"Стрелочник"

Рассказ / Проза, Юмор
Рассказ о бедном мужике с палкой в руках.

В Н-ной губернии, где мне случилась бывать, есть село, Парфеновка. Есть там свой лес, и всякие хвойные сосенки, и по берегам речки – ивовые заросли, только их мало, и в большинстве они старые, а молодые уходят далеко, за реку, и там, видно, растут. В тех местах всегда есть два или три пруда, поросших камышом, и трава на них такая, что, когда цветет черемуха, воздух совсем душистый становится. Возле Парфеновки проходит железная дорога, и в безветренную погоду слышен далекий звон – это идет поезд. Летом там душно и жарко, а зимой холодно и голодно. В лесу много волков. По вечерам жители села выходят на дорогу, останавливают проезжающих и задают им вопрос: «Не знаете, господа, куда переехал стрелочник? Обратно к себе на семафор? Или лучше на тот свет? Это такие местные шутки у них в наше время, а раньше жил в селе и в правду некий стрелочник.  

 

 

 

 

 

 

 

Агафон Фатейкин и жена его Алевтина, царство им небесное, были люди без предрассудков, во всех отношениях приличные. Умные и отзывчивые. Прожили большую часть своей жизни в мире и согласии. Деревенский люд их не любил. Агафоша, как называла его супруга, работал стрелочником на семафоре: крутил стрелку при повороте железной дороги. Он видел свою жизнь словно сквозь чистую прозрачную воду, и ничто не могло изменить его душевного настроя. Все вокруг, даже солнце, было его собственностью. Был он человеком невзрачным: маленького роста, сухой, с белесыми волосами, одетый в длинный ватный жупан. Но за внешней неприспособленностью скрывался ум необыкновенный. Любое дело у него решалось, да так, что знакомые диву давались. Дойдет до него слух, что где-то остановившийся пассажир ночью жжет траву и вокруг него валяются деревянные стружки, тут же найдет себе стрелочник палку, пойдет и разделается с поджигателем. Жена Алевтина была еще сквернее, рот до ушей, нос картошкой, глаза выпученные и постоянно хихикает. Бывало, сидят они с Агафошей возле семафора, курят, и он ей тихонько рассказывает о своей тяжелой жизни, а она все поддакивает, поддакивает – и так целый час. А потом вдруг вскочит и – ууууу! Зарыдает. Что с ней было, не знаю – может, ее Агафоша чем-нибудь обидел. Детей у них не было, и не было ничего хорошего ни в работе, ни в характере.  

 

 

 

Как то раз, стрелочник проиграл в трактире все деньги и сам чуть концы не отдал. С этой минуты он на работу не выходил, а целыми днями, запершись у себя в комнатушке, пилил свою палку. По вечерам она в дело шла, а днем он пилил и пилил, пилил и пилил. Семафоры возле станций простаивали, и слава богу поезда в Парфёновку приходили всего раз в месяц. Вот однажды по многочисленным просьбам односельчан пришёл к нему в сарай местный поп и стал его уговаривать выйти из запоя и зажить по хорошему:  

 

 

 

– Дык я ж не пил, – резонно ответил стрелочник. – Я ж это... Боле ни капли.  

 

 

 

– Вот и хорошо, – сказал поп, – в противном случае, я вынужден буду тебе противостоять. Может, в церковь сходишь?  

 

 

 

– Да че её, церковь-то, глядеть, – вдруг как-то странно сказал стрелочник, – это ж сколько труда в неё вкладывать надо... А тут ты я со своей палкой живу не тужу. – сказал стрелочник, указав пальцем на свою палку, это был уже целый топор, ведь в силу своего инженерного дела ему хватило ума приделать к нему стальной обух.  

 

 

 

– Как ты можешь так говорить, – сказал поп, – речь идёт о твоем спасении.  

 

 

 

– Аээу... – промычал стрелочник и показал два жёлтых, кривых пальца.  

 

 

 

Поп растерянно пожал плечами и ушёл. На другой день стрелочник всё не работал, а пилил свою палку дальше. Его жена, которая ничего не знала про встречу с попом, решила сходить к нему на исповедь и в ужасе обо всём рассказала:  

 

 

 

– Бог есть, скажи Батюшка, шо мой муж из дому ушел и где он вообше?  

 

 

 

Поп сделал страшное лицо и ответил:  

 

 

 

– Не знаю, дочка. Никто не знает.  

 

 

 

– Но шо же это такое? – закричала женщина, хватая священника за рясу. – Почему мой муж пропал и не работает? Поп, спокойный, как тетерев, повернулся к ней, выставил вперёд своё длинное туловище, согнулся в поясе и, заглядывая ей в глаза, прохрипел:  

 

 

 

– А потому, что он умер. Давно умер. Мёртвый человек тоже работает, но у него другие дела. И ты ему никакой ценности не представляешь, поняла?  

 

 

 

Священник был стратегически очень высоко развит и хорошо понимал переспективы найдения пропавшего стрелочника. По донесениям своего кореша из губернской епархии, ему было известно, что скоро через Парфёновку будет проходить паровоз с вагоном, в котором будут уложены денюжки на восстановление сельских храмов. Было очевидно, что выйди Агафон на работу, то средства ни во что будут доставлены в точку назначения и как результат – поп будет дальше бедствовать на скромные гроши. Он специально ходил в будку к стрелочнику, чтобы проверить его состояние и лишний раз убедиться, что всё идет по его затее.  

 

 

 

– Ах, умер? – женщина схватилась за сердце. – Ах, умер, умер! Ах, убили его! Ах, зарезали! Ах, сожгли! Ах, замучили! Ах, закопали живьем! Ах! Ах! Замолкнув, она тупо поглядела на стоявшую перед ней пустую чашку и упала в обморок. Святой отец положил ее на лавку и надев сапоги, так же натянул на голову священнический картуз и вышел на улицу. Он знал, что отсюда до будки две версты и, что поезд приедет в 3 часа ночи, завтра.  

 

Он понимал, что это его последний день в Парфёновке и решил на последок сходить проведать люд в кабаке. Подойдя к нему, он заметил у входа в кабак двух казаков: один был в распахнутом полушубке и папахе, другой – в фуражке и шинели с погонами. Святой отец прокрался вдоль забора и присел за зарослями калины. В кустах было почти темно, и он видел только сапоги одного из стражей порядка. Засев, он стал слушать их разговоры:  

 

– Я так и не понял, – говорил тот, что был в шинели, – Любава сказала, что это не миро, а просто брызги… А я все никак не вдупляю.  

 

– А чего тут не вдуплять? – басил другой, в папахе. – Мне тут сват гутарил шо в Ивропе такое зовётся – скит.... не не так, сккринв, нет опять не то, та ну его на хер, святорусский язык да простит нас.  

 

– А мне моя сестренка рассказала, шо Миронэ Иваныч никода не помнит, што в дуду ей дул, ежели што, так под клистир говорит даже лазил.  

 

– Довольно порока и разврата! – завопил выскочивший из кустов поп. – Покайтесь в нем, пока есть ещё время! Суд Небесный уже ждет вас!  

– А чего это вы за нами следить стали? – спросил, вглядываясь в темноту, казак. – Чего вам здесь надо? – Его спутник обнажил шашку. – А ну пошел отседа! Не видишь, мы тута гутарим, шо нам Господь велит. Вот тебя щас саблей обойду как надо.  

 

Священник испуганно замычал, затравленно оглянувшись по сторонам взял под руки своё толстое пузо и помчался обратно к храму. Казак поскреб затылок и недоуменно хмыкнул.  

 

– Вот гады, – думал батюшка. – Вот ведь твари какие, сил нет. Чего только в жизни не навидаешься, а ведь и вроде люди как люди, по сути ничего..... Тут быстро шагающий поп случайно споткнулся и с плеском упал в лужу:  

 

– Сука! – завопил он, потирая ушибленное место. – Опять на ту же ногу едрить твою!  

 

– Ой, батюшка, не надо, – пискнула какая-то женщина, шедшая по тропинке мимо. – Какой пример детям подаете! Вам не стыдно?  

 

– Стыдно не стыдно, – ответил батюшка, оглядываясь. – Ты мне ещё замечания делай. Тоже мне, воспитатель нашлась, хоть бы спасибо сказала, что грешки твои тебе отпускаю каждый месяц.  

 

Поп встал, оправил рясу и продолжил свой кроткий путь.  

 

По дороге он привычно завернул в переулок, чтобы скушать растущий на соседской яблоне плод, и вдруг заметил стоящую у забора серую собаку: Она смотрела на него огромными, немигающими глазами и немного щурилась. За забором было тихо, только поскрипывала половица да журчала в жестяной банке вода. Поп посмотрел на свои серебряные часы. Было без пятнадцати семь. Собачья морда уже не казалась такой страшной, как минуту назад, и батюшка решил рискнуть. Он глубоко вздохнул и, обращаясь к собаке, негромко сказал:  

 

– Мир дому сему! Здравствуй, собачка! Как тебя зовут? Я отец Терентий. Ты почему здесь одна? Хочешь яблочка?  

Собачья морда чуть шевельнулась, и батюшка понял, что она недовольна. "Ну да, – подумал он, – ты ведь не понимаешь меня. Поп потянулся к ветке с яблоками, но вместо яблок ему на голову с угрожающим воем грохнулось небольшое осиное гнездо: В следующий момент поп уже несся назад по переулку, за ним мчался огромный рой желтых разъяренных ос. Свернув за угол, он с разбегу влетел в церковь с черного хода и заперся на три замка. Усевшись на бархатный диванчик, он уставился на великолепный иконостас и вдруг почувствовал, что не может оторвать от него взгляда: "Пора, – подумал он, – надо готовиться в путь. Но куда? Неужели в Сибирь? Но ведь там скучно и пыльно... Хотя... Был такой поэт Аксаков. Он еще писал, что Сибирь вообще неизъяснимо красивая и такая же прекрасная, как небесные страны... Наверно, туды и подамся как разбогатею... " Но тут в дверь войдя постучали, и чей-то голос позвал из коридора:  

– Отец Терентий! Вы меня слышите? С вами все в порядке? Священник поднял голову и увидел красную щекастую морду старосты Ивана Антоновича:  

– Чего тебе, Иван?  

– Прошу прощения, что так поздно, батюшка вы не могли бы меня исповедовать? Я вчера весь вечер с одной девицей пил... А она ничего. Хорошая. Теперь требует за все это дело двадцать рублей.  

 

– За что? – с яростным удивлением спросил священник. – Ну где это видано, чтобы какую-то пьянку еще и оплачивать?  

 

– Да не ту, батюшка. Я не сказал, какую именно.  

 

– Что за пьянка? Староста наклонился к уху священника и начал торопливо шептать:  

 

– Ну, знаете, та, где мужчина и женщина......  

 

Священник схватился за сердце:  

 

– Что за жизнь, господи! Как жить, когда развратники и пьяницы кругом. Нет чтобы Бог избавил от этих мерзостей! А они все лезут, лезут! Староста растерянно молчал. – Ладно, иди, – сказал священник и повернулся к иконам, – помолюсь за тебя, чтобы простил тебе твои прегрешения. Вот ведь какой грех...  

 

Проводив незваного гостя, рыжий священнослужитель начал собирать чемодан: выкинул из него Евангелие, те самые церковные свечи, которые подарили монахи при прошлом путешествии на Афон, атеистический журнал "Вопросы философии", пару настенных икон, старинную вербу, черную кожаную плетку с блестящим витым плетением и, наконец, привезенную в подарок от Великого Князя икону Николая Чудотворца. Затем он принялся в поту запихивать более нужные по его мнению вещи: роскошную перламутровую табакерку, завернутую в тисненую бумагу, среди которой оказалась еще завернутая в этот же лист мелкая церковная мелочь, потертый крест с костяной ручкой, цепочку, тяжелый кошелек, старинный медный складень с рельефным ликом святого, прямоугольный кусок синюшного войлока с грубо выдавленным восьмиконечным крестом и другой хлам, подаренный прихожанами. Этого должно было хватить на билет до Иркутска.  

 

Всё, все готово к отправлению. На часах была полночь. Священник выпил грамм сто кагору, перекрестился, поправил на груди почерневший крест и покинул божий дом, прихватив пустой мешок от муки.  

 

" Ох, заживу то-как" – думал он, покидая село. Забравшись на телегу, он направил морду лошади на север, к железной дороге. Луна сияла в небе, и вокруг была какая-то удивительная тишина.  

 

В сознании священника были смешаны сладостные и болезненные воспоминания детства и ужасающая какофония реалий тридцатипятилетнего бытия. Ветер гнал по небу рваные облака, между которыми ярко горели серебряные звезды. Где-то далеко ухала сова. Телега то и дело подпрыгивала на камнях, и сквозь стрекот цикад до слуха священника долетали далекие ночные звуки: блеяние коз, бормотание деревенских старух и тяжелое, глубокое дыхание коровы, дремавшей на лугу. Вот наконец показались рельсы. Он остановил лошадь и слез с телеги. Взяв мешок, священник пошел вдоль железной дороги, время от времени оглядываясь назад.  

 

Впереди показалась будка стрелочника и сама стрелка. Тут ночную тень и тишину резко осветил и разразил гудком, выезжающий из-за лесного массива огромный паровоз. Поп в недоумении бросился изо всех сил туда, к стрелке, на кону стояло его будущее.  

 

– Поезд будет здесь уже секунд через тридцать, или даже сорок! – говорил про себя отец Терентий.  

 

Внезапно из будки послышался грохот и ее дверь отворилась, вышел ОН. Сонный, в форменной фуражке, держащий в руке зажженную трубку. Стрелочник то-ли был лунатиком, то-ли пьян как демон, но успел подойти к переключателю совсем в притык к проходу состава. Тут стрелка перещелкнулась и из темноты послышался вопль попа:  

 

– Нееет! Ты что наделал окаянный, гадина?! Боже мой! Поезд пройдет! Поезд! Поезд!!! Конец! Полный! Убирайся вон отсюда!!! – не помня себя, взвизгнул отец Терентий, замахиваясь на стрелочника своим мешком.  

 

Стрелочник совсем не заметив замаха, спокойно зашагал в свой домик. В это же время в порыве ярости отец Терентий кинулся к стрелке, поезд уже был уже был в пятидесяти метрах от толстопуза.  

 

Но нет! Рыжий крендель в черной рясе, бежал так быстро и так бессознательно, что как всегда поскользнулся и упал на ту самую ногу, между рельс.  

 

– Моя нога! Помогите! – закричал он. В ту же секунду, на его шею обрушился удар колес паровоза. Голова священника с лязгом отлетела на несколько аршинов от тела и застыла с полуоткрытым ртом.  

 

Так и не зажил.  

 

 

 

Утро. Похмелье. Стрелочник еле встал со своей кроватки. На часы он старался не смотреть. Но вспомнил, что вчера зачем то выходил на улицу. «Надо было чайку», – подумал он и поплелся умываться. Открыв двери будки он сделал пару шагов и застыл в бледном шоке. Прямо перед ним лежала отрубленная голова отца Терентия: кадык его был расплющен в лепешку. Глаза убитого с мутной сосредоточенностью смотрели прямо на стрелочника, словно советуя пройти мимо.  

 

Стрелочник почувствовал, что попал, и покосился.  

 

– О господи! – прошептал он. – Это, что я его? Это… Я… Как же это? Но ведь… Он же… Надо же… О господи…  

 

Какой грех! Какой большой… И ведь, главное, не со зла, как иногда делают, а так, от… От… Как теперь спать? Утром, вечером… Как?... О господи! Нет, так нельзя. А вдруг что… О господи… Нет! Я этого не вынесу.  

 

Агафон с дрожью в теле зашел в свою будку. Поставив посреди комнаты стул,, снял с себя свой ветхий кожаный ремень и приготовился к последнему мигу. Он встал на стул, связал из ремня петлю, закрепил ее на потолке и......  

 

 

 

 

 

Звон бьющего колокола провожал в последний путь раба божьего Агафона Фатейкина. Лил сильный дождь, Алевтина шла по боку от телеги с гробом, и ей казалось, что жизнь окончательно кончена. Стрелочник бледно лежал в древесной кровати, и его мертвое лицо напоминало об ужасе пережитого. На лавочке у кладбищенских ворот сидели казаки и играли в карты, попутно обсуждая новости:  

 

– … Слыхал Петро, Батюшка то тоже помер, гутарят будто бы сам Агафон его перед гибелью зарубил топором своим.  

 

– Да-а, – задумчиво сказал один, – Ну и по делом бесу рыжему, вместо службы по кустам сидел да следил за народом. Вот и пришел его час.  

 

– А как там у тебя с Любавой то Петь? – спросил другой.  

 

– Не зна-аю, – пожал плечами первый, – Вроде ничего, не ругаемся, она девка нормальная, не вредная. На сеновал с ней ходим по вечерам.  

 

– Вот это баба, не то что эта.... Фатейкина. – сказал казак, показывая пальцем на жену покойного.  

 

– Тапереча понимаю, чего ж он на тот свет сбежал. – засмеялись казаки и продолжили партию.  

 

 

 

 

 

1897 г.  

 

| 590 | 5 / 5 (голосов: 4) | 10:26 29.05.2021

Комментарии

Bobah122:18 13.12.2022
никто не спит)
Sedovlasii_piligrim12:51 13.12.2022
"...Находясь под образами, мессу празднику пропел... К животу он крест приладив, к жертве, тем нас пригласил..." - ода народу... "ПЯТЬ"
Lego03:56 20.11.2022
конец девятнадцатого века однозначно изобиловал изобильностями...палка выходит, пережила своего создателя...

Книги автора

Улетаю
Автор: Arkadiykapillyarov
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
13:21 20.10.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)


Автор: Arkadiykapillyarov
Стихотворение / Философия
Аннотация отсутствует
15:28 17.10.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Сон (по. Л.И. Щукину) 18+
Автор: Arkadiykapillyarov
Рассказ / Проза Эзотерика Эпос
Аннотация отсутствует
11:00 19.05.2022 | оценок нет

Память
Автор: Arkadiykapillyarov
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
23:51 29.03.2022 | 5 / 5 (голосов: 4)

Правила эксплуатации танка
Автор: Arkadiykapillyarov
Статья / Военная проза
Аннотация отсутствует
19:31 21.03.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Поэт
Автор: Arkadiykapillyarov
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
18:56 03.02.2022 | 5 / 5 (голосов: 5)

ПРАВИЛА ПОСЕЩЕНИЯ СПОРТИВНОГО БАССЕЙНА "ИСКРА"
Автор: Arkadiykapillyarov
Рассказ / Юмор
Аннотация отсутствует
14:23 14.01.2022 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.