без шуток. Как тебе удалось так меня провести. Я же ни за что не поверю, что это всё не постановка.  

–Да? – он улыбнулся. – А так?  

 

Он схватил меня за руку и побежал. Впереди была ограда моста, а за ней – Нева. Я закричала, но меня будто никто не слышал. Он прыгнул, увлекая меня за собой. Из моих лёгких будто исчез воздух. Мы, как тогда, парили над городом. Ощущение счастья переполняло меня.  

 

–Спасибо, – прошептал он, – Ты спасла меня.  

 

Санкт-Петербург вновь показал себя. Себя, в золоте огней и серебре вод.  

Снег кружился, оседая на плечах юноши и девушки, сидевших под мостом.  

| 53 | оценок нет 22:20 17.12.2021

Комментарии

Книги автора

И вдаль уходила земля
Автор: Yourgranny
Новелла / Приключения Проза Психология Философия
Большая история маленького человека
Теги: море океан старик
13:24 01.09.2017 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.