Дайте помыть руки!!! Юмористический рассказ.

Рассказ / Перевод, Психология, Другое
И такое бывает!!!
Теги: отдых круиз знакомства юмор туалет

 

 

Бардак в каюте был великолепен. Он даже наталкивал на мысль, что библейские Содом и Гоморра начали свой повторный вояж по земле именно с этой территории. Устроили здесь, в отдельно взятой каюте на этом отдельно взятом корабле, показательный беспорядок.  

Полотенца, шторы, стулья, картины и прочие вещи были раскиданы, растоптаны, разломаны и измазаны в разные съедобные краски. Цвета кабачковой икры. Вина. Кетчупа. И, конечно же, пива и жареной на гриле курицы.  

А две молодые личности, устроившие его — этот хаос, громко храпели в унисон, лежа один на полу, а другой на кровати, застеленной сорванной со стола белой скатертью. Впрочем, уже и не белой.  

Вскоре один из них, занимавший место на полу, прекратил выводить носом рулады, громко чихнул и открыл глаза. Постепенно приходя в себя, но еще до конца не понимая кто он и где он. Но спустя пять минут раздумий память окончательно восстановилась, и некоторые вопросы получили свои ответы.  

Молодой человек вспомнил, что его зовут Саша и что он со своим другом… Леней, кажется, совершает круиз на туристическом теплоходе по самому синему морю. А вот по какому? Еще не вспомнил. Ну да ладно. День, кажется, еще только начинался.  

Саша кряхтя поднялся с пола, уселся на кровать, где храпел его друг «кажется Леня», и, наморщив лоб, стал вспоминать вчерашний вечер. Праздничный и чудесный. Где они с дружком повеселились, потанцевали, познакомились с девушками. Вылакали с ними ящик вина за знакомство. Наелись суши. Воблы. И разошлись. С твердым обещанием друг другу обязательно встретиться. Хоть на краю земли. Хоть во время Всемирного потопа.  

Правда, как они выглядят, эти девушки, Саша не мог вспомнить и пытался воспроизвести в памяти их лица путем подбора отдельных частей. Как в фотороботе. Но получался какой-то лысый узбек с густыми бровями да усатый, и Саша плюнул на эту затею. Захотят, мол, девчонки — сами обозначатся.  

Оглядев каюту, Александр ничуть не удивился бардаку, повернулся к храпевшему другу и ткнул того кулаком, словно приказывая срочно замолчать и не взвинчивать и без того натянутые нервы.  

Дружок сразу же отреагировал положительно. Перевернулся на бок и стал тихо посапывать. Но не проснулся. И Саша понял, что в данный момент улучшит его настроение и вернет память. Пиво. Которое еще вроде оставалось в холодильнике каюты.  

И, раскидывая ногами по сторонам полотенца и занавески, лежавшие на грязном полу, молодой человек добрел до вожделенного хранилища банок живительной влаги. И нашел их там целых две. По полкило. То есть по пол-литра.  

Незамедлительно вскрыв одну, залпом влил в себя все без остатка. И через минуту мир заиграл волшебными красками. И грязь в каюте уже не пугала, а была родной и милой. Какой и должна была быть.  

Оглядев еще раз каюту новым взглядом, Саша к своему удивлению обнаружил висевший на плечиках на двери шкафа чей-то смокинг — новый и чистый — и с недоумением подумал: откуда это здесь? Они с дружком такое не носят точно. Загадка! Да еще удивление вызвало исчезновение телевизора, раньше стоявшего в углу на тумбочке. И приписанного к данной каюте. В описи вещей.  

Ну да ладно. Не беда. Потом найдем!  

И тут вдруг наступил момент истины — Саша понял, что, кроме поглощения жидкости, требуется и избавление от нее. А для этого надо было посетить тайное отхожее место. Ну что поделать? Природа личности к этому расположена. И никуда от этого не деться.  

И как только он уже собрался двинуться по нужному направлению, на стене что-то щелкнуло, пошипело, и милый женский голос начал вещать, прорываясь между свистом и шипением: — Добрый день! Вас приветствует экипаж турис… судна… температура… плюс 32… взять… не брать… можно… нельзя… всем… никому…ура!.. В десять… в одиннадцать…в двенадцать…ура! Пишите… Вера…  

Саша ударил кулаком по стене, и радиоточка прекратила вещание. Наступила тишина, разбавленная ритуальным храпом дружка.  

Вспомнив, что природа попросилась в туалет, Александр подошел к нужной двери и дернул за ручку. Кабинет был закрыт. Незадача. Особенно учитывая, что внутри тела уже было пол-литра пива. Ладно. Отчаиваться рано. Надо выяснить, кто закрыл дверь изнутри. И чей смокинг. И куда отнесли телевизор.  

Прислонив ухо к двери, Саша пытался уловить хоть какой-то шум внутри. Но все было тщетно. Внутри сортира стояла гробовая тишина. И Саша плюнул на дверь, решив что терпеть еще можно, и открыл вторую банку.  

Залив в себя содержимое, почувствовал, что настроение стало еще радостней и игривей. И тут же вспомнил, чей пиджачок висит на вешалке. И кто спит в туалете — их новый знакомый. Конферансье местный. Помогал им в освоении ящика вина. А потом зачем-то с ними ушел из ресторана. Попутал, видно, что-то. А когда они с Леней стали в Чапаева играть и крушить все в каюте, снял смокинг и закрылся в туалете, чтоб случайно не зашибли. Видно, и заснул там, бедолага. А как теперь его выкурить оттуда, пес его знает. А в туалет после второй банки хочется еще больше. А смокинг ладный. Надо примерить.  

Надев его, Александр подошел к шкафу, на двери которого красовалось громадное — в человеческий рост — зеркало, и оглядел отражение со всех сторон. И даже понравился себе. Единственное — бабочка розового цвета. Как у клоуна в цирке. Наверное, так надо конферансье.  

И тут в дверь каюты тихо постучали. Каким-то неизвестным шифром. Саша быстро подошел и приоткрыл ее. На пороге стояла вахтенная. И, судя по ведрам и тряпкам, собиралась навести в комнате порядок. В планы путешественника Саши это не входило. Выйдя, он животом оттеснил работницу от двери, не замедлив закрыть ее за собой. — Вам чего?  

—Чего? Чего? Чего толкаешься, окорок? Убираться пришла, — ответила бабуля лет семидесяти и, толкнув его в грудь кулаком, с усмешкой продолжила. — Это вы вчерась нажрались, как свиньи? С Жорой Тра-та та! Вы. По костюму вижу. Чего ты его напялил? Он шерстяной. Сваришься в нем. Триста пять градусов по Кельвину. А ты в нем.  

— Не сварюсь, — просипел Саша, внезапно потеряв голос. — По Кельвину? А сколько по-нашему? По… Цельсию?  

— По-вашему тридцать два. Отойди-ка, болезный. Надо каюту прибрать. — Вахтенная отодвинула собеседника в сторону и, подойдя к двери, стала ее дергать. Дверь не открывалась. — Чего закрыл-то? Открывай немедля!  

— Чем? — только и смог проговорить Саша.  

— Чем-чем, картой магнитной. Где она у тебя?  

—Там, — указал на дверь Александр и с тоской понял, что в ближайшее время он в каюту не попадет. Там все спят. А на нем шерстяной смокинг. Жара тридцать два градуса. И неистребимое, с каждой минутой, желание сходить в туалет. Про розовую бабочку он решил даже не думать. — Бабуля! Товарищ матрос! Скажи мне! Где у вас тут туалет? Где-е-е?! — заорал Саша и, подбежав к двери, стал отчаянно колотить в нее кулаками, надеясь разбудить хотя бы спящего друга. Но безуспешно.  

— Туалеты у вас — сухопутных. У нас гальюны, — проговорила уборщица и, схватив ведра, быстро ушла, оставив Александра наедине со своей бедой. «Так… Дверь закрыта. Эти два товарища спят крепко, мигом я до них не достучусь. Что ж, сведем, как говорят в народе, дебет с кре̒дитом. Что я имею? Тридцать два градуса жары за бортом. Смокинг, который шерстяной. К тому же не мой. И полное брюхо жидкости. Слить которую я временно не могу. Так. Плюсы я посчитал. Теперь минусы. Зачем я это пиво пил? Зачем я вообще вышел из каюты? Бабка-матросиха сбила меня с панталыку и свалила прочь. Змея. В туалет охота. Ладно. А если… А если постучать к кому-нибудь в каюту? Ну и попросить чего-нибудь? Ведь пустят? А очнутся когда эти два товарища, в кубрике спящие, я им устрою веселую жизнь. А костюм мне идет», — улыбнулся Саша и, сделав шаг к двери соседней каюты, тихонько постучал в нее.  

Не прошло и десяти секунд, как она распахнулась настежь, и милая дама, открывшая ее, радостно вопросила:— Слушаю вас!  

— Доброе утро мадам! Извините. У меня сейчас образовалась маленькая проблема. — Александр нетерпеливо стал переступать с ноги на ногу. — Я случайно покинул свою каюту и…  

— Ляся! — закричала женщина в глубину кубрика. — Ляся! Дети! Он пришел! Он пришел, как и обещал вам вчера! Ляся!  

— Да не кричи ты, Зуля! — раздался из глубины каюты мужской голос. — Пусть заходит. Дети его уже ждут.  

— Заходите, Михаил! — проворковала дама и за рукав смокинга втащила Сашу в каюту. — Сейчас мы сядем пить чай. Ну а потом вы все нам покажете и расскажете. Дети с нетерпением ждали вашего прихода. И, может быть, не только они. Но и я. И мой муж. Лясик. Ой, простите! Владислав! Владислав Сергеевич! Заместитель начальника отдела Федеральной службы исполнения наказаний! Проходите!  

«Все! Влип! » — с тоской подумал путешественник, но улыбнулся и бодро проговорил: — А я не Миша! Я Саша! И что ж-ж-ж-ж я вам должен показать?  

— Как! Вы забыли?  

И пятнадцать минут хозяйка каюты напоминала Александру события вчерашнего вечера. Которые ввиду своего непотребного состояния он не помнил вообще. В разговоре выяснилось, что он не Саша, а Миша — так он представился. По профессии фокусник-иллюзионист. Выступает в паре с самим Дэвидом Копперфильдом, когда тот домой в Одессу приезжает. Показывал какие-то фокусы с салфетками ввиду отсутствия карт. С банкнотами бумажными. Нет. С банкнотами не получилось. Съел он только три сотенных бумажки. Остальные десять, которые являлись кульминацией фокуса, в горло не полезли. И когда поперхнулся ими, да так, что его откачивали полчаса, пообещал прийти лично поутру и все сделать как надо. И вот явился. А его уже ждут. Стол накрыт. И колода карт распечатана.  

— Но сегодня, наверное, фокусы откладываются. По не зависящим от меня причинам, — отказал Александр, выслушав рассказ о вчерашних своих похождениях. — Руку ударил.  

— Ну и ладно, — на удивление быстро согласилась хозяйка. — Но чаю мы все-таки попьем. Да? И дети ждут, — и указала рукой в темный угол каюты.  

Там тихо, словно мыши, сидели в количестве четырех душ детишки этой милой дамы и заместителя начальника отдела Федеральной службы исполнения наказаний.  

— Да! Чаю мы попьем! — улыбнулся Саша. — Но… Можно я помою у вас руки? Запачкались.  

Мужи жена почему-то переглянулись. — Конечно, можно! Но сначала… чай!  

Сорок минут разговора за чаем пролетели незаметно. Владислав Сергеевич рассказывал о своей тревожной профессии да о любимой жене. Хозяйка, она же жена и мать, рассказывала о детях. Дети наперебой рассказывали о Бонифации — лысой китайской собаке. И лопали пирожные, выставленные в вазе на столе. А Бонифаций не говорил ничего. Не потому что не умел. А потому что его не было. Дома оставили.  

А Саша все слушал. И пил третью чашку чая. Ну как он мог отказать этим милым людям? И хоть чай уже не лез в горло, в голове витала радостная мысль: скоро мучения его закончатся. Туалет в двух шагах.  

— Ну как насчет того, чтобы помыть руки? — Александр поднялся из-за стола и поглядел на хозяев каюты. Двигаться, он ощущал, было уже не очень комфортно.  

— Понимаете, Михаил! — как-то задумчиво, глядя в пол, проговорила дама.  

— Понимаете, Михаил!  

— Я Александр! — нетерпеливо выкрикнул Саша. — Я помою сегодня руки или нет?  

— Помоете! Но не у нас! Дело в том, что Гоша засунул в унитаз… — женщина указала рукой на мальчугана, — …Гоша засунул в унитаз Лялин памперс. И все. Вода не уходила. Пришлось вызвать вахтенного. А он возьми и закрой туалет на ключ. Сказал, в обед придут и очистят все от памперсов. А пока… Давайте я вам с чайника полью!  

— Полейте Гоше! — закричал Александр и под недоуменные взгляды хозяев выскочил из каюты.  

Поняв, что все хорошее когда-нибудь кончается и прибавив шагу, он почти бегом бросился по коридору лайнера, дергая за ручку двери каждой каюты в надежде, что какая-то откроется и наступит счастье. Но все были закрыты.  

Что же делать? В желудке к литру пива прибавилось три чашки чая. А просвета в жизни видно не было вообще. Впрочем, как и туалета. И вдруг из какой-то не очень далекой каюты на палубу вышла молодая девушка. В легком воздушном сарафане, соломенной шляпке и с белым зонтиком от солнца в руках. И Александр заорал, да так, что чайки, сопровождавшие теплоход, разом замолчали. — Лиза! Вера! Катя! Подождите! Подождите!  

Девушка остановилась и удивленно посмотрела на оравшего. А потом, видимо, что-то вспомнив веселое, улыбнулась и стала дожидаться, когда молодой человек подбежит к ней.  

— А я не Лиза. И не Вера. И не Катя, конечно, — мило улыбнулась она запыхавшемуся Александру. Которому, впрочем, было совершенно фиолетово, как звали эту девушку. Он думал только об одном: как бы попасть к ней в каюту и «помыть руки». — А зовут меня Кира. Как же, Геннадий, вы этого не запомнили? Мы же вчера знакомились с вами. И вы даже посвящали мне свои стихи. Не помните? Как жаль.  

— Почему не помню? Помню, — изрек Александр и подумал: «Геннадий! Интересное имя. А стихи-то какие я ей посвящал? До ящика с вином? Или после? Если до, то есть возможность помыть руки. Если после, то…», — вас з-о-о-о-в-у-у-у-т-т-т…  

— Кира!  

— Правильно! — изрек Саша. — Кира! А что вы тут делаете одна? На такой жаре. В это тяжелое для организма время надо сидеть в каюте. И спасаться от перегрева. Пойдемте, я вас провожу до вашего номера. А то, не дай бог, чего случится. Со мной. Или с вами. Вы представляете, какой будет пассаж? Нет-нет, в номер, в номер! — и, уловив в глазах девушки нотки непонимания, поспешил добавить: — А вы там нальете мне попить холодной водицы. И я помою у вас руки.  

— А-а-а, — протянула Кира. — Водицы! Да у меня есть с собой. Кола, — и, опустив руку в свою плетеную сумочку, достала бутылку. Отвернула пробку. И протянула Александру. — Держите, Геннадий! Пейте!  

Это был удар. Еще жидкости организм бы не принял. Если б не сила воли и не боязнь оскандалится в глазах незнакомки по имени Кира.  

А та, словно между прочим, вспоминала вчерашний вечер, как она провела некоторое время с новым знакомым — Александром-Геннадием. Слушать было даже интересно. Вот только терпеть становилось все тяжелее и тяжелее. Особенно после того, как под зорким взглядом Киры он вылакал полбутылки напитка.  

— А помните, Геннадий, какие прекрасные танцы вы танцевали у шеста? Без брюк. Ну прямо Тарзан! — ласково ворковала девушка. — А какие стихи вы читали с трибуны! Как нежно они звучали! «Наш зайчик медный грош нашел. Навстречу еж ему. Стой! » А дальше вы не стали читать. Сказали — забыли. Да и друг ваш Серафим запретил почему-то. А мне! А мне какой стих вы посвятили! Изумительный! Но опять до конца не прочли. Но я запомнила начало. И, думаю, что дождусь окончания этой прекраснейшей поэмы.  

— Напомните мне начало, Кира. Я что-то теряюсь в догадках. У меня так много поэм в голове вертится, — мрачно попросил Александр и подумал в сердцах: «Скоро это все кончится?! Я сейчас взорвусь! ».  

— Я, Геннадий, помню только первые строчки. Но не беда. Вы сегодня прочитаете мне все. «Проказница лиса у фраера бобра кусочек сыра». Все! Дальше вам опять рот закрыли.  

А дальше терпения уже не было никакого. И Александр, подойдя к девушке, схватил ее за руки и быстро затараторил: — Пойдемте, Кира, в каюту. Я только сейчас понял, как я нуждаюсь в вас и в поэзии. Я не знал, для кого же писал все свои вирши, пока не встретил вас. И только там, да-да, там, у вас в каюте, я облегчу свою душу откровенным разговором с вами, — и, увидев, как у Киры от недоумения сделались большими глаза, сжал сильнее ее руки. — Вперед, Кира! В каюту!  

После этих невежливых намеков девушка вырвалась и, размахнувшись, врезала Саше такую звонкую оплеуху, что он даже не смог — ну, чуть-чуть — сдержать позывы природы.  

— Вы хам, Геннадий! Не подходите больше ко мне никогда! — крикнула Кира, молниеносно открыла магнитной картой вход в свою каюту, заскочила в нее и захлопнула дверь перед носом ошарашенного оплеухой парня.  

А Саша взвыл от горя. Ну когда же он «помоет руки»?! Ну где на этом треклятом судне есть туалет?! Или плюнуть на все и встать к лееру? Да облегчиться в море? Да плюнуть на все? Нет! Он так не мог! И, посмотрев на шеренгу дверей в каюты, ткнул пальцем в первую попавшуюся и направился к ней. Твердо решив, что доведет все-таки до конца это неблагодарное дело.  

Подойдя к двери, он не стал уже изображать из себя воспитанного товарища, каковым по сути и не являлся, а врезал от души по деревянной двери и громко сказал: — Открывайте! Это я пришел. Руки помыть.  

— Сейчас, родной! — послышался голос из-за двери.  

Щелкнул замок, и она открылась. Явив взору Саши молодого человека. Ростом метра под два. И весом килограмм сто пятьдесят. Но не сала. А груды мышц. Как у Шварценеггера. Арнольда. Или Тайсона. Майка. Неважно. Важно было то, что Саша понял: туалет ему, наверное, уже будет не нужен.  

— Ну, заходи, Гаврила! — произнес качок и, нежно взяв за грудки посетителя, внес его в каюту. — Ну что, обсосок, попался? Долго я тебя ждал. Долго. И наконец-то увидел, кто к моей Виолетте ходит, пока я гири в спортзале няньчу. О! Камзол у тебя богатый. Бабочка. Сейчас мы ее на место приладим… — и, сняв с шеи Александра деталь мужского туалета, приладил ее на голову, завязав резинку узлом под подбородком. — Красивый ты стал. С бабочкой на голове. Вечно так ходить и будешь…  

Саша молчал. В этой ситуации молчать было лучше, чем что-то говорить. Да и слова от страха куда-то улетучились.  

— …Чего молчишь-то, клещ? Говори быстрей, как это ты набрался наглости, чтобы явиться сюда к моей Виолетте?  

— Да не знаю я никакой Виолетты! Я просто мимо шел. Не Гаврила я! Не Гаврила! Я руки помыть хотел! — заорал Александр со страха.  

— Не знаешь, говоришь? Так вот она. Иди. Скажи «здрасте»! — улыбнулся спортсмен и, оторвав бедного Сашу от пола, швырнул его, ну как мячик, в сторону кровати, на которой восседала белокурая, ярко накрашенная девка. Видимо, она и была Виолетта.  

—Ой! — сказал Сашок и приземлился на кровать.  

Рядом с девкой. Та долго не думала и ногой спихнула его на пол. А потом посмотрела на свои ногти и томно сказала, обращаясь к своему ухажеру: — Ну ты, Герман, и дурак. Посмотри на этого окурка. Кто я, и кто он. Да я с ним на одном квадратном километре не сяду. У него, похоже, кроме этого смокинга, одни долги. Нашел к кому ревновать. Дурак ты, Герман.  

Ну, тут взыграло самолюбие и у Александра. И только он собрался толкнуть речь по поводу «окурков», километров и прочих смокингов, не думая о последствиях, как спортсмен поднялся со стула, на который присел отдохнуть после отправки Сашки на кровать, и сказал:— Да вижу я теперь, Виолетта, что это не он. Не Гаврила. Жаль, конечно. Размяться надо бы. Но пусть живет. Раз это не он.  

И Сашка вдруг заплакал. А отчего — не понял сам. То ли от того, что экзекуция отменяется. То ли от того, что сейчас пустят помыть руки. Но…  

— Давай-ка, друг, выпьем мировую, — изрек качок. И выставил на стол две банки пива. — За нас! За нашу дружбу! За Виолетту! Нет! За Виолетту я буду пить один.  

—Я не буду. Я не хочу, — с ужасом глядя на банки, прошептал Сашка. Это был бы конец. — Дайте я помою руки!  

— Пей! — проговорил спортсмен и поднес к носу собеседника кулак, ровно с его голову. — Пей! Зануда!  

Отнекаться было невозможно.  

Спустя минуту после того, как Сашка опорожнил банку и вопросительно посмотрел в глаза визави, тот ответил ему просто: — Руки мыть не пойдешь. Понимаешь, друг. Там Виолетта сушит свои личные вещи. И она не хотела бы, чтоб кто-то их видел. Да, Виола?  

— Да-да, любимый. Не хотела бы.  

— Поэтому иди, родной. А как тебя зовут-то?  

— Геннадий! Нет. Михаил! Нет. Гаврила! Да не все ли равно?  

И Александр выскочил на палубу, поняв, что вот-вот все свершится против его воли. Ну и пусть. Пиво, кола, чай и прочие жидкости просились прочь. И сдержать себя он уже не мог.  

И вдруг в конце палубы он увидел чудо. Железная дверь, закрывающая вход в какую-то морскую каптерку или кладовку — как там по-моряцки? — была приоткрыта. И Сашка, не обращая внимания на развязанные шнурки, галопом помчался к этой двери.  

Ура! Это был счастливый ми! Это был тот случай, который выпадал только самым счастливым людям. И этим счастливым человеком был он — Сашка.  

Открыв дверь и посмотрев в темноту, он сделал твердый шаг вперед. Туда. Во мрак. В неизвестность. И случайно наступил на развязанный шнурок. Чтобы удержаться, он схватил рукой какой-то стенд, на котором стояли всякие железные вещи.  

Последнее, что он помнил — жестяное ведро, со звоном приземлившееся ему на голову…  

 

…Отдыхающие у бассейна пассажиры лайнера молчаливо и с удивлением смотрели, как незнакомый человек в + 35º по Цельсию, в шерстяном, запачканном красной краской смокинге, с бабочкой на посыпанной дустом голове, огромным мокрым пятном в районе живота и ниже, походкой заржавевшего железного дровосека двигался к бассейну с голубой прохладной водой. И никто ему не смел мешать. Этот человек шел к своей цели. А вонь стояла на весь громадный теплоход.  

Дойдя до бассейна, человек оглядел толпу отдыхающих заплаканными глазами. Втянул в себя воздух. И с криком «Да пошли вы все! » нырнул.  

Он победил!  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 789 | 5 / 5 (голосов: 7) | 21:11 15.07.2021

Комментарии

Corsac15:53 30.07.2021
elver622017, Спасибо. Скоро представлю новый рассказ.
Elver62201711:08 30.07.2021
Великолепный, весёленький рассказ у ВАС получился! Я всегда, с удовольствием, читаю ВАШИ хорошие, душевные, юморные рассказы! Приятно было читать! Спасибо ВАМ!
Ciceroni20013:10 20.07.2021
Этот рассказ натолкнул меня на следующую мысль на самолеты можно разбиться на корабле можно утонуть но люди серовно летают на самолете и плавают на корабле вопреки опасности.
Ciceroni20013:07 20.07.2021
Весьма смешной и расслабляющий рассказ со смыслом
Ritaweissrozar198523:22 19.07.2021
Спасибо ) полняли настроение!
Veresenko201808:33 16.07.2021
Весело)

Книги автора


Бобо-пицца. Юмористический рассказ.
Автор: Corsac
Рассказ / Пародия Юмор
запоздалый и ненужный заказ.
Теги: пицца тубус юмор соседи заказ ночь
10:35 22.08.2021 | 4.94 / 5 (голосов: 17)

Чародеи. Юмористический рассказ.
Автор: Corsac
Рассказ / Юмор
об личностях которые могут наверное все. или думают что могут все.
Теги: аферисты юмор шаман чародеи электричество
20:42 03.07.2021 | 4.87 / 5 (голосов: 16)

Бочка. Юмористический рассказ.
Автор: Corsac
Рассказ / Проза Юмор
Как обыкновенная бочка поменяла жизнь села.
Теги: бочка. юмор. рассказ.
09:21 26.05.2021 | 5 / 5 (голосов: 11)

Орден хохочущего Патрикея. Пролог. 1 глава.
Автор: Corsac
Повесть / Приключения Проза Юмор
Юмористическая повесть "Орден хохочущего Патрикея" в веселом и ироническом тоне рассказывает о необычных приключениях современных искателей счастья и несметных сокровищ, которым в руки случайно попал ... (открыть аннотацию)древний драгоценный артефакт, в виде китайского бронзового ордена с выбитой на нем мордой хитрой лисы. Повесть рассказывает не только о приключениях главных героев, троих авантюристов и преследующих их, пару пройдох. Она в юмористическом тоне раскрывает нам некоторые проблемы, существующие в нашем обществе . И рассказывает как герои этой повести стараются их решать. И что из этого получается.
Теги: авантюристы приключения сатира и юмор орден Патрикея удача.
18:43 05.12.2020 | 5 / 5 (голосов: 4)

Турбюро "Едьте лесом"
Автор: Corsac
Повесть / Юмор
«Счастье не в деньгах, а в их количестве»- именно так поговаривали некоторые местные «мудрецы». И наверное они скорей всего были правы в своих сужде ... (открыть аннотацию)ниях, так как именно эта старая поговорка заставила отправиться в далекую Россию двух заокеанских «искателей счастья» Непукамена и Джоатт, в поисках чека на миллион долларов. Эта же поговорка отправила в случайное путешествие и двух русских друзей – Эдварда и Александру, которые тоже уехали искать свой миллион. А какие приключения преследовали эти пары «туристов» в поисках миллионов, вам и расскажет юмористическая повесть «Турбюро Едьте лесом».
Теги: путешествия авантюристы лотерея приключения сатира и юмор.
18:13 26.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 13)

ВАЗ 2101 "копейка". Сатирический рассказ.
Автор: Corsac
Рассказ / Юмор
О диалоге двух битых автомобилей.
Теги: Автомобиль. Диалог. Штрафстоянка. ГИБДД.
21:11 28.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 22)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.