Не про Таню

Рассказ / Другое
Как было бы просто жить без мозгов. Без возможности мыслить. Понимать людей и их подсознательные мерзкие желания и поступки. Но разве тогда мы бы не существовали с повязкой на глазах?
Теги: чтение Бунин выбор

Она до самой последней строчки надеялась и искренне верила, что жизнь на бумаге даст ей надежду на счастливое будущее. Или, если быть честной, и настоящее. Однако, это слово решило всё.  

Она уже плакала над страницами рассказа, но то, что было прочитано ею сейчас, буквально убило её. Голова с немытыми уже много дней волосами резко опустилась на книгу и начала подёргиваться от рыданий. Потом она поднялась, показывая глаза с каким-то ожесточённым блеском; захлопнула страницы книги и кинула её в угол комнаты. "Урод", —произнесли её покусанные, с некрасивым рельефом, губы. Она ненавидела этого человека, который, конечно, прекрасно понимал, о чём говорит. "Невозможно так точно описать всё это, не испытав то же в жизни", — подумала она и ещё раз с ненавистью взглянула на книгу. Ей было уже всё равно на героя, но автор — как он посмел? Мало того, что делал весь этот ужас в жизни и сейчас создаёт иллюзию, словно он на стороне этой девушки (конечно: испытав это всё в жизни, почему бы не побыть на старости лет святым). Так ещё смеет ей напоминать о.. Об этом. Ей снова резануло сердце, и она на секунду вернулась к тем мечтам, которые обещали ей вечную тупость, способную защитить от понимания мира, людей.  

Она улыбнулась глупой улыбкой, подошла спокойно, но при этом как-то осторожно к одинокой книжке, лежавшей в углу, и чувствовала себя победителем в никому, в том числе и ей неизвестной борьбе. В горле появился комок: ей не столько было жаль Таню из этого рассказа, сколько весь мир. Столько лет прошло, но происходит одно и то же — почему? Она оглянулась и посмотрела на книжные полки. Именно там у неё хранились самые простые и примитивные книги, зато в какой красивой обложке! Зачем Бунин, зачем вся эта классика, если можно жить весело и легко? Да и разве не об этом пишут и классики? Даже самые меланхоличные писатели обожают счастливую пору. "Я сделаю то, чего не удалось вам — стану счастливой. И она направилось к полке, взяла с неё самую красивую книгу с дурацким, но таким же красивым названием, открыла и начала читать. Она уже знала, что будет дальше, как будут развиваться отношения главных героев, но это не помешало подхватить ей это мечтательно-романтическое настроение. И вот она оторвалась на секунду от книжки, чтобы представить ухмылку героя, и вновь увидела ту, бедную, в углу комнаты.  

Несчастная лежала как-то особенно по-живому, её было действительно жаль: при падении края некоторых страниц замялись и словно кричали от боли. Другая несчастная — такая же живая и бедная, держащая в руках какой-то бульварный роман, вспомнила это неприятное чувство в горле. Она понимала, что обманывает себя, читая эту абсолютную неправду, но испытывать столько боли она не была готова. Быстро взяв на руку этого бедного ребёнка под названием Бунин, она отправилась на улицу, захватит с собой и красавицу тоже. (Зачем? ) А там тишина, запах сирени и абсолютная тьма. Прошла минута, как она почувствовала приятный запах дыма от зажжённой спички. Неужели она действительно осмелиться на это? На землю падает несчастная книга, а красавица остаётся в её руках. Вслед за Буниным летит зажжённая спичка. Вспыхивает пламя. Оно отражается в её заплаканных глазах. И вот руки разжимают эту примитивную личность, которая через мгновение лежит с когда-то "Сборником рассказов Бунина".  

Странно: такие разные, но обе горят. Нет, даже не в этом дело, а в том, что обе отвергнуты и кинуты на посмертный одр ею. Как она могла приравнять их? Как могла не принять два противоположных мира: отвергнуть и то, и то. Разве есть третий? Без боли, без розовых очков. Какой?

| 12 | оценок нет 22:39 03.05.2021

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.