Евреи города Проскурова

Стихотворение / История
С Марией Моисеевной (для меня опять таки- тётя Маня--!!!) мы жили по соседству, с её внуком Борей- сыном Валерия- мы ровесники и очень дружили вплоть до их отъезда в Америку в 1973-м году, дружили также немного и семьями.

Марк Лейдерман  

 

Дорогой Леня, наконец то Ваши исторические изыскания и мой скромный интерес к истории получили очень конкретное и вещественное пересечение. Когда я увидел фамилию Клопух и имя Мария, у меня ещё и были кое-какие сомнениях- хотя фамилия очень редкая и не еврейская, город Проскуров и улица Фрунзе- но когда я дальше прочел, что сына ее звали Валерий Борисович, а потом и вгляделся в фотографию, все мои сомнения исчезли.  

 

С Марией Моисеевной (для меня опять таки- тётя Маня--!!! ) мы жили по соседству, с её внуком Борей- сыном Валерия- мы ровесники и очень дружили вплоть до их отъезда в Америку в 1973-м году, дружили также немного и семьями.  

 

У меня в "Живом Журнале" есть шутливый рассказ "Детские воспоминания", написанный ранее по совершенно иному поводу, но главный его герой, Боря К., и есть Боря Клопух, внук т. Мани. Вот ссылка на этот рассказ:  

 

https://ext-5235322. livejournal. com/369. html  

 

Семья была по своему очень интересной, не стесняющейся и не скрывающей того, что у них есть родственники в Америке, что они с ними общаются и те им помогают.  

 

Боря мне часто показывал подарки из Америки, а несколько открыток с изображениями под 3-D оставил мне на память перед отъездом.  

 

Тетя Маня и не скрывала, что за ней тянется какая-то тёмная история со следствием и судебными разбирательствами, но в подробности не вдавалась, сохраняла, что называется, имидж загадочности, человека, прошедшего "огонь, воду и медные трубы".  

 

Она очень, насколько помню, конфликтовала со своей снохой Клавой, Бориной мамой. Клава считала, что у неё очень много денег, могла бы и больше помогать, но их скрывает.  

 

Тётя Маня в свои 60 лет всегда очень следила за собой, делала маникюры и педикюры, носила кольца и перстни, одевалась в хорошую одежду (часто присланную из Америки), разумеется приторговывала и спекулировала, ходила медленно, гордо и вальяжно, но не переходила некую "черту" дозволенного, была в этом смысле умной и практичной.  

 

Насколько я сейчас понимаю, общение с этой семьёй был для меня "глотком свежего воздуха" в том смысле, что где-то далеко есть совершенно иная жизнь, более богатая и достойная, и есть вполне реальная надежда к ней в дальнейшем прикоснуться.  

 

Быт этой семьи я немного описал в "Детских воспоминаниях", он был внешне скудным и, вполне возможно, не соответствующим их денежным возможностям в то время.  

 

Валерик; Клава и Маня были очень приветливыми людьми, ко мне хорошо относились, в непосредственном общении были открытыми, даже душевными.  

 

Обладали они и вполне адекватным чувством юмора: Валерик был членом партии, и перед отъездом его "с позором" изгнали из рядов. После заседания, на котором его "песочили" направо и налево, он всех их пригласил в ресторан "Дружба" отметить это событие. Многие прохожие, будучи в курсе дела, во время попойки напрямую указывали пальцем: вот отмечают, мол, изгнание из партии. Это событие потом еще долго в городе помнили.  

 

Отметил я также в своем рассказе,  

 

как сложилась в Америке судьба Бори, довольно, кстати, неплохо.  

 

При огромном желании я, наверное, мог бы связаться с ними в Америке, лет десять тому назад предпринимал такую попытку, но как то не срослось.  

 

Детские воспоминания.  

 

С целью облегчения "полновесно-глубокого", сущностного, "фактического", "окончательного" (два последних определения- из тирады профессора Преображенского в "Собачьем сердце"-! )... улавливания разницы жизни "западной" и прежней советской, я бы хотел вспомнить своего друга детства, которого назовем- Боря К., что недалеко, кстати, от истины.  

 

 

 

Мы расстались с ним в 73-м году, именно тогда ему с семьёй- отец, мать, бабушка, младший брат- удалось эмигрировать в Соединенные Штаты. Помню их проводы на Хмельницком ж-д. вокзале, – ради этого я сбежал со школьного мероприятия по уборке аллей в Комсомольском парке: были такие в целях так называемого трудового воспитания школьников, но это так, к слову…  

Жила эта семья примерно в двухста метрах от нас в двухэтажном строении дореволюционной постройки на углу улиц- в то время Фрунзе и Тельмана, без водопровода и канализации, и к их убогому, "излучающему" разные неприятные запахи входу на второй этаж вела деревянная лестница с подгнившими ступенями. Перед входной дверью стояло ведро для слива нечистот, куда дети- но я полагаю, что и взрослые- нередко справляли напрямую малую нужду; а за дверью, в небольшом проеме, стоял так называемый умывальник распространённой в то время конструкции, состоящий из навесной ёмкости для воды, внизу отверстия и висящего на нем ходящего вверх-вниз стержня. Поднял стержень, то есть как бы ввёл его вовнутрь- вода полилась на руки, опустил- она перестала течь. Под емкостью со стержнем была примитивная раковина с тумбочкой, а внутри тумбочки- ведро с использованной водой.  

 

Удобство или так называемый положительный элемент быта для обитателей этого строения заключался в том, что колонка с водой находилась очень близко, буквально в нескольких шагах от лестницы, так что за водой не нужно было далеко идти.  

Проем с умывальником примыкал к коридору площадью примерно 3 на 2 метра, в котором была общая коммунальная кухня на три семьи: родители Бори К. с младшим братом (Боре около десяти лет, брату около трех-! ), его бабушка- мать отца- около шестидесяти лет, и совершенно чужие люди, соседи, насколько помню- две женщины средних лет, одну из которых звали Тамара. Отношения между ними и соседями были далеко не идеальными: частая ругань, как впрочем, и между невесткой- Бориной мамой- и свекровью- его бабушкой.  

 

Из коридора через три двери были входы в так называемые квартиры: квартира Бори с родителями состояла из двух смежных небольших комнат, в которых была самая обычная по тем временам мебель: стол, стулья, диван и кровать, шкаф, трюмо и прочее, далеко не блестящие на вид.  

Квартира бабушки состояла из одной комнаты с кроватью и прочей похожей мебелью, по-моему- в нем не было окна. В квартире соседей никогда не был.  

Но самым большим бытовым неудобством для Бори, насколько помню и понимаю сейчас, было отсутствие туалета. Общественный туалет, если его можно так назвать, на четыре довольно просторных, но редко убранных "посадочных"- на корточки- места уже послевоенной постройки из красного кирпича находился ближе к нашему дому, но мы в нем не нуждались: у нас был свой летний в саду, а в 70-м году появилась и канализация в доме.  

 

От жилища Бори этот туалет, таким образом, находился в метрах ста- ста пятидесяти. Он был "прикреплен" ко всей округе, а это примерно двадцать семей с жилищем без канализации, и в каждой семье были ключи от дверей кабины с посадочными местами, хотя эти двери часто были сломаны или просто открыты. И нетрудно представить себе ситуацию: на улице мороз, взрослых нет дома, – на работе или где-то еще, – ведра с нечистотами на входе уже переполнены, вынести их нет сил или просто лень…, и что делать в такие моменты такому как Боря?  

Сам свидетель, как он, правда, не без стеснения, но "по-воровски", справлял малую нужду прямо в комнате в промежуток между стенкой и шкафом или между шкафом и кроватью. К "спектру" запахов в квартире, который по многим и другим причинам был достаточно острым, это добавляло не очень много. Он мог, например, наступить голой ногой на лужу из мочи маленького брата на полу, указывая тем самым что любит его настолько, что совершенно не брезгует. Не думаю, что в этой связи следует особо указывать, что санитарные и гигиенические нормы, как то мытье рук перед едой и прочее, к которым Боря был "привычен" с малых лет, были на очень низком уровне.  

Для чего я об этом распространяюсь?  

 

Вовсе не для того, чтобы посмеяться над Борей, тем более что смеюсь я и над самим собой. Однако в связи с целью своего рассказа хочу отразить некую актуальную, на мой взгляд, компиляцию: огромный процент людей, детей и взрослых, так мило и улыбчиво позирующих со старых советских фотографий- у кинотеатров, в школах и детских садах, в уютных парках на добротных скамейках, у автоматов с газводой и одним на всех стаканом…- жили именно в таких условиях, и такого рода бытовые проблемы были для них еще далеко не самыми существенными.  

Семья Бори, по тем советским меркам, вовсе не была малоимущей: у них были неплохие телевизоры, причем и у бабушки, и у родителей; Боре первому из нашей компании детей купили новый велосипед, к тому же им часто выслали посылки родственники из Америки, чем Боря очень любил прихвастнуть…  

 

 

Для моего мировоззрения, хочу резюмировать и поделиться мнением, актуальна четкая разница между жизнью богатой и достойной. Богатая жизнь, как я понимаю в этой связи, может быть в том числе униженной и зависимой, достоинство же не измеряется деньгами и богатством, хотя, впрочем, необходимый уровень материальной обеспеченности для него необходим.  

Учение Каббалы утверждает, что человеческий ЭГОИЗМ невозможно уничтожить, ибо он дан Свыше от Природы (в Каббале духовная и материальная природа едины-! ); но его можно ИСПРАВИТЬ согласно законам той же природы, превращая или перевоплощая в альтруизм. Достоинство или достойная жизнь и есть одно из явных и непосредственно ощутимых проявлений допустимого или исправленного эгоизма. Достоинство по сути абсолютно и безусловно, материальная обеспеченность относительна и условна.  

 

Товарищ Сталин любил тезис об условности бытия или реальности именно потому, что достоинство как некий безусловный субстрат выносил за скобки рассмотрения. Для мировосприятия Сталина, как показала его деятельность на ответственных постах, не существовало достоинства или достойной жизни как данности Свыше и априори, поэтому бытие в целом для него сводилось к материальным "количественным" факторам. Именно такое мировосприятие и соответствующие взгляды могли подвигнуть его, например, в разгар террора 30-х годов утверждать, что "жизнь стала краше, жизнь стала веселее". Душевная боль, страх, отчаяние, неоправданно большие зависимости... и прочие аспекты отсутствия достоинства- все это "за скобками" рассмотрения, главное- показатели (количественные) материального обеспечения улучшились..  

Любые количества условны в том смысле, что легко сводятся к простейшим эталонам или приравниваются друг к другу. За единицу можно принять достаток среднего американца, а можно и достаток советского люмпена 30-х годов прошлого столетия. Если не интересоваться внутренним содержательным качеством этих "единиц" и их отличиями друг от друга, то интерес может представлять исключительно возможность их сведения к некой произвольной по содержанию "единице", по сути условное- умозрительное- приведение к однородности и уравнивание.  

С точки зрения математики этот прием может выглядеть эффектно и быть эффективным, если его применить к месту и времени. Но этим "местом", что принципиально, может быть исключительно математика или формальная логика, но ни в коем случае не экзистенциальная философия.  

 

Сталина и его приспешников, вполне очевидно, не интересовала ДОСТОЙНАЯ жизнь как субстрат и возможный предмет экзистенциальной или религиозной философии; его интересовали очень привычные с советских времён количественные показатели: экономики, строительства, потребления, "культурной" жизни- чего угодно.  

Поздняя советская власть вполне унаследовала эту особенность своих непосредственных предшественников. Об этом можно много говорить, но..- кратко и применительно к семьям сродни Бориной- у них могли "лежать" немалые средства в сберегательном банке, могли быть относительно добротные одежда, обувь, мебель…, но не было главного- достойной жизни. Можно согласиться, что пример с Борей слишком уж особенный, даже не вполне корректный; но я уверен- практически для большинства жителей бывшей советской империи были актуальны те или иные слабости и ущербности, в том числе и посредством которых власть их порабощала.  

 

А что же Боря сейчас? В 90-м году приезжала в гости из Америки его мама и сообщила, что Боря- "вечный" студент и учится на врача. Я очень удивился: его, по-моему, можно было представить кем угодно, но не врачом. Я немного общаюсь еще с одним другом из нашей детской компании- Феликсом, живущим в Америке. Он Борю встретил случайно на отдыхе, они были на одном круизном лайнере. Его впечатление- Боря не изменился, такой же задорный и "шкодный"..., и тем не менее работает врачом, имеет практику хирурга-уролога.  

 

В Америке уже давно существует общедоступный в Интернете электронный реестр врачей, и Феликс присылал мне выписку из него на Борю. Подозревает, что он миллионер: врачи его профиля очень хорошо зарабатывают. У меня была возможность связаться с ним по-другому каналу, но я так и не решился: о чем говорить?  

 

Так на что- в разрезе сравнения достоинства жизни в Америке и б. Союзе- указывает пример с Борей?! Как бы не складывалась его жизнь в Америке по прочим параметрам, это для меня предельно очевидно.  

 

| 56 | 5 / 5 (голосов: 2) | 16:44 09.05.2021

Комментарии

Книги автора

PLOSKIROW
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
Город Подольской губ. под., около 35 тыс. жителей, поляков более 4000. Никаких воспоминаний о былых временах не сохранилось, в Старом городе есть следы набережных и бывших укреплений. Сообщается, что ... (открыть аннотацию)на этом месте располагался укрепленный замок. где сейчас костел.
13:36 28.05.2022 | оценок нет

Проскуровский балагула
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
-Слышишь Яша.Вчера я еду с вокзалу, завез пассажиров и заехал на базар. Тут останавливает меня какая то дамочка и спрашивает,сколько будет стоить отвести ее от базару до вокзалу.
03:55 23.02.2022 | оценок нет

ПРОСКУРОВСКИЙ ГОРОДОВОЙ МАГИСТРАТ часть 3-я
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
После произведения 8 декабря 1862 года выборов Кандидатов в должность Проскуровского Городского Головы, при коих Ваше Высокоблагородие присутствовали, послано Вами Губернскому Управлениюдонесение от 1 ... (открыть аннотацию)2 декабря, что на выборы эти явились мещане не менее двух третей общества и произвели таковые установленным порядком, но Городской Голова СИВИЦКИЙ под разными видами уклоняется от представления балатировочных списков.
04:49 21.02.2022 | оценок нет

ПРОСКУРОВСКИЙ ГОРОДОВОЙ МАГИСТРАТ часть 2-я
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
Доставление же последних должно быть непременно к 15 сентября возложено на Уездную Полицию, квартирную комиссию и Уездный Суд. Выборы велено произвесть под председательством Городского Головы при бытн ... (открыть аннотацию)ости Начальника Уездной Полиции и Уездного Стряпчего. По выборам Городского Головы и Его кандидатов продолжать выборы во все должности в том числе и в Заседателей Уездного Суда
06:30 19.02.2022 | оценок нет

ПРОСКУРОВСКИЙ ГОРОДОВОЙ МАГИСТРАТ часть 1-я
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
ПРИКАЗАЛИ: Как Секретарь Проскуровского Городового Магистрата ВЛАДИСЛАВ КЛИЧКОВСКИЙ после объявления ему решения Уголовной Палаты предоставить Аттестационный отзыв в Правительствующий Сенат, для чего ... (открыть аннотацию)предоставить квитанцию об уплате в местное казначейство 3-х рублей 60 коп. сер. за оформление и предоставление документов.
04:21 17.02.2022 | оценок нет

ФЕРДИНАНД ШТРАССЕР
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
ШТРАССЕР Ф.И. в период второй мировой войны служил инспектором по снабжению при Главном управлениигерманских оккупационных войск на Украине.
07:03 15.02.2022 | оценок нет

САВЧУК ДМИТРИЙ ПРОКОФЬЕВИЧ
Автор: Bibliofag
Рассказ / История
Савчук, находясь на службе, во время боевых действий в 1941 году дезертировал из Красной Армии и возвратился домой в с. Масивцы окупированное немцами, т.е.изменил Родине. Летом 1941 года Савчук пос ... (открыть аннотацию)тупил на службу в созданную немцами полицию, а в 1942 году - в немецкую жандармерию в г. Проскуров, где слу­жил в качестве немецкого жандарма до вступления Красней Армии, в с. Маевцы в марте 1944 года.
05:29 13.02.2022 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.