Выходной от смерти

Рассказ / Абсурд, Проза, Юмор
Живые спят.Мертвец встает из гроба, И в банк идет,и в суд идет,в сенат... А.А.Блок
Теги: второй шанс смерть жизнь

—Дмитрий, мы сожалеем о нашей ошибке. Поверьте, мы и предположить подобного не могли. Шутка ли—это первый просчет за все время нашего существования!  

"Просчет" уже час выслушивал всяческие извинения компании. И ему было откровенно наплевать. Конечно, когда он зашел в дорого обставленный кабинет начальства, опыт сразу подсказал, что разговор будет серьезным. Но от услышанного он невольно перевернулся в гробу. Оказывается, Дмитрий Леонидович Угаркин должен был умереть не в двадцать шесть лет, а в шестьдесят шесть!  

Свою смерть мужчина всегда воспринимал достаточно спокойно. Жена на ночной смене в поликлинике, убаюкивающая тишина, которая внезапно нарушилась открытием входной двери. Быстро вскочив из кровати от необычной корявости силуэта, ему столь же быстро прилетело увесистой железякой по голове. И коробило скорее не расставание с женой (отношения у них были натянутые. За два года любовь застыла, и у каждого из супругов пару раз проскакивала мысль:"Неужели это была ошибка? "), а полная безнаказанность недоделанного бейсболиста-медвежатника. (По крайней мере, он был бы счастлив увидеть его в этой же конторе). Консьержка умудрилась уснуть в девять вечера, а камеры в подъезд установили ровно через неделю после рокового случая.  

Короче говоря, неудачное, хотя и достаточно непримечательное стечение обстоятельств. И вот вскрывается, что все это было "просчетом"! И им понадобился чертов год, чтобы пробить по базе ошибку новенького консультанта по вхождению в мир духов. А он Диме сразу показался подозрительным:вечно мямлил, гремел клавиатурой какого-то заплесневелого ноутбука, который еще и разрядился в середине собеседования, вечно стирал написанное, на вопросы о высших сущностях молчал, хотя Дмитрий уже сорок дней отсидел у секретаря на костяном диване (это у них шутки такие) и имел право знать (успел прочитать Загробный кодекс, пока сидел) имя своего будущего начальника! По выходу Дмитрий Леонидович изрек:"Отлично, чертовы раздолбаи добрались и до этих мест. Даже на том свете спасу от них нет! ". Таких кадров он, начальник в офисе с трехлетним стажем, успел изучить досконально. И вот снова подобная фигня. Бюрократизм он и в царстве Аида бюрократизм.  

Мужчина угрюмо рассматривал сидящего перед ним пузача с гладко выбритым лицом. "Как они здесь-то умудряются так отожраться? "—ухмыльнулся пострадавший. Но вот ухо зацепилось за предложение:  

–Мы признаем недочет и, дабы загладить вину, наша компания готова предложить вам протокол возврата! Это новейшая разработка, и вам предоставляется уникальный шанс для второго шанса!  

Пока толстяк заходился хохотом от искрометнейшего каламбура, до Дмитрия ползком начал доходить смысл. Ему дадут вернуться? Но как? Его тело уже давным-давно стало кормом для червей...  

–Да, я вижу ваше замешательство. Понимаете, мы изобрели особый препарат, при введении которого в недавно ставший неживым организм жизненные процессы в нем запускаются заново. И кому, как не вам, можно и, я бы даже сказал, нужно протестировать наше детище? Итак, вы хотите помочь человечеству?  

Последний вопрос звучал неестественно и походил на обычное дворовое взятие на "слабо". Уловка стара, как мир.  

–Эх, где только наша не пропадала! Что нужно подписать?... Лежать уже затекло и осточертело. Хотя первые тридцать минут зрение было недоступно, но хотелось хотя бы вдохнуть свежий воздух. Если бы у Димы были часы, он бы знал, что местный агент, вколовший ему препарат, отсутствует уже ровно двадцать пять минут. Но наконец-то раздался стук—гроб-таки решили открыть. Пыхтя и охая, человек быстро расправился с дубом. Лунный свет озарил героя.  

Видок у нового тела был, мягко скажем, потрепанный. Михаил Михайлович Водилин был найден на дне реки N спустя день поисков, тело успело деформироваться так, что признать в нем бывшего кутилу и грозу районов не взялись бы и лучшие кореша. Конечно, пользоваться чужой личностью казалось Дмитрию дикарством, но он был не в том положении, чтобы воротить носом. Сделав глубокую затяжку прохладным сентябрьским воздухом, можно было и потянуться, но организм к таким упражнениям готов еще не был.  

Немножко размяв рот, "Миша" прохрипел заготовленную фразу:  

–It's alive!  

–Шо ты говоришь, милок? Ни черта не разумею.  

Наконец-то в строй вернулись глаза. Взгляд сосредоточился на нависшей над гробом фигуре. Покойник заморгал, и силуэт начал-таки вырисовываться.  

–Дед Гришака? Вот это агенты у вас! —из неокрепшего горла вырвалось булькание, похожее на смех.  

–А ты откуда меня знаешь?  

–Я-то? Да так, сверху сказали.  

Кладбище деда Гришаки имело культовый статус в городе. Вместо семнадцати крестов, окруженных полуметровой оградкой, на его месте хотели поставить очередную забегаловку, но, как известно, в старых умах традиции приобретают сакральный оттенок. Уже с первого прихода переговорщиков дед спуску не давал, ограничившись последним русским предупреждением, а именно сильнейшим ударом кулаком по столу. На второй раз сторож решил отбросить телячьи нежности. Соль была тверда, ружье стреляло верно—воротилам бизнеса пришлось закусить удила. Вскоре информация о храбром защитнике просочилась в СМИ, и какая-то добрая душа подставила под священное место крепкие юридические подпорки. Дед Гришака мог спать спокойно.  

–Ну енто, милок, ты тут долго не топочись, отмокай и беги, куда тебе там, а мне не мешай. Мне еще сторожить надо!  

–Дед, на один вопрос ответь и все—ты как во все это дело вписался-то?  

–О! Это поразительная история! —старик явно ждал, когда же прозвучит вопрос X. —Ко мне во сне явился сам апостол Петр! Я от удивления, едрить его в корень, в ноги бухнулся и как начну молитвы читать! А он меня так нежно, по-отечески подымает и говорить:"Григорий Иванович, вам предоставляется честь помочь Богу". Я чуть чувств не лишился, ноги ему целовать лезу, но чегой-то докоснуться до них губами не могу, —Дима закатил глаза и обвиняюще цокнул в небо, —а он продолжает:"Через два дня, в субботу, к вам доставят труп восемнадцатилетнего Михаила Михайловича Водилина. По окончанию панихиды вы отмеряете двадцать четыре часа, после чего в гробу проделываете отверстие и вкалываете ему вот это". Тут, енто самое, вспышка божественная и бац—у него в руке шприц какой-то. Он так посмотрел строго и гутарит:"После процедуры за подопытным нужно тщательно следить в течение получаса, не допуская даже малейшего перевозбуждения органов чувств, а после дать ему свободу действий, предоставив необходимое снаряжение в виде одежды и... "  

Тут сторож защелкал пальцами, вспоминая, чем же еще надо было снарядить подопытного.  

–Не помню уж, седая моя головушка. Так вот, отдал он мне ентот шприц, коснулся меня, и я проснулся, а рядом на тумбощке и лежит он, окаянный!  

–Понятно все с вами, голограммы апостолов используем. Нехорошо так старому человеку мозги пудрить...  

–Чего ты там балякаешь?  

–Да, говорю, встаю я!  

И действительно, пока дед рассказывал личный опыт кастинга на роль Нео, члены успели окончательно отживеть. Покряхтев, Дмитрий встал-таки на ноги.  

–Григорий Иваныч, зеркала нет?  

–А то как же, есть! На-тка тебе зеркальце бабы Нюры, царствие ей небесное.  

От последней фразы и от вида резко погрустневшего деда Дмитрий Леонидович неожиданно от души расхохотался. Так, как ему уже очень давно не приходилось.  

Впрочем, видок у него был не менее комичный:посмертный костюм успел на половину разложиться, отчего галстук висел почти на голый торс, да и брюки с туфлями не выглядели так, чтобы их можно было принять обратно в магазин. Хилое тело отливало синим. "Да, это явно не из-за сумерек"—усмехнулся восставший. Впрочем, лицо оказалось более-менее:волосы, конечно, засалились и свисали на лоб, но в целом аккуратный нос и тонкие губы, глаза зеленые, а зубы крайне неожиданно оказались цвета первого снега. Стоило признать, что все вышло лучше, чем показывали в брошюре.  

—Хоть не попался безрукий какой, а то можно было бы сразу в могилу обратно падать. —с лицом прусской королевы Луизы выцедил наш принц кровей истинного среднего класса. (С Луизой они перекинулись парой слов. Правда, Дима не понимал по-немецки, а она по-русски. Но главное, говоря словами великих, что он "задал в нестандартной ситуации правильный вопрос". )  

–Ладно, дед, что ты там про снаряжение говорил?  

–Да, ты заходи ко мне в каморку, щас тебя по лучшему разряду оденем, заодно угостишься моими разработками! —на слове "разработки" дед развеселился, и в его глазах забегал игривый бесенок. Не придав этому особого значения, Дима принял приглашение добродушного старичка.  

В шестом часу утра с кладбища вышел странный субъект. Его слегка пошатывало, а лицо имело определенную схожесть с флагом России:белоснежные зубы проглядывались через дурацкую улыбку, нос будто бы сбежал с Улицы красных фонарей, а остальное лицо почему-то казалось синим. Наверное, из-за сумерек. На нос были нацеплены нелепые солнцезащитные очки. Одет человек был в теплый, не по погоде пуховик и полуразорванные брюки. Над курткой виднелся огрызок галстука. Обуви у него не было вовсе. Он бормотал что-то про королеву, консультанта и голограммы апостолов. Словом, самый обычный ночной прохожий в Питере.  

Потихоньку занимавшийся зарей город обдал вновь ожившего свежим ветерком. От этого он начал трезветь. Поняв, что с одеждой его развели конкретно, было принято решение отоспаться в парке. Благо маскировка бомжа у него была отменная. За весь путь от кладбища до "спальни" ему встретился лишь один, теперь одного с Дмитрием Леонидовичем возраста, молодой человек. Тот шел, не разбирая дороги и смотря себе под ноги. Корабли (один из которых, в оправдание, все еще был пьяненький) не смогли разойтись на широченной улице, и юноша со всего маху врезался в плагиатора Иисуса. Он наконец-таки поднял свой взгляд, буркнул "Извините" и уже намеревался идти себе дальше, но вдруг услышал в ответ "Да все в порядке! ". Парень вдруг встрепенулся и начал вглядываться в подозрительно знакомые черты лица. Спустя пять секунд таких гляделок неизвестный произнес с полным осознанием сумасшествия своей догадки:"Мишаня? Лихой?.. ". Незнакомец дрогнул всем телом, перекрестился и внезапно резко сорвался с места. Через пару мгновений его фигура растворилась в восходящем солнце. Воскресный утренний гуляка вздохнул, стряхнул сало с волос и побрел к своему "отелю".  

День выдался на редкость ясным. Складывалось ощущение, что на каждом дереве было по своему мини-солнцу, отчего они светились пуще новогодних елок. Такой расклад Мишу никак не устраивал. Даже темные очки не помогали. Аксессуар доказал свою тотальную непригодность. Позаимствованные у деда офицерские часы показывали два часа. Дмитрий Леонидович встал на четвереньки(тело все еще слушалось с переменным успехом), после чего оперся на лавку и кое-как поднялся на ноги. Правду говорят—пьяный человек уделает любого гимнаста. Оказавшись в вертикальном положении, включился и отдел ворчания.  

Сон выдался на редкость паршивым. Один раз его пытался растормошить полицейский, но, принюхавшись, того чуть не стошнило при исполнении. Лизнувшая недавнему трупу руку собака заскулила, завертелась на одном месте и через минуту рванула из парка с истошным лаем.  

Напевая "Общеукрепляющая, утром отрезвляющая, если жив пока еще гимнас-ти-ка! " и параллельно выполняя разминку на ходу, "Михаилу Михайловичу" пришла в голову упомрачительная идея—зайти в свой офис и попугать честной народ. Идея была признана убийственно смешной. Под дьявольский смех труп вышел из парка.  

Попробовать смешаться с толпой не задалось как-то сразу. Над ним откровенно смеялась молодежь, а женщины с детьми шарахались, как от чумного. И их нельзя винить:даже петербургские чудилы вызывают больше доверия, чем этот потерявшийся член экспедиции Амундсена. Впрочем, до офиса он дошел благополучно. Пострадала только его гордость.  

На входе, как в старые, добрые и живые сидела надменная секретарша, теперь два года как выпускница местного ВУЗа. Выглядела она, конечно, неважно, хоть и держалась, как настоящая королева. Не выспалась, наверное. Пробраться незамеченным представлялось невозможным—нестерпимая вонь разносилась в радиусе пятнадцати метров.  

Наконец девушка очень медленно подняла глаза на того, кто посмел мешать ей раскладывать косынку. За несколько секунд ее измученное лицо сменило столько цветов, будто неловкий художник пытался размазать всю свою палитру, подбирая нужный оттенок. Через полминуты немой сцены секретарша будто даже перестала дышать.  

–Оленька, а вы все такая же трусиха. Если так и дальше будет, то я умру от скуки. —шутки про смерть вырывались уже непроизвольно. И, что самое неприятное, вызывали ассоциацию с тем толстым парнем. Профдеформация, чтоб её.  

Следующим в списке был его собственный кабинет, он же кабинет начальника. Мужчина постучал и услышал в ответ гулкое "Войдите! ". Положив две руки на две самые большие пустоты на брюках, Дмитрий Леонидович вошел.  

–Здравствуйте, вы по какому вопросу?  

–Где мой аквариум, деспот?  

–Что, простите?  

Теперь пришла новому игроку начать квест. К счастью, теперь в гляделках Диме не было равных. Дрожащими руками Новый Начальник забегал по ящикам стола. Наконец-то он извлек два предмета, при помощи которых можно решить многие проблемы психического толка:рюмку и бутылку коньяка. Первый залп разлился Мертвым морем на стол, отчего жертва зашипела еще больше. Наконец, коньяк все же переместился в желудок партией из четырех рюмок. Диалог можно было продолжать.  

–Так где мой аквариум... Как вас звать?  

–Леонид Дмитриевич Служкин.  

–Я так и думал, что они нас просто по красивым ФИО выбирают. Вы так не считаете?  

–Я вас не с-с-совсем понимаю. —заикание оппонента лишь добавило шутнику уверенности.  

–А я тебя п-п-прекрасно! Аквариум где, я в третий раз спрашиваю? Рыбки-клоуны три штуки, гуппи две штуки, и прекрасная золотая рыбка, потерявшая своего супруга накануне моей смерти! Вам лучше не разбивать мое сердце, если рыбки сейчас не в этом здании. Мужчина, давайте быстрее, я смертельно устал! ("Я все же начинаю понимать того пузача—эти шутки просто, блин, уморительны! " —заходясь хохотом, пронеслось в голове у "Миши". )  

Внутри у Начальника что-то свистнуло. Объявлен тайм-аут на коньяк. Леонид Дмитриевич теперь пил как пацаны пьют воду на футболе. То есть из горла. Алкоголь подействовал быстро.  

 

–Посушай, живы твои рыбки, я их к себе домой оттащил. —из-за употребленной жидкости Новый Начальник стал глотать звуки. —Все живы и -ик- здоровы. Но вам лучше -ик- ответить, кто вы есь. Иначе туки-туки охране, вы меня понимаете? —уже как-то совсем не по-начальски захихикал мужчина.  

–Эх, ладно. Я, вообще-то, только о рыбках узнать и зашел. А так я вообще-то помер, год мотался в лимбе, теперь вернули с командировки. Дмитрий Леонидович Угаркин—слыхал о таком? —В ответ многозначительно выпили. —Вот я и есть. Ты, мужик, извини за грубость мою, сам понимаешь—охота оторваться как следует. Дальше ты, наверное, сам себя развеселишь, хотя коньяк вообще-то мой. Уплати-ка тысченку в компенсацию, и я пойду. Идет?  

Леонид Дмитриевич с поразительным хладнокровием выслушал информацию. Достав кошелек, он протянул тысячу.  

–Ладно, идите уж. Но предупрежать надо, когда вот так, —он надавил на два последних слова, —захоите, понят... -ик- понятно?  

"Миша" вихрем метнулся к купюре, кивнул (руку не подал—санитария и слишком беглое знакомство) и через мгновение очутился на улице. Получение тысячи надо было отметить. Было принято решение заскочить к старому другу Мишке. Он всегда что-нибудь придумает.  

Мишка жил в какой-то холупе на берегу реки "вдали от цивилизации". Ну, это он так называл. На самом же деле у бывшего одноклассника Димы просто не было ни работы, ни денег. Жил он на какие-то гроши от матери-пенсионерки. Но вообще для своей ситуации держался бодренько:выпивал редко, пытался рыбачить свистнутым у какого-то незадачливого рыбака спинингом. Одна беда—почти все накопленные деньги парень сливал на философскую литературу. Ему казалось, что именно Шопенгауэр со своей братией освободят его от бессмысленного существования. Правда, в землянке света у него не было, и зимой он почти не читал. Заходить в шумные места с освещением ему не позволяли убеждения, а в тихие совесть. От такого образа жизни в голове у Миши действительно начинали появляться идеи, которые не могли прийти в голову непосвященным. Некоторые откровенно пугали, некоторые не столь пугающе изумляли. На второй тип "Миша" и надеялся.  

Спустя час ходьбы по берегу, вдали наконец-то замаячила резиденция философа. Через минуту обнаружился и он сам. Свесившись с какой-то коряги вниз головой, он читал Маккиавели.  

—Намасте, Мишань.  

–Димка, ты что ли? Ну намасте, коль не шутишь. Ты ж вроде помер? Я у тебя и на похоронах был, водочки мне налили хорошей. Откуда ты такой взялся?  

–Вернули меня оттуда. Видишь, и тело не мое. Взял напрокат у парня какого-то. Считай, что выплюнули меня сюда дибилизм и бюрократизм. Сам понимаешь, история длинная и не очень интересная. —последнюю фразу он нарочито произнёс скороговоркой.  

–И кто из нас двоих сумасшедший? Ты был в загробном мире, смог вернуться и говоришь, что это неинтересно! —страдальчески возведя руки к небу, крикнул Мишка. —А ну выкладывай!  

–Ладно уж. —Ха. В точку. —Но сначала распакуем аккомпанемент! —с этими роковыми словами из пуховика были вывалены два пузыря водки с двумя рюмками и две палки колбасы.  

–О-хо-хо, инструментарий для расширения сознания? Одобряю! Ну, Димка, за жизнь, не чокаясь!... Последние капли сорокаградусной отливались в багряном закате. Друзья уже давно забросили ту историю, и теперь разговор шел на особом, знакомом только вусмерть проспиртованным представителям человеческой расы языке. Мишку потянуло купаться, и тот, недолго думая, сиганул в реку N. Диму же резко заштормило при одной мысли о погружении в воду. Правда, в воду лезть все же пришлось—друг уснул прямо во время глубоко одиночного соревнования в стиле кроль. Легонько дернув за шкирку неудавшегося участника Олимпийских игр, Дима уложил недотезку спать. И тут же в голову стрельнуло. Это было ОНО.  

Задумка была проста, как две копейки. Единственная полезная вещь, которую выдал ему дед Гришака, это ключи от старой квартиры. Следовательно, нужно было зайти домой и поговорить с женой, а там посмотреть по ситуации. В пьяной голове не проскочило и тени сомнения. Ноги сами понесли "Мишу" к родной обители.  

Порядком набегавшись за день, к своему подъезду Дмитрий Леонидович подходил в обессиленном состоянии. Ноги волочились, дыхание сбилось, тело уже было не синим, а каким-то лиловым. "Да это ж зловеще пьяный мертвец! "—крикнет читатель, знакомый с человеком по имени Эш Уильямс, и будет прав.  

Домофон радостно запиликал. Дверь в подъезд сонно зевнула.  

Часы показывали девять. Консьержка, разложившись по всей площади стола, бесстыдным образом дрыхла прямо перед телевизором. Сил на месть не оставалось никаких. Но теперь у него была куча времени впереди. Лифт приветливо скрипнул, встречая старого друга. Нажав на цифру 6, Дима почувствовал счастье. Хотя этаж у него был вообще-то седьмой.  

Даже в пьяном состоянии мужчина понимал, что вести себя надо аккуратно. Не понимало тело—на последней ступеньке нога предательски соскочила, и "Миша" растянулся перед своей дверью. На глаза навернулись слезы. Возвращение домой не могло омрачиться такой глупостью! Собрав волю в кулак, он повторил операцию, которую проворачивал в парке:четвереньки, опереться, встать. Спустя час (а для всех время идет по-разному, в мире живых и трезвых прошло четыре минуты) дверь открылась. В этот раз глаза застлали слезы счастья. Дмитрий Леонидович и предположить не мог, что он так соскучился. Ввалившись через порог, он чуть не сыграл в ящик снова. Благо, поддержала столь милая сердцу тумбочка. В двух метрах послышался звук, похожий на щелчок. "Наверное, проснулась Анюта моя. То-то она изменилась? По ней-то почему-то больше всего и скучаю... " —такие мысли сопровождали вновь ожившего по пути к супружескому ложе. Приоткрыв желанную дверь, он произнес в темноту:  

–Здравствуй, милая, это я!... Прибывший через час наряд милиции в тот день натерпелся чудес. Оперевшись о дверной косяк, сидел парень лет 18-19. В его голове зияла дыра от патрона калибра 7, 62. На кровати рядом лежала лицом в подушку убитая горем женщина. Она едва слышно шептала "Мишенька". Анна Евгеньевна Угаркина признала в погибшем своего любовника Михаила Михайловича Водилина. По ее словам, она буквально вчера вернулась с его похорон. Родственники молодого человека были приглашены во второй раз для повторного опознания. Вдрызг разругавшись с полицейскими и запросив компенсацию за моральный ущерб, они все же подтвердили личность восставшего.  

Тело перезахоронили на кладбище деда Гришаки. Тот, выдержав панихиду, кое-как дошёл до каморки и сел допивать оставшийся провиант с позавчерашнего вечера. Неожиданно материализовавшийся Мишка навязался следом—он "дважды был самым верным спутником покойного на этой бренной земле". К тому же, в сторожке был нормальный свет.  

Учитывая столь фантасмагорические обстоятельства и явную самозащиту, делу не был дан ход. Анна Евгеньевна была освобождена из-под стражи.  

Сидя на диване из костей, Дмитрий Леонидович Угаркин писал апелляцию. Он требовал второй второй шанс. За ним игривым взглядом наблюдала прусская королева. Дело было гиблое. Ей вот в теле секретарши тоже не дали толком пожить. Чувствительный нос попался.

| 263 | 4.7 / 5 (голосов: 10) | 10:25 20.06.2021

Комментарии

Endergirl815:32 02.12.2021
Очень интересно получилось:)
Razdolbay10:15 01.12.2021
pavel33, мерси
Razdolbay10:15 01.12.2021
sall, спасибо!
Sall02:19 01.12.2021
Хорошо.
Pavel3316:07 24.11.2021
Любопытный рассказ. Перебор с деталями, а так хорошо.

Книги автора

НеУтерянный свет
Автор: Razdolbay
Стихотворение / Лирика Поэзия Сюрреализм Философия
На меня наставлен сумрак ночи...
Теги: Любовь звезда свет
20:22 24.01.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Иллюзорный май
Автор: Razdolbay
Стихотворение / Лирика Поэзия Философия Другое
Посвящается Дарье Колычевой за её вдохновенное воспоминание о вдохновенном мае!
Теги: Природа май весна мечты
15:10 20.01.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)


Paint it, grey
Автор: Razdolbay
Стихотворение / Лирика Верлибр Психология Философия
It's not easy facing up when your whole world is grey.
Теги: Зима дрожь холод серый
12:36 16.01.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Дайте мне точку опоры!
Автор: Razdolbay
Повесть / Реализм События
Музыкально несосредоточенная повесть об обычном парне Сереге, который отправляется на дачу, чтобы единолично (или не совсем?) воплотить новый этап своей жизни в реальность.
Теги: Молодость возможность встреча
19:36 15.12.2021 | 5 / 5 (голосов: 9)


Новый день
Автор: Razdolbay
Рассказ / Проза Реализм Юмор Другое
День и ночь, сутки прочь!
Теги: Жизнь
16:24 26.11.2021 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.