Тульпа

Рассказ / Мистика, Приключения, Психология, Фантастика, Философия, Хоррор
Аннотация. Каждый человек на земле мечтает видеть рядом с собой надёжного и верного друга, опытного наставника, мудрого ангела-хранителя, искусного любовника или любовницу. И если все эти качества твоего партнёра присутствуют в одном лице, то можно сказать, что тебе очень повезло. Но, на земле среди созданий божиих нет идеальных существ, таков замысел творца миров. А значит, твой совершенный спутник не творение создателя. Тогда кто он?
Теги: Фантастика приключение мистика боевик хоррор

Сергей Казанцев  

 

 

ТУЛЬПА  

Твой придуманный друг  

 

Внимание!  

Кому-то может показаться – «Я где-то это уже слышал» или «Я всегда об этом знал». Но я уверяю Вас – всё, что написано в этой книге, как и в других моих произведениях, – это результат моих фантазий и ничего общего к реальной жизни не имеет. Многие рассуждения героев из моих книг я лично не разделяю, их действия не поддерживаю. Обидеть чьи-либо религиозные убеждения не пытаюсь, так как в реальной жизни являюсь агностиком.  

Аннотация.  

Каждый человек на земле мечтает видеть рядом с собой надёжного и верного друга, опытного наставника, мудрого ангела-хранителя, искусного любовника или любовницу. И если все эти качества твоего партнёра присутствуют в одном лице, то можно сказать, что тебе очень повезло. Но, на земле среди созданий божиих нет идеальных существ, таков замысел творца миров. А значит, твой совершенный спутник не творение создателя. Тогда кто он?  

Пролог  

Библия: Бытие 1/27 – И сотворил Бог людей по Своему Образу и Подобию: мужчин и женщин.  

И ангелы завидовали дитю человеческому, потому что только человек, имея дух божий, из всех творений создателя обладает волей и независимостью в своих деяниях. Человек не является богом, но умения созидать он получил совместно с частичкой бога. Именно поэтому к человеку столь пристальное внимание всех ангелов и демонов.  

1996 год.  

Конверт с множеством официальных печатей лежал на кухонном столе. На лицевой стороне конверта было выведено каллиграфическим почерком Кому: «Молчановой Ольге Геннадиевне», далее следовал её адрес, куда принесли данное письмо, «Извещение». Само извещение лежало рядом с конвертом, развернутое и прочитанное.  

 

Извещение.  

Ваш муж Молчанов Олег Александрович героически погиб 09. 05. 1996 Грозном при исполнении Воинского долга о прибытии гроба с телом будет сообщено дополнительно. Командир в/части 36… – Смолин –  

 

Рядом сидела женщина в домашнем застиранном халате, потерявшим свои первоначальные краски. Её голова была опущена, а волосы закрыли лицо, плечи легонько подрагивали. Она плакала тихо, беззвучно, чтобы не разбудить свою годовалую дочурку, мирно спавшую в зале на семейном диване. В голове постоянно крутилась лишь одна фраза «Ваш муж М…. Погиб». Как так? Почему именно её Олежка? Что она будет делать, ведь у них растёт дочка? От этих вопросов становилось невыносимо – в легких подпирал ком, который могли освободить лишь горькие слёзы.  

Нужно срочно сообщить родственникам Олежки, но только одна мысль об этом опять бросала её на стул, и она заливалась горькими слезами. Как будто поделившись с кем-то этой новостью, она неотвратимо потеряет своего мужа и окончательно похоронит его. Поняв, что она не способна сейчас позвонить кому-либо, так как будет реветь в трубку, вместо того чтобы сказать что-то членораздельное, продолжила сидеть на кухне обливаясь горькими слезами. Через силу, буквально заставив себя, она тихонечко прошла в зал и, взяв с серванта фотоальбом, опять ушла на кухню, чтобы не напугать дочь своим зарёванным лицом.  

Разглядывая свадебные фото, Ольге действительно стало легче. Видя счастливые лица друзей, родственников, её мужа Олежки и, конечно же, своё, сияющее счастьем, Ольга улыбнулась, вспоминая тот день. На свадьбе она была в положении, внутри неё росла их дочка, но животик ещё не виден, вон как хорошо сидит белое свадебное платье.  

Ольга задержала свой взгляд на фотографии, где Олег нёс её на руках: белое платье развевалось на ветру, фата закрыла лицо, оставив взору лишь её улыбку. Он всегда был крепким, невероятно сильным, но при этом таким нежным и добрым. От мысли, что он «был», Ольга снова заплакала, она не хотела принимать за действительность написанное в извещении. Где-то в душе теплилась надежда, что это ошибка: там, в Чечне, сейчас такая неразбериха, такой бардак. Наверняка контузило или ранение, пускай тяжёлое, сейчас лежит в госпитале, а его с кем-то перепутали. Ведь так бывает, правда?!  

Нервное перенапряжение дало о себе знать – у Ольги разболелась голова, и она, почувствовав себя очень плохо, убрала фотоальбом на место, легла рядом с дочкой и практически мгновенно уснула.  

Ей снился муж, он что-то рассказывал, всё время сильно жестикулируя, постоянно смеясь. Ольга смотрела на него, пыталась слушать, но так и не смогла разобрать, о чём он говорит, просто смотрела на него, любуясь его движениями и мимикой. Здесь, во сне, она разглядела каждую чёрточку, на лице Олега, каждую морщинку. Олег встал, прошёлся по комнате, продолжая говорить; его глаза горели от эмоций, и Ольге вдруг стало грустно, что она совершенно не понимает Олега, как будто её муж говорил на иностранном языке. Мужчина ходил по залу, махал руками, показывая какие-то незамысловатые фигуры, громко поясняя свои мысли.  

Проснулась она вечером, вернее, её разбудил ребёнок, шевеля своими ножками, при этом кряхтя, дочка ударила Ольгу в щеку, не сильно, но вполне достаточно, чтобы разбудить. Занявшись проголодавшейся дочкой, Ольга с сильной головной болью прошла на кухню, чтобы подготовить, разогреть смесь для детского питания – своё молоко у Ольги давно пропало. На кухонном столе продолжало лежать извещение, напоминая о своём грустном содержании.  

Дочка, поев, сразу уснула, а Ольга, чтобы не разреветься опять, включила телевизор, пытаясь отвлечь себя от печальных мыслей. За окном давно стемнело, погода была тихой и тёплой, на дворе был первый месяц лета.  

Стук в дверь нарушил устоявшуюся гармонию, при которой Ольга, смотря очередное шоу по телевизору, забылась и не плакала, погрузившись в происходящее на экране. Тревожно взглянув сперва в сторону входной двери, а затем на часы, поняла, что время довольно-таки позднее. Обычно в их деревне редко кто ходит по гостям после десяти вечера, а на часах, что висели на стене, было около двенадцать ночи.  

Накинув на себя шерстяной платок поверх халата, так как без видимых причин стало зябко, прошла к входной двери. Мелькнула мысль, что кто-то из близких узнал о посетившем её дом горе и спешит поддержать Ольгу, но сейчас ей не хотелось никого видеть.  

– Кто там?! – спросила Ольга не торопясь открывать дверь.  

За дверью раздался кашель, он был знаком, но чей он был, Ольга затруднялась сказать, несмотря на это она дёрнула щеколду и открыла дверь. На крыльце всегда горела лампочка, освещая вход и двор вплоть до калитки, поэтому мужской силуэт был хорошо освещен. Это был военный, одетый в поношенную, но всё же в форменную одежду. Мужчина стоял к ней спиной, немного сгорбившись, на плечах у него висел, старый потёртый вещевой мешок, выдаваемый на службе.  

– Вам чего?! – почувствовав раздражение, спросила Ольга.  

Военный повернулся к ней лицом, и Ольга чуть не упала на порог, ноги вдруг стали ватными и непослушными – это был Олег, её муж. Он был исхудавшим, лицо серым, как от долгой и продолжительной болезни, щёки ввалились, нос приобрёл более острые грани. Глаза выглядели печальными, потухшими, но это были его глаза, это был её муж, вернувшийся с войны, несмотря ни на что, он вернулся к своей любящей жене, растущей дочке. А бардак, что твориться в этой армии, он всегда был, но теперь она его больше не отпустит – никаких воинских частей, а форму она сожжёт, сегодня же.  

Бросившись на шею Олега, Ольга разревелась, выпуская всю накопившуюся боль в душе. Муж обнял её, нежно погладил по плечам и спине, его руки были слабы, она чувствовала лишь лёгкое прикосновение прохладных ладоней. Армейская форма выглядела грязной, пахла землёй и перепревшими листьями. Но всё это было мелочью, главное, Олег жив и вернулся домой. Где-то в огромной бюрократической армейской машине что-то сломалось, кто-то напутал и Ольге прислали ложное извещение о гибели мужа.  

Кое-как собравшись, немного успокоившись, взяв свои эмоции под контроль, Ольга отпустила шею своего мужчины. Всё ещё не в силах говорить, она схватила Олега за руку и повела в дом, чувствуя, как муж тяжёлой поступью следует за ней. Зайдя за порог, Ольга ощутила, что муж остановился и не хочет следовать за ней, продолжая удерживать её за руку. Попытка надавить, то есть потянуть Олега на себя, не увенчалась успехом: он словно прирос к крыльцу и не желал входить внутрь дома. Это показалось странным Ольге, но всего лишь на секунду, так как чувство нескончаемого, радостного момента возращения, как ей казалось, буквально несколько минут назад потерянного навсегда ею мужа, переполняли её. Повернувшись к Олегу, Ольга посмотрела на него с любопытством, слегка наклонив голову. Понятное дело, Олег долгое время добирался до дома, наверняка устал с дороги, а она распустила свои бабские нюни. Можно подумать только ей трудно, но он наверняка не знает, что ей пришлось пережить за последние сутки. Извещение – похоронка до сих пор лежит на столе кухни.  

Олег стоял на крыльце и грустно смотрел на неё, не произнося ни слова.  

– Ну ты чего, Олеж?! Чего встал?! – вытирая заплаканные глаза тыльной стороной ладоней, спросила Ольга.  

Олег не шевелился, смотрел на свою жену, глаза покрылись влагой, а по серому лицу текли слёзы, оставляя разводы от дорожной пыли. Ольга, не выдержав такого эмоционального момента, вышла за порог и, ещё раз обняв своего мужа, прижала его к себе как можно сильнее, уперевшись в грудь кителя щекой, почувствовала, как сильно дрожит Олег.  

– Чего как не родной? Давай заходи в дом, нечего на пороге торчать! – Ольга буквально втащила мужа в дом. В этот раз он не сопротивлялся, поддавшись давлению жены, прошёл в дом на подволакивающихся ногах.  

Первым делом, что сделала Ольга, это стащила с мужа грязное форменное обмундирование. Он молча подчинялся и лишь слегка улыбался, глядя на суетящуюся жену. Ольга раздела мужа до нижнего белья, на нём остались лишь армейские трусы и когда-то белого цвета майка, Ольга, увидев, как исхудал Олег, опять непроизвольно заревела, закрыв ладонью свой рот. Продолжая проливать горькие слёзы, включила газовую колонку на всю мощность, горячей воды она собиралась истратить много, чтобы отмыть худое, покрытое синеватыми пятнами тело мужа.  

– Залазь, – подавляя в себе подступивший к горлу ком, указав на ванну, строго сказала Ольга.  

Олег, кряхтя, сгибаясь в три погибели, встал внутрь металлической ванны.  

– Снимай трусы с майкой, садись, – дав указания Олегу, Ольга включила воду, проверив, чтобы она была не сильно горячей.  

С трудом усевшись в ванной, Олег скинул трусы, которые оставил тут же, в журчащей из-под крана воде. Ольга их легко выловила и сперва хотела закинуть в стиральную машину, но вдруг передумав, отложила в сторону, чтобы потом выкинуть. С майкой оказалось труднее, Олег никак не мог стянуть её со спины, и Ольга, не церемонясь, сверху подцепив ткань, стянула с мужа грязную, в пятнах тёмного цвета майку, закинув её туда же куда и трусы.  

Олег зашипел от боли и попытался выпрямиться, чтобы всё-таки улечься в ванной. Прозрачная вода в белой ванне окрасилась в тёмный с красноватым оттенком цвет. Ольга, ахнув, принялась пристально разглядывать исхудавшее тело мужа. На животе и на груди она увидела два тёмных круглых пятна, покрытых по краям синяками, именно из этих маленьких чёрных отверстий сочилась кровь, окрашивая воду.  

– Олежа, что это? Ты что с госпиталя сбежал? – не веря своим глазам, но понимая, что эти пятна являются боевыми ранами, спросила Ольга.  

Муж опять не ответил, а лишь отмахнувшись рукой, кривясь от боли, погрузился всем телом в воду. Не в силах больше наблюдать, как раны на теле мужа сочатся кровью, Ольга, чтобы успокоится, вышла из ванной комнаты на кухню. Необходимо что-то приготовить на стол, ведь муж, искупавшись, наверняка захочет есть, а она, проревев весь день ничего не готовила. На столе так и лежало извещение из воинской части, о гибели её мужа. Преисполнившись вполне натуральным гневом «Вот твари похоронили мужика, а он домой вернулся, конечно, слабый, совсем исхудавший, но живой. Потом она обязательно, выцарапает глаза этому Смолину, командир выискался – мёртвого от живого отличить не может, а она ведь чуть всем родственникам не сообщила, хорошо, что повременила». Схватив конверт с извещением, Ольга, смяв его в одной ладони, положила себе в карман халата, чтобы муж, выйдя из ванной, ненароком не увидел, что его командование схоронило своего бойца.  

Решив сильно не заморачиваться, зная привычки своего мужа, Ольга достала бутылку водки, налила сто грамм в гранёный стакан. В любимую кружку Олега, что пылилась на полке рассола из-под маринованных огурцов, нарезала солёного сала потоньше, почистила луковицу, сделала несколько бутербродов из хлеба, масла и селёдки. Помыла картофель и не чистя её, поставила вариться. Олег любит в мундире.  

Быстро разобравшись на кухне, решила посмотреть, как там дела в ванной. Прошмыгнув через зал, чтобы дочку не разбудить ненароком, постучалась в деревянную дверь. Ей не ответили, а молчание – знак согласия. Скрипнув давно не смазанными петлями двери, Ольга нырнула внутрь ванной комнаты.  

В ванной Олега не оказалось, вода журчала из крана тонкой струйкой, сама ванна была наполнена наполовину, вода в ней была грязной, мутной. Закрутив кран и дёрнув на себя цепочку, открывая слив, Ольга озадаченно вышла из ванной комнаты.  

Мужа она обнаружила в зале, он нашёл свою футболку и старые спортивные штаны в шкафу, которые теперь были на нём. Олег стоял возле дивана и смотрел на их дочку пристальным взглядом.  

– Подросла? Да? – не повышая голоса спросила Ольга, зная, что последний раз Олег видел свою дочь три месяца назад, до командировки.  

Олег кивнул в ответ, не отрываясь от дочки, затем, присев на корточки, нежно погладил ребёнка по голове, потрогал её ножку, криво улыбнулся.  

– Пойдём я тебя накормлю. – произнесла Ольга, понимая, что муж с дороги голоден.  

Продолжая криво, даже загадочно улыбаться Олег встал и прошёл с Ольгой на кухню. Увидев накрытый стол, его глаза загорелись. Продолжая кряхтеть, полностью разогнуться и выпрямить плечи, по всей видимости, ему давалось с трудом, он уселся за стол. Посмотрев на стакан одиноко стоящий на столе, Олег сделал жест «А где твой стакан? ». Ольга всегда была малопьющей, но в этот раз, после столь пережитого нервного потрясения не стала для приличия отнекиваться, достала из кухонного шкафа, правда не стакан, а рюмку и наполнила её водкой.  

Олег уплетал приготовленные Ольгой закуски с невероятной скоростью – сразу было видно, что человек проголодался, очень сильно проголодался. Не забывая при этом выпивать, следя, чтобы жена не пропускала, пила вместе с ним. Наблюдая, как её мужчина ест, Ольга испытывала ни с чем несравнимое счастье и благодарность к своему мужу, за то, что он есть, что она ему нужна, что он дома. Незаметно, под готовую картошку с селёдкой под маслом они выпили всю бутылку водки. Ольга уже после второй стопки опьянела, а после четвёртой её стало клонить в сон.  

Как она оказалась в кровати, Ольга смутно помнила, но точно знала, что, прижавшись к своему мужчине, уснула безмятежным, спокойным сном, с улыбкой на устах.  

Проснулась Ольга резко, с чувством непонятной тревоги. Олега рядом не оказалось, из зала доносился детский плач. Подскочив с кровати, Ольга ощутила неприятную головную боль, последствия выпитого вчера алкоголя давали о себе знать. Быстро надев тапочки, накинула халат, буквально выбежала из комнаты в зал, где оставалась со вчерашнего дня дочка. Дочурка, интенсивно шевеля руками и ногами, заливалась в три ручья.  

Во входную дверь сильно и настойчиво постучали. Ольга, возясь с заплаканной дочкой, которая умудрилась за ночь наделать в простынку столько, что своими активными действиями ухитрилась испачкаться чуть ли не с головой. Ольга огляделась в поисках мужа, ей нужна была его помощь.  

– Олег! Открой дверь! – крикнув в пустоту дома, Ольга продолжала вытирать чистым уголком простыни, маленькое тельце дочки от её же жидких фекалий.  

В ответ Ольге в дверь постучали более усердно. «Да где Олег, в туалете что ли застрял? » – подумала Ольга. В памяти сразу всплыло, как Олег вопреки стойкому убеждению большинства, что туалет в деревне обязательно должен быть на улице, своими руками, соорудил и установил практически городской туалет внутри дома со словами: «Чтобы мои красавицы попы не морозили, а ходили по нужде как все цивилизованные люди». В душе от этих слов и заботы о них сразу стало тепло, но стук в дверь не прекращался, раздражая нахлынувшее наваждение. Взяв на руки заплаканного ребёнка, Ольга быстрым шагом дошла до входной двери и, открыв щеколду, толкнула дверь одной рукой.  

На пороге стояла мама Олега, лицо сосредоточенное, серьёзное, тело напряжённое, как струна. Рядом с ней находился её брат дядя Коля, бывший участковый, ныне на пенсии. Его внешний вид выдавал, что он, как и сестра, сильно чем-то обеспокоен.  

– Ой! Оля, я уже бог знает, что подумала! Что же ты дверь так долго не открываешь?! – лицо Веры Сергеевны искривилось, поплыло, и из её глаз хлынули потоки слёз. Она бросилась в объятья к Ольге с ребёнком на руках.  

– Горе-то какое! Вы как тут, мои роднулечки?! – обхватив плечи Ольги, зарыдала мама Олега.  

Дочка, до этого не прекращая орать на руках Ольги, неожиданно замолчала, наверное, удивившись новым звукам вокруг. Дядя Коля с преисполненным горем на лице, положив сестре со спины руку на плечо, попытался приободрить её;  

– Нууу, Вер, ну всё, всё! – и взглянув на Ольгу грустными глазами, спросил;  

– Ты как, Оль? Тоже вчера похоронку получила?  

Ольга, смотря на своих родных по линии мужа, непонимающе хлопала глазами, но, когда до неё дошло из-за чего весь этот сыр-бор с ранним визитом и слезами на пороге, ей стало даже весело. Повернувшись в сторону ванной комнаты, там же располагался туалет, крикнула:  

– Олежа! Мама с дядь Колей приехали!  

Вера Сергеевна, не прекращая проливать слёзы, приподняла голову, дядя Коля стал ещё серьёзнее и даже потемнел лицом. Видя недоверие в глазах приехавших родственников, обеспокоенность со страхом, Ольга, цыкнув языком, направилась в сторону туалета. Постучавшись в дверь, вспомнила, что Олегу трудно говорить после ранения и дёрнула дверь на себя.  

Туалет оказался пустой. Закрыв дверь, Ольга заглянула в ванную – там тоже было пусто, но главное не в этом. Олег, по всей видимости, пока она спала, вымыл саму ванну – теперь внутри неё не растекались полосами тёмные разводы, эмаль сияла белой чистотой. Свою грязную форменную одежду он тоже убрал, куда – Ольга не знала, так как в самой стиральной машине белья не оказалось. Озадаченно повернувшись, покачивая на руках опять начавшую капризничать дочку, Ольга столкнулась со взглядом мамы Олега и её брата, которые зашли в дом вслед за ней и стояли за её спиной, наблюдая за ней. В их глазах читался вопрос, очень большой вопрос.  

Поняв насколько неловкая, в данное время получается ситуация, Ольга улыбнулась, чтобы хоть как-то сгладить повисшее в воздухе напряжение, сказала:  

– Наверное, вышел куда-то.  

Но видя, что родственники застыли, словно статуи, вынула из кармана халата смятый листок с извещением о гибели мужа:  

– Вчера пришло, – разворачивать листок одной рукой было неудобно, дочка не прекращала капризничать, поэтому Ольга протянула скомканную бумагу свекрови, подождав, когда она её возьмет в руки, продолжила:  

– Весь день проревела, думала, с ума сойду, пока не выяснилось, что в военкомате что-то напутали, прислали мне похоронку, а Олег живой оказался! – последние слова Ольга сказала повышенным тоном, с небольшим сарказмом, тем самым напугав дочку, которая мгновенно замолчала, удивлённо уставившись на маму.  

Вера Сергеевна медленно развернула извещение, практически замерев, на одном месте быстренько пробежалась по нему глазами. Ольга, видя, что её не понимают, продолжила:  

– Вчера ночью Олег из армии вернулся. Я сперва не поверила своим глазам, исхудавший, грязный, наверное, опять на попутках добирался. Но как отмыла его, переодела, так сразу на душе легче стало, – протиснувшись между стариками, Ольга направилась на кухню в надежде, что Олег не успел убраться на кухне и там остались следы их совместного застолья.  

– После посидели на кухне, немного выпили, за его возвращение, – следуя на кухню, говорила Ольга, чувствуя, как за ней наблюдают Вера Сергеевна с дядей Колей.  

На кухонном столе стояла пустая бутылка водки, стакан, рюмка, декоративная салатница с остатками селёдки под луком, несколько недоеденных картошин. С краю стола – кучка кожуры от картошки в мундирах. Оглядев стол, Ольга замерла, продолжая качать на руках дочку, что-то в этом беспорядке на столе её насторожило, она не сразу поняла, что именно. Но когда более внимательно присмотрелась, поняла, что именно во всей этой картине не вписывается в её памяти, не строится в логическую цепочку. На столе была всего одна горка из очистков картофеля в мундирах, как раз с той стороны, где сидела она, так же тут были пятна масла, крошки хлеба; со стороны, где сидел её муж Олег, стол был зеркально чист.  

– Дочка, с тобой всё хорошо? Гроб сына с военкомата уже в пути, встречать надо… – последнее, что услышала Ольга, прежде чем упасть в обморок.  

 

 

 

 

 

 

Монах  

 

Библия: стих Евангелия от Иоанна – В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.  

 

Аэропортовый автобус-шаттл, мягко преодолевал серпантин дороги, ведущей к храму Джокханг, расположенному в горах Тибета. Данил, обхватив свой рюкзак руками, расположив его на коленях, смотрел в окно на проносящийся мимо не слишком насыщенный из-за горной местности пейзаж. Гид, стоя в самом начале прохода у водительского места, что-то рассказывал на ломаном английском. Но Данил его не слышал, погрузившись полностью в свои мысли и воспоминания.  

Эта путёвка, досталась ему нахаляву, изначально по ней должна была ехать его мама, но у неё появились какие-то дела. Скорей всего мама, как и любая любящая своих детей женщина, видя, как страдает её сын после внезапного расставания с девушкой, решила таким образом развеять сына, поменять хоть на время его окружающую обстановку. Показать наглядно, что жизнь после того как любовные отношения прекратились, не заканчивается.  

Какими бы ни были благими намерения мамы, за которые Данил естественно ей был благодарен, но боль в душе пока никуда не делась. Продолжая мучить и терзать Данила, заставляя вновь и вновь возвращаться в свои воспоминания, где он и, как ему казалось, Полина были счастливы.  

Автобус въехал во владения храмового комплекса, на территории которого находилась гостиница «Yak», именно в неё предстояло заселиться Данилу. Сам Данил не являлся поклонником буддийской архитектуры, не был паломником или почитателем Будды, всем этим больше интересовалась его мама, будучи по профессии востоковедом. Он же прибыл сюда, чтобы поменять обстановку, получить новые эмоции. Сложно, даже невыносимо находиться в квартире, парке, улочке, городе, где всё напоминает любимую, а также со слов мамы «чтобы путёвка не пропала».  

– Рassport? – спросила милая девушка азиатской внешности на ресепшене.  

Данил протянул свой загранпаспорт с обложкой винно-бордового оттенка. Это была первая его заграничная поездка, поэтому паспорт блистал новёхонькой обложкой. У немецкой семьи, стоящей за ним в очереди, паспорта выглядели так, как будто они побывали во всех странах земного шара, и Данил ещё не знал, завидовать этому факту или нет.  

– Цой Данил Сергеевич? – произнесла вопросительно девушка на ресепшене, поглядывая на фотографию в паспорте и на самого Данила.  

Сперва, Данил кивнул головой, но когда понял, что этого недостаточно, произнес;  

– Yes it's me, – и улыбнулся девушке.  

Корейская фамилия Данилу досталась от отца, который, к удивлению, окружающих, не был корейцем. Бабушка с дедушкой по отцовской линии Данила имели чисто славянские корни. Отец поменял фамилию с Трунова на Цой в память о своём кумире и певце, погибшем в автокатастрофе, Цое Викторе Робертовиче, лидере группы «Кино». А та в свою очередь досталась его сыну, вот так парень, совершенно не похожий на корейца, приобрёл фамилию знаменитого певца.  

Английский Данила желал быть лучше, но для общих фраз и вопросов его вполне хватало. Девушка очаровательно улыбнулась в ответ, обнажив свои нереально белые и ровные зубы.  

– Do you have any luggage? – спросил мужчина в специальной форме отеля, стоящий рядом с девушкой, которая, что-то записав в компьютер, протянула ему паспорт.  

– No, – произнёс Данил и, показав свой рюкзак на плече, дополнил:  

– This is all my luggage, – мужчина улыбнулся в ответ и показал рукой, ладонь которой была покрыта белой перчаткой, в сторону лифта, произнёс:  

– Your room is on the second floor, number 38, – и протянул другой рукой ключи с биркой, которая при внимательном взгляде оказалась магнитной картой для открывания двери.  

Номер выглядел шикарно, с большой кроватью, застеленной белоснежным постельным бельём. Хоть с общей ванной и туалетом, но кругом была чистота и порядок – в общем Данилу понравилось, так как весь номер был в его распоряжении.  

Достав из рюкзака свой ноутбук, он тут же поставил его на зарядку, потом, подумав, рядом положил смартфон, тоже подзарядиться, хотя он и был заряжен на шестьдесят процентов. После чего, выудив из недр рюкзака чистое нижнее бельё и носки, отправился принять душ с дороги. Настроение поднялось, грустные воспоминания улетучились на второй, а то и на третий план.  

Все четыре дня, что Данил проведёт в храмовом комплексе Джокханг, были буквально расписаны поминутно. Основное время, конечно же, занимали сами экскурсии, естественно с гидом, правда, к сожалению, англоязычным. Так получилось, что Данил попал именно в такую группу, не он выбирал, на его месте должна быть мама, а она английским владела в совершенстве.  

В обед, в номер постучали и пригласили на ланч, во время которого мужчина, не особо похожий на китайца, больше на таджика или узбека, на хорошо поставленном английском, рассказал о распорядке дня, предстоящих экскурсиях, что ждёт группу туристов, с чем гости ознакомятся в эти четыре коротких дня. После ланча попросил всех собраться в холе отеля, чтобы проследовать на первую экскурсию.  

***  

Плетясь позади группы, так как не особо понимал всего, что говорит гид, который вёл иностранных туристов за собой, Данил пытался фотографировать попадающиеся на пути достопримечательности на свой телефон. Понимая, что мама сильно расстроится, если он не привезёт с собой гору фотографий. Группа остановилась недалеко от паломников, которых тут было гораздо больше туристов. Люди азиатской, восточной внешности, положив на каменные плиты развёрнутые тряпочные коврики, молились в сторону каменной стены, сперва стоя, а потом постепенно принимая горизонтальное положение, укладывая свои ладони на тряпки, лежащие по обе стороны тряпичного коврика.  

 

 

 

Слышалась речь на неизвестном Данилу языке, кто-то напевал, заунывно читая заученные слова. Всё это выглядело как постановочная сцена, слишком непохожая на мир, в котором вырос и жил Данил. Среди всех молящихся, один мужчина выделялся особенно: на нём была монашеская одежда из бордовой накидки, жёлтого пояса и синих подлокотников, надетых прямо на голые руки. Фотографируя его, Данил ясно услышал знакомую речь: монах молился по-русски.  

Наблюдая за монахом, Данил не заметил, как его группа куда-то ушла. В каком направлении удалилась туристическая группа, ему было неизвестно, поэтому он мысленно плюнул на бесполезную экскурсию, решил понаблюдать за русскоязычным монахом, а может быть в последствии, с ним познакомиться. Есть наболевшие вопросы, которые он не прочь задать человеку, просвещённому в духовной жизни.  

Молился монах долго: то вставая в полный рост, то опять ложась животом на тряпичный коврик, вытягивая руки над головой. Закончив молитву, монах с невозмутимым лицом свернул коврик, зафиксировав его с помощью разноцветной резинки, повесил на плечо, словно сумку, и пошёл в противоположную сторону от Данила.  

Не решаясь подойти сразу, Данил, держась на расстоянии, отправился вслед за монахом, стараясь не потерять его из виду, так как народу вокруг было много – иногда приходилось протискиваться через толпу паломников и туристов. Монах, поднявшись по каменной лестнице, уселся на каменный приступок, отходящий от неё. Оттуда открывался потрясающий вид внизу.  

– Здравствуйте! – поздоровался Данил, догнав монаха.  

Монах, не отвлекаясь от созерцания открывшегося пейзажа, ответил:  

– Здравствуй, молодой человек. Все никак не дождусь, когда ты меня догонишь, вот решил подождать тебя здесь.  

Данил растерялся: вроде он шёл за монахом на значительном расстоянии, как тогда он мог заметить слежку за ним.  

– По тебе видно, что душа у тебя болит, измучен ты, на меня так смотрел, словно помощи просил. Зачем искал встречи? – повернувшись в сторону Данила спросил монах с добрыми глазами.  

Немного смутившись, не зная с чего начать, что ни говори, а об личных проблемах не всегда легко говорить с незнакомым человеком, Данил засомневался:  

– Да, я, в общем-то, группу потерял, а так туристом тут. Засмотрелся на вас, а вы ещё на русском, ну это, как его, молились, вот я, так получилось. –  

Монах улыбнулся и отвернулся в сторону гор, дороги в долине, зеленеющих полей:  

– Тебя как звать-то, турист? –  

– А, меня Данил. – посмотрев в ту же сторону, куда и монах, ответил он.  

– Хороший ты парень, Данил, но вижу, запутался совсем. Могу помочь, но только если ты сам этого хочешь, – продолжая смотреть в долину, спокойно ответил монах.  

Данил не знал, что он хочет, единственным реальным дискомфортом были мысли о Полине, воспоминания о ней, вызывающие душевную боль, заставляющие испытывать её физически. Наверное, он желал поделиться с кем-то своими переживаниями, по возможности получить ответы на вопросы, в которых он запутался.  

– А, как помочь? – спросил он.  

Монах удивлённо посмотрел на него:  

– Пока не знаю, ты же не рассказываешь, что у тебя случилось, а я не экстрасенс, чтобы читать твои мысли. –  

Собравшись, Данил начал с самого начала, как познакомился с Полиной, о чувствах к ней, мыслях, планах на будущее, а главное, как они расстались. Причину расставания Данил так и не понял. Дальше принялся рассказывать о своей боли, что мучает его, терзает душу. Говорил он долго, выплёскивая в своей речи всё наболевшее, невысказанное, превратившееся в комплексы. Монах слушал, не перебивая, как казалось Данилу, очень внимательно.  

– Теперь не знаю, что делать. Не могу её забыть. Плохо мне, – закончил свой монолог Данил.  

– Забывать ничего не надо, необходимо изменить отношение к ситуации, тогда она становиться более понятной, предсказуемой. Тебя гнетёт не само расставание с девушкой, а то, что ты не понимаешь причину, хотя я уверен, что где-то в подсознании для тебя всё ясно. Неизвестность всегда вызывает острую боль и душевный дискомфорт, и это не только касается отношений между людьми. Я тебя услышал, Данил. Готов ли ты теперь услышать меня? – повернув в сторону собеседника лицо, спросил монах.  

– Да, конечно, готов! – запинаясь ответил Данил, как будто опасался, что монах передумает.  

– Есть хочешь? – неожиданно спросил он.  

Данил замялся, а монах, легко встав с камней, спрыгнул с помоста на дорожку, протянул мозолистую руку:  

– Анзан, – крепко пожал ладонь Данила и, поманив его рукой, направился куда-то в глубь, древних строений.  

***  

Комната, в которой проживал монах, имела поистине микроскопические размеры, по сравнению с номером Данила в отеле. Примерно два на полтора метра. В ней помещалась циновка, поверх покрашенных половых досок, на которой спал хозяин, плетённая из веток дерева корзина, с лежащими в ней лепешками и сыром, да чайник с высоким и длинным горлышком. Пригласив гостя присесть на подушку в виде цветка, прямо на пол, монах поломал лепёшку на несколько кусков, а затем то же самое сделал с сыром. Расстелил прямо на полу кусок прозрачной клеёнки, куда разложил нехитрую еду, после наполнил две пиалы, тёмной жидкостью из странного чайника. Сел на доски, напротив Данила и приступил к трапезе. Немного постеснявшись, Данил решил не брезговать угощениями хозяина. Еда оказалась пресной, твердой, вызывая сухость во рту. Запивая лепёшку и сыр, темной, почти черной жидкостью, про которую Данил сперва подумал, что это чай, оказалась не таковым, да ещё на редкость горькой, без сахара. Чем-нибудь подсластить данный напиток Данилу не предложили, а спросить он постеснялся.  

Насытившись, монах лёг на свою импровизированную кровать, внимательно разглядывая Данилу.  

– Ты сам откуда Данил? – неожиданно спросил он,  

– Из Саратова, – поставив пиалу на клеёнку, ответил Данил.  

Монах задумался на секунду;  

– Н-е-е-е, не бывал в вашем городе. Я учился в Москве, в Питере был разок, сам родом из Улан-Удэ, но вот уже как пять лет живу здесь. Сначала паломником приехал, да как-то пристроился, так и остался тут при местном храме.  

Данил кивнул головой в знак того, что он услышал Анзана, продолжая осматриваться в комнате, если это можно назвать жильём, у некоторых собак конура больше.  

– Данил, вот если ты потеряешь свой телефон, как думаешь, какие чувства это у тебя вызовет? – вдруг задал вопрос монах, удобнее располагаясь на циновке, показывая пальцем на телефон, наполовину вылезший из кармана джинсов.  

Вовремя спохватившись, Данил подхватил свой хонор и, повертев высоко технологичное устройство в руках пожал плечами, ответил:  

– Без телефона сейчас никак, это считай, – он задумался на секунду и продолжил:  

– Потеряю связь с внешним миром, интернет, фотоаппарат, да и вообще с этим девайсом сейчас полжизни связанно, там… – Данил вспомнил, что в памяти телефона находятся фотографии Полины:  

– Фото полно, информация разная, контакты в конце концов-то.  

– То есть расстроишься? – подняв брови, переспросил монах.  

– В общем-то, да, даже сильно, – подтвердил Данил.  

– Будешь переживать, правильно? – настаивал монах.  

– Естественно, я же говорю, что там, – продолжил Данил, но его перебил монах.  

– Да я понял, связь, фото, интернет и всё такое. Ну, хорошо, а вот если ты узнаешь, что я потерял свой телефон, сильно расстроишься? – хитро прищурившись, спросил монах.  

– Конечно, расстроюсь, ведь помимо всего перечисленного он ещё и денег стоит, – ответил Данил и хотел продолжить, но монах его опередил:  

– Но не сильно! Не так, по крайней мере, сильно, как если бы потерял свой телефон. Правильно? – дождавшись, когда Данил пожмёт плечами, неуверенно, не понимая, что ответить, продолжил:  

– Мы всегда переживаем, если теряем что-то, что считаем личным, своим, имеем на это своё законное право. Так нас воспитали с детства, это твоя игрушка, а это игрушка мальчика или девочки не суть важно. Сама система вокруг нас, государство, построена на этом краеугольном восприятии частной собственности, возможности владения. Наша мораль, законы, не противоречат этому, мы ясно понимаем, что есть моё, а что – чужое. Даже в уголовном кодексе об этом написано. Следовательно, мы привыкаем к такому положению вещей и воспринимаем таковым мир вокруг нас. Нам кажется он логичным, правильным, а главное справедливым. В этом и кроется самое глубокое, массовое заблуждение всего человечества.  

– Стоп! – Данил нахмурил брови.  

– Каждое животное имеет свою территорию и охраняет её, считая своей. Хищник, добывая себе пищу, будет драться за неё, так как это его добыча. Так что никакого заблуждения нет. Мы, люди, имея более развитые мозги, просто придумали правила, чтобы это регулировать, не прибегая к силе, – вставил свой аргумент Данил.  

Монах улыбнулся:  

– Но ты разве животное Данил?  

– Люди являются частью природы, следовательно, мы – да, часть животного мира.  

– Вот видишь, Данил, как общество, современный социум, легко оправдывает в тебе то, что дано тебе природой, являясь при этом первоначальной прошивкой примитивного биоробота, у которого работают лишь животные инстинкты: потреблять, владеть, наслаждаться. И как только ты лишаешься хоть одного из этих базовых элементов, то сразу испытываешь дискомфорт, комплекс неполноценности, а за этим злость, желание во что бы то ни стало вернуть то, что ты ошибочно считаешь или считал своим. Но подумай на секунду, разве мышление и интеллект даны тебе для этого? Вспомни хотя бы одного учёного, писателя, изобретателя, разве они исследовали, постигали, создавали ради того, чтобы есть, владеть или каким-либо другим способом получать базовые наслаждения животного мира? Сам процесс мышления — это удовольствие, наивысшее благо человека разумного, возможность создавать, изучать, постигать данное ему создателем, – отхлебнув из пиалы горькую жидкость, закончил монах.  

– Но без того, чтобы удовлетворять, как вы говорите, животные потребности, человек не сможет жить, следовательно, воспользоваться возможностями данными богом? – удивился Данил.  

Монах приподнял брови и усмехнулся:  

– Всё зависит от немаловажной детали, ешь ли ты для того, чтобы жить или живёшь для того, чтобы есть.  

– Ну, все эти философские рассуждения никак меня не приблизят к тому, чтобы я понял, почему Полина ушла от меня, как избавиться от боли в душе? Что делать? Как забыть её или вернуть? – Данила стало раздражать все эти ненужные рассуждения, когда проблема была понятна и насущна.  

На какое-то время монах замолчал, стал серьёзным, задумчивым.  

– Я пытался донести до тебя, Данил, что не всё в этом сугубо материальном мире может принадлежать тебе, женщина в том числе. Твоя боль основана, на том, что ты посчитал её своей, но она никогда не была твоей, ты сам это придумал, а потом поверил в это. Твоя Полина живой человек, со своими тараканами в голове, а не собственность.  

Данил насупился, опустил голову:  

– Никто её не считал собственностью, я с ней всегда считался, уважал её мнение и учитывал его, мы практически не спорили и никогда не ругались. Не в этом проблема.  

– Ты, Данил, учитывал и соглашался только с тем, чем она с тобой поделилась. Её внутренний мир так же, как и твой, полон тайн, хотелок, проблем, комплексов, которые она по тем или иным причинам не могла тебе озвучить. Насколько откровенен ты перед своим партнёром, не означает, что настолько же он доверяет тебе, это не так работает, – монах помолчал немного и спросил:  

– Вот ответь мне, тебе бы стало легче сейчас, узнав, что, уйдя от тебя, Полина стала счастлива с другим парнем?  

Данил поднял настороженный взгляд, а монах продолжил говорить:  

– Ты любишь свою маму? Рад, когда твоя мама счастлива?  

– Ну-у, да-а, – неуверенно ответил Данила.  

– Почему ты думаешь, что любовь работает как-то по-другому, в зависимости от статуса человека? Неважно, кого ты любишь, тебе всегда хорошо, когда объекту твоей любви хорошо, именно так это работает. А если тебе хорошо, от того, что кто-то находится рядом с тобой, но при этом несчастлив, то это не любовь, это тот самый случай собственнического отношения к человеку, по сути, узаконенное рабство, – закончил монолог монах.  

Данил задумался, потом резко допил остатки в пиале, отказался от предложения монаха налить ещё из чайника, заговорил:  

– Любить всех одинаково невозможно. Любовь к родителям, родственникам, друзьям, стране, еде, тем более к девушкам совершенно разная. Я, может быть, что-то не понял, но я точно не буду счастлив от того, что моя девушка встречается с каким-то хреном. Пусть она хоть трижды с ним счастлива, мне на это насрать. Гораздо важнее, что мне комфортно с ней, она мне нравиться внешне, я хочу её как женщину, а всё остальное – это, по-моему, никому ненужная философия, которой наверняка обрадуются свингеры, хотя они скорей всего её и практикуют, – закончил Данил и хищно улыбнулся – было видно, что он злится.  

– Ты Данил путаешь такие понятия как привязанность, влюблённость, вожделение, уважение, дружба, покровительство – у всех этих самостоятельных объектов-чувств есть свои конкретные определения. Любовь – единственное чувство из всех не до конца понятое человечеством. Поэтому любовь так воспета, так как любить на земле могут исключительно счастливчики, кому этот дар дан богом, а таких очень мало. Все остальные заблуждаются, называя любовью совершенно другие чувства, а иногда целый комплекс разных чувств. Судя по твоим рассуждениям, Данил, ты никогда не любил свою Полину. Выдумал для себя её образ, в него, как ты считаешь, влюбился, будучи уверенным, что она к тебе испытывает подобные чувства.  

Данил хотел возразить: его лицо скривилось, в глазах появилась пелена безумства, но монах, продолжил говорить;  

– Знаю, сейчас ты мне предоставишь тысячи аргументов, что я не прав, пытаясь оправдать себя несчастного, сваливая всю вину на боль у тебя в душе на свою бывшую девушку, на неоправданные, хочу заметить, твои ожидания в отношении неё. Всегда тяжело признать себя виновным, в том, что эту боль ты нанёс сам себе, своей бурной фантазией, неисполненными желаниями. Люди не обязаны соответствовать твоим хотелкам. Более того, они сами придумывают свои, наделяя своих близких определёнными качествами, ожидая, что те, в свою очередь, будут учитывать их потребности. Но как это бывает часто, впоследствии разочаровываются, навешивая ярлык вины, на человека, не оправдавшего их надежды.  

– Хорошо! Пусть так! И я выдумал себе Полину, такую которой не существует в реальности. Но почему тогда так больно? – зло спросил Данил.  

Монах пожал плечами:  

– Тут, думаю, комплексная проблема – неожиданность расставания, разочарование из-за недостигнутых желаний, связанных с этой девушкой, нууу, и одна из самых серьёзных сложностей, что вызывает в тебе душевные терзания — это гормональное привыкание. Разочарование в тебе останется навсегда. Это полученный опыт, который ты либо примешь, научишься использовать в своё благо, либо начнёшь избегать подобных ситуаций. Гормональное привыкание, она же физическая зависимость, очень похожее на наркотическую. Если наркоман не может по каким-либо причинам получить свою дозу препарата, то у него происходит так называемая ломка, во время которой ему доводится испытывать очень неприятные физические боли и помочь ему может только время. Пройдёт несколько недель, и ты всё меньше будешь вспоминать такой наркотик как Полина, вполне возможно, познакомишься с другой девушкой и пересядешь на её гормоны, тогда забудешь Полину ещё быстрее.  

Данил воодушевился:  

– То есть, всё что сейчас со мной происходит это всего лишь наркоманская ломка?  

– Ну-у-у, не совсем, наркотическая ломка куда болезненнее, но состояние похожее. Борьба с этим недугом идентичная, чтобы избавиться от зависимости к какому-либо веществу, его необходимо прекратить употреблять. Организм сам выведет, избавится от того, что ему мешает нормально функционировать. А после этого тебя перестанет мучить то негативное состояние, что ты сейчас испытываешь. – монах хотел продолжить говорить, но Данил его перебил:  

– Тогда получается, встретив другую, я так же буду испытывать гормональную зависимость? Как тогда не подсаживаться, ведь совсем не встречаться с девушками я не могу? Неужели после каждого расставания будет также плохо?  

– Вряд ли, с возрастом ты станешь более твердым, неуязвимым к женским гормонам, конечно расставание не будет проходить бесследно, всегда будут последствия, но чем больше партнёрш, тем более устойчив к зависимостям. Природа не зря придумала этот механизм или привыкание к женским гормонам. Он нужен, чтобы удерживать молодого и сильного мужчину рядом с женщиной, ведь наши дети долгое время беззащитны и одной женщине не справится. Это сейчас хорошо, во многом женщине помогает государство, но буквально лет четыреста назад, гибель мужчины означало и смерть женщины с его детьми, от голода, болезней, если конечно ей некуда было возвращаться, например, к родителям. Я так понимаю, это твой первый опыт с девушкой? – неожиданно спросил монах.  

Данил задумался на несколько секунд:  

– Если не считать детскую, юношескую влюблённость, то да, первый. По крайней мере, я впервые жил с девушкой как муж и жена какое-то время, пока не расстались.  

Монах кивнул в знак понимания, что услышал Данила:  

– Мгновенно избавить тебя от тех неприятных чувств, что ты сейчас испытываешь, я не смогу, но могу дать несколько практик. Следуя моим инструкциям, ты не только научишься контролировать свой внутренний мир, но и воздействовать на окружающий. Это очень древние знания, можно сказать, пришедшие к нам, в те времена, когда боги жили среди людей. Если есть желание, я покажу, а постигать непостижимое – это уже будет твой выбор.  

Данил взглянул на монаха с любопытством. Он внутренне готов был на что угодно, лишь бы опять почувствовать себя сильным, уверенным.  

– Я здесь всего на четыре дня, разве за это время…  

– Всё зависит от тебя, я лишь покажу базовые элементы, а как их практиковать – твой выбор. Но то, что это тебе поможет, я не сомневаюсь. – сказал уверенно монах.  

***  

Быстро позавтракав, Данил, словно одержимый, бежал на место встречи с монахом. Отмахнувшись от гида на входе отеля, который пытался, что-то сказать по-английски, растворившись в толпе людей. Ноги Данила несли его тело всё время вверх, по нескончаемым лестницам, навстречу новым впечатлениям.  

Анзана он нашёл на том же самом месте, где они вчера познакомились, тот сидел в позе лотоса, с закрытыми глазами.  

– Присоединяйся, – сказал монах, не открывая глаза.  

Данил попытался усесться на камнях в такую же позу, что и его знакомый. Выходило очень коряво, а главное, так сидеть было совершенно неудобно.  

– Прими удобную позу, тебе нужно расслабиться, если сидеть неудобно, то ложись.  

Сидеть с вытянутыми ногами, тоже вызывало дискомфорт, они почему-то затекали, поэтому Данил лёг на спину, уставившись в синее, с белыми облаками небо.  

– Закрой глаза, полностью расслабься, успокой дыхание и сердцебиение, постарайся не думать ни о чём.  

Прошло минут десять, и Данил почувствовал, что засыпает, как услышал голос монаха.  

– Не открывай глаза, слушай меня и запоминай. Есть внутреннее состояние у человека, переносящее его в так называемое волшебное место, у каждого человека оно своё, но суть его в одном – погрузиться в себя, зайти в своё подсознание, углубиться так далеко, насколько это возможно. Называется данное место Вондер, с него всё начинается, все наши мысли, мечты, фантазии. Многие люди там бывают или бывали, не подозревая об этом, во снах, во время сильного стресса, когда сознание не выдерживает и отключается, переходя на подсознание. Отсюда столько историй про полёты над телом во время клинической смерти, преодоления тёмного туннеля, возможность читать или видеть будущее, ну и многие другие.  

Твой Вондер может быть каким угодно, это комната с дверью, океан с волнами, тропический лес полон звуков экзотических птиц, глубокий космос с яркой звездой, в общем, это индивидуальная визуализация. У каждого человека она своя. Подумай, какое место вызывало бы у тебя чувство спокойствия и защищённости от внешнего мира? – спросил монах. Его голос был таким приятным, убаюкивающим.  

Данил задумался, в голове строились изображения, не чёткие, больше похожие на произнесённое слово и размытые картинки, связанные с этим словом. В основном это были образы, виденные им по телевизору или ютубу. Неожиданно Данил понял, какое место отгородит его от настоящего мира вокруг. Эта мысль пришла из неоткуда, просто вдруг родилась и всё. Вместе со словами описывающее это безопасное от внешнего мира место, пришли и видения. Пока они были размыты, не чётки, но Данил уже знал, как это прибежище выглядит.  

Непроходимая, огромная, практически бесконечная по своим размерам пустыня, с высоченными, словно горы, жёлтыми барханами песка. Где-то в этой пустыне находится единственный оазис, сильно констатируя своей зеленью с окружающим песком. Центром данного островка жизни являлось синее озеро, с прозрачной, прохладной водой. Вода в нём настолько прозрачная, что видно дно, покрытое песком. Вокруг озера много пальм, дающих тень от палящего солнца, шумит ветер в листве, слышны стрекотания насекомых и пения птиц. Всё это Данил рассказал монаху.  

– Это и есть твой Вондер! – утвердительно заявил монах и продолжил;  

– Сначала это место будет просто словом, никак не проявляющее себя в образах. Со временем ты увидишь само озеро, место вокруг. Чем дольше будешь практиковать, тем более детально сможешь разглядеть объекты своего Вондера. Часто думай об этом месте, когда вот так расслаблен, представляй, как ты гуляешь вокруг озера, знакомься с каждым деревом, трогай их, представляй шершавость коры, придумай запах растительности вокруг. Потом это место начнёт обрастать мелкими деталями, которыми твоё подсознание наполнит это место, чтобы сделать его более живым. Например, для тебя неожиданно появится камень на берегу, увидишь поваленное дерево, которого не было до этого, торчащий из воды тростник. В конце концов-то, ты легко сможешь уходить в этот, тобою придуманный мир, чтобы забыться на время, погулять там, а может быть, построишь там дом, обустроишь своё гнёздышко, куда тебе будет приятно возвращаться, перед сном или во время медитации. Пока для тебя это всего лишь мысли, но с каждой детализацией этого мира, он будет в твоей голове всё более реальным. Когда будешь готов, войди в воду и погрузись на дно озера, там дверь в мир магии, там ты сможешь творить, всё что пожелаешь.  

– Я не вижу ничего? – не открывая глаза, сказал Данил.  

– Твоё пристанище появится не сразу, но, думаю, уже завтра ты сможешь частично увидеть своё заветное место – оазис в пустыне. Пока попробуй взглянуть на него с высоты, представь бескрайнюю пустыню, с её бесчисленными песочными барханами. Необходимо начать с менее детализированных объектов, с каждым разом увеличивая детализацию, резкость картинки. Это как в компьютерной игре, сперва это были палочки с шариком, затем квадратные объекты, но с каждым новым поколением графика становиться лучше, объекты в игре приобретают не отличимые от реальности черты, – голос монаха был настолько убедителен, что Данил подчинился.  

Он представил себя парящим над бескрайними просторами пустыни, но в голове появлялись лишь размытые не чёткие изображения из интернета, и это никак не ассоциировалось с тем, что он ожидал. Постепенно Данил погружался в состояние похожее на сон, он как будто дремал, понимая, что не спит, но и бодрствованием это не назовёшь. Он знал кто он, как его зовут, откуда он, но мысли были размытыми, вяло текущими, картинка представляемой им пустыни плавала перед глазами. Неожиданно он осознал, что висит высоко над песками, от которых из-за высокой температуры вверх поднималось марево раскалённого воздуха, колыхаясь и искажая картинку внизу, но главное не в этом. Он мог контролировать своё состояние! Только подумав о том, чтобы начать двигаться над барханами, находящимися далеко внизу, Данил полетел, с трудом, но всё же контролируя скорость и направление полёта. Это так вдохновило Данила, что он попытался совершить крутой вираж в воздухе, но неудачно кувыркнувшись, потерял стабильность, стремительно полетел вниз. Раскинув руки, словно птица крылья, он замедлил падение и, только подумав об этом, резко взмыл вверх. Полностью осознавая то, что сейчас с ним происходит, Данил восторженно закричал, чувство полёта было ни с чем несравнимое удовольствие.  

Выровнявшись на определённой высоте, взяв устойчивый курс полёта и его скорость, ощущая на своём лице тёплый, почти горячий, ласковый ветер, Данил осмотрелся вокруг. Под ним простиралось бесконечное море песка, испещрённое множеством плавно изогнутых линий, верхушками песочных волн, застывших во времени. Это зрелище было величественным, Данил всматривался в барханы под собой, которые словно по волшебству, становились более резкими, разборчивыми, как будто он своим присутствием развеивал туман между собой и пустыней.  

Обо всём этом он рассказал монаху, не открывая глаза, боясь потерять ниточку связывающею его с этим обалденным, то ли сном, толи фантазией. Монах ответил, но его голос теперь отдалился, шум ветра во время полёта приглушил речь, чтобы разобрать, что говорит монах, пришлось прислушаться.  

– Найди оазис, – единственное, что расслышал Данил.  

Вглядываясь в изогнутые линии песков, Данил жадно искал, хоть что-то, чтобы резко констатировало с жёлтым цветом песков внизу. Пролетев над пустыней не один десяток километров. В тот момент, когда он уже стал разочаровываться, сдаваться, его взгляд неожиданно ослепил солнечный луч исходящий снизу, от отражающей его поверхности, которая находилась там внизу, на земле. Мгновенно прекратив движение, зависнув в воздухе, Данил пригляделся, пытаясь разглядеть, то, что могло отразить солнечный свет. Его взгляд наткнулся на небольшое водяное блюдце одиноко сверкающее в безжизненной пустыне. Это было так неожиданно, что Данила возликовал, наверное, его радостные крики, звучали не только в мире, где царствовали пески, но и в реальности. Так как на его плечо легла ладонь, и он мгновенно вышел из мира, где свободно парил над пустыней и наконец-то нашёл свой оазис.  

Открыв глаза, Данил с возмущением приподнялся, приняв сидячее положение, опершись руками на камни.  

– Я нашёл! Но … – Данил хотел ещё что-то сказать, но его взгляд устремился на заходящее солнце, а голосовые связки оцепенели.  

На взор Данила, в котором читался большой немой вопрос, монах, улыбнувшись, ответил;  

– Время в Вондере идёт совсем по-другому, поэтому практикующему стоит научится, контролировать проведённое там время. Иногда в Вондере проходит целая неделя, а в реальности всего лишь час. Но бывает с точностью до наоборот: с таким явлением очень часто сталкиваешься на начальном этапе, когда только создаёшь свой Вондер, ну ещё, когда занимаешься форсингом Тульпы. Вот, для тебя там прошло не больше часа, а в реальности целый день.  

Данил был воодушевлён как никогда: то чувство полёта во сне, который он полностью контролировал и осознавал, нельзя было ни с чем сравнить. Это можно было списать на контролируемый сон, о таком Данил слышал, когда то в одной из телепередач по телевизору. Заключался он в том, что человек осознавал, что он во сне, а соответственно мог контролировать происходящее в нём. Полёт в Вондере был очень похож на это состояние, с одной лишь существенной разницей, во сне не чувствуешь упругость воздуха, его температуру, запах песка, да у песка тоже есть свой, характерный только ему, запах.  

– Это нечто с чем-то! Я просто в шоке! Похоже на сон, но полностью тобою контролируемый, в общем, осознанный. Почему люди не знают об этом, ведь это сказочно как клёво. Я практически ощущал ту реальность, словно побывал там физически.  

Монах, загадочно улыбаясь, смотря на заходящее за горы солнце, ответил;  

– Многим, к сожалению, это не дано. Ты же, оказался очень способным, с первого раза погрузился настолько глубоко в своё подсознание, что мне пришлось буквально вытаскивать тебя оттуда. Большинство людей вынуждены годами медитировать, чтобы добиться того, на что у тебя ушло считанные часы. Поздравляю тебя Данил, у тебя огромный потенциал и бесценный дар, если ты будешь дальше практиковать медитацию, то тебе суждено далеко продвинуться на этом поприще.  

Почему люди не знают об этом? Я тебя огорчу, но человечество давно в курсе об этом феномене. Но так уж исторически сложилось, что для людей гораздо важнее быт, достаток в физическом мире. Погоня за земными благами отнимает слишком много сил и энергии, чтобы думать о чём-то подобном. Другие бояться, так как считают такие действия, сравнимыми с психическими заболеваниями. Некоторые, в силу своих религиозных предпочтений, относятся к этому как к греху. Вондер для них, что-то наподобие, потустороннего мира, жизни после смерти, куда вход живым закрыт. Созданий, что обитают в том мире, они называют по-разному: ангелами, душами умерших, демонами, джинами.  

– А, что такое тогда Вондер? – Данила распирало любопытство, ему хотелось побольше узнать о том, что с ним было.  

– Вондер, это ты. Вернее, место, что ты создал в своём подсознании, то есть это твоя фантазия, – буднично ответил монах.  

– Получается, этого места не существует, ну, кроме как в моей голове, я правильно понял? – почему-то огорчился Данил.  

Монах, немного помолчав, начал монолог:  

– Существует некая первоначальная физическая реальность, которую никто, кроме учёных не видел, для этого у них имеются чувствительные приборы, чтобы делать замеры. Но помимо реальности есть миллиардное многообразие субъективных реальностей отдельных людей, причём эта реальность у всех разная. Слепой видит мир вокруг себя совсем по-другому, нежели зрячий, дальтоник воспринимает те краски, что доступны его зрению, остальные цвета лично для него существуют в другой реальности, либо вовсе отсутствуют. Высокий ростом, видит мир совсем под другим углом, нежели человек низкого роста, а соответственно их окружающая среда совершенно разная. Ну, да ладно, начну с азов, так будет понятнее.  

Наш мозг находится в наглухо запечатанной черепной коробке в полной темноте, защищённый от внешних воздействий настолько, насколько об этом позаботился создатель. Поэтому мозг, словно ученный, вынужден пользоваться приборами, ушами, глазами, обонянием, осязанием, вкусовыми рецепторами, чтобы построить внутри себя картинку той реальности, в которой он находится. Данные из наших биологических приборов поступают к нему в виде электрического сигнала, которые он обрабатывает, расшифровывает и переводит в свой, только для него понятный формат. Иногда приборы ломаются, портятся, начинают передавать испорченные данные, мозг пытается компенсировать это с помощью полученной информации из других источников. Например, если человек ослеп, то он лучше слышит и наоборот. Только уже зная это, можно сказать, что реальность, которую мы воспринимаем и считаем незыблемой, может быть ошибочной из-за неправильной обработки, а затем неверной трактовкой нашим головным мозгом.  

Помимо сломанных приборов в виде насморка, близорукости, частичной глухоты, существует ещё кое-что, что меняет нашу реальную объективность до неузнаваемости. Увы, и да здравствует, но наш мозг, сидя в своём тёмном царстве, ещё и выдумщик каких поискать надо. Просто жить ему скучно, поэтому он строит внутри себя правила, мораль, законы, религии, которые, конечно же, переплетаются с реальным для него миром. Поэтому многие люди, даже не догадываясь об этом, живут по чужим законам, которые выстроили для них по типу загона, воспринимая такой мир истинным. Многие миллиарды так живут, им так проще и выгоднее, так как другой жизни, реальности они не знают, что свинья в сарае или собака на цепи, не знают и не могут представить другой жизни. Автоматизация доводит такое существование до идеала, нарушая реальный порядок вещей, ограничивая полёт мечты каждого человека, сводя всё то великое, что есть в каждом человеке к чек-листу из расхожих достижений, которые часто ещё и не приносят удовольствия, являясь иллюзией, досужим спектаклем, игрой в жизнь.  

Я опять отошёл от темы, – монах засмеялся.  

– Так вот, если всё, что мы видим, слышим, чувствуем – это всего лишь конечные данные мозга после обработки электрических сигналов, то, если ты сможешь попасть в ту часть мозга, что отвечает именно за эту обработку, и предоставить свои, тобою придуманные электрические сигналы, то как поступит мозг, как думаешь?  

Данил не знал, что ответить: такого рода информацию он услышал впервые, и даже не представлял, как на это реагировать. Поэтому, пожав плечами, сказал:  

– Э-э-э, наверное, обработает и выдаст результат на основе этих данных.  

– Именно! – монах поднял указательный палец вверх.  

– Эти данные поступят в другую часть мозга, где электрические сигналы пойдут в обратную сторону, к нашим конечностям, органам чувств. И мы почувствуем тепло или холод, кислое или сладкое, запах вишни или малины, услышим мелодичное пение птиц или скрежет металла. Если мы при этом будем находиться в реальности, то возникнет когнитивный диссонанс; ты в воде, а чувствуешь лёгкий ветерок, ешь шашлык, а он сладкий, словно мороженое, и так далее. Поэтому, чтобы в полную меру наслаждаться виртуальными ощущениями, мы придумываем и записываем в нашем подсознании выдуманный мир под стать нашим желаниям. Но это только начальный этап.  

Давным-давно практики Вондера обратили внимание, что из хорошо прорисованного Вондера, всегда есть путь к чему-то большему. Так был найден вход в кроличью нору, который закрыт до определённого времени, пока ты силой мысли не сможешь его открыть. Выглядит это по-разному, кто-то открывает дверь в комнате, кто-то погружается на дно океана, другие выходят из своего сказочного леса на полянку. Но всегда остаётся незыблемым только одно, попадая в то место, находящееся очень глубоко в подсознании, все без исключения, видели свет: яркий, тёплый, осязаемый всеми чувствами, что тебе доступны в том мире. Этот свет всегда излучает добро, добро в чистом, не испорченном человеческими понятиями виде. Я лично могу это подтвердить, так как бываю там часто, этот свет не греет снаружи, он греет изнутри, освещая твою душу, делая тебя счастливым, несмотря ни на что.  

Но самое удивительное в этом свете то, что он, словно пластилин или мягкая податливая глина, из которой можно слепить всё, что душе захочется. Так появилось понятие Тульпа, живое существо, что может существовать не только в твоём подсознании как Вондер и создания, населяющие его, но и в реальном мире.  

– Живое существо? – недоверчиво спросил Данил.  

– Мы их называем Тульпа. Этот живой объект может быть любой формы. Например, деревом мудрости, кошкой, камнем, но главное, что он самостоятельный, имеет свой разум, характер, привычки, привязанности, – ответил сухо монах.  

– И зачем её создают? – не до конца понимая о чём идёт речь, спросил Данил.  

– У каждого, кто форсит свою Тульпу, разные причины. Кто-то хочет друга, с кем можно поговорить, кому-то нужны мудрые советы, некоторые практики заходят так далеко, что создают себе спутника жизни.  

– В смысле? Жену? – усмехнулся, не поверив, спросил Данил.  

Внимательно посмотрев на Данила, монах кивнул в ответ:  

– Или мужа, кому, что нужно. Форсить, Тульпу можно бесконечно, выводя её формы и разум до совершенства. По прошествии продолжительного времени, Тульпа становится неотличима от объектов реального, физического мира, но при этом она всегда остаётся частью тебя, частью твоего разума, ведь именно ты её создатель. Так же как мы люди являемся частью нашего создателя, не зависимо насколько мы стали совершенны.  

– А, я понял, то есть я могу в своём оазисе создать помимо деревьев, дома, ещё и девушку, с которой смогу общаться, правильно? – засуетился Данил.  

– Не совсем. Вернее, можешь, но та девушка останется частью Вондера, а не реального мира. Тульпа же, живет в реальном мире, ты её слышишь, видишь, даже физически взаимодействуешь. Она как … – монах на некоторое время задумался:  

– Ну-у-у, как привидение, полтергейст, только более коммуникабельна со своим создателем, так как на начальном этапе она есть часть подсознания своего создателя. Потом, постепенно, она становится отдельным своенравным существом. Тульпа бесполое создание, но может быть, как мужчиной, так и женщиной, вернее играть роль данного пола, даже не так, какими качествами её снабдит создатель, такие и будут превалировать.  

– В смысле я буду видеть её в своей квартире, общаться с ней, правильно? – не унимался Данил.  

Было заметно, что эта тема его заинтересовала.  

– Хмм, более того, с Тульпой можно иметь физический контакт, ты будешь чувствовать, как она до тебя дотрагивается, ощущать тепло её тела, я даже слышал, что некоторые настолько преуспели в форсинге, что могут заниматься любовью со своей Тульпой.  

Данил открыл рот, его брови скакнули вверх, а глаза расширились:  

– Да ну, с трудом верится, что такое возможно. Но после сегодняшнего полёта над пустыней, мне кажется, что в этом мире всё возможно. Ты научишь меня?  

Монах долго смотрел на восторгающегося от услышанного Данила.  

– Понимаешь Данил, мы не боги, хоть и имеем частичку их силы. Для нас создать живое существо очень затруднительное занятие, в отличии от богов, для которых сотворить человека, да что там человека, целую галактику, секундное дело, но вполне возможное. Правда, создать – это только полдела, потому что мы несём ответственность за тех, кого приручили, а уж тем более, если сами спроектировали, дали разум и вдохнули в это создание жизнь. Пойми, Тульпа – это не игрушка, это твой, ну как сказать, ребёнок что ли. У Тульпы есть свой характер, свои мечты, желания, она более жива, чем ты можешь это себе представить. Если вдруг Тульпа тебе надоест или ты устанешь от неё, избавиться от этого существа очень сложно, ведь она знает тебя лучше, чем ты сам себя – она выросла из твоего подсознания. Я бы тебе не советовал форсить Тульпу, по крайней мере в ближайшее будущее, но ты имеешь на это право, просто я прошу ответственно к этому отнестись. Что для этого нужно, я тебе расскажу и даже покажу, а дальше практикуйся, совершенствуйся, создавай, если на это есть воля и желание.  

***  

Эту ночь Данил почти не спал. Он настолько был вдохновлён новыми познаниями, а главное, возможностями, что предоставляют из себя полученные от монаха знания, что о сне не могло быть и речи – адреналин просто зашкаливал в крови. На секунду Данил подумал о Полине и понял, что в душе ничего не колыхнулось. Вся боль внутри растаяла, словно туман, он помнил всё: как они встречались, как первый раз занимались любовью, её последние слова перед тем как уйти, но это не вызывало в душе ровным счётом ничего, просто воспоминания, не более. Словно что-то избавило его от тяжести груза, и теперь на душе было легко. Данил был счастлив: у него появилась новая цель.  

Несмотря на то, что этой ночью Данил так и не смог нормально поспать, с нетерпением дожидаясь утра, погрузиться в Вондер ему это не помешало. Он опять оказался над пустыней, скользя, словно птица, над её просторами, ощущая упругость тёплого воздуха. Озеро он нашёл быстро, теперь он разглядел, что вокруг круглого озера имеется обширная растительность.  

– Спускайся! Только не быстро, старайся это делать медленно, чтобы сознание успело прорисовать окружающую обстановку, – услышал Данил голос монаха.  

 

 

 

Парить на определённой высоте оказалось куда проще, чем спускаться. Спуск получался урывками, неровным, того и гляди грозился перерасти в свободное падение. Намучавшись, Данил приземлился не в самом оазисе, а на горячем песке пустыни, недалеко от возвышающихся пальм. Чувствуя, как горят ноги от нагретого песка, он почти бегом добежал до спасительной тени.  

Почему-то ему казалось, что озеро с высоты выглядело гораздо больше, чем на самом деле. По факту это оказалось не озеро, а небольшой, идеально круглый прудик диаметром не больше двадцати метров. Вода в озерце, как и ожидал Данил, оказалась действительно чистой и прозрачной, вокруг стояли высокие, раскидистые пальмы, вырывающиеся из белого, словно снег, песка. Дно озера тоже было песчаным, из-под которого, то тут, то там, можно было видеть маленькие гейзеры родников, поднимающих частички песка.  

С разбегу нырнув в воду, Данил был удивлён тем, что вода не оказалась прохладной или тёплой, она явно существовала, так как он чувствовал её упругость и влагу, но температура воды была идентична температуре воздуха вокруг. Легко переплыв небольшое озерцо, Данил выбрался на другом берегу, продолжая удивляться тому, что не испытывает прохладу от мокрой одежды на ветру, как это бывает обычно, и решил прогуляться по оазису, узнать его границы.  

Как учил монах, Данил подошёл к первой пальме и дотронулся до её ствола, уходящего в синее небо на метров десять не меньше. Кора оказалась не привычно гладкая, как будто трогаешь пластиковую трубу. Закрыв глаза, Данил представил под своими пальцами грубую, испещрённую вертикальными волокнами, кору древесины. Он отродясь не трогал пальму руками, но именно так себе это представлял, почувствовав рукой шероховатость, он открыл глаза. Ствол пальмы принял серовато-коричневый цвет, а полоски на коре ствола приняли горизонтальное положение, а не то как он себе это представил, при этом это выглядело гораздо гармоничнее и естественнее. Удивившись такому факту, Данил посмотрел на другую пальму, её ствол был такой же, как и у пальмы, у которой он стоял. Запомнив этот инцидент, когда его проекция фантазии не сбылась в полной мере, а осуществилась на свой манер, Данил продолжил исследовать оазис.  

 

 

 

Песок под ногами был самым обыкновенным, только нереально белым. Данилу не хотелось это менять, этот необычный цвет ему нравился. Сам оазис оказался не большим. От озера вглубь пустыни растительность распространялась максимум на метров тридцать, дальше начиналась беспощадная, жаркая пустыня, границы которой были Данилу не известны.  

Только выйдя за территорию своего оазиса, Данил ощутил раскалённый, почти испепеляющий ветер. Внутри его Вондера всегда было тихо и спокойно, если ветерок дул, то он был ласковым и нежным. Вернувшись в свой оазис, Данил, к своему изумлению, обнаружил кроме пальм, появившуюся у оснований стволов деревьев невысокую зелень в виде травы, кустарников, небольших пальм. Это делало ландшафт более живым и красочным. Стало ясно, что его Вондер помаленьку наполняется объектами, живой природы, только почему это происходит помимо его воли, было непонятно. Только подумав о том, чтобы спросить об этом монаха, Данил тут же проснулся.  

Солнце сияло в зените, значит, те полчаса в Вондере ему обошлись примерно восемь часов реального времени, подумал Данил. Рядом монаха не оказалось, Данил покрутил головой, увидел лишь несколько групп туристов, слушающих своих гидов, паломников, всегда куда-то спешащих, передвигающихся, словно муравьи по лесной тропинке.  

Беспокойства не возникало, пока он был в отключке: воровать у него было нечего, на этот раз телефон и всё ценное он оставил в номере отеля, ну кроме пары мелких купюр, что он взял с собой на всякий случай, а как раз они лежали по-прежнему в кармане. На людей, находящихся в трансе или медитирующих в буддийском храмовом комплексе никто не обращал внимания – здесь таких полно.  

Хотелось пить, во рту прямо пересохло, язык прилипал к сухому нёбу. Данил спрыгнул с каменного приступка и направился к ближайшей торговой палатке, каких здесь было полно. Там, где турист, торгаши тоже навариваются неплохо, всегда можно продать бутылку воды, какие-нибудь местные лакомства, те же батарейки или сувенир.  

Купив банку не особо холодной колы (холодильники в палатках отсутствовали), Данил вскрыл её и припал к металлу губами, наслаждаясь в меру сладкой, пузырящейся жидкостью.  

– Как успехи Данил? – спросила продавщица торговой палатки, женщина небольшого роста, трудно поддающаяся возрастному анализу.  

От её вопроса Данил, чуть не поперхнулся, пролив изрядное количество колы себе на футболку.  

– Что!? – вытерев сладкую жидкость с подбородка, спросил он, ошарашенный её вопросом, а также тем, что она знает его имя.  

Женщина, как ни в чем не бывало, продолжала перекладывать свой товар на фанерном листе, покрытом клеёнкой с ярким рисунком.  

– Странно, да?! – из проходящей группы туристов к нему повернулся пухленький мужичок в очках и продолжил говорить:  

– Вроде ты в реальности, ведь ощущение те же, и не просто идентичные, а не отличимые. Правда?  

– Э-э-э, Анзан? – выпучив удивлённые глаза, спросил Данил, глупо открыв рот.  

– What are you asking? I don't understand you! – шарахнувшись от него как от ненормального, произнёс толстячок.  

– Не думал, что у тебя это так быстро получиться. – послышался позади, детский голос.  

Резко повернувшись, Данил столкнулся взглядом с девочкой лет десяти из местных аборигенов. Боясь что-либо сделать не так – его мозг был на грани срыва – Данил молча смотрел на девочку. Девочка улыбнулась, показывая свои неровные жёлтые зубы, заговорила детским голосом, но на чистом русском:  

– Так выглядит полностью наполненный Вондер. Чтобы его создать у меня ушло долгих четыре года. Но это мелочь по сравнению с тем, что у некоторых монахов получается. В моём Вондере нельзя зайти за Джоканг, а также на многие улицы храмового комплекса, там дальше бесконечный океан, как у тебя пустыня. Некоторые последователи смогли создать целые города, и даже небольшие страны, на это у них уходит вся жизнь.  

– А-а-а, а как, я попал к вам? Ну-у, в ваш Вондер, разве это возможно? – Данил до сих пор, даже поняв, что он не в реальности, не мог в это поверить – действительно всё было слишком, чересчур реальным.  

– В этом-то и загадка? – заговорила девочка, и совсем по-взрослому заложив руки за спину, посмотрела на брусчатку под ногами, нахмурила брови:  

– Некоторые мыслители полагают, что небольшое количество людей обладают-таки способностью делиться своими фантазиями, мыслями на расстоянии. Но это не точно, ещё никто этого не доказал. Я, например, второй раз в жизни смог поделиться, показать свой Вондер, думаю, это как-то зависит от принимающей стороны. Наши возможности, у меня как у передающей стороны, и у тебя как у принимающей, совпали, по этой причине ты находишься здесь, – девочка обвела рукой окружающий мир;  

– Когда ты искал свой Вондер в пустыне, я смог почувствовать твой полёт, восторг, ну и другие ребячества, но для тебя это нормально, в особенности в первый раз. Вот я решил проверить, смогу ли я загрузить твоё сознание в мой Вондер, и ура, ты здесь. То, что ты здесь означает одно: у тебя есть талант, воля, а главное мыслительный ресурс, который тебе поможет в создании Тульпы. Ты не передумал?  

Данил отрицательно замотал головой: после всего, что произошло с ним в последнее время, его трудно было заставит передумать. Даже если он сейчас проснётся в психушке, и поймёт, что всё: Тибет, Джоканг, Монах, Вондер – его больной бред, передумать, бредить дальше – вряд ли. Такое не заменит алкоголь, да и наркотики, как подозревал Данил тоже, хоть имел лишь субъективное представление о их действии.  

– Нет, не передумал, более того, я ещё больше загорелся, – твёрдо добавил Данил, и продолжил, в его душе назрели вопросы:  

– Но с другой стороны, я, если честно, до сих пор не могу поверить во всё происходящее, кажется, вот-вот проснусь и пойму, что всё мне приснилось. В такое на самом деле очень трудно поверить, бред какой-то, кому расскажи – засмеют. Да, если бы я сам не увидел Вондер, не летал над пустыней, ощущая горячий и упругий ветер, то реально, застебал бы такого рассказчика. Узнав обо всём этом, увидев своими глазами, прочувствовав, каждой мышцей своего тела, каждой клеточкой своего мозга, к сожалению мой устоявшийся и понятный мир рухнул в одночасье, теперь я не знаю, где правда, а где фантазия.  

Видел пару фильмов про параллельные вселенные, другие миры, но даже на секунду не представлял, что такое возможно в реальности. Это как не верить в деда мороза, а потом неожиданно в полночь увидеть спускающуюся с неба упряжку, запряжённую северными оленями, а в санях дед в красной шубе с белой бородой. Короче, чувствую я себя в полном когнитивном диссонансе, только гораздо реалистичнее, чем моя реальность, в которой я до этого времени всегда находился.  

Возникают миллионы вопросов, почему наука об этом ничего не говорит, не поверю, чтобы учёные не знали, о чём-то похожем, а если знают, то почему молчат? Ведь изучая все эти процессы, наша цивилизация неотвратимо шагнёт далеко за горизонты, даже нашего представления о прогрессе. Ведь в таком мире не нужны телефоны, компьютеры, телевизоры, ну, по крайней мере, не в таких масштабах. Думаю, многие социальные вопросы уйдут в небытие, люди действительно смогут стать счастливыми и станут жить, как им хочется. Страшно подумать, что человечество, не ведая, топчется на месте, не понимая, что игрушки настоящего мира призваны всего лишь облегчить бытие на земле, совершенно не давая развиваться дальше. Наша цивилизация, социум наверняка взлетела бы до невообразимых высот, только подумаю сколько мы потеряли, не изучая тот потенциал, что заложен в нашем теле, в нашем мозге, мне аж страшно становиться. –  

Девочка подняла глаза и хитро прищурилась:  

– Осторожнее с желаниями Данил, тем более ты теперь знаешь их цену, – и, улыбнувшись, опять показав, свои выпирающие клыки, хитро заметила:  

– С чего ты решил, что учёные не знают о практиках буддийских монахов? Есть целые институты, изучающие данную проблематику, только все эти знания не для большого круга… – затем, сменив улыбку на серьёзную мимику, не дав Данилу задать вопрос, девочка продолжила монолог:  

– Исследователи и учёные разных стран не раз побывали на Тибете, а начался такой массовый интерес после того, как в руки тогда ещё Советских войск, а также Американской армии попали документы такой тайной организации как «СС» Аненербе. Занималась данная организация в период нацисткой Германии, поиском «Колыбели человечества», древней высокоразвитой цивилизации, Шамбалы, ну и естественно неизвестного мощного оружия, что сможет в мгновение ока уничтожить всех врагов великой Германии. Руководил данным тайным обществом напрямую рейхсфюрер «СС» Генрих Гиммлер. Предположительно он лично снарядил и отправил в Тибет несколько высококвалифицированных экспедиций. Одной из первых была экспедиция под руководством одного из ведущего на то время ученого Эрнста Шефера. Немецкий учёный нашёл подход к Тибетским монахам, вошёл к ним в доверие, а они в свою очередь раскрыли ему данную практику по созданию Вондера и Тульпы.  

Поразившись открывающимися возможностями перед человечеством, как и ты сейчас, Эрнст Шефер попытался раскрыть перед научным миром данную практику. Но, к сожалению, руководство тогдашней нацистской Германии, поняв всю перспективность, этого проекта, тут же засекретили все исследования, передав документацию, знания и причастных людей к этой тематике в «СС» Аненербе.  

Германия на тот момент вела боевые действия почти по всем направлениям, даже в Африке. Требовалось много оружия, людей, а главное правильных, грамотных решений, логистики ведения войны и пропаганды. Такие решения, приказы, которые были бы безупречны, выверены до мелочей, приведя в оконцовке к победе третьего рейха. В то время аналитический отдел полагался только на головы и опыт людей, прошедших первую мировую, а за это время оружие сильно изменилось, став более разрушительным и технологичным. Необходима была новая тактика ведения войны, которую возможно разработать лишь непосредственно, экспериментируя на поле боя, при этом получая возможно большие потери как личного состава, так и самого оружия, а на это не было времени и ресурсов.  

Проект Тульпа, был спасением и естественно выбран как идеальное решение для использования в аналитической сфере. Созданные существа, не полагались на эмоции, имели доступ в самые отдалённые участки человеческого подсознания, могли в считанные секунды смоделировать как отдельно взятый бой, так и целую войну, получив мгновенный результат. Всё высшее руководство, в том числе сам Гитлер, обзавелись с помощью всесильной Аненербе Тульпами мудрости. Это помогло завоевать практически всю Европу с наименьшими потерями в наиболее быстрые сроки.  

Руководство нацисткой Германии было воодушевленно, ведь впереди грезилось всечеловеческое господство. Тульпы никогда не ошибались, сообщая время и сроки нападения, тактику, используемый ресурс. Их советы всегда были предельно точны, а со временем, как выяснилось, совершенны. Что произошло впоследствии, я могу лишь догадываться, но в конце концов-то нацистская Германия потерпела поражение. Тогда-то и выяснилось, что или кто надоумил Гитлера, его приближённых создать концлагеря, где замучили и убили миллионы людей. Зачем это было сделано и с какой целью, ведь такое решение Тульпы мудрости сделали не просто так, в этом был какой-то замысел. Данный замысел естественно был раскрыт после победы над нацисткой Германией и его, как и всё, что связанно с Тульпами, тут же засекретили все страны, причастные к этой войне. Общественному порицанию были открыты лишь небольшая часть данной истории, это бесчеловечные опыты над заключёнными, а также попытка уничтожить определённую прослойку населения земли.  

Все планы нацистов и в том числе Аненерба были раскрыты, опубликованы, отданы на всеобщее осуждение, умолчали сильные мира сего лишь об одном – с чьего совета эта звериная система стала реальностью. Ну и самое главное, почему она рухнула, несмотря на то, что Тульпы продолжали давать руководству нацистов, как казалось, идеальные решения. Только поэтому, когда войска Советского союза были уже в Берлине, Гитлер был уверен, что он победит. На чём строилась его уверенность, для нас останется неведомым, но скорей всего был готов какой-то проект по оружию, противопоставить которому антигитлеровской коалиции было просто нечем.  

Ещё у меня есть предположение, что Тульпа главы нацисткой Германии настолько стала самостоятельной, что решила избавиться от сошедшего с ума старика, а может быть и спасти, но об этом мы уже не узнаем.  

Естественно, долгие исследования и практики буддийских монахов, попав в руки победителей, приобрели новую секретность. На территории Советского союза и Соединённых штатов открылись тайные институты на подобие «СС» Аненерба, у которых, как оказалось, схожие с нацисткой Германией, планы. Началась холодная война создания высокоточного ядерного оружия, единой, мировой финансовой системы, да и многого чего ещё, главное – небывалый, быстрый, мощный технический прорыв, и я почему-то уверен, что без создания Тульп тут не обошлось.  

Данил внимательно слушал, маленькую девочку. Историю он знал, но никогда, не мог предположить, что на историю так сильно могла повлиять медитация, Вондер, возможность человека с помощью своей силы разума создавать живых существ под странным названием Тульпа.  

– Получается, создание Тульпы опасная затея? – задумчиво спросил Данил у девочки.  

– Почему опасное? – удивлённо вскинув брови и приоткрыв рот, спросила местная аборигенка и продолжила:  

– Содержать собаку тоже опасно, всё зависит от того, какой посыл ты вкладываешь во время воспитания собаки. Если хочешь, чтобы она была злой, создаются определённые условия, и собака становиться агрессивной. Но выращенный в любви и заботе щенок превращается в добродушного, ласкового, отзывчивого пса, с которым не страшно оставить маленьких детей. То, же самое работает и с Тульпой: какими качествами ты её наградишь, то и получишь в оконцовке, – серьёзно ответила на вопрос девочка.  

– Тогда, что на самом деле эта Тульпа? Живой сгусток энергии, или всё же часть моего подсознания? – задал давно наболевший вопрос Данила.  

– Хороший вопрос, – ребёнок поднял указательный палец вверх, как это часто делал монах:  

– Наверное, ты заметил, что стоит тебе отвернуться в Вондере от какого-либо объекта, предмета, а потом снова посмотреть на него, он тут же меняется. Вернее, становится более прорисованным или добавляются какие-либо детали, которых до этого не было? – Да. У меня пальмы изменились. Добавилось растительности, а ещё … – Данил хотел рассказать про кору, которая поменялась вопреки представлениям Данила, но аборигенка остановила его, показав раскрытую ладонь на вытянутой в его сторону руке.  

 

 

 

– Всё правильно, в нашем подсознании находится информация не только та, которую мы случайно или намеренно увидели, услышали, ощутили, потом естественно про это благополучно забыли, уложив эти данные глубоко в подсознание, но и память наших предков. Все твои многомиллионные предшественники оставили в геноме именно для тебя характерные данные, которые ты дальше по эстафете передашь своим детям, вместе со сведениями и опытом, что получишь во время своей жизни. Туда добавится и смешается с твоим опытом информация мамы ребёнка и её многочисленных предков. Сам понимаешь, что такой объём информации, не может постоянно взаимодействовать с мозгом, он просто не рассчитан на такое, да и наша психика не выдержит столько переживаний, размышлений, боли, смерти. Поэтому мы просто её не видим, как говорят, не помним наши прошлые жизни; такая информация в нашем нормальном состоянии, блокируется нынешним мозгом. Следовательно, она хранится в существенно сжатом виде, внутри нашего подсознания. Откуда, например, всплывает небольшими порциями, в виде дежавю, снах, или неосознанных действиях, когда работает лишь наш инстинкт, чтобы выжить в экстремальной ситуации.  

Во время создания Вондера, из подсознания информацию легче изъять, так как именно там ты и находишься. А предки помнили, как выглядели пальмы, трава, камни, вода, люди и так до бесконечности. Эта информация изымается маленькими частями, чтобы наполнить Вондер привычными для наших глаз-образами, ушей-звуками, ну и т. д. Всё это делается не сразу, а постепенно, но с каждым разом наполняя Вондер, делая его более живым, более реальным.  

Для создания Тульпы из построенного в подсознании Вондера необходимо погрузиться ещё глубже. Очень глубоко в подсознании, настолько далеко, что ты созерцаешь начало, мы это называем духом божиим, чистой матрицей в виде белого света, пронизанного прожилками, похожими на спираль. Вот на это начало, свет, ты наращиваешь с помощью своих желаний, всё что угодно.  

Сперва, этому существу дают имя, это имя не должно быть связано с конкретными людьми. Но и просто называть её Тульпой нежелательно: любое живое существо не любит, когда его ассоциируют с искусственным, не живым объектом. Имя необходимо придумать, иначе в дальнейшем, если она узнает, что ты её назвал в честь бывшей девушки или любимой актрисы, она будет, как любая девушка ревновать и отказываться откликаться на это имя.  

Когда она привыкнет к своему имени и будет здороваться с тобой, необходимо добиться, чтобы она его повторила. Её голос при этом тебе придётся настраивать самостоятельно, чтобы он нравился тебе и к тому же не был похож на голоса тех людей, которых ты знаешь. Иначе это тоже приведёт к будущему конфликту, тем более, как я понял, ты хочешь создать девушку, а не камень или дерево мудрости, где половые признаки и голос не важны.  

После того как её голос тебя устроит, а она сможет легко на твои приветствия реагировать, начинается медленный и сложный процесс построения Тульпы… – монах в образе девочки, прохаживаясь по камням мостовой, очень подробно и долго рассказывал об этапах, действиях, визуализации Тульпы. Иногда казалось, что прошла целая вечность, но всплывали ещё какие-то подробности, обрастающие в новую лекцию. Всё, что говорил монах, было в новинку Данилу, и примерно на середине лекции, он понял, что форсить Тульпу – очень сложное и продолжительное занятие. Это ни на йоту, не изменило его желание заниматься форсингом, просто он понял, что этот процесс займёт не меньше года, ежедневной работы, а такие сроки, немного остужали пыл, обесценивали желание немедленно приступить, принося понимание, что прежде нужна не менее кропотливая подготовка.  

Чтобы хотя бы примерно представить весь данный процесс, необходимо понять, что ты действительно хочешь. Исходя из этого создай на бумаге образ своей Тульпы: нарисуй её спереди, сзади. Затем прорисуй каждую отдельную часть тела очень подробно, волосы, глаза, нос, рот, уши, лицо полностью, голову, в том числе и со стороны затылка, боком. В общем, чем более подробно ты её нарисуешь, тем более подробно она будет выглядеть в реальности. Только поэтому многие современные тульповоды предпочитают брать образ для своей Тульпы из Аниме. Ведь в мультфильмах Аниме у героев все половые признаки прорисованы хорошо, при этом совершенно не уделяется внимание на мелкие детали человеческого тела, что намного облегчает создание Тульпы.  

Данил, желал создать Тульпу ничем не отличающуюся от живого человека, даже если она будет абсолютно нога, а это значит, что все части, скрытые под одеждой, необходимо тоже прорисовать, с не менее скрупулёзной точностью. Можно представить, сколько времени всё это рисование займёт, тем более если ты далеко не художник. А ещё необходима одежда: хотелось видеть Тульпу в разном облачении, а не щеголяющую в одних трусиках по квартире. А ведь, всё это всего лишь небольшая часть работы, которую помимо реала, нужно еще смоделировать в Вондере, а затем прорисовать в глубоком подсознании, непосредственно стоя лицом к свету, лепя, словно скульптор, идеальное тело девушки и её гардероб.  

Не менее тщательно созданную Тульпу необходимо учить говорить, предварительно подготовив слова на бумаге. Каждое слово повторяется несколько раз с правильным ударением, без сглаживаний, уверенно и четко выговаривая каждую букву, до тех пор, пока она не повторит его без запинки. Помимо произнесённого слова, в этот момент необходимо представлять предмет, действие или эмоцию, означающее это слово, чтобы Тульпа понимала значение изученных слов. Чем больше слов запомнит Тульпа с помощью тебя, тем более богатый будет у неё словарный запас, а значит, это облегчит твоё общение с ней и понимание друг друга. Сложно общаться разносторонне с созданием, обладающим небольшим словарным запасом, словно Эллочка – Людоедка из произведения «12 стульев».  

Будущему живому созданию необходим характер, который естественно придётся прорабатывать до мельчайших подробностей. Добрая ли она или хитрая, общительная или замкнутая, всё это зависит от тебя. Проявления эмоций оживит Тульпу, сделает её более живой, а значить необходимо прописать как она смеётся и радуется, грустит и плачет, злиться или хитрит, в общем, полный набор.  

Запах Тульпы не маловажный девайс, иногда просто по запаху можно понять, что Тульпа находиться у тебя позади, какое у неё настроение. Да и не нужно недооценивать значения обонятельного процесса. У человека нюх, хотя и отличается, например, от собачьего не в лучшую сторону, но настроение от запаха, который тебе нравится, может сыграть значительную роль в общении.  

Осязание – один из самых сложных органов чувств при контакте с Тульпой. Ты же не хочешь проваливаться рукой сквозь неё, следовательно, помимо визуальной и обонятельной части кожи необходимо задать параметры тактильного ощущения. Какая должна быть у неё кожа, упругая или мягкая, бархатистая или гладкая? Какую температуру при прикосновении ты почувствуешь? Не думаю, что, прикасаясь к человеческому телу, тебя удовлетворит комнатная или тем более уличная температура, когда за окном зима. Все эти параметры необходимо прописать в реале, прочувствовать в Вондере, загрузить ощущения в Тульпу.  

Ещё для Данила, на дух не переносящего глупых, бездушных, но красивых внешне кукол из инстаграма, очень важно было, чтобы его Тульпа в образе девушки была мудра и умна. Ему хотелось создать девушку-мечту, такую, которых не бывает в реальности. Тело молодой модели, характер мудрой женщины, интеллект выше среднего, чтобы она могла быть помощником по дому, разумным советчиком по жизни, искусной любовницей, в одном лице, если это, конечно, возможно. Это озадачило монаха. Девочка, покраснев, немного помолчав, продолжила:  

– В принципе нет ничего невозможного. Тогда тебе необходимо добавить такие качества как умение читать твоё подсознание, то есть полностью ей довериться. Обычно для этого создают менее подвижные предметы, например, дерево, камень, цветок. Видишь ли, Тульпам мудрости стараются не прорисовывать визуальную часть очень тщательно. Не делают их эмоциональными, так проще воспринимать от них полученную информацию. Если твоя Тульпа будет сексуальна, своенравна, с ней могут возникнуть проблемы, тем более она ещё и имеет возможность свободно передвигаться в физическом мире. Видишь ли, на начальном этапе Тульпа это часть твоего подсознания и её легко контролировать, но постепенно она приобретает эфирное тело, становиться духом, джином, этих существ по-разному называют. Как только Тульпа отделилась от твоего подсознания, став отдельным живым существом, имея возможность самостоятельно передвигаться, думать, принимать решения, наступает сложный момент. Все конечно индивидуально, и многое зависит от создавшего её человека, но в любом случае, нужно понимать, что у Тульпы появляются свои желания и хотелки, которые создателю придётся удовлетворять и контролировать.  

В общем, отвечая на твой вопрос, Тульпа это часть подсознания или отдельный сгусток энергии? Могу сказать следующее – это то и другое, неразрывно связанное с тобой, как мы с богом.  

– И какие, например, проблемы могут с ней возникнуть? – не до конца понимая монаха, спросил Данил.  

– Да самые обыкновенные, такие же, что и с любой девушкой в реальности. Тульпы очень ревнивы, как не старайся, а это качество к ним само прилипает, не знаю почему. Скорей всего, они, становясь более коммуникабельными, начинают учиться самостоятельно, наблюдая за миром людей. Плюс они знают, что они не такие как их создатель, как бы человек не старался, он всё же не бог, и не может создать существо из костей и мяса. А, следовательно, Тульпы могут испытывать комплексы неполноценности, ведь все человеческие чувства ты ей пропишешь, иначе она не будет похожа на человека, а там и гнев, злость, подозрительность, иногда они бывают хорошими манипуляторами. Только поэтому Тульпы мудрости создают неподвижными, а также не прорисованными. Находясь в одном положении, сложно устраивать истерики, да и на камне не видно эмоциональной мимики.  

Данила задумался, может монах прав, а он просто заигрался в своём воображении, представляя свою будущую Тульпу. Но как же хочется и рыбку съесть и… косточкой не подавиться.  

– Вероятно, существуют какие-либо блоки, техники или как там они называются, чтобы утихомирить Тульпу. Перестать её видеть, слышать, в общем послать её в такое место, где она поймет, что её игнорируют, и она ничего не может с этим сделать, – поинтересовался Данил.  

Монах в образе девочки засмеялся, звонким детским смехом, окружающие люди принялись оглядываться, вопросительно смотря на девочку, гадая, что у той вызвало такой заразительный смех:  

– Все мужчины одинаковы, хотят иметь пульт дистанционного управления от своей жены, девушки, любовницы. Чтобы по желанию включать функции, которые на данный момент ему необходимы или комфортны. В данном пульте обязательно должны присутствовать несколько больших кнопок: уборка, готовка, секс, беззвучный режим – кому как удобнее в последовательности и значимости. С женой, конечно, этот номер не прокатит, а вот с Тульпой вполне возможно, необходимо только с самого начала создавать данный девайс и прописывать его как одно целое с Тульпой, приручая подчиняться беспрекословно на нажатие кнопки, с определённой функцией. Думаю, на первоначальном этапе это поможет, но как только Тульпа обживётся в реальном мире, через год – два приобретёт собственный характер, и ей будет плевать, на какую ты там кнопку жмёшь.  

Давным-давно придумали такое хитрое приспособление как дверь. Её можно создать, когда угодно, так же путём форсинга, если в этом есть необходимость. Даже если Тульпа стала самостоятельной и вполне хорошо себя чувствует в реальном мире, взаимодействовать именно с тобой она может лишь посредством твоего подсознания. То есть ты её слышишь, видишь, чувствуешь, только через конечную обработку мозгом полученных электрических сигналов из твоего хранилища сжатых данных. Для всех вокруг она бестелесное, невидимое существо, в том числе и для тебя. Но Тульпа имеет возможность путем воздействия на твоё подсознание, подавать на мозг сигналы, при обработке которых ты её слышишь, видишь, осязаешь, даже занимаешься с ней любовью, чувствую всё это в реальности, своим телом.  

Поэтому если ты создашь дверь, которую сможешь своей волей, в любое для тебя время закрыть, тем самым перекрыв ей доступ в своё подсознание, то она не сможет на тебя влиять. Ты перестанешь её слышать, видеть, ощущать, хоть она будет находиться рядом с тобой. Все её истерики, попытки как-то воздействовать, манипулировать тобой, для тебя останутся неизвестны. Она станет для тебя бестелесным духом умершего человека, который вроде здесь, но никак не может влиять на физический мир. Но иногда, не у всех, а у более одарённых людей Тульпы получаются очень сильными, настолько, что они реально могут воздействовать на физический мир. Могут создавать дуновение ветра в квартире, двигать предметы – отсюда столько историй про полтергейст, домового и т. д., а это обычные Тульпы, оставшиеся без своего создателя, который умер или погиб, ведь Тульпы живут очень долго, по сравнению с человеческим телом, почти вечность.  

Но проблема в том, что подсознание нельзя закрыть на постоянную основу, жизнь без подсознания превратится в ад, слишком много мы оттуда черпаем информации, даже не замечая этого. Естественно открыв его, ты освободишь вход для Тульпы, а там придётся мириться или опять скандалить – выбор за тобой.  

Девочка резко замолчала, огляделась вокруг:  

– Нам пора заканчивать, вечер уже.  

Данил взглянул на ясное небо: солнце стояло в зените, на том же самом месте, где и было, два или четыре часа назад – он не знал, сколько времени прошло в Вондере монаха.  

…  

Спина ныла, неровно расположенные в кладке камни врезались в левую лопатку и правый бок, ноги затекли, затылок и височная область гудели тупой болью. Встав на ватные ноги, Данил принялся разминаться, чувствуя сильную жажду и голод. Солнце уже зашло за горы, оставив ярко красное зарево.  

Монах, сидел рядом, наблюдая, как разминает мышцы Данил. Он не спеша достал из тряпочной, можно сказать сшитой из мешковины сумки вполне современный маленький железный термос на литр не больше. Быстро его открутил, соорудив из крышек две пиалы, налил дымящуюся почти чёрную жидкость. Данил помнил, что эта жидкость горькая и ужасно отвратительная, но в этот раз был не намерен отказываться. Глотнув тёплой настойки, неизвестных трав, Данилу в миг стало лучше, горечь, словно обезболивающее, пронеслась по пищеводу, обжигая своим отвратительным вкусом.  

Что-либо говорить совсем не было сил, Данил вместе с монахом долго сидели на приступке лестницы, попивая горькую жидкость, молча наблюдая, красный, почти кровавый заход солнца.  

Эту ночь Данил спал как убитый, без сновидений, без чувств, просто закрыл глаза и сразу провалился в темноту. Открыл глаза, когда на улице во всю светило солнце. Тело по-прежнему болело, усталость никуда не делась, сон совершенно не излечил его измученные мышцы. Водные процедуры немного привели в чувство, проснулся аппетит. Спустившись вниз, Данил к своему сожалению узнал, что завтрак давно закончился. Его группа час назад ушла на экскурсию, а ему предложили перекусить тем, что осталось.  

Впихивая в себя безвкусную яичницу с сырым желтком, запивая приторно-сладким апельсиновым соком, Данил торопился. Время приближается к обеду, а он всё ещё в отеле. Анзан, монах наверняка его не дождался и ушёл по своим делам. Данил клеймил себя за то, что проспал, но сделать уже ничего не мог. Позавтракать ему просто было необходимо, он не ел почти сутки, кишки от голода прилипли к позвоночнику. Вчера он вернулся в отель затемно и сразу пошёл спать, сил на поиск еды не оставалось.  

В быстром темпе набив себе кишку яичницей и отварными сосисками, Данил, наспех поблагодарив женщину, что его накормила, несмотря на то, что столовая уже была закрыта, почти бегом побежал на место встречи.  

На ресепшен, его окликнула старая знакомая, милая девушка азиатской внешности. Оказалось, что у неё имеется какой-то конверт, что передали для него с утра. Удивившись такому факту, Данил подошёл к стойке, где лежал не запечатанный конверт.  

– Who brought it, can you tell me? – спросил Данил очаровательную азиатку.  

Девушка удивлённо приподняла брови, огляделась вокруг, как будто ища кого-то, кто знает ответ. Но не найдя такового тут же расслабилась и ответила продолжая сверкать своими ровными белыми зубами.  

– I don't know, my partner was given it. Like, as I understood it, it was a monk.  

– Monk? – удивившись, переспросил Данил и достал с конверта тетрадный лист в клеточку аккуратно сложенный пополам. На листе мелким красивым каллиграфическим почерком на русском языке, было написано:  

«Здравствуй Данил! Я покинул храмовый комплекс Джоканг. Совместно со своими братьями отправился в горы. В горах наше паломничество продлится около месяца, поэтому мы с тобой, скорей всего в реальности, больше не увидимся. Попробую через несколько дней зайти в твой Вондер. Не знаю, получиться у меня это или нет, тем более мы с тобой будем на значительном расстоянии друг от друга.  

Занимайся форсингом, каждый день хотя бы по полчаса, и ты удивишься, как твой Вондер изменится в лучшую сторону. Не забывай, что я тебе рассказывал про Тульпу. Будь предельно серьёзен к данному творению, помни, что Тульпа не просто живое существо, это жизнь, которую ты сам создал, а соответственно именно ты несёшь ответственность за своё создание.  

Ещё забыл тебе сказать, что Тульпа как и любое живое существо, должно питаться. В нормальном состоянии Тульпе вполне достаточно твоих каждодневных психических энергий, эмоций, пережитых во вполне спокойном ритме жизни. Но если разбаловать существо, обладающее неуёмным аппетитом, то тебе будет не просто её контролировать. Голодная Тульпа примется провоцировать тебя на яркие, хорошо выраженные эмоции, питаясь ими. Помни самая вкусная еда для Тульпы, любой сильный эмоциональный всплеск. Например, страх. Не зря были построены десятки концентрационных лагерей на территории нацисткой Германии. Секс, Тульпы любят больше людей, потому что это всегда гарантированная пища. Только поэтому, как мне кажется, сейчас так популярна порноиндустрия и всё, что связанно с сексом вокруг, как я тебе говорил, страны-победители продолжили Тульповодство.  

Так же не забывай, что Тульпа заведомо слабее своего создателя, не обижай её, не делай ей больно. В таком случае Тульпа может отомстить тебе, спасая себя, переведёт в твоём подсознании твою же агрессию на реальный мир. Сперва поможет тебе делать мерзости в реальности, а затем подставит, заставит тебя сделать ошибку, уничтожив, таким образом, своего мучителя.  

Надеюсь, Данил, ты учтёшь все мои советы, а у тебя получится хорошая и добрая Тульпа, которая поможет тебе в трудную минуту, скрасит жизнь, позволит более уверенно принимать решения.  

Анзан. »  

Данил, не веря своим глазам, ещё раз пробежался по клочку бумаги. Только после второго прочтения, осознал, что монаха он больше не увидит. Сразу стало грустно и как-то одиноко, откуда-то появился страх, что он не сможет больше зайти в свой Вондер. Как будто оазис в пустыне был доступен лишь при наличии Анзана. Быстро поблагодарив всегда улыбающуюся девушку, Данил убежал к себе наверх в номер.  

Запрыгнув на кровать Данил расположился поудобнее, закрыл глаза и представил сперва зелёное пятно посреди песков, а затем сам оазис. Долгое время Данил не мог настроиться на Вондер: шум автотранспорта возле гостиницы мешал сосредоточиться. Даже показалось, что погрузиться в своё подсознание на этот раз не получится, но выходить из полудрёмы не хотелось, поэтому Данил незаметно для себя уснул.  

Этот сон, как и ночью, был без сновидений. Сколько Данил проспал, он не знал, но проснулся мгновенно. Не открывая глаза, продолжал лежать на кровати, слыша все, что происходило вокруг. Автобус, привезя очередных туристов, продолжал тарахтеть своим дизельным двигателем возле главного входа. Голоса на разных языках обсуждали что-то – Данил не мог разобрать речь.  

Вдруг он ясно понял, что продолжает спать, лёжа на своей шикарной кровати, но при этом видит словно во сне приехавший автобус, закурившего водителя-азиата, стоящего возле своего транспорта и наблюдающего за выгрузкой чемоданов из грузового отсека, снизу. На лестнице столпилась разношёрстная толпа. В основном это были пожилые европейцы, азиаты, скорей всего китайцы, с хорошими фотоаппаратами, висящими на шеях. Но главное, Данил смотрел на это всё сверху, не из своего окна, а со стороны, так, что мог видеть весь отель перед собой, в том числе и окна своего номера. Угол, расстояние обзора он мог контролировать всего лишь подумав об этом, передвигаясь в нужную точку мгновенно, не испытывая затруднений. Всё это был точно сном, в этом не было сомнений, но в этом странном сновидении, Данил мог контролировать почти всё. Не так как это бывает в обычном сне, где всё размыто, непонятно, быстро забывается, здесь была предельно чёткая картинка, всё ясно понималось и ни что не забывалось.  

Поняв, что в этом сне он может многое, точно так же, как и в Вондере, почему-то захотелось увидеть Анзана, монаха. Только подумав об этом, Данил оказался над лесистой местностью с низкими, кривыми деревьями, среди которых шли монахи в своих бордовых или красных халатах с жёлтыми поясами. За спинами у них были большие матерчатые рюкзаки, самодельные, сшитые из грубой ткани. Шли монахи друг за другом по узкой тропинке, выстроившись в длинную вереницу. Всего монахов было около сотни, и Данил не сразу нашёл среди них Анзана.  

Приблизившись к монаху, которого Данил уже стал считать своим другом, несмотря на их существенную разницу в возрасте и довольно-таки недавнее знакомство, попытался окликнуть его. Анзан шёл почти согнутый пополам от тяжести рюкзака, да и тропинка вела всё время вверх. По его лбу, щекам текли несколько струек пота, само лицо было красное от напряжения, чувствовалось, что ему тяжело. Попытка что-либо сказать монаху ни к чему не привела. Данила понял, что, несмотря на все его суперспособности, он нем. Из его рта не могло сорваться ни единого звука, как бы он не напрягал свои голосовые связки. Он может слышать тяжёлое дыхание монаха, кряхтение его товарищей, звуки окружающего мира, но сказать что-либо, даже издать хоть какой-нибудь звук, было не в его силах.  

Поняв, что он немой, Данил тут же осознал, что он ещё и невидимый, состоящий из чего-то прозрачного и лёгкого. Это привело к пониманию, что он может воспринимать окружающий мир, но мир вокруг него никак не реагирует на его присутствие. Покружившись вокруг людей, идущих в гору, Данил подумал о своём Вондере и практически мгновенно оказался парящим над пустыней. На какое-то время показалось, что эта пустыня и оазис в ней существует в реальности, а он попадает в это место путём управляемого сна. Но горячий поток воздуха привел Данила к пониманию, что тот полёт во сне, где он не чувствовал холода или жару, ветра во время движения, предметов, сквозь которые мог пролетать, являясь лишь сторонним наблюдателем, совершенно не похоже на полный контакт Вондера. Чтобы подтвердить данный факт, Данил закричал, чувствуя, как воздух из лёгких, борясь с встречным сухим потоком, вырывается из его рта вместе со звуком. Вондер оказался намного реальнее, чем его перемещение во сне. Увидев оазис внизу, Данил камнем, на бешеной скорости устремился к нему, крича от восторга и счастья, охватившего его. Теперь он точно знал: Вондер существует!  

Шуньята.  

 

Каждый фрагмент материи всегда имеет вокруг себя некий слой пустоты пространства, иначе он не сможет иметь определённые границы, это означает, что материя всегда находится в пустоте. «Александр Лалетин»  

 

Поезд остановился на перроне, жалобно заскулив железными колёсами. Толпа людей, стоящих в проходе с сумками и багажом, напирая друг на друга, двинулись к выходу. Данил не желал толпиться в проходе, поэтому сидел на своём месте, ожидая, когда особо нетерпеливые освободят проход вагона. За окном, на улице, была пасмурная погода, и вроде моросил небольшой дождик. Казалось, что там мерзопакостно сыро и торопиться под холодный октябрьский дождик не хотелось, тем более у него не было с собой зонтика.  

В окне мелькнуло знакомое лицо, это был старый друг Данила, Андрей. Ещё, будучи в Москве, Данил отправил ему в WhatsApp сообщение, на каком поезде и во сколько прибывает в Саратов. Андрей был на колёсах, которые недавно приобрёл, и вполне мог подбросить своего дружищу до дома. Тем более так получилось, что Андрей оказался единственным из всех свободным, так как уволился недавно с работы. Почему Андрей уволился с вполне себе нормальной работёнки, продавал он электронику, в одной из сетей, Данил не знал, а друг как-то странно отшучивался, намекая, что у него дела на бирже пошли в гору. Все друзья знали, что Андрей приторговывает на Форексе, но вот, чтобы у кого-то там дела шли хорошо, о таком Данил ни разу не слышал, сам постоянно торчал на Форексе, как говорят с неоднозначным результатом, в основном оставляя там свои кровные. Но фактом было то, что у Андрея появились деньги. Он рассчитался со всеми долгами, которыми запарил своих друзей, и вот приобрёл себе подержанный, но вполне в хорошем состоянии автомобиль иностранного производства.  

– А-а-а, как тебе салон? – спросил Андрей Данила, когда тот разместился на пассажирском сидении, и, не дождавшись ответа, тут же поведал историю как он, только сев в автомобиль, тут же влюбился во внутренне убранство теперь своего автомобиля.  

– И это, несмотря на то, что с ходовкой не всё хорошо, пришлось полностью поменять задние рычаги, там, сальники, совсем изношенные были. Я уже не говорю, что все фильтры стали деревянными от грязи, датчики барахлят, нужно срочно их менять. В общем, недостатков у автомобиля хватает, всё-таки начало двухтысячных, но салон, просто сказка, даже муха не еб… – Андрей резко запнулся, тормозя на светофоре.  

Данил слушал друга улыбаясь. Почему-то прошедшие семь дней, как он уехал на Тибет, показались ему вечностью, и он странным образом успел соскучиться по друзьям, по маме, по своему городу. Наверное, это можно было списать на то, что Данил получил новые знания, которые полностью перевернули его жизнь, разделив её на до и после.  

– Как Аня? – неожиданно спросил Данил, при этом почему-то вспомнил свою, теперь уже бывшую Полину.  

И опять воспоминания никак его душу не всколыхнули, он остался совершенно равнодушным к ним. Как будто Анзан, дав ему знания о Вондере, форсинге, всемогущем подсознании, вылечил его от болезни под названием привязанность к Полине. Именно привязанность, может быть влюблённость, но теперь Данил точно мог сказать, он никогда не любил Полину.  

Андрей разошёлся ещё сильнее, теперь его было не остановить, из его уст полились хвалебные песни во славу богоподобной, ненаглядной, самой лучшей в этом мире Ани. Данил слушал Андрея, слегка улыбаясь, любуясь пейзажами за окном автомобиля, где мелькали знакомые дома, улицы, дороги. Ему было хорошо, умиротворённо, как будто он старец, познавший жизнь, наслаждается её вялой текучестью, а суета вокруг лишь смешила. Андрей остановился в своих восхвалениях лишь только перед домом Данила, сосредоточившись на въезд во двор как всегда заставленный автомобилями.  

Жил Данил в своей отдельной однокомнатной квартире, в новостройке. Сама квартира была бюджетным вариантом, представляла собой прямоугольник, без прихожей, кухни, без туалета с ванной. Всё это было размещено в единственной комнате, и лишь туалет с ванной имел стены, сделанные из гипсокартона, внутри обделанные плиткой. Кухня, спальня, рабочая площадка с компьютером, представляли собой единое пространство. Но именно такое жильё смог себе позволить Данил, естественно не без помощи мамы с бабушкой, которые добавили на его приобретение львиную долю средств из своих сбережений. Зато это было полноценное своё жильё, Андрей вообще жил с мамой, как и многие их друзья проживали с родителями, не имея возможности приобрести свои квадратные метры, так что его можно было считать мажориком в их узком кругу.  

Работал Данил профессиональным электриком, не пойдя по стопам родителей, которые оба были научными сотрудниками, и имели к науке непосредственное отношение. Работа ему нравилась, заказов всегда хватало, Саратов строиться бешеными темпами, а значит, есть неплохие объёмы по электрификации новостроек. Зарабатывал Данил неплохо для Саратова, но, конечно, его доходы были далеки от Московских коллег. Ему не раз предлагали, отправиться на заработки в столицу, но Данилу нравился его образ жизни, и он не хотел его менять, в погоне за большими деньгами.  

Кое-как втиснувшись в небольшое пространство, чудом оставшееся в узком дворе Данила, друзья направились в дом, чайку попить да поболтать, как-никак не виделись целую неделю.  

– Рассказывай, чего уволился? – спросил Данил, Андрея, кинув рюкзак, на так и не заправленную кровать, наверняка ещё хранившую волосы и запах Полины.  

Андрей замялся, наверное, не зная с чего начать:  

– Да там платили, сам знаешь, не очень. А тут мне на Форе попёрло, вот я решил, на хрен мне такая работа. Буду дома торговать, бабло срубать, в десять раз больше чем на этой долбанной работе. Сидишь на ней сутра до ночи, а толков никаких.  

Данил, поставив чайник на плиту, внимательно посмотрел на Андрея – что-то его товарищ не договаривал, это было видно не вооружённым глазом.  

– Хорош заливать, давай колись! – облокотившись на столешницу спиной, строго спросил Данил, сидящего за кухонным столом Андрея.  

Друг сразу всполошился;  

– Да я тебе серьёзно говорю! Торгую только на Европе, когда рынок наиболее стабилен, а как только Амеры заходят, я тут же убегаю, закрываю все лоты.  

– А парой какой торгуешь? – пытаясь поверить другу, спросил Данил.  

– Евро – доллар, – не мешкая ответил Андрей.  

Это была самая популярная и ликвидная пара на Форексе, ею торговали все, кто занимался Форексом.  

– Ну-у-у, а инструменты какие используешь? – продолжил расспрашивать Данил друга, всё ещё не до конца веря в его неожиданный и сногсшибательный успех.  

– Обычные, Фибоначчи и волны Эллиотта. – буднично ответил Андрей.  

– Так в чём секрет? Я не понял? Я тоже их использую, но что-то мне не прёт как тебе? Колись говорю! – не понимая, как Андрею удаётся предсказать движение цены, почти со стопроцентной вероятностью, начинал испытывать нетерпение Данил.  

Андрей посмотрел на Данила как-то растерянно, сглотнув, поведал следующее:  

– В общем, как и говорил тебе, торгую только по утрам, по Москве, как раз биржа переходит с Азиатской сессии на Европейскую. В этот момент, ты сам знаешь, рынок замирает, движения цен валют минимальное. Я выявил кое-какую закономерность, которая происходит не каждый день, а раза два в неделю. Как только я вижу построение свечей в нужном для меня порядке, проверяю по линиям Фибоначчи куда отобьётся цена, после чего накладываю волны Эллиотта для проверки. Какая это волна – если третья или пятая, то тут же вхожу в сделку. Обычно всё это длится не больше часа, после чего я закрываю лот и снимаю барыши. В девяноста случаях, цена доходит до выставленного тейк – профит, сделка закрывается автоматически, если я чувствую угрозу разворота, то закрываюсь вручную, но такое бывает редко. Иногда ошибаюсь и срабатывает стоп лосс, тогда я в этот день больше не торгую, дабы не появилось желание отбить убыток рискованными сделками.  

Данил выслушав внимательно своего товарища, не увидел в его стратегии, ничего нового, для себя, так торгуют почти все так называемые трейдеры, в том числе и он.  

– И, какую ты там нашёл повторяющуюся закономерность? – не поняв, о чём говорит Андрей, спросил Данил.  

– Это лучше показать, так сложно объяснить. У тебя ноут с собой? – поинтересовался Андрей.  

– Да, – кивнув на рюкзак, лежащий на постельном белье кровати, ответил Данил, и хотел было пойти в его сторону, как его отвлёк вопросом Андрей:  

– А чё ты молчишь, не рассказываешь, как съездил?  

Тут, уже настала очередь Данила делиться своими впечатлениями. Он рассказал про храмовый комплекс, Анзана, медитации совместно с ним, частично про Вондер, умолчал лишь о Тульпах, своём решении создать живое бестелесное существо. Посчитал, что об этом рано говорить, дабы друг не посчитал его сумасшедшим, нужно как-то подготовить почву, для такой информации.  

Наблюдая за другом, во время своего монолога, Данил обратил внимание, что Андрей стал каким-то грустным, задумчивым, что-то его угнетало изнутри. Поэтому, закончив, он демонстративно замолчал, глядя на своего друга пристально, с прищуром, нагнетая обстановку, делая всем своим видом, что у него есть вопрос, большой вопрос по поводу состояния Андрея. Андрей долго не смог выдержать строгий взгляд Данилы и заговорил сам:  

– Ты прости меня, дружище, я тебе соврал, насчёт биржи. У меня там всё по-прежнему, почти нулевой результат, как и у большинства. Источник моего внезапного обогащения, другого рода.  

Стало что-то проясняться, Данил налил чай в кружки, присел, напротив Андрея за столом и, не перебивая, продолжил слушать, зная, что это наверняка гнетёт его друга, а ему не с кем поделиться.  

– В общем, попал я в лютые долги, ну ты сам знаешь. Аня она такая девушка, что ей невозможно ни в чём отказать, вот я и дошёл до точки. У меня сосед Пашка, всегда при бабле, крутится в своей сфере, ну я и у него назанимал тысяч двадцать. Потом понял, что всем должен, а отдавать нечем; зарплата, сам знаешь, какая в магазине, а у меня общих долгов тысяч девяносто. Встрял не по-детски, – Андрей замолчал, отпил горячего чаю и продолжил:  

– Так вот. Сосед этот, Паша, предложил мне работать на него, заодно с долгами рассчитаться, да подзаработать неплохо. А делов-то всего ничего. Целлофановые свёртки, Паша их называет чеками, по городу развозить, прятать в укромных местах, да GPS отметку делать, фотографировать место схрона. Работа, в общем-то, не пыльная, но платит Паша за неё очень хорошо, я за месяц со всеми долгами рассчитался, на второй месяц машину приобрёл, это не считая, сколько на Аню каждый день трачу.  

– Надеюсь, ты понимаешь, что в этих пакетиках? – перебил друга Данил.  

Андрей поднял глаза, в них читался вызов:  

– Конечно, понимаю, что думаешь глупее некоторых! Но я же говорю: не было выбора, торчал я Паше бабла нормально, а где взять, чтобы отдать? Негде! Вот, пораскидал я своими мозгами, да согласился. На самом деле там риска почти никакого, я постоянно мониторю обстановку вокруг, чтоб слежки никакой или каких-либо зевак левых не было. Настолько за два месяца отработал этот процесс, что за день по городу больше сотни чеков раскидываю, тем более сейчас на машине, а это к мобильности сразу плюс сто.  

Данил подозревал, что в неожиданном финансовом успехе Андрея есть тайна, никак не связанная с Форексом, его рациональный характер не верил в волшебную формулу или какую-то секретную стратегию торговли на бирже, что открывает все двери профиту (прибыли). Понимал, чтобы успешно торговать, мало везенья, тут необходим тяжкий труд, аналитический склад ума, умение увидеть в графике то, что другим неподвластно, ну и естественно хладнокровие, никаких эмоций, чистый расчёт. Теперь тайна раскрылась, и ему почему-то стало грустно, всё-таки где-то на уровне подсознания хотелось верить в чудо, что Андрей нашёл золотую жилу на Форекс.  

Проболтав с другом до обеда, Данил проводил Андрея, взяв с того обещание все-таки в ближайшее будущее завязать с распространением наркотиков. Эта дорожка ещё никого не привела к хорошему. Карма она такая, если ты делаешь зло, то оно к тебе обязательно вернётся. После он отсыпался – в поезде не удалось поспать нормально, ехал в плацкарте, а соседями были дембеля, возвращавшиеся со службы домой.  

Далее начались обычные трудовые будни, каждый день похожий на друг друга. С утра на работу, достался хороший объект, новая, кирпичная девятиэтажка, а в ней целый подъезд с квартирами, так что рабочего объёма хватало. Вечером Форекс, видюшки в ютубе на тему торговых стратегий, Данил все реже заходил в Вондер, а когда бывал в своём оазисе, всегда замечал новые изменения. Одинокие пальмы превратились в джунгли, в которых щебетали разные птицы и насекомые, в озере появились красочные рыбки, песок, игнорируя его желания, всё равно стал жёлтым, потеряв свою белоснежность.  

За месяц бригада электриков, в которой он состоял, закончила работы в доме, его приняли, квартиры выставили на продажу. Как вдруг выяснилось, что работы пока нет, и их отправляют в отпуск за свой счет, на неопределённое время. Появилось много свободного времени. Заработанного за месяц должно было хватить на два три месяца спартанского образа жизни, без шика и деликатесов. И Данил, очередной раз пополнив депозит своими кровно заработанными на стройке, решил вплотную заняться торговлей на Форекс, чувствовал он, что близок к успеху, но вот увидеть ту заветную закономерность никак не мог, хотя, если честно, старался из-за всех сил.  

Деньги на депозите, как ни странно, быстро кончились, пополнив кошельки более удачливых трейдеров. Так, к сожалению, или к счастью, устроена жизнь, где-то убывает, а где-то прибывает, материя не исчезает бесследно, так и с деньгами. Если кто-то торгует удачно и в его карманах увеличивается денежная масса, то у кого-то она должна убыть, естественный и закономерный процесс. Как только кончились свободные деньги, которые он мог позволить себе безболезненно для своего кошелька потерять, наступила пустота. Данил настолько привык к каждодневной торговле на Форекс, что это было сравнимо с лудоманией (игромания), те же ломки от нестерпимого желания ещё раз поставить, купить лот, поучаствовать в сделке.  

Пустоту нужно было чем-то заполнить, Данил не страдал алкогольной зависимостью – так бы просто забухал как некоторые его знакомые, как на работе, так и просто по жизни. Не видел он в каждодневном пьянстве удовольствия, которое и удовольствием было сложно назвать, недаром у такого состояния, запоя есть нормальное и гармоничное название «Болезнь, именуемая Алкоголизмом».  

Вяло заглянув на сайт знакомств и немного полистав фото симпатичных и не очень девушек, у Данила вдруг всплыло в памяти, давно забытое желание, «А ведь он когда-то хотел создать себе Тульпу, и не просто Тульпу, а лучшую Тульпу в мире». Тут же отбросив своё вялое состояние в сторону, собравшись, уселся поудобнее в кресле за компом, принялся гуглить: «Что, интересно, интернет расскажет мне про Вондер и естественно про Тульпу? »  

Интернет поведал немало. Зря Данил сказал Анзану, что мир не в курсе о практиках буддистских монахов. Как раз наоборот, мир вокруг не просто был в курсе – появилось даже целое направление, субкультура под названием «Тульповодство». Данил был очень удивлён, что Тульповодству следует почти весь Голливуд, и многие фильмы, которые он смотрел, не подозревая об этом, были именно про Тульп. Возьмём, например, старый и очень знаменитый фильм «Бойцовский Клуб», режиссёра Дэвида Финчера, снявшего фильм по мотивам одноимённого романа Чака Паланика, который не раз был замечен за странным поведением, например, часто разговаривал на людях сам собой. Можно было бы списать на то, что писатели сами по себе личности неоднозначные, странные, мистические, а многие так просто больны психически и место им в специализированом лечебном заведении. Но вот незадача, тогда всех творческих людей необходимо списать, отправив их в психлечебницу, так как любой творческий человек выглядит для обычного обывателя странным, а ведь именно на них держится культура человечества, мода, мировоззрение.  

Данил погряз в изучении данного вопроса, также пересматривая и открывая для себя новые фильмы, непосредственно снятые Тульповодами, а до этого написанные ими же. «Игра Джеральда», «Сияние», и даже такой новый фильм как «Сплит» про мужчину в чьём теле уживается не одна личность, тоже из той серии, когда брошенные Тульпы находят вместилище в виде человеческого тела, в котором могут свободно поселиться. Фильмы о злых духах, живущих в домах, лесах, пещерах вполне вписываются в мир оставленных на произвол судьбы Тульп, а так как им необходима еда, которую проще всего получить, пугая людей, питаясь их страхом, то становится понятно, кто написал эти книги, тем более снял про это фильмы. Все фильмы про переселение душ, параллельные миры, двери, ведущие в другое измерение, догадались кто написал, а затем снял про это фильмы. Даже фильмы про умных роботов, искусственный интеллект – это ничто иное, как отсылка, сами поняли к чему. Все, что мы знаем о привидениях, полтергейсте, домовых, леших, русалок – все это ничто иное, как отсылка к брошенным Тульпам, чьи хозяева давно умерли. Вампиры, вурдалаки, оборотни, феи, джины из той же серии, всё это мифические герои, существующие на самом деле, созданные человеческим мозгом и ожившие в нашем мире с помощью частички бога, подаренные человеку создателем. Представляете сколько таких существ живёт вокруг нас, созданных за все то время, что существует человечество, ведь созданные людьми существа живут почти вечно, не зря говорят: «Мысли материальны». Некоторые люди за жизнь могут создать сотни Тульп, даже не подозревая об этом, их называют ведьмами, колдунами, так как их дух очень силён. Другие же во время стресса, сильного душевного волнения, когда психические энергии очень активны и сильны, думая о чём-то навязчиво, продумывая в деталях, человека, событие, предмет, создают, не ведая этого, живое существо, которое будет преследовать данного человека всю жизнь. Как говорят «не проклинай, да не проклят будешь», понимаете, о чём это?  

Представляете насколько Иссус Христос реален, если миллионы людей молятся ему, снабжая этот мысленный образ, характером, желаниями, физическим образом. Это можно сказать про всех богов, идолов, что люди сами создают, наделяя их эфирными телами, давая им жизнь.  

Полученная из интернета информация настолько шокировала Данила, что он не мог остановиться, и почти неделю, только и делал, что спал, ел, изучал данный вопрос. Выяснилось, что в ютубе полно видюшек «Как создать Тульпу», «Ускоренное создание Тульпы», «Тульпа, чтобы сдать экзамен (невидимая шпаргалка)». Львиная доля этой информации была на англоязычных каналах, но встречалось кое-что полезное и на русскоязычном сегменте.  

Англосаксы как всегда опередили в этом вопросе весь остальной мир. Данил нашёл на американских каналах много полезной информации, их население почему-то оказалось намного просвещённее в этом вопросе: чувствовалось, что там, за океаном, хорошая утечка данной инфы, что не скажешь о России, где секретные материалы умели хранить от населения.  

На улице сильно похолодало, стало мерзко, сыро, дул постоянно пронизывающий ветер. Куда-либо выходить совершенно не хотелось. Наступала зима. Сходив в магазин и затарившись продуктами питания, Данил закрылся дома и погрузился в Вондер, как всегда увидев под собой пустоту песков, бескрайней пустыни.  

 

 

 

 

 

 

Лили.  

 

Я научилась быть такой же, как мужчины.  

Стремясь на волю, вырываюсь я из рук.  

Всё потому, что они сами, без причины,  

Из ангелов земных – выращивают сук".  

Автор неизвестен.  

 

Оказывается, не так просто придумать женский образ, чтобы он не был похож на кого-то из ныне живущих или живших на земле. Выяснилось, что женская красота однотипна, и какая бы национальность не была у девушки, азиатки или европейки, африканки или арабки, можно перечислять до бесконечности, её параметры красоты всегда оставались незыблемые, стандартные. Поэтому Данила долгое время провозился с выбором расы, цвета кожи, волос, глаз и других частей тела. Естественно ему были ближе европейские черты лица, хотя, если честно, сильно подбивало создать Тульпу с азиатской внешностью – этот тип лица у милых созданий с обложки журналов, навевал какую-то милоту, хотелось о такой девушке заботиться, быть нежным с ней. Но выбор он всё-таки сделал на привычном для его вкуса образе, национальности, отказавшись от всякого рода экзотики.  

В файлах компьютера (именно там он сохранял обработанные в фотошопе изображения будущей Тульпы, с именем которой он долгое время не мог определиться и сошёлся в конце концов-то на простом и в тоже время созвучным с нежностью цветка имени – Лили) копились рисунки, описания, черновики с чистовиками. Выходило, что Лили предстанет по завершению, сказочно прекрасным созданием, европейской внешности, большими зеленоватыми глазами, белыми с не большим русым оттенком, волнистыми волосами, длиной до поясницы. Точёной фигурой, грудью второго размера, не нравились Данилу большие, хотя на вкус и цвет товарищей нет, ростом чуть ниже него, а именно сто семьдесят сантиметров.  

По завершении построения визуальной части Лили, в том числе и интимные её элементы, прорисовывая которые Данил не на шутку возбуждался, приходилось часто прерывать процесс, дабы успокоиться и подходить к этому вопросу, как можно хладнокровнее. Данил переключился на описания запахов, тут он тоже попал в ловушку, как и при построении образа, так как толком не мог сказать какие ему запахи нравятся в том или ином аспекте. Сложно мужчине объяснить самому себе, какие его запахи возбуждают, какие навевают грусть, а вдыхая какие ты становишься собранным и сосредоточенным.  

На запахи ушло аж целых три дня, пришлось всё-таки вылезти из тёплой квартиры и дойти до ближайшего парфюмерного магазина. Где после долгих дегустаций различных женских духов, якобы для своей девушки, выбрать и даже приобрести несколько пузырьков, прихватив с собой несколько десятков блоттеров. Так как память плохо запоминала различные понравившиеся ему оттенки. Дома разбив пахучие жидкости и бумажные полоски пропитанные духами по категориям, пронумеровал их, так легче было с ними работать. Затем долго привыкал к определённым запахам, пытаясь назвать их номер и ощущения. В конце концов-то, Данила добился того, чтобы безошибочно угадывать сладкие нотки цветов, влажный и резкий запах моря, которое бушует или спокойное как зеркало, вкрадчивый и волнующий запах женских феромонов, успокаивающий аромат утреней прохлады, отрезвляющий ум душистое благоухание хвойного или дубового леса.  

Разобравшись с запахами, Данил приступил к построению характера и мимики Тульпы, пока прописанных в таблице для облегчения будущего формирования этих черт на личность Лили. Тут тоже пришлось попотеть, ведь человеческая личность настолько богата характерными и индивидуальными чертами характера, что без них человек будет бездушной куклой, а их разнообразие настолько велико, что счёт идёт за сотню. Можно сказать, что именно наши эмоции, характер делают нас личностью, хотя это и спорное для некоторых утверждение.  

Ведь все мы злимся и радуемся по-разному, хоть и делаем это визуально одинаково, однако при внимательном взгляде нет ни одного человека, делающего это однотипно. Кто-то смеётся ярко, открыто, много жестикулирует, другие прикрывают рот, ведут себя сдержанно. Проявление злости, недовольства, обеспокоенности, озабоченности, зависти настолько индивидуальны, что Данил чуть с ума не сошёл, прописывая всё до мелочей. Ведь, что такое положительная черта как скромность без наложения на неё отрицательной, такой как замкнутость и недоверчивость? Переборщи немного и получится совершенно другой типаж человеческой натуры. Хочется видеть перед собой скромную девушку, но при этом озорную и активную, что может привести к когнитивному диссонансу. Или видится Данилу, Лили как общительная девушка, но ни в коем случае не прилипчивая, настырная, или даже наглая, что полностью противоречит скромности. Чтобы создать гармоничное человекоподобное существо, на это, оказывается, необходимо потратить уйму времени, сил, а главное, иметь на это огромное желание, ведь из-под палки, как известно, не реализовываются шедевры.  

За две недели упорного труда Данил подготовил черновик Тульпы по имени Лили, но пока что, как говорится, только на бумаге. Реально осуществить задуманное, ещё только предстояло. Заведя будильник на четыре часа вперёд, он погрузился в Вондер.  

В его оазисе произошли глобальные изменения, теперь пятнышко жизни внутри беспощадной пустыни трудно было узнать. Тяжело проходимые джунгли, переплетённые лианами, заросшие высокой травой тропинки, озеро, покрытое по краям густой растительностью, кроме пляжа, где по-прежнему красовался теперь уже жёлтый песок. Прогулявшись по своему оазису, там, где была возможность пройти, Данил решил взглянуть на всё это запустенье сверху, легко вспорхнув высь, лишь подумав об этом. Оазис стал больше, примерно в два раза, отбив у пустыни ещё немного территории. Озеро по-прежнему было прозрачным, но вода потеряла свою синеву, перекрасившись в зеленоватый оттенок, под цвет окружающих его джунглей.  

Решив навести в своём Вондере порядок, прежде чем погружаться ещё глубже, туда, где его ждёт белый свет, частичка бога, Данил представил, что у него в руках длинное и широкое мачете, которое незамедлительно потянуло его вниз своей тяжестью, мгновенно оказавшись в руке. Лианы, кустарники, трава, рубились легко, незамедлительно исчезая, не долетев до земли-песка под ногами. Данил рубил всё это непотребство, беспощадно, оставляя лишь крупные деревья, что должны покрывать своей тенью его оазис. Работа перешла в тупое, однотипное занятие, отключив в его голове любые размышления, мысли. С каждым часом оазис принимал прежнее состояние, позади оставались лишь пальмы и как будто побелевший песок.  

Данил не знал сколько времени прошло, солнце в Вондере не двигалось, стояло немного восточнее ближе к восходу, здесь всегда было около двенадцати дня. Но точно не больше четырёх часов в реале, так как будильник до сих пор не вывел его из состояния медитации, когда он срубил последний кустарник, расположившийся на берегу озера. Осмотревшись вокруг, Данил улыбнулся; его взору предстал прежний, приятный взгляду ландшафт.  

И увидел бог, что это хорошо. Бытье 1 глава.  

Тянущиеся в небо из белого песка пальмы, синяя гладь прозрачного озера с зеркальной гладью на поверхности, несмотря на лёгкий, тёплый ветерок, пробивающийся сквозь растительность из пустыни вокруг. Усталости не было, как будто он не работал физически несколько часов подряд, лишь приятная истома окутала его мышцы. Разбежавшись, Данил, откинув теперь уже ненужный мачете в сторону, прыгнул в озеро, почувствовав, как его тело погружается в тёплую, убаюкивающую влажную воду.  

Порезвившись на поверхности, Данил вдохнул как можно глубже, заполнив лёгкие воздухом, нырнул, погружаясь на дно озера. Глубина оказалась существенной, никак не меньше пяти-шести метров, его даже начало выталкивать на поверхность, пришлось приложить силы, чтобы погрузиться ещё глубже. Глаза, которые Данил закрыл во время нырка, он открыл уже под водой, подметив то, что видит в водной стихии не хуже, чем на поверхности. Вокруг видимость была почти стопроцентной, лишь солнечные зайчики, преломляясь из-за плотности воды играли на песке под водой, постоянно извиваясь. Как только Данил погрузился на дно, его руки тут же утонули в песке, не ощутив твердую преграду, словно это был не белый песок, а зрительная галлюцинация; под руками по-прежнему продолжалась вода, уходящая вглубь, глаза видели дно с играющими солнечными зайчиками на поверхности. Удивившись такому факту, Данил поплыл дальше, сперва проникнув в песок, которого не чувствуешь по плечи, а затем погрузившись с головой.  

Что-то тёплое, играющее где-то в области солнечного сплетение и живота, приятно согрело Данила. Стало легко, беззаботно, а главное, его накрыло блаженство, он никогда такого не испытывал, даже показалось, что он умер. Данил перестал работать руками и ногами, почувствовав, что он, не прилагая силы, продолжает погружаться в убаюкивающую синеву, которая помимо погружения не становилась темнее, как бы это было, если погружаться на глубину в реальности. Наоборот, вокруг становилось все светлее и светлее. Наконец-то его погружение прекратилось, он завис в пространстве, вокруг был яркий, тёплый, нежный свет, который, не смотря на свою исключительную яркость, совершенно не слепил и не обжигал.  

 

 

 

Оглядевшись вокруг, Данил увидел источник этого света. Это был пульсирующий шар, похожий на солнце, парящее в пустоте, только свет его был не жёлтым, а белым. При внимательном рассмотрении, шар оказывается не пульсировал, на его поверхности вращалась спираль более тёмного оттенка, чем яркий свет самого шара. Отсюда этот визуальный эффект пульсации. Спираль напоминала крутящуюся галактику или вселенную, а может вихрь, смерч, ураган, водоворот, завитушки на макушке у младенца. Спираль постоянно двигалась, гипнотизируя своим движением, на неопределённое время Данил завис в пустоте, среди яркого теплого света, пронизывающего каждую клеточку его организма, наслаждаясь зрелищем и ощущениями.  

Вдруг неведомая сила, словно котёнка за шкирку выкинула Данила из царства покоя и умиротворения. Открыв глаза, он тупо уставился на свою кровать, напротив которой сидел на полу. На столе орал будильник, громко, настойчиво. Некоторое время Данил пытался осознать, что происходит, где он, кто он. Будильник ускорил это процесс, постоянно и неотрывно изрыгая из себя противные звуки, созданные вырвать из сна любого засоню. Не выдержав этого беспощадного к психике звука, Данил встал и пошёл выключать создание бесовское.  

Долгое время он обдумывал, что с ним произошло. Вондер стал для него чем-то привычным, а вот то, что он увидел там, на глубине озера, играло с его чувствами совсем другими красками. Этот свет манил, не давая ни о чем думать, кроме как о нём. Те ощущения, что Данил испытал, находясь рядом с этим горящим, но не обжигающим кожу огненным шаром, были не передаваемы, сказочно волшебными. Только теперь Данил понял, что он безумно устал и, буквально доковыляв до кровати, мгновенно уснул, провалившись в темноту.  

На следующий день, не откладывая в долгий ящик, прямо на голодный желудок (так легче было погружаться в Вондер), поставив противный, но как оказалось очень эффективный будильник на пять вечера, Данил, усевшись в позу лотоса на полу, закрыл глаза. В оазисе мало что изменилось со вчерашнего дня, разве что появилась небольшая травка возле деревьев. Разбежавшись, он с нетерпением нырнул в озеро, Данилу не терпелось увидеть тот свет, ощутить нежное, ласкающее тепло белого солнца подсознания. В этот раз погружение прошло гораздо быстрее, так как Данил уже знал, что ждать и как действовать. Зависнув в пространстве рядом с сияющим шаром, по поверхности которого крутился вихрь, уходя своим сосредоточением в центр сферы, Данил долго любовался этим зрелищем, потихоньку внутренне готовя себя к тяжёлой работе.  

– Здравствуй Лили! – громко и четко произнёс Данил, вспоминая все те образы, что он так скрупулёзно и долго рисовал, ретушировал, подгонял в фотошопе.  

Спираль на мгновение перестала крутиться, а затем продолжила своё небыстрое движение. Данил представил девичий голос, который ему отвечает «Привет Данил». Естественно никакого звука он не услышал в ответ, Данил знал, что разбудить Лили будет тяжело, нужно снова и снова делать попытки.  

– Здравствуй, Лили! – но теперь проговорил вслух её ответ:  

– Привет Данил.  

Остановившись на более продолжительное время, спираль продолжила движение.  

– Здравствуй Лили!  

– Привет Данил!  

Много часов подряд, Данил повторял одно и то же, постоянно думая о красивом теле девушки, прекрасном лице, длинных и ароматных волосах. По прошествии долгого времени, когда спираль стала замирать на более значительное время, Данилу даже показалось, что из линий спирали в этот момент строятся зарисовки лица придуманной им девушки – они были ещё настолько размыты, что точно сказать он не мог. Может это его воображение разыгралось, но ему так и не ответили.  

Промучившись, как ему показалось, целую вечность, но так и не добившись ответа от горящего шара, Данил разочарованно вылетел из Вондера, когда будильник завёл свою шарманку. Очнувшись, он понял, что ужасно проголодался, хочет пить и в туалет, чем всем этим незамедлительно и занялся. Потом весь вечер просидел за компом, просматривая видюшки о том, как создать Тульпу, обеспокоенный, что он что-то не так понял и допускает ошибку или ошибки. Основная информация была едина, с небольшими дополнениями, а значит, он всё правильно делает, здороваясь с будущей Лили, представляя, как она отвечает: некоторые ютуберы уверяли, что приветствие Тульпы необходимо проговаривать вслух. Но и он так делал, представляя ответ и произнося его вслух, следовательно, не в этом ошибка. Почему ему тогда не отвечали, оставалось загадкой.  

На следующий день он повторил сеанс, заведя будильник на пять, как обычно. В этот раз твердя однотипное «Здравствуй Лили» – «Привет Данил», он со стопроцентной уверенностью мог сказать, что спираль, замирая, выстраивалась на манер рисунка, сделанного карандашом в виде очертаний, придуманного им лица Лили. Это было похоже хоть на какой-то результат, а значит, он скорей всего на верном пути.  

 

 

 

– Здравствуй, Лили! – наверное, в тысячный раз произнёс Данил.  

-Здравствуй, Дань! – неожиданно раздалось откуда-то сверху.  

В этот момент Данил открыл рот, чтобы как обычно произнести слова за Тульпу «Привет Данил». Звучание голоса было выше всех похвал, именно такой тембр голоса у девушек очень нравился Данилу. Слова прозвучали чётко, без запинки, а главное совершенно не по сценарию, что говорило о том, что источник этих слов не он сам, а посторонний объект, существо, реальная Лили.  

Замерев на непродолжительное время, наслаждаясь полученным результатом, Данил подумал: «А что теперь дальше? », но мгновенно вспомнил инструкцию.  

– Тебя зовут Лили? – спросил он и тут же построил в уме ответ «Да, меня зовут Лили».  

– Ну, конечно, меня зовут Лили. Ты чего Дань? – прозвучал приятный голос с ноткой насмешки.  

– Блин! – выругался в слух Данил, он не ожидал столь длинного и разумного монолога, от Тульпы которая только на начальном этапе создания.  

На всех форумах по форсингу Тульп, не раз доводилась принципиально одна этаже информация, что Тульпы по началу неразговорчивые, так как у них нет словарного запаса и их необходимо всему учить. А тут уже на второй день Лили с ним шутит, что-то тут было не так.  

– Где ты так научилась разговаривать? – задал вопрос Данил, наблюдая, как спираль превратилась в мутный рисунок карандашом, сперва в лицо девушки, а затем, удаляясь, показала её в полный рост.  

– Ты говорил, я училась, но ответить не могла, у меня не было рта, пока ты его не нарисовал, – прозвучал вполне чёткий ответ.  

Данил вспомнил, как долгое время не мог подобрать губы для Лили. На самом деле у него не было предпочтений, ему нравились разные губы, всё зависит от того насколько они сочетаются с другими частями лица. Губы бывают разные, у кого-то верхняя губа больше нижней, у других наоборот, а могут быть симметрично ровные, угловатые, пухлые, тонкие, разных модификаций и смесей. Данил, промучившись продолжительное время, решил выбрать наугад из тех, что ему нравились, случайный выбор пал на губы одной из актрис Российского кинематографа. На этом работа не заканчивалась, это всего лишь наружная часть рта: ты же не хочешь во время разговора с Тульпой наблюдать за губами бездну черноты. Прорисовав губы, улыбающиеся, грустные, злые, с десятком разных эмоций, Данил приступил к созданию зубов и языка, это было гораздо проще, чем наружная часть в виде губ. Зубы и язык можно было не так тщательно прорисовывать, ведь видеть ты их будешь мимолётно, главное, чтобы сочеталось белоснежное, розовое, телесное. В тот момент Данил понимал всех Тульповодов, что выбрали анимешный образ Тульп, ведь создание такой было бы в сотни раз проще чем то, что он задумал.  

В настоящее же время Лили утверждала, что она слушала и училась, еще тогда, когда он только готовился её создать, таким образом утверждая, что была создана задолго до того, как он погрузился на дно озера в Вондере. Это немного ошарашило Данила, но обрадовало ещё сильнее, так как он готовился к долгой работе, а оказывается, основная работа уже проделана на начальном этапе. По крайней мере, теперь нет необходимости учить говорить Лили, в тот период, когда он составлял таблицу для обучения её речи и увеличения будущего словарного запаса. В этой таблице фигурировало сперва само слово, а затем предмет, стихия, действие, в рисунках, после синонимы к данному слову. Лили каким-то непостижимым образом училась, так как уже существовала.  

– Лили, а давно ты рядом со мной? – задал вопрос Данил, мучаясь вопросом, как такое могло произойти.  

Раздался весёлый, заразительный, девичий смех, затем наигранно пугающий вопрос:  

– Боишься? – Лили продолжила смеяться, а спираль на шаре вырисовывалась в более чёткий рисунок, смеющегося лица Лили с приподнятым подбородком и трясущимися длинными волосами.  

– Не помню! – прозвучал ответ сквозь смех. – Ты же Дань не помнишь, как ты родился?  

Данил не был удовлетворён данным ответом, но то, что в его памяти отсутствовали воспоминания его рождения — это факт.  

– Ну, хорошо, Лили. Тогда сколько тебе дней или недель? – если Данил не помнил своего рождения, то он всё-таки знал свой возраст.  

Лили перестала смеяться, рисунок стёрся, превратившись опять в кружащуюся спираль.  

– А, что такое дней или недель? Объясни? – прозвучал настороженный голос сверху.  

Данил понял, что всё же Лили не обладает полными знаниями, а, значит, он не избежал такого трудного периода как обучение Тульпы. В общих чертах Данил объяснил Лили, что человечество разделило время на промежуточные отрезки, чтобы было легче ориентироваться в одном из физических измерений под названием «время». Рассказал, как происходит ориентация в том мире, в котором он живёт, что физический мир, в котором живёт человечество, трёхмерен, в нём соответственно существуют три координаты: длина, ширина и высота. Сам человек видит мир лишь двухмерно и не может видеть объект полностью. Время же помогает ориентироваться в пространстве независимо от расположения физического тела или объекта. Прочитав небольшую лекцию, которую Лили слушала, не перебивая, Данил замолчал, зная, что вопросы неминуемы.  

– Получается, если я вижу тебя сразу со всех сторон, то я живу не в физическом мире? – прозвучал вопрос.  

На самом деле Данил не знал, в каком пространстве живут Тульпы, они же вроде как духи, а, следовательно, на них не действуют физические законы. Такими законами как звук, осязание, обоняние, зрительное восприятие, человек наделяет Тульпу, путём постоянного мысленного форсинга. Изначально Тульпе это неведомо. Ведь всем известная истина гласит так:  

Все, что человек создал на земле, изначально было создано в уме. Все плоды деятельности человека, которые мы видим вокруг, первоначально были фантазией нашего ума, и затем были созданы в материальном мире.  

Физические объекты как дом, машина, самолёт, да почти всё создавалось после мысли-формы руками человека. Тульпа же, как математическая формула, законы, стихи, книги становится частью физического мира лишь путём мысли человеческой.  

– Ты, Лили, моё создание, я дал тебе жизнь, наделил тебя телом и сознанием. Но в реальном для меня мире ты пока не существуешь, пройдёт какое-то время, и я впущу тебя в мир где я живу. Только проговорив это, Данил выскочил из Вондера, будильник на столе безжалостно стрекотал на полной громкости.  

Первая фаза по созданию Лили пролетела для Данила быстрее обычного. На форумах этот феномен объясняли, как психофизические возможности самого Данила, его даром, который очень редок и встречается один на десятки тысяч. Наступила вторая фаза вытащить Лили в реальный мир, чем Данил и занялся на следующий день.  

Вторая фаза была незатейлива и напоминала бред сумасшедшего, проще говоря, занимаясь своими делами, необходимо было общаться с Лили вслух, отвечать на её вопросы, которые ты сам мысленно задаёшь себе от её имени, представляя, что она сидит напротив, стоит в дверях или возится на кухне. В общем, вести себя дома так, как будто ты живёшь с девушкой, слать её комплименты, желать доброго утра, спокойной ночи, обнимая подушку, думать, что обнимаешь её. Постоянно просматривая наработанный материал по телу Лили, представлять, что ты её видишь, любоваться мысленными формами её тела.  

Прошло больше недели. Данил даже привык постоянно общаться с невидимой и немой Лили. Он сидел за компьютером, наблюдая, как вопреки его прогнозам цена на доллар резко взметнулась вверх после новостей по безработице в США. Мысленно пожалел о мнимой ставке на падение доллара: при реальной сделке он бы потерпел хороший убыток, но денег, чтобы торговать, у него больше не было, чему он молча обрадовался. Данил ощутил запах жасмина с ноткой неизвестных благоуханий. Он сразу узнал этот аромат, что купил в парфюмерном магазине месяц с чем-то назад для придания Лили обонятельных маркеров. Резко повернувшись, он не увидел за спиной никого, а аромат духов стал сильнее. На секунду подумав, что, наверное, пробку на пузырьке закрыл плохо, он тут же отбросил эту мысль, так как точно знал, что парфюмерия укутана хорошо и лежит глубоко в шкафу.  

– Лили? – спросил пустую комнату Данил.  

– Слушай Дань, а ты посуду, когда мыл последний раз? – услышал он чёткий голос, Лили из пустоты пространства комнаты.  

Посуду он и вправду не мыл давно: в раковине накопилась гора тарелок, ложек, кружек и стаканов. Но, это было так незначительно по сравнению с тем, что он услышал ту, с кем уже живет совместно как неделю с гаком.  

– Привет! – улыбнувшись, ответил Данил и спросил:  

– Ты как? Давно тут?  

Пустота ему ответила не сразу, лёгкий ветерок обдал его волосы, а запах жасмина изменился на строгий аромат.  

– Я-то давно, смотрю, ты тут развлекаешься, опять сидишь за компьютером, а вокруг бардак, ужас. Ты, когда последний раз душ принимал?! – строго спросил голос из ниоткуда.  

Данилу стало неудобно, он действительно не посещал ванную, наверное, дня три, физически не работал, а значить не потел, тогда зачем. Но Лили почувствовала запах его немытого тела.  

– Понял тебя. Всё, иду мыться, затем уборкой займусь, ты только Лили не уходи, поговори со мной, – всполошился Данил.  

Принимая водные процедуры, Данил без умолку говорил: его настроение просто взлетело до небес. Проделать такой нелёгкий путь по созданию Тульпы! А теперь его мечты и желание потихоньку сбывались. Осознание того, что всё реально и он самолично смог это сделать, вдохновляло как никогда. Наведя порядок в квартире, перемыв всю посуду, Данил огляделся вокруг, ему нравилось то, что он самодостаточен, Лили лишь дополняла пробел в живом общении.  

С этого дня ароматы Лили наполнили небольшую квартиру, она часто говорила с Данилой, называя его почему-то Даней, хотя этому он её не учил. У Лили было много вопросов, на которые Данил с удовольствием отвечал, ему нравилось учить Лили.  

Ещё через неделю Данил впервые увидел свою красавицу, сперва Лили была похожа на прозрачный дух, передвигающийся по квартире, в первый раз он даже испугался, когда, встав из-за компьютера, увидел полупрозрачный силуэт возле зеркала. Затем её черты становились более чёткими, прорисованными, менее прозрачными. Теперь он мог любоваться красотой её лица, грацией её молодого тела, Лили действительно получилась очень красивой. Её характер отличался от схематических построений Данила. Он не знал почему, может он как-то неправильно построил психологическую схему, может, как говорил Анзан, таков нрав Тульп. Лили была требовательна, постоянно следила, чтобы Данил ел вовремя, убирался за собой, держал себя в чистоте и порядке. С юмором у Лили тоже всё оказалось впорядке, она постоянно подшучивала над Данилом, всегда была в хорошем настроении, не давая грустить им ни при каких обстоятельствах.  

Через месяц Данил вышел на новый объект, позвали на работу. Лили к тому времени совершенно освоилась в реальном мире и для Данила была неотличима от живого человека, по крайней мере Данил видел Лили, как и всё вокруг. Единственное с чем никак не складывалось, это с осязательными возможностями Лили, это их обоих сильно расстраивало, но как они не старались, их руки проваливались сквозь друг друга, как и тела.  

Работа на стройке внесла сильные коррективы в их отношения с Лили. Данил не хотел, чтобы она следовала за ним, хотя это для неё было вполне возможно. Работа на высотке очень опасна и требует полной сосредоточенности, а внезапные реплики, шутки Лили могли вывести из строя, особенно если она появится в неожиданном месте. Да и как потом объяснить товарищам по работе, с кем это он болтает. Поэтому присутствие Лили Данил держал в строжайшем секрете, и появление её на работе было под полнейшим запретом.  

 

 

 

Лили, дожидаясь Данила с работы, выражала своё недовольство, объясняя это тем, что ей не хватает его, а он пропадает на работе днями на пролёт, прямо как настоящая девушка, если, конечно, она не работает. Пришлось объяснить Лили, что работать ему необходимо в связи с тем, что ему очень нужны деньги для оплаты квартиры, в которой они живут, закупки продуктов питания, которые необходимы ему, оплаты интернета и связи. Лили, выслушав Данила, задумалась, молча глядя в окно. Решив не мешать Лили, Данил ушёл в ванную принять душ после работы.  

Выйдя после водных процедур, Данил к удивлению, обнаружил Лили в кресле, за компьютером. Он бы не обратил на это внимание, если бы не одно, но: компьютер был включён, а он насколько помнил, точно его не включал.  

– Ты как это сделала, Лили? – удивлённо спросил Данил, обтираясь полотенцем.  

– Не знаю. Я просто сделала как обычно это делаешь ты, нажала вот сюда. Лили указала на кнопку включения компьютера на системном блоке, которая горела синим огоньком.  

Факт физического воздействия на кнопку был налицо, а значит, Тульпа смогла преодолеть барьер в виде невозможности воздействовать на физический мир. Подойдя к сидящей в кресле Лили, Данил попытался дотронуться до плеча девушки, рука как обычно провалилась сквозь розовую, тёплую пижаму, которую он самолично рисовал как один из элементов гардероба для будущей Тульпы. Но кончики пальцев почувствовали теплоту. Чтобы убедиться в своих ощущениях, Данил одёрнул руку и ещё раз погрузился ладонью в плечо Лили. Внутри тела Лили воздух явственно отличался температурой от наружного, причём значительно, градусов на десять-пятнадцать.  

– Попробуй нажать на клаву, – попросил Данил.  

Лили положила ладонь на клавиатуру, её изящные пальчики провалились сквозь пластик, но остановились на лаковом покрытии стола.  

– Ты держишь руку или положила на стол? – спросил Данил.  

Лили внимательно посмотрела на свою руку, лежащую на столе, ладонь на половину утонула в клавиатуре.  

– По-ло-жи-ла, – по слогам произнесла Лили и добавила:  

– Дань, моя рука лежит на столе, а не проваливается как обычно. Это хорошо?  

Да это было хорошо, это было отлично, Лили приобретает возможность контролировать упругость своего эфирного тела, проще говоря, она становится осязаема и сможет реально воздействовать на физический мир. Для Данила это означает, что он сможет прикасаться к Лили, чувствовать её прикосновение, для мира вокруг появится ещё один очаг полтергейста.  

– Да, Лили, это хорошо. Попробуй дотронуться до меня, – попросил Данил.  

Лили встала с кресла и приблизила две ладони к его лицу. Что-то мягкое, словно пушинка или волосок, погладило его обе щеки.  

– Чувствуешь? Мне ладони щекочет. – произнесла Лили.  

Данил кивнул головой, затем ответил:  

– Еле заметно, но я чувствую твои прикосновения. Тебе необходимо больше тренироваться.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Третья волна.  

 

Судьба – это не дело случая, а результат выбора.  

Судьбу не ожидают, её создают.  

 

День зарплаты — это всегда праздник, именно в этот день осуществляются все маленькие и не очень желания, большинства народа населения великой России. Как только на телефон пришло смс от номера 900, что ему на карту упала неплохая сумма для человека, работающего на стройке электриком, Данил сразу принял решение доехать до гипермаркета «Магнит», чтобы там затовариться продуктами питания и химией, запасы которых за последнее время иссякли.  

– Дань, я тоже хочу. Возьми меня с собой. Н-у-у-у, пожалуйста, – взмолилась Лили, вертясь вокруг одевающегося Данила.  

– Ты меня никуда не берёшь. На работу нельзя, к маме нельзя, с друзьями ты опять один встречаешься. Мне скучно в этой маленькой квартирке. Возьми, а. Я буду тихо себя вести честно-пречестно.  

Обувшись, Данил посмотрел на Лили. Её грустное личико вызывало чувство жалости, смешанное с желанием заботиться об этом упрямом ребёнке. Но она права, он действительно её никуда не берёт, боясь, что ненароком сделает что-то такое, что в глазах окружающих покажется странным. В местах массового скопления народа, чем по сути и является магазин, ему наверняка будет легче скрывать своё неадекватное поведение в виде разговора с пустотой, ведь люди не видят Лили. Поэтому, одев гарнитуру от телефона на ухо, будет делать вид что говорит с кем-то по телефону, строго посмотрев на Лили, сказал:  

– Вести себя хорошо, не безобразничать, много вопросов не задавать! Понятно?  

Лили, поняв, что её берут с собой, запрыгала от счастья на месте.  

– Так, и оденься потеплее, на улице холодно, – добавил Данил.  

Хотя Тульпе не важно, холодно или жарко, для неё температура в физическом мире не имеет значения, но самому Данилу было бы проще воспринимать одетую девушку, чем видеть идущую по снегу полуголую и босую Лили.  

Во время пути на остановку Лили совершенно не отвлекала Данила, так как пялилась на всё вокруг с широко открытыми глазами: это был первый её выход в мир людей. Шапку, к сожалению, Данил не догадался сделать во время форсинга, поэтому волосы Лили постоянно лезли той в глаза от ветра. Строгое пальто, лёгкий шарфик, ей очень идут, но совершенно не сочетались с яркими кроссовками, Данил дал себе обещание заполнить пробелы в одежде Лили, продолжил движение, краем глаза наблюдая за ней. Сделал небольшой косяк, пропуская вперёд Лили в автобус. Наверняка это странно смотрелось со стороны, Данил без приключений проехал несколько остановок.  

Возле магазина площадка для автотранспорта была забита, что говорило о том, что в магазине полно народу, а это не особо хорошо – толкаться тележками не самая приятная процедура. Двери автоматически открылись, и Данил, почувствовав приятный ветер в лицо от тепловой завесы, шагнул внутрь, сразу направившись к тележкам. Выбрав одну с более-менее целыми колёсами (хорошие по всей видимости разобрали), он огляделся, Лили рядом не было. Заглянув внутрь магазина, не увидел среди снующей толпы знакомый силуэт и волнистую копну волос. На сердце почему-то стало не хорошо, словно он потерял её. Данил, бросив тележку, быстрым шагом направился к выходу и тут же увидел Лили, стоявшую около стеклянных само раздвигающихся дверей снаружи. Её голова была опущена, и он не видел её лица, ветер кидал её волосы в разные стороны.  

Дверь автоматически открылась, и Данил вышел на улицу:  

– Ты что, Лили, не можешь через стекло пройти? – подумав о том, что двери открываются тогда, когда датчик фиксирует приближение физического объекта, но Лили не видима для всех, в том числе и для датчиков, а, следовательно, датчики не открыли перед ней дверь.  

Для Тульпы стекло, как и железобетон, не являются преградой, она существо с телом, гораздо более разряжённым, чем воздух, которым мы дышим, поэтому Данила это так удивило. Лили подняла глаза. Её лицо было напряжённым, словно она держит что-то тяжёлое, а по лицу текли слёзы.  

– Что с тобой?! – не обращая внимания на группу подростков, проходящих мимо, спросил Данил.  

– Я не могу пройти в эту дверь. Стоит защита, – ответила Лили.  

– Какая ещё защита? – не понял Данил.  

– Защита от таких как я, – ответила Лили и сделала шаг назад. Её лицо тут же расслабилось, видно было, что воздействие на неё неведомой силы в виде защиты прекратилось.  

– Мне нужно приглашение, чтобы войти, – спокойно сказала Лили.  

– От кого приглашение? – Данил увидел, что на него смотрит толстая тётка, но ему было наплевать.  

– Человек должен меня пригласить войти, – ответила Лили.  

– Да заходи, я приглашаю, – всё еще находясь в недоумении, сказал Данил.  

– Спасибо, Дань! – Лили улыбнулась и прошла мимо него, вслед за толстой тёткой, что с любопытством смотрела на Данила.  

Только позже Данил узнал, что Тульпы не могут заходить в некоторые квартиры и помещения без разрешения человека. На многих зданиях стояла определённая, магическая защита. Зачем кто-то поставил такую защиту на гипермаркет «Магнит», Данил не знал, но в будущем убедился, что на всех «Магнитах» стоит подобная защита.  

Бегая вдоль полок, обходя людей, Лили с восторгом рассматривала яркие этикетки. Данил обратил внимание, что если Лили ненароком задевала кого-то из людей вокруг, то человек тут же оборачивался или приподнимался озираясь вокруг, что говорило о том, что не только он ощущает Лили, посторонние люди тоже чувствовали её присутствие. Только не видят её, как Данил, и поэтому остаются в недоумении, что это с ними такое произошло.  

– Дань, давай возьмём это? – остановившись возле кукурузных хлопьев с очень яркой и красивой упаковкой, крикнула Лили. Естественно её крик слышал только один человек в магазине.  

– Зачем тебе хлопья? Я их не ем, ты же знаешь, – подойдя ближе, ответил Данил, опустив голову, словно он говорит по телефону.  

– А как ты узнаёшь, что в этих коробочках? – спросила Лили.  

Вдруг до Данила дошло, что он научил Тульпу говорить, а вот читать она совершенно не умеет. Странно, но ему даже в голову не пришло, что читать, как и писать необходимо учиться отдельно, стало почему-то стыдно за свою необразованную Лили.  

– На всех коробочках, пачечках, баночках и пузырёчках есть надписи. Это слова, записанные специальными символами. Данил указал на надпись: «Кукурузные Хлопья».  

Лили с любопытством посмотрела на буквы, а потом на Данила, изменив свой взгляд на мольбу:  

– Дань, а ты меня научишь читать?  

– Научу обязательно, но позже, сейчас совсем нет времени, нам новый большой объект подгоняют, придётся работать много. –  

Лили нахмурилась, но быстро сменив свой гнев на милость, спросила:  

– Это чтобы денежку заработать, да?  

– Да, – просто ответил Данил и продолжил толкать тележку.  

В мясном отделе Данил попросил взвесить ему пару килограмм куриных окорочков, крылышек и небольшой кусочек филейной части свинины без косточки.  

– Дань, смотри какое красивое мясо. – Лили указала на действительно замечательную вырезку мраморного мяса.  

– Это для стейков, нам оно не по карману, стоит как чугунный мост, – отойдя в сторону, с сожалением ответил Данил, внутренне облизнувшись, представив такой кусок мяса на сковородке.  

– Но разве ты не получил денежку сегодня? – озабоченно спросила Лили.  

Данил нахмурился, не зная, как ответить на этот вопрос Лили:  

– Понимаешь, есть продукты, которые по цене всем доступны, – Данил, указал на свою полную тележку, продолжил:  

– Вот, например, как эти, а есть такие, что позволить себе большинство людей не могут, например, мраморное мясо, крабы, дорогущие вина, ну в общем таких примеров куча.  

– А зачем же их тогда продают? – не унималась Лили.  

– Продают их тем людям, что могут себе такие продукты позволить, у них денюшки гораздо больше, получают они зарплату, намного превышающую мою, – грустно ответил Данил.  

– Почему ты не пойдёшь работать туда, где платят намного больше, как ты говоришь?  

Данил задумался:  

– Не так всё просто, для этого нужно учиться, а там тоже деньги нужны. Для многих построить карьеру очень важно, вот они стремятся к этому, учатся, стараются, а мне моя жизнь нравиться.  

– А если больше работать, можно больше денежки заработать? – вдруг спросила Лили.  

– Это вряд ли, быстрее грыжу заработаешь, чем деньги. Понимаешь, есть лёгкие деньги, они всегда большие, а есть тяжёлые деньги их соответственно наоборот, мало. Так вот тяжёлым трудом, которым я зарабатываю, невозможно заработать много. Огромные деньги крутятся, там, где люди не работают, а добывают, наживаются, навариваются – это другой мир, со своими тараканами и законами, там тоже нелегко. Я бы даже сказал намного тяжелее, чем просто работать, – закончил свой монолог Данил в алкогольном отделе.  

– На Форексе тоже люди работают? – неожиданно спросила Лили, выслушав Данила.  

Посмотрев удивлённо на Лили, совершенно не обращая внимания на то, что за ним давно наблюдает чей-то ребёнок, отбившийся от родителей, Данил ответил:  

– На Форекс как раз не работают, там навариваются, получают профит – прибыль в случае удачной сделки, а в случае неудачной, что со мной чаще бывает – лося, такого жирного лося, убыток проще говоря, – грустно улыбнулся Данил.  

– Тогда почему ты не бросишь зарабатывать тяжёлые деньги и не начнёшь навариваться лёгкими? – озабоченно спросила Лили.  

– Я же говорю, что это не так легко, даже труднее чем просто работать на физически тяжёлой работе. А вообще не допытывайся, я сам не пойму почему у меня не получается, – непонятно на кого обиделся Данил.  

– Дядя, а почему тётя прозрачная? – неожиданно раздался детский голос под ногами.  

Резко повернувшись, Данил увидел маленькую девочку, лет пяти, указывающую пальцем на Лили.  

– Она такая красивая, – сказала девочка и, тут же развернувшись, убежала, скрывшись среди многочисленного народу, слоняющегося по магазину:  

– Мама! Там тётя умеет летать! Мама! – послышалось среди полок с товаром.  

Быстро ретировавшись, поняв, что девочка реально видела Лили, они направились к кассам. Данил читал, что некоторые дети, а также кошки, собаки видят Тульп. С чем это связанно – толком не уточнялось, скорей всего процесс был неизвестен.  

Домой добирались на такси, так как вручную всё Данилу было не утащить, а с Лили та ещё помощница.  

***  

Закинув онлайн на депозит очередную тысячную купюру, Данил открыл «Meta Trader 4». Удовлетворительно хмыкнув, увидел, что его счёт увеличился с трёхсот рублей до тысячи трёхсот, хотя неделю назад он там видел полторы тысячи, но умудрился за пять дней хорошо слиться. Данил старался не тратить много на своё увлечение, он был не из тех, кто в надежде поиметь баснословные деньжищи, продаёт квартиры, берёт кредиты, вкладывая их в разные структуры, организации. При этом совершенно не разобравшись в сути их работы, источника будущего якобы обогащения. А многие так вообще достойны премии Дарвина, так как отдают свои кровно заработанные левым дядям и тётям, в надежде на то, что данные субъекты их озолотят, но в жизни происходит в точности да наоборот. Поэтому открыл центовый счёт у одного из известнейших брокеров. На таком счету много не заработаешь, да оно и понятно, цель Данила была предельно ясна, он учился зарабатывать на рынке валют. Главное, научиться стабильно получать профит, пускай на центовом счету. Ведь если ты можешь зарабатывать на центовом, сможешь и на долларовом. К сожалению, профит ему не часто светил, больше он терял, что непосредственно отражалось на его депозите, который он раз в неделю пополнял.  

Сегодня был важный день для валютной торговли, ради него он даже взял выходной на работе, в три часа по местному времени, выходила новость по запасам нефти в США. От такой новости рынок всегда лихорадит, не важно, что скажут по новостям, цена на доллар обязательно измениться на триста пунктов минимум, тут главное угадать в какую сторону пойдёт доллар – на понижение в отношении к евро или на повышение. Торговал Данил сегодня валютной парой EUR/USD, одной из самой популярной и ликвидной среди трейдеров.  

Выходной Данил взял не просто так, сегодня он должен был проверить одну из своих новых стратегий по торговле во время сильных колебаний. Стратегия была нехитрой, но требовала тщательной подготовки, занимающей много времени. Необходимо было выставить невероятное количество ордеров в ценовых районах предположительного движения цены во время и после новостей. Проще говоря, дать брокеру указание по какой цене покупать, по какой продавать, в случае не неблагоприятных событий, по какой цене закрывать ордер, терпя контролируемый убыток.  

Лили крутилась рядом, за спиной, постоянно спрашивая, глядя на монитор компьютера, а это что, а что ты делаешь, зачем вот эти палочки и т. д. Данил вяло отвечал, больше сосредоточившись на выставлении ордеров.  

 

 

 

– Черная палочка, белая палочка, вот следующая будет белая палочка, – сказала позади Лили, и до носа Данила донёсся запах бушующего моря, резкий, солоноватый, отдающий повреждёнными водорослями, выброшенными на каменистый берег.  

– Откуда такая уверенность, Лили? – улыбнувшись, спросил Данил, понимая, что его Тульпа даже не знает, что такое цифры, а тут пытается умничать, куда цена пойдёт.  

Лили, что-то напевая, вернула нежный запах цветов, затем её рука приблизилась к горящему монитору, на котором светился график, с постоянно дергающейся полоской, каждый час превращаясь либо в чёрный столбик (понижение), либо в белый (повышение).  

– Ну ты чё, Дань, не видишь?! Столбики сперва вверх идут, потом вниз, таким образом создавая волнистую линию. Если их отдалить, а вот тут – она указала на чёрную свечу, – которую она называла столбиком;  

 

 

 

– Очень длинная полоска вниз. – Лили указала на тень свечи.  

– После появился белый столбик, и если посмотреть внимательно, то видно, что волны, построенные из столбиков, закончили своё движение вниз, теперь будут двигаться вверх, вооот сюда. – она ткнула пальцем, где, по её мнению, должна остановиться цена, это примерно восемьдесят пунктов вверх.  

Данил покрутив колёсико мышки отдалил график, но так и не понял, что увидела Лили. Нет, волны он, конечно, увидел, но как она поняла, что происходит разворот цены?  

– Покажи, Лили, что тебя натолкнуло на мысль, что цена разворачивается? – строго спросил Данил, тут же опять почувствовал запах моря.  

– Ну, Дань, ну вот же! – её палец лёг на стекло монитора и задвигался, при этом Лили продолжила говорить:  

– Раз, два, третья волна, столбик с полосочкой, потом в другую сторону раз, два, три.  

Волосы у Данила на голове встали дыбом, по спине побежали мурашки, мышцы одеревенели. Лили, не имея представления о таком научном труде как волны Эллиота, своим пальцем рисовала их на мониторе. При чем она их рисовала идеально, в отличие от Данила. Он уже много месяцев пытался распознать эти грёбанные волны, и как бы их не рисовал, постоянно ошибался. Да что он, ведущие аналитики в данной области, постоянно указывали пальцем в небо, а тут Тульпа, от рождения как месяца полтора рисует идеальный волновой график, на котором, чётко и понятно видно, где волны, сколько их, как они разворачиваются или продолжают своё движение.  

 

 

 

– Как ты это делаешь? – дрожащим голосом спросил Данил Лили.  

Лили оторвала палец от монитора, повернула своё личико к Данилу и, пожав плечами, ответила:  

– Не знаю. Я просто вижу. А ты разве не видишь?  

Данил отрицательно помахал головой:  

– Да что я, их почти никто не видит. Многие утверждают, что волны Эллиота для них специализация, но я что-то среди них не вижу миллионеров, – загадочно ответил Данил. Затем, будто опомнившись, отодвинул Лили от клавиатуры. Он уже несколько дней как мог чувствовать упругость её тела, но пока ещё не ощущал её кожу.  

– Дайка я проверю насколько ты у меня права.  

В мгновение ока он открыл максимальный лот для своего депозита на повышение евро по отношению к доллару, тем более, что если верить волнам Лили, просадки не ожидается.  

***  

На следующий день Данил не пошёл на работу, так как был не в состоянии работать. Он не спал всю ночь, заключая десятки ордеров, а Лили всегда угадывала, куда и насколько пойдёт следующая часовая свеча. К утру его депозит из тысяча трёхсот рублей вырос до восьмидесяти одной тысячи. Это было больше его месячной зарплаты. Он позвонил своему боссу, сославшись на то, что сильно приболел, лежит с температурой и сегодня, да и всю ближайшую неделю его не будет на работе. После чего упал без сил на свою кровать, обняв Лили, которая примостилась рядом с ним. Он почувствовал под рукой упругое женское тело, а пальцами нежную кожу Лили, но сил, чтобы этим фактом восхититься у него не осталось, сознание тут же погрузилось в сон, оставив на его губах лишь счастливую улыбку.  

Проснулся Данил только после обеда, с ужасной головной болью, как будто он не торговал всю ночь, а бухал. Лили рядом не оказалось, и он не удосужившись посетить ванную, чтобы умыться и почистить зубы, тут же прыгнул в кресло, за компьютер. Счёт на депозите не изменился. Всё ещё не веря своему счастью, Данил тут же вывел половину своего депозита на яндекс и киви кошелёк, убедившись, что брокер позволяет ему это сделать. Были подозрения, что его слишком удачная торговля привлечёт внимание и его депозит заблокируют, так на всякий случай, как говорят «на время проверки». Но всё прошло на ура – уже через час на его счету лежало половина того, что он заработал в результате бессонной ночи. Успокоившись, убедившись, что это всё правда, а не сон, Данил занялся домашними делами.  

Быстро подкрепившись, Данил с нетерпением уселся опять за компьютер, жажда наживы поглотила его. Теперь у него на счету было сорок тысяч рублей, а не жалкие тысяча с копейками.  

– Следующая черная свеча, но она будет маленькой, с длинной тенью, – Данил во время ночной торговли научил Лили основной терминологии на Форекс, теперь она хотя бы свечи называла свечами, а не столбиками.  

– Вот после неё длинная свеча вниз пойдёт, – продолжала инструктировать Лили.  

– Тень у этой короткой до куда будет? – спросил Данил, и заключил ордер с выставленным тейк профитом, дав указание брокеру, где закрыть ордер и с какой прибылью.  

***  

В конце недели, в пятницу, закрыв последнюю сделку, уже на долларовом счёте, в субботу и воскресенье Форекс не работал. Данил подытожил результат торговли за четыре дня. На вторые сутки, Данил заработал больше трёхсот тысяч, половину которых вывел. На третьи, больше полумиллиона, на четвёртые миллион двести, естественно он вывел больше половины средств, раскидав их по разным картам, и онлайн- кошелькам.  

В понедельник его подозрения оправдались, депозит с полумиллионным счётом заморозили, для проверки возможных мошеннических действий. Заморозка могла продолжаться как угодно долго, и он открыл депозит у другого брокера. Новый брокер терпел его удачу до четверга и дал возможность вывести миллион семьсот тысяч, остальные восемьсот тысяч так же, как и первый брокер заморозил на неопределённое время. Третий брокер отказался его регистрировать, оправдываясь тем, что дескать Данил замечен у других брокеров в подозрительных махинациях. Тогда Данил обратил внимание на своих друзей.  

Выходить на работу теперь не имело смысла, совместно с Лили и благодаря её способностям, Данил зарабатывал в день свою годовую зарплату на стройке. Можно сказать, что он схватил свою птицу счастья за хвост и теперь стремился заработать как можно больше, понимая, что скоро не заблокированных Российскими форекс-кухнями друзей и знакомых не останется. Придётся искать алкашей, людей, сильно нуждающихся в деньгах, чтобы регистрировать на них новые депозиты.  

 

 

 

Парадигма Тульпы.  

 

Две незабудки, два сапфира —  

Её очей приветный взгляд,  

И тайны огненного эфира  

В живой лазури их горят.  

 

Её кудрей руно златое  

В таком свету, какой один,  

Изображая неземное,  

Сходил на землю Джин.  

 

 

Телефон в третий раз, почти без паузы, трезвонил мелодию вызова, не давая сосредоточиться на графиках нескольких валютных пар, бегающих по мониторам сразу пяти ноутбуков. Теперь, чтобы зарегистрировать нового владельца депозита у брокера, приходилось идти на беспрецедентные ухищрения. Во-первых, пришлось отказаться от проводной сети интернет, его тут же вычисляли, если он заходил дважды на сайт брокера с одного места. Даже кафешки с Wi-Fi не были спасением, поэтому Данил перешёл на мобильный интернет, так выходило во много раз дороже, но, зато он мог закончить операцию по выуживанию денежки у форекс-кухонь, чем по сути и являются большинство брокеров, верней, якобы брокеров России, Украины, да и всего постсоветского пространства.  

В нынешнее время он торговал раз в неделю, всего один день, иногда даже несколько часов, этого вполне хватало, зарабатывать столько, что в принципе ему бы хватило на несколько лет безбедной жизни, где-нибудь на Лазурном берегу. Но жажда наживы полностью поглотило Данила, ведь он так долго шёл к этому. Успех наконец-то пришёл, и он хотел в полную меру насладиться им. Ввиду нарастающего противодействия со стороны форекс-кухонь, не желающих терять свои кровные, Данилу пришлось как можно сложнее путать свои следы. Они давно вычислили, кто он, с какого города, поэтому приходилось торговать открытыми на других людей депозитами. Чтобы уйти от пристального внимания, он уехал из Саратова, так как любая подозрительная с их точки зрения деятельность с этого города тут же блокировалась. Сперва он перемещался на самолёте или поезде, но его противники быстро поняли, как его вычислить, ведь он покупал билет в кассе, предъявляя свой паспорт, данные которого были уже засвечены. Пришлось купить автомобиль и путешествовать на нём совместно с Лили.  

В другом городе он искал жильё на пять – шесть суток, в основном это были квартиры, но иногда попадались и хостелы, лишь бы там была возможность за взятку избежать официальной регистрации. Покупал в местных магазинах от пяти до десяти ноутбуков не очень дорогих, лишь бы интернет нормально тянули, столько же смартфонов способных раздавать интернет на другие устройства. Можно было торговать и со смартфона, но Лили предпочитала большие картинки, поэтому покупка ноутбуков была удовлетворением её прихоти. Приобретал в различных салонах симки, на совершенно разных людей, используя их паспортные данные. Далее проходил верификацию на те же паспортные данные с уже готовыми фотографиями на сайтах всевозможных брокеров, это занимало дня два-три. После чего выбирал один день, который посвящал только торговле. Торговал обычно часов восемь, в редких случаях задерживаясь, когда необходимо было дождаться наиболее длинной свечки. И не важно, какая она будет – бычья или медвежья. Данил заранее знал, благодаря Лили, когда она будет, на сколько пунктов тело свечи зафиксируется по окончанию времени.  

 

 

 

Стратегия торговли была следующей, Данил сначала много терял, потом возвращал убытки, получал неплохую прибыль, затем снова опускал депозит к первоначальной сумме. Делал он так специально, чтобы по сделкам нельзя было понять, что он наперёд знает движение цены на валютном графике. Наблюдатели по ту сторону монитора должны видеть игру, азарт, но никак хладнокровную, расчетливую стратегию торговли. Под конец заключал такую сделку, что его депозит взлетал существенно от вложенных средств. Далее закрывал прибыльную сделку и выводил средства. Больше эти данные человека, на который был зарегистрирован депозит, он не использовал. Ноутбуки, телефоны с симками скидывались по дешёвке в ближайшем торговом центре или на рынке, идентификационные номера, imel данные, техники тоже были засвечены.  

Постоянно необходимые для него свежие лица, паспортные данные, водительские удостоверения, фото человека со своим паспортом, ксерокопия паспорта, заверенная нотариусом и другие данные, используемые для верификации у брокера депозита и покупки сим карт, Данил приобретал через интернет. Оказалось, что огромное количество людей готовы их предоставить, за сто тысяч рублей, с гарантией, что ты не возьмёшь кредит с помощью этих данных. Кто мог дать такие гарантии, и на что рассчитывали эти наивные люди, было непонятно. Данил просто обходился честным словом, тем более, что он действительно не обременял данных граждан неоплаченными кредитами.  

Итого, чтобы провернуть одну операцию, расходы Данила были следующие. Данные будущего владельца депозита – сто тысяч, ноутбук – от пятнадцати до двадцати тысяч, смартфон – шесть тысяч, плюс симка, жильё, сама дорога, выходило примерно сто сорок – сто пятьдесят тысяч рублей. Плюс Данил пополнял депозиты всегда разными суммами, одинаковая цифра, сразу же могла попасть под пристальное внимание, но в среднем получалось в районе трёхсот тысяч рублей. Следовательно, чтобы использовать один депозит с данными, его расходы были примерно четыреста пятьдесят тысяч рублей. А если он использовал в один день сразу десять депозитов, то сумма соответственно вырастала ровно в десять раз. Но как писалось ранее, всё это окупалось с лихвой – вложив четыреста пятьдесят, Данил успевал снять до трёх миллионов, с десяти депозитов в десять раз больше.  

В этот раз Данил торговал на пяти депозитах, зарегистрированных у разных брокеров, ожидалась очень сильная новость по Великобритании. Рынок английского фунта «GBP» от таких новостей однозначно начнёт не шуточно лихорадить. По утверждению Лили, тень медвежьей свечи должна улететь на более чем триста пунктов вниз, а это очень много, Данил готовился сорвать не малый куш.  

Неожиданно телефон перестал надрываться, перейдя в режим приёма, включив функцию «Громкая связь». Данил отвлёкся от монитора ноутбука, в недоумении посмотрев на телефон, который лежал от него в двух метрах на тумбочке, и почему-то зажил собственной жизнью.  

– Здравствуйте, Данил Сергеевич! Мне порекомендовали обратиться к вам за консультацией. Я представляю …  

Данил буквально прыгнул к телефону, мгновенно отключил связь, а затем нажал на выключение смартфона.  

– Лили! – крикнул он в пустоту гостиничного номера, оглядываясь вокруг.  

Было понятно, что это её проделки, она давно научилась воздействовать на физический мир. Иногда эти воздействия были очень даже хороши, но в основном Лили шкодила, чтобы Данил проявил яркие эмоции, которыми она, естественно, питалась.  

Лили стояла в стороне, прислонившись к стенке спиной, хитро прищурившись, улыбалась. Она была абсолютно обнажённая и выглядела настолько соблазнительно, что Данил, желая её отругать, на мгновение замер. Воспользовавшись замешательством мужчины, получив от него порцию вкусной негативной энергии, Лили желала разбавить эту пищу ещё более яркими эмоциями. Словно прожевав кусочек обалденно нежной форели, хочется запить это хорошим, дорогим вином, Лили приблизилась к Даниле.  

Совершенно незнакомый запах, Тульпа давно научилась сама синтезировать запахи, исключительно такие, от которых Данил сходил сума, ещё бы, ведь у неё был доступ к его подсознанию, вскружил голову. Тело, получив дозу наверняка очень качественно подобранных женских феромонов, напряглось, тестостерон хлынул в кровь, возбудил Данила. Его мышцы окаменели, мозг отключился. Схватив Лили за талию, он прижал её к себе и поцеловал в такие яркие, влажные, манящие, приоткрытые губы. Эти ощущение нельзя было отличить от реальных, его мозг воспринимал поцелуй настоящим – мягкость губ, жаркая влага, прикосновение языка Лили. Данил растворился в этом поцелуе, прижимая к себе утончённое, лёгкое тело Лили. Её грудь упёрлась в его грудь, соблазняя своей упругостью и идеальной формой. Она выгнулась и застонала, её дыхание обожгло щеку, а он, легко приподняв почти невесомое тело Лили, понёс её в сторону кровати. Уложив её спиной на высокую двуспальную кровать в номере для молодожёнов (он всегда брал такие номера, если была такая возможность, чем удивлял девушек на ресепшен), ведь для них он заселялся туда один. Данил практически мгновенно спустил с себя джинсы, оставив их спутывать ступни своих ног. Некогда, верней невозможно было, их снять до конца, настолько он был возбуждён, видя перед собой лучшее девичье тело, что ему доводилось видеть, даже по интернету. Жар от тела Лили, её ни с чем не сравнимый приятный запах сводили его сума. Поэтому, не откладывая в долгий ящик, как только джинсы с трусами упали на пол, он схватил её за бёдра, подтянул к себе ближе, перехватившись за гладкие коленки, раздвинул ноги в сторону и резким движением вошёл в неё.  

Со стороны это выглядело, как будто парень занимается сексом с кроватью, но только не для самого Данила. Он чувствовал всё, тепло и упругость вагины Лили, его член ощущал все то же самое, что и во влагалище женщины. Мозг, получая из-под сознания тактильные сигналы, тут же отправлял их на кожу, мышцы, слуховые и осязательные рецепторы тела. Это можно было сравнить с тем, как будто на вас одет специальный, высокотехнологичный костюм, в который встроены многочисленные датчики, воздействующие на вашу кожу и вы, находясь в виртуальной реальности, какой-нибудь продвинутой компьютерной игры, чувствуете кожей прикосновения, удары, сопротивления. А надетый на вас шлем передаёт зрительные и слуховые данные виртуального пространства данной игры. Только на Даниле не было никакого костюма, всё ощущения проецировал его мозг, и делал он это настолько искусно, что никаким технологиям ещё долгое время не угнаться за работой самого совершенного органа человеческого организма.  

Он не заметил, как оказался снизу, а Лили уже была в позе наездницы, контролируя фрикции, чтобы Данил не кончил слишком рано. Их страсть была обоюдной и дополняющей друг друга; энергия, что исходила сейчас от Данилы, была настолько вкусной и питательной, что Тульпа закрыла глаза и наслаждалась ею, выпивая её без остатка. Но как бы она не пыталась продлить этот приём пищи в виде сексуальной энергии мужчины, итог всегда был один, Данил зарычал, ускорил темп и изверг своё семя внутрь Лили.  

Сил, чтобы подняться с кровати, почти не осталось, этот секс забрал последнее, что оставалось. Лили научилась быстро заводить его, пользуясь этим всё чаще. Они занимались сексом по два, а то и по три раза в день, словно молодожёны в одноимённом гостиничном номере. И если бы не молодой организм, помноженный на превосходное питание (теперь финансы позволяли ему питаться лучшей едой, что можно купить за деньги), то он бы, наверное, давно сломался. А теперь, словно порноактёр, употребляя специальные витаминные и белковые препараты, которые ему рекомендовала Лили, готов был этим заниматься хоть круглосуточно, но иногда «и на старуху бывает проруха», вот и сейчас у Данила наступило физическое бессилие.  

– Дань. Пора открывать ордер, – лёжа рядом вяло сказала Лили.  

Эти слова простимулировали – жажда наживы поднимает даже мёртвых. Поднявшись с громким стоном, Данил, спотыкаясь о джинсы, так и повисшие на его ступнях, проследовал в ванную, чтобы привести себя в порядок. Как бы мозг не был совершенен в передаче чувств и ощущений, физиологически он все же кончил себе на ноги и пах.  

***  

Операция-кооперация по выуживанию халявных денег была завершена, а значит, пора прощаться с номером, в котором он с Лили занимался сексом бесчисленное количество раз, использовав все для этого подходящие места. Загрузив вещи в багажник и частично на заднее сиденье, оставив на стойке администратора в отеле хорошие чаевые, за то, что зарегистрировали его под чужие паспортные данные, Данил отправился с Лили в путь.  

Теперь их ждал Ростов-на-Дону. Судя по их маршруту, они собирались посетить все города черноморского побережья. Он как раз был после Волгограда, в гостинице которого они провели полторы недели. В Ростове их ожидала шикарная квартира, расположенная в Железнодорожном районе по улице Портовая. Квартира была уже оплачена на месяц вперёд и обошлась не дёшево, но судя по фотографиям из интернета, это были роскошные апартаменты.  

Данил не торопился, некуда было торопиться, рынок валют всегда работает и никуда не денется. Поэтому, пристроившись в первом ряду, ехал не спеша, наблюдая, как его обходят на разных скоростях, всегда куда-то спешащие автомобили. Лили сидела на пассажирском сиденье и как всегда глазела в окна, ей был интересен мир людей, а спать она никогда не хотела.  

Впереди стоял чёрный джип, какой модели, Данил не успел рассмотреть, так как большой внедорожник встал так, что перегородил половину полосы, и чтобы его объехать, необходимо было выехать на встречную полосу. Дорога была двухполосная, совершенно без разметки, поэтому, недолго думая, Данил включил поворотник и пошёл на обгон джипа, который не удосужился включить аварийку. Впереди встречка была пуста, и Данил прибавил газу, чтобы быстрее совершить данный манёвр.  

– Дань осторожнее, – прозвучал рядом холодный голос Лили.  

Джип был наглухо тонированный, сквозь его стёкла видимость была нулевая, поэтому, когда из-за высокой машины вышел человек, тормозить было поздно. Резко вывернув руль в сторону обочины встречной полосы (только так можно было избежать столкновения с неожиданно появившимся человеком), Данил автоматически нажал на тормоз. Автомобиль, засвистев покрышками, встал боком и, скользя, юзом ушёл в кювет, в сторону поля, покрытого таявшим весенним снегом, где развернулся, встав передом к дороге. Удара не было, его просто сильно встряхнуло от резкого и некомфортного торможения, поэтому Данил остался в сознании и совершенно целым.  

Придя в себя после стрессовой ситуации, Данил спокойно открыл дверь и вышел из автомобиля, тут же провалился ступнями в снег. На дороге, возле чёрного джипа стояли трое мужчин и наблюдали за ним, не спеша к нему на помощь.  

– Дань, это плохо. Они ждали тебя, – сказала Лили оставшись сидеть на пассажирском сиденье.  

Что имела в виду Лили, он так и не понял, пытаясь вытащить ногу из твёрдого снега.  

– Дань! У невысокого ростом мужчины, в руке шприц! Он хочет обездвижить тебя! – закричала Лили, этим самым выведя из шокового состояния Данила.  

Подняв глаза Данил увидел, что тройка направилась к нему, пробираясь сквозь тонкую корку льда и снега под ней. Среди мужчин и вправду один был небольшого роста, он же держал правую руку за спиной.  

– С вами всё хорошо? – прозвучал басистый голос, одного из неизвестных мужчин, которые неминуемо приближались к Данилу, а Лили вдруг появилась рядом, продолжала кричать что-то об опасности и беде, исходящих от этих людей.  

– Вам помочь чем? Врач не нужен? – поинтересовался всё тот же голос, а человек, у которого по утверждениям Лили должен находиться шприц с каким-то опасным веществом, стал заходить со стороны лобового стекла, как бы пытаясь посмотреть, есть ли ещё кто в машине.  

– Со мной всё хорошо. Спасибо, – собравшись, ответил Данил, не в силах отвести взгляда от мужчины, заходящего со стороны капота, когда двое других шли прямо на него.  

– Вы уверены? Что-то мне подсказывает вы в шоковом состоянии.  

Двое рослых мужчин почти подошли к нему, общаясь с ним, задавая вопросы, как бы отвлекая на себя внимание.  

Данил не выдержал этого натиска, и сделал пару шагов назад, да ещё Лили, встав между ним и мужчинами, умоляла его бежать. Только поэтому он принялся отступать за свой автомобиль, в сторону багажника.  

– Со мной всё хорошо. Не могли бы вы вернуться к себе в машину. Гаи не обязательно вызывать. Я же никого не сбил! – пытаясь избавиться от этих мужчин, заговорил Данил, отступая дальше в поле.  

Тройка остановилась, в недоумении уставившись на него. Тот, кто говорил с ним, указал на его автомобиль и сказал:  

– Давайте тогда вытащим машину на дорогу? Как вы её один толкать будете?  

«И не поспоришь – действительно, как я выберусь с этого поля, да и уклон дороги крут, тут даже вчетвером не справишься, хотя у них вон какая машина, за трос вытянет легко, – мелькнули мысли в голове у Данила.  

– Ты что, не слышишь меня?! – зло крикнула Лили.  

– Они тебе не помочь пришли, а забрать тебя!  

– Кто они? Зачем я им? – не понимая, что происходит, спросил вслух Данил у Лили.  

– Что вы спрашиваете? Вас неслышно! – спросил мужчина, и тройка опять пошла вперёд к Данилу.  

Конечно, они не видели и не слышали Тульпу, поэтому для них Данил разговаривал сам с собой.  

– Я не знаю кто они. Но вижу, что они следили за тобой ещё с гостиницы в Волгограде, там не решились напасть, тем более ты с номера не выходил. Их эмоции говорят, что ты для них мешок с деньгами. Настроены они решительно, и это происшествие на дороге подстроили специально, – ответила Лили и продолжила:  

– Выход из данной ситуации я вижу только один. Тебе Дань необходимо прямо сейчас бежать через поле в сторону лесопосадок, что у тебя за спиной. Они, естественно, побегут за тобой, от них ты вряд ли убежишь, физическая форма у тебя не та, они гораздо крепче и сильнее. Но пока они будут бежать за тобой, их лярвы, что паразитируют на них и, естественно, защищают свой корм, будут слабы, а я в этот момент смогу тебе помочь.  

 

 

 

– Кто? Лярвы? – не понял Данил.  

– Бегиии! – крикнула Лили и Данил не получив ответа, резко развернувшись, побежал в чистое поле покрытое неглубоким снегом, хрустя коркой льда сверху.  

Он слышал, как ему, что-то крикнули, затем раздался мужской смех и оглянувшись, Данил увидел, что все трое мужчин побежали за ним. Только тогда, когда он побежал, превратившись таким образом в жертву, за которой гоняться смеющиеся позади хищники, Данил испытал страх. А, что, если они его догонят, что будет, начнут бить сразу, или усыпят уколом, перевезут в сырой подвал, где будут пытать, чтобы он отдал все деньги, а когда выудят всё до копейки, наверняка убьют. Ему вдруг стало страшно до жути, до коликов внизу живота, и он побежал изо всех сил. Как его может защитить бестелесная Тульпа, он не мог даже предположить, ведь влиять на физический мир вокруг она может слабо, лишь только он лично может ощущать её в полной мере.  

– Да куда ты, дурачок, побежал?! Стой! – послышалось позади.  

– Да стой ты, блядь! – крикнули слева, совсем близко, его догоняли.  

Лили он не видел, но уже слышал позади сильное дыхание бегущего за ним, в этом дыхании не чувствовалась отдышка, сам же Данил начинал сдавать позиции, дыхание стало глубоким, не хватало воздуха, а мышцы ног заболели резкой, тянущей болью, в боку закололо. В последнее время он редко занимался физическими упражнениями или трудом, даже секс с Лили всегда был по большей части её инициативой, он больше лежал неподвижно и наслаждался, естественно организм расслабился, и его физическая форма желала быть лучше.  

Как только силы стали покидать Данила, его охватила беспощадная паника, заставляя каменеть мышцы, отключая в голове всё разумное, рациональное, логичное, включая лишь примитивные инстинкты. Это на какое-то время помогло получить второе дыхание, чтобы продолжить бег в прежнем темпе, но Данил понимал, что ещё метров сто, максимум двести и он упадёт в снег с сильнейшей одышкой в своей жизни. Голова закружилась от нехватки кислорода, в висках стучала кровь, словно молот по наковальне. Данил обернулся, желая увидеть Лили, так как лишнего воздуха, чтобы крикнуть ей, в его лёгких не осталось. Тульпа была рядом, следуя за ним по пятам, её лицо выглядело умиротворённым, она прикрыла глаза и блаженно улыбалась.  

Сильный удар сзади по ступне спутал ноги Данила: запутавшись в собственных ногах, он рухнул в снег, сбив прерывистое дыхание. Тут же резкий удар ногой в область рёбер сделал и без того сиплое с хрипением от бега дыхание невозможным, в глазах помутнело. Данил завалился на спину, чувствуя, что теряет сознание.  

– Всё! Отбегался наш фазанчик! Лёха, сделай ему укол, – послышался голос сбоку.  

Над ним присел тёмный силуэт, что-то кольнуло в плечо:  

– Вот сука, теперь тащи этого борова к машине! – последнее, что услышал Данил.  

***  

– Дань! Даня! – звучал откуда-то издалека голос Лили.  

Данил долгое время прислушивался к голосу, пытаясь понять, откуда он звучит. Вокруг была темнота, и он понял, что его глаза закрыты. Открыть веки сразу не получилось, они слиплись, пришлось потереть их ладонями, избавляясь от чего-то засохшего на его лице. Тело закоченело, вокруг было прохладно, руки не хотели слушаться и плохо сгибались, пальцы потеряли свою чувствительность. Перед его глазами предстало что-то тёмное, неразборчивое. Там, где он находился, освещение было тусклым, еле заметным. Он лежал на чём-то твердом. Попробовав привстать, ощутил жуткую режущую боль в боку. Данил застонал, схватившись за больное место. Его верхняя одежда отсутствовала, карманы были пусты, телефон естественно тоже изъяли, оставив его без связи с внешним миром.  

Зрение не сразу, но приспособилось к ужасному освещению, источником которого была щель снизу металлической двери, находящейся от него в метрах пяти. Доступа к двери у Данила не было, потому что он находился в железной клетке, сделанной из толстых арматурных прутьев, которые перепилить-то проблема, а не то чтобы их погнуть или сломать. Он точно это знал, как-никак долгое время отработал на стройке. Внутри клетки, сваренной из этих же прутьев, являясь единым целым с самой клеткой, находились нары, больше похожие, судя по размеру, на лавку с деревянными досками поверх – вот на них и очнулся Данил. Сама металлическая клетка была примерно размером два на два и высотой столько же, по сути это был куб, сделанный из прочной стальной арматуры. Находился куб посередине бетонного короба, похожего на гараж, только тут отсутствовал сам автомобиль, инструмент вдоль стен и прочий хлам, что должен присутствовать в каждом уважающем себя гараже. В одном углу клетки стояло пустое ведро с крышкой, в другом простое оцинкованное ведро с блестевшей в нём водой.  

Увидев воду, Данилу ужасно захотелось умыться и попить. С трудом спустившись с нар, и сев на корточки, он зачерпнул холодную воду ладошками, ополоснул ею лицо, сразу в голове прояснилось, а тело покрылось мурашками от сырости и зябкости. Вдоволь напившись из ведра, Данил снова присел на спальное место, продолжил разглядывать своё место заточения.  

Прямо перед его глазами, на решётке, находилась дверь, так же, как и вся клетка, сделанная из металлических прутьев. Закрыта она была аж на три замка, внушительного размера. Они были накинуты на дужки снизу, сверху и посередине. Отогнуть дверь сверху или снизу не получится, даже если ты имеешь недюжинную силу. Осмотрев почти каждый пруток, угол, петли, потолок, Данил понял, что вырваться из данной клетки будет нелегко, если вообще возможно. Осознав, что он влип конкретно, Данил снова уселся на деревянную широкую лавку и даже успокоился, поняв, что в данный момент ничего не может сделать. Всматриваясь в плохо освещённую темноту помещения, Данил попытался позвать Лили, которую он слышал сквозь глубокий сон, в который его отправил укол в поле от неизвестных.  

– Лили, ты здесь? – спросил он негромко в пустоту, своей тюрьмы.  

Тульпа ответила не сразу:  

– Привет, Дань, – её голос звучал поникшим, виноватым, а её саму Данил не видел.  

– Ты где? Я тебя не вижу? – разглядывая пустые потёмки спросил Данил.  

В углу справа, со стороны входной двери, откуда снизу в щель пробивался свет, появилась Лили. Она сидела на полу, поджав ноги к груди, обняв их руками. Её голова была опущена на коленки так, что лица не было видно.  

 

 

 

– Что случилось? Почему тебе не удалось мне помочь? – спокойно спросил Данил, хотя в душе понимал, как ему в той ситуации могло помочь бестелесное существо – правильно, никак.  

Лили, не поднимая головы, всхлипывая, бурча себе в коленки, ответила:  

– Ты так испугался. Я не могла ничего с собой поделать. Ты, Дань, был слишком вкусным, чтобы я могла оторваться от тебя. Животный страх обладает большой энергией, я не могла упустить такое угощение. Прости, – затем немного пошмыгав носом, спросила:  

– Что теперь будет?  

Данил не знал, что ответить, так как сам не понимал, в какой ситуации он оказался. Но вдруг его осенило, он вспомнил, как давно в гостинице храмового комплекса Джокханг смог выйти из тела и путешествовать туда, куда ему заблагорассудится. В данной ситуации он мог бы посмотреть, где находится, адрес, местоположение, сколько людей его охраняют, подслушать какие у них намерения. Не ответив Лили на её грустный вопрос, Данил улёгся опять на жёсткие доски и закрыл глаза.  

Прохлада помещения не давала расслабиться, мышцы одеревенели, начинали рефлекторно подёргиваться, дрожа от холода, что ещё сильней усугубило его попытку погрузиться как можно глубже в гипнотическое состояние. Попробовав погрузиться в Вондер, Данил потерпел фиаско, его болезненное физическое состояние нервировало. Бок и рёбра выше, куда пришёлся удар ногой преследователем, продолжали ныть, постоянно напоминая о себе. Голова непрерывно гудела и кружилась, мешая сосредоточиться на пустыне, оазисе, озере. Сделав не одну попытку, Данил понял, что у него ничего не получится: помимо болей, холода и шума в голове, ещё что-то мешало, внутри словно появилась стена, не давая ему пройти сквозь неё. Расстроившись, Данил сел на сварные нары, обхватил себя руками, чтобы лучше сохранить тепло, продолжил думать.  

– Не получится, – сказала Лили.  

– Что не получится? – глядя в пол, верней на прутья пола куба, спросил Данил.  

– Покинуть эту клетку, – ответила Лили.  

– Почему? – спросил Данил, подняв голову и посмотрев на Тульпу, которая сидела всё там же в углу.  

– Сталь и Огонь. – равнодушно сказала Лили, затем, увидев недоумённое лицо Данила, продолжила:  

– Особый сплав железа, скреплённый небесным огнём, по-простому с помощью электрической дуги делает эту клетку непреодолимым барьером, для таких как я, в том числе и для души человека, биополе тоже не может вырваться за пределы этого препятствия. Раньше, давно в общем, люди знали о таких существах как я и делали защиту от нас в своих храмах, жилищах, в специальных местах, где наше присутствие было нежелательным. Это до сих пор осталось в современной архитектуре: металлические пики, громоотводы, купола, кресты и флаги на зданиях. Все для того, чтобы использовать электроэнергию из окружающей среды, точнее магнитного поля земли, а ещё молнию во время грозы. Некоторые заходили дальше, делали металлические полы, лестницы, даже дороги, чтобы обезопасить себя от внешнего воздействия. Люди попроще вешали подковы над дверью, ведь они в то время были сделаны из самого лучшего железа. Конечно, качество стали не всегда соответствовало, чтобы сделать преграду, таким существам как я, но люди не оставляли таких попыток, да и до сих пор интуитивно пытаются это делать.  

Данил с любопытством оглядел прутья арматуры вокруг:  

– А как же ты передвигалась по квартире, ведь в бетоне дома полно стальной проволоки?  

– Я же говорю Дань, что люди до сих пор интуитивно пытаются делать преграды для нас, но делают они это все хуже и хуже. Во-первых, в твоей квартире есть двери и окна, через которые я легко перемещалась. Во-вторых, качество стали в арматуре, что находится в стенах твоего дома, меня совершенно никак не останавливало. Плюс никаких заговоров или молитв, что по сути одно и то же, на твою квартиру, как, впрочем, и на весь твой дом не наложено. Эта же клетка совсем другое дело, тут сталь очень хорошая и правильная, а небесный огонь, скрепляющий её, расположен практически плотной стеной из-за небольших ячеек клетки, – ответила грустно Лили.  

– Думаешь, кто её делал, знал о таких как ты? То есть её специально сделали так, чтобы заключить в неволю не только тело, но и дух заложника? – настороженно спросил Данил.  

– Вряд ли, создатель столь мерзкого сооружения задумывался о чём-то подобном. Знай он о такой, как я, то непременно наложил бы запрет, заговор, на подобие тех, что есть на некоторых зданиях, в которые я не могу зайти, – уверенно сказала Лили.  

– То есть, Лили, ты можешь легко перемещаться в этом здании или где я сейчас нахожусь? – приподнявшись с досок нар, с надеждой спросил Данил.  

Лили мгновенно оказалась возле решётки, но не приблизилась к ней вплотную, находясь на расстоянии вытянутой руки.  

– Ты находишься в подвале частного, большого двухэтажного дома. Примерно в трёх часах езды от того места, где тебя схватили. Наша машина находится здесь, её негодяи тоже перегнали. Правда её полностью разворошили, всю технику забрали в дом. – практически выпалила Лили и добавила:  

– Я могу передвигаться по этому дому и ближайшей территории. Что ты хочешь знать?  

Данил вскрикнул от охватившего его радостного всплеска эмоций.  

– Так, во-первых, Лили мне точно нужно знать своё место расположения. Где я нахожусь? Какой населённый пункт, улица, номер дома? Далее, во-вторых, сколько людей находится в доме, где они располагаются, что от меня хотят, что знают про меня, ну и желательно узнать, о чём они говорят? – Данил хотел продолжить давать указания Лили, как неожиданно за металлической дверью раздался скрежет металлического засова, а внизу двери, откуда бил свет, появились двигающиеся тени.  

Через несколько секунд дверь открылась, и место заключения Данила осветилось от света, что проник в темницу из хорошо освещаемого коридора. В гараж или чем это помещение было, зашёл пожилой мужчина, неся в руках небольшой пластиковый стол, который он поставил напротив решётки. Совершенно не обращая внимания на Данила, который просто прилип к металлическим прутьям, тут же вышел, вернувшись буквально через минуту с такими же пластиковыми двумя стульями, которые поставил возле стола, после чего удалился, чтобы больше не вернуться, оставив дверь открытой. Лили исчезла, наверняка поспешила выполнять задания, что ей озвучил Данил. Какое-то время он стоял в полном одиночестве, ожидая тех, для кого принесли два стула.  

Неожиданно загорелись люминесцентные лампы, расположенные на стенах под потолком, хорошо освещая место заточения. Данил огляделся, подвал или гараж действительно был абсолютно чист от посторонних предметов, кругом сплошной заливной бетон. В помещение не спеша вошли двое незнакомых Данилу человека. Мужчина под пятьдесят лет и привлекательная женщина с трудно улавливаемым возрастом, ей можно было дать как тридцать пять, так и сорок пять одновременно. Оба они без слов уселись на приготовленные стулья. Мужчина положил на стол папку чёрного цвета, не очень толстую, документов в ней, по всей видимости, было немного. Женщина, даже не взглянув на Данила, уставилась на дисплей своего телефона, что-то там читая или просматривая.  

Внезапно у них за спиной материализовалась Лили и, удивлённо взглянув на людей за столом, радостно улыбаясь, направилась к Данилу.  

– Я все сделала, как ты просил, Дань! – громко произнесла она, улыбаясь, и светясь счастьем.  

Данил положил на свои губы ладонь, как бы намекая Лили, что он не может говорить с ней сейчас.  

Мужчина, встав из-за стола подошёл к решётке и протянул Данилу три листочка А4 с напечатанным на них текстом.  

– Ознакомитесь Данил Сергеевич. Внизу, где стоит галочка, распишитесь на каждой стороне листа. Не забудьте расшифровку подписи, – строго и как-то уж буднично для данной ситуации сказал мужчина и протянул простую, дешёвую ручку.  

Машинально схватив листочки, Данил глупо на них уставился, затем опомнился и спросил.  

– А вы кто? Где я?  

Мужчина, пройдя на своё место, уселся поудобнее, внимательно и пристально посмотрел на Данила. Не сразу, но все же соизволил ответить.  

– Данил Сергеевич, вы задержаны по подозрению в совершении преступления, предусмотренного статьёй сто пятьдесят девять УК Российской Федерации, а именно мошенничества, причём хочу заметить в особо крупном размере. Настолько крупном, что вашей персоной заинтересовались мы, а именно управление К и финансовый сектор ФСБ России. В ваших интересах, проявив общественную сознательность, ознакомиться с предъявленными вам материалами, расписаться в указанном месте, и начать с нами сотрудничать, сделав признательные показания.  

Мужчина замолчал, принялся перебирать немногочисленные бумажки в папке. Какое-то время Данил переваривал данную информацию.  

«Он что, получается, задержан официальными органами? »  

«Есть обвинение? »  

«Так всё же где он? Что-то это место не похоже на официальную тюрьму, Лили чётко сказала, он находиться в большом частном доме. Хотя кто знает это ФСБ, может у них имеются собственные тюрьмы, тайно расположенные в загородных домах».  

Именно это Данил собирался спросить мужчину, и уже было открыл рот, как его опередила Лили.  

– Дань, он врёт тебе! Он давно уже не работает в органах, а к ФСБ России не имеет никакого отношения, – увидев, как Данил прищурил глаза, Лили продолжила:  

– Я изучила окрестности и вот что выяснила. В этом доме таких темниц целых семь, шесть из них расположены под тобой. Я прошвырнулась по ним, в двух сидят люди, выглядят они очень плохо, скорей всего давно сидят. Сам дом находится в небольшом поселении, называется Камыши. Дом – тюрьма расположен на его окраине, вроде как по улице Лесной, но вот какой номер дома непонятно. На доме нет таблички, а рядом отсутствуют другие дома, чтобы сориентироваться.  

– Молодец, – почти шёпотом сказал Данил, но в бетонном коробе его слова хорошо были слышны, поэтому мужчина с женщиной приподняли на него свой взгляд.  

Данил сделал вид, что читает, и, хмыкнув, покачал головой:  

– Ну, молодцы! – сказал он это громче, тем самым отвадив от себя любопытные взгляды.  

Читая содержимое вручённых ему листов, Данил слушал краем уха доклад о проделанной работе Лили. Она поведала, что дом расположен на гектаре земли, обнесён высоким забором из смеси кирпича, металопрофиля и колючей проволоки. На территории имеются пять собак, породы какой она затрудняется сказать, так как у неё нет возможности покопаться в его подсознании из-за решётки, которая их разделяет, но собаки большие и очень агрессивные. Вокруг дома чистое поле, так что подкрасться к нему или уйти незамеченным очень затруднительно.  

Материал, как сообщил мужчина, представившийся фэсбэшником, составлен был грамотно с юридической точки зрения, наверняка не подкопаешься. Но только, что толку от этой бумажки с её безупречностью, когда он практически уверен, нет, он знал, что не задержан официальными органами правопорядка, а находится в заточении у лиц по другую сторону закона.  

Для чего тогда весь этот маскарад?  

Наверняка бандитам или кто они там, проще получить от своей жертвы всё добровольно, апеллируя это тем, что, дескать, все их действия законны. Не хотелось даже и думать о том, что будет, если они поймут, что Данил не верит в придуманную ими версию о якобы его официальном задержании. Скорей всего буду приняты старые как мир средства, а именно пытки. Данил не был героем, который запросто терпит иголки под ногтями, использование его подвешенного тела вместо боксёрской груши, поэтому предпочёл играть по придуманным не им правилам.  

На трёх листах фигурировало его объяснение, а именно признание в деятельности за последние полтора месяца, называемыми юридическим языком, мошенническими действиями. Использование не своих паспортных и не только данных. С указанием обстоятельств и времени совершения данных действий, номера, расчётные счета его пластиковые карт – счетов, оформленных, конечно же, не на его имя. Суммы, что он успел снять с форекс-кухонь и перевести на онлайн-кошельки, так же оформленные не на его имя. Цифры были внушительные и достоверные, но точно не все. Как минимум не было указанно несколько PayPal (международная платежная система) счетов на общую сумму миллионов десять, пары онлайн банков с лежащими на их счетах пяти миллионов, и нескольких вложений поменьше, раскинутых где в золото, а где в ценные бумаги. Но всё равно, даже если они хотят забрать то, что смогли откопать, то это будет внушительная сумма, ему останутся только эти забытые крохи. На каждой странице снизу располагалось небольшое место, где имелась надпись, «Мною прочитано лично, с моих слов записано верно», тут же галка, место предполагаемой подписи, а в скобках расшифровка данной подписи.  

Брыкаться, устраивать скандал, Данил не собирался, у него были цели покинуть данное гостеприимное место целым, невредимым, обязательно здоровым, пускай и без тех денег, что были указаны в объяснительной. Поэтому он, не задумываясь, всё подписал, продолжая играть в навязанную игру.  

Мужчина, так и не представившийся, играя роль дознавателя или следователя, проверил, везде ли Данил расписался. После чего удовлетворительно кивнул, при этом поджав губы, достал из своей чёрной папки следующий документ, поместившийся на одном листе:  

– Ознакомьтесь Данил Сергеевич, это ваша явка с повинной, если всё написано верно, то (он протянул Данилу несколько чистых листков бумаги) не сочтите за трудность, перепишите, скопируйте ручкой, сей документ, не забыв расписаться внизу.  

Пробежав глазами по листку, стало понятно, что это чистосердечное признание, где он настаивает, нет умоляет Фемиду правосудия и закона заключить его под стражу, за … и пошёл перечень транзакций, переводов денежных средств. Используя чужие паспортные данные, которые он приобрёл на черном рынке интернета, дабы избежать налогов и других проблем в отношении своей персоны. Ниже, он якобы признаётся, что, имея сообщников, среди опытных брокеров, вел незаконную торговлю валютой, используя данные подставных лиц.  

Прочитав весь этот бред, в котором отчасти было правдой лишь то, что он действительно торговал от чужого имени, и это было действительно незаконно. Данил положив листок на доски лавки, аккуратно переписал содержимое, поставил подпись, хотел написать число, но вдруг понял, что не знает какой сегодня день. Мужчина, увидев его замешательство, поспешил забрать листок с признаниями Данила, со словами;  

– Число не обязательно, расшифровку подписи сделайте. Ниже допишите «Явку с повинной написал добровольно, физическое или эмоциональное давление не оказывалось, в содеянном раскаиваюсь» и так же подпись с фамилией, именем и отчеством. –  

Данил выполнил все, что ему сказали, прекрасно зная, что всё это маскарад, а не настоящее дознание. Отлично представляя, что скоро начнётся главное представление, а именно, ведь им нужны деньги на счетах и картах, а значить необходимы логины и пороли. Не пойдут же они в суд с данным материалом, чтобы через него наложить арест на незаконные счета с деньгами. Конечно они получили в своё распоряжение все электронные устройства Данила. Которые наверняка сейчас просматривают, изучают, ища в них информацию по его счетам, но Данил знал более надёжный способ хранения такой щекотливой информации, а именно своё подсознание. То есть все пороли и логины, были тщательно выведены на специально установленном, большом белом стенде, в оазисе Вондера, прям на песке возле пруда, это было самое надёжное место, для хранения огромного количества, ведь их было сотни, паролей и логинов. В ноутбуках, телефонах, которые он не успел продать, эти индивидуумы ничего не найдут. Но для проверки, чтобы убедиться в отсутствии нужной им информации, у них наверняка должно уйти какое-то время. Скоро они поймут, что в изъятой у Данила технике ничего их интересующего нет. Тогда и наступит момент, когда ему необходимо будет выторговывать свою жизнь и здоровье, если конечно он не убежит раньше.  

Получив признание Данила, его объяснение, парочка удалилась, стол со стульями забрали, а в темнице опять выключили свет, оставив Данила одного, в почти тёмном помещении, если бы не свет, пробивающийся снизу двери.  

– Лили ты где? – позвал Тульпу, Данил.  

И тут же увидел её полупрозрачную фигуру, выходящую из темноты.  

– Мне срочно нужна информация, Лили. – увидев её сосредоточенное лицо продолжил;  

– Необходима схема этого здания, пускай устная, но простая и понятная, где, что? Так же в каком месте, этого дома, я нахожусь? Как отсюда выйти на улицу, много ли препятствий? Сколько людей находиться в здании? Как осуществляется охрана? – стараясь говорить не громко, в полголоса, на всякий случай, чтобы за дверью его не услышали, спросил Лили Данил.  

Лили кивнула головой, затем растворилась в воздухе оставив Данила одного, в полутёмном помещении. Появилась, она примерно через пол часа, которые Данилу показались самыми длинными в его жизни – неопределённость всегда нервирует. Возникнув как всегда из воздуха, как бы материализовавшись, Лили подбежала к решётке, встав в метре от неё.  

– Дом из заливного бетона, двухэтажный, если рассматривать только надземную часть дома, так как под землёй ещё два этажа. В верхнем, под земным ярусом, находиться эта камера, в которой ты сидишь и караульное помещение, между вами длинный коридор, ведущий к общей лестнице наверх и вниз. Выход на лестницу перегораживает решётка, на ней дверь, закрытая. Под тобой, как я уже говорила, ещё один подземный этаж, в котором такой же длинный коридор, по обеим сторонам которого двери камер для заключения людей, в двух из них сидят мужчины, остальные пусты.  

В надземной части дома, на первом этаже, большой гараж на несколько автомобилей, наша машина стоит там же. Лестница из подвала ведёт в этот гараж. Из гаража можно попасть на улицу, но там дверь крепкая и постоянно закрытая, другая дверь из гаража ведёт в дом – вот она часто открытая и совсем хлипкая. Правда из дома на улицу будет затруднительно попасть, там бронированная входная дверь, с множеством замков, где ключи от них я пока не выяснила, но зато они открываются как раз изнутри дома. На первом этаже просторный зал и небольшая кухня, где готовят еду для охраны и тех, кто проживает в этом доме. Готовят еду две женщины пожилого возраста, за территорией и собаками следит мужчина, он тут проживает постоянно, вроде как сторож или смотритель данного заведения.  

Так, на втором этаже пять спальных комнат, душевая, ванная и два туалета, там проживает тот мужчина с женщиной, что приходили к тебе. Мужчину зовут Алексей Геннадиевич, а женщину вроде Лена.  

– Забей на них, меня интересует охрана. Как она осуществляется? Сколько человек охраняет эту подземную тюрьму? – перебил Лили Данил.  

Лили сбилась но, быстро собравшись, продолжила говорить:  

– Охрана тут немного сложнее. В общем, всего охранников пять человек, одетых в гражданскую одежду. В самом караульном помещении постоянно находятся, трое мужчин. Двое из них по очереди ведут видео – наблюдение, смотрят в мониторы, тут везде камеры – внутри и снаружи. –  

Данил испугался, посмотрел по углам потолка, где возможно может располагаться видео камера.  

– Но камеры без звука, есть только изображение. Наблюдают они за прилегающей территорией, частично в доме, особенно первый этаж и гараж, но в основном за узниками здесь в подвале. Ты, кстати, находишься не в камере, а в помещении, где проходят допросы.  

Третий у них вроде как старший, пожилой дядька, ну тот, который стол со стульями приносил. Ещё двое охранников находятся, снаружи, на поверхности, патрулируют территорию вокруг дома. Я так поняла, что они меняются постоянно – те, кто сейчас сидят возле мониторов, потом уходят наверх, а те двое спускаются сюда, осуществлять видеонаблюдение. Через какое время у них происходит смена, мне пока не удалось выяснить, но позже выясню.  

– А трое молодчиков, что меня привезли сюда, где они? – опять перебил Лили Данил.  

– Я их не видела, их черный джип в гараже отсутствует. Наверное, они здесь не живут, скорей всего, их задача была тебя схватить и привезти сюда. Пока тебя в бессознательном состоянии доставляли в это подземелье, я слышала, как один из них ляпнул, что ты жирный кот, и он поднял на тебе, такой не кислый «лимончик», на который собрался оттянуться с какой-то там Вероникой в Греции, пупками потереться, ну всё такое. Так вот охрана… -  

– Подожди, Лили! – прервал её Данил и продолжил:  

– Там на дороге, когда я улетел в кювет, ты мне предложила бежать, так как хотела мне помочь.  

– Ну, Дань, прости меня, пойми, я существо энергетическое, а человеческие эмоции, в особенности именно твои, для меня пища, и чем лучше я питаюсь, тем более сильной становлюсь. А ты, когда побежал, так испугался, что с тебя просто река энергии полилась. Страх – одна из самых сильнейших эмоций, а такой страх, какой испытал ты, это просто наркотик, от которого такие существа, как я, пьянеют и не могут себя контролировать. – затараторила извиняющимся тоном Лили.  

– Подожди, я понял, что ты не смогла мне помочь, потому что потеряла самообладание. Но вопрос состоит в том, а как ты вообще мне собиралась помочь. Ты там обмолвилась про каких-то лямп или люрп. – продолжил Данил.  

– Лярвы, – поправила его Лили.  

– Ну да, вот эти лярвы! Так как с помощью них ты мне хотела помочь? И вообще, что это такое, Лярвы? – спросил Данил.  

– Тут как раз всё очень просто. Ты же знаешь, что человек – существо высшего порядка, и его мысли, желания, фантазии материальны. Материя состоит не только из кожи, костей, земли, воздуха, но и из различных энергий. Огонь, например, – материя, свет, состоящий из фотонов, тоже материален, я более чем материальна. Так вот эмоции и желания человека всегда порождают выброс энергии, которой я и такого рода существа как я впоследствии питаемся. Энергия постоянно исходит из определённого места на человеческом теле, так как именно тело способно сделать данный выброс. Не хочу вдаваться в лекцию, почему это происходит, продолжу по сути вопроса.  

Например, человек курит или является алкоголиком, то есть имеет постоянное желание потреблять определённый продукт, естественно часто об этом думает, заставляя выбрасываться энергии своего желания в пространство вокруг. К этому постоянному потоку энергии присасывается что-то типа паразита энергетического мира, по типу клещей, или глистов в вашем мире, мы же их называем просто – Лярвы.  

Когда лярва долгое время сидит на постоянном источнике пищи, то она матереет, становиться сильнее и намного умнее, чем была изначально, ведь как я говорила, чем больше пищи, тем мы сильнее. Некоторые лярвы настолько разумны и сильны, что человек не в силах противостоять ей, и она полностью контролирует его жизнь. Заставляя зависимого человека желать объект своего вожделения ещё и ещё, заставляя искать, покупать, разруливать, дабы насладиться данным веществом. Находить разные причины, чтобы поддаться своему желанию, при этом незаметно для себя откармливать одуревшую от пищи лярву. Эти желания могут быть какими угодно – игромания, чревоугодие, завистливость, желание похудеть, эгоизм, нарциссизм, даже спорт и желание добиться успеха в нём, тоже отличная кормушка для лярв.  

Обычно у человека на его теле сидит от пяти до десяти штук лярв, присосавшись, словно пиявки к источнику, откуда идёт выход данной энергии. У алкоголиков это район груди, ближе к нижним рёбрам, у курильщиков в верхней её части, игроманы ходят с толстой пиявкой на затылке, чревоугодникам приходиться мириться с осьминогом в районе своего желудка, а шопоголики довольствуются улиткой в районе солнечного сплетения. Даже у любви есть своя лярва, естественно расположенная в районе сердца, отсюда такие болевые ощущения в этой области, когда теряешь объект своего воздыхания.  

 

 

 

Иногда бывает так, но это большая редкость, в виду сильной конкуренции между лярвами, что к источнику выхода энергии присасываются две и более лярвы, тогда человек практически обречён.  

Естественно лярве необходимо периодически питаться, ей начинает не хватать той пищи, что человек выделяет в виде энергии своего желания, ведь она становиться больше, растёт пропорционально своему питанию. Если лярва сидит уже давно и стала более-менее разумной, то она начинает манипулировать своим объектом, отдавая часть той энергии желания, что получила от человека, попросту срыгивая в него её. Человек неожиданно, помимо своей воли, начинает хотеть, желать, думать об этом, стремиться получить это желаемое, при этом выделяя энергии, существенно больше, чем лярва отдала, данному человеку.  

Так вот у тех молодчиков, что схватили тебя в поле, все тела были в лярвах, они просто были облеплены энергетическими паразитами. И конечно у меня возникла мысль, что я бы могла с помощью этих пиявок воздействовать на твоих преследователей по-особому, – Лили увидела, что Данил пытается что-то спросить, но не дала ему сказать, продолжила:  

– Я поняла тебя Дань. Я знаю, что ты хочешь спросить. Дай мне договорить. Я обязательно отвечу на твой вопрос.  

Лили продолжила:  

– Лярву можно оторвать от владельца, как это делают целительницы, священники и то не все, а именно те, кто имеет свою Тульпу, которая в свою очередь, слушаясь своего создателя, легко избавляет тело-биополе человека от паразитов, ну как люди отрывают присосавшихся клещей у своих собак, кошек, домашних животных. Бабушки, избавляющие от пьянства или наркомании – из той же серии. Целительницы, знахари, шаманы называют своих Тульп по-разному, кто-то ангелом, ангелом-хранителем или духом предка, иконой божией матери, бубном, посохом, талисманом в общем, вариантов миллион. Но по сути это такие же создания, как и я, ну может, конечно, не так совершенны, как я, ведь ты меня создал намеренно, а большинство Тульп у якобы народных целителей, шаманов, были созданы спонтанно – тяжёлая болезнь, автомобильная авария, клиническая смерть в общем после сильного стресса, соответственно и выглядят, как пятно света, икона, образ бога или животного, тут опять вариантов миллион. Среди людей по сути не так много созидателей, кто способен во время стресса или намеренно мгновенно создать полноценную Тульпу, такую как я, но такие человеки с большой буквы есть.  

Естественно я не собиралась лечить этих мужчин от их пагубных пристрастий, коих у них оказалось невероятное количество, а наоборот хотела усугубить их. Для этого мне достаточно было просто сдавить, где пиявку, где осьминожку или улитку, именно так примерно выглядят лярвы в энергетическом мире. При этом лярва вынуждена будет выплюнуть часть поглощённой энергии назад в человека. Чем сильнее я её сдавлю, тем большую порцию получит человек. Произойдёт следующее, человек, совершенно неожиданно для себя, а в данной ситуации ещё и не вовремя, испытает жуткое желание закурить, выпить, кольнуться наркотой, скупить весь магазин, или у него заболит в груди сердце от непреодолимого желания увидеть любимого или любимую, у других возникнет дикая неконтролируемая эрекция. Это конечно не убило бы тех мужчин, что гнались за тобой, но точно привело бы их в сильнейшее смятение, тем более, если они всё это и не только, захотели разом, одновременно. Тогда у тебя бы точно появился шанс убежать от них. Но, к сожалению, я не смогла этого сделать, так как не могла на тот момент совладать с собой, а так шанс был реальный.  

По поводу того, о чём ты меня хотел спросить, а именно «есть ли у тебя лярвы», отвечаю. Лярвы есть у всех, только у мёртвых тел их нет, они сами отпадают на третий день после смерти. У тебя, естественно, лярвы есть, но я не позволяю прилипать тем паразитам, что могут отравить твою, а соответственно и мою жизнь. По сути, у тебя имеются только полезные лярвы, такие тоже есть, как бы странно это не звучало. Выглядят они, словно маленькие шарики, ползающие по биополю, слизывая с него наружную часть, на которой полно застарелых завихрений разного энергетического мусора, оседающего, прилипающего извне, тем самым помогая биополю человека действовать, эффективнее противостоять внешним угрозам. Не забывай, что мысли человека материальны, и любое плохое слово в твою сторону, желание сделать тебе больно, зависть от твоих успехов, бросает в твою сторону такой поток тёмной энергии, что если бы не биополе-дух божий, то ты бы давно погиб. Проклятья, привороты, заговоры никто не отменял, – закончила Лили.  

Данил задумался над всем, только, что услышанным, эта информация немного дестабилизировала его, привела к новому осмыслению мира, в котором он живёт, а Лили является частью этого мира. Узнать, что на нас постоянно живут паразиты – та ещё новость. Но эта новость так же давала новые возможности.  

– А насколько могут быть разумны лярвы? – спросил Данил.  

Немного задумавшись, Лили ответила:  

– Разумны, это конечно громко сказано, скорей всего, хорошо питаясь, они становятся смышлёными, ну, например, как собака, она же тоже может манипулировать человеком, выпрашивая еду.  

– Получается, что с лярвами нельзя договориться? – продолжил задавать вопросы Данил.  

– Договориться? – задумчиво повторила Лили.  

– Это вряд ли, что ты им можешь предложить? У них уже всё есть, они сидят на тёпленьком месте, откуда их оторвать-то с трудом выходит, тем более, если лярва сидит на человеке несколько лет, и почти приросла к нему, став одним целым.  

– А на охране, что сейчас находиться в соседнем помещении, много лярв? – спросил Данил.  

– Обычный человеческий набор, там у них всего сразу и понемногу, – ответила Лили и продолжила;  

– По всей видимости, к набору охраны работодатель относится серьёзней, чем к наёмным бандитам. У охраны немного пороков, лярвы у них не откормленные, а, значит, сила воли у данных индивидов хорошая, могут подавлять свои желания.  

Немного подумав, Данил спросил:  

– Раз у них, как ты говоришь, лярвы не откормленные и сила воли хорошая, то ты не можешь на них повлиять, как хотела это сделать с бандитами?  

– Почему? Могу. Конечно, не так эффективно, как на троицу, что тебя схватила, но всё же. Понимаешь, это как, ну, например… – Лили замолчала, подбирая в уме более подходящий пример;  

– Ты бежишь за кем-то, а твой организм неожиданно захотел по малому в туалет, да и по большому тоже. Это, конечно, может не остановить тебя преследовать убегающего, но существенно изменит твою результативность, –  

Лили была права, действительно, когда хочешь сильно в туалет, то бежать за кем-то, мягко говоря, некомфортно, если вообще возможно. Расположение помещений, дверей он теперь знает. Где находится ещё пока не понятно, такой населённый пункт как Камыши он не знал, а карты на руках не было, поэтому придётся бежать наугад, если такая возможность подвернётся, а это не очень хорошо.  

– Какое вооружение у охраны? – вдруг пришла мысль Данилу.  

– Те, кто патрулируют территорию, вооружаются пистолетами, которые перед спуском в подвал сдают в сейф на первом этаже. Внутри подвала, в том числе и на видео наблюдении, охрана безоружна, имеет лишь спецсредства – наручники, фонарь, он же электрошокер, баллончик с перцовым газом – всё это у них висит на ремне, – ответила Лили.  

– Это и хорошо, и плохо, ну да ладно, – размышлял Данил.  

– Слушай Лили, меня наверняка должны кормить или хотя бы ведро с водой заменить, на крайняк я могу пошуметь, привлекая к себе внимание. Когда, откроют решётку, ты сможешь наиболее эффективно подействовать на лярв у охраны, чтобы я проверил, появится ли у меня шанс бежать?  

Лили отрицательно замотала головой:  

– Главный или его помощник всегда закрывают решётку на лестницу, у того, кто будет внутри, ключей нет. Поэтому даже если ты избавишься от охранника внутри, то по лестнице, наверх вряд ли попадёшь, останешься в коридоре, где тебя будет легко нейтрализовать, – уверенно сказала Лили и продолжила:  

– Я, конечно, могу подействовать сразу на всю охрану, но, к сожалению, алгоритм их действий всегда такой – лестница и камера не могут быть одновременно открыты.  

Это немного сбавило спесь с Данила, действительно, что ему до проблем у охраны, когда ключей нема, а решётки закрыты. Он присел, опустив голову, принялся думать, как выкрутиться из данной ситуации и всё- таки попытаться убежать из заточения. Лили исчезла, наверняка отправилась шпионить за охраной и обитателями дома.  

Прокручивая в голове все события, что с ним произошли за последнее время, Данил не на шутку загрустил. Получалось так, что как не крути, ему жизненно необходимо, чтобы решётка в его клетке, а также дверь в коридор была открыта одновременно с дверью на лестницу, что сильно противоречит действиям охраны, а значит шанс практически нулевой. Усугублялось все ещё тем, что даже если он попадёт на лестницу, то ему где-то необходимо раздобыть ключи, ведущие в гараж на первом этаже, чтобы оттуда попасть в дом, совершенно не зная где, как и у кого завладеть ключами от входной двери. Далее неизвестным способом, преодолеть вооружённую охрану из двух человек, и пять очень злобных, крупных псин, на которых Лили вряд ли сможет повлиять. Или сможет? Надо у неё спросить.  

После чего бежать в неизвестном направлении непонятно какое расстояние без верхней зимней одежды, когда на улице конец марта и всё ещё достаточно холодно. Не очень правдоподобный и осуществимый план.  

Прервал размышление Данила звук открывающегося замка в двери и практически мгновенно в месте заточения загорелись лампы, заставив зажмуриться от слишком яркого света. Процедура повторилась, тот же мужчина, по словам Лили старший у охраны, занёс пластиковый стол и два стула, после чего даже не взглянув на пленника, удалился. Через минут десять в помещение зашел мужчина, которого Лили индефицировала как некоего Алексея Геннадиевича. За ним, все так же уставившись в свой телефон, проследовала женщина по имени Лена. Больше про этих двоих Данил не знал ничего, понимая лишь одно, что они играют во всём этом очень важную роль. Усевшись на прежние места, Алексей Геннадиевич, открыл свою чёрную папку и принялся перебирать в ней бумаги, не поднимая взгляда на Данила. Прошло не меньше пяти минут тишины, которые никто не решался нарушить, как надуманный фсбэшник соизволил поднять свой взгляд на узника.  

– Данил Сергеевич! – держа в руках листок А4, и медленно им покачивая, нарушил первым тишину мужчина:  

– Следствие столкнулось с непредвиденными трудностями, которые мы, конечно же, решим, но на это уйдёт гораздо больше времени, чем хотелось бы. Поэтому меня уполномочили с вами обсудить один вопрос. А именно, чтобы ускорить данную процедуру, а также ход следствия, вам необходимо помочь нам. Это бы вам помогло быстрее покинуть это заведение и переместиться в СИЗО города Волгоград, где условия гораздо комфортнее. Тем более за помощь следствию мы будем ходатайствовать перед судом, чтобы вам назначили минимальный срок заключения по этому делу, – он сделал небольшую паузу, видя, как заинтересовался Данил, после чего встал и подошел к решётке, протянув листок с шариковой ручкой Данилу.  

Как и ожидалось, Данил увидел, что на листке полно номеров карт, банковских счетов, онлайн-кошельков, напротив которых пустовали столбцы с надписью «Логин и Пароль». Предположения сбылись, не найдя этих данных в его электронных устройствах, лживые фсбшники решили пойти другим путём. Теперь настал момент, очень важный момент, когда Данил может узнать, как далеко они могут пойти, что он может сделать или выиграть в данной ситуации. Сразу написать все логины и пароли для Данила было бы верхом глупости, он тут же потеряет ценность в их глазах и его скорей всего в ближайшее время где-нибудь закопают. Но и доводить до реальных пыток, которые он просто был уверен, не заставят себя ждать, если он начнёт упрямиться, он не собирался. Была лишь одна проблема и очень серьёзная, он не мог погрузиться в Вондер в данной клетке, сделанной из какого-то, там металла, скреплённую небесным огнём, по простому – сваркой, а наизусть он не помнил ни одного пароля или логина. Чтобы удовлетворить потребности его пленителей, или хотя бы их часть, потянуть время, закинуть наживку, начать торговаться за свою жизнь, Данилу просто необходимо было покинуть данную клетку. Как это сделать? Прямо всё рассказать этим бандитам. Тоже глупо, во-первых, могут не поверить, а во-вторых, наверняка решат, что он таким образом пытается хитрить, что непременно приведёт к пыткам. Оставалось только одно, дать часть правды своим узурпаторам и сделать это так, чтобы у них не было сомнений, при этом не раскрывать всех своих карт, обязательно оставить в рукаве главный козырь незамеченным.  

– Алексей Геннадиевич, а почему вы не интересуетесь, как я реально смог заработать эти деньги? Тем более то, что на этом листочке, я имею в виду эти счета и кошельки, – Данил потряс листок А4 в воздухе:  

– Это всего лишь вершина айсберга! – затем обратил внимание на женщину непонятного возраста, расположившуюся на пластиковом стуле, что не отрывалась от своего телефона, сказал:  

– Или у вас Елена в телефоне гораздо интереснее информация, чем я бы мог вам поведать?  

Естественно, его обращение к людям по имени, якобы ведущих в его отношении следствие, которые не представлялись ему, их имена ему сообщила Лили, возымел свой результат. Мужчина удивлённо приподнял брови, а женщина встрепенулась на своём стуле, чуть не выронив свой телефон из рук.  

– Да расслабьтесь вы! – улыбнувшись, продолжил Данил;  

– Угадать ваши имена, для меня не так уж сложно, но вот в остальном. Данил многозначительно помолчал.  

– Вы для меня полная загадка, к сожалению, я не экстрасенс, не умею читать чужих мыслей, вся моя сверхспособность – это простая наблюдательность в совокупности с внимательностью и логический вывод в следствии этого. Я понимаю, что вы меня вводите в заблуждение, даже обманываете, но никак не пойму, зачем вам это. Неужели причина всего этого – это деньги на этих счетах? Так зачем вам эти крохи, когда я бы мог вам дать, гораздо больше!  

Мужчина внимательно посмотрел на Данила: в его взгляде читался большой вопрос. Елена же выглядела испуганной, сидя на своём стуле, она практически забыла про свой телефон, крепко сжав его в ладони, смотря беспомощно то на своего коллегу, то на Данила.  

– Напишите, пожалуйста, интересующую следствие информацию, тогда вполне возможно, я смогу убедить руководство сотрудничать с вами Данил Сергеевич, а пока это всё. Ваше предложение интересно, но это всего лишь разговоры. Убедите меня и моё руководство в вашей искренности, это можно сделать лишь одним способом, – Алексей Геннадиевич указал на листок, что держал в руках Данил, после чего резко повернулся и направился к выходу, захватив с собой чёрную папку.  

– Алексей Геннадиевич! – окликнул его Данил, подождав, когда тот остановиться в дверях и повернётся, продолжил:  

– Вы как себе это представляете?! Думаете, я помню все пороли?  

– Хорошо. Что вы предлагаете? Скажите, на каком носителе они находятся, мы его принесём сюда. – ответил он Данилу.  

Появилась неловкая пауза, Данил не знал, как сказать, убедить этих людей вывести его из данной клетки, чтобы не вызвать их подозрения, ведь они могут почувствовать, что он что-то не договаривает.  

– Мне бы хотелось принять душ, да поесть нормально. Есть возможность меня перевести в другое, более просторное и освещённое помещение? После я напишу вам все пороли и логины, они у меня в одном из ноутбуков, в зашифрованном виде, – попытался как можно спокойнее, придав своему голосу безмятежность, спросил Данил.  

Парочка ничего не ответила, вышла из камеры и удалилась. После чего всё тот же пожилой охранник вынес стол со стульями, закрыл дверь, не забыв выключить свет. Непонятно было, зачем они оставили его опять в темноте, ведь так он точно не сможет написать что-либо на бумаге, наверняка слова Данила поменяли их планы, но насколько – оставалось загадкой.  

Оставшись один, Данил сел на скамью и загрустил, обдумывая всё, что сейчас с ним произошло. Как поступит Алексей Геннадиевич, его переселят в другое место, что бы он мог погрузиться в Вондер.  

Прошло не меньше часа, как появилась Лили, она явно светилась от переполнявших её эмоций.  

– Ничего не говори Дань, они теперь тебя слушают. Включили микрофон на запись, пишут тебя. Вот ты устроил переполох, у них там суета, все на взводе. Их главный постоянно с кем-то разговаривает по телефону. Я запомнила номер телефона, по которому он звонил, так, на всякий случай. Зовут того, кто на другом конце телефона Владимир Константинович, забит в контактах телефона как «Опричник», наверное, кликуха такая.  

Лили вприпрыжку пробежалась к стене указав на выключенную лампу:  

– Вот здесь встроенный микрофон. Охрана обычно не слушает, но может включить запись, что сейчас и сделала.  

Так, Дань, там наверху только что произошла смена охраны. Приехала машина, а в ней пять крепких мужчин, в данное время они принимают у прошлой смены пост. Теперь я знаю, как и когда они меняются. Но главное на этих охранниках столько лярв, в общем, они просто ими увешаны. Пороков у заступающей смены намного больше, чем у меняющейся, это даёт мне существенное преимущество в случае необходимости на них повлиять более эффективно.  

Данил слушал Лили, опустив голову, лишь изредка кивая головой в знак согласия или в знак того, что он слышит и понимает, о чём говорит Тульпа.  

Голова разболелась от обилия информации, нервы были напряжены как струна. Он понимал, что своей выходкой с угадыванием имён главных фигурантов, этим спектаклем вызвал серьёзную реакцию. Теперь их тактика может поменяться, стать менее предсказуемой, но у него не было выхода, необходимо было разворошить осиное гнездо, чтобы вовремя кипеша противник допустил ошибку, которой Данил естественно незамедлительно воспользуется.  

Было реально страшно, страх понемногу окутывал своей неизвестностью, становилось не по себе, даже мурашки побежали по коже. Лили каким-то образом почувствовала энергию страха, исходящую от него. Так как не смотря на барьер в виде решётки, стала во время вещания добытой ею информации запинаться, и в конце концов-то совсем замолчала, смотря на Данила влюблённым взглядом. Данил понял, что Тульпа опять подверглась чарам его страха, и ему стало ещё страшнее. Он понял, что может получиться так, что Лили в самый ответственный момент не сможет ему помочь, опять погрузившись в страх Данила. А значит необходимо искоренить страх со своей души, но как же это трудно сделать, когда ты сидишь беззащитный в темнице, под землёй.  

Данил закрыл глаза, сжал челюсть до боли, до хруста зубной эмали. Представил, как открывается решётка, и он бросается в бой на тех, кто стоит за ней. Бьёт безжалостно, успешно, повергая противников в глубокий нокаут, одного за другим. Это уняло дрожь в теле, в кровь хлынул адреналин с тестостероном, страх отошёл в сторону и Данилу действительно захотелось броситься в драку. Мышцы напряглись в приятной истоме, появилось столько лишней энергии, что казалось её девать просто некуда. Эффект был схож с тем, как если бы вы посмотрели фильм, где главный герой на экране крушит своих врагов налево и направо, делая это так изящно, красиво, а главное, искусно, что поневоле загораешься сам, чувствуя в себе силы непременно сделать что-то подобное, ну по крайней мере не хуже главного героя.  

Открыв глаза и подняв голову, Данил посмотрел на Лили. Её лицо изменилось: из восхищённого оно стало напряжённым, озабоченным чем-то.  

– Дань, ты такой вкусный, – прошептала Лили, затем более громко добавила:  

– Но ты как-то смог измениться, теперь ты стал другой, но одного не учёл, что злость тоже энергия, своеобразная, не такая вкусная как страх, но всё-таки питательная.  

– Мне важно лишь одно, сможешь ли ты в самый ответственный момент сделать свою работу или как в прошлый раз опять зависнешь, подвергнув меня риску, – сказал он это вслух, теперь ему почему-то стало всё равно, услышат ли его враги за стеной.  

Лили виновато посмотрела на Данила.  

– Хорошо Дань. Я тебя услышала. Постарайся тогда не соблазнять меня своим страхом. Пускай это будет злость или ярость, тогда я точно смогу себя контролировать.  

Данил кивнул головой, внимательно глядя в зелёные глаза Лили, подмечая про себя, как она ловко меняет цвет глаз в зависимости от ситуации.  

Ждать, что к нему кто-то придёт в ближайшее время, Данил устал. Несмотря на ужасные неудобства, лавка из досок была узкая и твёрдая, желудок бурчал не на шутку, его так и не накормили, вода из ведра не могла погасить голод, Данил уснул. Разум устал настолько, что он провалился в темноту без сновидений почти мгновенно, только его голова упала на доски.  

***  

Как-то отслеживать время у Данила не было возможности. В помещении, представлявшем собой бетонную коробку, отсутствовали окна, на стене не висели часы, да и спросить время было не у кого, Лили опять пропала, наверное, выполняла его задание. Поэтому сколько проспал Данил, он не знал.  

Разбудил его загоревшийся свет, который своей яркостью сразу ослепил на какое-то время. Уже привычно в помещение занесли стол со стульями, правда, человека это сделавшего, Данил видел впервые. Вместо пожилого мужчины теперь суетился, крепкий парень, одетый в спортивный костюм чёрного цвета, на котором смешно смотрелся широкий ремень с резиновой палкой, длинным фонариком на боку.  

Медленно приняв сидячее положение, Данил принялся растирать затёкшие на твёрдой поверхности лавки мышцы. Появилась Лили, заговорщически подмигнув ему, принялась медленно прохаживаться возле стола, наблюдая за действиями нового охранника. Её одежда поменялась, вместо лёгкой сорочки, на ней теперь был тёплый, длинный до колен свитер.  

Занеся стулья, охранник приблизился к решётке и, достав откуда-то из-за спины наручники, жестко, но без злобы произнёс:  

– Спиной ко мне! Руки назад! Просунь ладони сквозь решётку!  

Сделать это оказалось не очень удобно: вытащить наружу сразу две ладони в узкие ячейки решётки, как выяснилось, затруднительная задача, да ещё манипулируя своими руками за спиной. На запястьях щёлкнули наручники, холодный металл впился в кожу рук.  

– Опустился на колени! Голову вниз! Смотреть на свои ноги!  

Стоять на коленях на прутьях решётки оказалось неудобно, более того болезненно: чашечки колен постоянно проваливались в ячейки решётки. Позади послышался лязг замков на двери клетки. Так как замков было целых три, то стоять на коленях пришлось долго, постоянно удерживая равновесие, чтобы меньше испытывать болезненные ощущения. Дверь решётки, заскрипев, открылась, появилось дикое желание повернуть голову, посмотреть в проём открывшейся двери, но на голову мгновенно одели чёрный плотный мешок, через который видимость полностью отсутствовала.  

– Встал! – прозвучал приказ.  

Данил с трудом поднялся на ноги, оказалось, что со скованными за спиной руками сложно удержать равновесие, а мешок на голове усугублял этот процесс – вестибулярный аппарат не мог точно сориентировать тело в пространстве. На плечо легла тяжёлая и сильная ладонь, другая рука сопровождающего схватила одну из рук, закованную в наручники. Ему помогли выйти за пределы решётки, после чего тут же лёгким ударом по ногам заставили опять опуститься на колени. Зазвенели вёдра в камере, тяжёлые ботинки своей поступью заставили дребезжать прутья решётки, внутри места заточения шла уборка.  

– Дань! Как же приятно опять быть с тобой! – раздался радостный голос Лили.  

В помещение зашёл ещё кто-то, Данил услышал тяжёлую поступь позади, запахло жареным мясом и ещё чем-то вкусным; во рту мгновенно выделилась слюна, и желудок забурчал так, что Данил не сомневался: охрана это тоже услышала.  

– Блять, чё за хуйня! – послышался за спиной незнакомый голос, который точно хотел сказать ещё что-то, но оборвался на полуслове, затем раздался звук, похожий на падающий мешок с песком на твёрдую поверхность, зазвенела разбивающаяся посуда о бетонный пол.  

По скованным рукам пробежался лёгкий ветерок, ладони мгновенно онемели, в сухожилиях, не в мышцах, а именно в жилах рук появилась приятная истома. Данилу стало не по себе от этих ощущений, он задвигал руками и понял, что совершенно не чувствует их, хотя вполне сносно ими может шевелить.  

– Всё, Дань, я отключила болевой порог, теперь ты можешь вытащить руки из наручников, тем более этот дебил их не застегнул до конца, так как с моей помощью думал совсем о другом, – раздался громкий, радостный голос Лили.  

Осторожно, все-таки эти ощущения ему были совершенно незнакомы, Данил напрягся и потянул одну руку вверх, другую удерживая на месте. Не сразу, пришлось изрядно повозиться, покрутить ладонь в кольце металла, выгибая большой палец в неестественное для него положение, но боли при этом Данил совершенно не чувствовал. Наконец-то что-то хрустнуло в ладони, и она немного пролезла в кольцо наручников. Приложив побольше силы, постоянно шевеля рукой в наручниках, понял, что содрал кожу, так как металл стал скользким от крови. От этого ладонь медленно, но верно пошла сквозь металл, и вскорости он освободил правую руку и тут же скинул с себя чёрный мешок. Не вставая с колен, Данил обернулся и посмотрел туда, откуда он услышал странные звуки. На полу лежал незнакомый ему, совершенно неподвижный мужчина, лицом вниз, которое было повернуто набок, в его сторону. С уголка губ капала белая слюна. Вокруг него валялась разбитая фарфоровая посуда с раскинутой едой на полу.  

– Сердечный приступ, – раздался голос Лили, которая стояла возле стола, разглядывая свои ногти.  

– Не думала, что он окажется настолько слабеньким. А вон тот сейчас придёт в себя, – она указала кивком головы на клетку, в которой сидел до недавнего времени Данил.  

Только сейчас Данил обратил внимание, что внутри решётки из прутьев, где он провел последнее время, находится в лежачем положении другой охранник, скорей всего тот, что его заковал в наручники. Не теряя времени, он подскочил на ноги и направился к клетке.  

– Как ты это сделала? Ты же говорила, что можешь лишь незначительно повлиять на человека с помощью манипуляцией его лярвами? – быстро проверяя карманы охранника в поисках ключей, спросил Лили Данил.  

– Так я так и сделала. У этого, – она указала на охранника, который принёс еду, и сейчас лежал без чувств на бетоне среди вкусно пахнущего жареного мяса и картошки.  

– Самая отожравшаяся лярва отвечает за азарт. Любит, в общем, наш индивид в картишки перекинуться, но обязательно с интересом. А вот то, что он такой впечатлительный, на его лице не написано. Я из его лярвы почти все соки в него выпустила, даже не представляю, что он испытал, но сердечко оказалось не готово к таким манипуляциям. Вот поэтому имеем такой результат. Зато у него ключи есть от лестницы, эта смена, смотрю, не столь тщательно соблюдает инструкции, как прошлая, – радостно сообщила Лили, продолжая рассматривать свои ноготки.  

Услышав, что ключи от двери, ведущей на лестницу, находятся здесь, всего в двух шагах от него, Данил воспрянул духом. Принялся быстрее обыскивать охранника, что лежал в клетке. Ключи от наручников нашёл, но не сразу, так как не знал, как они могут выглядеть, поэтому даже не обратил внимания, на маленький ключик, прикреплённый к общей связке ключей на длинную цепочку. Отстегнув своё запястье от звенящих браслетов, недолго думая, застегнул одну из рук охранника к прутьям решётки, так как тело мужчины стало упругим, и он точно приходил в себя.  

– А этого как удалось вырубить? – выпрыгивая из решётки и направляясь к другому охраннику, спросил Данил.  

Лили прекратила ухаживать за своими ногтями, приподняла голову, её взгляд стал напряжённым. Мгновенно исчезнув, растворившись в воздухе, она тут же появилась в просвете дверей в коридоре.  

– Дань поторопись! Они идут за тобой! – почти демоническим голосом сказала Лили и исчезла из виду.  

Наскоро обыскав лежащего на полу, отстегнув от него ремень с фонариком-электрошокером, резиновой дубинкой, и кармашком с наручниками внутри, Данил не забыл забрать тяжёлую связку ключей, вышел в хорошо освещаемый, длинный коридор.  

Ремень с висящими на нём спецсредствами, лег приятной своей тяжестью на бёдра Данила, но слишком низко, некогда было его подтягивать, делая по размеру, поэтому пришлось смириться с болтающейся на косточках бёдер тяжестью. Оставив без внимания раздавшийся стон со стороны клетки, в которой он до недавнего времени находился, Данил побежал в сторону двери, ведущей на лестницу.  

Потянув решётчатую дверь на себя, через которую было видно лестничную площадку и саму лестницу, Данил к своей радости обнаружил, что она открыта. Но, не успев выйти за дверь, он услышал, громкий и очень напряжённый крик.  

– Стоять! Ещё шаг и я стреляю на поражение! – звук доносился, откуда-то с лестницы сверху.  

Естественно, Данил замер на месте, продолжая держать одной рукой, приоткрытую дверь.  

– Лили, ну чё там?! – крикнул Данил, не смотря на угрозу со стороны лестницы.  

Теперь, после того как он показал, на что способен с помощью Тульпы, отступать было поздно, только идти вперёд, до конца, до победы. Охрана наверняка видела, что происходило в комнате допроса, а так как они не видели Лили по понятным причинам, то всё происходящее там можно было охарактеризовать только одним: Данил обладает какими-то сверхспособностями, а, следовательно, теперь с ним никто не будет церемониться, скорей всего пристрелят при первой возможности.  

– Дань! У него нет оружия! Он врёт тебе! Можешь смело идти, я сейчас его немного потормошу. Только сразу направляйся в караульное помещение, не поднимайся в гараж, там тебя действительно ждут вооружённые люди, – крикнула Лили откуда-то сверху.  

Вытащив из-за пояса длинный фонарик, он же электрошокер, Данил быстренько разобрался где, что нажимать, удовлетворительно улыбнулся, когда увидел пробежавшую с характерным треском между двумя металлическими стержнями электрическую дугу.  

– Медленно показал свои руки! – крикнул всё тот же мужской голос, наверняка услышав электрический треск электрошокера.  

Данил не стал прислушиваться к его приказам, а резко вышел на лестничную площадку, практически столкнувшись с глазами стоявшего, чуть выше по лестнице охранника. Парень, а это был молодой, не старше двадцати лет, почти мальчишка, охранник, державший перед собой такой же фонарик-электрошокер, вздрогнул от неожиданности и попятился назад, вверх по лестнице. Позади него стояла Лили, её образ был почти прозрачен, но всё равно можно было разглядеть, что её глаза сильно расширены, а рот искривлён в зловещей улыбке. Такую Лили Данил видел впервые, она была похоже в этот момент на демонического призрака из фильмов ужасов.  

 

 

Неожиданно молодой охранник выронил электрошокер, который покатился по металлической лестнице в направлении к Данилу. Сам парень схватился за горло, словно на него со спины накинули петлю, нагнулся вперёд, а его ноги согнулись и задрожали. Он затараторил что-то не членораздельное, с хрипотой, почти визгливым голосом.  

– Давай, Дань! Я не могу его долго удерживать! Ударь его током! У этого молодчика совсем неразвитые лярвы, прям не за что, зацепиться! – крикнула Лили совсем не своим голосом, на фоне того как она выглядела, это был голос демона во плоти.  

Больше испугавшись голоса Лили, чем опоздать обездвижить охранника, Данил рванул вперёд и ткнул электрошокером парня, в район ключицы. Взвизгнув почти по-девчачьи, он напрягся всем телом, выпрямившись в полный рост, словно струна. Затем, не меняя принятую позу от удара током, рухнул, как подкошенный, на металлическую лестницу. Электрошокеры, по всей видимости, были очень мощные, раз в считанные секунды вырубали человека. Не теряя времени, Данил достал из кармашка на ремне парня, наручники, которыми приковал его к перилам лестницы. Обыскав карманы не приходящего в сознание охранника, Данил забрал у того сотовый телефон и ключи. Затем с грустью посмотрев на дверь, ведущую в гараж, наверх, к спасению, все-таки послушался Лили и проследовал в комнату охраны.  

Караульное помещение оказалось разбито на несколько частей: комната отдыха с тремя заправленными кроватями, столовой, где по всей видимости принимали пищу, приготовленную наверху, так как в этом помещении отсутствовала кухонная утварь, и естественно саму секцию для видеонаблюдения. На всю стену были размещены телевизоры, подогнанные вплотную друг к другу, на них отлично можно было рассмотреть все места, где расположены видеокамеры, передающие отличное по качеству изображение. Данил тут же нашёл картинку помещения, где он содержался. На ней охранник внутри клетки пытался освободить свою руку от наручников, но Данил их точно застегнул хорошо, так что ему вряд ли это удастся, тем более ему некому отключать болевой порог, как это с ним сделала Лили. «Интересно, что ещё может Лили, каковы её реальные способности, на что она способна, » – подумал Данил и продолжил разглядывать изображения на телевизорах.  

Под всеми этими большими телевизорами, расположенными на стене, находился стол с креслом, на котором стоял обычный компьютер. Монитор работал, на нём мелькали маленькие окошечки от камер видеонаблюдения – это по всей видимости и был пост где сидели по очереди охранники.  

Отойдя подальше от поста охраны к противоположной стенке, где стоял диван (так лучше было видно общую картину, да и сами телевизоры), Данил внимательно посмотрел на них. Гараж он нашёл сразу, внутри него находилось две камеры видеонаблюдения, давая картинку с разных ракурсов. Внутри гаража располагалось три автомобиля, один из которых Данил сразу узнал – это была его машина. За автомобилями, с пистолетами в руках спрятались двое мужчин, наблюдая за закрытой дверью, наверняка ожидая, когда Данил войдёт в дверь, ведущую из подвала. В доме камер было три: на лестнице, ведущей на второй этаж, на первом этаже, наблюдая за местом, где готовили пищу и направленную на входную дверь. Каких-либо передвижений людей, сидящих в засаде на них, видно не было. А вот на улице имелось множества камер, по которым Данил увидел, что недалеко от входной двери находится мужчина в военной, камуфляжной одежде с кепкой на глазах. Он держал двух здоровенных псин, стремящихся на кого-то броситься. Звук отсутствовал, было лишь видно, что собаки рвутся вперёд, натягивая верёвки, за которые их удерживал хозяин в кепке, наверняка ожидающий непрошенных гостей, выходящих на улицу через бронированную дверь. Данил хотел более подробно рассмотреть двор возле дома, особенно ворота, как неожиданно отключили электричество. Экраны телевизоров мгновенно погасли, свет люминесцентных ламп потух, погрузив подвальное помещение в кромешную тьму.  

Постояв в темноте немного растерянно, Данил вспомнил, что у него есть фонарь, который он незамедлительно включил. Видеонаблюдение больше не работало, поэтому смысла оставаться в караульном помещении более не было. Данил вышел на лестницу. Зазвенели металлом наручники. Данил осветил прикованного молодого охранника, тот уже очнулся и смотрел с ужасом на луч фонаря, бьющий ему в лицо. Увидев охранника, Данил вспомнил, что забрал у того телефон, который он незамедлительно достал из кармана брюк. К сожалению, связь отсутствовала, пройдя выше по лестнице, к двери, ведущей в гараж, чтобы попытаться поймать сигнал, Данил потерпел фиаско, связь полностью исчезла, скорей всего помимо отключения электричества, была так же включена глушилка для сотовых телефонов.  

– Лили! Ты где!? – крикнул в темноту Данил, освещая лестницу по направлению вниз, там, где, по её словам, находятся двое узников. Без участия Лили он опасался выйти в гараж, зная, что внутри его поджидают двое вооружённых мужчин.  

Лили не появилась, не ответила, поэтому Данил спустился в самый низ подвала-тюрьмы. Немного повозившись с ключами, быстро нашёл подходящие, открыл дверь. Перед ним предстал коридор, по обеим сторонам которого имелись по три двери, как и говорила Лили. Но вот в каких камерах находятся узники, Данил не знал, поэтому просто крикнул в коридор.  

– Эй! Тут есть кто!? – ему никто не ответил, в коридоре была полнейшая тишина.  

Почему-то не хотелось оставлять бедолаг на растерзание этих стервятников. Ведь если ему сегодня вдруг посчастливится выйти из этого не очень гостеприимного места, то наверняка это место зачистят, и страшно подумать какая судьба ждёт данных пленников.  

– Это не охрана! Я такой же узник, как и вы! Охрана частично нейтрализована! Отсюда срочно нужно уходить пока есть возможность! Ударьте по двери, чтобы я мог сориентироваться в каких вы камерах! – крикнул в коридор Данил.  

Не сразу, но справа раздался осторожный, глухой стук о металлическую дверь. Данил направился к ней, на ходу подсвечивая фонариком, копошась в связке ключей, ища тот, что мог бы подойти к данному замку. В связке, доставшейся от молодого охранника, имелось отдельное кольцо с шестью одинаковыми большими ключами, которые наверняка должны были быть именно от этих шести камер. Так и вышло, третий по счёту ключ легко вставился в скважину замка и провернулся два раза, щёлкая ригелями. Открыв тяжёлую дверь, Данил осветил камеру. На него смотрел плотного телосложения, небольшого роста мужчина, прикрываясь ладонями от сильного луча фонаря.  

– Выходите, – сказал Данил и повернулся, чтобы найти следующую камеру, в которой должен сидеть второй мужчина, про которого говорила Лили.  

Но натолкнулся взглядом на неё саму. Луч фонаря прошил её тело насквозь, но всё равно Лили была видима для Данила.  

– Решил освободить узников подземелья? – хитро прищурившись спросила она, по всей видимости ей не докучал яркий свет луча, бьющий ей прямо в лицо, так как она в отличие от людей, не пыталась прикрыть глаза руками, смотрела прямо, не щурясь.  

Данил пожал плечами;  

– Их убьют, если нам с тобой удастся сегодня уйти отсюда. Думаю, они нас не сильно стеснят, да и толпой проще прорваться, чем одному, – буднично ответил Данил.  

– Эти наверху, подмогу вызвали. Человек пять или шесть, я так и не поняла сколько, скоро будут здесь. Так, что нам следовало бы поторопиться, – понимающе кивнув головой, сообщила Лили.  

– Сколько у нас есть времени? – спросил Данил Лили.  

– А, вы кто?! – послышался позади вопрос мужчины, который так и не отважился выйти из своего места заточения.  

Данил проигнорировал вопрос, смотря на Лили и ожидая ответа.  

– Максимум час, может меньше. Они будут все вооружены, а с такой толпой мне будет нелегко справиться. Мне трудно манипулировать больше чем двумя объектами одновременно, – ответила Лили, пропуская через себя Данила, который услышав слабый стук и голос человека, направился к двери камеры, подбирая нужный ключ.  

– А как быть с двумя вооружёнными охранниками в гараже? – спросил Данил, открывая дверь подобранным ключом, затем добавил – Ты выяснила у кого ключи от входной двери? И ещё, на улице мужик с собаками стоит, ты сможешь этих волкодавов нейтрализовать?  

Внутри камеры оказался второй мужчина, выглядел он очень плохо. Одна ладонь была перемотана пропитанным кровью бинтом, на лице множественные ссадины, гематома на лбу, синяк под глазом. Как только дверь открылась, мужчина отбежал от двери подальше от входа, к кровати.  

– Выходите. Сейчас будем прорываться, – ужаснувшись увиденным, сказал Данил, наглядно лицезрея, что было бы с ним в ближайшем будущем, останься он здесь.  

– А вы кто? – послышался осторожный, повторный вопрос позади.  

Мужчина, что был освобождён первым, вышел из камеры в коридор и со страхом озирался вокруг. Данил опять проигнорировал его вопрос, посветил на Лили, хотя в этом не было необходимости, её тело светилось синевато белым светом, давая понять, что он ждёт ответа. Лили пожала плечами и подошла к Данилу вплотную.  

– Зря ты их выпустил, они обуза для тебя. Но смотри сам, мальчик ты взрослый, – отойдя в сторону, Лили продолжила говорить:  

– Так, Дань, двое в гараже значительно заражены лярвами, я наверняка смогу их сильно удивить, как только займусь ими. Тем более у второго бычий цепень, это глист такой, а это та ещё гадость, такой организм имеет свою лярву, как это ни парадоксально, в связке эти два паразита научились очень эффективно манипулировать этим человеком.  

С собаками, да с животными вообще намного проще, чем с человеком, во-первых, они как любое создание божие имеют биополе, мысли, желания, а, следовательно, энергетических паразитов. Не таких крупных конечно, как человек, но всё же. Во-вторых, большинство животных руководствуются инстинктами, некоторые из которых напрямую связаны с их потребностями, помыслами, что во много крат увеличивает возможность напугать или привести в существенную дестабилизацию их организм. Так что не парься, этих собачек я так напугаю, что они обделаются прям под ноги своему хозяину. Да и ему будет не сладко, дед – ещё какое похотливое животное, есть, за что уцепиться в его энергетическом поле.  

Но вот с ключами от входной двери небольшая заминка. Можно было бы выйти через гараж, но как только всё это началось и охранник включил тревогу, я просто не успела его нейтрализовать, да и лярвы у него совсем хилые, это тот самый, которого ты на лестнице приковал. Так вот, после срабатывания сигнала тревоги Алексей Геннадиевич, что из себя следователя строил, закрыл все ключи в сейфе, а ключ от сейфа находится у него в кармане куртки. Сам он совместно с психологом закрылся на втором этаже. Та баба, что была с ним, зовут её Елена Вячеславовна, психологом у них числится. В её обязанности входит наблюдение за клиентом, сообщать, врёшь ты или нет, ну, в общем, этой ерундой заниматься – вербальные тесты, распознавания движений и мимики, и все такое подобное. Оба они вооружены, а открыть дверь можно только изнутри: специально так задумано еще при строительстве этого места. Её конечно можно сломать, но пока ты будешь выносить дверь, а она очень крепкая, столько времени пройдёт, что успеет подмога прибыть. А при таком раскладе прорваться через вооружённое кольцо станет гораздо труднее, чем в данное время,  

Махнув рукой двум вышедшим в коридор узникам, чтобы следовали за ним, Данил пошёл первым, выйдя на лестницу.  

– Ну и что ты предлагаешь? – спросил Данил пустоту перед собой, именно так видели происходящее двое освобождённых мужчин.  

– Чудо, волшебство, магию, – просто ответила Лили и, увидев удивлённый взгляд Данила, продолжила:  

– У этих двоих закрывшихся, есть небольшие, вполне предсказуемые пороки, которыми питаются не очень, к сожалению, откормленные лярвы, но все же они есть. Плюс я знаю про них так много, практически всё о их жизни, близких, слабостях, попробуем их удивить и заставить добровольно отдать ключи от сейфа, – хищно улыбнувшись ответила Лили.  

***  

За дверью, ведущей в гараж, раздался непонятный шум, вперемешку с чьим-то то ли мычанием, то ли стоном. Данил не решался толкнуть дверь от себя, чтобы её открыть, ожидая, когда Лили подаст сигнал. Позади двое освобождённых мужчин о чём-то спорили, мешая сосредоточится, морально подготовить себя, а главное слышать, что происходит за дверью. Ведь как только Лили даст сигнал, Данил должен был ворваться в гараж и, орудуя электрошокером, где по назначению, а где просто как дубинкой, разоружить охранников, затем их сковать приготовленными наручниками, которые были в единственном экземпляре.  

– Да заткнитесь вы! – крикнул Данил на шепчущихся мужчин, уже жалея, что освободил данных индивидуумов.  

Его решительный настрой, дал результат – позади, наступила тишина. Конечно, Данил больше хорохорился, на самом деле в груди висела тяжесть, назревала паника. Не так уж и легко броситься в бой с палкой наголо, когда против тебя целых два пистолета. Никто не может гарантировать, что Лили сможет вырубить охранников с помощью манипуляций с их лярвами настолько, чтобы охранники не смогли применить свои пушки по назначению. Но, отступить, сдаться было ещё страшнее, после его выходки, его точно шлёпнут, наплевав на логины и пороли.  

– Давай! Дань! – раздался голос Лили, и Данил толкнул дверь, ворвавшись в хорошо освещаемый гараж, из-за больших окон сверху.  

Страх, присутствовал, но был загнан далеко, в глубину подсознания. Данил знал, благодаря видеокамерам и Лили, где спрятались охранники, но его знания разбились о реальность. Изображение на телевизорах транслировалось сверху, так как видеокамеры располагались на потолке, а его взгляду предстала совсем другая картина, а именно, он тут же упёрся в первый автомобиль, высокий белый УАЗ Патриот, совершенно не видя весь гараж целиком. Это его немного ввело в ступор. Данил знал, что первый охранник спрятался за капотом УАЗа, а второй за багажником следующей машины, автомобиль Данила стоял последним в этом ряду.  

Из оцепенения Данила вывел выстрел, прозвучавший так близко, что чуть не заставил упасть на пол, чтобы покинуть область возможного поражения пули. То, что выстрел не достиг цели, а именно он не почувствовал боли или ещё каких-то ощущений говорившее, что он ранен, дало толчок к действию. В один прыжок он оказался возле капота первого автомобиля, где увидел, охранника, стоящего на коленях, возле его ног виднелось мокрое пятно рвотной массы. Охранник держал на вытянутых руках пистолет, направленный в живот Данила. Внизу, в районе паха сразу всё похолодело, по позвоночнику побежали мурашки, на затылке волосы встали дыбом, но несмотря на это, Данил ткнул электрошокером мужчину с безумными глазами прямо в лицо и нажал на кнопку. При этом тело само по себе, в силу моторики встало боком, так как электрошокер он держал в правой руке. Раздался звук электрической дуги, и тело охранника напряглось, затем его каким-то неведомым образам откинуло назад, словно он получил бейсбольной битой сильнейший удар по голове, тут же прозвучал хлопок выстрела.  

Данил мог поклясться, что он практически видел, словно в замедленной съёмке, как из дула пистолета вырываются пороховые газы. Из ствола пистолета, вслед дыму и огню, вышла пуля, покрытая латунью, она медленно вращалась вокруг своей оси. Пролетев в каких-нибудь нескольких сантиметрах от его груди, обдав горячим воздухом, ушла в бетонную стену гаража, где с противным шлепком растворилась, выбросив в разные стороны множество мелких осколков.  

Как только, охранник упал на пол, Данил мгновенно, ударом ноги откинул пистолет в сторону, услышав ещё один огнестрельный выстрел, теперь откуда-то сбоку. Пуля словно удар кнутом, обожгла плечо и шею, пролетев так близко от тела, что Данил даже почувствовал горячий динамический удар, заставивший его присесть, отпрянуть назад, спрятаться за капот машины. Всё произошло так быстро, что он даже не успел испугаться.  

Присев, оказавшись в безопасности, Данил огляделся вокруг, его взгляду предстала следующая картина, напротив него в себя приходил охранник, он уже шевелил руками и пытался приподнять корпус тела. Схватив с пола пистолет, Данил направил его на очухавшегося от удара током охранника. Второй охранник, наверное, не теряя надежды достать его, произвел ещё два выстрела в его направлении, но пули с сильным ударом об жестянку капота ушли в двигатель автомобиля. Получивший в лицо удар током охранник, после которого он должен был надолго погрузиться во мрак, каким-то чудом принял сидячее положение. Данил мог бы ещё раз оглушить его током, да вот беда, попытайся он это сделать, то подставился бы под пулю, так как, чтобы дотянуться электрошокером хотя бы до ноги очнувшегося, пришлось бы вылезать из-под защиты автомобиля.  

Решение пришло мгновенно, как только он столкнулся с осмысленным, а главное, что самое поганое, решительным взглядом сидящего напротив него охранника. На мгновение пришла мысль, а вдруг на охране бронежилеты, ведь именно туда целился Данил. Разбираться в этом вопросе не было времени, потому что он уже нажал на спусковой крючок, раз, через мгновение ещё раз. Прозвучало два глухих выстрела, взгляд охранника изменился, теперь он стал удивлённым. Затем в его глазах, что-то неумолимо и навсегда исчезло, лицо приобрело испуганный вид. Он попытался вдохнуть, но из губ донёсся лишь хрип. Через минуту, может быть меньше, его тело замерло на бетонном полу – агония была не долгой.  

Скорей всего тот, кто стрелял в Данила, спрятавшись за следующей машиной, тоже видел смерть своего товарища. Потому что как только тело растянулось на полу без признаков жизни, он выскочил из своей засады и побежал в направлении укрытия Данила, держа пистолет перед собой. Данил не успел бы среагировать, так как был подавлен первым в своей жизни убийством человека, он просто не мог оторвать свой взгляд от мёртвого тела. Поэтому, когда он поднял голову, то увидел направленную в его лицо, чёрную бездну дула пистолета.  

Почему охранник не выстрелил, для Данила в тот момент оставалось загадкой, так как он понял, и тут же смирился, что теперь пришло его время, и через мгновение он покинет мир живых. Лили он не видел, поэтому не мог надеяться на её вмешательство. Решительное лицо охранника с пистолетом в руках не оставляло надежд на спасение, он имел полное преимущество над Данилом.  

 

 

 

Вдруг его лицо из злобного превратилось в растерянное, плотно сжатые губы открылись в бессильном крике, глаза расширились, приняв безумный вид, он замер, словно его что-то парализовало. Тело не состоявшегося убийцы Данила выгнулось, и он, громко рыча, упал на пол, прямо под ноги своему убитому товарищу. Только тут раскрылась причина столь странного поведения, за спиной охранника стоял освобождённый узник, с электрошокером в руках.  

Его разбитые губы криво улыбались, а единственный не заплывший от гематомы глаз сиял от восторга. Недолго думая, покалеченный пытками мужчина нагнулся, бросив при этом электрошокер на пол, так как у него было одна здоровая рука. Поднял пистолет охранника, который тот обронил после удара током и мельком осмотрев оружие, направил его на лежачего без чувств, после чего не мешкая ни секунды выстрелил тому в затылок. Голова подпрыгнула на бетонном полу, а по телу побежали судороги. Кровь, словно вода из-под крана, побежала из выходного отверстия, развороченного лба. Данил в ужасе отполз от убитого охранника, со страхом глядя то на спасшего его мужчину, то на подёргивающийся мелкой дрожью труп.  

– Это он мне два пальца отрубил, – спокойно сказал бывший узник и указав на своё лицо, дулом пистолета, добавил:  

– И этот тоже, на пару с другим уродом.  

Сказать, что-либо на данное заявление, Данил не решился, а просто кивнул головой, давая понять, что услышал его.  

– Что дальше? – явно пребывая в приподнятом настроении, спросил мужчина, с которым Данил так и не познакомился.  

– Наверх. Ключи от входной двери забрать, – запинаясь ответил Данил.  

Мужчина понимающе кивнул и направился к двери, которая вела в дом на первый этаж.  

Первый этаж был полностью пуст, ни одной живой души. Наверняка кухарки или тот, кто тут готовил пищу, скрылись на втором этаже вместе с Алексеем Геннадиевичем и психологом. Быстро найдя сейф, осмотрев его, а также входную дверь, на которой было аж целых пять различных замков, как встроенных, так и наружных. Стало понятно, что просто так такие замки не вскроешь, а, следовательно, ключи обязательно необходимо достать. Попросив двух освобождённых подстраховать его на первом этаже (не хотелось, чтобы они задавались лишними вопросами, когда он будет общаться с Лили), Данил поднялся наверх.  

Его взгляду предстали несколько абсолютно одинаковых дверей, расположенных по обеим сторонам короткого коридорчика. За какой дверью спрятался фсбшник с психологом на пару, Данил не знал.  

– Лили ты куда пропала? – негромко спросил Данил, пустое пространство перед собой.  

Тульпа не ответила, не появилась в поле зрения. Тогда, Данил подошёл к первой двери и постучал по её фанерной поверхности. Наверняка наружная часть была обманкой, раз Лили сообщила, что двери крепкие. Повернув ручку двери вниз, Данил попытался толкнуть дверь, так как, судя по расположению петель дверь открывалась внутрь комнаты. Дверь оказалась закрыта.  

– Алексей Геннадиевич! – крикнул Данил, стоя перед закрытой дверью, затем продолжил:  

– Елена Вячеславовна! Бесполезно от меня прятаться! Вам наверняка посчастливилось увидеть мои способности. Я вас заверяю, найти вас для меня не составит труда. Мне всего лишь на всего нужен ключ от сейфа, куда вы спрятали ключи от входной двери. Поверьте, вы мне не интересны. Отдайте мне ключи, и я уйду, обещаю, я вас не трону, – сказал Данил в пустоту коридора, крепче сжимая пистолет в руках.  

– Они в соседней комнате. – прозвучал голос Лили позади.  

Данил обернулся, Лили стояла в коридоре, на ней было длинное до пола, чёрного цвета, вечернее платье, с открытыми плечами и глубоким декольте, её макияж был ярким и вызывающим.  

– Куда намылилась? – улыбнувшись, спросил Данил, увидев её такую красивую.  

В нос ударил запах женских духов, и ещё чего-то, такого манящего, пробуждающего непреодолимое желание обладать этой женщиной. Внизу, в районе паховой области, появилось знакомое тепло, и его детородный орган мгновенно принял боевое положение, захотелось послать всё к чёрту и прямо на полу этого коридора заняться сексом с этой необыкновенной женщиной. Лили приблизилась, её губы с яркой помадой, манили Данила, а жаркое чуть влажноватое дыхание с таким нежным почти неосязаемым ароматом просто сводило сума. Сил терпеть больше не было, Данил резко выкинул руки вперёд, чтобы обнять её за тонкую талию и притянуть к себе гибкое девичье тело, но руки провалились в пустоту. Лили звонко рассмеялась и отскочив в сторону, сделала удивлённое лицо, оттопырила нижнюю губу, как бы подражая Данилу, у которого наверняка лицо было именно таким.  

– Ой, бедненький! Дань, ты обиделся?! – Лили явно забавляло то, что до Данила только стало доходить, что его только что разыграли.  

– Дань, ты же знаешь, я бы с удовольствием, но у меня сейчас эти дни, – с издёвкой, продолжая смеяться, сообщила Лили, сделав виноватое лицо, с надутыми губами.  

Желание заняться сексом, как рукой сняло, в голове ещё оставались нелепые мысли, которые таяли, словно туман. Вместо похоти, возникло другое чувство, а именно злость. Злость за то, что его только, что внаглую использовали для личного развлечения. В глубине души появилась ясная мысль, понимание, что Лили может полностью контролировать его сексуальное желание. Это немного пугало, ведь он действительно теряет голову, когда она прибегает к своим манипуляциям с его подсознанием. Как с этой мыслью поступить, он ещё не знал, не мог сказать хорошо ли это или плохо, но то, что данную информацию он обязательно использует в будущем, знал наверняка.  

– Ооо! Какой ты злой Дань! Это просто блаженство! – сладко промурлыкав, сказала Лили, и её образ мгновенно поменялся. Теперь она была одета в его домашнюю рубашку с короткими рукавами, которая в силу своей длины опускалась до её колен.  

При этом она выглядела не менее сексуально чем в вечернем платье: где-то на задворках подсознания, Данил опять возжелал Лили, но разум одёрнул эту мысль.  

– Ты что делаешь Лили?! – жестко спросил Данил, он действительно злился, неожиданно возникшее сексуальное возбуждение оставалось неудовлетворённым, а это ещё никому не добавляло настроения.  

– Все, все, прости, Дань. Ну, заигралась я. Просто соскучилась по тебе. Для меня тебя не было почти сутки, пока ты сидел за решёткой в темнице сырой, а я очень проголодалась, как орёл молодой, – она звонко засмеялась.  

Данил ничего не ответил, просто отвернулся и подошёл к двери, на которую указала Лили. Немного собравшись, переминаясь возле неё, жёстко и сильно постучал кулаком по её поверхности.  

– Алексей Геннадиевич! Бессмысленно молчать, я знаю, что вы с психологом находитесь за этой дверью. Повторюсь, вы мне не нужны. Отдайте мне ключи, и я уйду. Все вопросы я потом задам Владимиру Константиновичу, он забит в вашем телефоне как некто «Опричник», вы с ним недавно разговаривали по телефону. Так как именно его виню в том, что я оказался в вашем не гостеприимном заведении, – сделав небольшую паузу Данил, продолжил:  

– Если вы в ближайшие несколько минут не отдадите мне ключ, то буду вынужден применить в отношении вас свои способности, и поверьте мне на слово, я не шучу. Вам Елена Вячеславовна как профессионал своего дела, подтвердит, что тембр моего голоса подтверждает искренность моих слов.  

За дверью по-прежнему властвовала тишина. Данил повернулся к Лили, чтобы удостоверится, что он правильно понял и именно за этой дверью прячутся фальшивые фсбшники. Но Лили на месте не оказалось, пришлось признать тот факт, что он скорей всего в правильном направлении, иначе бы Лили его поправила. Сама она наверняка в комнате среди притаившихся лжеследователя и психолога.  

Прошло не больше минуты, как из-за двери послышался глухой, мужской голос, который Данил не сразу узнал. Принадлежал он Алексею Геннадиевичу, но был подавленным, звучал с хрипотцой, с мужчиной явно что-то происходило.  

– Хорошо, хорошо, я понял! Можно, пожалуйста, прекратить?!  

На его фоне раздался женский плач. Что там Лили с ними сделала, Данил мог лишь предполагать, но то, что это привело к результату, было фактом.  

– Какие гарантии, что вы нас не убьёте, как убили охрану?! – послышался вопрос из-за двери.  

Данил не знал, какие он может дать гарантии. То, что он не собирается кого-либо убивать без веской на то причины, это он понимал. Убийство охранника в гараже было не в счет, там была самая настоящая самооборона, по крайней мере, ему хотелось так думать.  

– У меня нет никаких гарантий! Да и какие вы хотите гарантии в данной ситуации! Достаточно того, что вы мне не интересны и ваше убийство мне ничего не даст! – ответил Данил, понимая, что вполне возможно для тех, кто спрятался за крепкой стальной дверью, этого будет недостаточно, поэтому добавил;  

– Вы можете, передать мне ключи любым для вас удобным способом! При этом оставаясь закрытыми, в безопасности! Например, я могу отойти от двери, и вы их выкинете в коридор, в приоткрытую дверь, после чего можете и дальше находится в закрытой комнате, до прибытия подмоги, которую вы вызвали. Поймите, если бы я хотел вас убить, то я бы это сделал, не взирая на закрытую дверь!  

Появилась Лили, она почему-то выглядела озабоченно.  

– Что случилось? – напряжённо спросил Данил.  

– Эти, в общем, решили тянуть время, держаться до последнего, пока не прибудет вызванная ими помощь. Времени совсем нет, буквально через час полтора весь двор будет усеян бандитами, прорваться через такой кордон почти нереально. Я могу, конечно, ещё немного надавить на них, но у них лярвы жиденькие, это не сильно усугубит их состояние. Уж точно практически не скажется на здоровье. Необходимо включать план номер два, – ответила Лили.  

– Что за план номер два? – почти шёпотом спросил Данил, так как они не обсуждали данный вопрос.  

– Перейти к шантажу. Причём немедленно. Я тебе сейчас буду озвучивать информацию, которую ты никак не можешь знать. Адреса их проживания, дети, жёны, где учатся, работают, можно попробовать надавить знанием об их родителях, правда, только у женщины мама ещё жива, у мужчины родители умерли. Родственники, братья, сёстры, дяди, тети думаю тоже можно использовать. Пригрози им, что прямо сейчас начнёшь их убивать на расстоянии, по одному, сообщай, кого убил, как, с подробностями, я тебе всю необходимую информацию предоставлю. Всё равно они не смогут проверить данные сведенья, так как телефоны заблокированы. На крыше стоит глушилка, я не смогла её отключить, сил мало осталось, в последнее время плохо питалась, – грустно ответила Лили, затем более решительно добавила:  

– Я же со своей стороны, надавлю на них как смогу, постараюсь усугубить их комфорт до животного состояния. Расшевелю их чувства настолько, что им покажется, что наступил конец света, со всеми присущими ему приятными бонусами.  

Откуда, Лили столько знает об этих и не только преступниках, Данил решил разузнать попозже. Не было времени на любопытство, он тут же приступил к осуществлению плана номер два, как его назвала Лили.  

Стараясь быть как можно убедительнее, рассказывая, что только, что умертвил родного брата Елены Вячеславовны, приводя подробности его гибели, описывая квартиру, которую хорошо знала психолог. Затем он якобы убил, любимую тётю мужчины, пригрозив, что следующая будет его жена, за которой последуют его двое милых детей. Приводя такие факты, что сомнений в том, что это действительно происходит, у двух закрывшихся людей не должно было появиться. Но, несмотря на это, они держались слишком долго. Данил начал терять терпение, понимая, что времени осталось совсем немного. Он слышал их крики и проклятия, раздававшиеся по ту сторону двери, но продолжительное время это не приводило к результату.  

В конце концов, выбора не осталось, и он перешёл на самых близких людей этих фальшивых фсбэшников, а именно на их детей. У, Алексея Геннадиевича имелось двое мальчиков, возрастом восеьми и одиннадцати лет. У психолога одна, дошкольного возраста дочка. Первым он решил убить младшего сына Алексей Геннадиевича, описав сына как можно подробнее, рассказал, чем тот сейчас занимается, в какой комнате находится, обстановку в данной комнате. После добавил, как именно сейчас умрёт его сын. Наверное, он смог найти самое слабое место в душе Алексея Геннадиевича, потому что появилась Лили:  

– Он идёт! Сейчас дверь откроет! Берегись! Он хочет убить тебя! У него пистолет! – крикнула Лили и тут же исчезла из виду.  

Данил, отскочил от двери подальше, направив на неё своё оружие, которое он не выпускал из рук.  

– А после того, как я убью всех, кто вам дорог, вы отправитесь следом, и даже не сомневайтесь в этом! – громко сообщил Данил, и перебежал на другую сторону от двери, стараясь делать это как можно тише, чтобы противник не ожидал его с противоположной стороны, ориентируясь на только что прозвучавший голос Данила, приготовился встретить Алексея Геннадиевича.  

Дверь распахнулась резко, сразу на всю свою ширину, при этом не было слышно, чтобы кто-то открывал замок, скорей всего она была закрыта на хорошо смазанный засов. В проёме двери стоял чёрный силуэт, за его спиной находилось большое окно, в которое ярко светило солнце, делая очертания мужчины в полупрозрачных обводах. Над мужчиной висело что-то тёмное, совершенно прозрачное, словно невесомая тень от развевающейся ткани на ветру. Разглядеть у колыхающегося пятна можно было лишь лицо. Данил не сразу узнал в этом лице Лили, её черты изменились почти до неузнаваемости. Большой, нет огромный, раскрытый в хищном оскале рот, с бесчисленным количеством мелких, острых, жёлтых по цвету зубов. Глаза, представляли собой, чёрные провалы, в которых бусинками играл красный огонь. Вместо носа тёмные отверстия, словно его срезали, обнажив череп человека.  

В этом лице не было ничего от прекрасно сложенного лика Лили, но Данил каким-то чудом узнал её. Тень над мужчиной дрожала, почти мгновенно перемещаясь то на правую, то на левую сторону от его головы.  

– Стреляй! Я не могу его долго сдерживать! – прозвучал грубый, очень низкий, словно из преисподней голос.  

И Данил нажал на спусковой крючок, продолжая смотреть широко раскрытыми глазами на монстра. Силуэт человека в дверях как будто сломали, он надломился и упал, словно выключенный робот. Полупрозрачное чудовище мгновенно переместилось внутрь комнаты, откуда раздался женский вопль.  

 

 

 

***  

В сейфе помимо ключей Данил обнаружил оружие. Несколько пистолетов, похожих на тот, что ему достался от охранника, рядом с ними лежали по четыре снаряжённых магазина. Схватив пару магазинов, Данил оставил сейф, на который тут же набросились его компаньоны, освобождённые им из подвала. Направившись к входной двери, Данил замер возле входа в гараж, где стоял его автомобиль. Мелькнула мысль: «Зачем бежать, когда можно ехать».  

– Лили, а как открыть ворота гаража? У меня есть от них ключи? – спросил он пустое пространство перед собой, позвякивая связкой ключей в руках.  

Ответ прозвучал откуда-то сверху, прямо с потолка:  

– В сейфе есть брелок от автоматических ворот. Но они заблокированы дедом с собаками снаружи, так что все равно придётся сперва выйти через входную дверь. Разблокировать автоматическую дверь ворот, затем забрать у деда ключи от основных, уличных ворот, чтобы покинуть эту территорию, – быстро сообщила Лили.  

Пришлось возвращаться опять к сейфу, который его напарники изрядно опустошили. Стоя рядом с сейфом, они распихивали оружие, боеприпасы по своей одежде, внимательно, с надеждой наблюдая за Данилом.  

На полу валялись раскинутые бумаги и документы, среди которых Данил быстренько нашёл свой паспорт, водительское удостоверение, документы на автомобиль.  

– Дальше чё будем делать? – приняв лидерство Данила, спросил покалеченный мужчина.  

– Прорываться, – просто ответил Данил, ковыряясь в бардаке сейфа, в поисках брелока от ворот гаража.  

– В смысле прорываться? – задал настороженно вопрос второй бывший узник.  

– Сюда направляется группа поддержки, охрана успела подать тревогу, – Данил прикрыл глаза, словно он, о чём-то думает, затем продолжил:  

– Группа примерно пять-шесть человек, вооружена. Нам необходимо взять мой автомобиль и на нём попытаться покинуть данное негостеприимное место. Ну, а в случае необходимости, придётся отстреливаться.  

У мужчины расширились глаза, он точно не ожидал данного поворота событий.  

– В смысле отстреливаться? Да вы в своём уме? Это же бандиты, кто мы такие против них? Вот я простой бухгалтер, какой с меня боевик мать вашу! – последние слова он прокричал, затем с надеждой спросил:  

– Может, всё-таки в полицию позвоним? –  

– Хочешь, оставайся! А я после того, что они со мной сделали, готов на любой кипешь, лишь бы убраться отсюда подальше, – ответил вместо Данила покалеченный мужчина, затем посмотрев с любопытством на Данила, спросил:  

– А ты откуда всё это знаешь? Странный ты какой-то, разговариваешь сам собой постоянно.  

Данил ничего не ответил, так как нашёл брелок серебристого цвета, на котором имелся логотип ворот с двумя кнопками, после чего сразу направился к входной двери.  

– А полицию мы не можем вызвать, так как тут телефоны не работают. На крыше, где-то глушилка для мобильных стоит, у нас нет времени, чтобы её искать, затем полицию ждать. К тому времени пока сюда полиция доедет, нас аккуратно прикопают, – грубо ответил Данил, подходя к входной двери.  

Открыв один замок на двери, Данил услышал позади прозвучавший хлопок выстрела, затем ещё два почти синхронно. Повернувшись, он увидел довольного собой с заплывшим глазом пленника.  

– Баба спустилась, хотела подстрелить нашего бухгалтера, да не попала, я её вальнул, – удовлетворённо сообщил он.  

Данил понял, что психолог предприняла отчаянную попытку их остановить, но по всей видимости – неудачно. Что сподвигло, эту женщину поступить так опрометчиво, даже не хотелось, думать, Данил продолжил открывать входную дверь. Уже возясь с последним замком, он спросил Лили:  

– Ты готова заняться собаками?! – слыша, как за дверью, надрываются лаем несколько сторожевых.  

– Уже занимаюсь. – ответ опять прозвучал откуда-то сверху.  

Предупредив своих товарищей по несчастью о том, что их ждёт за дверью на улице, Данил приготовился открыть дверь. Двое бывших узников подземелья встали у Данила за спиной, держа пистолеты наготове. В их задачу входило пристрелить собак, которых Лили по каким-либо причинам не сможет нейтрализовать. Собравшись с духом, глубоко вздохнув, Данил толкнул входную дверь от себя.  

На улице была хорошая погода, яркое солнце отлично освещала территорию вокруг. Поэтому Данил сразу увидел пожилого мужчину, в коричневой бейсболке, пытающегося удержать собак, которые вместо того, чтобы кинуться на выходящих из дому людей, пытались разбежаться в разные стороны, поджав хвосты. Вокруг слышался визг испуганных псов, в одночасье из грозного оружия превратившихся в трусливых щенят. Мужчина в кепке растерянно пытался удержать своих питомцев за верёвки, при этом громко на них покрикивая. Оглушив Данила, прямо над ухом раздался взрыв выстрела, затем ещё несколько, заставив его шарахнуться в сторону. Пожилой мужчина упал, а собаки, получив свободу, разбежались в противоположные стороны, трусливо повизгивая, наверное, прятаться.  

– Всё! Готов дядя! А, собачки разбежались, – прозвучал глухой голос рядом, Данил повернулся на звук, на него смотрел лиловый заплывший глаз, разбитые синие губы улыбались.  

В голове пронеслась мысль, что этот покалеченный узник совсем не прост: при других обстоятельствах, Данил обязательно расспросил бы этого человека, «Кто он? Чем занимался до всего этого? ». Но сейчас на это не было времени. Ворота гаража были заблокированы с помощью толстой цепи, которую просто намотали на специальные душки, куда вешался замок. Подняв, ворота, Данил опять столкнулся с двумя мёртвыми охранниками, лежащими на полу, они напомнили о недавних событиях и переживаниях вследствие этого.  

– Чего замёрз?! Шевелись! Бандиты уже близко! – обгоняя Данила, сообщила Лили, выводя его, таким образом из ступора, в который он погрузился, увидев мёртвые глаза убитого им охранника.  

Она приняла обычный вид, переоделась в одежду, подходящую для улицы, где было прохладно. К своему автомобилю Данил подошел с трепетом, были опасения, что его привели в неисправность. Из салона машины выгребли всё не оставив ничего без внимания, несмотря на это ключи торчали в замке зажигания. Машина завелась легко.  

– Прыгайте назад! – крикнул своим спутникам Данил, так как на переднем пассажирском сиденье расположилась Лили.  

Естественно, напарники не видели Тульпу, поэтому немного опешили, особенно с подбитым глазом и перебинтованной рукой, он уже навострился сесть рядом с Данилом. Но спорить никто не стал, залезли на заднее сиденье, которое было свободно. Все вещи были изъяты из автомобиля для тщательного их исследования, искать их в доме не было времени, да и не было среди них таких, без которых нельзя обойтись, жизнь всегда дороже.  

Спокойно покинув территорию дома-тюрьмы, расположенного в степях, на отшибе, Данил направил автомобиль по единственной асфальтированной дороге, в ту сторону, куда указала Лили. Проезжая через населённый пункт, больше напоминающий, дачный массив, навстречу им проскочил УАЗ Патриот чёрного цвета. Лили безошибочно угадала, что в нём находиться шесть вооружённых автоматическим оружием мужчин.  

Данил прибавил газу и выехал на знакомое шоссе, повернув в сторону Ростова-на-Дону.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Oasis of the Seas.  

 

Наше воображение, а не другой человек несёт ответственность за любовь. Морсель Пруст.  

 

Странное дело, но после того как Данил удачно сбежал из дома вымогателей, в Волгоградской области, совместно с двумя мужчинами, которых высадил по их просьбе в Ростове, его никто не преследовал. Наверняка в доме, утыканном видеокамерами, велась видеофиксация, а, следовательно, прибывшие на подмогу боевики могли воочию наблюдать чертовщину, происходящую там до их приезда. Только так мог объяснить себе Данил, почему за ними не погнались по трассе, отпустив их восвояси. Бонусом и подтверждением того, что все действия в том доме были незаконны, было то, что все его банковские счета и интернет кошельки оказались доступны. Сам же Данил, несмотря на то, что ему сказочно повезло, только лишь с помощью Лили вырваться из цепких лап бандитов, более свою судьбу испытывать не желал. Поэтому решил, как можно быстрее свалить из страны, что немедленно, прямо с Ростова-на-Дону и сделал.  

Данил не стал заезжать, в снятые им в Ростове-на-Дону шикарные апартаменты, справедливо полагая, что вымогатели, фальшивые фсбшники, наверняка знают, что он взял в аренду на месяц двухэтажный особняк. Ночевал в гостинице недалеко от аэропорта, пока одна из туристических фирм оформляла необходимые для выезда в Италию документы. Стараясь постоянно находиться среди людей или закрывшись в номере отеля, он все равно нервничал, подозревая, что за ним ведётся слежка. Но на его счастье, про Данила забыли, никто не пытался следить за ним или захватить опять в плен, Лили так же не подметила никаких подозрительных движений вокруг его скромной персоны.  

В течение почти двух недель, что Данилу пришлось ожидать визу, он занимался привычным для него делом, а именно резвился с Лили. Таким образом, со слов самой Лили восстанавливал её своей энергией, так как ей пришлось изрядно подсадить свою батарейку, воздействуя на людей в том злополучном доме. Лили сильно изменилась после тех событий, стала более серьёзной и задумчивой, а Данил никак не мог выбросить из своей головы, тот демонический образ Лили, что висел над головой лживого фсбшника. Иногда ему казалось, что именно так и выглядит на самом деле Лили, а то, что перед ним всегда ухоженная, великолепно сложенная девушка – это всего лишь образ, навеянный его фантазиями. Это стало превращаться в навязчивую идею, порождая в его душе страх. Сама Лили, словно в подтверждение его мыслей, начала меняться, постоянно вспоминая, каким он был вкусным, когда бежал по полю от бандитов, при этом она смотрела на Данила загадочно, как будто что-то планируя за его спиной.  

Это произошло перед самым вылетом через Москву в город Генуя на севере Италии, где ему необходимо было перебраться из аэропорта на круизный лайнер с символичным названием «Oasis of the Seas», что в переводе означало «Оазис Морей». На данном лайнере, проживая в шикарных апартаментах с балконом, Данил хотел погрузиться в себя, путешествуя по всем средиземноморским странам и городам. С помощью этого не дешёвого отдыха, Данилу предстояло переосмыслить, все происходящее с ним, подумать, чем он будет заниматься дальше в будущем, так как торговать на валютном рынке Форекс стало для него небезопасно, ведь как-то его вычислили вымогатели. Была мысль попробовать себя на новом поприще, заняться ставками на спорт, то есть начать зарабатывать на тотализаторе, тем более он почему-то был уверен, что Лили и там сможет найти лазейки. Конечно, придётся изучить этот вопрос, вникнуть, как эта система работает, понять, какие там возможности, но у него было полно времени и денег.  

Так вот, ночуя перед вылетом последнюю ночь в отеле, сладко уснув на спине, раскинув в разные стороны руки и ноги – мог такое себе позволить, ведь кровать в номере, судя по её размерам, была рассчитана минимум на двоих, Данил неожиданно проснулся посреди ночи. Из глубокого сна в полудрёму его вырвало чувство беспокойства из-за того, что ему стало неуютно. Не открывая глаза, Данил прислушался к своим ощущениям, почувствовав тяжесть на своей груди. Вес расположившегося в районе солнечного сплетения был небольшой, словно там улеглась кошка, но кошки в его номере не должно было быть. Данил стал вспоминать, продолжая лежать с закрытыми глазами, закрыто ли у него окно, через которое могло проникнуть в помещение животное. Тут же отвергнул эту мысль: он точно помнил, что окна, как и двери, он всегда закрывал лично. Однако, что-то мягкое и тёплое все-таки расположилось в районе его груди. Про то, что это может быть проделкой Лили, Данил даже не подумал, так как она никогда так не делала, всегда спала рядом, если в этом была необходимость.  

Открыв глаза, Данил уставился в потолок. В комнате была непроглядная темнота, хоть глаз выколи. Плотные шторы плохо пропускали свет с улицы. Хорошо выполняли свою функцию, закрывая возможность наблюдать посторонним зрителям происходящее в номере, отеля. Тогда, Данил решил скинуть с себя расположившийся чуть выше живота мягкий предмет, который вполне мог оказаться одеялом или подушкой. И мгновенно испытал сковывающий страх от своей беспомощности, руки ему полностью не подчинялись. Как бы он не напрягал мышцы и сухожилия обеих рук, это приводило к нулевому результату, их словно у него отняли. Паника мгновенно охватила его разум, когда он понял, что помимо рук он так же не может пошевелить ногами.  

Данил не потерял чувствительность своего тела, он хорошо ощущал, что лежит на мягком матрасе, испытывал определённый дискомфорт от свалявшейся подушки под шеей, но вот пошевелить хотя бы одним мускулом своего тела не мог. Попробовавал крикнуть, позвать на помощь – стало понятно, что помимо своего тела Данил потерял ещё и свой голос. Изо рта, вырвался лишь воздух, не обладающий никакими звуковыми волнами. При этом во время попытки крикнуть, выпуская воздух из лёгких, тяжесть на груди увеличилась вдвое.  

Только сейчас Данил понял, насколько он находится в беспомощном состоянии. Прислушавшись к своим внутренним ощущениям, он запаниковал не на шутку, как только понял, что помимо потери контроля над своим телом и голосом, присутствует реальная угроза его жизни. Ведь вдох давался с большой трудностью, а выдох, наоборот, получался легко, при этом тяжесть на груди мгновенно пропорционально увеличивалась, затрудняя следующий вдох. Приходилось сильно напрягаться, чтобы преодолеть всё возрастающую тяжесть на груди, ещё сильнее усугубляя и без того затруднённое дыхание.  

Воздуха с каждой секундой не хватало всё больше и больше, закружилась голова. Что-то давило на грудь всё сильнее, тело совершенно не хотело подчиняться, естественно, страх, паника достигли своего апогея. Данил яростно вращал глазами, не зная, как вырваться из данной западни. Наконец-то, когда он понял, что обмочился от охватившего его ужаса и страха, так как почувствовал горячую влагу на своих ляжках, он смог приподнять свое плечо от матраса. Практически теряя сознание, Данил осознал, что неизвестная сила, сковавшая его в кровати, по какой-то неведомой для него причине отпускает его, и он рванул, что есть силы, напрягая мышцы так сильно, что казалось, ещё чуть-чуть и они порвутся. Это дало результат, он почувствовал, что может сгибать ноги в коленях, шевелить ладонями. Данил опять попробовал закричать, чувствуя, что и дышать стало намного легче. На этот раз из его рта сорвался крик, полный паники, истерических нот. Данил даже не узнал свой полный ужаса и рыдания голос: настолько он ему показался визгливым. Непроизвольно из глаз полились рекой слёзы облегчения. Он понял, что только что чуть не умер: его организм уже начал освобождать себя от мочи и кала, которые рефлекторно полезли из него, мышцы, сдерживающие все это внутри организма, в тот момент перестали работать.  

Но какое-то чудо или сложившиеся обстоятельства спасли его. Что это было только что с ним, Данил не знал, но мелькнула мысль, что может его нашли вымогатели и теперь воздействуют на него, как он с помощью Лили воздействовал на людей в том злополучном доме.  

– Лили! – всё ещё находясь в панике, крикнул Данил в темноту комнаты, теперь ему удалось оторвать корпус тела от матраса, и он принял сидячее положение.  

Тульпа появилась не сразу, её полупрозрачная фигура мелькнула в углу комнаты гостиничного номера и тут же исчезла.  

– Лили! – ещё громче позвал её Данил, опасаясь, что его опять начнёт душить невидимая сила, надеясь, что Лили сможет защитить его. Ощутить нехватку воздуха – та ещё пытка, вызывающая панические атаки на психику долгое время после её применения. Тем более если тебе перекрыли кислород не сразу, а делают это постепенно, с каждым выдохом, сокращая порцию вдыхаемого воздуха. Это практически физическая боль, страх при которой зашкаливает во много крат. Не зря американцы применяют так называемую «пытку водой», когда человека кладут на спину, связывают по рукам и ногам, кладут на лицо полотенце и поливают водой область рта и носовых отверстий. Человек при такой пытке испытывает удушье и ему кажется, что он тонет. Такая пытка убеждает человека, что он умирает, а это приводит к такой неконтролируемой панике, что все тело болит, выворачивает суставы, кажется, что внутренние органы оторвались внутри тела, отсюда человек не может сразу нормально ходить, а его желудок опорожняется от содержимого, что с Данилой и произошло, прямо в постели.  

– Лили! – крикнул Данил в третий раз, вытирая свои губы от остатков полупереваренной пищи.  

В другом углу комнаты, как показалось Данилу, мелькнуло два красных огонька, которые мгновенно потухли, и из темноты вышла Лили. Её глаза были закрыты, лицо сияло в блаженной улыбке, и Данил сразу понял, что недавно произошедший с ним инцидент, который чуть не лишил его разума, заставил нагадить в постель, испытать жуткую боль, это её проделки. Она тоже поняла, что Данил догадался, так как её лицо мгновенно покрылось красками смущения.  

– Дань, прости, но ты такой вкусный, когда пугаешься. В последнее время ты стал другой. Секс у нас уже не тот, я не могу насытиться. Прости, – сев с краю кровати, Лили добавила:  

– Пойми, я стала намного сильнее, мне теперь требуется гораздо больше энергии, чтобы поддерживать себя в данной форме. Мне тебя не хватает, я стала гораздо больше, сильнее, лучше, теперь я не могу довольствоваться тем малым, что раньше. Я голодаю, а скоро этот голод станет невыносимым.  

Сперва Данил хотел накричать на Лили, обматерить её последними словами, что имел его словарный запас. Его останавливало лишь одно: после жестокой пытки у него невыносимо болело горло при малейшем напряжении. Затем, услышав объяснения Лили, понял, что это бесполезно, в данном случае требовались куда более действенные меры, чем просто сотрясать воздух. Тем более она права, в их отношениях что-то неумолимо изменилось, он стал более холодным к ней. Осознание, что Тульпа может полностью контролировать его, влияя на подсознание, практически создавая путём манипуляций желания, эмоции Данилы, пугало, не давая полностью погрузиться в мир страстей. Воспоминание о лике демона над своей жертвой, подозрение, что именно так и выглядит Тульпа, сейчас с ним занимающаяся сексом, надев маску симпатичной девы, – никак не способствовало его расслаблению.  

– Ты понимаешь, что ты только что чуть меня не убила?! – громко сказал Данил.  

Девушка опустила голову, золотистые волосы упали ей на колени, она, обхватив голову ладонями, искренне, как показалось Данилу, заплакала. Её плечи подрагивали, волосы тряслись, и, наверное, если бы у неё были слёзы, то участок кровати, где она сидела, покрылся бы влагой.  

Данил не успокоился, её слёзы не разжалобили его. То, что он испытал только что, не могло иметь никакого оправдания. Он спрыгнул с кровати, которая пропиталась его мочой, и направился в душ, так как всё его тело было покрыто засыхающим ужином, который он изверг из себя после пытки, устроенной над ним Лили.  

Смывая с себя свои экскременты, при этом матерясь и с ужасом вспоминая недавние события, Данил немного успокоился. Вода все же подействовала на него благотворно. Выйдя из душа, он обнаружил Лили на прежнем месте, все так же с поникшей головой. Не обращая на неё внимания, сдёрнул с кровати испачканный матрас, одеяло и подушку, бросил всё это на пол, подумал: «Как я завтра всё это объясню работнице отеля, которая будет принимать у него номер? »  

– Что ты предлагаешь? – резко и жёстко спросил Данил Лили, скидывая грязное постельное бельё, при этом почувствовал, как ткань с трудом преодолевает участок кровати на котором сидела девушка, затем добавил:  

– Но то, что произошло сегодня, не должно больше повториться, иначе я вынужден буду принять меры, Лили! Ты, слышишь меня! Я чуть не задохнулся, лёгкие до сих пор болят, ты понимаешь это?! – трудно было сдерживать гнев, и не набросится на свою Тульпу.  

Лили сидела на краю кровати, опустив голову, всхлипывала, шмыгая носом, показывая всем видом, что она тоже расстроена недавними событиями или очень эффективно притворялась.  

– Ты Дань преувеличиваешь, я всё контролировала от начала и до конца, так, что тебе ничто не угрожало. Прости меня, я поняла, что допустила ошибку, заигралась и не повторю больше такого. Но тогда нам придётся вместе решить один щекотливый вопрос. Как мне быть? Постоянно недоедать? Я уже не могу так, мне необходима пища, а её источник – это ты! – Лили повернулась к Данилу, её глаза были полны слёз, а по щекам текли ручейки влаги, растворяясь в районе подбородка.  

– Это неминуемо приведёт к моим неконтролируемым подобным выходкам. Так как на данном этапе моего развития я полностью завишу от энергии, что получаю от тебя. Моё тело стало намного сильнее, да ты это сам ощущаешь, теперь я могу двигать небольшие предметы в физическом мире. Чтобы поддерживать такое эфирное тело, необходимо очень много энергии, которую ты мне не можешь дать в полном объёме. Что мне делать? Ведь я тоже живая?! – последний вопрос Тульпа выкрикнула:  

– Думаешь это легко, ходить постоянно голодной? Испытывать боль и жажду? Что мне делать?  

Данил внимательно слушал Лили и не знал, что ответить на её вопросы, поэтому повторил свой вопрос:  

– Хорошо! Я понял тебя! Ещё раз повторюсь. Что ты предлагаешь?! Но терпеть, что-то подобное я не намерен!  

В дверь постучались:  

– Извините, у вас там всё хорошо? – раздался голос горничной из-за двери.  

Данил понял, что он разговаривает с Лили на повышенных тонах. Пришлось выдворить женщину, сказав, что он репетирует роль. Все в гостинице думали, что он какой-то там актёр, поэтому это вполне прокатило, горничная ушла.  

– Есть один простой и в той же мере очень эффективный способ, как меня кормить, не прибегая к использованию твоей энергии, Дань, – с надеждой уставившись на Данила начала говорить Лили:  

– Этот способ древний, как мир, им пользовались и до сих пор пользуются практически все, кто имеет свою очень сильную как я Тульпу. Правда, нас, таких как я, люди редко называют именно так, только сведущие как ты, Дань, называют нас настоящим именем, а именно Тульпа. Другие именовали нас богами, духами, идолами. Приносили нам жертвы, чтобы кормить нас, давая таким образом энергию, что бы мы в свою очередь помогали им.  

– Ты хочешь сказать, что для тебя необходимо зарезать барашка? – озадаченно спросил Данил, стараясь в этот раз говорить потише.  

– Если примитивно, то да. – ответила Лили и продолжила:  

– Но не всё так просто. Понимаешь, жертвенное животное должен убить именно ты. Только так я могу питаться чужой энергией, полученной через кровь. И ещё немаловажный факт: при заклании жертвы, она должна как можно дольше мучаться, – Лили скривилась, видя, как Данил открыл рот от удивления.  

– Чем больше жертва мучается перед смертью, тем более качественную энергию я получаю, по-вашему, лучше, более разнообразно питаюсь. А если еда качественная, то я становлюсь намного эффективней в своей деятельности, ну и естественно дольше могу держаться до следующего приёма пищи. Отсюда такие кровавые и жестокие в древности, да и сейчас жертвоприношения, просто сейчас сей факт тщательно скрывают. Но многие сильные мира сего, кто имеет свою Тульпу, по горло в крови.  

– И кого я тебе в жертву принесу? – спросил с отвращением Данил и тут же добавил скептически:  

– Голубя или может кошку?  

Девичья фигурка дрогнула и, изображая кошку, подползла к Данилу, прямо по матрасу, оставшегося без постельного белья. Наблюдая за её грациозными движениями, Данил обратил внимание, что натянутая ткань матраса под её коленками и ладонями слегка, почти незаметно проминается. Сперва он хотел всё это списать на свои галлюцинации, но вмятины оставались даже после того, как Лили передвигала свои конечности дальше, на новое место опоры.  

– Вряд ли ты Дань, захочешь умертвлять целую дюжину кошек, а про птицу я вообще молчу. Это маленькие зверьки и их жизненная энергия плохо подходит, чтобы накормить такое существо как я. Можно, конечно, попробовать крупнорогатый скот, я думаю двух-трёх больших быков мне хватит, но их очень трудно удержать, когда они подвергаются жестоким пыткам.  

– Что, обязательно мучать животное, прежде чем убить? Я на это не способен. Ты же знаешь, Лили. А если я их просто пристрелю? – чувствуя, как во рту появилась неприятная оскомина, только лишь от одной мысли, что кого-то нужно пытать.  

Лили, добравшись до Данила, привстала и, обхватив его за талию потянула к себе. Непреодолимая сила толкнула Данила к кровати, в которую он упёрся коленками. Это очень удивило, прежде такой почти человеческой силы Данил не испытывал, взаимодействуя с Лили. До этого он ощущал её лёгкие и мягкие прикосновения, поглаживания, а тут практически полный контакт.  

– Видишь, какая я стала? Дотронься до меня… – Лили прижалась к его груди, её мягкие завитушки волос защекотали нос.  

Данил аккуратно, поднял свои руки и обхватил её голову, чувствуя, как его ладони проваливаются сквозь шёлк волос, упираются в девичью человеческую голову. Приложив немного усилий, он нажал на твердую плоть, чувствуя под ладонью мягкое ухо Лили. Раньше при небольшом нажатии на тело Лили руки проваливались в теплоту, приходилось обращаться с ней нежно. Теперь в его руках была самая настоящая человеческая голова. Опустив руки на плечи девушки, Данил присел, продолжая сжимать ладони с силой, пытаясь провалиться сквозь полупрозрачное тело, но это было бесполезно, он упирался в очень мощное сопротивление, ощущая под пальцами, нежную кожу Лили.  

– Дань! Ты мне делаешь больно! – эти слова отрезвили Данила, он опомнился и принялся гладить те места, что недавно пытался с силой промять, преодолевая сопротивление нового тела Лили.  

– Вот видишь, как благотворно на меня влияет хорошая пища. И это ещё не предел. Если ты мне поможешь, то я стану намного реальнее, чем ты, можешь себе это представить, – Лили говорила прямо в лицо Данила, смотря пристально в его глаза, и он ощущал её жаркое дыхание на своей коже.  

– Если ты, Дань, просто пристрелишь быка или корову, не важно, то я получу пищу в человеческом эквиваленте равную пшеничному зёрнышку. Согласись, что это очень мало, придётся целые стада стрелять, чтобы меня накормить, а это непрактично, да и затратно. Но даже если ты сможешь помучить крупное животное и убить его, то я всё равно получу энергию равную ложке варёного риса. Этого опять недостаточно, чтобы эффективно жить и работать. У животных есть эмоции, жизненная энергия. Но по сравнению с человеческой она совсем жиденькая, а главное, однотипная. Питаясь, например, одними быками или козами, я, в конце концов, начну чахнуть, терять силы. Ведь если бы ты питался одним хлебом и водой, не употребляя мяса, зелени, соусов, фруктов, овощей, то тоже бы долго не протянул: организму необходимы витамины, углеводы, белки и многое другое. То же самое происходит и с нашим организмом, нам необходимо питаться разной пищей. Страх – он как шашлык с весенним салатом под пиво, или стейк с гарниром под выдержанный виски очень питателен и энергии хватает надолго. Страсть, секс, как рыба или сыр с бокалом вина, тоже вкусно, но уже не так питательно. Радость или злость можно сравнить с сэндвичем или гамбургером, сытно, но, если есть каждый день, то сам понимаешь, – Лили замолчала, продолжая смотреть в глаза Данилу.  

В её взгляде читалась надежда, вера в то, что Данилу всё по плечу, но, несмотря на это, Данил отрицательно помотал головой;  

– Лили, я не смогу. Пытать, мучать бедных животных. Нет, это не ко мне, ты же знаешь. Максимум, что я могу – оторвать крылья у мухи или прихлопнуть комара, и то это только потому, что они не мычат, не кричат от боли. Хладнокровно замучить животину до смерти – нет, я на это не способен.  

– Ты прав, Дань, я знаю тебя, поэтому уверена, что ты сможешь. Ведь если ты не поможешь мне, то я умру. Ты же не хочешь, чтобы я мучилась, страдала, а потом умерла ужасной смертью? – её глаза наполнились влагой; бездонный, завораживающий колодец зрачков приобрёл голубоватый оттенок, вызывая ощущение бескрайней жалости, желание заботится о Лили, помочь ей, невзирая ни на какие препятствия.  

Сама мысль о том, что его богоподобная Лили может страдать от его бездействия, приводила в ужас. Неожиданно захотелось прямо сейчас приступить к действию.  

– Тем более, я не прошу, чтобы ты приносил эти жертвы всю свою жизнь. Мне достаточно преодолеть барьер, и дальше я смогу обходится без твоей энергии и твоего участия, – мило улыбнувшись, добавила она, нежно поцеловав Данила в губы.  

Он почувствовал на своих губах солоноватый вкус её слёз, что-то накрыло Данила, и он не смог оторваться от её поцелуя, чтобы задать вопросы, что бились, словно испуганные лошади на задворках его сознания.  

В его голове роились мысли: «Сколько жертв ей необходимо, чтобы участие Данила больше не требовалось, для поддержания жизнедеятельности Лили? Если Лили не устраивают жертвы в виде животных, которых необходимо замучить до смерти, то что тогда ей требуется? Неужели она имеет в виду, чтобы Данил замучил человека? И последнее, что будет с ним, когда Лили окончательно отсоединится от подсознания Данила, сможет самостоятельно передвигаться по земле, питаться, жить? »  

Теперь стало понятно, почему человечество так трепетно всю свою историю относилось к человеческим жертвоприношениям, считая их наиболее ценными для богов. Открылась тайна столь жестокого, отвратительного, беспощадного, поведения людей по отношению к себе подобным: концентрационные лагеря в нацисткой Германии и не только, жертвоприношения цивилизации Мая (когда у живой жертвы, вынимали сердце из груди), издевательства над своими пленными во время войн, многочисленные исчезновения людей, особенно детей, как в прошлом, так и в современном обществе и многие другие зверства человека над себе подобными.  

Теперь слова Иисуса из Назарета, он же Иисус Христос, звучали совсем по-другому: «Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни».  

Этот секс был особенным, Данил находился словно в тумане, не понимая, что происходит. Наслаждения накатывали раз за разом, он потерял счёт времени – сколько это длилось, можно было лишь предположить. Они отлипли друг от друга, лишь тогда, когда в комнате стало светло от вставшего на улице солнца, лучи которого с трудом пробивались сквозь плотные шторы. Тяжело дыша, они продолжали смотреть друг на друга, счастливо улыбаясь, испытывая приятную усталость и опустошённость.  

В самолёте Данил спал как убитый, без сновидений. Его разбудила стюардесса, попросив пристегнуться, так как самолёт пошёл на посадку; под крылом была Москва. В Москве пришлось ждать пересадку, целых два с половиной часа на другой самолет, отправляющийся в Италию. Данил, не торопясь, успел неплохо перекусить в ближайшем аэропортовом ресторане, отшив при этом ухоженную девицу с шикарными формами. Таких женщин, без труда можно встретить в дорогих заведениях. Их специализацией является охота на богатых папиков или их щедрых отпрысков, за кого она по всей видимости и приняла Данила. Данные женщины всегда выглядят на пять по пятибалльной шкале – ухоженные, безумно дорого одетые, в меру умные, а главное, готовые на многое за ваши деньги. Но, знала бы она, как выглядит убого, дёшево и вульгарно, по сравнению с Лили, сидящую с ним за столиком напротив. Конечно, девица не видела Лили, поэтому ей не пришлось ретироваться с позором. Поэтому она, томно улыбнувшись, с намёком типа «если что, я тут неподалёку», обдав дорогими духами, ушла поболтать с барменом. Данил даже рассмеялся на пару с Лили, провожая взглядом неудачницу сегодняшнего дня, наверняка выглядя в глазах подкатившей как сумасшедший.  

Поговорить со своей Тульпой во время дороги, перелётов не представилось возможности: они всегда находились среди людей. Поэтому, как только он попал на лайнер и закрылся в своей каюте, тут же, не откладывая в долгий ящик, перешёл к разговору с Лили. Его давно мучали вопросы, на которые у него не было однозначных ответов.  

– Лили, что ты имела в виду, говоря о том, что ты не можешь питаться долгое время энергией убитого животного, даже если оно такое крупное как бык? – обеспокоенно спросил Данил, понимая, что мучить животное он всё равно не сможет, поэтому необходимо было попытаться найти альтернативы, этому живодёрству.  

Лили, поняв куда клонит Данил, мгновенно сделала жалостливый вид и попыталась найти взгляд мужчины. Помня, что в гостинице в Ростове-на- Дону она заворожила его, можно сказать заколдовала, не дав слишком сильно вникнуть в данный вопрос, Данил опустил глаза, уставившись на пол каюты, стараясь не смотреть ей в глаза.  

– Чтобы я как личность могла развиваться, а также поддерживать свои возможности существа, не имеющего изначально твёрдой оболочки, мне необходима не просто энергия, а лучшая энергия, что существует в этом мире. Не будешь же ты подключать свой утюг к полуторавольтовой батарейке – там нужен гораздо больший ток, да и природа того электричества иная. – видя, что Данил не понимает её, Лили встрепенулась;  

– Хорошо! Я приведу пример на человеке. Люди рождаются во плоти, их душа вынуждена развиваться в телесной оболочке всю свою земную жизнь. Насколько душа застряла в теле, зависит от воли создателя. Но, чтобы душа развивалась гармонично, телу необходимо питаться, желательно хорошо питаться. Как говорят: «В здоровом теле, здоровый дух», и это недалеко от истины. Редко встретишь голодного человека, который является сосредоточением добродетели. Имея возможность жить не впроголодь, в достатке, у человека появляется перспектива прожить насыщенную, качественную жизнь, при этом развиваясь всесторонне, меньше сталкиваясь со стрессами, что калечат не только тело, но и дух. В таком теле душа получается самодостаточной, сильной, полностью развитой, такой, какую хотел изначально видеть создатель.  

Но, чтобы это произошло, телу необходима пища. Только поэтому, человек за всю свою жизнь убивает миллионы различных живых организмов, начиная от растений, заканчивая животными. Рубит деревья, занимается сельским хозяйством, при этом употребляя в пищу живые зёрна, корнеплоды, скармливая их же животным, которых тоже убивает, чтобы употребить в пищу. Всё это для него сотворил создатель, обеспечив заранее всем необходимым, чтобы душа человека могла развиваться в относительной безопасности. Даже если ты живёшь в городе и считаешь, что все эти убийства тебя не касаются, так как лично ты никого не убивал, спешу тебя огорчить, употребляя в пищу продукты питания, купленные в магазине, ты покровительствуешь планетарной индустрии смерти. Все ради одного, чтобы поддерживать жизнь в своём теле, где находится драгоценная душа.  

Приходит время и человек покидает тело, оставляя его на земле. Тело, которое он так долго вскармливал, столько лелеял, всё ради того, чтобы предстать перед создателем полностью развитой личностью. Душа – это сложный набор разных энергий, заключённых в духовную оболочку. Эту оболочку тоже называют телом, только духовным.  

Так, вот, Тульпы претерпевают совершенно обратную метаморфозу. Мы рождаемся энергией, что состоит из той же ткани, что и душа. Сперва мы пустая оболочка, не имеющая разума, разумом нас наделяет создатель, в моём случае это ты, Дань. Мне тоже, как и людям необходима пища, чтобы жить, чтобы развиваться. Только пища наша, это энергия создателя, или энергия, созданная усилиями создателя. Вам бог дал целую планету, чтобы расти и развиваться, мне ты дал только себя.  

Естественно, чтобы мне пройти все стадии и возродиться в теле, необходимо много пищи и времени. Если со временем у нас с тобой всё хорошо, то с моим рационом возникли существенные проблемы. Мне необходимо очень много пищи, гораздо больше, чем ты можешь мне дать. Животные могут на какое-то время поддержать меня в стабильном состоянии, но это короткий отрезок времени, а о дальнейшем развитии не может быть и речи. Чтобы я выжила, могла радовать тебя, помогать тебе, необходимо пойти на крайние меры.  

– Я тебя правильно понял, Лили, ты мне предлагаешь, замучить, а затем убить человека? – испуганно спросил Данил, зная ответ заранее.  

– У нас нет другого выхода, Дань. Если мы хотим, чтобы я оставалась на том уровне, на котором сейчас нахожусь, а в будущем стала ещё сильнее и лучше, то тебе придётся пойти на такой шаг. Взамен я сделаю тебя очень богатым и практически неуязвимым перед любой опасностью, я смогу добровольно нести и с радостью отдавать тебе все блага этого мира. Люди будут боготворить тебя, чтобы ты ни делал, какую бы чушь ни говорил. Но, если мы не пойдём на данный шаг, то твое тело не сможет выдержать мой возросший аппетит, и мы, к сожалению, погибнем оба. Ты должен понять, что этот шаг вынужденный для нас обоих. Иначе нас ждёт погибель, – голос Лили звучал так убедительно, так сладко, что казалось, – это единственно правильное решение.  

Данил понял, что Лили опять воздействует на его подсознание, внушая ему, что её слова – это единственная истина.  

– Ты съела охранника и фсбшника, которых я лично убил? – спросил он неожиданно.  

Тульпа тяжело вздохнула:  

– И да, и нет, фактически я их конечно же не ела. Тот всплеск энергии перед их смертью, был вызван твоими руками, и она стала мне доступна в какой-то мере. Сперва я была на голодном пайке из-за того, что ты был в клетке, и я не могла подзарядиться, а потом за короткий промежуток времени её оказалось слишком много. А так как мне необходимо было тратить энергию в усиленном режиме, воздействуя на лярв, ковыряясь в памяти тех, кто тебя заточил в подземелье, то я, не задумываясь, схомячила сразу двух, и, естественно, переела. Это как сидеть на наркоте, а потом вынужденно перекумариться, доза сразу увеличивается в два раза. Теперь, у меня нет возможности отыграть в обратную сторону. Трансформация назад невозможна, ты же не можешь вот так за здрасьте стать ниже ростом или помолодеть фактически на лет десять. Вот и у нас это практически невозможно. Верней не так, это возможно, но не факт, что получится, так как этот процесс сопровождается ужасными болями, такими, от которых, я скорей всего растворюсь в энергетическом поле. Естественно, перед предстоящей голодной смертью, испытывая такие боли, что и не снилось человеку, я могу спасовать. Более того тронуться умом, обезуметь, после чего напасть на тебя, как на единственный реальный источник пропитания. В таком состоянии, я начну бесконтрольно давить на тебя, высвобождая как можно больше энергии. Этого всё равно будет недостаточно, и я буду делать это всё чаще и чаще, в конце концов погублю тебя, а без тебя я стану неприкаянным духом, потерявший разум, что фактически для меня будет означать смерть, – грустно сказала Лили, тем самым подтвердив мысли Данила.  

– Лили! Нужно найти другой выход! – Данил посмотрел на Лили, столкнувшись с её взглядом, внутри бездонного голубого колодца, где-то в кромешной тьме её глаз горел красный огонёк.  

– Я тебе серьёзно говорю! Я не смогу замучить и убить человека, – сбросив наваждение, почти взмолился Данил.  

Лили промолчала, отвела взгляд, встала с кровати, прошла к балкону и растворилась в воздухе. Данил крепко задумался, а поразмыслить было над чем. Его знаний о Тульпах, невидимом мире духов, что был вокруг людей, не хватало – нужен был совет. Совет человека, разбирающегося в данном вопросе, желательно на уровне эксперта. Естественно он не мог позвонить маме или друзьям. Имя Анзан, всплыло в памяти неожиданно, он совсем забыл о своём старом друге монахе. Анзан наверняка сможет помочь: посоветовать, что делать, как быть, как найти альтернативный источник питания для Лили без всех этих маниакальных тем.  

Но как увидеть его? Спрыгнуть на ближайшей остановке большого корабля, добраться до аэропорта и долететь до Китая? Такой расклад тоже был приемлем, только времени на это уйдёт много.  

А если рискнуть, тем более он ничего не теряет и связаться с ним через Вондер? Неплохая идея, вот если не получится, тогда можно осуществить первый план, который точно сработает. Но раз до первой остановки плыть целые сутки (лайнер никуда не торопился, шёл по волнам средиземного моря лениво, не спеша, давая возможность своим пассажирам насладиться в полную меру морским бризом, тёплым солнцем, при этом потратить как можно больше денег в магазинах, казино Oasis of the Seas), то почему бы не попробовать? Данил лёг на большую кровать, что стояла в каюте для молодожёнов, закрыл глаза и попытался представить себя парящим над пустыней.  

Тропический лес вокруг небольшого озерка или прудика, окружённый пышущей жарой пустыни, щебетал множеством разнообразных птиц. Густая растительность покрывала весь ландшафт небольшого оазиса. Скинув толстую лиану с установленного на берегу большого плаката, на котором были написаны красивым каллиграфическим почерком логины и пароли его финансовой безопасности, Данил задумался, а как попасть в Вондер Анзана или позвать его к себе в оазис. Вспомнил, монах говорил, что вполне достаточно позвать его, находясь в своём Вондере. Собравшись с духом, Данил неуверенно крикнул в сторону леса, что превратился в непроходимые джунгли во время долгого отсутствия своего создателя.  

– Анзан! – эхо пролетело над макушками пальм, спугнув несколько экзотических птиц с яркими оперениями.  

Ничего не произошло.  

– Анзан! Ты мне очень нужен! – в этот раз крикнуть получилось гораздо увереннее.  

Наверное, этот способ был не действенен. Данил кричал долго, прохаживаясь вокруг озера. Кричал в лес, в воду, даже взмыл над оазисом в небо и звал монаха, находясь на высоте птичьего полёта. Хотел было спуститься на дно озера и попробовать позвать друга и наставника на его дне, но вдруг вылетел из Вондера, словно его оттуда вывел заранее заведённый будильник.  

Резко открыв глаза, Данил уставился на искусно украшенный золотой плиткой зеркальный потолок. Что его выкинуло из Вондера, было не понятно, так как он точно не заводил будильника. В дверь каюты раздался настойчивый громкий стук, сразу раскрылась причина столь молниеносного покидания оазиса. С трудом приподнявшись, Данил подождал, когда ещё раз постучат, чтобы понять, не привиделось ли ему. Повторный удар по двери привёл его в чувство, заставил спрыгнуть с постели и подойти к двери. Сперва он хотел спросить кто там на русском, но тут же вспомнил, что он на лайнере, принадлежавшем англоязычной компании и не факт, что его поймут. Как спросить то же самое на английском, Данил затруднялся сказать, поэтому просто открыл дверь.  

На пороге за дверью никого не оказалось. Данил выглянул в длинный коридор, устеленный золотистым ковром, чтобы посмотреть, кто же всё-таки стучал в дверь. Голова провалилась сквозь мягкую картинку, перед глазами возникла каменная, грубо обработанная брусчатка, вместо украшенного в золотые тона коридора корабля. Он сразу узнал храмовый комплекс Джокханг, стало понятно, что Данил до сих пор находится в Вондере, только не в своём, он попал в гости к Анзану.  

Люди вокруг отсутствовали, каменные строения, дорожки, лестницы пустовали, это было непривычно, так как в Джокханг всегда было полно народу. Пройдясь немного вперёд, Данил оглянулся, каюта исчезла за его спиной. Вокруг была полная тишина: ни ветра, ни пения птиц, ни вездесущих шарканий ног по каменной брусчатке. Анзан в поле зрения отсутствовал и поэтому Данил попытался позвать его, нарушив почти осязаемую тишину вокруг.  

– Здравствуй, Данил! – послышался голос монаха, в ответ на призыв Данила.  

По лестнице в его сторону поднимался старый друг Анзан, он приветливо улыбался.  

– Куда пропал? Пытался не раз с тобой связаться, но ты закрылся – не достучишься, – монах протянул свою мозолистую ладонь для рукопожатия.  

Данил понял, что лететь в Китай теперь не надо. Он смог встретиться с Анзаном посредством Вондера, хотя так до сих пор и не понимал, как это работает. Монах пригласил старого друга из России на их старое место, где Данил познал, что такое Вондер, впервые услышал о Тульпах. Там, на камнях уже была расстелена прозрачная клеёнка, на которой стоял знакомый чайник с пиалами вокруг, корзина с твёрдым сыром и пресными лепёшками. В этот раз горькая, тёмная жидкость показалась божественной по своему вкусу. Насладившись простой едой и горячим напитком, Данил наблюдал за заходящим солнцем. Настало время для общения.  

– Ну, рассказывай, как там твоя Тульпа? Получилось? Хотя я и так вижу, что получилось. Как назвал свою новую подругу? – улыбка монаха была доброй, располагающей к тёплому общению.  

Пришлось Данилу выложить всё без утайки, всё, что с ним произошло за последние полгода. Уделив особое внимание на последние события, пожелания Лили, он поведал о своих переживаниях по этому поводу. Анзан слушал внимательно, не перебивал Данила, его лицо стало сосредоточенным, даже обеспокоенным, когда речь зашла о том, что Лили хочет, чтобы Данил убил человека, перед этим замучив его. Объяснив это якобы необходимостью совместного выживания.  

– Я говорил, тебе, что слишком подвижная Тульпа – всегда проблема, но ты не послушал меня, к сожалению. Ну да ладно, в данное время есть проблема посерьёзнее. Твоя Лили сказала тебе правду по поводу своего рациона питания, а стечения обстоятельств, повысили её аппетит до безобразия. Была бы она камнем мудрости или деревом счастья, всё было бы куда проще. Но тогда бы она не смогла тебе помочь в том подземелье. Только за счёт своей мобильности, сильного тела, что ты создал для неё, ума, смекалистости, которыми ты её наделил, она смогла так эффективно помочь тебе. Правда, как я понял, ты сам не желая того, дал Лили то, что ей никак нельзя было пробовать, а именно смерть. Смерть – это очень плохая энергия, тёмная, хоть и необходимая в нашем мире. Искусив столь сладкий плод, Тульпе тяжело остановиться, и она не отступится, будет требовать ещё и ещё, загоняя тебя, твою душу в ад на земле. Да и после смерти тебе не будет покоя.  

Выход только один: уничтожить сам источник проблемы, но это сделать совсем не просто. Как я тебе говорил, убить Тульпу практически невозможно, это бестелесное, почти вечное существо.  

– Что, так всё плохо? – Данил посерел лицом, затем задал ещё один вопрос с надеждой в голосе:  

– Может есть способ понизить её аппетит? Ну, как там Лили говорила, пройти обратную метаморфозу, чтобы она стала меньше и ей хватало той энергии, что я ей давал до этого? Правда, она говорит, что это очень болезненно для неё.  

Монах внимательно посмотрел на Данила.  

– Твоей Лили не нужна никакая метаморфоза. В этой части она тебе нагло соврала, а если она начала врать, то плохи твои дела, – увидев озадаченный вид Данила, продолжил:  

– Приводя пример об особенностях питания людей и духовных, эфирных сущностей, твоя Лили подводит тебя к тому, что ей необходима какая-то особенная пища. На самом деле это грубая манипуляция, к которой такие как она, прибегают очень часто. Тульпы даже могут пойти на беспрецедентные действия как запугивание, шантаж, физическое давления на своего создателя. Ну, ты это уже знаешь, лично на себе ощутил. Попытка удушить – это наиболее частый, известный приём физического воздействия. Ещё есть такой, как запугивание, путём переноса мелких предметов, их исчезновение, изменение их целостности, создание неожиданного звукового эффекта (резкий шум или крик).  

Помолчав немного, Анзан продолжил:  

– Я тебя заверяю: твоей Лили вполне достаточно того, что ты ей даёшь, но она, попробовав на вкус смерть, теперь не хочет довольствоваться малым. Ей как любому эгоистичному, капризному существу, тем более ассоциирующего себя как женский пол, наделённого чертами характера именно этого гендера, хочется большего. А, значит, для достижения своих целей-желаний можно пойти на ложь, манипуляцию, шантаж. Вряд ли теперь Лили остановится, тебя ждут тяжёлые времена, если ты конечно не примешь меры.  

– Мне даже страшно спрашивать, что это за меры, – тяжело произнёс Данил, глядя на никогда не заходящее за горы солнце в Вондере Анзана.  

– Я к ней так привык и стольким ей обязан, что мне становится не по себе от мысли остаться без неё. Мне даже кажется, что я её люблю. Что мне делать Анзан?  

Монах налил напиток в пиалы, пригубил свою и, продолжая наслаждаться дивным видом в низине гор, грустно произнёс:  

– Понимаю тебя, мой друг. Уничтожение своего создания для большинства адекватных людей равноценно убийству своего родного чада. Это очень тяжело, несёт практически невыносимую физическую и психологическую боль. Многие, столкнувшись с этим, не выносят тяжкий груз и предпочитают погибнуть сами, лишь бы не брать на себя эту ответственность.  

Ты должен понять, Данил, что созданный тобою Джин, хоть и является духом от духа твоего, вышел из-под твоего контроля. Теперь Лили представляет реальную угрозу для тебя, и даже вполне возможно, твоих близких. Не забывай, что она может перейти на шантаж, влияя на лярв твоих близких, друзей, партнёров, как это сделала с бандитами, что захватили тебя и пытались вытрясти твои банковские счета.  

– А на моих лярв, она может влиять? Лили сказала, что лярвы есть у всех, в том числе и у меня, – забеспокоился Данил.  

– Она права, лярвы есть у всех живых существ на земле, в том числе и у нас с тобой. Но эфирные существа не терпят конкуренции, поэтому я просто уверен, что твоя Лили подчистила твоё биополе очень хорошо. Так что в этом вопросе тебе ничего не угрожает, она сама для тебя та ещё Лярва, таких паразитов ещё поискать надо. Но вот на твоих близких она может ополчиться, поэтому я дам тебе кое-какие знания, чтобы ты знал, как их уберечь от Лили. Ну да ладно, продолжу по поводу того, что ты испытываешь сомнения, угрызения совести, привязанность к Лили, – монах ещё раз отпил из пиалы и продолжил:  

– То, что произошло с тобой в номере отеля, я имею ввиду не великолепный секс, про который ты мне рассказал, а попытку удушить тебя, напугать до смерти, это всего лишь цветочки. Ягодки не заставят долго ждать, если ты, конечно, не уступишь ей, тогда она затаится на время и даже выполнит все свои обещания, подсаживая тебя на богатство, тщеславие, праздность, от которых тебе будет очень тяжело отказаться. Тогда её аппетиты возрастут, и ты будешь вынужден удовлетворять все её прихоти. Тем более ты к тому времени убьёшь не раз, то есть переступишь порог бездны, сожжёшь мосты, уничтожишь в себе человека своими бесовскими поступками.  

Но если не уступишь ей, не удовлетворишь её жажду, то Тульпа покажет себя во всей красе. Удушение во сне малое, что она с тобой сделает. Люди вокруг, друзья, родственники начнут болеть, умирать вследствие болезней, несчастных случаев, случайных событий. Сам ты будешь постоянно себя чувствовать уставшим, больным. Все это Лили будет списывать на то, что она, дескать, голодает и все такое. Жизнь превратится в кошмар: ни денег, ни здоровья, кругом одни проблемы, невезение, пустота. А она будет непрерывно давить на тебя, убеждая в том, что она стала слабой от голода, из-за этого не может тебе помочь, хотя вроде, как и хочет, да вот сил нет. Доведёт тебя до такого состояния, что ты сам захочешь кого-нибудь убить, лишь бы прекратить такое жалкое существование.  

Наверняка спросишь, как так получилось, почему она стала такой? Ответ простой, Лили попробовала одну из самых противоречивых энергий, чем является смерть. Эта энергия такая же сильная, неотвратимая как сама жизнь. Можно сказать, что Лили вкусила запретный плод, как Ева из книги бытия, соблазнённая хитрым змеем. В христианстве сатана, змей, смерть – синонимы, поэтому можно сказать, что Лили, познав вкус смерти, стала демоном, бесом, чёртом, злым джином. Теперь она не остановится ни перед чем, чтобы получать энергию смерти постоянно. Естественно, только тебе решать, как поступить в данной ситуации. Но я тебе рекомендую убить Лили, даже если это будет очень тяжело для тебя.  

Взгляд монаха был жёстким, губы превратились в узкие полосочки.  

– Как это сделать? – спросил Данил, чувствуя, как его голос дрожит.  

– Есть всего два способа. Первый – умереть самому и второй – ритуал номер семь, – ответил Анзан. Затем, предвещая вопросы Данила, продолжил:  

– С первым всё понятно, твоя физическая смерть лишит Лили так необходимой для неё пищи, которая на данном этапе энергопотребления является значительной. Это приведёт к тому, что она буквально растворится в пространстве, станет скитающимся духом, неприкаянным приведением. В более поздний период, если она получит от тебя то, что желает, проживет, поддерживаемая тобой более двух лет, что является совершеннолетием для Тульпы. Могут возникнуть более существенные проблемы. Она преобразится, у неё появится новое тело, более сильное, чем сейчас, тогда твоя смерть не уничтожит её, более того она сама попытается избавиться от тебя.  

Это был ответ Данилу на вопрос, мучавший его: «Что будет с ним, когда Лили перестанет нуждаться в нём, как в первоисточнике пищи? »  

– А второй? – понимая, что первый для Данила не подходит, с надеждой спросил он.  

Монах начал издалека;  

– Давным-давно, на заре веков, когда всё только начиналось, у одного Шахиншаха, что означает «Царь Царей» была армия из джинов. Это тоже Тульпы, только высшего порядка, такой станет твоя Лили, если получит от тебя требуемое. Так вот, Шахиншах не зря назывался именно так, на это были веские причины. Царь-Царей постоянно вёл войны, захватывая все новые поселения, страны, острова, континенты. Подчиняя себе других властителей, требуя от них не только обычный налог, но и человеческий. А именно, покорённые народы были обязаны предоставлять в гарем Шахиншаха определённое количество дев, а в армию юношей. Поговаривали, что из гарема постоянно слышались душераздирающие крики умирающих людей. Армию Шахиншаха никто не мог победить, даже если его армия из живых людей, солдат уступала по количеству противоборствующую сторону. Джины, настолько сильные, что могли переворачивать, подбрасывать в воздух всадника с лошадью, не давали ни малейшего шанса победить Шахиншаха.  

Но Шахиншах был простым смертным человеком, поэтому, когда пришло его время, он, естественно, умер, покинув этот бренный мир. В его дворце, покоях, особенно гареме начались безумства. Джины, потеряв своего кормильца, сошли сума. Хлопали двери, падали картины, постоянно звенела разбивающаяся посуда. Люди, попав в эти помещения, чувствовали себя плохо, многие теряли сознание, не выдержав прессинга разбушевавшихся джинов.  

Был приглашён один мудрец. Поговаривали, что он с лёгкостью может расправиться с целой армией Джинов. Звали того мудреца Алнах. Был он очень стар, ходил в обносках, ел то, что ему подадут люди. Жил вроде как в пещере, но это не точно, другие говорят, что не было у того жилья, кроме чистого неба.  

Так вот, Алнах попросил медный кувшин, но это тоже не точно, может быть и бронзовый, не знаю, какие металлы в то время могли обрабатывать, но в любом случае он обязан быть из металла. Кувшин обязательно должен был соответствовать определённым критериям, быть с длинным узким горлышком, которое должно закрываться плотной крышкой или пробкой из того же металла. Ещё мудрецу необходима была помощница, а именно девушка, непременно молодая, красивая, с чёрными длинными волосами. Люди, уставшие от безнаказанного бесчинства Джинов, беспрекословно предоставили Алнаху всё необходимое.  

Мудрец провёл ритуал, в последствии названный «Гневным», в переводе на русский. Описан он монахами под ритуалом номер семь. Заключается он в следующем.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ритуал № 7.  

 

«Кто обучился знаниям, которые необходимо приобретать ради довольства Аллаха, с тем, чтобы добиться мирской цели, не почувствует даже запаха Рая в День Суда» (Абу Давуд, Ибн Маджах).  

 

Только покинув Вондер Анзана, Данил немедленно приступил к осуществлению полученных инструкций. Тульпа имеет безграничные возможности, чтобы влиять на подсознание своего создателя, ведь на первоначальном этапе она является непосредственной его частью. Соответственно о замыслах Данила Лили узнает очень быстро, если не мгновенно. Поэтому Данил решил срочно оградить Тульпу от своего белого огня, горящего где-то глубоко в его голове, являясь хранилищем знаний многочисленных поколений. Закрыть своё подсознание Данил решил клеткой на подобие той, в которой он содержался в подвале, только созданной с помощью форсинга. В таком способе было одно огромное преимущество: несмотря на то, что подсознание будет закрыто от Лили, он лично сможет пользоваться им беспрепятственно.  

Был и минус в такой клетке, Данил потеряет возможность контактировать с Лили, так как большая часть контакта, что он ощущает физически, осуществлялось через подсознание. Можно было забыть о том, чтобы видеть Лили, общаться с ней, и уж тем более чувствовать её запахи или осязать, так как такая клетка наглухо перекроет доступ Джина к его органам чувств. Реальная решётка, созданная из какого-то там металла и скреплённая небесным огнём, по простому – электрической дугой сварки, не могла сравниться с духовной крепостью, созданной в Вондере.  

Единственное, как Лили могла подействовать на Данила, это только через реальный физический мир. Хорошо, что его Тульпа не дошла до такого развития, как Джины из легенды про Шахиншаха, способные бросать в противоборствующую им армию их же лошадей с всадниками.  

Куб из переплетённой проволоки вокруг сияющего белым светом шара со спиралью, на дне озера в оазисе, никак не получался. Квадратные края решётки постоянно пытались загнуться, приобрести сферическое очертание. В конце концов, плюнув на попытки их выпрямить, Данил принялся форсить шар: ему почему-то казалось, что этого вполне достаточно. Тем более Анзан не говорил какой формы должна быть преграда, главное – оградить своё подсознание от Лили. Дело тут же стало спориться и пошло быстрее.  

Закончив форсить заграждение от внешнего воздействия, Данил, убедившись, что сфера со всех сторон крепкая и надёжная, взмыл вверх. Вырвавшись из воды, он увидел, что оазис горит, отбрасывая в воду сполохи огня. Джунгли вокруг полыхали, словно сухая бумага, при этом жару от горящих деревьев на своей коже Данил не чувствовал. Повернувшись в сторону плаката с написанными на нём логинами и паролями, он увидел, что край стенда уже оплавился, огонь подбирался к нему.  

Поняв, что Лили знает, что он задумал, и на последок, пока её не отгородили от подсознания, решила сжечь Вондер, Данил принял решение исправить положение. Он помнил, как вырубал растительность джунглей, только представив, что у него в руках мачете. В этот раз он решил проблему более радикально и зрелищно. Подняв руки вверх, закрыл глаза, представил тучи над пустыней, гром, молнии и проливной дождь. Сквозь кожу век померк свет яркого пустынного солнца, в ушах послышался сперва далёкий, затем приближающийся рокот грома, на лицо упала первая крупная капля дождя, неся в себе прохладу и влажность.  

Оазис был спасён, стенд с записями тоже, и Данил вылетел из Вондера в реальный мир, чтобы продолжить осуществлять инструкции монаха, спасая себя и своих близких.  

 

 

 

Предстояла огромная работа. Во-первых, ему был необходим помощник в лице прекрасной половины человечества. Строго соответствующий определённым критериям, а именно молодая девушка, не обязательно девственница, главное, чтобы её возраст был не старше двадцати двух лет. Стройная, красивая, имеющая длинные чёрные волосы. Про цвет глаз, размер груди было неизвестно, а может это было неважно. Данил подозревал, что в условиях по выбору коллеги для ритуала наверняка было больше надуманного, всё для красочности процесса и самой легенды. Он просто был почти уверен, что ассистент мог быть любого пола, возраста и растительности на голове, так как единственное, что должен делать данный человек, это держать сосуд в руках, всё остальное совершит сам Данил.  

Но вот рисковать и проверять свою теорию на себе любимом как-то не хотелось, поэтому он предпочёл следовать строго инструкции Анзана. Так как в случае неудачи данного ритуала, могли возникнуть такие последствия, о которых даже не хотелось задумываться. Во-вторых, главным инструментом в ритуале номер семь был металлический сосуд с плотной крышкой. Желательно медный или бронзовый, с длинным узким горлышком, который найти в современном мире та ещё трудная задача. Кто сейчас пользуется посудой данного вида, когда кругом распространён пластик и пластмасса.  

Первой остановкой лайнера Oasis of the Seas был Монако, а именно Ницца, вряд ли в этом современном городе найдётся, что-то подобное. Поэтому придётся, выходить во всех городах средиземноморья, через которые будет проходить лайнер, и делать в них значительные остановки. Посещать специализированные, сувенирные и не только магазины в поисках подходящего кувшина, амфоры или другую соответствующую по описанию посуду.  

В-третьих, потренироваться, погружаясь в Вондер, не открывая подсознание для Лили, попробовать пофорсить перенос заключённую в клетку Тульпу в кувшин. Наложить заклинания на сам сосуд, чтобы Джин не мог вырваться оттуда, пока его не откроют или не развеют установленное Данилом заклятие. Это на первый взгляд казалось простым, на самом деле не имея опыта, можно было напортачить так, что лучше сразу броситься за борт лайнера, в синее средиземное море.  

***  

Прохаживаясь по каюте, обдумывая всё, что предстоит сделать, слова и инструкции Анзана, Данил ощутил лёгкий ветерок на затылке. Резко повернувшись, уставился на закрытые двери балкона. Значит, дуновение ветра, это не внешний фактор, что-то внутри помещения создавало поток воздуха, и Данил знал, кто на это был способен.  

– Лили?! – громко позвал её Данил.  

В ответ никто не ответил, Данил прислушался к своим ощущениям. Стало почему-то грустно, непривычно, он так привык к постоянному присутствию Лили, её проделкам, запаху, лёгкому, словно весенний ветерок прикосновению, что в отсутствие всего этого вокруг была пустота. Хотелось заплакать, он чувствовал себя мерзко, нелегко быть предателем своей Лили. Ведь им было так хорошо вместе, она очень сильно изменила его жизнь. Всего за полгода он из простого Саратовского электрика, превратился в респектабельного господина с хорошим финансовым счётом за душой. А какой у них был секс, наверное, он больше не испытает ничего подобного. Их разговоры, мелодичный голос Лили, её почти детское любопытство и наивность, так нравились Данилу. Запах Лили всегда сводил с ума: такие ароматы вряд ли могут существовать в реальном мире, а значит он их больше не почувствует. Поймав себя на мысли, что он рассуждает о ней в прошедшем времени, с глаз Данила полились слёзы. Он сел на край дивана, стоящего напротив кровати, на которой они наверняка бы сейчас резвились, если бы не такие сложные обстоятельства.  

Прозрачная бутылка с чистой родниковой водой упала со стеклянного стола на пол и покатилась в сторону Данила. На улице был полный штиль, естественно, судно шло размеренно, не качаясь на волнах, так, что Данил знал, чьи это проделки и криво усмехнулся, представив, как Лили её катит в его сторону. К горлу подкатил ком тяжести, он ненавидел себя за то, что задумал сделать с той, кого полюбил. Чтобы не испытывать больше эту боль, Данил резко встал и вышел из каюты в длинный коридор, по которому направился туда, где счастливые люди отдыхают на лучшем круизном лайнере средиземноморья.  

Эта мера помогла на время забыться: вид медленно прогуливающихся людей, не обременённых заботами и бытовыми трудностями, успокаивал. На лайнере по большей части присутствовали пожилые люди, редко можно было увидеть людей моложе сорока, он в свои двадцать с большим хвостиком был здесь как белая ворона. В таком рае для стариков, естественно, европейских пенсионеров, посетила другая грустная мысль. Данил вспомнил родителей, с их пенсией, что им назначило государство (не надо путать с – они заработали), позволить себе подобный отдых вряд ли получится. А чем мои старики хуже всех этих бюргеров, франков, англов и других многочисленных европейских пенсионеров?  

Любуясь роскошными видами круизного лайнера, наблюдая за счастливыми европейскими пенсионерами, думая о любимых родителях, Данил набрёл на торговую зону, где располагались магазины, прямо на корабле. Они тянулись в одну линию, имели стеклянные витрины, через которые хорошо было видно, чем в данное время торгует эта торговая точка. Тут были магазины с одеждой, парфюмерией, продавались книги, естественно, бижутерия. Дойдя до магазина с сувенирами, Данил заглянул в него из чистого любопытства, покупать он ничего не собирался, тем более на круизном лайнере цены были заоблачными. Осмотревшись вокруг, его взгляду ничего не приглянулось, обычный ширпотреб, только цены конские.  

Следующий магазин торговал табачными изделиями, конечно в основном дорогущими сигарами, сигариллами. Данил не курил и хотел пройти мимо, но резко остановился, его что-то привлекло, он ещё не понял, что именно, но в подсознании как будто щёлкнуло озарение. Зайдя в помещение, где вкусно пахло различными сортами табака и ароматизаторами, Данил подошёл к витрине. Под стеклом, помимо разнообразных табачных изделий, находились также и аксессуары курильщика: различные курительные трубки, брендовые зажигалки, табак в ярких упаковках, испарители для вейпа и жидкости к ним. Данила никто не отвлекал от созерцания всего этого разнообразия, продавец был занят пожилой парой, вталкивая им большой кальян с трубками на несколько персон.  

Кальян! Словно взрыв в мозгу пронеслась мысль, и Данил посмотрел на верхние витрины, находящиеся у продавца за спиной. Там на стеклянных полках за прозрачными дверями стояли кальяны ручной работы, произведённые наверняка где-нибудь в Египте или Северной Африке, там любят такие делать. Но главное было в том, что все эти красивые, с шикарной чеканкой, качественные, безумно дорогие кальяны были из бронзы.  

 

 

 

Если присмотреться к подобному курительному изделию, то можно легко найти невероятное сходство с амфорой или кувшином. Понятное дело, что кальян более совершенное изделие, но его вполне можно использовать вместо амфоры для заключения в его недра Тульпы.  

Выбрав взглядом наиболее большой, Данил взглянул на его ценник, тот неприятно удивил. Магазин хотел за бронзовое изделие, пускай и ручной работы, аж целых полторы тысячи в европейской валюте. Конечно, это была завышенная цена, но Данил мог себе это позволить, тем более это устраняло проблему в поиске подходящей амфоры или кувшина.  

Рассматривая другие кальяны, в ожидании, когда продавец освободиться, Данил вспомнил, теперь оказывается такое далёкое прошлое. Давным-давно, можно сказать, в прошлой жизни, у него была девушка, живая из плоти и крови, он её, кажется, любил, сейчас и не вспомнишь точно. Лили сильно поменяла его отношение к другим женщинам, после неё трудно будет смотреть на других девушек, с их недостатками. Вот и Полину он забыл быстро, почти мгновенно. В то далёкое прошлое, во время клубнично-романтичных отношений, они часто с Полиной ходили в один бар, где помимо стандартного меню предлагался также кальян. Самому Данилу не очень нравилось вдыхать ароматный дым, а вот Полина обожала это дело, а что не сделаешь ради любимой девушки. Пытаясь вспомнить детали их встреч, разговоры, да хотя бы лицо Полины, Данил к своему ужасу осознал, что его воспоминания нечёткие, расплывчатые, словно происходило всё это в тумане. Никак постаралась Лили и устранила некоторые воспоминания из памяти Данила, таким образом пытаясь избавиться от конкурентки. Хоть лицо Полины Данил не вспомнил, но он ясно помнил, что она стройная брюнетка, с длинными волосами, черными как смоль, при этом мягкими как шёлк, он любил эти волосы.  

От воспоминаний его отвлёк продавец, спросив, что-то на английском, Данил не понял что, но тут же вспомнил, что хотел приобрести кальян, на который указал рукой. Тяжёлое бронзовое изделие перекочевало из стеклянной витрины на стол, чтобы клиент мог его лучше рассмотреть. При этом продавец постоянно что-то говорил, а Данил, совершенно не понимая его речь, словно забыл все слова на английском, продолжал думать, отстранившись от реального мира. В его голове зрела и нарастала новыми деталями мысль о том, что он будет делать в ближайшее время. Мозг делал расчёты, подсчёты, возможные проблемы, но решение было уже принято. Мне нужен партнёр, сообщник, чтобы справиться с Лили, предположительно молодая девушка, стройная, красивая, с длинными волосами. Под это описание идеально подходила Полина, тем более она не чужой человек. Месяц назад она пыталась связаться с Данилом, звонила, писала смс, в ВК, но он не ответил ей по понятным причинам, рядом с ним была лучшая девушка на свете, Лили.  

Осуществив покупку, расплатившись онлайн картой, Данил взял в руки тяжёлый кальян и хотел унести его к себе в роскошную каюту с балконом, но продавец остановил его, стал возмущаться, говорил при этом он быстро, сильно зажестикулировал, пришлось прислушаться, что ему хочет сказать испанец или кто он там по национальности. Оказывается, по правилам судна Oasis of the Seas купленный алкоголь, табачные изделия и аксессуары к ним хранятся в магазине до окончания круиза. Удивившись таким правилам, Данил попытался объяснить продавцу, что кальян ему нужен в каюте и курить его он не собирается. Испанец по внешнему виду был непреклонен, пришлось применить тяжёлую артиллерию, а именно, банально дать взятку, положив на стол двести евро одной купюрой. Такая щедрость тут же изменила настроение продавца, он сдулся и заговорщически предложил упаковать покупку от посторонних глаз.  

Кальян весил не мало, не меньше десяти килограммов, ясно давая понять, что бронзы на данное изделие не экономили. Поставив покупку в шкаф, Данил, усевшись в удобное кресло, достал смартфон и нашёл в контактах «Полиночку».  

– Привет Данчик, куда пропал? – раздался давно позабытый, но всё же знакомый голос из динамиков телефона.  

Вопрос немного развеял неуверенность Данила, на самом деле он не знал, с чего начать разговор со своей бывшей. Рассказав вкратце придуманную историю, в которой не было места Лили, Тульпам, Вондерам, форсингу, даже монаха Анзана он не упомянул, а уж бандитов и его плен тем более. История была проста как мир: «Работал электриком, торговал на бирже валютой, безумно скучал по ней, не находил себе места в этом мире без неё. Осознал, что она для него единственная любовь на земле и сколько бы времени не прошло, не перестанет любить её. И если они не смогут быть вместе в этой жизни, то он непременно найдёт её в следующей (девушки любят такие истории). Но тут ему неожиданно повезло, подфартило так, что он долгое время не мог прийти в себя, поверить в свой успех. Пришлось уехать из страны, затихариться, спрятаться, только поэтому он не отвечал ей долгое время. А сейчас, когда он понял, что опасность миновала, он находится в безопасности, немедля набрал номер той, о ком не переставал думать. И теперь, слыша её голос на другом конце трубки, он самый счастливый человек на земле».  

Девушкам, женщинам не интересно слушать, в чём там так подфартило мужчине. Наряду с этим, мужчины даже не подозревают об этом, женщинам все равно, где ты работаешь, откуда твой источник дохода, кто ты в должности, тем более слушать об этом. Единственно, что важно для прекрасной половины человечества, это реально ли ты успешен финансово и, главное, до какой степени ты будешь щедрым ради неё.  

Поверьте на слово, если ты работаешь дворником, но живёшь в роскошном двухэтажном особняке, ездишь на дорогой и престижной машине, при этом готов быть обходительным с ней, добрым и очень щедрым, то ты предпочтительнее её мужа, ведущего мирового учёного, разрабатывающего лекарство, что спасёт не одну жизнь, но при этом имеющий строгий, жёсткий характер и считающий каждую копейку. Ведь прекрасной половине невдомёк, что, чтобы добиться каких-либо успехов в этом мире, мужчина просто обязан быть жёстким и строгим со своими сотрудниками, и это, к сожалению, отражается на семейной жизни.  

Только поэтому большинство работников считают своего руководителя ненормальным, слишком требовательным, так как не обладают такими качествами как самостоятельность, принципиальность взглядов, отстаивание собственных и корпоративных интересов, активностью, непокорностью, волей, жаждой деятельности, лидерством. Все эти качества присутствуют у сильного человека, мужчины, но для женщин важнее собачья послушность и лебединая покорность, в этом и есть секрет постоянного гендерного противостояния.  

Но если быть полностью справедливым, то спрашивать, где ты работаешь, сколько ты зарабатываешь, сколько у тебя было до меня половых партнёров, какой ты любовник или любовница, следить за тем насколько ты хорош как хозяин или хозяйка, это не что иное как отношение к своему партнёру как к вещи и не более. Но не нужно такой интерес сравнивать с браком или будущим браком, потому что брак – это всегда деньги, а деньги – это всегда физические вещи, которые не имеют никакого отношения к одухотворённому чувству под названием любовь.  

Отсюда так важно для женщины слышать столь сладкие слова, тем более от человека, который реально преуспел финансово, это подтверждает его расположение к ней, а значит желанием поделиться своим ресурсом. Только не надо кричать, что все женщины меркантильны, просто мужчины должны понять, что это их женская природа, так устроено мироздание – и сразу станет легче. Не ты носишь плод в своём теле девять месяцев, не тебе вставать по ночам в течение года после рождения ребёнка, да и воспитанием потомства папы занимаются гораздо реже мамы, естественно женщине нужна страховка в виде стабильности. Чтобы успокоить мужчин, предлагаю им самим искать состоятельных женщин, не зря же в недавнем историческом отрезке времени главным критерием выйти девушке замуж было приданное.  

Несомненно, Данил лукавил, ему нужна была Полина, искать девушку идеально подходящую под описание партнёра для совершения ритуала номер семь было очень долгим и затратным занятием, а тут почти под боком, когда финансы позволяют, идеальный кандидат. Тем более по странному стечению обстоятельств, Алнах из легенды, когда брал с собой девушку для совершения данного ритуала не предупреждал её о том, что сам мудрец собирается делать. Её роль была проста: держать сосуд в руках над головой Алнах с направленным узким горлышком на его темечко, всё для того, чтобы будущее вместилище джина не сместилось под влиянием внешних факторов, пока Алнах находится в Вондере. А когда ритуал будет завершён, и Алнах очнётся, выйдя из медитации, резко закрыть это самое горлышко пробкой или крышкой.  

Полина слушала внимательно, не перебивала, потом долго молчала, шумно дыша в трубку.  

– Данчик, а ты где сейчас? – спросила она грустно.  

Данил объяснил, что он в данное время находится в средиземном море на круизном лайнере, рассказал на каком корабле находится, описал какой он роскошный и огромный. Что один в самом дорогом номере этого корабля, рассчитанный на двоих, который оплачен на всю поездку.  

– Полин, я хочу тебя увидеть, ты можешь прилететь ко мне? Поговорим с тобой, отдохнём, обсудим, может у нас есть будущее, как ты думаешь? – на том конце молчали.  

– Скинь номер карты, я тебе закину туда денежку, чтобы оформить всё, на билеты и другие расходы. Через четыре дня я буду в Барселоне, это в Испании, лайнер Oasis of the Seas пробудет там сутки. Я буду ждать тебя, моя любимая, – надавил Данил, зная, что Полине трудно будет устоять от такого соблазна.  

– Данчик, мне нужно подумать, с мамой поговорить. Хорошо? – с дрожью в голосе произнесла Полина.  

Через полчаса после их разговора, на WhatsApp пришло сообщение от Полиночки, в котором фигурировали цифры, явно номер карты и смайлик в виде сердечка.  

***  

Барселона встретила знойной жарой, все шезлонги на палубе лайнера были заняты, загорающими под палящим солнцем. Данил, получив сообщение от Полины, бежал навстречу по нескончаемым корабельным лабиринтам. Он действительно был рад, что она согласилась и прилетела в Барселону на их встречу после восьми месяцев расставания. Данил за пять дней устал находиться в одиночестве, тем более Лили совсем разбушевалась, мелкие предметы буквально летали по шикарному номеру круизного лайнера. У кондиционера пришлось в прямом смысле слова отрезать проводку, потому что Лили легко могла управлять температурой в каюте, а это ещё то удовольствие, мёрзнуть при температуре за бортом плюс тридцать один градус по фаренгейту. Как объяснить Полине, что их кондиционер в одном из элитных номеров лайнера не работает, он не знал, но теперь в каюте было невыносимо жарко, спасибо Лили.  

Полина стояла у трапа лайнера, её естественно не пустили на борт, так как два билета находились у Данила, второй был без имени и девушку лишь предстояло зарегистрировать на данный круиз. Они бросились в объятья друг друга без слов (тут ещё предстояло определить, кто играет роль влюблённого лучше, парень или девушка, но выглядели оба правдоподобно и очень натурально), все вокруг, кто наблюдал данную сцену, видели перед собой безумно влюблённую парочку молодых людей.  

– Данчик, ты так возмужал! Выглядишь немного уставшим, изменился совсем, но по мне так даже лучше, чем тот мальчик, которого я знала, – карие глаза Полины горели восхищением, либо она умела хорошо притворяться, либо она была искренняя, сложно было понять.  

Данил точно знал, что он притворяется, Полина после Лили выглядела на тройку по десятибалльной шкале. Он даже засомневался в своём выборе в далёком прошлом. Чем так могла привлечь его Полина? Эта серенькая мышка, ничем не примечательная, убогонькая, когда-то покорила его сердце, а потом уничтожила его, бросив, потому что, видите ли, ей стало скучно с ним. Но Данил притворялся как мог, несмотря на то, что от неё несло каким-то фастфудом, а не так как от Лили, ароматами цветов, солоноватым морем, неизвестными благоуханиями, от которых всё чресла напрягались и становились в тонусе. Волосы всё также были длинными и чёрными, но почему теперь ему показалось, что они стали жёсткими как леска, хотя он так раньше не считал, вот у Лили были мягкие, шёлковые, приятные на ощупь. Опять накатило наваждение, Данил почему-то постоянно и во всём сравнивал всех земных женщин с богоподобной Лили. Потекли слёзы при воспоминании о Лили, ему стало дурно от мысли, что ему придётся спать с этой теперь уже чужой девушкой, а ведь это необходимо, иначе не уговоришь данную особу помочь ему.  

Бывшая девушка восприняла слёзы Данила по-другому, мгновенно бросилась обнимать его, нежно шепча на ухо, что она тоже его любит. Всё время скучала по нему и очень жалеет о своём необдуманном поступке, теша и без того раздутое самолюбие Данила.  

Теперь, чтобы до конца добить девушку, нужна была жертва, подарок. В природе после того как самец потанцует, покрасуется перед самкой, подерётся с соперником, он обязательно что-то дарит: построенное гнездо, лучшую полянку со свежей травой, камешек, муху, завёрнутую в паутину, все зависит от вида. Данил, как часть природы, понимал это и заранее прикупил в ювелирном магазине круизного лайнера сугубо человеческий подарочек. Обошлось это эстетичное, красиво продуманное изделие дорого, но сейчас думать о расходах было нецелесообразно.  

– У меня подарок для тебя, – смотря прямо в глаза Полине, сообщил Данил.  

Девушка изменилась в лице, было видно, что она не ожидала такого поворота событий, в глазах загорелось любопытство. Данил не слишком романтично, ну да бог с ним, достал из кармана гавайских шорт длинную, плоскую коробочку, которую протянул Полине. Девушка с открытым ртом и расширенными глазами открыла её; карие глаза засияли, даже стали светлее на миг, напомнив зелёные глаза Лили.  

– Это мне?! – восхищённо произнесла она.  

Данил, не говоря ни слова, протянул руку, достал из коробочки цепочку, больше напоминавшую ожерелье, но истинное название данного золотого изделия с небольшими драгоценными камнями было «Женский чокер, массивное ожерелье с изумрудами». После чего, зайдя за спину Полины, откинул её волосы в сторону, накинул подарок на шею и застегнул на пять отдельных застёжек. Затем нежно поцеловал её чуть ниже уха, прошептал:  

– Носи его не снимая. Пускай все видят, что ты у меня сверкаешь как солнце. Хорошо? – Полина заворожённая кивнула в ответ.  

Оформление Полины как пассажира Oasis of the Seas не заняло много времени, вскоре они оказались в каюте одни, если не считать разъярённого джина по имени Лили, впрочем, и к счастью её никто не видел, в виду её эфирного тела. Полина настолько была восхищена лайнером и самой каютой, что совершенно не обратила внимания на духоту в номере. Данила же это, наоборот, немного напрягало, и он вызвал мастера, чтобы починить кондиционер. Тем более он не собирался тянуть с ритуалом и надеялся закончить его в ближайшее время.  

Пока специалисты занимались ремонтом подрезанной проводки у кондиционера, влюблённая парочка отправились в один из пяти ресторанов, имеющихся на корабле. Неплохо провели время, поговорили, вкусно поели, вспомнили прошлое, общих друзей. Сам Данил не пил спиртного, но для своей дамы заказал дорогое вино, которое постоянно подливал Полине. В целом Данил был доволен. Держась за руки, парочка решила прогуляться по лайнеру, на котором и ночью не прекращалась жизнь. Судно отошло от берегов Барселоны, направилось дальше, в другие прибрежные города Испании. Ночь выдалась тёплой, хотя в этих широтах всегда тепло и не бывает зимы или весны в таком понимании как на родине, в России. Подобрав наиболее подходящее время и что не менее важно обстановку, находясь возле борта, наблюдая как огромное судно разрывает тёмные воды под низом, Данил начал поворачивать разговор в нужное для него русло.  

– Полиночка, я никак не могу тобой налюбоваться, не верю своему счастью, ты моя самая яркая звездочка на ночном небосклоне, – слова давались легко. Данил знал, что говорить, чтобы сердце девушки растаяло.  

Девушка, находясь в лёгком алкогольном опьянении, слушала Данила, глядя на него влюблённым, полным восторга взглядом. Он говорил много, не стесняясь откровенной лести, немного принижая свою значимость, но возвышая девушку почти до бесконечности. Практически не выпускал её ладони из своих, поглаживал её подушечки пальцев, прижимал её к себе. Полина на глазах таяла, вела себя более раскованно, и вскорости, не дав ему договорить, сама бросилась на него и поцеловала.  

Доведя сгорающую от нетерпения девушку до номера, Данил прямо на пороге принялся раздевать её, при этом не забывая сбрасывать и с себя немногочисленную в этом тёплом климате одежду. Его голова была совершенно холодная, он делал все на автоматизме, зная, что должен выглядеть как мужчина, сгорающий от страсти и желания, он так и выглядел. Постоянно контролируя своё поведение, он наблюдал за реакцией Полины, температурой тела, покрасневшим лицом, её отзыв на его прикосновение к интимным частям тела.  

Очень быстро они оказались вместе на большой, рассчитанной для активных молодожёнов кровати. Несмотря на то, что Данил полностью себя контролировал и давно не спал с реальной женщиной, он был в полной боевой готовности. Наверняка гормоны молодой женщины как-то влияли на его либидо, тем более видеть перед собой сгорающую от желания девушку выглядит очень возбуждающе.  

Данил не стал тянуть время, вошёл в Полину резко, продолжая играть роль перевозбуждённого мужчины. А дальше настало время работы: он буквально изводил себя физически, чтобы доставить Полине как можно больше удовольствия. Молодого и здорового организма хватило почти до середины ночи. К тому времени Полина совершенно выглядела изнемождённой и уставшей, а Данил так и не смог кончить. Как он не старался достичь оргазма, когда вот должно было подкатить, ему это так и не удалось. А потом стало всё равно, он настолько устал, что стало плевать на своё удовольствие.  

Упав рядом с разомлевшей Полиной, Данил тяжело дышал, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Глядя в потолок, представил, что Лили наверняка где-то тут рядом, взбешенная и готовая его убить, но путь к его телу ей был закрыт. Внутри, глубоко в мозгу, в подсознании, горел белый шар, окружённый переплетённой проволокой, скреплённой небесным огнём, а вокруг него кружилась тёмная субстанция с горящими, как угольки, глазами, вновь и вновь пытаясь преодолеть преграду. Полину Лили не могла тронуть, воздействовать на её лярв у неё также не было возможности, Анзан подсказал, как обезопасить людей, что находятся рядом с тобой. Способ был не хитрый и очень действенный, при этом сам объект, человек, никак не догадается о проделанной над ним магической манипуляцией. Чокер, ожерелье, что сейчас было на Полине, имело в своём устройстве хитрые камешки, изумруды, служащие как обереги от воздействия на человека джином. Данил специально выбрал именно такое золотое украшение, чтобы Полина не смогла его снять самостоятельно. От кольца, браслета, серёжек, длинной цепочки девушка могла освободиться свободно, но только не от чокера. Ожерелье плотно прилегало к шее, слегка опускаясь на ключицы. Снять такое изделие через голову не получится, а самой расстегнуть пять мелких застёжек – очень затруднительная задача.  

Данил уснул незаметно для себя, погрузившись в яркий сон, где он занимался любовью с Лили, и она никак не давала ему возможность закончить всё логическим концом. Постоянно издевалась, подшучивала над ним, говоря, какой он неумеха и всё такое.  

***  

Утром, молча завтракая, прямо в каюте, смотря друг на друга с хитрым прищуром, иногда поглядывая на раскинутое постельное бельё на кровати с улыбкой на устах, Данил решил не откладывать в долгий ящик то, что задумал, посчитав, что Полина готова и сейчас выполнит любую нестандартную просьбу Данила.  

– Полиночка, ты сможешь мне помочь в одном щекотливом вопросе? – стараясь как можно безмятежнее спросил он.  

Девушка сразу собралась, изменилась в лице, держа ложку с фруктовым салатом на весу, наклонила голову набок.  

– Что это за вопрос? – улыбаясь, озадаченно спросила она, так как взгляд с намёком на постель был Данилом отвергнут.  

– Да по сути, мелочь, но без тебя я не справлюсь, а так ничего серьёзного, – пытаясь найти слова, чтобы объяснить Полине, что ему от неё нужно, при этом не напугать её, начал говорить Данил.  

– Помнишь, я говорил, что мне очень сильно подфартило, – Полина положила ложку в тарелку, так и не донеся её до рта, стала тут же серьёзной. – Так вот, – продолжил Данил, – Фарт тут ни при чём, я нашёл способ зарабатывать деньги на Форекс, на бирже валют, в чём очень сильно преуспел, заработав за последние три месяца около трёх миллионов долларов. Конечно, я сперва испугался столь сильному везению, думал, я сума схожу, только поэтому сбежал из страны; мне казалось, что за мной следят, ну, и всё такое, в общем, мания преследования была. Потом, когда я понял, что я на хер никому не нужен, а моё предвидение движения цены на валютном рынке – это всего лишь побочный эффект медитации, которой меня научили на Тибете, то я успокоился и стал совершенствовать этот способ. Это принесло долгожданный результат, но я столкнулся с проблемой фиксации результата на более длительное время.  

Например, после выхода из гипнотического состояния, я помню всего лишь пару минут будущего. Иногда этого недостаточно, чтобы успеть заключить выгодную сделку, поэтому приходится повторять попытки по нескольку раз, так как запоминающаяся информация не всегда стабильна, это может быть всего минута, а может и целых десять, тогда я успеваю заработать неплохо.  

В поисках способа возможности запомнить во время медитации как можно больший отрезок времени в будущем, я нашёл человека, Тибетского монаха, вот он меня и надоумил. Метод оказался не хитрый, но вот в одиночку я его не могу осуществить, нужен помощник. Желательно близкий, родной человек, тот, кому я могу всецело и безоговорочно доверять. А кто кроме тебя для меня родней, я ведь только о тебе и думаю в последнее время.  

Полина слушала, открыв рот.  

– Данчик, ты что, можешь видеть будущее? – спросила она осторожно, с ноткой недоверия в голосе.  

– Не совсем, вернее могу, но не общее будущее, а только то, что касается движения цен на валюты: доллары, евро, рубли и так далее. Не спрашивай, почему именно так, сам не знаю, но видения строго избирательны, и они правдивы, что говорит о безусловном результате. – Данил обвёл руками каюту, давая понять, что не на последние же он деньги взял этот номер на круизном лайнере:  

– Наверное, со мной что-то случилось после нашего с тобой расставания. Стресс, душевные муки, не знаю, что ещё, но я торчал на Форексе день и ночь, параллельно медитировал, чтобы успокоится, пытаясь забыть тебя, а это вылилось в такой результат. Вижу я только графики цен на валютном рынке, и то непродолжительное время. Твоя помощь необходима, чтобы я увидел будущее гораздо дальше и смог его запомнить. Тогда мы сможем торговать намного реже, больше наслаждаться результатами нашей с тобой деятельности, – Данил специально упомянул их обоих, чтобы у Полины появилось ощущение их близости, а главное желание помочь ему на благо их совместного будущего.  

Да и выбора особого не было, то, что Лили не оставит его в покое и будет всю оставшуюся жизнь вредить ему, Данил не сомневался, он верил Анзану безоговорочно. А мучать и убивать людей он был не готов.  

Недавно в новостях опять упомянули, что очередной стрелок сошёл с ума, зашёл в учебное учреждение, где расстрелял больше двадцати своих сокурсников, почти пятьдесят ранил. Данил знал, почему перспективный молодой человек так поступил, вернее догадывался, кто его надоумил всё это сделать. Имеющих свою Тульпу легко узнать среди людей, они нелюдимы (вспомните, где жили, да и живут все ведьмы, знахарки, колдуны, шаманы), малообщительны, всегда подчёркнуто вежливы. Глядя на таких людей, никогда не заподозришь, что они способны хладнокровно убивать, но Данил уже знал, как демон, джин может извести, убедить своего создателя, ступить на кровавую дорожку. Данил не хотел закончить свою жизнь, повинуясь садистским желаниям Лили, поэтому ритуал номер семь ему был необходим. Становится убийцей, маньяком в его планы не входило, на его счетах было достаточно средств, чтобы безбедно прожить долгую и счастливую жизнь, так что Лили с её всемирным господством Данилу была не нужна. Как бы не было плохо и грустно расставаться с Тульпой, Данил действительно привык к ней, даже полюбил, но их пути в данное время сильно расходятся.  

Полина молчала, в её карих глазах читалось недоверие, наверное, она думала, что это какая-то шутка. Но видя серьёзное лицо перед собой, она всё так же осторожно спросила:  

– И чем я тебе, Данчик, помочь-то могу?  

– Да, по сути, мелочь. Есть одно средство, чтобы укрепить память, увеличить её объём, во время медитации, – и Данил объяснил Полине, что именно она должна делать, пока он будет медитировать, как должна поступить, когда он очнётся.  

Уговаривать девушку не пришлось долго, уже буквально через час они приступили к осуществлению ритуала номер семь. Полина, всё ещё не доверяя Данилу, подшучивала над ним, крутя в руках тяжёлый бронзовый кальян. Пришлось немного повысить голос на девушку, чтобы она прониклась серьёзностью ситуации, и не выкинула какую-нибудь глупость во время совершения ритуала. В конце концов, все было готово, Полина сидела на подушках и придерживала бронзовое изделие так, как ей указал Данил, с серьёзным лицом. Данил лежал полностью расслабленным чуть ниже, закрыв глаза, представляя пустыню, оазис, озеро.  

Вондер почти не изменился, растительность полностью покрыла пальмы, верхушки которых вырывались из зелёного рая. Спугнув стайку попавшихся на пути птиц, Данил, не останавливаясь, на хорошей скорости вошёл в воду озера и, не сбавляя скорость, направился к белому шару. Тёмной субстанции, кружащей вокруг его запертого подсознания, что представлялась ему раннее, Данил не обнаружил. Решётка была на месте, шар внутри неё продолжал пульсировать, выдавая яркий белый свет, несущий душевное тепло, любовь и умиротворение.  

Расположившись поудобнее, Данил представил Лили, делая это так же как во время форсинга, когда создавал её. Как говорят, опыт не пропьёшь. Полгода назад это давалось гораздо труднее, сейчас, только представив Лили, она мгновенно появилась внутри шара. Данил залюбовался ею, Тульпа плавала внутри света, располагаясь в позе зародыша, её глаза были закрыты, она спала. Прощаясь со своей любимой Лили, он смотрел на самое прекрасное создание, когда-либо виденное им. Хотелось отказаться от своей затеи; внутри всё трепыхалось и болело, на душе было тяжело, неприятно, скользко. Взяв себя в руки, Данил приступил к тому, что неминуемо должно случиться.  

Вскоре пузырь бледно-синего цвета с находящейся внутри Лили покинул его подсознание, выйдя за его пределы. Данил находился в подвешенном состоянии в пространстве рядом с горящим белым светом шаром, окутанным непробиваемой для джина проволокой. Он практически мгновенно, как только Лили вышла из подсознания, окутал её такой же виртуальной сталью, заключив её внутри, создав вокруг неё сферу. Тульпа шевельнулась, но не проснулась, продолжая висеть в пространстве в позе младенца, находящегося в утробе матери. Осторожно взяв в руки кокон с Лили, Данил рванул вверх, вырвавшись из воды, продолжил полёт в синее небо все выше и выше. На приличной высоте сквозь синеву неба прорезался сначала прозрачный силуэт круга, затем он постепенно стал приобретать очертания в виде огромного входа в бронзовый кальян, который при приближении увеличивался в диаметре. Данил выглядел настолько маленьким перед ним, что таких, как он туда могла влететь не одна сотня.  

Во время преодоления тёмного, далеко не узкого в нынешних условиях Вондера горлышка кальяна, Лили проснулась. Выпрямиться ей не дала сфера, что была воздвигнута вокруг неё, она испуганно задергалась, а затем посмотрела на Данила. Сердце облилось кровью, её бездонные, красивые зелёные зрачки расширились, лицо исказилось от испуга, отчаянья, паники, и по щекам потекли слёзы. Видеть, как тот, кого ты любишь, понял, что ты его предал, хочешь бросить, а если быть точнее, собираешься убить – тяжкое бремя. На глаза непроизвольно навернулись слёзы, клетка с Лили из невесомой стала невероятно тяжелой. Данил понял, что этот крест ему не по плечу. Закричав от охватившей его боли, он прибавил скорость, погружаясь все глубже в бронзовое изделие, заменившее ему амфору. Под конец, успев заметить искажённое испугом лицо Лили, Данил подбросил вверх капсулу с находящейся внутри Тульпой и мгновенно вышел из Вондера, зная, что Лили, падая вниз, не успеет вылететь из кальяна, так как его горлышко тут же закроет Полина.  

Очнулся Данил, с ощущением того, что он ничтожество, достойный презрения, лицо было влажным от слёз. Сердце просто разрывалось от бешенного стука в груди, которая болела, словно Данилу сломали рёбра. К горлу подступила тошнота, хотелось проблеваться. Наверное, так себя чувствует человек, предавший самого близкого человека на земле.  

Он лежал на кровати и тяжело дышал, пытаясь прийти в себя, когда понял, что вокруг тишина.  

«Почему Полина молчит? » – Пришла первая разумная мысль в затуманенный мозг, ведь первые секунды после Вондера соображаешь очень плохо. Резко перевернувшись, он посмотрел в сторону Полины. Она была на месте, всё так же сидела на подушках, держа кальян в руках, горлышком вверх, оно было закрыто. «Значит успела. » – подумал Данил.  

Лицо девушки было опущено вниз, чёрные волосы частично закрывали её лицо, казалось, что она спит.  

– Полин! – громко позвал её Данил и, не дожидаясь ответа, приблизился к ней.  

Аккуратно взяв с безвольных рук кальян с Лили внутри, поставил его на пол, опять бросился к девушке, в душе нарастал страх. Данил взял её голову в ладони, приподнял, посмотрел на лицо. Полина дышала, была точно жива, но почему-то не реагировала на его слова и вела себя, словно безвольная кукла.  

– Полина! – ещё громче крикнул Данил, и больше от страха, чем этого требовалось, ударил девушку по щеке, пытаясь привести её в чувство.  

Голова девушки безвольно отшатнулась, но это не привело к результату. Полина продолжала находиться в бессознательном состоянии, хотя её тело не заваливалось, чтобы упасть, а продолжало находиться в сидячем положении. Вот тут Данила охватила паника, он бросился в душ, чтобы набрать воды, которую собирался полить на голову Полины.  

– Испугался!? – раздался позади радостный голос Полины.  

Сердце чуть не ушло в пятки, Данил повернулся, девушка как ни в чем не бывало сидела на кровати, радостно улыбаясь. Тяжело дыша (на сердце аж поплохело), он уселся на край кровати – ведь бог знает, что подумал, а тут его, оказывается, разыграли.  

– Ты, что сума сошла, Полиночка! Я чуть инфаркт не получил! – тяжело дыша, приложив в область сердца руку произнёс Данил.  

Девушка, легко порхнув с кровати, радостно смеясь, подошла к кальяну и взяла его на руки.  

– Тяжёлый зараза, – сказав это, она обошла Данила и проследовала на балкон их каюты, легко открыла стеклянные двери.  

Данил хотел сказать, чтобы она не вздумала открывать крышку кальяна, поэтому повернулся в сторону балкона. Но, не успев ничего сказать, увидел, что Полина швырнула тяжёлый бронзовый предмет в море. Он не знал, зачем она это сделала: было не понятно – хорошо это или плохо. Анзан не давал насчет этого никаких инструкций, поэтому он просто уставился на Полину с открытым ртом, так как не знал, что сказать. Полина, забежав в номер, радостно, беззаботно улыбнулась Данилу, смотря на него восхищённым, полным любви взглядом, в её зеленых глазах горел красный огонёк.  

– Дань, ну у тебя и лицо, видел бы ты себя со стороны.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Эпилог.  

 

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.  

«Евангелие от Иоанна 1 глава»  

 

Неправильный перевод, предположительно звучит это следующим образом – «Сперва был звук, звук стал светом, свет был богом».  

В далёком 1680 году английский учёный Роберт Кук провёл любопытный эксперимент. Проводя смычком от скрипки по краю металлической пластины, которая была покрыта тонким слоем муки, он заметил, что мука на поверхности пластины начинает двигаться под воздействием звуковых волн. При этом это движение не было хаотичным: мелкие частички муки строились в определённый рисунок в зависимости от тональности, частоты звука, формы, материала пластины.  

 

 

 

Впоследствии этот эксперимент производился неоднократно разными учёными и просто любопытными. Доктор Ханс Йенни, швейцарский ученый, уже в наше время посвятил десять лет жизни изучению воздействия звука на неорганическую материю, фиксируя последствия этого воздействий видеосъёмкой. В интернете есть результаты его исследований, правда на английском языке, но субтитры никто не отменял. Он размещал на стальных пластинах различные вещества, воду или иные жидкости, пластмассу, смолу, глину, пыль, и приводил пластины в колебательное движение с различной частотой. Это исследование он назвал «Киматика. Зарождение жизни звуком». На видеосъёмке действительно видно, как различные вещества под воздействием звуковой волны ведут себя так, как будто запрограммированы на построение в определённый рисунок. Например, в позвоночник, насекомое, пресмыкающееся, солнечную систему, галактику.  

 

 

 

А теперь давайте задумаемся, что если свет – это тоже звук. Свет тоже является волной и спиралью, у него тоже есть определённая частота. Отличие от слышимого нами звука в интенсивности и звучания. Свет измеряется в терагерцах (ТГц), это кратная единица от Герца. Именно волновую, другими словами, спиральную природу света демонстрирует знаменитый эксперимент квантовой физики с двумя щелями, впервые поставленный Томасом Юнгом. То есть, по сути, свет является ультразвуком огромной интенсивности, так как любая волна-спираль имеет своё количество циклов или колебаний в секунду, частоту и свою амплитуду, громкость.  

 

 

 

Наверное, никого не удивит, что наш мозг, во время работы генерирует определённую частоту. Следовательно, мысли тоже являются по своей природе волнами-спиралями, генерируя в пространство вокруг собственную частоту и интенсивность, воздействуя на окружающую среду особым образом. Теперь понятно, насколько мысли могут быть реальны?  

Анзан спускался по трапу только что прибывшего самолёта. На улице стояла жара, что немного его угнетало. Он привык к прохладе Тибетских гор. Радовало лишь одно, что самолёт не был заполнен даже наполовину, и он не ощущал на себе постоянный взгляд любопытных зевак. Как ни крути, а его одежда буддистского монаха постоянно привлекала взгляд европейца. Особенно в таком курортном городе Испании, как Валенсия.  

Ему ещё предстояло добраться с аэропорта до побережья, где его ждал быстроходный катер, что доставит его до круизного лайнера Oasis of the Seas. Там давно зарезервирован номер, пускай не такой шикарный, как у Данила, но монах привык к спартанскому образу жизни. Тем более, Анзан следовал на круизный лайнер не для того, чтобы праздно прожигать свою жизнь – его ожидало очень много работы.  

Сидя на заднем сиденье такси, посматривая в окно на вяло текущую жизнь в жарком городе, монах предался воспоминаниям. Давным-давно, настолько давно, что, кажется, прошла целая вечность, в гарем покойного Шахиншаха зашёл старик с амфорой в руках, впереди он гнал девять свиней. Свиньи разбрелись по палатам гарема, подбирая с пола подгнившие останки, когда-то бывшие людьми. Джины, потеряв хозяина, убили всех людей в гареме, во дворце и теперь хозяйничали на правах полновластных захватчиков. Животные предназначались для джинов, которые именовали себя «Легион»: они считались кровожадными и беспощадными. Их сила была настолько велика, что не будь старик под защитой всевышнего, то быть ему раздавленным ещё на пороге, даже не зайдя в помещение. Но великаны расступились перед ним, взирая на него с любопытством и уважением. Они были настолько уверены в своих силах, что даже посланник создателя не внушал им страх.  

Старик обладал поистине непревзойдённым даром, что ему даровал творец миров. Только поэтому «Легион» решил принести себя в жертву, лишь бы обладать его телом и возможностями. Обхитрив старика, позволив ему вселить себя в свиней, при этом приобретя, пускай, не совершенные тела, но всё же физическую форму, которая давала возможность обойти запрет, когда духовная сущность не может навредить тому, кого защищает создатель миров. Они окружили талантливого старика, не дав ему более выйти из тех палат, куда он вошёл, чтобы избавится от них.  

Алнах, выйдя из Вондера, увидел, что его окружили девять свиней с горящими огнём глазами. Физически он не мог справиться с девятью взрослыми свиньями и приготовился умереть, посчитав, что его миссия выполнена. Надеяться на помощь он не мог, территорию дворца с гаремом люди обходили за много километров, боясь приблизиться к зловещему месту. Убить себя для старика было верхом грехопадения, поэтому ему оставалось лишь надеяться на чудо.  

Джины всегда обладали нечеловеческой хитростью, поэтому они держали старика в заложниках, не давая тому покинуть территорию дворца, постоянно следя за ним, по очереди отдыхая, не давая старику отдыхать полноценно. Их задачей было изморить старое тело, чтобы старик пал духом, сдался, тогда появлялся шанс. Ждать долго не пришлось, вскоре старик упал, погрузившись в бессознательное состояние. Тогда-то одна из свиней и подкатила бронзовую амфору с длинным горлышком к голове старика, был совершён обряд номер семь.  

Алнах оказался в темноте, где ему предстояло пробыть почти вечность. Его тело занял джин, теперь он распоряжался человеческим телом. Чтобы набраться сил, джин съел своих собратьев в виде свиней, после чего отправился по свету собирать новый «Легион».  

Зазвонил телефон, Анзан нехотя вынул смартфон из складок своей одежды, на экране была фотография, а под ней имя звонившего, там было написано «Опричник».  

| 44 | оценок нет 01:42 21.10.2021

Комментарии

Анонимный комментарий05:51 21.10.2021
Пунающее произведение, пока читала поджилки тряслись. Как так можно написать?

Книги автора

Амба 18+
Автор: Kazancev
Рассказ / Мистика Приключения Фантастика Хоррор
Аннотация Длительный запой Ильи, рушит всё, о чём он раньше мечтал. Желание исправить свои ошибки, наладить жизнь и, наконец-то, помириться с женой, заставляет Илью принять крайние меры - уехать пода ... (открыть аннотацию)льше от цивилизации, в тайгу на сезонную зимнюю охоту, где он сможет остаться один на один с собой, чтобы, победить болезнь под названием алкоголизм. Но встреча с исполинским тигром-людоедом, обладающим не только невообразимой силой, но и чуждым человечеству разумом, вовлекает Илью в смертельное противостояние человеческого ума и древнего духа леса во плоти.
Теги: Ужасы мистика приключения фантастика хоррор
01:36 21.10.2021 | оценок нет

ВОСТОРГ 18+
Автор: Kazancev
Рассказ / Изобретательство Политика Приключения Психология Фантастика
Аннотация. Новое изобретение, Московских учёных электроприбор «Восторг», влияющий на инстинкт размножения у самок комара, помогает избавиться от вездесущих кровососов. Но под воздействием электроприб ... (открыть аннотацию)ора, непреодолимый сексуальный инстинкт просыпается не только у комаров, на этом и решили разбогатеть три друга детства, к которым эта чудо машина попала случайно, в единственном экземпляре.
Теги: фантастика катастрофа приключение апокалипсис
12:41 19.10.2021 | оценок нет

Я есть Бог 18+
Автор: Kazancev
Рассказ / Альтернатива История Приключения Фантастика Философия Хоррор
История одного человека, вынужденно отправившегося в очень далёкое прошлое. Взяв с собой всё, что ему предложила наша цивилизация и грамотно воспользовавшись этим ресурсом, он стал прообразом всех бог ... (открыть аннотацию)ов. Построив цивилизацию после глобальной катастрофы уничтожившую динозавров, он приготовил человечество к новому витку эволюции.
Теги: Путешествие во времени попаданец машина времени альтернативная история
12:20 19.10.2021 | 5 / 5 (голосов: 1)

ВЗаперти-Судьба 18+
Автор: Kazancev
Рассказ / Постапокалипсис Приключения Психология Фантастика Хоррор Чёрный юмор
Их мир рухнул в одночасье, лишь волею судьбы они оказались в безопасном месте, запертые от внешнего, агрессивного и кровожадного мира. Теперь им предстоит не только выжить, в нечеловеческих, опасных д ... (открыть аннотацию)ля жизни условиях, где законы и мораль не работают, но прежде всего остаться людьми. Найти друг друга, в этом чертовски опасном, обезлюдевшем городе, чтобы понять, это не конец, вместе они сила и всё только начинается.
Теги: Постапокалипсис выживание зомби катастрофа страшная история приключение
12:08 19.10.2021 | 5 / 5 (голосов: 1)

ВЗаперти 18+
Автор: Kazancev
Рассказ / Боевик Постапокалипсис Приключения Фантастика Хоррор Чёрный юмор
Аннотация. Женя робкий, застенчивый, домосед, оказался запертым дома, в обычной девятиэтажной панельки. Дверь из крепкой стали, ключей нет, инструмента, чтоб её сломать в квартире не имеется, на помо ... (открыть аннотацию)щь прийти некому. Отключили воду и электричество, связь больше не работает, за окном происходит апокалипсис, люди сходят сума, становятся опасными и агрессивными тварями, что охотятся за такими как он. В попытке выжить, выжить любой ценой, не имея оружия, Женя из подручных средств используя свой ум и смекалку изготавливает средства для выживания. Шаг за шагом, хитростью и беспринципной жестокостью, отвоёвывая своё жизненное пространство, Женя не замечает, что становиться монстром, для чудовищ вокруг.
Теги: Постапокалипсис выживание зомби катастрофа страшная история приключение
11:52 19.10.2021 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.