Режим чтения

Горизонтальные рассказы

Сборник рассказов / Драматургия, Приключения, Проза, Реализм, События, Юмор
Тренировочные рассказы, не связанные между собой единой вселенной или темой. Рассказы расположены по мере их написания, то есть от раннего к более позднему, чтобы был наглядный пример стилистического развития. Примечания автора: Пока что, глобальная редактура (речь идет о правках сюжета, его логичности и т.п.) не планируется.

Дыра

Наступили зимние холода, а вместе с тем и ранние закаты, какие бывают только на карманных календариках. Арсений Яковлевич, человек крайне беспечный, за ноябрь успел сделать не больно много. Все копошился из угла в угол, но толку так и не сыскал; лишь иногда проводил время за стаканом крепкого напитка и неугомонно скитался по закоулкам своего заурядного городка в поисках успокоения.  

Удручен он был следующим. Еще в начале сентября, когда всякую новость – не важно, хорошая она или нет – затмевал проливной дождь, внезапно помер отец его – неизменный старикашка с замечательным чувством юмора, который оставил ему в наследство маленький домик у границы. Каждая пылинка, казалось, потеряла ту уникальность, которая по праву принадлежала ей с рождения. Какое ни возьми светило беспрекословно приходило в негодность или же тускнело, но этого было мало: ты брал его в руки и самонадеянно пытался вернуть ему жизнь, хотя сделать подобное уже не представлялось возможным. От безысходности хотелось кричать что есть мочи, – словно ты наперекор здравому смыслу посаженный в колодец неудачник, – а между тем изо рта, помимо пресловутого сонного запаха, ничего более не исходило.  

Постепенно жизнь Арсения Яковлевича ухудшилась и по большей мере от затворнического образа жизни. В середине декабря он потерял работу, на жалованье которой мог довольно сытно питаться, и переехал в оставленный отцом дом; а к последним числам месяца уже не хватало средств пусть на сухой, но на батон белого уцененного хлеба, не говоря уже об уходе за домой, автомобилем и самим собой.  

– Мне бы черствого хлебушка, дорогая, – говаривал он без конца, обращаясь к продавщицам, – но, боюсь, придется вам сделать мне скидку. Совсем небольшую!  

– Нет уж, – отвечали ему.  

– К черту!  

Однажды к разгуливающему по магазинчикам Арсению Яковлевичу приблизился незнакомец и подсказал, что купить хлеба вполне можно на те деньги, которыми он распоряжался.  

– И о каком таком месте вы говорите? Мне казалось, я уже все давным давно обошел и мне многое известно.  

– Идешь туда – а там граница, – объяснял незнакомец, – пройти ее без документов никак, разве что с автоматом! – Он рассмеялся. – Поэтому нужно как-то перехитрить… Но учитывайте, что это прямое нарушение закона!  

Таким образом был осведомлен Арсений Яковлевич. Бездумно топча хрустящий снег в указанную сторону и подойдя к границе города, он с ужасом на лице заметил свой дом. Все тотчас прояснилось. Он забежал внутрь, достал из кладовой миниатюрный топорик, пробежал до дальней и богом забытой комнаты, которая как раз-таки всего ближе находилась к границе, и с хирургической точностью сломал тыльную доску стоящего в комнате шкафчика, служащего ко всему прочему также и частью стены самого дома. Как только дыра достигла нужных размеров, Арсений Яковлевич прыгнул в нее, приземлившись на гладь ровного мягкого снега, пеленою укатанного прошлой бурей. Добравшись до магазина, он томно обратился к продавщице. Невкусный, гадкий и черствый хлеб куплен.  

В эту же ночь он умер от переохлаждения в своем доме. Оставленная дыра никаким образом не была прикрыта и насквозь продула бедного соню. На утро дверь дома отворилась и зашел сын Арсения Яковлевича, который победил на олимпиаде по физике и получил в награду деньги.

| 3028 | 5 / 5 (голосов: 4) | 18:39 25.05.2021

Комментарии

Murk16:56 13.06.2021
Очень понравились насыщенные, яркие описания и "плотность" повествования.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.