Наша цель – звезды

Рассказ / Приключения, Фантастика
На борту звездно-промыслового судна "Амари" произошла череда поломок. Пока экипаж находился в анабиозе, Рай (искусственный интеллект), чтобы спасти груз, сажает корабль на неизученную планету с пригодными климатическими условиями для проживания. Во время посадки происходит серия взрывов, один из которых лишает судно связи. Проснувшийся экипаж оказался запертым на планете с крайне агрессивной фауной. Разведывательные дроны находят в лесу оторванный при взрыве модуль связи и команда решает отправиться за ним, чтобы починить и установить на корабль, тем самым повысив свои шансы на спасение. По пути к модулю они получают странный сигнал, копирующий их сообщение в центр полетов перед аварией. Члены экипажа “Амари” направляются к источнику – таинственному объекту, распространяющему необычный радиосигнал...
Теги: космос фантастика прошлое будущее

***  

Снова в окнах огни мерцают,  

Манящим уютом взгляд привлекают,  

И каждый в окне том огни зажигая,  

Порой, смотря в облака, вздыхает, о чем-то мечтая,  

 

Не зная зачем эти вдохи свершает,  

Зачем этот космос тепло сохраняет,  

Зачем облака нас дождем поливают,  

Зачем вдали звезды во мраке пылают.  

 

Возможно, однажды появится гений,  

И разум его пробьет скептиков гору сомнений,  

Заявит он праздно: – Вы шли не туда!  

– Скажу вам как надо шагать и куда!  

 

Узнаем зачем вокруг солнца летаем,  

Зачем этот космос тепло сохраняет,  

Но к новым вопросам откроется дверь:  

– А смысл нам здесь находиться теперь?  

 

Помчимся сквозь время, пространство и пыль,  

В тот Мир где еще никто из нас не был,  

Чтоб строить там окна, за ними уют,  

И думать: “Зачем мы здесь?! Нам нужно в путь! ”  

 

***  

 

Застывшая черная материя, или она движется? Если долго смотреть на эту картину, перестаешь понимать, толи твой разум пытается наделить ее жизнью от скуки, толи жизнь эта есть уже там. Увеличив фрагмент, внимательный наблюдатель, если бы таковой был, заметил, как крошечный объект, поблескивая в свете горящей звезды, медленно царапает темное полотно, цепляясь за жизнь.  

***  

– Возгорание в топливном отсеке. Запущена система пожаротушения.  

– Повреждение защитного корпуса центрального энергоблока, – шесть процентов.  

– Активировано экстренное пробуждение экипажа.  

– Возгорание в грузовом отсеке. Запущена система пожаротушения.  

– Ошибка. Выход экипажа из анабиоза не осуществлен.  

– Разгерметизация грузового отсека. Запускаю пломбирование зон погрузки.  

– Повреждение защитного корпуса центрального энергоблока, – семь процентов.  

– Запущена аварийная система посадки на планету “К73-11”. Координаты переданы в центр управления.  

Бортовой компьютер раз за разом прокручивал сообщения, не выполнив своего предназначения, они растворялись в холодном мраке космоса, частично уже проникшего внутрь грузовых отсеков звездно-промыслового корабля “Амари”.  

Из-за повреждений в системе энергоснабжения, начались сбои в некоторых участках коммуникационной цепи, охватывающей весь корабль как вены в живом организме. Не запускалась программа пробуждения экипажа, – он находился в гибернации около трех недель. Вся система обычно справлялась и без команды, их вмешательство требовалось лишь во время закачки сырья, корректировки маршрутов или принятия решений в случае нештатных ситуаций, коей данная и являлась.  

“Амари” возвращался на станцию в центр управления – огромную производственную платформу, передвижной город, являющийся домом для нескольких тысяч работников. Изначально это было небольшое исследовательское судно, но двумя годами ранее его модернизировали в промысловый и теперь он был похож на корявое дерево, с проросшими на нем повсюду грибами.  

Рай – так звали искусственный интеллект, исполнявший обязанности капитана, не нашел лучшего решения, чем посадить корабль на ближайшей пригодной для создания временной базы и ремонта планете. Даже если устранить повреждения своими силами не получится, можно будет дождаться прибытия ремонтной бригады.  

Благо путь проходил через систему планет, у одной из которых была сформировавшаяся, благоприятная атмосфера, умеренный климат и гравитация близкая к привычной. Эта планета не имела названия и была обозначена на карте порядковым номером “К73-11”.  

В результате предварительных исследований – сканирования дальних участков галактики, планета была помещена в цифровой диапазон планет с высокой вероятностью наличия жизни выше бактериальной. Она еще не была детально изучена, все исследовательские экспедиции были заморожены на неопределенный срок, – в последние два года большую часть ресурсов тратили на разработку и производство оружия и межзвездных боевых кораблей. Также была запущена программа по оптимизации расходов энергии и поиску ее новых источников – звезд. Команда корабля “Амари” входила в эту программу. Основной их задачей был поиск новых источников и закачка компонентов для термоядерного синтеза в энергоблоки, которые они доставляли на станцию для дальнейшей обработки.  

– Тридцать минут до входа в атмосферу. Повреждение защитного корпуса центрального энергоблока, – восемь процентов.  

– Начинаю развертывание посадочных двигателей.  

Кроме посадки судна на планету был еще вариант покинуть корабль на шаттле и лечь в дрейф, ожидая прибытия спасательной группы, – погруженный в гибернацию экипаж находился в мобильном отсеке, соединенном с шаттлом, который автоматически отстреливался системой в случае возникновения угрозы для жизни. Но с учетом объявленного во всей Империи военного положения, потерять корабль, да еще и с заполненными плазмой энергоблоками, – было непозволительной роскошью. Пока имелась малейшая возможность сохранить груз и корабль, инструкция командования требовала ей воспользоваться, даже если при этом могла пострадать команда.  

Посадив судно, Рай планировал подвергнуть центральный энергоблок и весь грузовой отсек гравитационно-пространственной заморозке, – рискованное, но эффективное действие, позволявшее мгновенно остановить все разрушительные процессы внутри. Это давало возможность перезагрузить систему энергоснабжения, сбои в которой не давали вывести экипаж из анабиоза.  

– Тридцать секунд до входа в атмосферу. Запускаю посадочные двигатели.  

– Зарегистрировано экстремальное повышение температуры в зоне погрузки.  

– Взрыв в третьем корпусе. Потерян модуль связи. Уничтожены два блока аварийного энергоснабжения. Потеряны отсеки: “3-1”, “3-4”. Запускаю пломбирование стыковочных шлюзов.  

– Запущено сканирование рельефа местности. Найдена оптимальная зона посадки.  

Бортовой компьютер, словно сумасшедший, разговаривающий сам с собой, выдавал сообщения команде, сознание которой в данный момент блуждало где-то в бездонной пустоте.  

Рай – единственный член экипажа, находившийся на посту, не умел ценить красоту природы, но, если бы создавшие его инженеры добавили эту функцию, он бы на миг застыл от изумления: через широкие иллюминаторы капитанского мостика открывался вид на бескрайние зеленые леса. Могучие, раскидистые ветви деревьев укрывали поверхность планеты от горячих, палящих зноем лучей звезды, единолично царствовавшей в ясном небе. Где-то, в этом просторе дикой, девственной красоты, проглядывали обширные, озерные поля в окружении пышных кустарников причудливых форм, которые покачиваясь под натиском озорных потоков ветра, невольно исполняли танец, приветствовавший нежданно нагрянувших гостей.  

Координаты места посадки находились в нескольких километрах дальше к берегу. Рай выбрал широкую, песчаную полосу на побережье, но из-за сбоев в системе управления, корабль пролетел дальше намеченной точки почти на километр и совершил посадку на воду.  

– Активирована антигравитационная подушка. Возгорание в грузовом отсеке устранено.  

– Консервация центрального энергоблока и грузовых отсеков выполнена успешно, – проинформировал бортовой компьютер.  

“Амари” и до аварии своим внешним видом не вызывал восхищения технической эстетикой, теперь же он и вовсе выглядел как обгоревший, израненный в битве рыцарь, в старых, потрескавшихся от ударов доспехах. Из нескольких запаянных шлюзов шел дым, пожар уже был локализован, но раскаленный металл продолжал плавить куски рваного пластика, оставшиеся на обшивке от потерянных при взрыве частей. Модернизацию судно проходило на скорую руку военными инженерами, собиравшими его только из соображений практичности и безопасности, и нужно отдать им должное – корабль не рассыпался после серии взрывов на борту, хотя и потерял несколько важных модулей при входе в атмосферу. Теперь, этот угрюмый, дымящийся черно-серый остров завис в метре от поверхности безмятежно переливающихся волн, никак не вписываясь в красоту окружающего мира.  

Посреди безоблачной, светло-голубой небесной глади, пылал огненно-желтый диск звезды; ее лучи ослепляли, растекаясь сверкающими бликами по поверхности воды, уходившей далеко за горизонт. По другую сторону корабля виднелся берег, протянувшийся насколько хватало взора длинной, песчаной полосой, из-за которой вздымались густые зеленые леса. Некоторые деревья выделялись на общем фоне своими исполинскими размерами, – горделиво возвышаясь над своими собратьями, эти величественные гиганты представляли собой одновременно чарующую красоту и пугающую, непостижимую мощь дикой природы.  

– Перезагрузка систем жизнеобеспечения прошла успешно. Все показатели в норме, – вновь зазвучал отчет бортового компьютера.  

План Рая сработал, теперь он мог пробудить экипаж и передать управление Ниру – капитану “Амари”; единственного члена экипажа, летавшего на корабле до его модернизации в составе научно-исследовательской группы.  

Всего в команде звездно-промыслового судна было пять сотрудников, включая капитана Ниру. Все они являлись гражданами Звездной Империи Нуан, центр которой был расположен в соседней галактике, почти в двух с половиной миллионах световых лет от планеты “К73-11”.  

Преодолеть такое расстояние, всего сотню лет назад казалось немыслимым, – даже если использовать новейшие на тот момент сверхсветовые двигатели, позволявшие развивать скорость до ста семнадцати процентов от световой, благодаря искривлению пространства, – потребовались бы миллионы лет.  

Все изменилось несколько десятилетий назад, когда впервые получилось создать источник энергии, позволявший “пробить” туннель сквозь четырехмерное пространство, в обход нашего – трехмерного. Преодолеть расстояние, на которое у электромагнитной волны ушло бы два с половиной миллиона лет, можно было всего за девятнадцать минут.  

Проход через туннель был не простой задачей. Когда ученые овладели технологией, при помощи которой можно было взглянуть на мир через другое измерение, самым сложным оказалось научиться в нем ориентироваться. Вселенная будто представала сразу во всех ракурсах. Чтобы распознать в этом многогранном мире отдельные объекты, нужно было не мало часов провести в четырехмерном пространстве, при этом находится там за один сеанс более часа было крайне опасно: зафиксированы случаи, когда ученые-первопроходцы, превысив временной лимит в попытках познать это необъятное, неизмеримое пространство – сходили с ума и словно наркоманы в ожидании следующей дозы, теряли интерес к своей обычной, трехмерной жизни, считая ее скучной и серой, – весь смысл дальнейшего существования сводился лишь к новым сеансам. Потому членам экипажа, находящимся на борту корабля, срезающего путь через туннель, несмотря на небольшой временной промежуток проводимый в четырехмерном пространстве, – рекомендовали закрывать глаза. Тот, кто осмеливался их открыть, – терялся в пространстве, наблюдая окружавший мир в искаженном для него формате. Новички, впервые оказавшиеся за пределами трехмерного пространства, описывали увиденную, не вписывавшуюся в их сознание картину, как бесконечную композицию из различных геометрических фигур, отдаленно напоминавшую сменяющиеся образы в калейдоскопе.  

Оборудование для создания микро-туннелей было установлено на все корабли дальнего следования, в обиходе его называли “спин-пушка” или просто “дырокол”. Подобные микро-туннели не позволяли обойти трехмерное пространство более чем на пять парсеков за раз, из-за относительно небольшого запаса энергии, имевшегося на кораблях, потому, чтобы строить длинную цепочку из таких туннелей, нужно было постоянно пополнять запасы, выстраивая маршрут вдоль расположенных по пути звезд.  

Для работы межгалактического туннеля использовались “врата”, пропускавшие объекты на другую сторону, и в отличие от технологии “спин-пушки”, требовавшей затрат энергии только для формирования туннеля в течение несколько минут, для функционирования “врат” требовался постоянный, бесперебойный источник питания, примерно эквивалентный мощности трех звезд стадии главной последовательности. Потому межгалактический туннель был построен лишь в единичном экземпляре.  

Первопроходцы – ученые, исследователи, инженеры, – следовали практически в никуда с билетом в один конец. На борту их кораблей было все необходимое для постройки обратных “врат”, но, что их ждет на том конце? Удастся ли им осуществить задуманное? За ответом на эти вопросы отправились бесстрашные, рисковые первооткрыватели – фанаты своего дела.  

Капитан Ниру был в числе первых таких групп. Еще с юношеского возраста он следил за разработками в области освоения соседних галактик и мечтал исследовать новые миры. Он был в курсе всего, что связанно с постижением космоса: ни один проект, новоиспеченная технология или обнаруженная форма жизни в недавно покоренной звездной системе, не могли ускользнуть от его пытливого ума. В родной галактике еще хватало не изученных, покрытых тайной областей, но мысль о том, что можно забраться так далеко, – в другую галактику, будоражила его сознание. Для него это был словно полет в параллельный мир, нечто невероятное, что-то из снов, в которых ты можешь оседлать комету или танцевать на раскаленной звезде.  

Уже через год после начала службы в научно-исследовательском флоте он возглавил группу ученых, которая в последующие три года совершила ряд открытий, существенно ускоривших появление межгалактических “врат”.  

Как только первые эксперименты прошли успешно и “врата” подтвердили свою работоспособность, была запущена программа по исследованию и покорению новой галактики, – она была значительно больше мелких соседей, попадавших в сферу действия “врат”, но при этом уступала по размерам родной.  

Первоочередной задачей научно-исследовательской группы капитана Ниру был поиск обитаемых или пригодных для жизни планет, но дальше разведывательной стадии экспедиции продвинуться не удалось. После сканирования планетных и звездных систем в радиусе десяти тысяч световых лет от местоположения “врат”, было выявлено множество планет с высокой вероятностью наличия условий, пригодных для жизни, и уже выстроив маршрут и распределив цели, межгалактический научно-исследовательский флот получил печальные известия из дома: Звездная Империя Нуан впервые вступила в контакт с высокоразвитой цивилизацией, значительно опережавшей их в технологиях. При этом не было никаких попыток вступить в переговоры с инопланетной стороны, – сразу три густозаселенных колонии на дальних рубежах Империи они превратили в межзвездную пыль.  

Советом имперских космических войск было принято решение, на период войны, использовать “врата” для поставки энергетических ресурсов из новой галактики и строительства там секретной производственной базы по изготовлению двигателей и запчастей для военных кораблей.  

Участникам научной группы было предложено два варианта: остаться и пройти переподготовку на корабли, прошедшие модернизацию из исследовательских в звездно-промысловые, или вернуться домой, – в родную галактику. Все, кроме капитана, выбрали второй вариант. Ниру не хотел сдаваться и верил, что ему удастся совмещать новую работу с исследовательской деятельностью. По возможности он так и поступал, если это не сильно влияло на сроки поставки, капитан делал крюк и прокладывал маршрут через систему планет, в которой были потенциально пригодные для жизни. Но за два года, прошедшие с начала войны, ни одной планеты с наличием формы жизни выше микроорганизмов ему так и не удалось обнаружить.  

***  

– Доброе утро, дамы и господа! – Рай умел имитировать подходящие к определенной ситуации эмоции и психологическое состояние через интонации в голосе, и этому приветствию он придал максимальный заряд бодрости. – Как ваше самочувствие?  

Команда постепенно приходила в себя. Они еще лежали в гибернационных саркофагах, вспоминая как управлять своим телом, разминали пальцы рук и ног. Для них три недели пролетели как один миг – ни снов, ни воспоминаний о полете.  

Лиа – исполнявшая обязанности штурмана в составе экипажа “Амари”, уже сидела, свесив свои длинные ноги с капсулы. Она была высокой, – больше двух метров ростом, при этом ее стройная фигура и движения были наполнены грацией и изяществом. Голову, не имевшую волосяного покрова, гармонично дополняли идеально правильные черты лица. Большие, красивые глаза, подчеркивались сверху, вдоль надбровных дуг, – татуированным узором из рядов маленьких, слабо различимых символов ярких цветов.  

Лиа прибыла со второй волной, уже после начала войны. Как инженер-конструктор по второму образованию, она принимала участие в финальной стадии постройки обратных “врат” и платформы, на которой базировался центр управления полетами в новой галактике. Позже, когда строительство закончилось, ее перевели на звездно-промысловое судно “Амари”, так как главной ее специальностью было пилотирование небольших, межпланетных космических аппаратов и построение наиболее рациональных маршрутов, приоритетом в которых была экономия потребляемой энергии.  

Это был седьмой рейс Лиа в роли штурмана на корабле “Амари”, где она быстро освоила новую для нее технологию перемещения через сеть микро-туннелей четырехмерного пространства.  

– Привет, Рай! Почему я больше не чувствую вибрацию? Удалось починить эту рухлядь? Или это мои органы чувств вышли из строя, – склонив голову штурман замерла, пытаясь уловить дрожь в корпусе корабля.  

Перед тем как лечь в гибернацию, команда тщетно пыталась обнаружить источник вибрации на судне, но за исключением поломки “дырокола”, все показатели систем были в норме. Выход из строя “спин-пушки” и стал причиной погружения команды в анабиоз. Не сумев устранить проблему своими силами и не получив ответа от центра управления полетами, члены экипажа решили лететь до станции по старинке, – своим ходом, на сверхсветовом двигателе.  

– Не совсем так, но вибрации действительно нету. Твои органы восприятия окружающего мира функционируют в штатном режиме. Все подробности расскажу в кают-компании, где вас уже ожидают горячие напитки и вкусные закуски, – в конце своей речи, к ободряющему тону, Рай добавил еще и нотку заботливости.  

– Ой, какая милота! Мама приготовила детишкам завтрак! – с ухмылкой произнес только что вставший на ноги капитан Ниру. – Чую задницей что-то случилось! Я все его приемы знаю. Он так разговаривает, только когда что-нибудь стряслось нехорошее. Рай, давай не томи! Докладывай ситуацию!  

Искин молчал, хотя конечно все слышал. Не имея собственного тела, он сразу находился во всех точках корабля. Если можно так сказать – корпус судна сейчас и был его телом, при этом, он мог параллельно загрузиться в любое устройство вне его пределов, если была тому необходимость. Рай знал, что в голове Ниру и остальных членов экипажа, сложившаяся ситуация вряд ли присутствует в перечне возможных вариантов, потому не хотел с ходу ошарашить их еще восстанавливающийся мозг после анабиоза.  

– Если ты забыл, – я тут главный, а ты мой подчиненный! – продолжил капитан, повысив голос и уставившись в случайно выбранную точку в пространстве. – Мы получили сигнал со станции? – выждав небольшую паузу и вновь не получив ответа, он добавил: – Как прилетим, сменю тебя на новую версию.  

– Ты же знаешь какой Рай нудный. Теперь будет молчать как партизан, пока не притащимся в кают-компанию. Пошли уже выпьем чего-нибудь бодрящего, а то никак не могу навести порядок в мыслях, там словно туман поселился, – хриплым голосом пробормотал Бран, держась за гладкую, также, как и у остальных членов экипажа, не имевшую волосяного покрова голову. Он все еще сидел в капсуле, пытаясь найти силы, чтобы встать. Его широкоплечая, крепко спаянная фигура, сейчас напоминала силуэт уставшего старика, сгорбившегося под натиском прожитых лет и суровых невзгод.  

Бран работал в связке со Стилу, – вместе они образовывали десант-группу, в основные обязанности которой входила установка оборудования за периметром корабля для закачки плазмы из звезд в энергоблоки. В редких случаях, обнаружив необычные, редкие минералы, они десантировались на планеты или крупные астероиды, для проведения детального анализа и сбора данных об объекте.  

– Рай увеличил гравитацию или мои мышцы так ослабли? Чувствую себя трехсотлетней старухой, – раздраженно сказал Бран, пытаясь встать на ноги.  

– Точно увеличил! – подхватил Стилу запыхавшимся голосом. – Я с трудом сделал тридцать отжиманий!  

– Будто когда-нибудь ты делал больше, – усмехнулась штурман.  

Стилу демонстративно долго сминал в руках свою майку, пока она не превратилась в плотный комок, после чего швырнул ее в Лиа, но штурман, проявив хорошую реакцию, с легкостью увернулась и произнесла, с не сходящей ухмылкой с лица:  

– Да и с прицелом у тебя беда! – Лиа, с игривым блеском в глазах, посмотрела на капитана: – Ниру, скажи, ты из жалости взял Стилу в команду?  

– Я смотрю экипаж в полной боевой готовности, – улыбаясь подытожил капитан. – Ну вот теперь можно сказать, – доброе утро!  

– Не совсем в полной, – заметил Стилу, – Кажется мы потеряли Ноя.  

Вся команда окружила саркофаг, в котором лежал, скрестив руки на груди, инженер-техник. Небольшие морщины на его лице указывали на то, что он значительно старше своих коллег, но не смотря на возраст, его физическая форма, по крайней мере внешне, не уступала молодым. На темени техника красовалась татуировка в виде разноцветных символов, похожих на иероглифы. Знаки разных размеров и форм пересекались друг с другом, закручиваясь в центре в большую, яркую кляксу. Далее они перетекали на лоб, превращаясь в композицию из слабо читаемых фигур и уходили узкой россыпью из мелких точек вниз, до самой шеи.  

Ной окинул усталым взором собравшихся вокруг коллег и произнес тихим, слабым голосом: – Я, пожалуй, останусь здесь. Просто закройте капсулу и включите еще лет на тысячу. Думаю, хватит чтобы выспаться.  

– Ну уж нет! Кто-то должен починить эту железяку. Есть ощущение, что Рай не справился, – Стилу потянул техника за руку, помогая выбраться из саркофага.  

– Я и до гибернации не смог разобраться откуда идет вибрация, а теперь и вовсе в голове каша. Это просто аномалия какая-то! – простонал Ной. Опираясь на плечо Стилу, он все же встал на ноги.  

– Судя по всему, вместо премии у тебя тоже будет аномалия! – пошутила Лиа, заразив всю команду смехом. Даже на лице мрачного, уставшего техника, промелькнула ломанная кривая, похожая на улыбку.  

Путь в кают-компанию проходил через капитанский мостик. Члены экипажа решили взглянуть на окружавшее их пространство в широкие иллюминаторы командного пункта. Но ставни были закрыты. Ниру вызвал интерфейс корабля голосовой командой и посреди помещения возникло схематичное изображение с мерцавшими символами. Выбрав в меню открытие ставней, капитан обнаружил, что действие заблокировано. Он закричал куда-то в потолок, с уже не наигранной злостью:  

– Рай! Какого черта тут происходит?!  

***  

Кают-компания вся была в белых цветах. Просторное помещение имело стены овальной формы, повторявшие контур парящей над полом, расположенной по центру, большой столешницы. Вокруг нее и расположился экипаж корабля.  

По всей площади высокого потолка мерцали голографические звезды на фоне игравших сочными цветами, переливавшихся газовых туманностей. Смешиваясь между собой, в течение нескольких минут они превращались в новые звезды, которые так же быстро взрывались, украшая все вокруг яркими красками. Это объемное изображение было невероятно реалистичным, словно под потолком разместили уменьшенный фрагмент Вселенной и ускорили время в миллионы раз. Цветные газовые образования разлетались в разные стороны, постепенно растворяясь в воздухе над головами собравшихся за столом.  

В белом покрытии левитирующей столешницы мутно отражались зависшие в нескольких миллиметрах над ней бокалы и пустые контейнеры с едой.  

Члены экипажа закончили завтрак. Разговоры стихли. Откинувшись на спинку кресел, каждый задумался о чем-то своем. Ниру, первым очнувшись от окутавшей ленивый разум сонной дремоты, нарушил тишину:  

– Рай, выключи уже эту звездную карусель над головой! Давай к новостям. Где мы находимся?  

– За последние три недели новостей не поступало, капитан. На наши сигналы центр управления по-прежнему никак не реагирует. Чуть более двух недель назад, со стороны станции мы получили только сильно поврежденный сигнал, который я не смог преобразовать в разборчивое сообщение. Во время полета я неоднократно проверял модуль связи, – неисправностей не обнаружил. Пытался связаться с другими кораблями, но без центра управления я не знаю их точных координат, потому посылал сигналы наугад, по устаревшим данным, и ответа так же не последовало, – вдруг включился проектор и в кают-компании появилась объемная фигура высокого качества, изображавшая похожее на человека существо. Это был главный герой, – вымышленный персонаж из серии популярных, приключенческих видеоигр о бесконечных скитальцах в бескрайних просторах Вселенной. Рай редко использовал эту технологию. Искусственный интеллект определил, что в данной ситуации будет проще вести непростой разговор, создав иллюзию своего непосредственного присутствия в помещении, в образе положительного, всем известного персонажа.  

– Три недели?! Если сообщений от центра не поступало, зачем ты вывел нас из анабиоза так рано? – Ниру с недоумением смотрел на героя видеоигры. – Я же сказал: разбудишь нас, когда они выйдут на связь.  

Рай сел в появившееся из ниоткуда, виртуальное кресло:  

– Если быть точным, – вы пробыли в гибернации двадцать два дня. И так, начну по порядку: первые четырнадцать дней полет шел по плану и главным моим развлечением было смотреть на вас спящих.  

– Давай ка уберем юмор, Рай! Сейчас это ни к месту, – раздраженно перебил его капитан.  

– Как скажете. Хотя это и не было юмором. – Ниру протяжно вздохнул, обреченно закатив глаза. Рай продолжил: ¬– На пятнадцатый день полета датчики показали небольшое повышение температуры в центральном энергоблоке. В целом не выше допустимой нормы, но выше чем во все предыдущие дни. Просканировав защитный корпус и всю камеру хранения, – никаких отклонений от нормы я не обнаружил. Тем не менее, температура внутри повышалась каждый день на едва уловимые значения. Параллельно с этим вибрация в корпусе стала менять свою частоту, колебания то ускорялись, то замедлялись. Источник я все-таки смог определить, – вибрация шла из охлаждавшего блока двигателя, при этом все показания приборов по-прежнему не выдавали ошибок, полностью игнорируя колебания в корпусе судна. За несколько пунктов до критической отметки повышение температуры центрального энергоблока остановилось и вплоть до дня, когда случилась авария, его параметры оставались практически неизменными.  

Услышав слово – “авария”, все кроме капитана невольно вздрогнули. До этого момента, каждый из них был уверен, что Рай просто перестраховался и причины досрочного пробуждения не столь серьезные.  

Рай продолжил отчет. Он рассказал о том, как в день аварии значительно усилившаяся вибрация в блоке охлаждения вызвала волной набегавшие сбои в навигационном оборудовании и в системе энергоснабжения; как судно перестало быть единым организмом, и из-за разрушенной связи между блоками управления, то тут, то там, по цепочке, одно за другим начало выходить из строя оборудование; о том, как температура центрального энергоблока превысила критическую отметку и перегрелся внешний, защитный корпус. Рассказал о начавшихся пожарах на борту и серии взрывов, полностью уничтоживших несколько технических блоков; о разгерметизации в грузовом отсеке и принятом решении посадить корабль на планете “К73-11”.  

Команда слушала его ни разу не перебив. Они впитывали эту информацию, все больше осознавая сложность ситуации, в которой оказались. Когда Рай закончил свой доклад о случившемся, в кают-компании воцарилась тишина. Члены экипажа угрюмо обдумывали услышанное, прокручивая в голове вырисовывающиеся, печальные перспективы. В этой обстановке, сидящий в роскошном, ярко-красном кресле голографический персонаж, облаченный в военный скафандр, выглядел крайне нелепо.  

– И так, поправь меня, Рай, если где-то буду не прав, – после затянувшейся паузы, начал Ниру. – Мы на планете с годной атмосферой, климатом и гравитацией. На этом положительные стороны сложившейся ситуации заканчиваются. Центральный энергоблок, как и энергоблоки с плазмой в грузовом отсеке – законсервированы. Теперь все, что у нас есть, – это один уцелевший после взрыва блок аварийного энергоснабжения, которого не хватит даже на то, чтобы вывести судно на орбиту планеты. – капитан окинул взором аватар Рая, предоставляя ему возможность добавить свое слово, но тот молча закивал, соглашаясь со сказанным. Ниру продолжил: – Так же уничтожен модуль связи и в принципе, если бы он у нас был – центр на наши сигналы все равно не отвечает. Устранить такие повреждения своими силами мы не сможем ни коим образом. Потому, пока что вижу только один вариант: оставаться на месте и ожидать помощи, с надеждой, что сигнал бедствия с обозначенными координатами все-таки приняли в центре полетов. – капитан посмотрел на хмурые лица членов команды. – Есть у кого какие идеи? Ной, поделишься мыслями?  

Техник, упершись подбородком в кулак, задумчиво завис, уткнувшись взором в пустую кружку, левитирующую над поверхностью столешницы. Не удостоив капитана взглядом, он ответил со своим обычным, невозмутимым тоном в голосе:  

– А что тут добавить? Все верно говоришь. Даже если починить блок охлаждения двигателя, что сделать невозможно, – его явно нужно менять на новый, все равно нельзя снимать консервацию с центрального энергоблока, так как он уже был поврежден. Это, мягко говоря, опасно, – рванет так, что без корабля в космос улетим.  

– Да уж! Вот тебе и доброе утро! – тяжело вздохнув, понуро резюмировал Стилу. Откинувшись в кресле, он стал разглядывать сменявшиеся узоры на потолке, словно пытаясь найти в них способ решения проблемы. – Я вот что не пойму: почему бы не законсервировать энергоблоки прямо в космосе? Легли бы в дрейф и ждали помощи.  

– При запуске гравитационно-пространственной заморозки в открытом космосе, с учетом разгерметизации в грузовом отсеке и установленных временных пломб в корпусе, – нас могло разорвать в пыль, – объяснил ему Рай.  

– Все же думаю стоило бы рискнуть. Теперь то корабль все равно не спасти. Только мы еще и в полной заднице, без связи и понимания как отсюда выбраться, – продолжил ворчать десантник.  

– Ладно тебе. Мы живы! Считаю это уже неплохо, – попыталась успокоить его Лиа. – Или ты предпочел бы, чтобы прах твой кочевал сейчас где-то в космическом пространстве?  

– Ну волноваться по крайней мере было бы уже не о чем, – заявил десантник и улыбнулся, осознавая сказанную глупость. Встретившись взглядом со штурманом, он добавил: – Умереть во сне, не худший из вариантов.  

– Хорошо. Я тебя услышала. Когда заснешь, я все сделаю, – Лиа провела пальцем по горлу.  

– А я надеялся мне перепадет эта честь, – решив отвлечься от дурных мыслей, вступил в шутливый диалог Бран.  

– Можем прикончить его вместе, – штурман подмигнула Брану с коварной ухмылкой на лице.  

– Я знал, что вы не бросите меня в беде! – сказал Стилу с саркастическим умилением в голосе.  

Капитан, в это время отрешенно, сосредоточенно размышлявший о дальнейших действиях, произнес:  

– Рай, запусти разведывательные дроны. Раз уж мы тут зависли, предлагаю пока что заняться изучением окружающей среды.  

– Сделаю! – отозвался искин. Его голографический аватар, вместе с креслом, плавно растворился в воздухе, оставив экипаж наедине со своими мыслями.  

***  

Капитан и штурман заворожено уставились в открытые, широкие иллюминаторы.  

– Идите все скорее сюда! – обратилась к команде по внутреннему модулю Лиа.  

Искусственный интеллект вернул капитану все права доступа на управление кораблем, и первое, что Ниру сделал – отправился на капитанский мостик открыть ставни, ожидая, как обычно увидеть безжизненную, бескрайнюю пустыню. За время, проведенное в новой галактике, это все, что ему довелось наблюдать в тех редких случаях, когда они высаживались на поверхность планет. Пару раз капитану посчастливилось побывать на планетах с наличием морей и океанов, но даже там жизнь была лишь на зачаточном, бактериальном уровне.  

Потому, представшая взору Ниру картина, словно парализовала его и заставила в миг позабыть о случившихся бедах. Не смотря на все произошедшее, дух исследователя-авантюриста в нем не погас.  

Капитан, вместе с Лиа, молча стояли, созерцая окружавшее их, сотканное природой великолепие.  

– Потрясающе! – зачарованно промолвила штурман.  

– Смотри! Какие огромные! – капитан с восторгом указывал на кружащих над водой, длиннокрылых существ. Их яркий, красно-оранжевый окрас выделялся контрастным пятном на фоне нежно-голубой поверхности морских волн. Узкий, увесистый клюв с острыми зубами и большой вытянутый гребень на затылке говорили о том, что скорее всего это грозный для местной фауны хищник.  

– Подумать только! Мы как-то раз уже бывали поблизости от этой звезды, – Ниру взглянул на пронизывающий палящим зноем все вокруг, желтый диск в небе, прищурился и увеличил уровень тонировки стекол. – И как я мог упустить эту планету из вида?! Ведь сканер пометил ее как потенциально обитаемую. – капитан устремил взор к горизонту, в попытке обнаружить линию, разделявшую водную гладь с ясным небом, и задумчиво произнес: – За этим я и забрался так далеко.  

– Тебе все равно не разрешили бы высадиться на эту планету. За все последние отклонения от маршрутов, ты стал объектом пристального наблюдения центра полетов. – Лиа улыбнулась, глядя на капитана. – Ты чемпион, по количеству жалоб от диспетчеров.  

– Да плевал я на этих крысенышей! По объему поставляемой плазмы мы входим в тройку лидеров. Так что руководство отправляет их жалобы в топку, – самодовольно заявил Ниру.  

Они вновь зависли в тишине, рассматривая стремительно пронзавших воду и так же стремительно вылетавших из нее с добычей в зубах, – хищных существ.  

– Эти создания прекрасны! – упоенно резюмировала Лиа. – Но с руки их покормить желания не имею.  

– Это точно. Судя по размеру клюва, – руку отхватит по самое плечо. Вот бы экземпляр один заполучить. – капитан машинально поднял взгляд вверх и спросил: – Рай, есть вести? Что-нибудь вынюхали наши ищейки?  

– Ищейки? – зазвенел откуда-то из динамиков голос искина. – Это высокотехнологичные, автоматизированные устройства. Если бы они услышали, как ты их называешь – обиделись бы и улетели.  

– Очень смешно. Тебе бы на сцене выступать, а не за обшивкой корабля прятаться. – капитан любил развлекаться в подобной манере с искусственным интеллектом. Рай не всегда понимал, когда и какие шутки уместны, но постоянно совершенствовал этот навык. Незаметно для себя, несмотря на то, что Рай это всего лишь прописанные, самообучавшиеся алгоритмы с определенными поведенческими настройками, Ниру наделил его душой и часто разговаривал с ним как с другом.  

– Я прислушаюсь к вашему совету. Как только выберемся отсюда, – попробую себя в новой роли.  

– Отлично. Дело за малым. Так что у нас по информации?  

– Повсюду, в радиусе покрытия сканов: в воде, воздухе и на суше, – кипит жизнь. Огромное множество различных биологических видов, не малая часть из которых – опасные, крупные хищники. Следы разумных форм жизни на исследуемой территории не обнаружены. Подробный отчет я отправил на ваш внутренний модуль. И самое важное: на расстоянии около пятисот километров от корабля дроны наткнулись на часть обломков. Среди них потерянный при взрыве модуль связи. Судя по полученным изображениям – корпус сильно поврежден.  

– Думаешь мы сможем его починить? – Ниру принялся изучать полученную информацию. Он что-то нажал на наручном устройстве и перед ним возникли снимки, полученные с дронов.  

– Вероятность такая имеется. Но по фотографиям сказать сложно. Я оставил там дежурить один из дронов.  

– Понял. Спасибо, Рай. – Ниру встретился взглядом с Лиа, на несколько секунд они зависли, словно обмениваясь мыслями. – Со связью наши шансы на спасение значительно возрастают, – сказал капитан. – Будем регулярно повторять сигнал бедствия, пока центр или какое-нибудь судно не выйдет на связь.  

– Согласна, – спокойным голосом произнесла штурман, – Но судя по полученным данным выбираться на поверхность этой планеты опасно. Мы не военные, – нету ни оружия, ни силовых скафандров. На запуск шаттла потратим последние запасы энергии, да и судя по изображениям, в любом случае на нем туда не подлезешь, – часть пути придется пройти пешком. А наши скафандры такая себе защита от хищников. – за почти год совместной работы, Лиа уже поняла, что отговорить капитана, если он что задумал, практически невозможно. Но все же к голосу разума он прислушивался, ведь подобная экспедиция действительно выглядела через чур рискованной.  

Ниру собирался что-то ответить, но его отвлекли вошедшие на капитанский мостик Стилу, Бран и Ной. Они с удивлением уставились в открытые иллюминаторы, демонстрирующие им невиданные красоты.  

– Вы как раз вовремя! – бодро обратился к ним капитан. С едва заметной, самодовольной ухмылкой на лице, он набрал некую комбинацию символов в интерфейсе панели управления и сообщил: – Хочу вам кое-что показать.  

***  

Когда до Ниру дошла информация о том, что исследовательскую программу сворачивают, он никак не мог смириться с мыслью, что его мечте не суждено сбыться. Согласившись на должность капитана звездно-промыслового корабля, Ниру все же надеялся, что война в скором времени закончится и он полноценно вернется к своей любимой работе. Но по полученным первым сводкам новостей с фронта, стало ясно, что война затянется на долго: флот Империи Нуан понес большие потери в первые несколько месяцев после уничтожения их колоний, пытаясь контратаковать вражеские силы.  

Ранее, Нуанцами уже были обнаружены иные, разумные формы жизни в их родной галактике, но инопланетные технологии находились на примитивном уровне, и Империя уверовала в собственное несокрушимое величие. Мысль о том, что они могут встретить более развитую цивилизацию, стала изгоем в их головах.  

Командование межзвездным военным флотом допустило непоправимую ошибку: недооценив противника, без глубокого, предварительного анализа и разведки, они выступили на агрессора во много раз превосходящими по численности силами, и потеряли абсолютно все. При этом вражеская сторона понесла незначительные потери, – уничтожить удалось всего чуть больше половины группировки их войск, а спустя время выяснилось, что это была лишь небольшая эскадра, к которой следом на подмогу явилось еще несколько.  

Было принято решение эвакуировать сразу несколько сотен колоний с периферии и сосредоточиться на обороне центральных звездных систем. Инопланетные силы не спешили атаковать грамотно выстроенные оборонительные редуты. Империю оцепили по периметру, не предпринимая больше никаких действий. По-прежнему с вражеской стороны не было инициативы вступить в переговоры, все посланные им сообщения от Империи оставались без ответа.  

***  

– Почему ты прятал от нас это чудо техники? Неужели думал, что мы тебя сдадим? – Бран с восхищением рассматривал собственное отражение в зеркально-гладкой поверхности шлема исследовательского скафандра.  

В этом снаряжении использовалась новейшая технология “стелс”. При его активации, десятки тысяч нано зеркал, интегрированные во внешние слои скафандра, переотражали окружавшее пространство с молниеносной скоростью, таким образом, что под каким ракурсом на него не посмотри, – в поле зрения попадали находящиеся позади объекты, будто на пути взора не было преград. Лишь небольшие искажения картинки во время резких движений могли быть различимы невооруженным глазом, и то, их скорее можно было списать на пылинку, прилипшую к ресницам.  

– Ну, по началу я к вам присматривался. – Ниру стоял, опершись на борт катера на антигравитационной подушке, формой напоминавший вытянутую каплю воды. – А после, – не было повода. Разве, что в этих скафандрах в прятки играть на борту корабля.  

– Мог бы и рассказать, – обиженно упрекнула его Лиа. – Я помню как-то давно ты рассказывал, что у тебя все исследовательское оборудование отобрали?! Лгунишка!  

Капитан улыбнулся и сказал себе в оправдание: – Мы тогда еще толком не были знакомы. Вдруг ты бы оказалась шпионом от руководства.  

– Какой наивный. Я и есть шпион. Наконец-то моя миссия выполнена, – ты арестован! – штурман направила на капитана указательный палец.  

Они находились в просторном отсеке круглой формы, со светящимся, сферическим потолком. Ранее это была основная научная лаборатория на корабле. Теперь же это помещение больше напоминало заброшенный склад: повсюду стояли коробки с различным оборудованием, на полу, вперемешку, лежали детали разобранных беспилотников. По центру располагался стеклянный, цилиндрический саркофаг, окруженный автоматизированными манипуляторами. Вдоль круглой стены, пристегнутые ремнями, висели шесть темно-серых скафандров, в свете потолка их глянцевое покрытие переливалось яркими бликами.  

Четверть всего пространства отсека занимал каплевидной формы катер, с белым, зеркально-гладким покрытием. Носовая часть была стеклянной, образуя прозрачную полусферу. Далее, сужавшейся полосой к хвосту, шел ряд из трех небольших иллюминаторов. На поверхности транспортного средства не было никаких выступавших деталей и швов, намекавших на наличие двери или двигателя. Катер реял в полуметре от пола, будто был подвешен к потолку невидимой нитью. Он казался зависшим в воздухе монолитом идеально гладкой формы, словно выставленное в музее произведение искусства.  

Лиа достала из ящика странное устройство, похожее на большой, оптический прицел. Надев его на руку и наведя на Ниру, она произнесла шутливо:  

– Вот теперь точно сдавайся!  

– Аккуратнее с этим! – капитан всерьез испугался, уйдя с направления вытянутой руки штурмана. Он указал кивком головы на устройство: – Мы называли эту штуковину “Гравир”. А вообще это модель РК-С9, – один из мощнейших гравишокеров. Думаю, он нам пригодится. Работает на расстоянии, вот так, – Ниру обошел Лиа со спины и поднял ее руку с одетым на кисть устройством, – Выбираешь уровень мощности, наводишь на цель и зажимаешь спусковой механизм. Две секунды на сканирование цели и посылается гравитационный импульс. Для объекта поражения гравитация временно усилится на определенное значение, – оно подбирается автоматически, в зависимости от уже имеющейся естественной гравитации и веса особи. Если запустить несколько импульсов подряд на максимальной мощности, можно и убить, и это будет не самая приятная смерть. На “Карно”, – планете из нашей галактики, мы защищались ими от нападения шил, – мелкие, но очень опасные твари. Даже после заряда минимальной мощности животное теряло ко всему окружавшему миру интерес на долгое время, просто ходило пошатываясь, будто пьяное.  

– А настоящее оружие есть? Если мы все же отправимся за модулем связи в эти леса, хотелось бы что-нибудь посерьезнее. – Стилу перебирал содержимое одного из ящиков. – За две секунды, пока идет сканирование, может много чего нехорошего случится.  

– Это снаряжение исследовательской группы, а не отряда убийц, – ответил Ниру. – К тому же мы полетим на катере и высадимся в стелс-скафандрах. Нам и “гравир” навряд ли понадобится.  

– Не знала, что ты такой кровожадный! – штурман не упускала возможности подколоть члена десант группы. – Или просто трусишка?!  

– Ты файлы с дронов смотрела? По сравнению с некоторыми тварями на этой планете, я самое доброе и милое существо во всей Вселенной, – заявил Стилу.  

– Файлы я смотрела, и думаю, ты зря переживаешь. Судя по внешнему виду, – они тебя точно примут за своего, – продолжила дурачиться Лиа.  

Техник Ной в это время безучастно стоял у входа, в отличие от своих коллег, которые как дети в отделе игрушек, с восторгом разглядывали витрины. Со своим вечно безэмоциональным, словно высеченным из камня выражением лица, он спросил, глядя на капитана:  

– Как тебе удалось сохранить все это? На сколько я знаю, оборудование с исследовательских кораблей было списано на станции перед модернизацией.  

– Проще простого! – самодовольно улыбнулся Ниру. – Перед тем как зайти в парковочный шлюз, я внес изменения в код Рая, так, чтобы при проверке системой он выдал ложные показания, – будто все оборудование уже отгрузили. Другими словами, я научил его врать. В связи с суматохой, возникшей на станции после объявления военного положения, никто не обратил внимания, что на склад поступило на несколько единиц различного снаряжения меньше. Изучив схему уже модернизированных кораблей, стало ясно, что до лаборатории никому нет дела. Вот я и устроил тут тайный схрон, обозначив в реестре это помещение как складское.  

– И заодно сделал меня соучастником преступления, – вдруг появился голос Рая.  

– А ведь я несколько раз задумывался, – куда ведут эти двери, – подключился к разговору Бран, – Но был уверен, что там ничего интересного.  

– Да, Ниру, умеешь ты удивлять, – Ной одобряюще покачал головой.  

Капитан был доволен произведенным на команду эффектом. Их было поникшие взоры, от сложившихся печальным образом обстоятельств, вновь засветились, полные энергии и решимости. За исключением Ноя, его выражение лица и взгляд в любой ситуации оставались практически неизменными.  

Ниру что-то нажал на наручной устройстве и из идеально гладкой поверхности корпуса катера откинулась вниз дверь со ступеньками. Он взобрался в образовавшийся дверной проем и повернувшись к команде произнес:  

– И так, наша экспедиция уже не выглядит столь безумной, верно, Лиа? – штурман в ответ молча подмигнула капитану. – Потому предлагаю такой план действий: я с нашей десант группой отправлюсь на катере к модулю, заберем все, что уцелело и обратно. Думаю, наш волшебник Ной его без проблем реанимирует. Возобновим сигнал бедствия и будем ждать; рано или поздно, центр выйдет на связь, и мы будем спасены.  

– Ниру, насколько я вижу в катере мест хватит на четверых. Раз уж волей случая мы зависли на этой планете, я бы не отказалась от экскурсии, – заявила штурман. – Ной как мне думается не сильно расстроится, оставшись на корабле в одиночестве, – улыбаясь, Лиа окинула взглядом каменное лицо техника и похлопав его по плечу, уточнила: – Верно?!  

– Не беспокойся. Я найду чем заняться, – ответил техник.  

– Ну, тогда добро пожаловать на борт круизного катера! – воодушевленно произнес капитан. – Завтра на рассвете вылетаем. Стилу и Бран, помогите собрать все необходимое. Остальные могут быть свободны.  

***  

Вечер перед вылетом члены экипажа решили провести в небольшой обсерватории. Это помещение было их любимым местом для посиделок. Подобные отсеки были даже на военных кораблях, они использовались больше для отдыха и развлечения, чем выполняли свою функцию по слежению за объектами в космосе.  

Половину периметра комнаты занимало панорамное остекление, благодаря которому, обычно открывался обширный обзор на бесконечное космическое пространство, усыпанное гирляндами звезд. Но сегодня команда наблюдала весьма непривычную для последних лет картину: вдоль линии горизонта плыли облака, плавно меняя свои витиеватые формы в свете сиявшего на темном небе диска – естественного спутника планеты. Источник света, проливающегося сквозь лазейки в толще гонимых ветром облаков, казалось, быстро перемещался на ночном небосводе, поочередно выделяя переливающимся, сверкающим ореолом их затейливые контуры; словно гигантский прожектор, управляемый неведомым, исполинским существом, что-то искал на поверхности планеты, невольно украшая мягко вздымавшуюся водную гладь контрастной мозаикой из бликов и теней. Выше, над широкой полосой густых облаков, странствующих над поверхностью океана, слабо проглядывала россыпь тускло мерцающих звезд, лишь единицы из них пробивались яркой точкой на ночном небосводе. Где-то в дали, прорисовался и быстро исчез, едва заметный след от летящей кометы.  

Команда, расположившись на подушках и креслах вокруг небольшого стола, зачарованно наслаждалась представшей перед ними картиной.  

На столе стояла пустая бутылка спиртного, в стекле которой отражались различные геометрические фигуры, зависшие в воздухе. Некоторые из них крутились вокруг собственной оси, словно в невесомости. Ряды фигур плавно закручивались в спираль, – члены экипажа не закончили партию в игру-головоломку.  

Лиа, скрестив ноги, сидела на полу, устремив взгляд к горизонту. Все ее переживания растворились в спиртном и красоте покрытого темной пеленой ночи пейзажа. В мыслях она на мгновение вернулась к себе домой, воспоминания вдруг захлестнули ее яростной волной. Штурман вспомнила свой прощальный вечер с друзьями, как подруга сказала, что восхищается ее смелостью и будет скучать, как восторженно и с трепетом в ту ночь, она так же смотрела в ночное небо.  

– Уже третья за вечер, – тихо сообщил Стилу, указывая на исчезавший в небе хвост от кометы.  

Ной выпустил облако сладкого пара изо рта. Он курил электронную трубку, покачиваясь в кресле поодаль от команды. Техник был единственным, кто не обратил внимания на рассеивающийся шлейф пыли от пролетевшей кометы. Сосредоточенно о чем-то размышляя, он наконец решил озвучить мучавший его вопрос:  

– Какие могут быть причины так долго не выходить на связь? По плану мы уже давно должны были вернуться с рейса. Им плевать на то, что стало с кораблем? Быть того не может.  

– Я думал об этом, – ответил Ниру. – Может по близости от базы прошли мощные выбросы плазмы или еще что-нибудь повредило оборудование. Подобное уже случалось. Конечно, чтобы так долго они молчали не припомню, но пару недель как-то не выходили на связь точно. Тогда корабль, с полными энергоблоками, взорвался неподалеку от станции. Страшная была авария. Неопытный экипаж, отключив бортового искина, в обход протокола безопасности решил заполнить резервный энергоблок плазмой. Хотели побить рекорд по доставке за раз. Глупцы! Взрывная волна сожгла все оборудование связи в центре полетов и не только. Повреждения были очень серьезными.  

Бран, крутивший пальцем фигурки, повисшие в воздухе, тяжело вздохнув, добавил:  

– Да уж. Сидим тут, отрезанные от всего мира. И как там у нас дома дела?! Последние новости были не очень. Надеюсь наши оправились и наконец-то наваляли этим гадам.  

– Если их вообще можно так называть, – Лиа, оторвавшись от своих мыслей, подключилась к разговору. – Я слышала, что на одном из захваченных инопланетных объектов, который изначально приняли за военный корабль, не обнаружили никаких форм жизни или систем управления, там вообще не было ничего, – будто полый, безжизненный кусок металла атаковал наш флот.  

– Это тебе на станции рассказывали? Там чего только не услышишь. Мне один техник в порту говорил, что его знакомый – военный, собственными глазами видел, как наш огромный, межзвездного класса крейсер, буквально за секунду рассыпался в пыль, при этом с вражеской стороны не было зафиксировано никаких из известных нам форм воздействия. Просто вдруг разлетелся на атомы! – Бран щелкнул пальцем по одной из левитирующих фигур и та, отлетев в сторону, быстро вернулась на прежнее место. – Лучше буду думать, что это байки.  

– Верно! Официально никто такую информацию не подтверждал, – поддержал его Стилу. – Мне больше интересно вот что: если это такая супер сверхразвитая цивилизация, неужели у них нету никаких законов, правил или моральных устоев? С ходу уничтожили несколько колоний и вместе с ними миллионы жителей!  

– Может быть просто увидели в нас потенциальную угрозу? – размышляла Лиа. – Помнишь тот случай, лет шестьдесят назад, когда эскадра трансгосударства “Акрий”, в составе нескольких кораблей, уничтожила целую цивилизацию на какой-то планете. Они тоже посчитали их потенциально опасными, и испепелили целый мир!  

– Да, но они все пошли под трибунал! Межзвездный верховный суд признал их действия варварскими, – парировал Стилу.  

– Так может и действия тех, кто нас атаковал, когда-нибудь признают варварскими. Только нам от этого легче уже не станет, – констатировала штурман. – А может подобное деяние для них норма. Мы ведь совершенно ничего не знаем об устройстве их мира и сознания.  

Глухой, затяжной рокот прервал их беседу. Рай включил трансляцию звуков окружавшего корабль пространства на внутренние динамики. Было очевидно, что источником гула было живое существо немалых размеров. Команда затихла. Уставившись друг на друга, они вслушивались в повторявшееся рокотание и воображение их рисовало жуткие картины.  

Стилу, улыбаясь, незаметно прикоснулся к руке Лиа, покрытой мурашками. Штурман вздрогнула и прочитав по довольному взгляду десантника, витавшие в его голове мысли, заявила с ухмылкой на лице:  

– Ой! Еще посмотрим кто завтра первый в штаны наложит!  

Бран схватил бинокль и указывая куда-то в темноту пальцем, воскликнул:  

– Вот там, смотрите! Что-то всплыло на поверхность. Что-то огромное!  

Команда по очереди посмотрев в бинокль, разошлась во мнениях. Кто-то утверждал, что видел гигантскую спину животного, кто-то, что это всего лишь волна пробежала, чуть крупнее остальных. Закончив бесполезный спор, Ниру призвал членов экипажа отправиться ко сну.  

***  

Лучи утренней, рассветной звезды, согревавшей планету “К73-11”, пронизывали пышные кроны деревьев, пытаясь пробиться к остывшей за ночь, покрытой росой траве. Тень от белоснежного катера, прыгала по листве, в тщетных попытках угнаться за ним, словно глупый, еще не окрепший телом щенок за своим хвостом. Покинув водные просторы, экипаж корабля “Амари” двигался вдоль отвесного, покрытого мхом и кустарником склона скалы, величественно возвышавшегося над вершинами деревьев.  

Лес был полон жизни. Множество стрекочущих, жужжащих и звенящих звуков сливалось в один общий фоновый шум, гармонично дополнявший красоту пестрящего яркими красками пейзажа.  

Вверху, над скальным утесом, кружила стая длиннокрылых существ, тех самых, что Ниру и Лиа уже наблюдали у воды с капитанского мостика.  

Некоторые деревья были настолько высокими, что катер проплывал на малой скорости ниже их вершин; протискиваясь между широких, раскидистых ветвей, на которых грелись, в лучах звезды уже полностью показавшей из-за горизонта свой ослепляющий диск, – группы небольших, покрытых шерстью, крылатых животных. Их непропорционально массивный желтый клюв и широкий, парусоподобный ярко-синий гребень на голове, не давал им шанса остаться незамеченными.  

– Какие хорошенькие! – воскликнула Лиа. – Стилу, ты небось уже дрожишь от страха?  

Десантник промолчал, изобразив руками неприличный, грубый жест.  

Из плотных зарослей кустарника вдруг вынырнула узкая, красная морда. Удивленно взирая вверх на бесшумную, диковинную птицу невиданных форм, животное издало скрипучий вопль и с молниеносной скоростью скрылось из вида, погрузившись в густую растительность.  

У пассажиров катера, от всего этого разнообразия цветов и звуков, изумительных, невообразимых животных и сновавших повсюду насекомых, размером с небольшую летучую мышь, – разбегались глаза в разные стороны. Наперебой слышались возгласы: “Смотрите! ”; “А там еще один! ”; “Вот это да! ” Каждый из них, в этот миг, словно вновь стал ребенком, позабыв обо всех неудачах, навалившихся на их плечи. Беззаботно, безмятежно и радостно они плыли над сказочным лесом, познавая многообразный, загадочный мир.  

Впереди несколько деревьев раскачивались и трещали под весом больших, по всей видимости травоядных существ. Опершись на могучие задние лапы и обхватив передними конечностями ствол, каждая из которых имела острый, грозный коготь, они вытянули свои шеи, срывая листву с ветвей. Капитан, решив детальнее их рассмотреть, опустился пониже. Катер завис в нескольких метрах над ними. Это были удивительные животные: узкая, продолговатая голова с расположенными по бокам маленькими глазами, оканчивалась клювом. Массивное, мощное тело было покрыто грубой, серо-коричневой кожей. В длину некоторые особи, от стоп задних лап до кончика клюва, достигали одиннадцати метров.  

– А вот эти зверюги уже не выглядят безобидными. – Стилу прижался к стеклу, изучая странное существо.  

– Да ладно, посмотри на зубы! – увлеченно воскликнул капитан. – Такой плотный ряд плоских зубов говорит о том, что животное питается исключительно растительной пищей. Ты ему неинтересен.  

– А мне этот плотный ряд зубов говорит о том, что если оно вдруг взбесится и решит откусить кому-либо из нас голову, то навряд ли найдется способ ему помешать! – настаивал на своем десантник.  

Лиа, тоже прильнув лбом к стеклу, восторженно произнесла:  

– Он прекрасен! Ну как, скажи, такой милаха может откусить голову? Ниру, опустись чуть пониже и открой окно, я попробую его погладить. Докажем Стилу, что он не прав.  

Капитан улыбнулся и секунду поразмыслив, начал медленно опускать катер.  

– Да вы с ума сошли! Эта тварь нас сожрет! Вы психи! Верните меня обратно на корабль! – завопил Стилу.  

Бран разразился громким хохотом. Он и сам не особо хотел приближаться к этой громадине, но желание узнать, что будет дальше, перевешивало здравый смысл.  

Судно уже зависло в полуметре от вытянутой морды, не обращавшего на них внимания, спокойно поглощавшего листву гиганта.  

Ниру обратился к команде: – Я открою окно, оденьте шлемы скафандров.  

Стилу заявил, что не будет одевать шлем, пытаясь таким образом остановить безумие своих коллег, но капитан начал медленно опускать стекло и у десантника не осталось выбора.  

Ниру посмотрел на Лиа и спросил:  

– Не передумала? Если что, я резко дерну штурвал вверх. Наш новый друг при своих больших габаритах, двигается явно медленнее, чем катер.  

Штурман, не смотря на свое учащенное сердцебиение, высунула руку в окно и не спеша потянулась кончиками пальцев к затылку животного. Все застыли в ожидании.  

Вдруг животное вздрогнуло, словно очнулось от сна, и издав звонкий, затяжной свист, развернуло свою голову в противоположную от Лиа сторону.  

– Куда это он?! – взволнованно спросила штурман, одернув руку. – Нас что ли испугался?  

– Не думаю, что нас, – ответил Ниру, на всякий случай поднимая катер повыше.  

Громоздкое существо внимательно всматривалось куда-то в густую, непроницаемую для света, лесную чащу. Его сородичи, один за другим, повторили звенящий, гулкий свист, от которого у всей команды заложило в ушах, и с прытью, неожиданной для своих размеров, опираясь только на задние лапы, резко рванули вперед в одном направлении, ломая кусты и небольшие деревья на своем пути.  

Следом, со стороны обделенных светом зарослей растительности, заинтересовавших животного, раздались короткие, режущие слух пронзительные вопли, похожие на воронье карканье. Лесная чаща ожила, повсюду зашумела листва, захрустели ветки и под катером промчалась стая относительно небольших – около пяти метров в длину, крайне свирепых на вид существ. Эти хищные особи бежали на мощных задних лапах, вытянув вперед голову с устрашающей, зубастой челюстью и прижимаясь пониже к земле, сохраняя при этом равновесие благодаря длинному, заостренному хвосту, покрытому яркими перьями. Они двигались очень слаженно, видимо согласовывая свои действия друг с другом. Через несколько минут грозная стая исчезла, растворившись в бесконечных лабиринтах лесной глуши. Звуки леса вокруг стихли, словно все живое замерло, притворяясь мертвым.  

– Предлагаю двигаться дальше. – Стилу тревожно посмотрел на капитана.  

Ниру согласился с коллегой и прибавив хода, катер лег на прежний курс.  

***  

Вдоль горизонта, сплошной стеной прорисовывалось волнистое покрывало из мрачных, сине-сиреневых туч. Ему навстречу, разрозненными клубящимися образованиями, двигались залитые золотисто-розовым светом, нежно-голубые облака. Казалось, небо стало бескрайним, живописным холстом, иллюстрировавшим битву света и тьмы. По центру небосвода, словно флагманский крейсер возглавляя поход, неторопливо проплывало колоссальных размеров облако, его многоярусная, витиеватая структура, пропуская через себя лучи света, рассеивала его во все стороны, отгоняя надвигавшуюся сумрачную мглу. В некоторых точках небесного пространства, темная и светлая стороны уже столкнулись друг с другом, закручиваясь в невероятно красочном вихре, они меняли свои замысловатые очертания, превращаясь в единое, насыщенное яркими контрастными цветами полотно.  

Белый, каплевидной формы катер, отражая в своей зеркально-гладкой поверхности сочные краски окружавшего мира, переливался слепящими бликами в сиянии парящей над облаками звезды. Судно продолжало скользить в глубь материка над практически не менявшимся лесным ландшафтом. Изредка возникали небольшие, болотистые опушки, демонстрируя экипажу затейливый облик жизни их населяющей. Встретив новый, интересный вид, Ниру притормаживал, чтобы сделать снимок и просканировать особь, каждый раз восторженно удивляясь увиденному.  

Члены экипажа по-прежнему не отлипали от окон. Первая волна восхищения, захлестнув их сознание бурлящими эмоциями, уже отступила, и пришла вторая, принеся с собой умиротворенное очарование. Возбужденные возгласы теперь звучали крайне редко. Они молча наслаждались красотами проплывавших мимо пейзажей, пытаясь уместить в памяти все многообразие этого уголка Вселенной.  

Убаюкавшую их разум тишину, внезапно прорезал голос Рая:  

– Доброго дня! Есть две новости. Первая – не очень, а вторую охарактеризовать пока что затрудняюсь. С какой начать?  

– Давай с той, что не очень, – спокойно ответил капитан.  

– Судя по показаниям приборов, вы двигаетесь прямо навстречу грозовому фронту, – сообщил искин и сделал паузу, ожидая ответной реакции.  

Команда уже это поняла и без всяких приборов, достаточно было посмотреть в окно, потому новость встретили безразличным молчанием. Лишь Ниру ехидно съязвил: – Огромное спасибо за своевременное уведомление!  

Рай, распознав сарказм, в том же стиле заявил: – Рад стараться! Чтобы вы без меня делали?!  

– Дай угадаю вторую новость, – мы летим на катере за потерянным модулем связи? – подключилась к разговору Лиа, вызвав приступы смеха у коллег.  

– Холодно, – уже серьезным тоном ответил искин. – С дронов только что поступила информация: они зарегистрировали сигнал. Расстояние до него от корабля – тысяча двести семьдесят километров. Источник находится вне зоны действия сканеров дронов, потому распознать тип объекта не удается. И тут самое интересное, – расшифровывается он как наш сигнал бедствия, который мы передавали на станцию до потери модуля: “Звездно-промысловое судно “Амари”, бортовой номер Н-42, вызывает центр полетов. Совершаем вынужденную посадку на планете К73-11”, и наши последние координаты, переданные перед взрывом на судне.  

– Что за бред?! – растерянно поглядывая на товарищей, пробормотал Бран.  

Ниру, сохраняя самообладание, спокойно произнес:  

– Рай, если ты решил протестировать новый формат юмора, то это, мягко говоря, не самый лучший вариант.  

– Всю информацию с дронов я загрузил на ваши внутренние устройства. Можете убедиться сами.  

Члены экипажа сосредоточенно зависли на несколько секунд, изучая информацию, полученную на модуль, интегрированный в их головы, устремив при этом затуманенный взор куда-то в пустоту.  

– Это кто-то из наших прибыл на помощь?! – первым, воодушевленно начал размышлять в слух Стилу. – Наш то центральный модуль связи на корабле отсутствует, а частоту внутреннего канала они возможно не знают, вот и решили таким образом привлечь внимание.  

– Ересь какая-то. Более странного способа привлечь внимание я даже придумать не смогу, – сказала Лиа. – Что мешает тогда просто создать открытый канал, чтобы мы сами вышли с ними на связь? И зачем маскироваться под нас, если можно указать свои реальные позывные?  

Стилу изобразил жестом, что понятия не имеет.  

– Может на этой планете присутствуют разумные формы жизни? – Бран размышлял, не глядя на товарищей, устремив взор куда-то далеко к горизонту, словно пытался найти там подтверждение своим домыслам. – Они каким-то образом приняли и отзеркалили наш сигнал.  

Капитан несколько минут молчал, анализируя полученные данные.  

– Рай, может быть тут ошибка? – спросил Ниру. – Вдруг это и есть наш модуль связи, который почему-то вновь заработал? Просто изначально дроны его местоположение определили неверно.  

– Капитан, один из дронов по-прежнему дежурит у разбитого модуля. Совсем в другом месте, в противоположной стороне от сигнала. Вы же сами можете посмотреть по камерам. И у него нету собственной батареи, он ни к чему не подключен, как он мог включиться? Я уже молчу о сильных повреждениях при падении.  

Ниру еще раз проверил изображения с камер дрона, – все было так, как и утверждал искин.  

– Ничего не понимаю, – прошептал капитан себе под нос.  

Члены экипажа притихли, продолжая в голове перебирать возможные варианты, хотя бы отдаленно способные объяснить происходящее, но каждая из версий быстро разрушалась, за неимением последующего звена в логической цепочке.  

Ниру, убедившись, что все догадки заходят в тупик, начал составлять новый план действий. Через несколько минут он озвучил его:  

– В любом случае забираем модуль связи. Мы уже почти у цели. Потом сразу летим к источнику сигнала, нужно выяснить, что это. Как мне думается, единственная здравая версия на данный момент – на планете имеется разумная форма жизни, которая смогла, с непонятно какой целью, отзеркалить наш сигнал. Но даже если так, то все равно много пробелов. До этого момента, мы не обнаружили никаких следов их пребывания на планете, значит развитие этой цивилизации находится на совсем примитивном уровне. В таком случае как они смогли отзеркалить сигнал? Или это не местные, какая-то колония или корабль к примеру. Все равно не стыкуется, – если это просто попытка связаться с нами, то они выбрали максимально странный способ. Если тут имеется злой умысел и это ловушка, которая в теории нас точно заинтересует, то зачем им вообще выдавать свое присутствие? Просто бы напали, пользуясь преимуществом неожиданности. Размышлять можно бесконечно и все без толку. Летим туда, параллельно пошлем в сторону источника сообщение. Рай, сделай переадресацию исходящего сигнала через дрон, чтобы не смогли определить местоположение катера.  

– Готово, – через секунду откликнулся искин.  

Капитан продолжил: – Подлетать вплотную не будем, я высажусь один, где-нибудь неподалеку, а вы подождете в катере. Если со мной что-то случится и этот сигнал окажется ловушкой, что очень навряд ли, – улетайте обратно на корабль. Установите модуль связи и дожидайтесь ответа центра.  

– Я пойду с тобой, – заявил Бран. – Не забывай про толпы хищников, бегающих под нами. Если что, – хоть сможем прикрыть друг друга.  

– Надежнее будет пойти втроем, – предложил и свою кандидатуру Стилу. – Высадимся в паре километров от источника, а Лиа подождет в катере.  

Штурман, пренебрежительно вскинув брови, окинула члена десант группы взглядом с легким оттенком презрения:  

– Если кого и оставлять в катере, то тебя, Стилу. Ты же первый поднимешь панику, встретив даже крохотную зверюшку.  

– Согласен с Лиа, – хихикнул Бран.  

– Это не паника! Я просто всегда на чеку! – оправдывался десантник. – Здесь каждая тварь хочет нас сожрать, а вы как дети!  

– Ладно. Идти всем вместе, – затея точно глупая. Пойдем вдвоем с Браном, – решил капитан.  

Рай сообщил, что судно прибыло к месту падения обломков и команда начала подготовку к десантированию.  

***  

Небо заволокли темные тучи, лишь изредка давая брешь под яростным натиском лучей света. Где-то далеко, на горизонте, сверкали вспышки электрических разрядов, беззвучно разрывая небеса.  

Катер завис над слабо различимой бороздой в грунте, вдоль которой виднелись сломанные ветви и стволы мелких деревьев, подтверждавшие, что модуль связи лежал где-то рядом, под плотными рядами пышной растительности.  

– Вон там неплохое место для высадки. – капитан указал на поваленную гряду деревьев, метрах в пятидесяти от упавших обломков. – Лиа, когда выйдем, подними катер повыше.  

Судно зависло в полуметре над густым травянистым ковром. Капитан с двумя десантниками бесшумно спрыгнули на поверхность.  

– Двигаемся тихо. Забираем все, на что укажет Ной и сразу обратно, – обратился Ниру к коллегам по внутренней связи.  

Включив режим “стелс” на скафандрах, они, будто призраки, растворились в окружающем мире.  

Капитал вывел проекцию с наручного устройства и в воздухе возникла голографическая плоскость с обозначенными на ней членами десантировавшейся группы и дрона, зависшего над модулем связи. Украдкой огибая стволы деревьев, они медленно двинулись к намеченной цели.  

– Рай, как там инфа с дрона? Есть новости? – Ниру остановился, внимательно вглядываясь в непроницаемую для света, лесную гущину.  

– Чисто. Опасных хищников не обнаружено. Метрах в пятисот сканеры зафиксировали большую особь, но она быстро скрылась в обратном от вас направлении, – отрапортовал искин.  

– Хорошо. Идем дальше. Смотрите под ноги, ступайте осторожно. Старайтесь не создавать лишнего шума, – обратился капитан к команде.  

Пробираясь сквозь заросли колючих кустарников, команда ступила на небольшой участок леса, покрытый вязким, липнущим к подошве, болотистым мхом. На каждом шагу, стопа с хлюпаньем отрывалась от тягучей трясины. В воздух тут же поднялся рой странных существ, похожих на огромных стрекоз. Размах крыльев самых крупных из них был около полуметра. Они кружили вокруг, заполнив собой все пространство, то и дело врезаясь в невидимую поверхность скафандров. Продвигаясь вперед, Бран и Стилу яростно отмахивались от налетавших отовсюду насекомых, отбивая их со звонкими шлепками во все стороны.  

– Да успокойтесь уже! Они не могут причинить вам вреда, только внимание привлекаете, – сделал им замечание Ниру.  

– Бесят жутко! – раздраженно проскрипел в динамиках Стилу.  

Выбравшись из болотистой прогалины, они наткнулись на первую искореженную деталь корабля, – лист металла вонзился прямо в толстый ствол исполинского дерева, диаметр которого достигал шести метров. Бросив взгляд вверх, капитан остановился, пораженный размахом могучего, высоченного растения. Его громоздкие ветви, ставшие домом для многих видов животных, раскинулись на много метров во все стороны, внушая уважительный трепет перед необъятной мощью природного творения.  

– Ниру! Идешь? – вернул его в реальность Стилу, ушедший далеко вперед.  

Капитан быстрым шагом догнал команду. Они продолжили путь. Обломков становилось все больше. Ниру запросил у техника помощи в определении нужных деталей, подключив его к камерам на шлемах скафандров.  

– Повернись-ка еще раз направо. А нет. Показалось. Это хлам, – удаленно руководил Ной.  

Распределив цели, члены экипажа разделились, изучая разбросанные фрагменты корабля.  

Вдруг раздался хруст веток и в нескольких метрах от капитана, между зарослей кустарника, показалась плоская, покрытая бронированными пластинами голова. На темени и скулах виднелись небольшие, тупые рога. Морда была заостренной, треугольной формы и оканчивалась клювом. Странное существо осмотрелось по сторонам и зависло, уставившись своим ленивым взором, куда-то, в невидимую остальным точку в пространстве.  

Члены команды застыли, ожидая дальнейших действий диковинного создания.  

– Что будем делать? – обратился Бран к остальным.  

– Пока ничего. Он нас не видит. Может сам уйдет, – ответил Ниру.  

Животное, постояв немного в нерешительности, не спеша, ломая с треском ветви, выбралось из зарослей, демонстрируя свое массивное тело, полностью покрытое костными утолщениями в виде довольно острых на вид шипов. Оно медленно продвигалось вперед на своих четырех мускулистых лапах. Особенно удивительным казался хвост, на конце которого имелась внушительная, тяжеловесная булава, размером с две головы капитана. От клюва до грозного оружия на хвосте, было около пяти метров. Грузное существо остановилось прямо по центру между членами экипажа, и как ни в чем не бывало, начало пощипывать клювом траву.  

– Какой красавец! – Ниру восхищенно рассматривал удивительное животное.  

– Я конечно тоже в восторге, но он нам мешает. И внимание не нужное привлекает! – недовольно пробурчал Стилу.  

Бран взял большой камень и швырнул его неподалеку от крупного, травоядного существа, с надеждой, что тот испугается и уйдет. Но животное продолжило невозмутимо поглощать пищу, лишь коротко бросило взгляд в сторону источника шума. Десантник потянулся за вторым булыжником.  

– Не надо! – строго произнес капитан. – Что ему твои камни? Посмотри какая махина на хвосте болтается. Плевать он хотел на все шорохи вокруг. Просто продолжим делать то, зачем пришли.  

Стараясь ступать беззвучно, команда обошла животное и углубилась дальше в лесную чащу, следуя за расширявшейся бороздой, оставленной при падении обломков.  

Наконец они добрались до основного корпуса модуля связи. Небольшое, около метра в диаметре устройство, лежало на боку, на половину утопая в грунте. Члены экипажа принялись раскапывать с легкостью поддававшуюся рукам, рыхлую почву. Без особого труда освободив модуль, Ниру и Бран взялись за него с двух сторон и понесли в сторону катера. Со стороны казалось, что устройство само по себе левитирует, покачиваясь в воздухе.  

Стилу собирался проследовать за ними, но к нему по внутренней связи обратился техник:  

– Видишь там в нескольких метрах от тебя, у дерева, лежит черная железяка? Она может пригодится. Захватишь?  

Десантник вернулся за деталью. Подняв ее, он, впопыхах неловко развернувшись, споткнулся об торчавшую корягу из укрытой травой, болотной лужи. С шумным всплеском упал он в мокрую, глинистую консистенцию, оставившую на зеркальной поверхности скафандра грязевые разводы. Быстро поднявшись, он принялся было искать выпавший из рук компонент модуля, как вдруг замер, уставившись в плотные, темные заросли...  

 

Законченный рассказ можно купить в приложении ЛитРес по ссылке:  

 

https://www. litres. ru/anton-alekseevich-lazarev/nasha-cel-zvezdy/? lfrom=403033611&ref_key=8100476b767adc74f7cc85a937a080070b46d223b46f0477e8385f3a9848090b&ref_offer=1  

| 107 | оценок нет 18:42 12.09.2021

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.